Образ фашистской Италии в нацистской пропаганде: механизм воздействия на немецкое общество. 1933-1939 тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.03, 0, кандидат исторических наук Свечникова, Светлана Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Образ фашистской Италии в нацистской пропаганде: механизм воздействия на немецкое общество. 1933-1939». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 218968
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Свечникова, Светлана Владимировна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.03, 0
Специальность: 
Исторические науки
Количество cтраниц: 
270

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Свечникова, Светлана Владимировна

Введение.С.

Глава 1 Тоталитаризм и пропаганда: теория и практика.

§ 1 Пропаганда как феноменXXвека.С.

§ 2 Пропаганда в тоталитарном обществе.С.

§ 3 Пропагандистская машина гитлеровской Германии.С.

§4 Фашистская Италия в восприятии идеологов националсоциализма в 1922-1933 гг.С.

Глава 2 Образ фашистской Италии в нацистской пропаганде года----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------С.

§ 1 Нацистская пропаганда о духовном родстве фашизма и национал-социализма.С.

§ 2 Фигура дуче в восприятии нацистских пропагандистов.С.

§ 3 Пропаганда Третьего рейха о внешней политике фашистской

Италии.С.

§ 4 Внутренняя политика и повседневная жизнь Италии в изображении нацистских пропагандистов.С.

Глава 3 Нацистская пропаганда об Италии в период охлаждения отношений (начало 1934 - середина 1936 гт.).С. t

§ 1 Охлаждение в германо-итальянских отношениях и нацистская пропаганда (первая половина 1934 г.).С.

§2 Образ Италии после австрийского кризиса (лето 1934 - лето

1935 гг.).С.

§ 3 Итало-абиссинский конфликт и пропаганда Третьего рейха лето 1935—лето 1936гг.).С.

Глава 4 Формирование образа дружественной Италии во второй половине 1936 -1939 гг.С.

§ 1 Нацистская пропаганда германо-итальянской дружбы.С.

§2 Внутренняя и внешняя политика Италии в оценке пропагандистов Третьего рейха.С.

§ 3 Отклик немецкого общества на пропаганду нового образа

Италии.С.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Образ фашистской Италии в нацистской пропаганде: механизм воздействия на немецкое общество. 1933-1939"

XX век был не только временем грандиозных взлетов человеческой мысли и духа, но также и временем глубоких падений. Наиболее темные страницы истории XX века связаны с понятиями «тоталитаризм» и «фашизм», одним из наиболее ярких проявлений которых явился германский национал-социализм.

30 января 1933 г. была установлена одна из самых страшных диктатур в истории человечества. Целью Гитлера и НСДАП было создание нового немецкого арийского государства, общества и человека. Воплощением этой идеи должен был стать тысячелетний Третий рейх, ради создания которого нацистский режим явил миру ужасы геноцида и развязал самую кровавую войну в истории. Но первоначально для достижения намеченной цели национал-социалистам надо было завоевать умы и души немцев, а, точнее, полностью обратить немецкий народ в свою веру.

Нацистская диктатура показала миру пример беспрецедентного по масштабам «оболванивания» населения, главную роль в котором сыграла пропаганда. Нацистская система пропаганды стала символом беспринципного манипулирования общественными настроениями, жесткого подавления инакомыслия и тотального контроля над общественными настроениями и сознанием.

Пропаганда не была изобретением национал-социалистов. Она является феноменом XX века. В прошедшем столетии она стала одним из решающих факторов развития государства и общества, стремительно эволюционируя вслед за происходящими в общественном сознании изменениями, вплоть до появления в конце столетия нового типа воздействия - пиара.

Могущество пропаганды было связано с тем, что XX веке именно доступ к информации, методы подачи материала, тематика и стиль статей и передач стали определять представления каждого человека и, отчасти, его место в обществе. Особенно полно это проявляется в тоталитарном государстве, где нет разнообразия информации, отсутствует альтернатива ее официальным источникам. Национал-социалисты сразу после завоевания власти монополизировали право на информацию и выдавали ее немецкому обществу в тех дозах и в таких ракурсах, в каких считали нужными.

Монополия на информацию предоставляет тоталитарной пропаганде возможность концентрированного внедрения идей и образов, а также делает ее динамичной, способной приспосабливаться к меняющимся условиям и резко менять свои установки.

В связи с этим актуальность выбранной темы определяется, во-первых, непреходящим интересом, существующим в исторической науке по отношению к проблемам национал-социализма, многие аспекты которого все еще не изучены или изучены недостаточно, а, во-вторых, важностью феномена пропаганды, в том числе тоталитарной, один из самых масштабных и успешных вариантов которой продемонстрировали нацисты в Германии.

Пропаганда нацизма была направлена, прежде всего, на внутреннюю консолидацию общества, но она имела еще и внешнеполитическое измерение. С одной стороны, это означало формирование благоприятного впечатления о Германии в мире, с другой - создание и внедрение в сознание как немецкого общества в целом, так и отдельного человека строго определенных, желательных власти представлений о других странах и народах, порой вопреки исторической памяти самих немцев.

Любая пропаганда, формируя общественное мнение, целостную картину мира, вынуждена четко определять этот мир, разделяя его по вечному принципу человеческого общества: на своих и чужих. Образ «врага», «чужого», «опасного», «противника» преследует человечество с самого начала его жизненного пути. Любая идеология и пропаганда всегда прямо называли своего врага, против которого необходимо бескомпромиссно бороться.

Одновременно с «образом врага» важной составной часть пропагандистского воздействия является и его не всегда замечаемый исследователями антипод - «образ друга». Особенно актуальным это стало в XX веке, когда мир расширился до пределов всего земного шара, а Первая мировая война показала, что в этом мире трудно выживать в одиночестве, для этого нужны надежные союзники. Поэтому одной из целей национал-социалистической пропаганды стало создание «образа друга» находящейся во враждебном внешнеполитическом окружении Германии.

На роль друга идеологами НСДАП была выбрана фашистская Италия. Итальянский фашизм представлялся им родственным национал-социализму движением и, соответственно, очевидным союзником нацистской Германии. Общность целей, по мнению национал-социалистов, удачно дополнялась отсутствием непреодолимых внешнеполитических противоречий, что гарантировало прочность союза. Но вплоть до 1933 г. отношение к Италии в немецком обществе было не столь уж дружественным.

Прежде всего, как указывали сами национал-социалисты, истоки неприязни лежали в противоречиях, которые существовали между германской и романской расами, в прошлом не раз вступавшими в борьбу друг с другом. Еще одним источником неприязни являлась борьба в XIX - начале XX вв. Италии и Австро-Венгрии, а к последней германские немцы всегда относились по-особому, как к части утраченной «большой родины». Резко обостряло ситуацию итальянское предательство Тройственного союза в Первую мировую войну, платой за которое стала передача Риму провинции Южный Тироль, где проживало значительное немецкое население — примерно 200 тысяч человек. Это создало новый очаг противоборства, а проводимая в Тироле политика итальянизации резко ухудшила отношения между Италией и Веймарской республикой.

Поэтому перед нацистским режимом практически сразу же после завоевания власти встала задача создания средствами пропаганды нового облика Италии и кардинальное изменение общественных представлений о ней.

Объектом диссертационного исследования выбрана политика Третьего рейха в области пропаганды и целенаправленного формирования общественного мнения.

Предметом исследования является образ фашистской Италии, создававшийся нацистскими органами пропаганды.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 30 января 1933 г., то есть с момента прихода НСДАП к власти, по 1 сентября 1939 г., до начала Второй мировой войны, которая кардинально изменила пропагандистскую политику, определив ее новые приоритеты. После начала боевых действий в центре внимания пропаганды находились война и послевоенный порядок. Остальные темы отошли на задний план.

Рассматриваемый в данном исследовании аспект национал-социалистической пропаганды практически не изучен ни в отечественной, ни в зарубежной исторической науке. Несмотря на большое количество исследований, посвященных национал-социализму и его пропаганде в целом, образ Италии в национал-социалистической пропаганде ранее не привлекал внимание исследователей.

В определенной степени с темой данной работы перекликается лишь статья К.-Э. Лённе, где рассматривается образ итальянского фашизма на страницах главной нацистской газеты «Voelkischer Beobachter» в 20-е гг., и главы работ К.-П. Хёпке и Г. Михельса1. Эти исследователи считают, что Италия занимала совершенно особое место в представлениях и пропаганде национал-социалистов.

Статья Лённе носит описательный характер. Западногерманский историк сосредоточился на изучении облика итальянского фашизма на страницах центрального печатного органа НСДАП. По его мнению, в начале 20-х гг. на страницах газеты велась дискуссия по вопросу о степени сходства итальянского фашизма и национал-социализма. Лённе справедливо подчеркивал, что главный редактор «Voelkischer Beobachter» Альфред Розенберг, в отличие от Адольфа Гитлера, сомневался в теоретическом родстве двух движений, а также критиковал итальянский фашизм за отсутствие антисемитских идей и проводимую в Южном Тироле политику. Лённе не уделил внимания прекращению дискуссии, но отметил, что в ходе возникшего в итало-германских отношениях кризиса из-за политики Муссолини в Южном Тироле в 1926 г. «Voelkischer Beobachter» стал выражать и распространять только положительное мнение партии об Италии, на страницах газеты описывались итальянские достижения в различных областях, вплоть до спорта. Это положение сохранялось до конца 20-х гг. Вывод исследователя об изменениях в образе бесспорен, но вряд ли они были вызваны лишь внешнеполитическими причинами.

Более обоснованным представляется мнение К.-П. Хёпке, который подробно рассмотрел в своей работе вопрос о партийной дискуссии по поводу итальянского фашизма. Его исследование посвящено взаимоотношениям итальянских фашистов и немецких правых, в том числе национал-социалистов. Он проанализировал представления идеологов партии о фашизме, особо выделяя противоположные мнения Розенберга и Гитлера. Хёпке верно считал, что завершение дискуссии было связано с победой Гитлера в борьбе за единоличное лидерство в партии, что означало также принятие его точки зрения по поводу фашистской Италии.

1 Loenne К-Е. Der «Voelkischer Beobachter» und der italienische FaschismusZ/Quellen und Forschungen aus den italienischen Archiven und Biblioteken. Bd. 51.1971. S. 539-584.

Michels H. Ideologie und Propaganda: Die Rolle von Joseph Goebbels in der nationalsozialistischen Aussenpolitik bis 1939. Frankfim/M., 1992.

Hoepke K-P. Die deutsche Rechte und der italienische Faschismus. Ein Beitrag aim Selbstverstaendnis und zur Politik von Gruppen der deutschen Rechten. Duesseldor^ 1968.

Михельс в своей биографии Геббельса отдельную главу посвятил его мнению об Италии и его роли в развитии итало-германских отношений. Опираясь прежде всего на дневниковые записи и речи Геббельса, а также материалы периодической печати, Михельс справедливо указывал, что министр пропаганды восхищался итальянским фашизмом, считал его образцом для будущей Германии и выступал за тесные дружественные отношения между двумя странами. Автор подчеркивал, что Геббельс использовал в Германии итальянские пропагандистские технологии и специально посетил Италию, желая изучить фашистский опыт. Хотя Михельс ничего не писал о пропаганде положительного образа Италии, он указывал, что Геббельс планировал мероприятия по духовному сближению двух наций. Михельс считал, что восхищение Геббельса фашизмом и Муссолини было искренним, и министр пропаганды испытал глубокое разочарование после охлаждения отношений двух стран. Тем не менее, даже тогда он оставался сторонником итало-германского союза и боролся против антиитльянских высказываний немецкой прессы, а после создания «оси» активно способствовал ее укреплению, налаживая тесные культурные связи двух стран. Исследование Михельса ценно и тем, что автор не останавливался на описании чувств и переживаний своего героя, он также изучил его связи с итальянскими лидерами и их совместные проекты.

Проблема создания положительных представлений об Италии в годы нацизма затронута в работах Ф.-Р. Хаусманна и Й. Петерсена, посвященных итало-германским культурным связям в конце 30-х-начале 40-х годов. Оба исследователя верно отмечали, что нацисты пытались наладить тесное сотрудничество двух стран в области образования и культуры и улучшить отношение немцев к Италии, но реализовать свои планы им не удалось1.

В исследовании Хаусманна подробно рассматривается состояние и развитие немецкой романистики в период нацистского господства. Эта работа охватывает огромное количество тем, начиная с анализа отдельных произведений и заканчивая изучением двусторонних культурных связей с романскими странами. Среди прочего Хаусманн останавливался на вопросах об итало-германском сотрудничестве в области

1 Hausmann Fr.-R. «Vom Strudel der Ereignisse verechlungen». Deutsche Romanistik im «Dritten Reich». Frankfiirt/M., 2000. Petersen J. Vorspiel zu «Stahlpakt» und Kriegsallianz: Das deutsch-italienische Kulturabkommen vom 23. Nowember 1938//Vierteljahresheft fuerZeitgeschichte. Bd. 36.1988. S. 41-77. культуры и образования и о состоянии преподавания итальянского языка в Третьем рейхе. По мнению исследователя, Италия занимала не слишком большое место в немецкой романистике, но особое отношение к ней национал-социалистов и развитие ими культурных связей с Италией способствовали повышению внимания к ней. Несмотря на это, Хаусманн делал вполне обоснованный вывод о провале нацистской культурной политики в отношении Италии. В качестве основных причин этого он выделял недостаточное финансирование проектов и более низкий уровень развития итальянской науки и системы образования по сравнению с германской, что препятствовало плодотворному сотрудничеству.

Статья Й. Петерсена, посвящена не только итало-германскому культурному соглашению 1938 г., но и состоянию культурных связей до подписания договора, а также процессу его реализации. Петерсен считал, что подписание культурного соглашения между Италией и Германией отнюдь не стало выдающимся событием. По его мнению, этот договор носил гораздо менее глубокий характер, чем предыдущее соглашение, связывавшее Италию с Австрией и чем проекты, предложенные сторонниками укрепления культурных связей двух стран. Он подчеркивал, что соглашение было подписано с опозданием, вызванным борьбой за это право различных ведомств, которую выиграл МИД, слабо разбиравшийся в вопросах культурного сотрудничества. А реализация договора была серьезно затруднена начавшейся Второй мировой войной. В итоге, по мнению Петерсена, не все пункты договора и не в полном объеме были воплощены на практике. В отличие от Хаусманна, главной причиной неудачи Петерсен более обоснованно, на наш взгляд, считал начало войны, хотя также отмечал несоответствие итальянской и немецкой образовательных и научных систем.

Несмотря на почти полное отсутствие научной литературы по теме диссертации, для работы над проблемой было привлечено большое количество исследований, проясняющих отдельные аспекты темы. Изученные работы имеет смысл разделить на пять групп: труды по общей теории пропаганды; исследования по нацистской пропаганде; общеисторические работы о национал-социализме, фашизме и тоталитаризме; исследования итало-германских отношений; биографическая литература.

Хотя существует большое количество работ по теории пропаганды, однозначного (или общепринятого) ответа на вопрос: «Что такое пропаганда?» еще не дано. Стоит сразу же оговориться, что все исследователи различают пропаганду и агитацию - более грубую деятельность по убеждению масс, нацеленную на получение быстрого краткосрочного эффекта.

Разработка научного подхода к теории пропаганды началась еще в межвоенный период. В Германии интерес к теме был вызван поражением от Антанты в пропагандистской войне 1914-1918 гг., поэтому сразу после окончания Первой мировой войны немецкие исследователи стали изучать пропаганду как способ мобилизации масс и обеспечения победы. Например, Рюельманн и Штерн-Рубарт в своих работах рассмотрели культурную и политическую пропаганду Англии, Франции, США и Италии. Их общий вывод заключался в отставании Германии в данной области и необходимости овладеть этим «тайным оружием»1. Трудно сказать, насколько данные исследования повлияли на представления НСДАП, но в любом случае национал-социалисты не могли не знать об особом внимании, уделяемом в общественных науках проблеме пропаганды.

С уверенностью можно утверждать, что большое влияние на нацистов оказала теория толпы Густава Лебона, созданная еще в конце XIX в. Лебон считал, что основную часть общества составляет толпа, лишенная каких-либо идеалов, ценностей и достоинств, которой можно и нужно управлять.

Интерес к пропаганде сильно возрос после Второй мировой войны, что во многом было «заслугой» именно национал-социалистов.

Советская наука3 разделяла пропаганду по классовому принципу на два вида: буржуазную и коммунистическую. Буржуазная пропаганда характеризовалась как грубое манипулирование людьми, а вот коммунистическая, согласно мнению советских специалистов, являлась новым позитивным общественным инструментом, призванным не уводить человека от действительности, а раскрывать ему суть

1 Ruehlmann P. М. Kulturpropaganda. Grundsaetzliche Darlegung und Auslandsbeobachtungen. Qiarlottenburg, 1919. Stem-Rubarth E. Die Propaganda als politische Instrument Berlin, 1921.

2 Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1995.

3 Общественное мнение и пропаганда. М., 1980.

Гуревич П Л. Пропаганда в идеологической борьбе. M., 1987.

Бептов С. И. Внешнеполитическая пропаганда. Очерк теории и практики. М., 1980.

Илюшин И. А. Пропаганда и информация (информационный аспект методологии и методики пропагандистского мастерства). Владивосток, 1987. социальных явлений. Советские исследователи определяли пропаганду как «исторически обусловленную форму политической и идеологической деятельности, которая используется различными партиями, классами, государствами для целенаправленного распространения своих идей, воззрений и ценностей с целью I оказать воздействие на мировоззренческие представления, социальную ориентировку и поведение индивидов и социальных общностей»1. В принципе, грань между манипулированием и воздействием получается очень зыбкая, но сохранение различия между буржуазной и советской пропагандой должны были обеспечивать честность и принципиальная научность работы советских пропагандистов.

Коммунистическая пропаганда, по мнению советских ученых, выполняла важные общественные функции: информативную, прогностическую, социального миротворчества и т.д. Именно эта идея стала, на наш взгляд, наиболее ценным вкладом советских ученых в теорию пропаганды.

Представители марксистской науки уделяли особое внимание структуре пропаганды, ее методам и средствам. Подробнейшую и единственную упорядоченную классификацию типов, средств и методов пропаганды предложил польский ученый JI. Войтасик2.

Западные исследователи более объективно подходили к изучению проблемы3, во многом благодаря созданию различных, конфликтующих между собой теорий пропаганды. В целом они характеризовали пропаганду как процесс убеждения масс, влияния на общество, создания нового общественного мнения и изменения уже существующего. В отличие от советских авторов, признававших выполнение пропагандой важных положительных общественных функций, западные ученые считали ее скорее манипуляцией общественным сознанием, проводимой в интересах различных групп.

Крайне своеобразно и интересно представление о пропаганде Ханны Арендг. Она определяла ее только как деятельность по привлечению сторонников. То есть пропагандистские действия внутри страны продолжаются лишь до прихода режима к

1 Гуревич П. С. Указ. Соч. С. 100.

2 Войтасик Л. Психология политической пропаганды. М., 1981.

3 Но и западная наука была несвободна от идеологических штампов. Например, в западногерманской политической брошюре времен холодной войны пропаганда, определяемая как распространение идей и мнений, жестко противопоставлялась агитации как оружию тоталитарных сил: национал-социалистов, фашистов и коммунистов. - Agitation und Propaganda. Bonn, 1963. власти и установления тоталитарного господства, после чего внутри страны начинается идеологическая обработка населения, а пропагандистская машина продолжает работать, воздействуя теперь только на заграничные страны1. Отчасти Арендт, безусловно, права, но возникает один вопрос: насколько идеологическая обработка отличается от пропаганды и отличается ли вообще? Скорее нет, так как стремящаяся к власти группа для привлечения сторонников также внушает им свои идеологические постулаты, а идеологическая обработка населения преследует ту же цель, что и пропаганда - привлечение новых и удержание прежних сторонников.

Более обоснованной кажется точка зрения другого специалиста в области пропаганды - Жака Эллюля. Он разделял «пропаганду агитации» до прихода к власти и «пропаганду интеграции» после ее завоевания. Отличие между ними заключалось, прежде всего, в глубине психологической обработки сторонников и последователей. Эллюль считал, что в XX веке массы приобщились к политической жизни, и извлечь их из нее не представляется возможным, массы можно только обрабатывать, внушая им определенные идеи. Пропаганда и есть средство их обработки, имеющее важнейшее значение, так как «только пропаганда способна заставить блуждающее внимание толпы остановиться и сосредоточиться на каком-либо событии. только пропаганда в силах заставить общественное мнение объединиться и сориентироваться на какое-то определенное событие». Точка зрения Эллюля представляется обоснованной, но излишне категоричной. Он рассматривает только хаотичные и неорганизованные человеческие массы, но совершенно не уделяет внимания индивиду, способному иметь личное мнение.

Современные исследователи попытались выработать новые подходы к теории пропаганды. Отечественные ученые использовали наработки и советской, и западной науки, хотя более верным и оправданным считали западный подход. Они характеризовали пропаганду как воздействие на массы, зачастую используя при этом термин «манипулирование». Как одну из самых важных задач пропаганды российские исследователи выделяли создание нужного общественного мнения как внутри страны,

1 Арендт X. Истоки тоталитаризма М., 1996. С. 451.

2 Эллюль Ж. Политическая иллюзия. М., 2003. С. 191.

3 Мельник Г. С. Mass media- психологические процессы и эффекты. СПб., 1996. С. 21. Доценко Е. JI Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита М., 1997. Грачев Г. В., Мельник И. К. Манипулирование личностью. М., 2003.

Почепцов Г. Г. Пропаганда и котрпропаганда. М., 2004. Скуленко М. И. История политической пропаганды. Киев, 1990. так и за ее пределами. Вместе с тем, они считали, что пропаганда выполняет определенные функции, прежде всего, информативную.

Эта точка зрения, сочетающая идеи двух подходов, представляется наиболее обоснованной и полно раскрывающей суть пропаганды. Однако спорным кажется частое употребление термина «манипулирование», использование которого придает пропаганде негативное значение, с чем согласны и сами отечественные исследователи. Представляется очевидным, что пропаганда сама по себе не является положительной или негативной, это зависит от использующих ее лиц.

Попыткой анализа специфических особенностей тоталитарной пропаганды является диссертационное исследование К. А. Говорухиной1. Автор изучала каналы получения информации в тоталитарном обществе, функции, выполняемые в нем пропагандой и т.д. К сожалению, исследователь, несмотря на заявленное название, больше внимания уделяла проблемам тоталитаризма и, отчасти, пропаганды в целом, и меньше - вопросу о методах и структуре тоталитарной пропаганды. Раздел диссертации, посвященный сравнению фашистской, национал-социалистической и советской пропагандистских систем, написан с привлечением узкого круга источников и не содержит оригинальных выводов. Несмотря на эти недостатки, исследование Говорухиной является единственной попыткой в отечественной науке проанализировать сущность и специфику тоталитарной пропаганды.

Особого внимания заслуживают работы немецкого ученого Т. Буссемера, в которых он рассмотрел историю изучения феномена пропаганды и пропаганду национал-социализма. Буссемер считал пропаганду «конструктивным способом коммуникации современного общества» (включая весь XX век). Наличие большого числа теорий пропаганды он объяснял эволюцией общества, постепенно привыкающего и вырабатывающего защитные механизмы, и вслед за ним пропаганды, изобретающей все новые типы воздействия. Он выделял пять этапов развития и типов пропаганды, различавшихся в соответствии с господствующими представлениями о человеке и способах влияния на него: человек хорош (XIX в.), человек плох (национал-социалисты), человек измерим (американская школа), человек хаотичен (Эллюль) и человек-активный реципиент (пиар) . Точка зрения Буссемера

1 Говорухина К. А. Политическая пропаганда в тоталитарном обществе. Диссертация на соискание ученой степени кандид ата политических наук. Краснодар, 2002.

2 Bussemer Т. Propaganda. Konzepte und Theorien. Wiesbaden, 2005. представляется логичной и обоснованной. Пропаганда действительно сильно эволюционировала в XX в.: с одной стороны - под влиянием самих появлявшихся новых теорий, с другой — в поисках новых методов воздействия на постепенно привыкавшее к ней общество, поэтому логично, что и теории различных времен описывают разные виды пропаганды. Характеристика «человек плох» применительно к нацистской пропаганде является абсолютно оправданной. Национал-социалисты, вслед за Лебоном, были низкого мнения о способностях «человека толпы».

Среди исследований, посвященных пропаганде в целом, стоит выделить работу немецкого исследователя В. Альтгельда, посвященную представлениям итальянцев о Германии и немецком народе1. Автор затрагивал проблему развития представлений о Германии в общественном сознании и прослеживал эволюцию мнений в Италии от момента объединения до начала Второй мировой войны. Вывод исследователя заключался в том, что, несмотря на изменение мнений вслед за внешнеполитическими событиями, отношение к Германии можно описать формулой «любовь-ненависть»: итальянцы восхищались немецкой военной мощью и дисциплиной, но опасались воинственного германского духа. По мнению Альтгельда, они испытывали к Германии и немцам минимум симпатии, но никогда не испытывали вражды. К сожалению, исследуя представления итальянцев, автор умалчивал о пропаганде и представлениях фашистов о национал-социалистах.

Созданию, эволюции и содержанию географических образов в общественном л сознании посвящена книга «Мир глазами россиян» . В отличие от работы Альтгельда, это аналитическое исследование. Его авторы не только рассматривают образы других стран и народов в сознании российского общества, но и дают теоретическое обоснование процесса создания и развития географических образов. По их мнению, географический образ является комплексным, статичным и трудно изменяемым явлением. Он возникает после первых контактов с какой-либо страной и народом и включает в себя знания об истории, культуре и т.д., а также личные переживания, мнения или пристрастия. Особенно большое значение для эволюции географического

Bussemer Т. Propaganda und Populaerkultur. Konstruirte Erlebniswelten im Nationalsozialismus. Wiesbaden, 2000. S. 23.

1 Ahgeld W. Das Deutsche Reich im italienischen Urteil 1871-1945//Das Deutsche Reich im Urteil der Grossen Maechte und europaeischenNachbam(1871-1945). Muenchen, 1995. S. 108-121.

2 Мир глазами россиян: мифы и внешняя политика. М., 2003. образа, согласно авторам работы, имеет состояние дипломатических отношений с данной страной, наличие или отсутствие конфликтов.

Проблему национал-социалистической пропаганды исследовали в основном немецкие ученые. Их работы посвящены главным образом внутренней пропаганде. Пропаганде внешних образов уделялось меньше внимания, в основном в отдельных разделах обобщающих трудов, кроме того, традиционно внимание уделялось образу врага - евреев, Франции, Польши, СССР, - а не друга.

Одним из важнейших дискутируемых вопросов являлся вопрос об оценке эффективности пропаганды. Большинство исследователей приходило к выводу о неудаче пропаганды за рубежом, поскольку немецкие пропагандистские приемы не действовали на население других стран, в отличие от пропаганды, нацеленной на самих немцев. С. Хаффнер считал, что причина успеха гитлеровской пропаганды крылась в ее соответствии особенностям немецкого характера и в понимании психологии немцев1. Р. С. Вистрих подчеркивал, что пропаганда была возвышена национал-социалистами до ранга искусства и являлась их главной силой, а культ фюрера заменил им политическую программу2. К. Вондунг даже характеризовал национал-социалистическое движение как магическое и ритуальное, завораживавшее немцев и пропитавшее все сферы жизнедеятельности немецкого общества своим идеологическим культом. По его мнению, наибольшей силой воздействия обладали проводимые режимом массовые мероприятия и созданные им праздники3. П. Райхель в своем исследовании рассматривал систему нацистской пропаганды в целом, подробно останавливаясь на использовании нацистами прессы, радио и кино для достижения своих целей. Он считал, что национал-социалисты были гораздо профессиональнее и успешнее своих оппонентов, так как использовали последние новинки, в том числе и технические, а также опыт своих противников, приспосабливая его к собственным нуждам4. Феномен национал-социалистической пропаганды, на наш взгляд, состоит в том, что правы все эти исследователи. Ее успех был обусловлен вниманием к религии, психологии и технике одновременно.

1 Haflher S. Germany: Jekyll&Hyde. 1939 - Deutschland von ihnen betrachtet Berlin, 1996.

2 Wistrich R. S. Ein Wochenende in Muenchen. Kunst, Propaganda und Terror im Dritten Reich. Frankfurt/M., 1996.

3 Vondung K. Magie und Manipulatioa Ideologischer Kult und politische Religion des Nationalsozialismus. Goettingen, 1971.

4 Reichel P. Derschoene Schein des Dritten Reiches. Faszination und Gewalt des Faschismus. Frankfurt/M., 1994.

Но существуют и работы, иначе трактующие результаты пропаганды. X. Д. Шефер и Т. Буссемер1, во многом опираясь на новый источник - опубликованные доклады социал-демократической эмиграции, считали, что пропаганда в годы нацизма не имела особого успеха. Шефер, исследуя историю и культуру повседневности, полагал, что немецкая молодежь не была духовно завоевана национал-социалистами, а лишь воодушевлена с помощью пропагандистской техники. Буссемер писал, что утверждения об успехе пропаганды являются мифом, возникшим в послевоенное время для объяснения ужасов войны. Наиболее успешным продуктом пропаганды он считал культ фюрера, а наиболее успешным периодом - этап интеграции 1933-1939 гг., когда пропаганда была максимально аполитичной и амбивалентной. В целом, по его мнению, исследователи переоценивали политизацию масс и слишком много внимания уделяли демонической личности Гитлера. Буссемер считал нацистскую пропаганду современной, уделявшей внимание массовой культуре и культу техники.

Буссемер несомненно прав в том, что пропаганда не всегда и не во всем была успешной и что нацистам не удалось охватить ею все общество. Однако данная критическая точка зрения совершенно не объясняет отсутствие в Германии реальной оппозиции нацизму и лояльность немцев режиму вплоть до 8 мая 1945 г.

Между этими двумя группами мнений находится точка зрения Я. Кершоу, исследовавшего нацистский культ личности, опираясь в основном на баварские материалы. Он пришел к выводу, что национал-социалисты не пользовались большой популярностью в Германии, но им удалось создать культ фюрера и сделать Гитлера идолом немцев, которые верили лично ему и сохранили свою верность до конца, хотя процент доверия неуклонно снижался в ходе войны. Вместе с тем, по мнению Кершоу, успех культа Гитлера зависел не столько от деятельности пропагандистов, сколько от самого Гитлера и от традиционных вождистско-монархических представлений немцев, веривших в сильную личность, способную возвысить Германию. В другой работе он уточнял, что успехи пропаганды были в большей степени вызваны кризисной обстановкой в Германии, нежели являлись заслугой пропагандистов2. В этом Кершоу несомненно прав, хотя стоит заметить, что выбор

1 Schaefer Н. D. Das gespaltene Bewusstseia Deutsche Kultur und Lebenswirklichkeit 1933-1945. Muenchen, 1983. Bussemer T. Propaganda und Populaerkultur. Konstruirte Erlebniswelten im Nationalsozialismus.

2 Kerschaw J. Der Hitler-Mythos. Volksmeinung und Propaganda im Dritten Reich. Stuttgart, 1980. Kerschaw J. Hitlers MachL Das Profil der NS-Herrschaft Muenchen, 2001. злободневных тем, выпячивание кризисных моментов и использование их для вербовки сторонников и завоевания власти все же является заслугой именно органов пропаганды.

Самым обоснованным является, пожалуй, мнение П. Лонгериха, который в своей статье обобщил сущностные черты нацистской пропаганды и кратко, но емко проанализировал ее основные компоненты1. Он считал, что пропаганда — это «ключевое понятие» в истории нацизма, но дать ей оценку ее эффективности в целом невозможно. Он справедливо указал, что несмотря на большое количество воспоминаний о нацистском правлении, «все равно остаются сомнения в их надежности», и все выводы будут условными. Одновременно он верно отмечал, что эффективность пропаганды была различной: во многих областях она была успешной, в некоторых — нет. Например, нацистам так и не удалось внедрить в массовое сознание антисемитские представления или вызвать военный ажиотаж.

Исследователи обращают особое внимание на пропаганду до 1933 г. как способ завоевания власти2 и военную пропаганду как самую массированную3.

В целом, изучая пропаганду до 1933 г., историки приходят к выводу о том, что она была главной причиной успеха нацистов, хотя в отношении этого периода они говорят не только о пропаганде, но и об агитации. А Д. Грисвелле вообще считал, что до 1933 г. стоит говорить как раз не о теоретически обоснованной нацистской пропаганде, а скорее об агитации и эмоциональной активизации масс4.

Одним из самых масштабных и подробных исследований пропаганды военных лет является монография Р. Э. Герцштейна «Война, которую выиграл Гитлер»5, описывающая систему национал-социалистической пропаганды и функционирование ее отдельных элементов: прессы, радио, кино, театра и т.д. Уже из названия работы видно, что ее автор считал нацистскую пропаганду военных лет очень эффективной. По мнению Герцштейна, пропагандистам Третьего рейха удалось обеспечить поддержку режима немецким обществом на протяжении всей войны. Особое

1 Longerich P. Nationalsozialistische PropagandaZ/Deutschland 1933-1945. Neue Studien zurnationalsozialistischen Herrschaft DuesseIdor£ 1993. S. 291-314.

2 Gerhard P. Aufctand der Bilder. Die NS-Propaganda vor 1933. Bonn, 1990.

Ohr D. Nationalsozialistische Propaganda und Weimarer Wahlen. Empirische Analyscn zur Wirkung von NSDAP-Versammlungea Opladen, 1997.

3 Longerich P. Propagandisten im Krieg. Die Presseabteilung des Auswaertigen Amtes unter Ribbentrop. Muenchen, 1987. Horst H. Die Taktik der Pressepropaganda des Hitlerregimes 1943-1945. Muenchen, 1963.

4 Grieswelle D. Propaganda der Friedlosigkeit. Eine Studie zu Hitlers Rhetorik 1920-1933. Stuttgart, 1972.

5 Герциггейн P. Э. Война, которую выиграл Гитлер. Смоленск, 1996. внимание в книге уделялось идее «тотальной войны» Геббельса, которую исследователь считал упущенным шансом Гитлера.

Значительное количество работ посвящено анализу отдельных средств пропаганды, используемых ими методов и их важности для воздействие на общество: прессы1, радио2, кино3, пропаганды с помощью СА4, системы праздников и массовых мероприятий5, культа фюрера6. В этих работах раскрывался механизм функционирования данных элементов системы пропаганды Третьего рейха и их выводы можно проецировать на пропагандистскую политику в отношении Италии. Также в них встречается информация об отдельных элементах образа фашистской Италии или немецких заимствованиях итальянского пропагандистского опыта.

Национал-социализму и фашизму в целом посвящено огромное количество работ. В них также затрагивались вопросы функционирования пропаганды. Данные исследования помогают вписать пропаганду в контекст эволюции нацистского режима и избежать переоценки ее роли. Они показывают ее значимость и место в истории национал-социализма и предоставляют возможность выявить связи между историческими событиями и поворотами пропагандистской политики, отдельными пропагандистскими акциями. Классическими работами по истории двух режимов 7 считаются труды М. Бросцата, X. Моммзена, У. Тамера, В. Бенца, Э. Нольте и др. Отдельно стоит отметить исследования советских историков А. А. Галкина и Б. Р.

1 Abel K.-D. Presselenkung im NS-StaaL Eine Studie zur Geschichte der Publizistik in den nationalsozialistischen ZeiL Berlin, 1968. Frei N. Nationalsozialistische Presse und Propaganda//Das Dritte Reich: Herrschaftsstruktur und Geschichte. Muenchen, 1983.

2 Boelcke W. A. Rundfimk//Deutsche Verwaltungsgeschichte. Bd 4. Stuttgart, 1985. S. 959-966. Radiozeiten. Herrschaft, Alltag, Gesellschaft. 1924-1960. Potsdam, 1999.

3 Donner W. Propaganda und Film im «Dritten Reich». Berlin, 1995.

Schleicher A. G. Spielfilm und politische Propaganda im nationalsozialistischen Deutschland Marburg, 1998.

4 Reinchardt S. Faschistische Kampfbuende. Gewalt und Gemeinschaft im italienischen Squadrismus und in der deutschen SA. Koeln, 2002.

Balister T. Die Tatpropaganda der SA. Erfolg und MythosZ/Propaganda in Deutschland. Zur Geschichte der politischen Massenbeeibfluessung im 20. JahrhunderL Darmstadt, 1996. S. 23-34.

5 Bytwerk R. L. Die nationalsozialistische Versammlungpraxis. Die Anfaenge vor 1933//Propaganda in Deutschland S. 35-50. Kratzer W. Feiem und Feste der Nationalsozialisten. Aneignung und Umgestaltung christlicher Kalender, Riten und Symbole. Muenchen, 1998.

6 Behrenbeck S. «Der Fuehrer». Die Einfiiehrung eines politischen MarkenartikelsZ/Propaganda in Deutschland S. 51-78. Casmir F. L. Hitler als Prototyp des politischen Redners. Charisma und Mystifikation//Propaganda in Deutschland S. 79-99.

Dolezel S. Loiperdinger M. Adolf Hitler in Parteifilm und Wochenschau/ZFuhrerbilder. Hitler, Mussolini, Roosevelt, Stalin in Fotografie und Film. Muenchen, 1995. S. 77-100.

7 Benz W. Herrschaft und Gesellschaft im nationalsozialistischen StaaL Frankfiirt/M., 1990.

Broszat M. Der Staat Hitlers. Grundlegung und Entwicklung seiner inneren Verfassung. Muenchen, 1969.

Mommsen H. Nationalsozialismus als voi^etaeuschte ModemisierungTDer historische Ort des Nationalsozialismus. Annaeherungen.

Frankfint/M., 1990. S. 31-46.

Nolte E. Der Faschismus in seiner Epoche. Die Action francaise. Der italienische Faschismus. Der Nationalsozialismus. Muenchen, 1963.

ThamerH-U. Verfuehrung und GewalL Deutschland 1933-1945. Berlin, 1986.

Лопухова1, не утратившие историческую ценность по сей день. Но в целом, советская наука, в полном согласии с принципом примата материального над духовным, духовной сфере и пропаганде уделяла меньшее внимание, а также оставляла в стороне проблему различия двух режимов, лишь классифицируя оба — итальянский и германский — как фашистские.

В немецкой исторической науке достаточно распространены работы, проводящие параллели между фашизмом и национал-социализмом, исследующие их взаимосвязи, анализирующие сходство и отличия двух режимов . Несмотря на большой спектр мнений, исследователи сходятся в том, что национал-социализм и фашизм похожи в своих идейных основах, за исключением расового и еврейского вопросов, и различны в своих практических воплощениях. М. Функе, например, как главное отличие выделял сохранение в Италии монархической власти, что характеризовало итальянский режим не только как революционный, но и как монархический и католический. Э. Нольте, наоборот, в большей степени акцентировал сходство, нежели различия двух режимов. С критикой Нольте выступил Р. Лилль , считавший, что тождество режимов лишь внешнее, а в реальности их почти ничто не связывало. В качестве одного из отличий он называл внешнеполитические цели движений: мировое господство у Гитлера и возвышение Италии у Муссолини. Наиболее обоснованной здесь представляется точка зрения Функе, признававшего и учитывавшего как сходство, так и отличия двух режимов.

Вклад в исследования идеологических различий и противоречий между двумя режимами внесли представители отечественной науки Б. Р. Лопухов и В. А. Буханов, рассмотревшие борьбу нацистов и фашистов за первенство в мировом фашистском движении4.

1 Галкин А. А. Германский фашизм. М., 1986.

Лопухов Б. Р. История фашистского режима в Италии. М., 1977.

2 Funke М. Brutale Freundschaft im Legendenschleier. Marginale zur Vorgeschichte der «Achse» Rom-Berlin//Geschichte und Wissenschaft im Unterricht Bd. 23,1972. S. 713-731.

Funke M. Hitler, Mussolini und die Substanz der «Achse»//NationaIsozialistische Diktatur 1933-1945. Eine Bilanz. Duesseldorfj 1983. S. 345-379.

Nolte E. Nationalsozialismus und Faschismus im Urteil Mussolinis und Hitlers// Faschismus- Nationalsozialismus, Braunschweig, 1964. S. 60-73.

Schieder W. Das Deutschland Hitlers und das Italien Mussolinis. Zum Problem faschistischer Regimebildung'/Die Grosse Krise der dreissiger Jahre vom Niedergang der Weltwirtschaft zum Zweiten Weltkrieg. Goettingen, 1985. S. 42-72.

3 Lill R. Italienischer Faschismus und deutscherNationalsozialismus//Machtverfall und Machtcrgreifung. Aufstieg und Herrschaft des Nationalsozialismus. Muenchen, 1983. S. 169-188.

4 Буханов В. А. «Коричневый интернационал» (30-е гг.у/Европа в системе международных отношений (1917-1945). Свердловск, 1990. С. 73-83.

К этим работам примыкают исследования тоталитаризма1, в которых сформулирован вывод о меньшей радикальности фашизма и меньшей степени подавления общества в Италии.

Отдельно стоит выделить работу современного германского историка В. Шифельбуша «Отдаленное родство. Фашизм, национал-социализм, Новый курс. 1933-1939»2. Он считал, что задачи этих режимов едины, это популистские диктатуры, призванные решить назревшие социально-экономические проблемы. Еще больше, по мнению Шифельбуша, были похожи внешние ритуалы и проявления режимов: склонность к монументальности, развитие радио, внимание к пропаганде и организации досуга и т.д. Выводы исследователя представляются достаточно спорными, поскольку акцентируя внешнее сходство, он абсолютно не уделяет внимания отличиям: Рузвельт был сильной личностью и бесспорным лидером, но он не покушался на демократическое устройство американской республики, не стремился построить принципиально новое общество и не претендовал на переустройство мирового порядка.

Большое внимание в исторической науке уделялось итало-германским отношениям3. Традиционно рассматривались следующие темы: итало-германское

Лопухов Б. Р. Фашистский и антифашистский вариант «европеизма» в Итал и и//Средюемном орье т Европа: исторические традиции и современные проблемы. М., 1986. С. 41-59.

1 Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993.

Випперман В. Европейский фашизм в сравнении 1922-1982. Новосибирск, 2000. Желев Ж. Фашизм. Тоталитарное государство. М., 1991.

Тоталитаризм в Европе XX века: Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления. М., 1996. Bracher К. D. Nationalsozialismus, Faschismus, Totalitarismus- die deutsche Diktatur im Macht- und Ideologjenfeld des 20. JahrhundertsZ/Deutschland 1933-1945. Neue Studien zur natioralsozialistischen Herrschaft. S. 566-590.

Erdmann K. D. Nationalsozialismus-Faschismus-Totalitarismus//Geschichte in Wissenschaft und Unterricht Bd. 27.1976. S. 457-469.

2 Schivelbusch W. Entfemte Verwandschaft Faschismus, Nationalsozialismus, New Deal. 1933-1939. Muenchen, 2005.

3 Лопухов Б. P. Германский и итальянский фашизм на пути к мировой войне//Европа между миром и войной 1918-1939. М., 1992. С. 20-57.

Михайленко В. И. На пути к формированию фашистской оси Рим-Берлин (по материалам итальянского Центрального государственного архивау/Про&лемы итальянской истории 1982. М., 1983. С. 80-100. Нольфо Э. ди. История международных отношений. 1918-1999. М., 2003. Anfiiso F. Rom-Berlin im diplomatischen Spiegel Essen, 1951.

Ara A. Faschismus und Nationalsozialismus. Hitler und Mussolini//Deutschland 1933. Machtzerfall der Demokratie und nationalsozialistische <(Machtergreifung». Eine Vortragsreihe. Berlin, 1984. S. 136-155.

Funke M. Die deutsch-italienischen Beziehungen - Antibolschewismus und aussenpolitische Interessenkonkurenz als Strukturprinzip der «Achse»//Funke M. Hitler, Deutschland und die Maechte. Materialien zur Aussenpolitik des Dritten Reich. Duesseldorf, 1976. S. 823-846.

Funke M. Sanktionen und Kanonen. Hitler, Mussolini und internationale Abessinienkonflikt 1934-1936. Dueseldorf, 1971.

Kuby E Verrat auf Deutsch. Wie das Dritte Reich Italien ruinierte. Hamburg, 1982.

Pese W.W. Hitler und Italien 1920-1926//VE. 1955. № 3. S. 113-126.

Petersen J. Hitler-Mussolini. Entstehung der Achse Berlin-Rom 1933-1936. Tuebingen, 1973.

Petersen J. Deutschland und Italien im Sommer 1935//GWU. Bd. 20.1969. S. 330-341.

Rademacher M. Vom Pressewaffenstillstand zur Achse Rom-Berlin: der Abissinienkrieg und die deutsch-italienischen Beziehungen 1934-1936. Maibuig, 1997. соперничество до 1936 г., создание «оси Берлин-Рим» и «Стального пакта». В свете нашей темы важными являются представления историков по активно дискутировавшемуся вопросу о наличии у Муссолини и итальянского правительства желания сотрудничать с Германией. М. Функе и М. Радемахер считали, что Гитлер удачно использовал Италию для реализации своих внешнеполитических целей. Функе при этом полагал, что Гитлер вовсе не помогал Муссолини в ходе абиссинской войны и дуче не чувствовал себя обязанным, а заключил союз ради собственных интересов. В категоричном тоне была написана работа Э. Куби, концепция которой проясняется еще в названии: «Предательство по-немецки. Как Третий рейх разрушил Италию». Куби считал, что Гитлер сумел перехитрить Муссолини и превратить в свою марионетку (Handpuppe). В. Раушер спорил с этим мнением и утверждал, что Муссолини сам был заинтересован в Гитлере для продолжения своей завоевательной политики, веря, что агрессивность союзника дает ему шанс реализовать собственные экспансионистские замыслы. Эту точку зрения поддерживал В. И. Михайленко, считавший, что Муссолини также проявлял инициативу в развитии итало-германских отношений. Э. ди Нольфо, напротив, полагал, что Муссолини не стремился к союзу с Гитлером и всячески его оттягивал.

Второй дискутируемый вопрос - о причинах союза и о роли реально политических и идеологических обоснований оси. Одной из самых масштабных работ является труд И. Петерсена «Гитлер-Муссолини. Создание оси Берлин-Рим. 19331936». Несмотря на заявленные хронологические рамки, автор подробно рассмотрел отношения двух вождей и движений и в 20-е гг., досконально проанализировал все факторы, способствовавшие итало-германскому сближению. Он считал, что большую роль в сближении двух стран играли не только реальные выгоды от союза, но и идеологическое родство. В. Пезе, исследуя отношение Гитлера к Италии, утверждал, что фюрер одинаково важными считал и геополитические причины, и духовное родство режимов. А Ф. Зиберт делал акцент на реальных выгодах двух стран и сложностях в переговорах, на основании чего считал, что немецким дипломатам удалось переиграть итальянских коллег. Спектр мнений велик, но в свете данной темы важно одно - все исследователи соглашаются с тем, что Гитлер был

Rauscher W. Hitler und Mussolini. Macht, Krieg und Terror. Regensburg, 2001. Rosen E.R. Mussolini und Deutschland. 1922-1923//VE. 1957.№5.S. 17-41. Siebert F. Der deutsch-italienische StahlpakfcTVfZ. 1959. № 7. S. 372-395. заинтересован в союзе с Италией и прилагал значительные усилия для его достижения.

Последнюю группу работ составляют биографические труды. Наибольшее количество работ посвящено Муссолини и Гитлеру, популярностью у исследователей пользовался Геббельс.

Для биографов Гитлера и Муссолини свойственно несколько переоценивать влияние фюрера и дуче на историю Германии, Италии и мира1. По-видимому, это присуще самому жанру биографии. В свете данной темы важным является мнение исследователей о взаимоотношениях двух диктаторов. В работах биографов Гитлера Я. Кершоу, В. Мазера, Дж. Толанда, И. Феста подробно рассматривалась внешнеполитическая деятельность Гитлера и его отношение к Италии и Муссолини. Исследователи считали, что Гитлер испытывал восхищение перед Муссолини, желал и добивался союза с Италией, и именно подобное личное отношение было одной из главных причин создания «оси». Биографы Муссолини Д. Ридли, Д. Максмит, К. Хибберт, Р. Колье, JI. С. Белоусов, М. Ильинский сходились во мнении, что Муссолини не испытывал особой приязни ни к Гитлеру, ни к Германии, но был польщен тем, что имеет поклонников в Германии и что крупная европейская страна следует его примеру. Исследователи полагали, что сближение с Германией было вызвано исключительно внешнеполитическими соображениями. Белоусов и Ильинский подчеркивали, что Муссолини намеревался продолжить завоевания и ясно осознавал, на что идет. Максмит, напротив, считал, что заключение союза было вынужденным из-за тяжелого положения Италии, что дуче надеялся перехитрить Гитлера, но это ему не удалось.

Авторы биографических исследований, посвященных Й. Геббельсу, рассматривали его как главное действующее лицо и фактически создателя нацистской пропаганды2. В этих работах он представал своеобразным «серым кардиналом»,

1 Kerschaw J. Hitler. 1889-1945. In 2 Baende. Stuttgart, 1998.

Мазер В. Адольф Гитлер: легенда, миф, реальность. Ростов н/Д., 1998.

ТоландДж. Адольф Гитлер. М., 1993.

ФестИ. К. Адольф Гитлер. Биография. Т. 1-2. М., 1993.

Белоусов Л. С. Муссолини: диктатура и демагогия. М., 1993.

Колье Р. Дуче! Взлет и падение Бенито Муссолини. М., 2001.

Ильинский М. Жизнь и смерть Бенито Муссолини. M., 2000.

Рвдпи. Д. Муссолини. М., 1999.

Максмит Д. Муссолини. М., 1995.

Хибберт К. Бенито Муссолини. М., 1996.

2 Bramsted Е. К. Goebbels und die nalionalsozialistische Propaganda 1925-1945. Frankiint/M., 1971. правящим Германией посредством пропаганды. Вместе с тем все исследователи единогласно подчеркивали преклонение Геббельса перед Гитлером, его попытки подражать фюреру и иметь точно такое же мнение, что и он. Но если Г. Михельс и Е. К. Брамштедг скорее считали своего героя неординарным человеком и в определенной степени даже симпатизировали ему и созданной им феноменальной всепроникающей системе пропаганды, то К. Рисс считал его злым гением, погубившим Германию, а его деятельность характеризовал не как пропаганду, а как примитивную агитацию. Приводя последнее мнение, стоит сделать одно замечание: книга Рисса является, пожалуй, самой ранней биографией Геббельса, первый раз она была издана в 1949 г.

В целом, стоит отметить, что непосредственно исследуемая нами тема ранее не привлекала внимание исследователей. Тем не менее, дипломатические отношения Италии и Германии и идеологическое сходство двух движений интересовали многих историков. Их общий вывод сводится к тому, что национал-социалисты считали итальянский режим родственным (что соответствует истине) и были заинтересованы в союзе с Италией, подводя под него не только реально политическое, но и идеологическое обоснование.

Почти полное отсутствие научной литературы непосредственно по теме диссертации определяет постановку цели и задач исследования.

Целью данной работы является рассмотрение процесса формирования образа фашистской Италии в национал-социалистической пропаганде в 1933-1939 г. и механизма его воздействия на немецкое общество. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

- оценить отношение идеологов НСДАП к итальянскому фашизму и его лидеру,

- исследовать процесс формирования образа Италии в национал-социалистической пропаганде,

- изучить механизмы и приемы, использовавшиеся для внедрения пропагандистского образа в сознание масс,

Das Goebbels-Experiment Propaganda und Politik / Hg. Hachmeister LVKIoft M. Muenchen, 2005. Riess C. Goebbels. Daemon derMacht Muenchen, 1989.

Брамютедге E., Френкель Г., Манвелл P. Йозеф Геббельс - Мефистофель усмехается га прошлого. Ростов н/Д., 2000.

Ржевская Е М. Геббельс: портрет на фоне дневника М., 1994.

Плотников Н. Расчеты и просчеты. Геббельс//Армия. 1993. № 22. С. 52-55.

- проанализировать воздействие данного образа на общественное сознание в Германии.

Методологической основой диссертационного исследования служат системный и описательный подходы, для анализа изучаемых проблем используются историко-сравнительный и историко-генетический методы, что позволяет провести анализ пропагандистского образа Италии не только как комплексного и многостороннего, но и как развивающегося явления.

Реализация цели и задач исследования стала возможной благодаря обширной и разнообразной источниковой базе.

Можно выделить несколько групп использованных материалов: архивные документы; опубликованные документы; периодические издания; работы идеологов национал-социализма и сотрудников органов пропаганды; воспоминания и документы личного характера.

Архивные источники представлены материалами Федерального архива Берлин-Лихтерфельде [далее BArch] и перемещенными архивными документами немецкого происхождения, хранящимися в Российском государственном военном архиве: фондами министерства пропаганды, ведомства Розенберга, рейхсканцелярии, министерства иностранных дел и института по вопросам внешней политики1. Отдельные дела посвящены внешней и внутренней политике Италии, Муссолини, Южному Тиролю и т.д. Стоит отметить, что, несмотря на большое количество материалов, архивные фонды представляют лишь случайно уцелевшие элементы документов перечисленных ведомств, поскольку основную часть национал-социалисты успели уничтожить в последние дни войны. В связи с этим архивные материалы фрагментарны и разрозненны. Значительную часть составляют подборки прессы, в том числе сформированные в министерстве пропаганды. Также среди архивных материалов встречаются проекты статей, сводки информационных агентств, доклады сотрудников, распоряжения и приказы.

1 BArch. NS 43. Dienststelle Rosenberg,

Ibid R 55. Reichsministerium flier Volksaufklaerung und Propaganda

Ibid. R 43 II. ReichskanzleL

Ibid. R. 901. Auswaertiges Amt

Ibid. R 4902. Institut der aussenpolitischen Angelegenheiten.

РГВА. Ф. 1363. Имперское министерство народного просвещения и пропаганды.

Материалы различных фондов не имеют четко выраженной специализации, хотя можно проследить некоторые закономерности, присущие подборкам документов разных ведомств. Так, фонды министерства пропаганды (как в Бундесархиве, так и в РГВА) содержат большое количество газетных статей, поскольку министерство внимательно отслеживало публикации и контролировало прессу. Однако, сотрудникам Геббельса удалось уничтожить большую часть секретных документов, уцелели лишь менее важные. Фонд министерства пропаганды РГВА содержит документы, перевезенные министерством в Силезию в 1943 г. в связи с бомбежками Берлина. Среди них проекты некоторых речей, переписку музыкального и радиоотделов с авторами и учреждениями, сообщения информационных агентств. В Бундесархиве хранятся сообщения информационных агентств, переводы речей Муссолини, выдержки из информационных материалов и некоторое количество . выдаваемых прессе "лозунгов дня" (Tagesparole), и т.д.

Материалы ведомства Розенберга также содержат тематические подборки прессы, но здесь сохранилось больше внутренних документов: информационные бюллетени, сообщения ДНБ1, докладные записки для внутреннего пользования, а также переписка одного из глав отделов Г. Лейббранда со специальным эмиссаром Муссолини Э. Инсабато по вопросу о преодолении идеологического соперничества режимов. Особую ценность представляют достаточно многочисленные машинописные проекты статей об Италии. По-видимому, это материалы газетного отдела (Zeitungsdienst) ведомства, предлагавшие варианты публикаций для прессы. Примерно половина этих статей принадлежит одному автору - Вольфдитеру Лангену, присылавшему их из Рима.

Фонды министерства иностранных дел и института по вопросам внешней политики содержат по большей части вырезки из газет и сообщения информационных агентств, а в документах рейхсканцелярии сохранились доклады о развитии дипломатического и культурного сотрудничества с Италией. Архивные документы составляют ценнейший пласт источников, демонстрирующих как сам желательный пропагандистский образ Италии, так и процесс его создания и сопровождавшие его трудности. Часть данных материалов впервые вводится в научный оборот.

1 Германское бюро новостей (DNB - Deutsche Nachrichtenbuero).

Опубликованные документы представлены двумя масштабными изданиями нацистских секретных документов. Первое собрание документов—это изданные в 90-е гт. «Нацистские указания для прессы в предвоенное время»1. Издание состоит из 7 томов, разделенных (за исключением двух первых - 1933 и 1934 гт.) на несколько книг. Указания для прессы выдавались министерством пропаганды ежедневно, за исключением праздничных дней. Количество указаний наглядно демонстрирует влияние министерства пропаганды на немецкую прессу. В 1933 г. было издано всего 330 указаний, в 1938 г. количество распоряжений достигло 3750, в 1939 г. (по первое сентября) - 3080. Если до 1935 г. прессу «просили» следовать указаниям, то в дальнейшем ей «рекомендовали» их исполнять. Данное издание является важным источником, наиболее полно отражающим пропагандистскую политику Третьего рейха. Здесь представлены все распоряжения министерства пропаганды по формированию положительного образа Италии, что позволяет изучить основные темы, навязываемые министерством, выявить обязательные для освещения события, оценить характер изученных газетных статей (являлись ли они инициативой самого издания или написаны по указанию), а также проследить эволюцию исследуемого образа. Кроме того, редакторы сборника проиллюстрировали некоторые указания, критиковавшие не соответствовавшие желательному образу статьи прессы, приведя после текста распоряжения ссылку на газету или выдержки из публикаций.

Второе издание - «Сообщения из рейха. Тайные доклады службы безопасности СС» в 17 томах2. Это издание охватывает 1938-1945 гт. Доклады СД также сильно эволюционировали за указанный период. За 1938-1939 гт. они содержали скорее аналитические отчеты о внутреннем и внешнем положении Германии, а с 1940 г. нацисты начали скрупулезно отслеживать общественные настроения. Данный сборник документов позволяет оценить степень эффективности нацистской пропаганды. Вопрос о достоверности данного издания сложен. С одной стороны, национал-социалисты были заинтересованы в точном объективном знании реальной обстановки в стране, с другой стороны, имеются свидетельства того, что на местах к докладам относились не всегда добросовестно и тогда сами выдумывали

1 NS-Presseanweisungen der Vorkriegszeit Edition und Dokumentation. Bd. 1-7. Muenchen. 1984-2001.

2 Meldungen aus dem Reich: 1938-1945; die geheimen Lageberichte des Sicherheitsdienstes der SS; vollstaendige Texte aus dem Bestand des Bundesarchives Koblem/Hg. H. Boberach. Bd. 1-17. Berlin. 1984. информацию. Причиной этого была требовательность министерства пропаганды, желавшего получать регулярные и самые полные сведения о состоянии умов, и невозможность (или нежелание) выполнения этих распоряжений на местах и проведения опросов, что заставляло приписывать недостающие сведения. Кроме того, можно предположить, что представители местных органов не всегда удерживались от соблазна улучшить показатели собственного региона, хотя проверить это предположение и точно выявить недостоверную информацию не представляется возможным. Тем не менее, количество такой информации не слишком велико, поскольку источник содержал секретные сведения для внутреннего пользования, использовавшиеся для выработки дальнейшей стратегии.

Доклады о положении дел и общественных настроениях существовали и в Веймарской Германии1, они дают представление об отношении нацистов к Италии до 1933 г.

Так же среди опубликованных источников стоит упомянуть сборник документов Дж. Моссе , содержащий разнообразные материалы об отношении нацистов к культуре, искусству и науке.

Периодические издания в первую очередь представлены материалами трех газет «Voelkischer Beobachter», «Niederdeutscher Beobachter», «Oberhessische Presse» («Oberhessische Zeitung») за 1933-1939 гг. Были использованы отдельные номера «Voelkischer Beobachter» за 20-е годы. Данные газеты выходили шесть раз в неделю, их исследование дает возможность наглядно проследить эволюцию образа Италии, а сопоставление газетных публикаций - изучить вмешательство органов пропаганды в деятельность прессы и выявить материалы, исходившие напрямую от пропагандистов рейха. В свете этого большую важность играет специфика каждой газеты.

Voelkischer Beobachter» - центральный орган НСДАП, газета, напрямую выражающая ее взгляды, а в 1933-1945 гг. еще и газета, обязательная для чтения в Германии. Долгое время редактором газеты был один из идеологов партии Альфред Розенберг. «Niederdeutscher Beobachter» - партийная газета гау3 Мекленбург, что позволяет включить в источниковую базу материалы, исходящие от региональных

1 Lageberichte (1920-1929) und Meldungen (1929-1933). Reichskommissar fuer Ueberwachung der oeffentlichen Ordnung und Nachrichtensammelstelle im Reichsministeriumdes Innera

2 Моссе Дж. Нацизм и культура. Идеология и культура национал-социализма. М., 2003.

3 гау-основная административная единица в нацистской Германии. органов пропаганды. «Oberhessische Presse» - газета земли Гессен, существующая с XIX в. по сей день и представляющая ненацистскую прессу. По ее материалам мы можем проследить влияние министерства пропаганды на немецкую прессу, четко выявить среди сообщений об Италии статьи пропагандистского характера. Значительное влияние на местную ненацистскую прессу органы пропаганды стали оказывать уже в 1933 г., но вплоть до 1936 г. встречались расхождения между линией партии и сообщениями газеты. Только со второй половины 1936 г. газета прекратила попытки высказывать собственное мнение, не всегда совпадающее с нацистской точкой зрения. Особенно долго самостоятельные оценки проявлялись в статьях, посвященных внешней политике.

К периодическим изданиям относятся также регулярные доклады о положении дел в стране, издаваемые в эмиграции СДПГ1. В то время они выходили ежемесячно, а сейчас переизданы в семи томах, каждый из которых охватывает один год нацистского правления. Доклады издавались в Праге и Париже, начиная с 1934 г., и перестали выходить после оккупации Франции в 1940 г. Они являются ценным источником по состоянию общественного мнения в Германии, но источником политизированным. Основания для сомнения в их достоверности нет, поскольку СДПГ сохранила влияние в стране и получала сведения как от бывших членов партии, так и от сочувствовавших лиц, но доклады охватывали спектр мнений оппозиционно настроенных немцев и части лояльных беспартийных, т. е. представляют точку зрения лишь части немецкого общества. Однако и эта информация дает возможность оценить эффективность пропаганды и успешность внедрения положительного образа Италии.

Работы лидеров национал-социализма представлены произведениями А. Гитлера, И. Геббельса, А. Розенберга, О. Дитриха и О. Хадамовски.

Адольф Гитлер уделял Италии достаточно много внимания2. В «Моей борьбе», статьях и речах мы находим идеологическую базу будущей нацистской внешней

1 Deutschland-Berichte der Sozialdemokratischen Partei Deutschlands (Sopade) 1934-1940. Bd. 1-7. Frankfint/M., 1980.

2 Гитлер А. Моя борьба Каунас, 199. Hitler A. Adolf Hitlers Redea Muenchen, 1933.

Hitler A. Hitlers Zweites Buch. Ein Dokument aus dem Jahr 1928. Stuttgart, 1961.

Hitler A. Rede des Fuehrers vordem I. Grossdeutschen Reichstag am 30 Januar 1939. Berlin, 1939.

Hitler A. Die Reden Hitlers als Kanzler. Das junge Deutschland will Arbeit und Frieden. Muenchen, 1934.

Hitler A. Die Reden Hitlers am Reichsparteitag 1933. Muenchen, 1934.

Hitler A. Die Reden Hitlers am Reichsparteitag der Ehre 1936. Muenchen, 193.

Hitler A. Die Reden Hitlers fuer Gleichberechtigung und Frieden. Munchen, 1934.

Hitler A. Rundfunkrede am 14 Oktober 1933// Hitler A. und Goebbels J. Deutschland an die Welt Drei Reden. Halle, 1933. S. 3-9. политики, где Италии отводилась важная роль основного союзника будущей Германии. Отдельно стоит отметить «Вторую книгу Гитлера», работу фюрера о внешней политике Веймарской Германии и будущей политике нацистского рейха, написанную в 1928 г., но так и не опубликованную, обнаруженную и изданную уже после войны. В исторической науке закрепилось несколько скептическое отношение к данной книге, связанное с отказом фюрера от ее издания, хотя основная масса исследователей признают ее подлинность. В нашем случае вопрос о том, почему работа не была издана, не имеет значения. Это произведение представляет нам личное мнение фюрера о внешней политике страны и отношениях с Италией, не отличающееся от основных постулатов «Моей борьбы», а подтверждающее их. Особенно ценными являются рассуждения о проблеме Южного Тироля и ее значимости для развития итало-германских отношений.

В своих речах Гитлер не так много говорил об Италии, но часто упоминал фашизм, рассуждая о нацистском режиме. Работы фюрера носили не только идеологический, но и пропагандистский характер, позволяя рассмотреть как мнение партии о фашизме, так и ее действия по улучшению представлений об Италии.

К этой группе источников стоит отнести «Застольные разговоры Гитлера», записанные Г. Пикером в 40-е гг. и книгу Г. Раушнинга «Говорит Гитлер»1. Обе работы состоят из записанных высказываний Гитлера, но если произведение Пикера является достаточно достоверным источником, то к фактам из работы Раушнинга, бывшего президента данцигского сената, стоит относиться осторожно, поскольку свой труд он создавал уже в эмиграции, резко поменяв убеждения на антифашистские.

Альфред Розенберг являлся вторым крупным идеологом НСДАП. Его идеи не всегда воплощались на практике, но обычно имели видимость более глубокого, философствующего характера. В отношении Италии особую ценность представляет его работа «Будущий путь немецкой внешней политики», в которой много внимания уделялось фашизму, причем не только как потенциальному геополитическому союзнику, но и как новой интересной социо-политической системе2.

1 ПикерГ. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск, 1993. Раушнинг Г. Говорит Гитлер. Зверь из бездны. М., 1993.

2 Rosenberg A. Blut und Ehre. Gestaltung der Idee. Reden und Aufsaetze von 1933-1935. Muenchen, 1937.

Rosenberg A. Der Kampf urn die Weltanschauung. Rede, gehalten am 22. Februar 1934 im Reichstagsitzungssaal von der Kroll-Oper zu Berlin. Muenchen, 1934.

Rosenberg A. Krisis und Neubau Europas. Berlin, 1936.

Rosenberg A. Neugeburt Europas als werdende Geschichte. Halle/Saale, 1939.

Иозеф Геббельс оставил после себя очень много произведений, имевших большое значение в качестве популяризированной версии основных идеологических постулатов. Это прежде всего речи, позднее превращенные в статьи и собранные в различные сборники1. Его выступления предоставляют сведения о системе национал-социалистической пропаганды в целом и о нужном видении Италии. Особую ценность имеет его статья «Фашизм и его практические результаты», написанная по впечатлениям от посещения Италии в 1933 г. В ней представлен комплексный образ Италии, создававшийся нацистской пропагандой в 1933 г., отражены все его сущностные элементы и продемонстрирован желательный тон отзывов о фашистском друге. Кроме пропагандистских статей министр пропаганды оставил после себя многочисленные дневниковые записи, начиная с 20-х гг. и вплоть до собственной смерти2. Они также охватывают весь исследуемый период, хотя за 1938-1939 гг. сохранились не все заметки. Дневник Геббельса содержит большое количество сведений и отзывов об Италии и фашизме, но это не слишком достоверный источник. Геббельс изначально писал свои дневники для потомков и еще при жизни за приличную сумму продал права на их издание через 25 лет после своей смерти. Геббельс верил, что пишет для будущих национал-социалистических поколений, и героизировал режим и его создателей. Естественно, что он приукрасил себя и многие события, участником которых был, а также постарался скрыть многие неблаговидные поступки. Тем не менее, дневники содержат ценную информацию, позволяющую

Rosenberg A. Der volkische Staatsgedanke. Unteigang undNeugeburt Muenchen, 1924. Rosenberg A. Das WesensgefUge des Nationalsozialismus. Muenchen, 1933. Rosenberg A. Der Zukunftweg einer deutschen Aussenpolitik. Muenchen, 1927.

1 Goebbels J. P. Der Angriff. Aufsaetze aus Kampf. Muenchen, 1933. Goebbels J. P. Der Faschismus und seine praktische Ergebnisse. Berlin, 1934. Goebbels J. P. «Goebbels spricht». Reden aus Kampf und aus Sieg. Muenchen, 1933.

Goebbels J. P. Goebbels spricht zur Welt. Das nationalsozialistische Deutschland und seine Aufgabe fuer den Frieden der Voelker. Berlin. 1933.

Goebbels J. P. Kampf urn Berlin. Der Anfang. Muenchen, 1934.

Goebbels J. P. Nation im Aulbau. Sonderlieferung des Aufklaerungs- und Rednerinformationsmaterials der Reichspropagandaleitung. Muenchen, 193.

Goebbels J. P. Nationalsozialistischer Rundfimk. Berlin, 193. Goebbels J. P. Rassenfrage und Weltpropaganda. Langenfalza. 1934.

Goebbels J. P. Die Rede am 20 Oktober 1933 im Berliner Sportpalast//Hitler A. und Goebbels J. Deutschland an die Welt. Drei Redea S.9-18.

Goebbels J. P. Die Rede des Reichministers Dr. Goebbels zur Fahnenweihe im Propaganda-Ministerium am 4 Juli 1933. Berlin, 1933. GoebbelsJ. P. Revolution der Deutschen, 14 Jahren Nationalsozialismus. Goebbels Reden mitEinheiL Oldenburg, 1933. Goebbels J. P. Signale der neuen ZeiL 25 ausgewaelte Reden. MUnchen, 1934. Goebbels J. P. Wetterleuchen. Zweiter Band «Angrifl». Muenchen, 1939.

2 GoebbelsJ. P. DieTagebuecher. Saemtliche Fragmente. Muenchen,1987. Teil 1. Bd. 2,3.

Goebbels J. P. Vom Kaiserhof zur Reichskanzlei. Eine historische Darstellung in Tagebuchblaettern (1.01.32-1.05.1933). Muenchen, 1942. проверить, насколько мнение Геббельса соответствовало его пропагандистским рассуждениям об Италии.

Отто Дитрих являлся одним из руководителей органов пропаганды. В сфере его компетенции находилась, прежде всего, политика в отношении прессы. Поэтому его статьи посвящены в основном деятельности немецкой прессы, ее роли в обществе и выполняемых ею задачах. В них содержатся упоминания о фашистской Италии, дополняющие сведения предыдущих авторов. Дитрих также оставил воспоминания о периоде борьбы национал-социалистов за власть в Германии, написанные сразу же после назначения Гитлера канцлером исключительно с пропагандистскими целями1.

Ойген Хадамовски - один из приближенных Геббельса, сотрудник органов пропаганды. Его перу принадлежит единственная систематизирующая книга о целях, задачах, методах и роли самой нацистской пропаганды2. Он также написал воспоминания, посвященные событиям середины 30-х годов, где раскрыл схемы некоторых пропагандистских действий, например, внезапного, драматического и сенсационного освещения ввода войск в Рейнскую зону в 1936 г. Они были сразу же опубликованы и, по-видимому, как и воспоминания Дитриха, преследовали все те же пропагандистские цели.

Некоторую информацию об образе Италии предоставляют и письма Р. Гесса, написанные до 1933 г.3

К этой группе работ стоит отнести и диссертационное исследование видного нациста Ф. А. Сикса, посвященное пропаганде НСДАП периода борьбы за власть. Данное исследование является одной из немногих партийных попыток привести собственную пропаганду к единому знаменателю, выявить ее сущностные черты4.

1 Dietrich О. Nationalsozialistische Pressepolitik. Berlin, 1938. Dietrich О. Revolution des Denkens. Dortmund, 1939.

Dietrich O. Der Nationalsozialismus als Weltanschauung und Staatsgedanke. Berlin, 1935.

Dietrich O. Die geistigen Grundlagen des neuen Europa. Berllin, 1941.

Dietrich O. Mit Hitler in die Macht. Persoenliche Erlebnisse mit einem Fuehrer. Muenchen, 1934.

2 Hadamovsky E. Hitler erobert die Wirtschaft Muenchen, 1935.

Hadamovsky E. Hitler kaempft urn den Frieden Europas. Ein Tagebuch von Adolf Hitlers Kampf flier Frieden und Gleichberechtigung. Muenchen, 1941.

Hadamovsky E. Propaganda und rationale Macht. Die Organisation der oeffentlichen Meinung flier die rationale Politik. Oldenburg, 1933.

3 Hess R. Briefe.1908-1933. Muenchen, 1987.

4 Six F. A. Die politische Propaganda der NSDAP im Kampf um die Macht. Inaugural-Dissertation genehmigt von der Philosophischen Fakultaet an der Ruprecht-Karl-Universitaet Heildelberg. Heidelberg, 1936.

С некоторой оговоркой сюда же можно отнести две национал-социалистические биографии Муссолини, написанные в 1939 г.1 Обе работы являются не столько объективными биографическими исследованиями, сколько пропагандистскими трудами, рекламирующими дуче и его достижения. л

Анализ национал-социалистических учебников 30-х гг. позволяет проследить планомерное внедрение пропагандистских клише в общественную жизнь. Основная масса учебников была уничтожена после войны, поэтому в данном исследовании представлены некоторые случайно уцелевшие издания по истории Германии, географии и педагогике.

Последняя группа источников представлена воспоминаниями современников. К сожалению, вопрос о степени их достоверности очень сложен. Опубликовано много мемуаров видных нацистских деятелей, но после краха национал-социализма многие воспоминания писались с целью обелить себя и заявить, что автор осознал преступность режима и раскаялся. Что касается воспоминаний обычных немцев, то после войны к публикации допускались в основном произведения антифашистски настроенных граждан, так что представленные точки зрения несколько односторонни.

К воспоминаниям видных деятелей партии и государства относятся мемуары А. Шпеера, нацистского архитектора и министра; переводчика Гитлера П. Шмидта; фельдмаршала А. Кессельринга; адьютанта Гитлера Н. фон Белова; соратника, соперника и противника фюрера О. Штрассера; главы освобождавшей дуче немецкой спецгруппы О. Скорцени, немецкого военного атташе в Риме Э. фон Ринтелена .

Другие работы являются воспоминаниями их современников4. Мемуары Я. Петерсена были написаны и опубликованы в 30-е г. в Москве, они представляют

1 Buchheit G. Mussolini und das neue Italien. Berlin, 1938. Diel L. Mussolini. Duce des Faschismus. Leipzig, 1939.

2 Deutschland - sein Schicksa! und Aufstehen. Grundlagen zur nationalsozialistischen Erziehung. Frankfiirt/M., 1938. Erziehung und Unterricht in der Hoeheren Schule. Berlin, 1938.

Kahnmeyer L. Schulze H. Realienbuch. Leipzig, 1934.

Klagges D. Geschichtsunterricht als nalionalsozialistische Erziehung. Frankfint/M., 1936.

3 Белов H. фон Я был адъютантом Гитлера. 1937-1945. Смоленск, 2003.

Кессельринг А. Люфтваффе: триумф и поражение. Воспоминания фельдмаршала Третьего рейха. 1933-1947. М., 2003.

Шмвдг П. Переводчик Гитлера. Смоленск, 2001.

Шпеер А. Воспоминания. Смоленск, 1997.

Штрасссер О. Гитлер и я. Ростов н/Д., 1999.

Скорцени О. Диверсия - мое ремесло. Смоленск, 2001.

Скорцени О. Секретные задания. Ростов н/Д., 1999.

Rintelen Е. v. Mussolini als Bundesgenosse. Erinnerungen des deutschen Militaerattaches in Rom 1936-1943. Tuebingen, 1951.

4 Клемперер В. Свидетельствовать до конца. Из дневников I933-1945.M., 1998. Клемперер В. LTI. Язык третьего рейха. Записная книжка филолога. М., 1998.

Boricowski D. Wer weiss, obwiruns wiedersehen. Erinnerungen einer Berliner Jugend. Berlin, 1990. мнение активного политического противника режима. Воспоминания Д. Борковски, JI. Ланга и Б. Энгельмана доносят до нас точку зрения немецкой молодежи тех лет. Важную информацию содержат воспоминания немецкого еврея, профессора романской филологии В. Клемперера, подробно описавшего свое видение режима и проводимых им мероприятий.

К этой группе можно отнести немногочисленные опубликованные дневники современников национал-социализма1. Упоминания об Италии содержатся в дневниках представителя оппозиции И Клеппера и молодого солдата А. Гертца. Атмосферу военной Германии передают записи русской эмигрантки М. И. Васильчиковой. Также значительную ценность представляют дневники американского журналиста У. Ширера, записавшего свое мнение о важных нацистских акциях и деятельности органов пропаганды.

Во всех воспоминаниях и дневниках итальянскому фашизму уделяется очень мало внимания, но даже незначительные упоминания крайне важны для ответа на вопрос об успешности внедрения пропагандистами положительного образа фашистской Италии в сознание немецкого общества.

Таким образом, использованные в диссертационном исследовании источники позволяют с достаточной степенью объективности рассмотреть и проанализировать систему нацистской пропаганды в целом, процесс формирования пропагандистского образа Италии и механизм его воздействия на немецкое общество. Именно эти вопросы находятся в центре внимания данного исследования.

Научная новизна исследования состоит в том, что данная работа является первой попыткой рассмотрения процесса формирования и внедрения органами пропаганды Третьего рейха в сознание немецкого народа положительного образа союзного итальянского государства. «Образ друга» в тоталитарной пропаганде в целом также практически не привлекал ранее внимания исследователей. Впервые проанализированы методы и средства, использовавшиеся нацистами для воздействия

Engelmann В. Im Gleichschritt marsch. Wie wir die Nazizeit erleben. 1933-1939. Muenchen, 1982.

Lang L. Grossstadtjunge//Ein Stueck Berlin. 17 Jugend-Erinnerungen. 1918-1945. Berlin, 2001. S. 72-89.

Petersen Jan. Unsere Strasse. Eine Chronik. Geschrieben im Herzen des faschistischen Deutschlands. 1933/1934. Berlin, 1974.

1 ВасильчиковаМ. И. Берлинский дневник. 1940-1945. М., 1994.

Шнрер У. Берлинский дневник. Европа накануне Второй мировой войны глазами американского корреспонде!гга. М., 2002.

Goertz A. Stichwort: Front Tagebuch einesjungen Deutschea 1938-1942. Leipzig, 1987.

Klepper J. Unter dem Schatten deiner Fluegel. Aus dem Tagebuch der Jahre 1932-1942. Berlin, 1970. на немецкое общество. Часть архивных документов, использованных в работе, вводится в научный оборот впервые.

Выбор струюуры работы обусловлен возможностью выделения нескольких этапов развития итало-германских отношений и, вслед за ними, формирования положительного образа Италии в нацистской пропаганде. Данное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы. Первая глава является вводной, в ней даны теоретические основы исследования и рассматриваются национал-социалистические представления об Италии до 1933 г. Остальные три главы построены по проблемно-хронологическому принципу.

Заключение диссертации по теме "Исторические науки", Свечникова, Светлана Владимировна

Заключение

Анализ истории формирования и развития образа фашистской Италии, создававшегося пропагандистскими ведомствами Третьего рейха в сознании немецкого народа показал следующее: необходимость изменения представлений общества об Италии была связана с внешнеполитическими идеями нацистских идеологов, согласно которым разнонаправленность геополитических интересов двух стран (Италии на юг, а Германии на восток) и отсутствие точек их пересечения делала эти страны наилучшими союзниками для реализации реваншистских великодержавных устремлений. Национал-социалисты считали, что будущий Третий рейх сможет спокойно сосуществовать с возрожденной в Средиземноморье Римской империей.

С начала 20-х гг. нацисты считали, что итальянское и немецкое движения родственны друг другу и имеют общие цели и принципы: воссоздание мощной империи, уничтожение либеральной демократии, борьба против марксизма и т.д. НСДАП многому научилась у фашизма, как в теоретическом, так и в практическом плане.

Для представления Италии в качестве друга нацистам предстояло, прежде всего, кардинально изменить представления немцев об итальянском народе. Существовавшее в немецком обществе негативное мнение об Италии — старой сопернице и предательнице времен Первой мировой войны требовало значительных пропагандистских усилий для его улучшения.

Пропагандистский аппарат нацистской партии был мощным и разветвленным. Поэтому, имея в своей стране давно сложившийся и устоявшийся негативный стереотип итальянского государства, национал-социалисты приступили даже не к изменению старых представлений об Италии-предательнице, а к планомерному созданию образа нового дружественного фашистского государства и возродившегося под влиянием фашистской идеи итальянского народа.

Выбор «образа» как типа новых формируемых представлений сам по себе играл большую пропагандистскую роль. Для преодоления негативного стереотипа нацистские пропагандисты собирались предоставить немецкому обществу большую массу новых, по большей части достоверных, положительных знаний о фашистской

Италии, особенно о преобразованиях в политической, социальной и культурно-идеологической сферах. Упор делался на неизвестные ранее положительные черты итальянцев, черты, объявлявшиеся фашистскими. Значимой частью нового образа стала тема итало-германского сотрудничества на международной арене и совместной борьбы против Версаля и за жизненное пространство. Получение в больших количествах новой информации должно было если не опровергнуть, то хотя бы нейтрализовать старые штампы. Разоблачение предрассудков и заблуждений, максимальная доступность сведений об итальянцах, в том числе и бытовых - этот путь должен был обеспечить успех.

Тем не менее, создание «образа друга» всегда влечет за собой определенные сложности. Во-первых, данный положительный образ ни в коем случае не должен затмевать собственный режим, а, во-вторых, «образ друга» эволюционирует с течением времени вслед за внутриполитическими переменами в государстве, и, наконец, он претерпевает кардинальные изменения в зависимости от развития внешнеполитических отношений двух стран, от уровня их взаимодействия или соперничества. Причем для национал-социализма и фашизма важную роль играла не только международная дипломатическая, но и идеологическая ситуация, так как фашизм и национал-социализм боролись за лидерство и гегемонию в мировом фашистском движении.

В итоге, несмотря на однозначно положительное мнение нацистской партии о фашизме и осознанное желание изменить представления немецкого общества, следствием чего стало проведение планомерной и целенаправленной пропагандистской политики в данном направлении, формирование положительного образа фашистской Италии было сложным процессом. Развитие образа фашистской Италии в нацистской пропаганде в 1933-1939 гг. было подчинено состоянию дипломатических отношений двух стран, но не совпадало с их периодизацией. Можно выделить три этапа в эволюции образа Италии в национал-социалистической пропаганде, каждому из которых присущи различные варианты образа и методы, применяемыми пропагандой.

Первый этап приходился на первый год нацистского господства. В 1933 г. национал-социалисты начали создавать благожелательный образ Италии, опираясь в основном на собственные представления о фашизме 1922-1933 гг., и веря в скорейшее заключение договора о дружбе.

Но оказалось, что внешнеполитические идеи НСДАП утопичны. Надежда на то, что сходство двух режимов будет достаточным основанием для создания союза и позволит преодолеть имеющиеся противоречия, не оправдалась. Соперничество за влияние в Австрии в 1934 г. привело к охлаждению отношений, которое было преодолено только через два года в связи со значительными изменениями в положении двух держав на международной арене (окончанием итало-абиссинской войны и вводом Германией войск в Рейнскую демилитаризованную зону). Таким образом, второй этап развития пропагангдистского образа охватывал 1934 - середину 1936 гг. Он характеризовался крахом прежних надежд и ухудшением отношений. Обстановка не благоприятствовала, а препятствовала развитию «образа друга».

Но, начиная с середины 1936 г., обе страны проявили заинтересованность в партнерстве, нашедшую практическое воплощение сначала в создании «оси Берлин-Рим», а затем в подписании ряда соглашений о сотрудничестве в различных областях, вплоть до заключения военного союза, вошедшего в историю как «Стальной пакт». На третьем этапе, во второй половине 1936 -1939 гг., развитие союзнических отношений способствовало возрождению «образа друга».

В 1922-1933 гг. идеологи НСДАП лишь вынашивали свои идеи, разрабатывали программу будущих действий и необходимых реформ, уделяя основное внимание обоснованию необходимости итало-германского союза, практической деятельности итальянского фашизма, проводимым им преобразованиям во внутренней политике, а также анализу достижений Муссолини в общественной и духовной сферах, в вопросах построения качественно нового фашистского общества.

Пропагандой юры борьбы» главный упор был сделан на отождествление национал-социализма и фашизма, вплоть до использования для своего движения названия «фашисты». Нацисты верили в это сами и хотели заставить поверить немецкое общество. Они использовали господствовавшие, особенно в правых кругах, настроения, прежде всего, надежду на установление сильной власти и ожидания сидьного лидера, немецкого Муссолини. Гитлер первым решился отождествить себя с дуче, что принесло значительные политические дивиденды в Германии и некоторую финансовую помощь со стороны Муссолини.

Важным пропагандистским средством того времени были речи идеологов и рядовых партийных ораторов, проводящие параллели с фашистской Италией, которые можно свести к одному лозунгу: «сделаем, как в Италии». Вторым важным средством являлись очевидные внешние заимствования у Италии, речь о которых уже шла выше. Нацисты пытались отождествить себя с итальянскими фашистами не только на словах, но и на уровне видеовосприятия, и в подсознании. Наиболее ярко это заметно в копировании итальянской формы, приветствия, лозунгов, а также типа политических действий - попытке реализовать в 1923 г. собственный «марш на Берлин».

В 1933 г. ситуация сильно изменилась. Придя к власти, национал-социалисты стали использовать государственную пропагандистскую машину для изменения представлений об Италии в желательном для них направлении. Важную роль сыграло активное распространение радио, доносившего нацистские лозунги до гораздо большего, чем ранее, количества немцев. Естественно, в пропаганде этого периода большую роль играли задачи внутренней интеграции и укрепления режима. Поэтому в данный период пропаганда занималась выпячиванием самых актуальных для Германии позиций. Главным методом пропаганды стало проведение параллелей не между фашизмом и национал-социализмом, а между фашистской Италией и национал-социалистической Германией. Также новым значимым методом стала организация братских встреч на государственном и партийном уровнях.

В этот период появились новые пропагандистские приемы, хотя пик их применения придется на период 1936-1939 гг. Во-первых, это разделение старой Италии-противницы рейха и новой фашистской державы, во-вторых, распространение как можно большего количества информации об Италии, призванной опровергнуть или хотя бы скрыть старые негативные штампы. Национал-социалисты прекрасно понимали, что антиитальянские настроения в обществе крайне сильны. Они также понимали, что причины враждебности по отношению к Италии глубоки и основательны. Так что трудно было кардинально изменить существующие представления. Поэтому нацистская пропаганда старалась доказать, что фашизм, это даже не просто революция, а полное перерождение итальянской нации,. разрыв со старыми корнями и создание фашистского народа, не имеющего ничего общего с предателями 1915 г.

1933 г. имеет особое значение в истории гитлеровского режима - это первый год нацистской унификации. В этот период нацисты начали воплощать в жизнь идею нового порядка, поэтому их, в первую очередь, стали интересовать вопросы политической и культурной реорганизации в Италии; создания действенных органов государственного управления; мобилизации сил нации на строительство нового государства. Весьма важным в этом плане считалась организация пропаганды в общегосударственном масштабе, унификации деятельности прессы, формирование и внедрение в сознание масс идеологических штампов, создание культа вождя. Особо важным моментом здесь считалась полная, по мнению национал-социалистов, поддержка режима итальянским народом, которая всячески поощрялась и пропагандировалась.

Национал-социалисты активно перенимали итальянский опыт, лучшим примером чего стал визит в Италию в 1933 г. министра пропаганды Й. Геббельса. Кроме того, пропаганда «образа друга» в этот период имела дополнительную специфику. Нацистские пропагандисты использовали образ фашистской Италии в качестве образца для Германии, доказывали на итальянском примере успешность немецких преобразований и правильность выбранного пути; а также указывали немцам на необходимость столь же сильного восхищения фюрером и режимом, как это было в Италии. Уникальной чертой этого периода является признание нацистами «старшинства» итальянского режима. Несмотря на постоянное подчеркивание собственной независимости и равенства двух партий и государств, нацисты считали итальянский фашизм «первым среди равных» как самое раннее воплощение национальной идеи и эпохальное выступление против устаревших идеалов демократии.

В 1933 г. нацистские пропагандисты создали качественно новый образ Италии -образ благополучной и динамично развивающейся под властью фашистов страны, испытывающей большую приязнь к родственному режиму в Германии и помогающей ему на международной арене.

Но данная картина была несвободной от недостатков, а последние утверждения - просто напросто лживыми. Итальянским фашистам льстило восхищение со стороны Германии, но Муссолини вовсе не считал для себя обязательной переориентацию итальянской внешней политики на Германию. Внешнеполитическая ситуация внесла кардинальные изменения в созданный пропагандистами образ дружественной страны. Камнем преткновения стал вопрос о влиянии в Австрии, на которое претендовали обе державы. Отношения двух стран ухудшились еще летом 1933 г., а после очередного обострения в начале 1934 г. на начинавшийся кризис отреагировала нацистская пропаганда, резко снизив количество дружелюбных заявлений об Италии. Попытка путча в Австрии летом 1934 г. и убийство личного друга Муссолини канцлера Дольфуса привели фактически к разрыву отношений. Значительную роль в этом сыграло и начавшееся соперничество за лидерство в идеологической сфере. Пропагандистам пришлось прекратить «прославление» Италии в связи с неопределенностью будущих отношений двух государств. Дополнительную проблему создавала однозначно антиитальянская реакция на австрийские события немецкого общества.

Вместе с тем, Гитлер не отказался от своих планов по заключению союза с Италией, поэтому позицию пропаганды в этот период можно охарактеризовать как «выжидание». Ее усилия в это время были направлены прежде всего на сдерживание антиитальянских настроений в Германии и недопущение слишком одиозных нападок на Италию, способных обострить и без того сильно осложнившиеся отношения. Главным методом сокрытия разногласий стал метод «информационного мусора», согласно которому нацистские пропагандисты и СМИ предоставляли обществу большое количество некомментируемых и нейтральных сведений об Италии. Наравне с ним применялся метод ложных обобщений, позволявший приукрашать отношения с Италией. Другим важным приемом стало использование иронии, позволявшей представить отчуждение как временные ошибки и недальновидность «не до конца исправившихся» итальянцев. Самым ярким свидетельством кризиса стал резко изменившийся язык пропагандистских сообщений, из которого исчезли слова «фашизм», «дуче», «движение», «национальный» и т.д., замененные на холодно-официальные «Италия», «глава правительства», «государство». Но и в этот период представление об общности судеб и пути двух стран сохранялось, два режима по-прежнему упоминались вместе как сходные явления.

Улучшению отношений двух стран, повлекшему за собой и изменения в пропаганде, способствовала развязанная Муссолини итало-абиссинская война. Дуче, оставшись без союзников, проявил заинтересованность в немецкой поддёржке, а

Гитлер, не отказывавшийся от идеи итало-германского союза, согласился с итальянским предложением. Кроме того, эта война принесла Германии значительные дивиденды, позволив провести ряд антиверсальских акций, в том числе ввести войска в Рейнскую демилитаризованную зону. В ходе итало-абиссинского конфликта немецкие пропагандисты стали постепенно возвращаться к положительному образу Италии, вновь начав использовать термин «фашизм». Тем не менее, австрийские события и итало-абиссинская война, во время которой симпатии немецкого общества явно были на стороне Абиссинии, сильно затруднили деятельность органов пропаганды, оживив и усилив антиитальянские настроения, господствовавшие в немецком обществе. Прежде чем заняться воссозданием образа дружественного государства, Геббельсу пришлось приложить значительные усилия для прекращения антиитальянских высказываний в прессе. Кроме того, пропагандисты проявляли теперь значительную осторожность в своей деятельности, предпочитая сначала убедиться в прочности итало-германских отношений.

Полномасштабное возрождение образа союзного государства началось только во второй половине 1936 г. С момента подписания договора о сотрудничестве в октябре 1936 г. в итало-германских отношениях и немецкой пропагандистской политике в отношении Италии начался период дружбы, продлившийся до начала Второй мировой войны. Несмотря на то, что в 1936-1939 гт. дипломатические отношения двух стран не были свободны от противоречий и проблем, в пропаганде образа дружественной Италии значительных изменений не происходило. Образ союзного государства и близкого по духу народа оставался неизменным. В этот период были возрождены все старые темы: интерес к политическому и социальному устройству фашистской Италии, пропаганде и культурной политике итальянского режима и т.д. Но значительно изменилась расстановка акцентов. Прежде всего, лидером в отношениях двух стран стала выступать теперь уже нацистская Германии и никаких упоминаний о том, что когда-то национал-социалисты ориентировались на итальянский пример, не было. Во-вторых, в рамках положительного образа Италии был создан суб-образ итало-германской дружбы, отвлекавший на себя наибольшее внимание пропагандистов. Их интересовала уже не Италия как таковая, а итальянский фашизм как друг и союзник германского национал-социализма. Все события внутренней жизни Италии рассматривались через призму немецкой внутренней политики, а все внешнеполитические контакты — в контексте существования «оси Берлин-Рим». Последний термин прочно вошел в немецкий язык, став символом «особых» отношений двух фашистских держав.

Новым мотивом в пропаганде стало использование военных тем, прежде всего, представление фашистской Италии как ценного союзника в случае войны. Резко изменились роль и место представлений о Бенито Муссолини в положительном образе Италии. Если ранее культ дуче выступал как пример для создания культа фюрера в Германии, то теперь он использовался только для изменения представлений об Италии в целом, основываясь на дружбе, связывавшей двух вождей: фюрера и дуче.

Италия занимала совершенно особое место в национал-социалистической пропаганде. Ей уделялось огромное внимание, несопоставимое с количеством сообщений из других стран. Важным методом воспитания дружеских чувств в этот период к итальянскому народу стало увеличение количества личных контактов представителей двух стран, прежде всего, рабочих и юношеских организаций: «Балилла» и «Гитлерюгенд»; «Дополаворо» и «Сила через радость». Любая встреча превращалась в театрализованное шоу, срежиссированное нацистской пропагандой. Апогеем подобных действ явились личные встречи Гитлера и Муссолини в 1937 г. в Германии и в 1938 г. в Италии, ставшие фантастическом спектаклем и внушительной демонстрацией дружбы двух вождей.

Новым средством пропаганды стало проведение совместной культурной политики и расширение сотрудничества двух режимов в области образования и культуры, но соглашение об этом было заключено только в конце предвоенного периода в ноябре 1938 г., поэтому его реализация в значительной мере пришлась уже на годы войны.

Несмотря на огромную пропагандистскую работу, вопрос о действенности пропагандистского образа остается открытым. Первоначальные результаты, полученные пропагандистами в 1933 г., были сведены на нет периодом охлаждения отношений 1934 — середины 1936 гг. Австрийский кризис подорвал представления об итальянцах как друзьях, уважающих немецкие интересы. Итало-абиссинская война доказала, что неверными были и сведения о миролюбии фашистов. Во время абиссинской кампании симпатии немецкого общества находились почти исключительно на стороне Абиссинии. Позднее значительным препятствием на пути реализации пропагандистских планов стала Вторая мировая война. Эффективность пропагандируемого образа союзника стала зависеть не столько от усилий его создателей, сколько от военной ситуации и хода боевых действий. Поэтому у пропагандистов Третьего рейха было фактически только три года (1936-1939) для внедрения в сознание немцев желательного образа дружественной Италии. Несмотря на дефицит достоверных источников, можно предположить, что национал-социалистам не удалось полностью изменить представления немецкого общества об Италии и итальянцах. Но пропагандисты сумели серьезно их улучшить, внедрив в массовое сознание идею об изменении итальянского народа под властью фашистов в лучшую сторону. Ситуация в Германии и стремление нацистов к обновлению государства и возрождению германского духа способствовали начинаниям пропагандистов.

Создавая новый образ Италии, пропагандисты Третьего рейха стремились не только изменить представления немецкого общества о союзнике. Формируемый образ Италии оказывал влияние на внутреннюю ситуацию в Германии. Все эти годы на примере Италии как государства дружественного и родственного по духу (что не отрицалось до конца и в годы соперничества, просто идея близости режимов отходила на задний план), как страны, первой вставшей на путь замены «прогнившей демократии» эффективной «национальной диктатурой», пропагандировались различные аспекты немецкой национальной революции. Опыт Италии ориентировал на правильный путь решения возникающих проблем, становился своеобразным эталоном, с которым надо было сверять свои действия.

Нацистской пропаганде удалось добиться отождествления двух режимов в массовом сознании. Большая заслуга в этом принадлежала не только нацистской, но и антинацистской пропаганде. Социалисты и коммунисты боролись с немецким режимом, называя его «фашистским» и используя лозунги и фразеологию времен установления фашистской диктатуры в Италии, чем внесли свой вклад в распространение данного пропагандистского утверждения.

Идея о родстве и единстве движений была настолько глубоко внедрена в сознание немецкого общества, что проблемы, испытываемые фашизмом в 1935 и 1943 гг., начали сказываться и на положении немецкого режима. Это даже вызвало беспокойство нацистского руководства.

Национал-социалистам удалось утвердить мнение о личной дружбе двух вождей, объявив дуче, по сути, единственным другом Гитлера. Можно даже говорить об успешно внедренном в сознание немецкого общества пропагандистском клише, поскольку люди разного возраста, убеждений и положения единогласно и единообразно говорят в своих воспоминаниях о дружбе двух вождей.

Как главный успех пропаганды стоит расценивать разделение, хотя бы частичное, в массовом сознании образов старой Италии-предательницы и нового фашистского государства. И если отношение немцев к Италии сильно не изменилось, то фашистский режим воспринимался однозначно как друг нацистского. Таким образом, пропаганда не смогла полностью преодолеть негативное мнение немецкого общества об Италии и итальянцах, но ей удалось навязать этому обществу новые представления о фашистском собрате.

Особенно эффективной была пропаганда среди молодежи, еще не имевшей четкого мнения об Италии и свободной от предрассудков времен Первой мировой войны. Можно также говорить о разной степени успешности пропаганды среди партийных и беспартийных немцев, так как воздействие на членов партии было более массированным. Отдельно стоит выделить группу старых партийцев (до 1935 г. вступления), когда членство в партии еще не было модным или полезным и вступавшие в ряды НСДАП по большей части разделяли нацистские представления о фашистской Италии.

Говоря о пропагандистском образе Италии в нацистской Германии, стоит отметить еще несколько его специфических черт. Союз с Италией был столь важен для национал-социалистов, что образ Италии был свободен от нескольких важных пропагандистских штампов. Во-первых, ради союза с Италией и изменения представлений о ней в обществе, национал-социалисты отказались от одного из самых громких своих идеологических постулатов и пропагандистских лозунгов — защиты прав немецких меньшинств и возвращения немецких территорий. Италия стала в этом плане единственным исключением. Гитлер решил проигнорировать проблему Ю.жного Тироля, признав его итальянской территорией и переселив, в итоге, местное немецкое население на территорию рейха для избежания конфликтов между дружественными и родственными государствами.

Во-вторых, в отношении итальянского народа национал-социалисты отказались от еще одного идеологического постулата: тезиса о расовой полноценности или неполноценности народов. Итальянцы были единственным, не принадлежавшем, по мнению нацистов, к арийской расе народом, о котором они отзывались положительно, и который признавали достойным уважения. Органы пропаганды предприняли попытки представить итальянский народ родственным арийской расе, объявив о наличии у итальянцев германской крови благодаря смешению населения Римской империи с завоевавшими ее германскими варварами. Правда, подобные попытки были достаточно редкими и робкими. В итоге, национал-социалисты признали право на существование латинской расы, близкой по духу арийской.

В-третьих, нацисты достаточно долго смирялись с отсутствием в Италии антисемитской политики, хотя это был единственный вопрос, по которому фашизм удостаивался критики даже в период дружественных отношений. После трудностей в Абиссинии национал-социалистам удалось навязать Муссолини антисемитские законы, принятие которых расценивалось нацистами как окончательное единение двух стран.

Эти факторы позволяют охарактеризовать отношение национал-социалистов к Италии как особое и поверить в наличие искренних дружеских чувств, хотя бы на первоначальном этапе.

Таким образом, в 30-е гг. нацистские пропагандисты сумели создать положительный образ фашистской Италии, как верного друга и союзника Третьего рейха Мотивы итало-германской дружбы пронизывали все сферы взаимодействия » двух стран: политическую, социально-экономическую, культурную, идеологическую. Несмотря на значительные изменения, которые претерпел образ Италии и период охлаждения отношений 1934-первой половины 1936 гг., можно с уверенностью говорить об успешном создании пропагандистами Третьего рейха полноценного «образа друга», многие методы и средства внедрения которого были разработаны и отработаны ими самими в ходе практической деятельности. Этот образ отчасти удалось внедрить в сознание немецкого общества, но отсутствие времени на его закрепление, отрицательное воздействие начавшейся войны и военные неудачи итальянцев в итоге свели на нет результаты национал-социалистической пропаганды.

253

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Свечникова, Светлана Владимировна, 2006 год

1. Dienststelle Rosenberg (Ведомство Розенберга)

2. NS 43/22. Politische und weltanschaunliche Fragen. Bd. 1.

3. NS 43/23. Politische und weltanschaunliche Fragen. Bd. 2.1. NS 43/143. Verschiedenes.1. NS 43/152. Aussenpolitik.

4. NS 43/384. Faschistische Partei.1. NS 43/385. Verschiedenes.1. NS 43/389. Kolonien.

5. NS 43/390. Benito Mussolini.1. NS 43/405. Innenpolitik.1. NS 43/424. Suedtirol.

6. Reichsministerium flier Volksaufklaerung und Propaganda (Министерство народного просвещения и пропаганды)

7. R 55/20042. Berichte (vermutlich des deutschen Presseattaches) ueber Innen- und Aussenpolitik verschiedenes Laender. R 55/20043. Kolonialfragen in der Presse.

8. Reichskanzlei (Рейхсканцелярия) Я43П/1407 Suedtirol.

9. R43 П/1447 Italienisch-deutsche Beziehungen 1933-1936. R4311/1449 Italienisch-deutsche Beziehungen 1935-1937.

10. R43 П/1450 Italienisch-deutsche Beziehungen 1938-1939. R43 П/1451 Italienisch-deutsche Beziehungen 1936-1941.

11. Auswariiges Ami (Министерство иностранных дед) R 901/58632. Ribbentrop besucht Mussolini und Ciano. R 901/58905. Ribbentrop in Rom.

12. R 901/58942. Ribbentrop in Rom bei Mussolini Reisemeldung 26.10.37. R 901/58972. Ribbentrop italienische Reise. R 901/60615. Mussolinis Besuch in Deutschland.

13. Institut der aussenpolitischen Angelegenheiten (Институт no вопросам внешней политики)

14. R 4902/5478. названия данные дела не имеют. R 4902/8930. R 4902/10964.

15. П. Российский государственный военный архив.

16. Ф. 1363. Имперское министерство пропаганды и народного просвещения.

17. Д. 4. Переписка с управлением пропаганды о приеме на работу и награждении сотрудников управлений и министерства, о материале радиопередач; отчет начальника управления архивов «Союза немцев за границей» о работе за 1938-1939 гт. и др.

18. Д 86. План распределения обязанностей сотрудников Министерства просвещения и пропаганды Германии.

19. On. 2. Д. 1. Инструктивные указания для германской прессы; перевода статей из газеты « Манчестер Гардиан»; вырезки из журнала «Метцес фрайес журнал»; список сотрудников радиосети «Хеймвер».

20. Д. 2. Бюллетени «Дейчер Динст», «Интернатионале Информацион» с обзорами международных событий; записи передач советского радио.

21. On. 5. Д. 8. Материалы к германско-итальянскому договору о переселении немцев из Италии в Германии, присланные министру пропаганды МИДом Германии (текст договора, директивы, переписка, газетные вырезки).

22. Д. 39. Тексты выступлений начальника имперского отдела печати Отго Дитриха по вопросам пропаганды Германии, речи на приемах и пресс-конференциях перед представителями зарубежной печати.

23. Д. 40. Тексты выступлений начальника имперского отдела печати Отто Дитриха по вопросам пропаганды Германии, речи на приемах и пресс-конференциях перед представителями зарубежной печати.

24. Д. 51. Экземпляры бюллетеней имперского министерства народного просвещения и пропаганды за январь-апрель 1937 г.; газетные вырезки о положении венгерских евреев.

25. Д. 63. Вырезки из итальянских и немецких газет о школах и высших учебных заведениях в Италии.

26. On. 6. Д 1. Вырезки из немецких газет с биографическими сведениями о семье Геббельса, портреты членов его семьи.

27. Д 2. Вырезки из немецких газет о следствии по делу о под жоге рейхстага, о выходе Германии из Лиги Нации, начале кампании зимней помощи, I конгрессе Германского трудового фронта, реорганизации судопроизводства в Германии.

28. Д. 10. Вырезки из немецких газет с отзывами о книгах Геббельса «Наступление», «От кайзеровского двора до имперской канцелярии», «Фашизм и его практические результаты» и др.

29. Д. 15. Вырезки из немецких газет о концертах итальянских артистов в Германии, выставке итальянского искусства в Берлине, социальном обеспечении работников прессы в Германии, праздновании 700-летнего юбилея Берлина и т.д.

30. Д. 16. Вырезки из немецких газет о концертах итальянских артистов в Германии, выставке итальянского искусства в Берлине, социальном обеспечении работников прессы в Германии, праздновании 700-летнего юбилея Берлина и т.д.

31. Д. 17. Вырезки из немецких газет о пребывании Муссолини и Галифакса в Германии, 4-летии нацистского государства, 700-летии берлина, праздновании 14-летнего юбилея «пивного путча», кампании антисоветской и антисемитской пропаганды в Германии.

32. Опубликованные документы Моссе Дж. Нацизм и культура. Идеология и культура национал-социализма. М., 2003. NS-Presseanweisungen der Vorkriegszeit. Edition und Dokumentation. Bd. 1—7. Muenchen. 1984-2001.

33. Meldungen aus dem Reich: 1938-1945; die geheimen Lageberichte des Sicherheitsdienstes der SS; vollstaendige Texte aus dem Bestand des Bundesarchives Koblenz/Hg. H. Boberach. Bd. 1-17. Berlin. 1984.1. Пресса

34. Niederdeutscher Beobachter. 1933-1939. Oberhessische Presse (Oberhessische Zeitung). 1933-1939. Voelkischer Beobachter. 1933-1938.

35. Работы идеологов национал-социализма и сотрудников органов пропаганды

36. Гитлер А. Моя борьба. Каунас, 199.

37. Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск, 1993.

38. Раушнинг Г. Говорит Гитлер. Зверь из бездны. М., 1993.

39. Buchheit G. Mussolini und das neue Italien. Berlin, 1938.

40. Diel L. Mussolini. Duce des Faschismus. Leipzig, 1939.

41. Dietrich O. Der Nationalsozialismus als Weltanschauung und Staatsgedanke. Berlin, 1935.

42. Dietrich O. Die geistigen Grundlagen des neuen Europa. Berllin, 1941.

43. Dietrich O. Mit Hitler in die Macht. Persoenliche Erlebnisse mit einem Fuehrer. Muenchen, 1934.

44. Dietrich O. Nationalsozialistische Pressepolitik. Berlin, 1938.

45. Dietrich O. Revolution des Denkens. Dortmund, 1939.

46. Goebbels J. P. Der Angriff. Aufsaetze aus Kampf. Muenchen, 1933.

47. Goebbels J. P. Der Faschismus und seine praktische Ergebnisse. Berlin, 1934.

48. Goebbels J. P. «Goebbels spricht». Reden aus Kampf und aus Sieg. Muenchen, 1933.

49. Goebbels J. P. Goebbels spricht zur Welt. Das nationalsozialistische Deutschland und seine Aufgabe fuer den Frieden der Voelker. Berlin. 1933.

50. Goebbels J. P. Kampf um Berlin. Der Anfang. Muenchen, 1934.

51. Goebbels J. P. Nation im Aufbau. Sonderlieferung des Aufklaerungs- und Rednerinformationsmaterials der Reichspropagandaleitung. Muenchen, 193.

52. Goebbels J. P. NationalsozialistischerRundfunk. Berlin, 193.

53. Goebbels J. P. Rassenfrage und Weltpropaganda. Langenfalza. 1934.

54. Goebbels J. P. Die Rede am 20 Oktober 1933 im Berliner Sportpalast/ZHitler A. und Goebbels J. Deutschland an die Welt. Drei Reden. Halle, 1933. S. 9-18.

55. Goebbels J. P. Die Rede des Reichministers Dr. Goebbels zur Fahnenweihe im Propaganda-Ministerium am 4 Juli 1933. Berlin, 1933.

56. Goebbels J. P. Revolution der Deutschen, 14 Jahren Nationalsozialismus. Goebbels Reden mitEinheit. Oldenburg, 1933.

57. Goebbels J. P. Signale der neuen Zeit. 25 ausgewaelte Reden. Muenchen, 1934.

58. Goebbels J. P. Die Tagebuecher: Saemtliche Fragmente. Teil 1. Bd. 2,3. Muenchen, 1987.

59. Goebbels J. P. Vom Kaiserhof zur Reichskanzlei. Eine historische Darstellung in Tagebuchblaettern (1.01.32-1.05.1933). Muenchen, 1942.

60. Goebbels J. P. Wetterleuchen. Zweiter Band «Angriff». Muenchen, 1939.

61. Hadamovsky E. Hitler erobert die Wirtschaft. Muenchen, 1935.

62. Hadamovsky E. Hitler kaempft um den Frieden Europas. Ein Tagebuch von Adolf Hitlers Kampf fuer Frieden und Gleichberechtigung. Muenchen, 1941.

63. Hadamovsky E. Propaganda und nationale Macht. Die Organisation der oeffentlichen Meinung fuer die nationale Politik. Oldenburg, 1933.

64. Hess R. Briefe.1908-1933. Muenchen, 1987.

65. Hitler A. Adolf Hitlers Reden. Muenchen, 1933.

66. Hitler A. Hitlers Zweites Buch. Ein Dokument aus dem Jahr 1928. Stuttgart, 1961.

67. Hitler A. Rede des Fuehrers vor dem 1. Grossdeutschen Reichstag am 30 Januar 1939. Berlin, 1939.

68. Hitler A. Die Reden Hitlers als Kanzler. Das junge Deutschland will Arbeit und Frieden. Munchen, 1934.

69. Hitler A. Die Reden Hitlers am Reichsparteitag 1933. Muenchen, 1934.

70. Hitler A. Die Reden Hitlers am Reichsparteitag der Ehre 1936. Muenchen, 193.

71. Hitler A. Die Reden Hitlers fuer Gleichberechtigung und Frieden. Munchen, 1934.

72. Hitler A. Rundfiinkrede am 14 Oktober 1933// Hitler A. und Goebbels J. Deutschland an die Welt. Drei Reden. S. 3-9.

73. Rosenberg A. Blut und Ehre. Gestaltung der Idee. Reden und Aufsaetze von 1933-1935. Muenchen, 1937.

74. Rosenberg A. Das Wesensgefuege des Nationalsozialismus. Muenchen, 1933.

75. Rosenberg A. Der Kampf um die Weltanschauung. Rede, gehalten am 22. Februar 1934 im Reichstagsitzungssaal von der Kroll-Oper zu Berlin. Muenchen, 1934.

76. Rosenberg A. Der volkische Staatsgedanke. Untergang und Neugeburt. Muenchen, 1924.

77. Rosenberg A. Der Zukunftweg einer deutschen Aussenpolitik. Muenchen, 1927.

78. Rosenberg A. Krisis und Neubau Europas. Berlin, 1936.

79. Rosenberg A. Neugeburt Europas als werdende Geschichte. Halle/Saale, 1939.

80. Six F. A. Die politische Propaganda der NSDAP im Kampf um die Macht. Inaugural-Dissertation genehmigt von der Philosophischen Fakultaet an der Ruprecht-Karl-Universitaet Heildelberg. Heidelberg, 1936.1. Воспоминания и дневники

81. Белов Н. фон Я был адъютантом Гитлера. 1937-1945. Смоленск, 2003.

82. Васильчикова М. И. Берлинский дневник. 1940-1945. М., 1994.

83. Кессельринг А. Люфтваффе: триумф и поражение. Воспоминания фельдмаршала Третьего рейха. 1933-1947. М., 2003.

84. Клемперер В. 1Л1 Язык третьего рейха. Записная книжка филолога. М., 1998.

85. Клемперер В. Свидетельствовать до конца. Из дневников 1933-1945. М., 1998.

86. Скорцени О. Диверсия мое ремесло. Смоленск, 2001.

87. Скорцени О. Секретные задания. Ростов н/Д., 1999.

88. Ширер У. Берлинский дневник. Европа накануне Второй мировой войны глазами американского корреспондента. М., 2002.

89. Шмидт П. Переводчик Гитлера. Смоленск, 2001.

90. Шпеер А. Воспоминания. Смоленск, 1997.

91. Штрасссер О. Гитлер и я. Ростов н/Д., 1999.

92. Borkowski D. Wer weiss, ob wir uns wiedersehen. Erinnerungen einer Berliner Jugend. Berlin, 1990.

93. Engelmann B. Im Gleichschritt marsch. Wie wir die Nazizeit erleben. 1933-1939. Muenchen, 1982.

94. Goertz A. Stichwort: Front. Tagebuch einesjungen Deutschen. 1938-1942. Leipzig, 1987.

95. Klepper J. Unter dem Schatten deiner Fluegel. Aus dem Tagebuch der Jahre 1932-1942. Berlin, 1970.

96. Lang L. Grossstadtjunge//Ein Stueck Berlin. 17 Jugend-Erinnerungen. 1918-1945. Berlin, 2001. S. 72-89.

97. Petersen Jan. Unsere Strasse. Eine Chronik. Geschrieben im Herzen des faschistischen Deutschlands. 1933/1934. Berlin, 1974.

98. Rintelen E. v. Mussolini als Bundesgenosse. Erinnerungen des deutschen Militaerattaches in Rom 1936-1943. Tuebingen, 1951.

99. Национал-социалистические учебники

100. Deutschland sein Schicksal und Aufstehen. Grundlagen zur nationalsozialistischen Erziehung. Frankfurt/M., 1938.

101. Erziehung und Unterricht in der Hoeheren Schule. Berlin, 1938.

102. Kahnmeyer L. Schulze H. Realienbuch. Leipzig, 1934.

103. Klagges D. Geschichtsunterricht als nationalsozialistische Erziehung. Frankfurt/M., 1936.1. Литература

104. Аникеев А. А., Кольга Г. И., Пуховская Н. Е. НСДАП. Идеология, структура и функции. Ставрополь, 2000.

105. Арендт X. Истоки тоталитаризма. М., 1996.

106. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993.

107. Беглов С. И. Внешнеполитическая пропаганда. Очерк теории и практики. М., 1980.

108. Белоусов JI. С. Муссолини: диктатура и демагогия. М., 1993.

109. Белоусов JI. С. Режим Муссолини и массы. М., 2000.

110. Бланк А. С. Из истории раннего фашизма в Германии. М., 1978.

111. Блэк С. Паблик рилейшнз. Что это такое? М., 1990.

112. Брамштедге Е., Френкель Г., Манвелл Р. Йозеф Геббельс Мефистофель усмехается из прошлого. Ростов н/Д., 2000.

113. Буханов В. А. «Коричневый интернационал» (30-е гг.)//Европа в системе международных отношений (1917-1945). Свердловск, 1990. С. 73-83.

114. Буханов В. А. Европейская стратегия германского фашизма. 1933-1939. Свердловск, 1991.

115. Бухвалов А. Г. Прошлое и настоящее западной пропаганды (теоретико-философское обеспечение). М., 1991. Деп. в ИНИОН РАН.

116. Вайткунене JI. Психотехнические средства буржуазной пропаганды//Коммунист. Вильнюс. 1984. № 10. С. 63-67.

117. Ветте В. Психологическая мобилизация немецкого населения 1933-1939//Вторая мировая война. Дискуссии. Основные тенденции. Результаты исследований. М., 1997. С. 160-176.

118. Випперман В. Европейский фашизм в сравнении 1922-1982. Новосибирск, 2000.

119. Войтасик JI. Психология политической пропаганды. М., 1981.

120. Вожогонов Д. А. Психологическая война: подрывные действия империализма в области общественного сознания. М., 1983.

121. Галкин А. А. Германский фашизм. М., 1968.

122. Гасанов И. Б. Национальные стереотипы и «образ врага». М., 1994.

123. Герман JI. Правда о великой лжи. Т. 1 .СПб., 2001.

124. Герцштейн Р. Э. Война, которую выиграл Гитлер. Смоленск, 1996.

125. Говорухина К. А. Политическая пропаганда в тоталитарном обществе. Д иссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. Краснодар, 2002.

126. Грачев Г. В., Мельник И. К. Манипулирование личностью. М., 2003.

127. Гуревич П. JI. Пропаганда в идеологической борьбе. М., 1987.

128. Джоуэтт Г. С., О'Доннел В. Пропаганда и внушение. М., 1988.

129. Доценко Е. JI. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М., 1997.

130. Егорова-Гантман Е., Плешаков К. Концепция образа и стереотипа в международных отношениях//Мировая экономика и международные отношения. 1988. № 12. С. 19-33.3 0. Желев Ж. Фашизм. Тоталитарное государство. М., 1991.

131. Зак JI. А. Западная дипломатия и внешнеполитические стереотипы. М., 1976.

132. Залесский К. А. Вожди и военачальники третьего рейха. М., 2000.

133. Зубарева Е. Ю. Формирование внешнеполитического аппарата нацистской Германии (1933-1938 гг.) М., 1998. Деп. в ИНИОН РАН.

134. Ильинский М. Жизнь и смерть Бенито Муссолини. М., 2000.

135. Илюшин И. А. Пропаганда и информация (информационный аспект методологии и методики пропагандистского мастерства). Владивосток, 1987.

136. История фашизма в Западной Европе. М., 1978.

137. Колье Р. Дуче! Взлет и падение Бенито Муссолини. М., 2001.

138. Корнева JI. Н. Германский фашизм: немецкие историки в поисках объяснения феномена национал-социализма (1945-1990-е годы). Кемерово, 1998.

139. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1995.

140. Лифтон Р. Дж. Технология «промывки мозгов». Психология тоталитаризма. СПб., 2005.

141. Лопухов Б. Р. Германский и итальянский фашизм на пути к мировой войне//Европа между миром и войной 1918-1939. М., 1992. С. 20-57.

142. Лопухов Б. Р. История фашистского режима в Италии. М., 1977.

143. Лопухов Б. Р. Фашистский и антифашистский вариант «европеизма» в Италии//Средиземноморье и Европа: исторические традиции и современные проблемы. М., 1986. С. 41-59.

144. Лыткина Т. В. Социологическая пропаганда. Сущность, функции, пути развития. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. М., 1990.

145. Мазер В. Адольф Гитлер: легенда, миф, реальность. Ростов н/Д., 1998.

146. Макарова JI. М. Идеология нацизма. Сыктывкар, 2005.

147. Макарова JI. М. Связь идеологии и практики во внешней политике германского фашизма (историографический аспект)//Проблемы социально-политической истории зарубежных стран. Сыктывкар, 1996. С. 117-132.

148. Максмит Д. Муссолини. М., 1995.

149. Марабини Ж. Повседневная жизнь Берлина при Гитлере. М., 2003.

150. Мельник Г. С. Mass Media: психологические процессы и эффекты. СПб., 1996.

151. Мир глазами россиян: мифы и внешняя политика. М., 2003.

152. Михайленко В. И. На пути к формированию фашистской «оси Рим-Берлин» (по материалам итальянского Центрального государственного архива)//Проблемы итальянской истории 1982. М., 1983. С. 80-100.

153. Наумов А. О. Фашистский интернационал. Покорение Европы. М., 2005.

154. Новая философская энциклопедия. Т. 2-4. М., 1994.

155. Нольфо Э. ди История международных отношений. 1918-1999. М., 2003.

156. Общественное мнение и пропаганда. М., 1980.

157. Орлов Ю. Я. Журналистская теория и журналистское образование в нацистской Германии/ЛЗестник МГУ. Журналистика. 1992. № 1. С. 67-80. № 2. С. 41-55.

158. Орлов Ю. Я. Религиозность как методологическая и содержательная предпосылка немецко-фашистской пропаганды//Вестник МГУ. Журналистика. 1994. № 1. С. 67-75.

159. Ортега-и-Гассет X. Восстание масс. М., 2005.

160. Паулсен Т. Б. Харизматическая пропаганда как инструмент манипулирования обществом (история и современность). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 2002.

161. Пленков О. Ю. Мифы нации против мифов демократии: немецкая политическая традиция и нацизм. СПб., 1997.

162. Пленков О. Ю. Третий рейх. Арийская культура. СПб., 2005.

163. Пленков О. Ю. Третий рейх. Нацистское государство. СПб., 2004.

164. Пленков О. Ю. Третий рейх. Социальное государство. СПб., 2003.

165. Плотников Н. Расчеты и просчеты. Геббельс//Армия. 1993. № 22. С. 52-55.

166. Почепцов Г. Г. Имиджелогия. М., 2002.

167. Почепцов Г. Г. Пропаганда и контрпропаганда. М., 2004.

168. Проэктор Д. М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М., 1989.

169. Райх В. Психология масс и фашизм. М., 1997.

170. Ржевская Е. М. Геббельс: портрет на фоне дневника. М., 1994.

171. Ридли. Д. Муссолини. М., 1999.

172. Скуленко М. И. История политической пропаганды. Киев, 1990.

173. Толанд Дж. Адольф Гитлер. М., 1993.

174. Тоталитаризм в Европе XX века: Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления. М., 1996.

175. Тоффлер Э. Метаморфозы власти. М., 2001.

176. Турок В. М. Очерки истории Австрии. М., 1962.

177. Ushi mashut oslom. Современное социальное программирование. Пермь, 2002.

178. Устрялов Н. В. Германский национал-социализм. М., 1999.

179. Устрялов Н. В. Итальянский фашизм. М., 1999.

180. Федотов Б. В. Тоталитарное общество: мифы и реальность. М., 1974.

181. Фест И. К. Адольф Гитлер. Биография. Т. 1-2. М., 1993.

182. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990.

183. ХиббертК. Бенито Муссолини. М., 1996.

184. Холодковский К. Г. Итальянский фашизм: немного исторического опыта. М., 1995.

185. Черная JI. Коричневые диктаторы (Гитлер, Геринг, Гиммлер, Геббельс, Борман, Риббентроп). Ростов н/Д., 1999.

186. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М., 1980.

187. Эллюль Ж. Политическая иллюзия. М., 2003.

188. Abel K.-D. Presselenkung im NS-Staat. Eine Studie zur Geschichte der Publizistik in den nationalsozialistischen Zeit. Berlin, 1968.

189. Ackermann J. P. Die Geburt des modernen Propagandakrieges im Ersten Weltkrieg. Frankfurt/M., 2004.

190. Agitation und Propaganda. Bonn, 1963.

191. Altgeld W. Das Deutsche Reich im italienischen Urteil 1871-1945//Das Deutsche Reich im Urteil der Grossen Maechte und europaeischen Nachbarn (1871-1945). Muenchen, 1995. S. 108-121.

192. Anchieri E. Die europeischen Staaten und der Aufstieg des Dritten Reiches 1933— 1939//Das Dritte Reich und Europa. Muenchen, 1957. S. 61-80.

193. Anfuso F. Rom-Berlin im diplomatischen Spiegel. Essen, 1951.

194. Ara A. Faschismus und Nationalsozialismus. Hitler und Mussolini/ZDeutschland 1933. Machtzerfall der Demokratie und nationalsozialistische «Machtergreifung». Eine Vortragsreihe. Berlin, 1984. S. 136-155.

195. Balister T. Die Tatpropaganda der SA. Erfolg und Mythos//Propaganda in Deutschland. Zur G^schichte der politischen Massenbeeibfluessung im 20. Jahrhundert. Darmstadt, 1996. S. 23-34.

196. Behrenbeck S. «Der Fuehrer» Die Einfiiehrung eines politischen Markenartikels/ZPropaganda in Deutschland. S. 51-78.

197. Bellers J. Presse, Aussenpolitik und Olympische Spiele 1936. Siegen, 2002.

198. Benz W. Geschichte des Dritten Reiches. Muenchen, 2000.

199. Benz W. Herrschaft und Gesellschafl im nationalsozialistischen Staat. Frankfurt/M., 1990.

200. Boelcke W. A. Rundfunk/ZDeutsche Verwaltungsgeschichte. Bd. 4. Stuttgart, 1985. S. 959966.

201. Boelcke W. A. Volksaufklaerung und Propaganda/ZDeutsche Verwaltungsgeschichte. Bd. 4 S. 949-958.

202. Bollmus R. Das Amt Rosenberg und seine Gegner. Stuttgart, 1970.

203. Bracher K. D. Nationalsozialismus, Faschismus, Totalitarismus- die deutsche Diktatur im Macht- und Ideologienfeld des 20. Jahrhunderts/ZDeutschland 1933-1945. Neue Studien zur nationalsozialistischen Herrschaft. Duesseldorf, 1993. S. 566-590.

204. Bramsted E. K. Goebbels und die nationalsozialistische Propaganda 1925—1945. Frankfurt/M., 1971.

205. Broszat M. Der Staat Hitlers. Grundlegung und Entwicklung seiner inneren Verfassung. Muenchen, 1969.

206. Burleigh M. Die Zeit des Nationalsozialismus. Eine Gesamtdarstellung. Frankfurt/M., 2000.

207. Bussemer T. Propaganda und Populaerkultur. Konstruirte Erlebniswelten im Nationalsozialismus. Wiesbaden, 2000.

208. Bussemer T. Propaganda. Konzepte und Theorien. Wiesbaden, 2005.

209. Bytwerk R. L. Die nationalsozialistische Versammlungpraxis. Die Anfaenge vor 1933//Propaganda in Deutschland. S. 35-50.

210. Casmir F. L. Hitler als Prototyp des politischen Redners. Charisma und Mystifikation/ZPropaganda in Deutschland. S. 79-99.

211. Das Goebbels-Experiment. Propaganda und Politik / Hg. Hachmeister L./Kloft M. Muenchen, 2005.

212. Deakin F. W. Die brutale Freundschaft. Hitler, Mussolini und der Untergang des italienischen Faschismus. Koeln, 1964.

213. Der itailienische Faschismus. Probleme und Forschungstendenzen. Wien, 1983.

214. Dolezel S. Loiperdinger M. Adolf Hitler in Parteifilm und Wochenschau/ZFuhrerbilder. Hitler, Mussolini, Roosevelt, Stalin in Fotografie und Film. Muenchen, 1995. S. 77-100.

215. Donner W. Propaganda und Film im «Dritten Reich». Berlin, 1995.

216. Erdmann K. D. Nationalsozialismus-Faschismus-Totalitarismus//Geschichte in Wissenschaftund Unterricht. 1976. Bd. 27. S. 457-469.

217. Frei N. Nationalsozialistische Presse und Propaganda//Das Dritte Reich: Herrschaftsstruktur und Geschichte. Muenchen, 1983.

218. Freiberg W. Suedtirol und der italienische Nationalismus. Innsbruck, 1989.

219. Frey P. W. Faschistische Fernostpolitik. Italien, China und die Entstehung des weltpolitischen Dreieckes Rom-Berlin-Tokio. Frankfurt/M., 1997.

220. Funke M. Brutale Freundschaft im Legendenschleier. Marginale zur Vorgeschichte der «Achse» Rom-Berlin//GWU. 1972. Bd. 23. S. 713-731.

221. Funke M. Hitler, Mussolini und die Substanz der «Achse»//Nationalsozialistische Diktatur 1933-1945. Eine Bilanz. Duesseldorf, 1983. S. 345-379.

222. Funke M. Sanktionen und Kanonen. Hitler, Mussolini und internationale Abessinienkonflikt 1934-1936. Dueseldorf, 1971.

223. Funke M. Starker oder schwacher Diktator? Hitlers Herrschaft und die Deutschen. Ein Essay. Duesseldorf, 1989.

224. Gerhard P. Aufstand der Bilder. Die NS-Propaganda vor 1933. Bonn, 1990.

225. Grieswelle D. Propaganda der Friedlosigkeit. Eine Studie zu Hitlers Rhetorik 1920-1933.Stuttgart, 1972.

226. Haffiier S. Germany: Jekyll&Hyde. 1939-Deutschland von ihnen betrachtet. Berlin, 1996.

227. Hausmann Fr.-R. «Vom Strudel der Ereignisse verschlungen». Deutsche Romanistik im «Dritten Reich». Frankfort/M., 2000.

228. Herbst L. Das nationalsozialistische Deutschland. 1933-1945. Die Entfesselung der Gewalt: Rassismus und Krieg. Frankfurt/M., 1996.

229. Hildebrand K. Das vergangene Reich. Deutsche Aussenpolitik von Bismark bis Hitler. Berlin, 1999.

230. Hoepke K-P. Die deutsche Rechte und der italienische Faschismus. Ein Beitrag zum Selbstverstaendnis und zur Politik von Gruppen der deutschen Rechten. Duesseldorf, 1968.

231. Horst H. Die Taktik der Pressepropaganda des Hitlerregimes 1943-1945. Muenchen, 1963.

232. Ideologische Diversion. Psychologischer Krieg. Antikommunismus. Hft. 31. Berlin, 1968.

233. I wo J. Goebbels erobert die Welt. Paris, 1936.

234. Jungblut P. Otto Hammann und die Pressepolitik der deutschen Reichsleitung. 1890-1916// Propaganda. Meinungskampf, Verfuehrung und politische Sinnstiftung. 1789-1989. S. 101116.

235. Kerschaw J. Der Hitler-Mythos. Volksmeinung und Propaganda im Dritten Reich. Stuttgart, 1980.

236. Kerschaw J. Hitler. 1889-1945. In 2. Baende. Stuttgart, 1998.

237. Kerschaw J. Hitlers Macht. Das Profil derNS-Herrschaft. Muenchen, 2001.

238. Kos. F-J. Der Faktor Oesterreich in den Beziehungen des Deutschen Reiches zu Italien 1871-1945//Duelffer J. Deutschland in Europa. Kontinuitaet und Bruch. Gedenksschriefl fur Andreas Hillgruber. Frankfort/Berlin, 1990, S. 154-174.

239. Kratzer W. Feiem und Feste der Nationalsozialisten. Aneignung und Umgestaltung christlicher Kalender, Riten und Symbole. Muenchen, 1998.

240. Krueger P. Hitlers Europolitik//Der Nationalsozialismus. Studien zur Ideologic und Herrschaft. Frankfurt/M., 1994. S. 104-133.

241. Kuby E. Verrat auf Deutsch. Wie das Dritte Reich Italien ruinierte. Hamburg, 1982.

242. Latour C. F. Suedtirol und die Achse Berlin-Rom 1938-1945. Stuttgart, 1962.

243. Lill R. Italienischer Faschismus und deutscher Nationalsozialismus/ZMachtverfall und Machtergreifung. Aufstieg und Herrschaft des Nationalsozialismus. Muenchen, 1983. S. 169-188.

244. Longerich P. Nationalsozialistische Propaganda/ZDeutschland 1933-1945. Neue Studien zur nationalsozialistischen Herrschaft. S. 291-314.

245. Longerich P. Propagandisten im Krieg. Die Presseabteilung des Auswaertigen Amtes unter Ribbentrop. Muenchen, 1987.

246. Loenne K-E. Der «Voelkischer Beobachten> und der italienische Faschismus//QFIAB. 1971. Bd. 51. S. 539-584.

247. Michels H. Ideologic und Propaganda: Die Rolle von Joseph Goebbels in der nationalsozialistischenAussenpolitikbis 1939. Frankfurt/M., 1992.

248. Moeller F. Blitzkrieg und nationalsozialistische Filmpropaganda. Aus den Tagenanzeichnungen von Joseph Goebbels 1939 bis 1941//Propaganda. Meinungskampf, Verfiiehrung und politische Sinnstiftung. S. 133—146.

249. Mommsen H. Nationalsozialismus als vorgetaeuschte Modernisierung//Der historische Ort des Nationalsozialismus. Annaeherungen. Fraiikfurt/M., 1990. S. 31-46.

250. Nolte E. Der Faschismus in seiner Epoche. Die Action francaise. Der italienische Faschismus. Der Nationalsozialismus. Muenchen, 1963.

251. Nolte E. Der Faschismus von Mussolini zu Hitler. Texte, Bilder, Dokumente. Muenchen, 1968.

252. Nolte E. Nationalsozialismus und Faschismus im Urteil Mussolinis und Hitlers// Faschismus-Nationalsozialismus, Braunschweig, 1964, S. 60-73.

253. Ohr D. Nationalsozialistische Propaganda und Weimarer Wahlen. Empirische Analysen zur Wirkung vonNSDAP-Versammlungen. Opladen, 1997.

254. Pese W.W. Hitler und Italien 1920-1926//Vierteljahresheft fuer Zeitgeschichte. 1955. Bd. 3.S. 113-126.

255. Petersen J. Deutschland und Italien im Sommer 1935//GWU. 1969. Bd. 20. S. 330-341.

256. Petersen J. Deutschland, Italien und Sudtirol 1938-1940//Eisterer K. Steininger R Die Option. Suedtirol zwieschen Faschismus und Nationalsozialismus. Innsbruck, 1989. S. 127— 150.

257. Petersen J. Hitler-Mussolini. Entstehung der Achse Berlin-Rom. 1933-1936. Tuebingen, 1973.

258. Petersen J. Vorspiel zu «Stahlpakt» und Kriegsallianz: Das deutsch-italienische Kulturabkommen vom 23. Nowember 1938//VfZ. 1988. Bd. 36. S. 41-77.

259. Rademacher M. Vom PressewafFenstillstand zur Achse Rom-Berlin: der Abissinienkrieg und die deutsch-italienischen Beziehungen 1934-1936. Marburg, 1997.

260. Radiozeiten. Herrschaft, Alltag, Gesellschaft. 1924-1960. Potsdam, 1999.

261. Rauscher W. Hitler und Mussolini. Macht, Krieg und Terror. Regensburg, 2001.

262. Reichel P. Der schoene Schein des Dritten Reiches. Faszination und Gewalt des Faschismus. Frankfurt/M., 1994.

263. Reinchardt S. Faschistische Kampfbuende. Gewalt und Gemeinschaft im italienischen Squadrismus und in der deutschen SA. Koeln, 2002.

264. Riess C. Goebbels. Daemon der Macht. Muenchen, 1989.

265. Roegele О. B. Eine neue Dimension der Propaganda: Bemerkungen zur nationalsozialistischen Praxis der Massenbeeinflussung/ZSnage i putovi rata i mira. Zagreb, 1978. S. 91-108.

266. Roland С. H. Das Geruecht im Dritten Reich zwischen 1939 und 1945. Soziologisch-Linguistische Betrachtung zur Kommunikationsform des Geruechtes. Tuebingen, 2001.

267. Rosen E. R Mussolini und Deutschland. 1922-1923//VfZ. Bd. 5.1957. S. 17-41.

268. Rossaint J. C. Vom Zweiten ins «Dritte Reich». Weimar. Faschismus. Wiederstand. Frankfurt/M., 1986.

269. Ruehlmann P. M. Kulturpropaganda. Grundsaetzliche Darlegung und Auslandsbeobachtungen. Charlottenburg, 1919.

270. Schaefer H. D. Das gespaltene Bewusstsein. Deutsche Kultur und Lebenswirklichkeit 1933-1945. Muenchen, 1983.

271. Schieder W. Das Deutschland Hitlers und das Italien Mussolinis. Zum Problem faschistischerRegimebildung//Die Grosse Krise der dreissiger Jahre vom Niedergang der Weltwirtschaft zum Zweiten Weltkrieg. Goettingen, 1985. S. 42-72.

272. Schieder W. Faschismus als Vergangenheit. Streit der Historikerin Italien und Deutschland// Derhistorische Ort des Nationalsozialismus. S. 131-154.

273. Schivelbusch W. Entfernte Verwandschaft. Faschismus, Nationalsozialismus, New Deal. 1933-1939. Muenchen, 2005.

274. Schleicher A. G. Spielfilm und politische Propaganda im nationalsozialistischen Deutschland. Marburg, 1998.

275. Schmitt С. Der Begriff des Politischen. Hamburg, 1932.

276. Schoendienst E. Kulturelle Angelegenheiten/ZDeutsche Verwaltungsgeschichte. Bd. 4. S. 988-1001.

277. Schreiber G. Revisionismus und Weltmachtstreben. Marienfuehrung und deutsch-italienische Beziehungen 1919 bis 1944. Stuttgart, 1978.

278. Siebert F. Der deutsch-italienische Stahlpakt//VfZ. 1959. Bd. 7. S. 372-395.

279. Stein A. Adolf Hitler und Gustav Le Bon//GWU. Bd. 6.1955. S. 362-368.

280. Steininger R Die Option Anmerkungen zu einem schwierigen Thema//Eisterer K. Steininger R Die Option. Suedtirol zwieschen Faschismus und Nationalsozialismus. S. 9-31.

281. Stern-Rubarth E. Die Propaganda als politische Instrument. Berlin, 1921.

282. Thamer H-U. Verfuehrung und Gewalt. Deutschland 1933-1945. Berlin, 1986.

283. Thomae O. Der Propaganda-Maschinerie. Bildende Kunst und Oeffentlichkeitsarbeit im Dritten Reich. Berlin, 1978.

284. Trevor-Roper H. R Hitlers Kriegsziele//Nationalsozialistische Aussenpolitik. Darmstadt, 1978. S. 31-48.

285. Turner H. A. Faschismus und Antimodemismus//Nationalsozialistische Aussenpolitik. S. 149-174.

286. Vondung K. Magie und Manipulation. Ideologischer Kult und politische Religion des Nationalsozialismus. Goettingen, 1971.

287. Wendt B.-J. Grossdeutschland. Aussenpolitik und Kriegsvorbereitung des Hitler-Regimes. Muenchen, 1987.

288. Wistrich R S. Ein Wochenende in Muenchen. Kunst, Propaganda und Terror im Dritten Reich. Frankfurt/M., 1996.

289. Woller H. Machtpolitisches Kalkul oder ideologische Affinitaet? Zum Frage des Verhaeltnisses zwieschen Mussolini und Hitler vor 1933// Der Nationalsozialismus. Studien zur Ideologic und Herrschaft. Frankfurt/M., 1994, S. 42-64.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 218968