Образ Наполеона Бонапарта в русской публицистике. 1799-1815 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.03, кандидат исторических наук Лобачкова, Мария Геннадьевна

Диссертация и автореферат на тему «Образ Наполеона Бонапарта в русской публицистике. 1799-1815 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 267128
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Лобачкова, Мария Геннадьевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Петрозаводск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.03
Специальность: 
Всеобщая история (соответствующего периода)
Количество cтраниц: 
263

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Лобачкова, Мария Геннадьевна

Введение С.

Глава I. Консульство в отечественной публицистике. 1799 - 1804 гг. С.

I. Политическая реклама эпохи Консульства С.

II. Революционный и монархический аспекты в образе консула Бонапарта С.

III. Герой-миротворец: проблема мирных соглашений в русской публицистике.

1799-1804 гг. С.

Глава II. Наполеоновская империя и русский антибонапартизм. 1805 - 1811 гг. - С.

I. Развитие русской публицистики в 1804 - 1811 гг. и правительственная политика в сфере общественного мнения С.

II. Наполеон - антихрист: развитие эсхатологических мотивов в наполеоновском мифе С.

III. Русский антибонапартизм в 1805 - 1807 гг. С.

Глава III. 1812 - 1815 гг.: «Освобождение» Европы и русское общество. С.

I. Развитие русской публицистики и печати в 1812-1815 гг. С.

II. Наполеон и Россия в отечественной публицистике 1812- 1815 гг. С.

III. Наполеон и Франция в отечественной публицистике 1812 - 1815 гг. С.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Образ Наполеона Бонапарта в русской публицистике. 1799-1815 гг."

На протяжении двухсот лет, прошедших с момента появления на исторической сцене Наполеона Бонапарта, интерес к его личности и политике не угасает. Образ этого человека, составляющий неотъемлемую часть переломной эпохи, в которую ему довелось жить и править, представляет собой сложное сплетение исторической реальности и мифов, созданных под влиянием его политики и - нередко - при его непосредственном участии. Наполеон стал символом своего времени, «человеком-легендой». Его влияние на ход мировых событий связано не только с собственными политическими и военными талантами и объективными обстоятельствами исторической реальности, но и с тем его образом, который складывался в представлении современников. На его формирование влияли такие факторы, как личность Наполеона, международная ситуация, в рамках которой развивались отношения Франции с другими государствами, особенности культурных традиций европейских стран.

Одной из составляющих европейского общественного мнения о Наполеоне Бонапарте стало восприятие его образа и политики русскими современниками.

Актуальность темы исследования заключается в непреходящей важности общественного мнения для реализации любых политических задач, стоящих перед государством. Личность политика, его имидж, идеологические обоснования, которые придаются его деятельности, способность привлечь на свою сторону различные социальные категории, в значительной мере определяют успех его политической программы. Поэтому все исследования в области общественного мнения и формирования политического имиджа являются своевременными не только для восполнения пробелов в историческом знании, но и доступными для практического применения. Наполеоновская эпоха может послужить одним из лучших примеров влияния образа правителя на общественность всей Европы.

Значимость общественного мнения к началу наполеоновской эпохи уже была определена событиями Французской буржуазной революции. Она доказала, что у феодального строя и монархического режима есть альтернатива, появление которой возможно на территории других европейских государств. Общественное мнение в то время не определяло политику монархических правительств, а формировалось ими. Поэтому первые же победоносные марши французской революционной армии по Европе вызвали необходимость противопоставить республиканской идеологии слаженный общественный консерватизм, предполагающий категоричное отрицание новых принципов буржуазного строя: таких, как права человека, свобода гражданской и предпринимательской деятельности, разрушение основ сословно-монархического государства. Для России все это грозило, в первую очередь, возникновением общественных течений в пользу отмены крепостного права и ограничения самодержавия. Поэтому донесенный до широкой публики образ Наполеона Бонапарта, продолжателя революции, а затем самовластного правителя на французском престоле, влиял не только на отношение общественности к его собственной политике. Он в новом свете раскрывал проблемы, волновавшие в то время всю образованную публику - либерализм, конституционные идеи, революционное движение, самодержавие, роль философии и религии в жизни государства и общества.

Русская публицистика конца XVIII - начала XIX веков представляет собой одновременно и способ формирования, и возможность выражения общественного мнения в русле официальной внутренней и внешней политики правительства. В условиях жесткой цензуры проблемы внутренней жизни страны не то что не критиковались, но и не появлялись на страницах печатных изданий, и вся политическая тематика, представленная в них, относилась к истории других стран и международной ситуации. Естественно, что наиболее популярным персонажем в русских журналах и публицистических сочинениях становился Наполеон Бонапарт, чья политика, как ранее Французская революция, определяла международную ситуацию на европейском континенте.

Круг источников по заявленной теме очень широк и при тщательном анализе позволяет раскрыть множество вопросов, связанных с историей наполеоновского правления. Он включает в себя официальные документы, касающиеся вопросов внешней и внутренней политики России и Франции,1 мемуары русских современников Наполеона2 и европейских деятелей его эпохи.3

Наиболее известным источником, связанным с именем Наполеона Бонапарта, является «Memorial de Sainte-Helene»,4 представляющий собой хронологическую и тематическую запись воспоминаний, продиктованных Наполеоном на острове Святой Елены.

Замечательным источником, который дает возможность проследить организацию всех сфер политической и военной деятельности Наполеона, а также предоставляет ценные сведения о мерах по формированию общественного мнения в Европе и Франции, является 32-томное издание «Napoleon I. Correspondance».5

В 1840 г. в Париже вышел сборник,6 содержащий литературные и политические произведения Наполеона: «Отрывки к Истории Корсики», «Ужин п в Бокере», «Заметки к истории английского парламента», «Ответ английским журналистам».

В России первые переводы сочинений Наполеона были сделаны еще в XIX

8 9 веке. В 1941 г. в СССР были изданы «Избранные произведения» Наполеона, касающиеся в основном тематики войн и походов этого великого полководца. С более подробными комментариями и в расширенном виде это издание было выпущено вторым тиражом в 1956 г.10

Главными источниками по теме диссертационного исследования стали русские и европейские публицистические произведения 1799 - 1815 гг. и статьи в периодических изданиях, посвященные личности Наполеона Бонапарта и его политической деятельности. В качестве источников для определения основных аспектов образа Наполеона в отечественной публицистике было привлечено 86 сочинений на русском, французском, немецком и английском языках.

Некоторые из них имеют сходное содержание, являясь переводами одного и того же произведения на разные языки или дополнительными изданиями. 11

Сочинения, посвященные Наполеону, делятся на три основные группы: апологетические брошюры, антинаполеоновские памфлеты и военная публицистика. Для России начала XIX века характерно количественное преобладание второй и третьей групп, что зависело от международной ситуации и состояния отношений, в которых находились Франция и Российская Империя. В Европе положение было несколько иным: чем больше государство оказывалось в сфере влияния наполеоновской политики, тем активнее развивалось апологетическое направление публицистики, посвященной французскому правителю. Так, во Франции вплоть до реставрации Бурбонов не выпускались сочинения, даже в малой степени критикующие политику Наполеона. Та же ситуация наблюдалась в Италии и - периодически - в немецких государствах. Тем не менее, в Пруссии и Австрии, во время военного противостояния с Францией, происходил национально-патриотический подъем, и в печати появлялось большое количество антифранцузских сочинений. Помимо России, антинаполеоновскую интонацию в общественном мнении Европы задавала Великобритания, чьи свободные от цензурного гнета журналисты и литераторы создали немало памфлетов.

При сопоставлении памфлетной и панегирической литературы бросается в глаза наличие общих стилистических характеристик текста. Связано это с наиболее распространенным в публицистике жанром - популярной истории или биографии. Преобладание этого жанра приводило к тому, что, при смене курса внешней политики государства и, соответственно, идеологических установок в публицистике, прежние сочинения о Наполеоне сохраняли структуру текста и приемы повествования, а также известные факты его биографии, но меняли знак оценки на противоположный. Особой ценностью считалось наличие портрета Наполеона, приложенного к тексту - об этом авторы и издатели чаще всего уведомляли читателя уже в заглавии.12

Большинство апологетических сочинений, появившихся на российских прилавках, принадлежало перу иностранных авторов. Их книги попадали в Россию в период союзных отношений с Францией: в 1801 - 1804 гг. и в 1807 -первой половине 1812 гг. Авторство многих сочинений до сих пор не установлено. Нередко большую сложность вызывает и определение национальной принадлежности сочинителя, так как брошюры распространялись в европейских странах, как правило, на двух языках -французском и немецком. Анализ текстов также показывает, что некоторые сочинения при переводе подвергались переработке и дополнению, в соответствии с общественной ситуацией и предполагаемыми запросами русского читателя. Кроме того, русские авторы могли выдавать собственные сочинения за переводы иностранных, так как в условиях культурной ситуации в России свидетельства о Наполеоне европейцев, и, в особенности, самих французов, должны были пользоваться у публики большим спросом, чем произведения отечественных писателей.

В исследовании были использованы наиболее популярные в русском обществе апологетические брошюры, рассказывающие о Наполеоне: анонимные «Анекдоты.»,13 «Жизнь и подвиги Буонапарте»,14 «Жизнь и триумфы.»,15 «Некоторые замечания о первых летах Бонапарте»,16 «Наполеон.».17 В этих апологетических произведениях внимание акцентируется на основных аспектах политики Консульства: «усмирение» Бонапартом революции во Франции, экономический подъем, восстановление католического культа, заключение мирных договоров между Французской Республикой и монархическими дворами Европы. Особой популярностью пользовалась тема Египетского похода, который рисовался в полусказочных, мистических тонах, и был представлен читателям как рискованная и, что характерно, успешная экспедиция, принесшая необычайную славу генералу Бонапарту.

Апологетика Наполеону появлялась на русских прилавках не только в период Консульства, когда общество положительно оценивало его политику.

Например, «Наставление в день сражения.», не имеющее на титульном листе никаких сведений о месте и дате издания, полностью посвящено анализу военной тактики французского императора, не содержит критики и превозносит его полководческий талант. Тем не менее, в конце текста имеется помета, что сочинение написано в июле 1810 г., когда подавляющее большинство русских современников Наполеона считали необходимым свержение его власти.

Авторские апологетические сочинения представлены книгами французского придворного историографа Ж. Шаса19 (брошюра также вышла в России

20 21 накануне Отечественной войны 1812 г.), Ж.Ф. Дюброка, Г. Шлабрендорфа.

Сочинение прусского графа Г. Шлабрендорфа нуждается в некоторых пояснениях. Г. Шлабрендорф с восторгом приветствовал французскую революцию, во время которой находился в Париже и даже сблизился с жирондистами. После 18 брюмера он выступал с критикой Бонапарта, но тот, считая его «неопасным чудаком», не подвергал преследованиям. В 1804 г. Шлабрендорф выпустил анонимный памфлет, направленный против наполеоновского режима - «Bonaparte und das franzosische Volk unter seinem

22 23

Konsulat», который в 1806 г. был переведен на русский язык. ' Если учесть, что Шлабрендорф в течение всей наполеоновской эпохи выступал с критикой политики Бонапарта, то появление апологетического сочинения в 1808 г. кажется, по меньшей мере, признаком непоследовательной позиции. Можно предположить, что сочинение было написано до принятия Наполеоном императорского титула, но переведено на русский язык лишь после разрыва отношений России и Франции, так как последнее событие, упомянутое в книге - занятие французами Ганновера (весна 1803 г.).

Возможно также, что книга «Император Наполеон и английское министерство» не принадлежала перу Шлабрендорфа. Нам удалось найти только русскоязычный вариант сочинения. Кроме того, не найдено ни одного упоминания или ссылки на его иностранный перевод или оригинал. Знаменательно, что титульный лист брошюры содержит только весьма завуалированное обозначение автора: «Сочинение Г., Автора «Наполеона Бонапарте и Французского народа». Возможно, что мы имеет дело с фальсификацией авторства, а сочинение принадлежало перу русского публициста, принявшего все возможные меры, чтобы в условиях общественного недовольства Тильзитским миром, остаться неузнанным. С другой стороны, наличие подобного панегирика в России 1808 г. указывает либо на правительственный заказ литератору, сделанный с целью соблюсти перед Наполеоном видимость надежного мира с Францией, либо на наличие в обществе, пусть и в небольшом количестве, искренних приверженцев союза с Бонапартом.

Однако гораздо большее количество источников представлено памфлетной литературой о Наполеоне. При анализе памфлетов следует учитывать специфику данного жанра. Памфлет - произведение остросатирического характера, которое в обличительной форме высмеивает политический строй, общественные явления, программу и деяния той или иной партии, политиков, идеологов. Характерной чертой памфлетной литературы является ее анонимность.

В отношении Наполеона памфлеты представляли собой дискредитацию его личности, захватнической политики, и созданного им во Франции и на завоеванных территориях режима. Особенностью памфлетов является традиция включать в текст «признания», якобы сделанные самим героем - в данном

24 случае, Наполеоном. Таким образом авторы или издатели стремились достичь большей «достоверности» материала, что способствовало успешному внедрению требуемых шаблонов в общественное сознание.

Памфлеты оказывали огромное влияние на общественное мнение Европы. Они стали одним из главных способов распространения так называемой «черной» наполеоновской легенды, превращающей Бонапарта в безграничного деспота, злодея, а нередко и в самого антихриста. Одновременно памфлеты отражали господствующую в монархических странах Европы точку зрения на Наполеона как продолжателя «кровавых событий» Французской революции.

Чаще всего памфлетная литература создавалась в русле европейской контрреволюции, хотя для достижения главной цели - полной дискредитации Наполеона - сочинители нередко прибегали и к либеральным лозунгам свободы и справедливости.

Первый этап появления и распространения антинаполеоновских памфлетов в России относится к 1806 - 1807 гг. Это было время военных кампаний, в которых принимала участие и русская армия. Войны 1805 - 1807 гг. не являлись освободительными для России, и наряду с правительственными и церковными воззваниями памфлеты были призваны составить крайне негативное впечатление о Наполеоне у русских современников и стимулировать их положительное отношение к участию страны в антифранцузских коалициях.

Этот период характеризовался активным взаимодействием русской и немецкой публицистики, переживающий необычайный расцвет в связи с национально-освободительным подъемом. Встречались и памфлеты английского и французского происхождения, но гораздо реже. Многие сочинения были сходны между собой по содержанию и литературным клише. Нередко одно и то же произведение переводилось с разных иностранных языков, что вносило новые нюансы в характеристику Бонапарта и французской политики. Распространенной практикой было совмещение в одной брошюре нескольких сочинений, или выдержек из них. Характерной особенностью памфлетов были броские заголовки, отражающие суть и содержание книги.

В России с 1804 по 1807 гг. появились переводные памфлеты «Германия в глубоком унижении.», «Историческое описание о Его Светлости принце.»,26 «Некоторые замечания на последнее послание.»,27 «О

28 29 предустановленном погребении.», «Французы в Вене.», «Тайная

30 история.», сочинение Г. Шлабрендорфа «Наполеон Бонапарте и народ французский.».31

Многие из этих памфлетов были посвящены конкретным историческим событиям. Среди подобных сочинений и памфлет «Письмо французского адмирала Вильнева», обвиняющий Наполеона в смерти попавшего в опалу военного, не сумевшего спасти французский флот в битве под Трафальгаром.

Очевидно, что часть памфлетов создавалась под влиянием (или даже при участии) французской эмиграции, рассеянной по всему европейскому континенту. Так, мы сталкиваемся с переведенными с французского языка сочинениями, для которых характерно активное привлечение подробностей наполеоновской политики, умелое оперирование фактами из истории Франции в сочетании с ярко выраженной роялистской идеологической окраской. Таков, например, памфлет «Исторические письма о Франции.».

В 1806 - 1807 гг. велико было и английское влияние в русском обществе, о чем вспоминали современники Александра и Наполеона.34 В работе был использован один из наиболее ярких английских памфлетов, «Вот каковы Бонапарте и народ французский»,35 содержащий ожесточенную критику наполеоновской политики. Это сочинение интересно еще и тем, что является своеобразным ответом на книгу Г. Шлабрендорфа. Автору английского памфлета показалась недостаточной степень критичности прусского

36 публициста, о чем он уведомил читателя.

В период военного противостояния России и Франции в 1805 - 1807 гг. в отечественной публицистике получает активное развитие один из самых сложных и неоднозначных вопросов, связанных с образом Наполеона - его отношение к революции. Наполеон теперь предстает как порождение революции, угроза существованию монархических правительств. Почти обязательными для памфлетистов стали развернутые рассуждения о коронации Бонапарта, отказавшегося вернуть престол Бурбонам.

Следующий этап появления памфлетов о Наполеоне в России приходится на 1812 - 1816 гг. - период Отечественной войны, заграничных походов русской армии и реставрации Бурбонов. Первые антинаполеоновские брошюры были

37 выпущены уже после перехода французами российской границы . Массовый всплеск патриотических и антинаполеоновских сочинений наблюдается с начала осени 1812 г., после занятия французами Москвы.

Для публицистики этого периода характерно сочетание двух основных тем: наполеоновской и русской, что связано с трагическими событиями военных кампаний, предпринятых в эти годы. На страницах памфлетов эти темы предстают в виде почти беспринципной, деструктивной до карикатурности критики в адрес французского императора, и возвышении России и Александра I как спасителей Европы от наполеоновского «ига». В русском обществе начинают курсировать памфлеты, принадлежащие перу отечественных публицистов. Они посвящены, как правило, событиям Отечественной войны л о

1812 г. В анонимном стихотворном памфлете «Аттила XIX века» описание похода на Россию дается после обзора всех военных кампаний «ненасытного вождя варваров», «Атиллы»39 Наполеона. Характерными для памфлетов 1812 г. становятся названия, в которых подчеркивается национальная (русская) принадлежность автора, ярко выраженная патетичность произведения -«Беседа столетнего подмосковного жителя.»,40 «Беседа русского. »,41 «Глас Русского»,42 «Житель Москвы к своим соотечественникам.»,43 «Мысли Наполеона.»,44 «Русские и Наполеон Бонапарте».45

Особенностью развития отечественной публицистики этого периода является ее тесная взаимосвязь с правительственными программами, рассчитанными на привлечение к борьбе против Наполеона не только подданных русского императора, но и европейской общественности, в частности, немецкого населения.

Так, один из лучших памфлетов, отражающих русский патриотизм - «Глас истины»,46 - принадлежал перу немецкого поэта и публициста Э. Арндта, приглашенного в 1812 г. в Россию бароном Г. Штейном, возглавлявшим Немецкий комитет, для участия в антинаполеоновской пропаганде. Брошюра выпускалась как анонимная, однако Н.И. Греч в «Записках о моей жизни» приводит интереснейшую историю, связанную одновременно и с появлением этого памфлета в русском переводе, и с созданием журнала «Сын Отечества».47 В 1813 г. увидела свет «Краткая и справедливая повесть.».48 Перевод этого сочинения с немецкого языка был сделан А. С. Шишковым, а сам текст, как говорится в «Предуведомлении», появился в Дрездене в апреле 1813 г.49 Книга, таким образом, также была рассчитана на немецкое население. А.С. Шишков утверждал, что автор сочинения неизвестен. Прямое обращение к немецкому народу и немецкий язык оригинала справедливо указывают на национальную принадлежность автора, который в Каталоге Российской Национальной библиотеки также обозначен как Э. Арндт. Разумеется, личность Шишкова и его политические взгляды оказали влияние на окончательный текст русского перевода.

Многие памфлеты вновь обращались к истории наполеоновского правления, прибегая к ретроспективной оценке ее событий. Подобным образом была пересмотрена вся биография Наполеона. Страшные пороки и нравственную деградацию личности сочинители умудрялись находить даже в детских годах Бонапарта. Беспощадная критика в адрес Наполеона наполняет памфлеты «Генеральный смотр.»,50 «Мысли Наполеона при вступлении в Москву.». 51 Ярким примером является памфлет «Бич Франции.», принадлежащий перу одного из самых популярных европейских публицистов, Г.-Т. Фабера, который в молодости был свидетелем штурма Бастилии и после в течение нескольких месяцев обедал за одним столом с поручиком Бонапартом. Памфлет вышел в 1813 г. одновременно на русском и немецком языках в Санкт-Петербурге и Кенигсберге.

Огромную популярность в России имело сочинение «Дух Наполеона.»,54 появившееся на прилавках в 1813 г. и переизданное дополнительным тиражом и в расширенном виде в 1814 г.55 Этот памфлет относится к числу тех сочинений, происхождение которых представляет определенный интерес для исследователя. Название сочинения вызывает явные ассоциации с изданной ранее, в 1803 г., апологетической по отношению к Наполеону брошюрой «Анекдоты.»,56 переведенной на русский язык с немецкого. Метод использования прежних заголовков (своеобразная пародия на них) характерен для памфлетной литературы: тем самым автор словно дает опровержение опубликованных ранее фактов и мнений.

Много вопросов оставляет дата создания этого сочинения. Автор часто сп ссылается на книги, выпущенные в 1806 - 1807 гг.: «Тайная история. »,'

58

Исторические письма о Франции.», «Наполеон Бонапарте и народ французский.»59 Г. Шлабрендорфа, «Вот каковы Бонапарте.».60 В сочинении рассказывается о событиях русского похода Великой армии, затрагивается тема длительного сопротивления Испании, что должно указывать на 1812 - 1813 гг. как наиболее вероятные даты написания памфлета. Однако ряд исторических фактов, описываемых автором, наводит на мысль о его неосведомленности о некоторых событиях 1809 - 1810 гг. Так, составляя главу «Бонапарте развратен»,61 сочинитель обходит вниманием такую «благодарную» в этом отношении тему, как развод Наполеона и Жозефины, и его повторный брак. Возможно, что памфлет был составлен на основе текста, созданного в промежутке с 1806 по 1809 гг., но дополнен наиболее актуальной тематикой в 1812 г. (войны Наполеона с Испанией и Россией).

Шедевром» русской памфлетной литературы подобного толка является

62 сочинение С.Н. Глинки «Тайные злодеяния.», составленное на основе французских сочинений начала Реставрации. В него вошли все популярные в то время «черные легенды», связанные с именем Наполеона: еще в подростковом возрасте он якобы совершил свое первое убийство, инициировал смерть Клебера, отравил чумных в Яффе и т.д.

Крах наполеоновских замыслов в результате похода на Россию дал повод к началу настоящей кампании против «мнимого величия» императора Франции. На фоне проигравшего войну Наполеона в выгодном свете представал русский император, пожертвовавший своим народом и древней столицей ради спасения всей Европы. В свою очередь, «русская жертва» придавала личности Бонапарта особенно негативный, «злодейский» характер. Многие памфлеты представляли из себя компиляцию иностранных сочинений - в том числе и панегириков предшествующих лет, в которых были изменены оценочные суждения. Примером такой компиляции является объемный памфлет «Наполеон Бонапарте, мнимый завоеватель.».63

Ретроспективная оценка наполеоновского правления, попытки представить его как изначально неверный путь развития французской политики, породили такие книги, как «Коронование Бонапарте.»,64 в котором торжество коронации описывалось как мрачное театрализованное действо, проникнутое предчувствием будущего краха. Зная о склонности французского императора к мистицизму и суевериям, публицисты выпускали памфлеты, вроде «Сон Бонапарта.».65

Фактически все сочинения выпускались не просто как антинаполеоновские памфлеты, но как произведения, созданные в русле официальной пропаганды, рассчитанной на Россию и Европу в целом. При анализе некоторых текстов отчетливо выявляются методы воздействия на общественное мнение, заключенные в определенную структуру повествования, способы подбора материала, стилистические особенности. Одновременно публицисты старались нивелировать результат талантливой политической рекламы наполеоновского режима, успешно осуществлявшейся на территории Европы до тех пор, пока кризис французской власти не стал очевидным в 1812 г. Многие из приемов, используемых Наполеоном для создания благоприятной общественной ситуации, были широко известны европейцам. Заведомо ложное преувеличение военных побед Великой армии, внутреннего благополучия Франции, искажение мотивов поступков Бонапарта - все это подвергается жесткой критике со стороны публицистов и журналистов в 1812 - 1815 гг. В связи с этим появляются такие сочинения, как «Наполеон предполагающий.»,66 «Письменное наставление Наполеона.».

Для сочинений 1813 - 1815 гг. характерно возвращение к теме Французской революции. Правление Наполеона вновь представлено как логическое продолжение революционных событий. К таким брошюрам можно отнести сочинения Г.М. Яценкова,68 Ж. Сарразена.69

Отдельной темой, связанной с проблемой восприятия революционных событий, в памфлетной литературе с 1812 г. становится французский двор и родственники Наполеона. Можно предположить, что ее возникновение связано с событиями русского похода, когда подданные Александра I получили возможность убедиться в высокой степени преданности и верности французских военных своему полководцу. Д.С. Мережковский писал о трагедии Великой армии в России: «Люди все еще верят в него; если бы не верили, разве бы тысячи раз не убили его, когда он шел, рядом с ними, по снегу, с палкой в руках. Но вот не убивают, а умирают за него и верят, санкюлоты-безбожники, что «днесь будут с ним в раю».70 Столкнувшись с подобным феноменом, представители антинаполеоновского лагеря осознали невозможность привлечения подавляющего большинства французов на свою сторону, и предпочли подвергнуть обструкции, вместе с Бонапартом, и всех его родственников и приближенных. Беспощадная сатира и критика французского двора, правительства и командного состава армии наполняет «путеводители по французскому двору» памфлеты «Дворянство наполеоново.»,71 «Наполеон, его родственники.»,72 «Наполеон с причетом своим».73

Особняком в русской публицистике этого периода стоит сочинение идеолога русской официальной пропаганды С.С. Уварова (1786 - 1855) «Император всероссийский и Бонапарте».74 Среди карикатурной сатиры остальных отечественных авторов, эта книга выделяется тонкими и продуманными методами воздействия на общественное сознание, направленными на формирование нового образа Бонапарта, отделяющего французского героя от всех положительных результатов революции, закрепленных наполеоновской политикой. Уваров предпринял попытку оставить в памяти потомков только негативные стороны правления Наполеона: военную агрессию, деспотизм, подчинение интересов страны собственному честолюбию. Кроме того, сочинение представляет собой воплощение новой, высоко эффективной традиции, пришедшей на смену безоглядной критики Наполеона - идеи превосходства русского императора Александра I.

Отдельную категорию источников составляет военная публицистика 1812 года. Для развития этого направления русское правительство создало и поощряло деятельность походной типографии при армии М.И. Кутузова. При типографии сложился кружок литераторов, в котором наиболее видную роль играл А.С. Кайсаров.

В военной публицистике центральной темой стало поражение наполеоновской армии и изгнание ее из пределов России. Первые брошюры и публикации в периодических изданиях выходят в свет в начале 1813 г. До этого сведения об отступлении французской армии периодически публиковались в русских журналах, но заметки носили отрывочный характер, хотя и были проникнуты духом патриотизма и национального подъема.15 Теперь же выпускается множество публицистических произведений, посвященных военным действиям лета-осени 1812 г.: «Рассуждение о войне 1812 г.» П.

76 77

Чуйкевича, «Наполеон предполагающий.». Так, «Памятник

78 французам.» рассказывает о пребывании автора в плену у французов в Москве.

В начале января 1813 г. в журнале «Сын Отечества» было помещено сочинение «Отступление французов»,79 в котором давалось подробное описание положения наполеоновской армии в России. «Отступление французов» вызвало большой интерес у выдающегося отечественного

80 исследователя русской публицистики и мемуаристики А.Г. Тартаковского. Оригинал сочинения принадлежал немецкому автору Э. Пфулю. Проанализировав количество изданий «Отступления французов» (под другими названиями, в том числе и на европейских языках81), А.Г. Тартаковский пришел к выводу, что ни одно другое антинаполеоновское сочинение эпохи войны 1812

82 г. не имело такого широкого распространения, как это произведение. Связано это, в первую очередь, с тем решающим значением, которое имела для падения престижа и славы наполеоновской армии его отступление из России.

Уже в феврале 1813 г. выходит двухтомник, посвященный войне 1812 г. -«Поход Наполеона в Россию.». В июне 1813 г. автор дополнил сочинение речами и прокламациями Наполеона, данными о военных действиях и

84 численности войск. В ноябре 1813 г. появляется «Краткое обозрение знаменитого похода.»,85 принадлежащее перу А.И. Барклая-де-Толли, племянника знаменитого генерала.86

Все эти сочинения содержали информацию о разных периодах кампании 1812 года, нередко нарушали хронологическую последовательность событий, характеризовались отрывочностью сведений - в частности, не содержали правдоподобных известий о пребывании французской армии в Москве. Тем не менее, именно они отражали наметившуюся тенденцию к разоблачению «гениальной» стратегии Наполеона, мифа о его непобедимости.

В эту же группу источников можно отнести и первые сочинения, посвященные жизни и деятельности М.И. Голенищева-Кутузова, в которых главнокомандующий русской армии по своему таланту и величию превосходит

87 французского императора: «Исторические записки о жизни.», «Картина

88 89 жизни.», «Мои мысли.» Г. Геракова.

Эти сочинения отвечали потребностям дня: прославляли талант русского военачальника и самоотверженность его воинов, и одновременно разоблачали миф о непобедимости французской армии.

Подводя итог анализу антинаполеоновской публицистики одного из самых драматичных и насыщенных событиями периодов истории России, необходимо разделить оценочные суждения на две категории: значение сочинений для общественного мнения России и Европы; и их литературные качества и творческий потенциал.

Огромное количество памфлетов и брошюр, журнальных статей, выпущенных в 1812 - 1815 гг., было посвящено одной теме: общеевропейская и общенародная борьба с Наполеоном и его армией. Тем не менее, к большинству антинаполеоновских сочинений 1812 - 1815 гг. можно отнести вывод А. С. Янушкевича, сделанный по отношению к поэтическим произведениям этого периода. Исследователь подчеркивает «безличность, безындивидуальность» поэзии, которая представляет собой «набор повторяющихся оборотов, образов, эпитетов».90 Та же картина наблюдается и в патриотической прозе. Из памфлета в памфлет переходят одни и те же характеристики Наполеона: «надменный и дерзкий властолюбец», «грабитель чужих держав», «бич народов», превосходящий «всех известных извергов Древней и Новой истории».91 Нередко авторы переписывали целые отрывки из уже опубликованных сочинений.92

Значительная часть памфлетов 1812 - 1815 гг. принадлежала перу журналистов. Кроме того, общая ситуация патриотического подъема способствовала творческой активности людей, далеких от профессиональных литературных кругов. В результате, антинаполеоновская публицистика этого периода представляет собой произведения невысокого качества, отличающиеся крайне непримиримым тоном по отношению к Наполеону. Критикуются не только завоевания и политика французского императора - одной из самых распространенных тем становятся его личные качества и жизнь, наполненные «всевозможными пороками».

Иной характер носила военная публицистика 1812 года. А.Г. Тартаковский, много сделавший для исследования этого пласта источников, характеризовал ее слог, как «по народному простой, образный и впечатляющий», «мужественный и энергичный»93, отдающий должное талантам «полководца опытного и коварного, гордого неприятеля»94.

Однако и те, и другие произведения, были объединены одной задачей -создание негативного образа Наполеона, а также распространение консервативной идеологии, основанной на принципах легитимизма и направленной против буржуазной Франции в целом. При этом как потенциальный объект воздействия рассматривались не только подданные русского царя, но и солдаты французской армии, а также европейская общественность. В этом состоит характерное отличие русской антинаполеоновской публицистики 1812 - 1815 гг. от предшествующих периодов ее развития.

Некоторая часть рассмотренных нами памфлетов и публицистических произведений упоминалась в исследованиях, посвященных наполеоновскому периоду. Но большинство из них не исследовалось подробно и даже не цитировалось в связи с историей общественного мнения России о Наполеоне и проблемой создания наполеоновского мифа в Европе на рубеже XVIII - XIX веков. Все перечисленные памфлеты и апологетические сочинения доступны историкам. Мы использовали в своем исследовании экземпляры, хранящиеся в отделах микроформ, Русского фонда и «Россика» Российской Национальной библиотеки.

Таким образом, круг источников по наполеоновской тематике чрезвычайно широк и представлен различными категориями - от внешнеполитических документов до переписки Наполеона и его современников. Отдельную нишу в нем занимают публицистические произведения, позволившие раскрыть поставленные в диссертационном исследовании задачи.

Наполеону и его эпохе посвящено огромное количество исторических работ, которые охватывают широкий круг вопросов и характеризуются разнообразием мнений и выводов. Поэтому, при анализе литературы представляется целесообразным выделить ряд проблем, раскрытие которых в той или иной степени помогло решить вопросы, связанные с формированием образа Наполеона в русском обществе.

Во-первых, это труды, в которых история наполеоновского правления рассматривается в связи с предшествующим периодом Великой Французской революции. Для исследования образа Наполеона в общественном мнении и публицистике эти работы полезны потому, что одной из основных задач является выявление связи его политики с революционной эпохой. Проблема «Наполеон и революция» занимала виднейших зарубежных95 и отечественных96 исследователей на протяжении XIX и XX веков.

Следующей проблемой, важной для темы диссертационного исследования, стали русско-французские отношения в конце XVIII - начале XIX веков.97 Исследование любых аспектов общественного мнения невозможно без учета концепций внутренней и внешней политики государства, которые определяют правительственные программы в сфере цензуры и формируют необходимые политические стереотипы у населения.

Борьба консервативного и республиканского течений общественной мысли в Европе в наполеоновскую эпоху затрагивалась историком А.Н. Шебуниным в

QO труде «Европейская контрреволюция в первой половине XIX века». Это исследование является одним из лучших, посвященных сложной проблеме европейской дипломатии, идеологического противостояния двух лагерей, образовавшихся на континенте с началом Французской революции. Автор пришел к ряду выводов, которые затем на несколько десятилетий были изъяты из отечественной исторической науки: антинаполеоновские коалиции были продолжением контрреволюции европейских государств, во главе которой стояли Великобритания и Россия. Планы восстановления Бурбонов во Франции сложились в умах главных идеологов контрреволюции задолго до похода 1812 г., и были восприняты и доработаны русским и английским правительствами. В отечественной исторической науке А.Н. Шебунин был первым, кто исследовал вопросы, связанные с формированием общественного мнения в России и Европе в годы наполеоновского правления.

Эта тема интересует и французского историка А. Ратчинского, подробно исследовавшего вопросы взаимосвязи политики, религии и философии в своей книге «Наполеон и Александр I. Война идей».99

Во второй половине 80-х годов XX века в наполеоновской тематике наметились новые тенденции, связанные с именем Д.М. Туган-Барановского. 100 Его исследования предоставляют ценнейший материал по истории бонапартизма и французского общества эпохи Наполеона - темам, до него фактически не затронутым в российской историографии. Эти сведения позволяют определить факторы взаимовлияния французского общественного мнения и идеологии других европейских стран.

Событием, изменившим судьбу Европы и ее политическую карту, стала Отечественная война 1812 г., всегда вызывавшая огромный интерес у историков - как российских, так и зарубежных. Большое значение события войны 1812 г. имели и для развития общественного мнения. Россия в 1812 -1815 гг. переживала необычайный подъем патриотизма, национального самосознания, что выразилось, в том числе, и в появлении огромного количества публицистических и литературных произведений. Эти годы были уникальны еще и тем, что серьезная внешняя угроза со стороны Франции обусловила единство общественного мнения и официальной идеологии, разработанной правительством. Каким бы привлекательным не казался французский государственный строй и наполеоновское законодательство русским либералам, опасность оказаться в зависимости от Империи Наполеона стала объективным фактором, поднявшим на борьбу с захватчиками все население России.

Со второй половины XIX столетия в отечественной исторической науке и в обществе в целом наблюдается повышенный интерес к мнениям русских современников о событиях Отечественной войны и заграничных походов. Интерес этот выражается, в первую очередь, в частых публикациях и переводах мемуарной литературы и переписки известных общественных и политических деятелей. Ряд исследователей конца XIX - начала XX вв. занимались анализом этой группы источников и составляли на их основе картину общественного мнения России. В 1888 г. Н.Ф. Дубровин, активно сотрудничавший с рядом исторических журналов России, выпускает исследование «Отечественная война в письмах современников».101

Отдельно следует отметить объемное издание «Отечественная война и

102 русское общество», увидевшее свет в 1911 г. Редакционный и авторский коллектив издания был представлен известнейшими историками своего времени - А. К. Дживелеговым, Е.В. Тарле, М.И. Туган-Барановским - которые поставили перед собой сложную задачу раскрытия фактически всех вопросов, связанных с историей Отечественной войны. Труд представляет собой многотомный сборник статей по проблемам русско-французских отношений, европейской дипломатии, культурного развития России в начале XIX века, личностных характеристик Наполеона и Александра I, а также виднейших политических деятелей того периода и т.д. Несомненной положительной стороной исследования являются широкие хронологические рамки (от

Екатерининского царствования до конца Александровского правления), что позволяет проследить развитие русско-французских отношений, культурных и идейных связей задолго до 1812 г. В этом многотомном издании содержатся отдельные исследования, посвященные состоянию русского общественного мнения и некоторым аспектам образа Наполеона Бонапарта в представлении его современников из России. Однако авторы строили свои выводы в основном на мемуарных источниках. Статьи, затрагивающие проблемы образа Наполеона в публицистике,103 касаются, в основном, периода Отечественной войны. Однако и их авторы не ставили перед собой цель раскрыть все аспекты этого вопроса, акцентируя свое внимание на роли, которую сыграли те или иные издания в формировании патриотических настроений.

Привлечение публицистических материалов и журнальных статей в остальных исследованиях крайне редко (особенно если учесть объем издания и его центральную тему, заданную заголовком), и характеризуется отсутствием какой-либо систематизации и последовательности. Возможно, этот недостаток связан с большим количеством авторов, привлеченных к составлению труда, а также разницей в их исторических подходах и политических взглядах, что особенно заметно в противоположности личностных характеристиках тех или иных деятелей и их мероприятий. Кроме того, в издании почти нет ссылок на используемые материалы и источники, что, несмотря на огромный труд, проделанный его авторами, значительно снижает его научную ценность в отношении интересующих нас проблем.

Отечественные исследователи XX века значительно расширили круг проблематики, связанной с историей войн 1812 - 1814 гг. Помимо общих работ,104 раскрывающих основные сюжеты военных действий и правительственной политики, не угасает интерес к проблеме восприятия событий Отечественной войны ее участниками и современниками. Активно применяются методы историко-психологической реконструкции, попытки осмысления внутреннего мира свидетелей крупнейшей по значимости и трагизму войны XIX столетия. Обилие источниковых материалов, накопленный опыт по их систематизации и анализу, позволяют исследовать различные аспекты общественной ситуации 1812 - 1815 гг. В связи с этим появились исследования, посвященные отдельным категориям участников военных событий, чья социальная принадлежность и идеологические установки определяли отношение к происходящему. Среди них работы, раскрывающие роль Православной церкви в войне 1812 г.105 Изучением русских мемуаров и переписки, посвященной событиям Отечественной войны, занимался и виднейший ученый А.В. Предтеченский.106

Большой интерес у исследователей вызывает судьба Великой армии в России - одна из самых трагичных и противоречивых страниц истории русского похода Наполеона. Большой вклад в изучение этой исторической проблемы внес современный исследователь А.И. Попов, по мнению которого, поражение наполеоновской армии в России было обусловлено рядом факторов объективного (территория и климат) и субъективного характера (ошибки Наполеона и стратегия русского командования).107 Исследуются и материалы о

Г 108 военной разведке обеих сторон.

На протяжении всего XX столетия изучаются вопросы, связанные с историей военной публицистики. А.Г. Тартаковскому принадлежит ряд трудов и журнальных статей, в которых изложена история русской военной публицистики 1812 - 1814 гг. и официальной идеологии, разработанной правительством Александра I.109 А.Г. Тартаковскому удалось установить авторство некоторых военных сочинений и проследить географию их распространения и перевода на иностранные языки, что оказало огромную помощь в нашем исследовании. Труды этого историка тем более ценны, что полный круг источников по проблеме до сих пор не определен. Отдельная работа историка посвящена источниковедческому анализу сочинений русских мемуаристов о 1812 г.110

Вопросами военной публицистики - в частности, деятельности походной типографии русской армии и группы литераторов, сложившейся вокруг нее занимался известный исследователь истории, культуры и литературы России XIX века Ю.М. Лотман.111

Воссоздание образа Наполеона Бонапарта в русской публицистике начала XIX века невозможно без подробного анализа условий и факторов развития отечественного печатного и издательского дела в указанный период. Начиная с XIX века в России появляются исследования, посвященные истории журналистики и печати. Одним из первых занимался этими вопросами А. П. Пятковский, включивший труд «Очерки из истории русской журналистики» в свое объемное исследование «Из истории нашего литературного и

112 общественного развития». Справочное издание, подготовленное А.Н. Неустроевым,"3 предоставило ценные сведения о структуре и тематике русской периодики и публицистики.

Для выявления основных аспектов и методов формирования общественных настроений важным представлялось использовать сведения о состоянии французского публичного мнения и печати. В связи с этим нами были привлечены исследования Е.В. Тарле «Печать во Франции при Наполеоне»,114 статья Е. Смирнова «Периодическая печать во Франции».115

Большой интерес со стороны отечественных исследователей XX века вызвала судьба отдельных периодических изданий. Наиболее заметным из них был «Вестник Европы», организованный как обозреватель политических происшествий в европейских странах. В.В. Гиппиус116 в своей статье раскрывает историю создания «Вестника» и условий его организации (редакторство, техническая и материальная база, политические взгляды издателей и литераторов).

Кроме перечисленных работ, при изучении темы нами были использованы общие положения из исследований, посвященных истории русской литературы.117

Тем не менее, несмотря на обилие работ, посвященных личности Бонапарта и его эпохе, исследований, затрагивающих интересующую нас проблему, почти нет. Имеющиеся в нашем распоряжении монографии, коллективные труды и отдельные статьи, в недостаточной степени решают поставленные нами задачи.

Ряд исследователей разрабатывали отдельные аспекты психологии восприятия Бонапарта европейским и русским обществом,118 истоки и методы формирования наполеоновской легенды (ее «светлой» и «черной» сторон), 119 проблемы национальной толерантности и взаимовосприятия россиян и

120 французов.

Многие исследователи занимались проблемами мировоззрения отдельных

191 общественных деятелей и литераторов первой половины XIX века. Большой интерес представляют работы Ю.М. Лотмана, посвященные Н.М. Карамзину -одному из виднейших писателей, публицистов и издателей своего века.122 Ю.М. Лотман был первым среди отечественных исследователей, который указал на то, что карамзинский «Вестник Европы» являлся журналом откровенно бонапартистской направленности.'23

Из огромной массы трудов, посвященных Наполеону и истории русско-французских отношений, можно назвать лишь несколько, касающихся заявленной темы нашего исследования. В конце XIX - начале XX века проблема образа Наполеона Бонапарта в русском обществе и его проявления в литературе и публицистике интересовала Н.Ф. Дубровина, посвятившего ряд статей этому вопросу. В 1895 г., в пяти номерах «Русского вестника» печаталась его статья «Наполеон в современном ему обществе и русской литературе»,124 где, используя хронологический подход, автор рассматривал трансформацию представлений о французском императоре в русском общественном сознании и публицистике в 1801 - 1815 гг. При этом Николай Федорович правомерно ставил ее в зависимость от нарастания внешнеполитической агрессии Наполеона. Однако исследователь не уделил должного внимания проблеме контрреволюции в Европе в обозначенный период, что не позволило ему выделить ряд важных аспектов в образе французского правителя.

Этому же автору принадлежит статья «Попытки борьбы с Наполеоном при помощи периодической печати»,125 посвященная мероприятиям русского правительства по организации антинаполеоновской пропаганды и противодействию успешной французской политической рекламы.

Две статьи по интересующей нас проблеме вышли в течение советского периода. В 1970 г. Н.И. Казаков опубликовал результаты своего исследования

Наполеон глазами его русских современников» в журнале «Новая и новейшая

126 история». Спустя 20 лет в «Истории СССР» появилась еще одна публикация на эту тему - статья М.М. Наринского «Наполеон в современной ему публицистике и литературе».127 Оба автора использовали комплексный анализ публицистики, мемуаристики и переписки современников Наполеона и Александра. Особенно большое количество источников привлечено Н.И. Казаковым. Однако и он, и его коллега М.М. Наринский, придерживались только хронологического подхода в изучении образа Наполеона Бонапарта в русском обществе. Шагом вперед в сравнении с предыдущими исследователями стало сопоставление представлений о революции и Наполеоне в русской публицистике и печати, однако господствующие в науке марксистские подходы не позволили истор икам полностью отобразить сложное взаимодействие этих категорий в общественном мнении.

Таким образом, тема «Образ Наполеона Бонапарта в русской публицистике к. XVIII - начала XIX вв.» осталась нераскрытой в современной исторической науке.

Объектом данного исследования является российское общественное мнение о Франции периода буржуазной революции конца XVIII века и наполеоновской эпохи.

Предметом исследования в данной работе стал образ Наполеона Бонапарта и его политики, который складывался в отечественной публицистике 1799 -1815 гг.

Хронологические рамки исследования охватывают непосредственно годы наполеоновского правления во Франции - 1799 - 1815 гг., хотя ряд аспектов в политике и образе Наполеона Бонапарта (преемственность революционной деятельности, влияние наполеоновской легенды на литературную традицию первой половины XIX века) обусловил обращение к фактам и проблемам истории предшествующего или последующего периода.

Методологической основой исследования явился диалектический метод познания истории, включающий принципы историзма, объективности и системности. Метод историзма, предусматривающий рассмотрение всех явлений и процессов в их возникновении и развитии, применялся с целью проследить проблемы формирования, проявления и трансформации образа Наполеона Бонапарта в русской публицистике. Этот же метод помог выявить основные направления русско-французских отношений и их развитие. В исследовании активно применялся системный подход, согласно которому основные компоненты общественного организма существуют не как простая сумма факторов и явлений, а как система. Общественное мнение России рассматривалось как система, в которой одно звено (религиозные стереотипы, консерватизм мышления, верноподданнические настроения) влияло на состояние других - образа Наполеона как политика, полководца, сверхчеловека).

Исследование построено на многофакторном объяснении исторических процессов, при котором происхождение и развитие явления рассматриваются как результат взаимодействия комплекса различных факторов. Образ Наполеона Бонапарта в русском общественном мнении складывался под воздействием многих факторов: его собственной внутренней и внешней политики, состоянием русско-французских отношений, действием наполеоновской и антинаполеоновской пропаганды. Сравнительный метод применялся в отношении многих аспектов и категорий: образа Наполеона на разных этапах его правления, его проявления в зависимости от национальной принадлежности публицистов, состояния издательского дела на протяжении рассматриваемого периода и т.д.

Важен для результатов исследования был историко-антропологический подход, когда в центре внимания оказывается человек с его взаимосвязями в обществе и многообразными интересами. Выбор этого подхода был обусловлен многократным привлечением мемуарных и эпистолярных источников.

Также в основу работы был положен междисциплинарный подход к историческому исследованию, поскольку проблематика диссертации соотносится с несколькими научными дисциплинами: всеобщей историей, историей Отечества, международных отношений, историей журналистики, культурологией, источниковедением, философией.

Специфика нашего исследования, посвященного не только конкретным историческим фактам, но и анализу культурологического явления, определила большую степень доверия к мемуарным источникам, также являющимся отражением общественной ситуации и господствовавших в ней стереотипов.

Основная цель диссертационного исследования - раскрытие образа Наполеона Бонапарта и французской политики, отраженного в русской публицистике и периодической печати 1799 - 1815 гг.

В связи с поставленной целью и исходя из степени научной разработанности проблемы, были определены следующие задачи:

- изучить факторы, влиявшие на развитие русской публицистики и печати в исследуемый период. Выявить степень взаимодействия отечественной и европейской публицистики по вопросам наполеоновского правления;

- определить степень влияния наполеоновской политики на ситуацию в европейской и русской публицистике; раскрыть вопросы, связанные с организацией наполеоновской политической рекламы и противодействием ей со стороны русского правительства и официальных изданий;

- выявить главные аспекты образа Наполеона Бонапарта и французской политики в русской публицистике;

- проследить их взаимосвязь с исторической реальностью и общественным мнением России и Европы.

Решение всей совокупности поставленных задач позволит в конечном итоге воссоздать образ Наполеона Бонапарта в русской публицистике и представить полную картину взаимодействия различных факторов международной ситуации, французской и русской политики, официальной государственной идеологии как определяющих в формировании общественного мнения.

Структура диссертации обусловлена целью, задачами и внутренней логикой исследования, и состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, примечаний и приложений. Построение работы выполнено по проблемно-хронологическому принципу. Главы разделены между собой по хронологическому признаку, внутри них раскрыты основные проблемы и аспекты общественного мнения России о Наполеоне, преобладающие в конкретный период.

Заключение диссертации по теме "Всеобщая история (соответствующего периода)", Лобачкова, Мария Геннадьевна

Заключение

Правление Александра I в России началось с политики сближения с республиканской Францией, во главе которой стоял Первый консул Наполеон Бонапарт. Осенью 1801 г. русской дипломатии удалось заключить первый после революции союзный договор с Францией, чему в немалой степени способствовала инициатива французского внешнеполитического ведомства. Однако при подробном анализе мотивов и содержания внешнеполитических акций отчетливо выявляется тот факт, что любые попытки русского правительства сменить внешнеполитическую ориентацию в сторону союза с Францией, в конечном итоге терпели поражение. При этом все эти попытки были обусловлены разными мотивами - от искренней убежденности Павла I в выгоде русско-французского союза до продуманной тактики выжидания и тайной дипломатии Александра I.

На ситуацию оказывали воздействие множество факторов: невозможность сопоставить интересы государства с международными планами Наполеона; влияние Англии на политическую программу правительства и ориентированность экономики и общества России на союз с ней; конкретные внешнеполитические проблемы, обострявшиеся в ходе расширения французской военной агрессии. Огромное влияние оказывала и контрреволюционная направленность политики русского правительства, рассматривавшего восстановление Старого порядка и Бурбонов во Франции как единственный надежный гарант от распространения «революционной заразы». Не меньшее значение следует придавать и личным амбициям Александра I, стремившегося упрочить международной престиж Российской империи и водворить свои собственные внешнеполитические концепции на территории Европы. События наполеоновской эпохи, какой бы идеологический базис они не имели, были в первую очередь, борьбой за раздел сфер влияния на европейском континенте.

Сведения о Наполеоне стали появляться в публицистике и периодический печати с началом его военной деятельности - взятия Тулона, первого Итальянского похода, Египетской кампании. С момента прихода к власти в 1799 г. он становится одним из наиболее популярных героев общественного мнения, в чем бы это ни выражалось - в откровенной апологетике или же беспощадной критике. На образ Наполеона в русской публицистике влияли несколько факторов. Публицисты определяли свое отношение к Бонапарту в зависимости от внешней политики собственного государства. Дружественный союз с Францией диктовал лояльные, а часто и апологетические оценки Наполеона, и наоборот - разрыв отношений влек за собой всплеск антибонапартизма. Так, в период 1801 - первой половины 1804 гг. русские литераторы и публицисты превозносили французского героя, восторженно описывая его военные подвиги и политику стабилизации нации.

Со второй половины 1804 г. по июль 1807 г. в России развивался антибонапартизм, и критике подвергались абсолютно все стороны и наполеоновской политики, и его личности, и сама Франция в целом. При этом следует отметить, что первоначальной причиной негативного отношения русских к Наполеону был не его окончательный разрыв со Старым порядком, выразившийся в казни герцога Энгиенского и установлении новой династии на французском престоле, а военное противостояние России и Франции в ходе кампаний 1805 и 1806 гг. Но затем вопрос национальной и государственной безопасности России перед лицом наполеоновской агрессии развился до ожесточенной критики французской политики, в том числе и ее буржуазных направлений.

Тильзитский мир привнес изменения только в сферу публицистики, которая в России находилась в подцензурных условиях: общественное мнение по-прежнему неприязненно относилось к Наполеону, что объективно было связано с его возрастающей внешнеполитической агрессией. С началом Отечественной войны 1812 г. и вплоть до изгнания Бонапарта на остров Святой Елены антинаполеоновское движение достигло своего апогея в России и в Европе в целом и приобрело уникальный характер всеобщей европейской обструкции, объявленной французскому императору.

На первом этапе наполеоновского правления - в период Консульства -успехи его мероприятий по формированию общественного мнения и реализации эффективной политической рекламы, были очевидны и на территории России. В эти годы на положительный образ Наполеона в русском общественном сознании влияло не только лояльное отношение к Французской республике со стороны Александра I. На всем европейском пространстве действовала пропаганда консульского режима, талантливо подготовленная при активном участии самого Бонапарта.

В период Консульства Наполеон предпринимает на государственном уровне первые шаги по организации агитационной программы в поддержку своего режима и внешнеполитической пропаганды. Программа эта заключалась в жестком контроле за публицистикой и периодическими изданиями Франции и подчиненных ей территорий, публикации статей, инициированных правительством, огромном внимании к общественным настроениям на территории всей Европы. В результате в 1799 - 1804 гг. не только французские, но и немецкие, и русские публицисты доносили до читателя тот образ Первого консула Франции, который был выгоден самому Бонапарту.

Русские публицисты сходились с европейскими в оценке всех аспектов французской политики, трактовке событий, анализе международной ситуации. В то время как Наполеон решал конфликтные ситуации в Европе военной силой, вовлекая одну страну за другой в число зависимых от Франции государств, его действия рассматривались как благо. Многим государствам русские публицисты даже отказывали в способности самостоятельно решать свою судьбу - как это было в отношении Швейцарии и Италии. Конечно, на ситуацию в публицистике влияла и правительственная цензура, предписывавшая превозносить нового союзника-республиканца. Однако мы сталкиваемся с явлениями, выходившими за рамки намерений Александра. Например, Великобритания также была связана с Россией союзным и торговым договором, но вопрос о франко-британском противостоянии на страницах русских изданий решался не в пользу англичан. Концепция «свободы рук», провозглашенная царем и его «молодыми друзьями», уничтожалась, таким образом, русскими публицистами в литературной и общественной сфере.

Тот же процесс происходил и в отношении политики самого Александра: самый восторженный из русских бонапартистов консульского периода, Н.М. Карамзин, воплотил на страницах своего «Вестника Европы» свою политическую концепцию, отвергавшую нерешительность и слабость русского государя и превозносившую твердые принципы Первого консула Франции.

Положительный образ Наполеона представлял идеализированное восприятие исторической реальности, откорректированное огромным влиянием античного мифа на европейскую культуру. Авторы воспевали мудрого правителя, спасшего Францию от революционных крайностей, заботящегося о ее благе и процветании, непобедимого полководца и героя, человека, наделенного всеми возможными талантами и добродетелями. Они уподобляли его античным героям - Юлию Цезарю, Александру Македонскому и другим великим правителям и полководцам. С помощью античных стандартов нравственности и государственного управления, русские публицисты решили ряд насущных вопросов. Во-первых, они провозгласили Наполеона миротворцем на международной арене, и объяснили все его завоевания стремлением к установлению спокойствия на континенте. Во-вторых, они объявили его «усмирителем» революции, вернувшим нации стабильность, гражданский мир, благополучие и христианскую религию. Таким образом была подведена идеологическая основа под политический союз русского самодержавия и молодой буржуазной республики.

Нарастание противоречий между Россией и Францией, явная близость разрыва отношений, требовали от русского правительства более внимательного отношения к общественному мнению о Наполеоне и к ассортименту литературы, появляющейся на отечественных книжных прилавках. В рамках внешнеполитической концепции русское правительство начинает организовывать и проводить в жизнь собственную программу агитации и пропаганды, что особенно активно реализовывалось в период с 1805 по 1815 год. Александр I и его приближенные создали ряд правительственных органов (Комитет общей безопасности, фонд финансирования литераторов, Особенная экспедиция для сочинения специальной газеты на французском языке) и периодических изданий («Journal du Nord», а затем «Conservateur Impartial», немецкоязычные варианты «Московских ведомостей» и «Санкт-Петербургских ведомостей»). Все это было призвано обеспечить противодействие привлекательному образу французского императора и буржуазным идеям в целом. Официальная пропаганда была рассчитана не только на территорию России, но и на ряд европейских государств - в частности, немецкие земли, где развивалось движение в поддержку национальной культуры и языка, в противовес попыткам Наполеона превратить французский язык в основное средство общения в завоеванных и вассальных странах.

Кроме того, оказать сопротивление Наполеону можно было только при условии полной поддержки антифранцузских сил со стороны европейского населения. Для этого необходимо разоблачение мотивов политики Наполеона. Принимаются меры по воплощению программы идеологов контрреволюции М. дю Пана и Ж. де Местра, указывавших на необходимость отделения французского общества от Наполеона Бонапарта. Параллельно развивается и становится преобладающим еще одно направление официальной публицистики. На смену Бонапарту приходит новый герой, противопоставляемый французскому императору по всем параметрам и сторонам политической деятельности, а также личных качеств: Александр I, «спаситель» Европы от Наполеона. Можно сказать, что александровская тема в публицистике и общественном мнении была порождена предшествующим периодом создания наполеоновского мифа в культурно-историческом пространстве Европы.

Что касается более глубоких мотивов и механизмов создания образа Наполеона в общественном представлении путем литературного воздействия, то центральное место в них занимала контрреволюционная, легитимистская направленность русской политики. Прослеживается определенная связь между развитием личной власти Наполеона и разрывом русско-французских отношений. Расширение «естественных границ» Франции по Кампоформийскому, Люневильскому и Амьенскому мирным договорам, бесцеремонное вмешательство Бонапарта в политику Бельгии, Голландии, Швейцарии, Италии, несколько масштабных военных кампаний - все это на поверку оказывается допустимым и не вызывающим беспокойства в глазах русского правительства. Однако смерть одного герцога Энгиенского (скорее всего, действительно имевшего отношение к роялистскому заговору - об этом свидетельствуют даже публикации в русских газетах 1804 г.) в корне изменила международную ситуацию в Европе. Следует вспомнить, насколько живучей в период Консульства была роялистская надежда на французского «Монка» -генерала Бонапарта. Казнью герцога Энгиенского Наполеон окончательно отмежевался от Старого режима.

Ситуация предоставляла Наполеону множество возможностей для укрепления личной власти. Необходимо было противостоять роялистской опасности в лице монархов Европы, ликвидировать очаги оппозиции внутри страны; также можно было использовать поддержку столь консервативной силы, как католическая церковь, восстановленная в правах во Франции, и даже обратиться к ментальности французов, якобы предполагавшей существование сильной власти в стране. Но одновременно с образованием новой монархии решалась и самая главная задача: выстраивалось непреодолимое препятствие на пути возвращения Бурбонов. Знаменитый Гражданский кодекс Наполеона, закрепивший основные достижения буржуазной революции, был окончательно доработан и принят в тот самый день, когда во рву Венсеннского замка расстреляли герцога Энгиенского - 21 марта 1804 г.

С началом противостояния России и Франции образ Наполеона сливается с образом революции. Этому в значительной степени способствует и агрессивная внешняя политика французского императора, так как в представлении консервативного общества войны являлись неотъемлемой частью революционных бедствий. Кроме того, завоевательная политика сопровождалась внедрением на новых территориях принципов буржуазного строя: везде отменялась зависимость крестьян и сеньориальные повинности; в 1806 г. кодекс Наполеона был введен в Итальянском королевстве, в 1807 г. - в Неаполе и ряде германских государств, в 1810 г. - на территории Польши. Все чаще подчеркивается незаконный характер власти Наполеона, основой его правления называется якобинский террор. Наполеон и его правительство несправедливо осуждаются за «истребление» французского дворянства. Памфлетисты, как ранее поклонники Наполеона, прибегали к риторическим приемам и средствам художественной выразительности, заимствованным из литературы классицизма, сравнивали его с античными злодеями (Калигулой, Нероном и другими тиранами).

В целом образ Наполеона в русской публицистике времен военного и идеологического противостояния России и Франции (вторая половина 1804 -первая половина 1807 гг. и 1812-1815 гг.) все больше отходит от исторической реальности и приобретает мифические черты. Если «светлая» наполеоновская легенда все же имела под собой определенные основания, и была обращена больше к действительным фактам наполеоновского правления, то ее «черная» сторона выстраивается на мистических, гиперболизированных основах.

Одним из наиболее заметных явлений в наполеоновском мифе становятся эсхатологические мотивы, относящие французского императора к числу библейских персонажей, связанных с Апокалипсисом - концом человечества. На смену «герою-миротворцу» и «спасителю нации» приходит Наполеон-антихрист. Этот аспект в образе Наполеона Бонапарта был разработан при активной поддержке русской православной церкви, хотя и основывался на реальных политических причинах - необходимости организовать эффективное военное сопротивление наполеоновской армии на европейской территории. Войну против Франции на немецкой земле невозможно было называть освободительной по отношению к России - тогда Наполеона объявили антихристом. Это направление сыграло чрезвычайно важную роль во время Отечественной войны 1812 г., и не только в ожесточенной расправе русского крестьянства с солдатами Великой армии, бывшими для них воплощением «приспешников Ада», но и в самоотверженной борьбе за национальную независимость, готовности противостоять врагу, как в последней битве человечества.

Отечественная война положила начало самому яркому периоду в истории общественных представлений о Наполеоне. Все положительное, что действительно существовало в политике Бонапарта, изымается из общественного сознания. Жертва, принесенная Россией в виде человеческих ресурсов и потери Москвы, дает подданным Александра и самому царю моральное право формировать общественное мнение Европы в русле прорусских настроений. Итог борьбы с Наполеоном не видится иначе, как в полном уничтожении его власти и достижений. Антинаполеоновские настроения выливаются во временную галлофобию, появившуюся еще в дотильзитский период. Однако русское правительство вновь берет под свой контроль общественную ситуацию: одним из аспектов образа «Александра-освободителя» становится его великодушное отношение к побежденной французской нации. Провозглашается лозунг, призванный привлечь на сторону России и общественное мнение Франции: «Война ведется против Наполеона, а не французского народа». Однако попытки России искоренить образ великого правителя в памяти французов не имели успеха: в период Ста дней французское общество показало свое настоящее отношение к Наполеону, в буквальном смысле сопроводив его до престола.

Показательно, что самое ожесточенное сопротивление наполеоновской армии оказало население Испании и России - наиболее консервативных стран, де сильны были патриархальные и религиозные стереотипы мышления.

Публицистика формировала необходимый «верноподданнический» настрой. Распространенная формулировка о «морозе» и огромном пространстве, которые погубили Великую армию в России, при ближайшем рассмотрении становится упрощенным восприятием реакции общественного мнения на вторжение Наполеона. Территории, на которых велись военные действия в России, вполне сопоставимы с пространством Европы, задействованным в наполеоновских кампаниях. Зима, по свидетельству современников, характеризовалась постоянными оттепелями - морозы наступили, когда французы уже приблизились к Березине. Более лояльное отношение местных жителей к французским завоевателям, как это было в кампаниях в Италии в 1797 - 1798 гг. и в 1800 г., в немецких землях в 1805 - 1807 гг. (несмотря на национальный подъем), и даже в Литве и Польше в 1812 г. (где вообще развернулось антирусское движение), привело бы к меньшим потерям в рядах наполеоновской армии, а, следовательно, к иному результату.

В период заграничных походов русской армии силу набирает новое явление в официальной идеологии. Осознав невозможность искоренения республиканских и буржуазных устоев в Европе, в течение почти двух десятилетий наблюдавшей практику их воплощения в жизнь, русское правительство и его публицисты (С.С. Уваров, А.С. Шишков) создают новое направление: теперь философия эпохи Просвещения отделяется от периодов революции и наполеоновского правления. Тем самым, русские идеологи и публицисты подчеркивают деспотичность эпохи Наполеона, отсутствие в ней каких-либо свобод, республиканских начал и положительных сторон буржуазного строя.

Образ Наполеона, отображавшийся на страницах публицистических сочинений, имел еще один значимый для изучения общественного мнения России аспект. Авторы произведений принадлежали к разным политическим течениям - либеральному, конституционному, консервативному. Борьба между этими направлениями общественной мысли в начале XIX века не утихала. Поэтому и Наполеон представал то наследником «незаконной» революции, то угнетателем человеческих свобод - в зависимости от того, к какому течению принадлежал автор памфлета.

В 1812 - 1815 гг. тон в формировании общественных настроений в Европе задавала Россия, и в этот период антинаполеоновская публицистика строится в основном на консервативных принципах. Необходимо было защитить перед возможной угрозой повторения революционных событий те традиции, которые были оплотом Старого режима - принципы легитимизма и христианскую догматику, служившую им идеологическим обоснованием. Жертва России, принесенная в Отечественной войне 1812 г., позволяет идеологам и публицистам заявить о спасительной миссии, которую она несет для всей Европы. Впоследствии это подчеркнутое возвеличивание «особой» роли России переросло в национальную консервативную идеологию, получившую развитие в 30-е годы XIX века в виде «теории официальной народности».

Антинаполеоновские памфлеты и другие публицистические источники ценны для нас не как выдающиеся произведения общественно-политической мысли (каковыми они не являются), а как памятники своего времени, помогающие воссоздать атмосферу политической и идеологической борьбы в конце XVIII - начале XIX вв. Образ Наполеона в них - это не просто описание личности и деятельности наиболее знаменитого человека своей эпохи. Постепенно он трансформируется в символ времени, которым поверяется степень консерватизма и либерализма, революционности и монархизма в общественной среде. Для русских современников этот образ был многосложным и неоднозначным, но в конечном итоге использовался в целях идеологической борьбы с «порождением» Французской революции, за возврат принципов легитимизма в европейских государствах.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Лобачкова, Мария Геннадьевна, 2007 год

1. Сборники документов:

2. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел. Серия I. 1801 1815. - М.: Политиздат, 1960. - Т. I. Март 1801 г. - апрель 1804 г. - 800 с.

3. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел. Серия I. 1801 1815. - М.: Политиздат, 1963. -Т. III. Январь 1806 г.-июль 1807 г.-840 с.

4. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел. Серия I. 1801 1815. - М.: Политиздат, 1965. - Т. IV. Июль 1807 г. - Март 1809 г. - 783 с.

5. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел. Серия I. 1801 1815. - М.: Политиздат, 1967. - Т. VII. Январь 1813-май 1814 г.-872 с.

6. Дипломатические сношения России с Францией в эпоху Наполеона I / под ред. Профессора А. Трачевского. Т. 1. 1800-1802 гг. // Сборник императорского Русского исторического общества». - Т. 70. - СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1890. - 698 с.

7. Дипломатические сношения России с Францией в эпоху Наполеона I / под ред. Профессора А. Трачевского. Т. 2. 1803 - 1804 гг. // Сборник императорского Русского исторического общества. - СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1891. - Т. 77. - XIII, 780, VI с.

8. Дипломатические сношения России с Францией в эпоху Наполеона I / под ред. Профессора А. Трачевского. Т. 4. 1807 - 1808 гг. // Сборник императорского Русского исторического общества. - СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1893. - Т 88. - 725, X с.

9. Кутузов М.И. Сборник документов: в 5 т. / Под ред. Л.Г.Бескровного. М.: Воениздат, 1956. - Т. V. - 829 с.

10. Кутузов М.И. Сборник документов: в 5 т. /Под ред. Л.Г.Бескровного. М.: Воениздат, 1955. - Т. IV. - Ч. I. Июль - октябрь 1812 г. - 552 е.; Ч. И. Октябрь - декабрь 1812 г. - 851 с.

11. Мартене Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами: в 15 т.- СПб.: Тип. Министерства путей сообщения, 1876. Т. III. 1808 - 1815. - 550 е.;

12. Мартене Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами: в 15 т. СПб.: Тип. Министерства путей сообщения, 1905.- Т. XIV. 1807- 1820.-433 с.

13. Bulletins de la Grande агшёе. Paris: s. п., 1813. - 331 p.

14. Pieces sur les Grands Evenemems arrives en Franse, depuis 1813 jusqu'a l'Epoque de l'abdication de Napoleon Bonaparte, et le retour de la Famille des Bourbons. -Paris.: Au Bureau du Lavater, rue des Marais, faubourg Saint-Germain, 1814. -120 p.

15. Памфлеты и популярные брошюры:

16. Аврамов М. (Матвей Авраамович Знаменский). Глас Европы при вероломном вступлении на брега Франции врага вселенныя и вторократном похищении ее престола клятвопреступной его дерзостью 1815 г. / М. Аврамов. М.: В Университетской тип., 1815. - 50 с.

17. Арндт Э. Глас истины: перевод с немецкого / Э. Арндт. СПб. в тип. Иос. Иоаннесова, 1812. - 15, 4. с.

18. Аттила XIX века. СПб.: В Императорской тип., 1812. - 9 с.

19. Беседа русскою с соотчичами своими на развалинах Москвы // Сын Отечества.- 1812.-№ 1. С. 225-231.

20. Беседа столетнего подмосковного жителя с пленным французским солдатом. СПб.: В тип. Военного министерства, 1812. - 16 с.

21. Взгляд на политическое состояние Европы, в начале 1806 года, перевод с подлинника, напечатанного в Истинограде, Марта 1806 года. Второе издание, с присовокуплением Русских Анекдотов. СПб.: В тип. И. Глазунова, 1807.- 140 с.

22. Истинограде, 1806 года. П.Г. К.МТ>. СПб.: При Императорской

23. Академии наук, 1806. 110 с.

24. Воззвание к соотчичам, найденное у подножия памятника князя Италийского графа Суворова-Рымникского 1812 года 16 дня июля. СПб.: В Медицинской тип., 1812. - 12 с.

25. Вот каковы Бонапарте и народ французский. Сочинено в Англии. СПб.: В тип. И.Глазунова, 1807.- 203, 4. с.

26. Генеральный смотр совести Наполеона, или Беседы Наполеона с совестью с присовокуплением стихов под названием: Посрамленный завоеватель света, или Неистовый корсиканец в своем унижении. М.: В тип. С. Селивановского, 1813. - 39 с.

27. Глас Русского. СПб.: В Медицинской тип., 1812. - 5 с.

28. Глинка С.Н. Тайные злодеяния и явные лжи и обманы Наполеона Бонапарта, выбранные из разных французских книг, вновь вышедших, и изданные Сергеем Глинкой / С.Н. Глинка. М.: В тип. С. Селивановского, 1816. - 94 с.

29. Дворянство наполеоново перед судилищем потомства. СПб.: В типографии Правительствующего сената, 1814.-51 с.

30. Жданов П. Памятник французам, или Приключения Московского жителя / П. Жданов. СПб.: В тип. И. Байкова, 1813. - 49, 6. с.

31. Жизнь и триумфы генерала Буонапарте, Содержащие в себе первые его успехи в военном состоянии и славны походы в Италию и Египет, до совершенного завоевания сей Турецкой провинции. М.: В Университетской тип., 1801.- 162 с.

32. Замечание на последнее отношение Буонапарте к сохраняющему Сенату. Российским патриотом: перевод с французского. М.: Иждивением М.Б. и В.М., в тип. Гиппиуса, 1807. VI, 55, 2. с.

33. Исторические записки о жизни и воинских подвигах генерал-фельдмаршала светлейшего князя М.Л. Голенищева-Кутузова-Смоленского. СПб.: Тип. Военного министерства, 1813. - 376 с.

34. Историческое описание войны 1812 года. СПб.: В Императорской тип, 1813.-134 с.

35. Историческое описание о Его Светлости принце Людвиге Антонии Генрихе, герцоге Енгиенском, расстрелянном по повелению Бонапарте в Винценском лесу в ночи с 21 на 22 число марта 1804 года. Пер. с нем. СПб.: В Императорской тип, 1806. - 36, 2. с.

36. Коронование Бонапарте в Париже в церкви Нотр-Дам в 1804 году, одним очевидцем писанное. СПб.: В тип. Правительствующего Сената, 1814. - 8 с.

37. Краткое обозрение знаменитого похода Российских войск против французов 1812 года. СПб.: В тип. Правительствующего Сената, 1813. - 77 с.

38. Левшин В. Послание Русского к французолюбцам. Вместо подарка в новый 1807 год / В. Левшин. СПб.: В тип. Ф. Дрехслера, 1807. - 43 с.

39. Меморский В. Русские славятся и торжествуют в Париже. С кратким описанием сей столицы, и Отчаяние Наполеона Бонапарте, бывшего обладателя сего знаменитого города / В. Меморский. М.: В тип. Н.С. Всеволжского, 1814. - 72 с.

40. Меркель Г. Г. Житель Москвы к своим соотечественникам в октябре 1812 года / Г. Г. Меркель. СПб.: В тип. И. Глазунова, 1812. - 14, 2. с.

41. Меркель Г. Г. Житель Москвы к соотчичам своим. Перевел с немецкого Иван Крейтер / Г. Г. Меркель. СПб.: При Императорской Академии наук, 1812. -15 с.

42. Меркель Г.Г. Глас Московского жителя в октябре месяце 1812 года вечной славе России. 23 дня декабря 1812 года. Перевел с немецкого А.Б. / Г.Г. Меркель. М.: В тип. у С. Селивановского, 1812. - 16 с.

43. Меркель Г.Г. Житель Москвы к соотчичам своим. СПб.: при Императорской Академии наук, 1812. - 15 с.

44. Мысли Наполеона при вступлении в Москву или Разговор Совести с различными его страстями. СПб.: В тип. Департамента внешней торговли, 1813.-48 с.

45. Наполеон предполагающий-действующий и ретирующийся. М.: В тип. Н.С. Всеволжского, 1813. - 19 с.

46. Наполеон, его родственники и исполнители воли его. Историческое известие, взятое из тайного французского кабинета. М.: В тип. Н.С.Всеволожского, 1813.-30 с.

47. Наполеон, император французский: перевод с французского. М.: В тип. у А. Решетникова, 1809. - 136 с.

48. Наставление в день сражения Его Императорского Королевского Величества Наполеона I. Б.г.: Б.м. - Б. указ. с.

49. Некоторые замечания на последнее послание Бонапарте к охранительному его Сенату, из Берлина 21 ноября 1806 года. СПб.: при Императорской Академии Наук, 1807. - 24 с.

50. Письменное наставление Наполеона своему историографу, как он должен писать его историю. Найдено на дороге во время путешествия Наполеона из

51. Лейпцига в Париж в 1813 году. М.: иждивением Александра Ширяева, 1814.-50 с.

52. Письмо французского адмирала Вильнева, писанное им поутру в день его самоубийства к Наполеону Бонапарте с прибавлениями введения немецкого издателя. СПб.: при Академии наук, 1807. - 16 с.

53. Примечание на последнее послание Бонапарта к блюстительному Сенату своему. СПб.: В тип. И. Глазунова, 1807. - 24 с.

54. Пфуль Э. Обратный поход французов из России в 1812 году / Э. Пфуль. -СПб.: В тип. Императорского театра, 1813. 45 с.

55. Пфуль Э. Ретирующийся Наполеон, или исчисление всех потерь французских войск в России, начиная с Бородинского сражения до самого изгнания их из оной / Э. Пфуль. СПб.: В тип. И.Глазунова, 1813. - 32, 2. с.

56. Рассмотрение политических происшествий нынешнего времени русским патриотом. СПб.: В тип. И.Глазунова, 1806. - 30 с.

57. Сон Бонапарта, виденный им в Париже в самую ту ночь, когда он расположен был отправиться в армию, для вступления с оною в Российские пределы, взятых из достоверных сведений. М.: В Губернской тип. у А. Решетникова, 1813.-23 с.

58. Тайная история нового французского двора и любопытные анекдоты, относящиеся до Сент-Клудского кабинета в Париже: пер. с фр. СПб.: при Императорской Академии Наук, 1807. - 106 с.

59. Тайная история нынешнего французского дома в письмах, писанных в продолжении августа, сентября и октября месяцев 1805 года: перевод с немецкого: в 2 ч.- СПб.: В тип. И.Глазунова, 1807. Ч. I. - 123, 4. е.; Ч. II. -139, [2] с.

60. Трон и Алтарь, Бонапартом восстановленные. СПб.: В Медицинской тип., 1814.- 126, 9., [33] с.

61. Уваров С.С. Император всероссийский и Бонапарте / С.С. Уваров. СПб.: В тип. Ф. Дрехслера, 1814.-52, 8. с.

62. Фабер Г.Т. Бич Франции, или Коварная и вероломная система правления нынешнего правителя французов, описанная очевидным наблюдателем / Г.Т. Фабер.-СПб.: В Сенатской тип., 1813.-152, 15, 4. с.

63. Шлабрендорф Г. Наполеон Бонапарте и народ французский: перевод с немецкого: в 2 ч. / Г. Шлабрендорф. М.: В Университетской тип., 1806. - Ч. I. — 160 е.; 4.II. - 182 с.

64. Beitrage zur Geschichte des letzten Franzosisch-Russischen Krieges von Ernst Pfuel. Ruckzug der Franzosen bis Nieman. Berlin: s.l., 1813. - 136 p.

65. Coupletes pour la fete donnee aux generaux Bonapart et Moreau, dans le temple de la Victoire, le 15 brumaire l'an 8° de la Republique. Baudouin: s.l., 1799.

66. Monument de la presence des Frangais en Russie, ou Recueil d'evenements relatifs a P. J. habitant de Moscou. Traduit du Russe par V. C. St.-Petersbourg : de L'imprimerie de Pluchart et comp, 1813. - 55 p.

67. Pfuel E. Retraite des Frangais / E. Pfuel. St.-Petersbourg : de L'imprimerie de Pluchart et comp, 1813. - 35 p.

68. Pfuel E. Retraite des Frangais. Traduite de l'Allemand / E. Pfuel. Vilna: s.l,1812. 32 p.

69. Pfuel E. Rtickzug der Franzosen / Е/ Pfuel. St.-Petersbourg: Gedruckt BEI Pluchart und comp, 1813. - 34 s.

70. Pfuel E. Riickzug der Franzosen / E. Pfuel. Warschav: Dritte vermehrte Au flage,1813.-56 s.

71. Un habitant de Moscou a ses compatriotes en octobre 1812. St.-Petersbourg : De l'imprimerie de Fr. Drechsler, 1812. - 13 p.

72. Письма, дневники, мемуары современников:

73. Абрантес JL Ж, де. Записки герцогини Абрантес или исторические воспоминания о Наполеоне, о революции, директории, консульстве, империи и восстановлении Бурбонов: в 16 т. / JI. Ж. де Абрантес. М.: В типографии Августа Семена, 1836. - Т. 10. - 368 с.

74. Архив братьев Тургеневых. Вып. 1. - Дневники и письма Николая Ивановича Тург енева за 1806 - 1811 годы. - СПб, 1911.

75. Архив князя Воронцова. Кн. 1-40. - М.: Типография Мамонтова, 18701897. - Кн. 14. -1879. - XII, 528 е.; Кн. 36. - М, 1890. - 524 с.

76. Барклай-де-Толли М.Б. «Наполеон I и Апокалипсис». Письмо военного министра Барклая-де-Толли кн. Багратиону / М. Б. Барклай-де-Толли // Русская старина. 1883. -№ 12. - С. 650 - 712.

77. Батюшков К.Н. Письма к Н.И. Гречу. 1813 1814 гг. / К.Н. Батюшков // Русская старина. - 1883. - № 6. - С. 530 - 567.

78. Булгарин Ф.В. Воспоминания Фаддея Булгарина. Отрывки из виденного, слышанного и испытанного в жизни: в 3 ч. / Ф.В. Булгарин. СПб.: Издание М.Д. Ольхина, 1846. - Ч. I. - 335 е.; Ч. И. - 359 с.

79. Вигель Ф.Ф. Записки / Ф.Ф. Вигель. М.: «Захаров», 2000. - 590 с.

80. Вильсон Р-Т. Дневник путешествий, службы и общественных событий в бытность при европейских армиях во время кампании 1812-1813 года / Р.-Т. Вильсон. СПб.: ИНАПРЕСС, 1995.-312 с.

81. Вяземский П.А. Литературные критические и биографические очерки. 1855- 1877 гг. / П.А. Вяземский // Полное собрание сочинений: в 12 т. СПб.: Издательство графа С.Б.Шереметева. - Т. VII. - 1882. - V, 514 с.

82. Вяземский П.А. Старая записная книжка / П.А. Вяземский // Полное собрание сочинений: в 12 т.- СПб.: Издание С.Д. Шереметева, 1883. Т. VIII. - 524 с.

83. Глинка С.Н. Записки Сергея Николаевича Глинки / С.Н. Глинка // Русская старина. СПб., 1895. - 380, 8., [5] с.

84. Граф Ростопчин и князь Цицианов. Письма графа Ф.В. Ростопчина к князю П.Д.Цицианову // Девятнадцатый век. Исторический сборник, издаваемый Петром Бартеневым Кн. 2. - М.: Типография Грачева и К°, 1872. - 296, 271 с.

85. Греч Н.И. Записки о моей жизни / Н.И. Греч. М.: Книга, 1990. - 396 с.

86. Дубровин Н. Ф. Отечественная война 1812 года в письмах современников / Н.Ф. Дубровин // Записки императорской Академии наук. Т. 43. -Приложение № 1. - СПб.: Типография Императорской Академии наук, 1882.- XXIII, 691. 19. с.

87. Ермолов А.П. Письма Алексея Петровича Ермолова // Архив князя Воронцова. Книга 36. М.: Типография Мамонтова, 1890.- С. 115-434.

88. Жихарев С.П. Записки современника. Дневник студента. Дневник чиновника: в 2 т. / С.П. Жихарев. M.-JL: Academia, 1934. - Т. I - 469, 2. е.; Т. И. - 609, [3] с.

89. К чести России. Из частной переписки. 1812 год. М.: Современник, 1988.- 239 с.

90. Карамзин Н.М. Избранные статьи и письма / Н.М. Карамзин. М: Современник, 1982.-351 с.

91. Карамзин Н.М. Сочинения: в 9 т. / Н.М. Карамзин. М.: В тип. С. Селивановского, 1820. - Т. I. Стихи. - VI, 254, IV, 1. с.

92. Кое-что из прошлого // Русский архив. 1879. - Т. II. - С.225-267.

93. Лопухин И.В. Отрывки сочинения одного старинного судьи и его же Замечания на известную книгу Руссову: du Contrat Social. М., 1809.

94. Михайловский- Данилевский А.И. Записки о походе 1813 года/ А.И. Михайловский-Данилевский. СПб.: Тип. Департамента внешней торговли, 1834. -X, 556, 4. с.

95. Михайловский-Данилевский А.И. Мемуары. 1814 1815 / А.И. Михайловский- Данилевский. - СПб.: Российская национальная библиотека, 2001/ Серия «Рукописные памятники». - Выпуск 6. - 400 с.

96. Михайловский-Данилевский А.И. Описание Отечественной войны 1812 года// А.И. Михайловский-Данилевский // Полное собрание сочинений: в 7 т.- СПб.: В Императорской академии наук, 1849 1850. - Т. IV. - СПб., 1850. -558 с.

97. Наполеон I. Избранные произведения / Наполеон I. М.: Военздат, 1956. -788 с.

98. Наполеон I. Проект сухопутной экспедиции в Индию, предложенный императору Павлу Петровичу Первым консулом Наполеоном Бонапартом / Наполеон I. СПб.: Русская скоропечатня, 1880. - 31 с.

99. Наполеон Бонапарт. Максимы и мысли узника Святой Елены / Наполеон Бонапарт. СПб.: Изд-во «Азбука», 2000. - 216 с.

100. Наполеон Бонапарт. Ужин в Бокере// Французский ежегодник. 1986. - М., 1988.-С. 233-246.

101. Николай Михайлович, великий князь. Переписка императора Александра I с сестрой, великой княгиней Екатериной Павловной / Николай Михайлович, вел. кн. СПб.: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1910. -320 с.

102. Орлов М.Ф. Капитуляция Парижа. Политические сочинения. Письма / М.Ф. Орлов. М.: Издательство АН СССР, 1963. - 374 с.

103. Письма Гримма к Императрице Екатерине II. 1764 1796 гг. / под ред. Я.К. Грота // Сборник императорского Русского исторического общества. - СПб.: Тип. Императорской Академии наук, 1885. - Т. 44. - IV, 872 с.

104. Посольство графа П.А. Толстого в Париже: от Тильзита до Эрфурта. 1807 -1808 гг. / под ред. Н.К. Шильдера //Сборник императорского Русского исторического общества. СПб.: Тип. И.Н. Скороходова, 1893. - Т. 89. -LXXVIII, 822, VIII с.

105. Ремюза К. Мемуары г-жи де Ремюза (1802 1808): в 3 т./ К. де Ремюза. -М.: К.Ф. Некрасов, 1912 - 1915. - Т. I. - 1912. - 272, II е.; Т. II. - 1915. -286, 1., 2. е.; Т. III.-1915.-304, II с.

106. Сперанский М.М. Проекты и записки./ Под ред. С.Н. Валка / М.М. Сперанский. М., Л.: Изд-во АН СССР, 1961. - 244 с.

107. Талейран. Мемуары / Талейран. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1997. -416с.

108. Фельдмаршал Кутузов: документы, дневники, воспоминания. М.: Наследие, 1995. 546 с.

109. Чарторижский А.-Е. Мемуары кн. А. Чарторижского и его переписка с императором Александром I: в 2 т. / А.-Е. Чарторижский. Т. 1. - М.: Книгоиздательство К.Ф. Некрасова, 1912. - 2., X, 388 с.

110. Чарторижский А.-Е. Мемуары кн. А. Чарторижского и его переписка с императором Александром I: в 2 т. / А.-Е. Чарторижский. Т 2. - М.: Книгоиздательство К.Ф. Некрасова, 1913. -363, III, 2. с.

111. Чичерин А.В. Дневник А.В. Чичерина, 1812 1813 / А.В. Чичерини. - М.: Наука, 1966.-280 с.

112. Шатобриан Ф.-Р. де. Замогильные записки / Перевод с французского О.Гринберг и В.Мильчиной / Ф.-Р. Де Шатобриан. -М.: Издательство имени Сабашниковых, Б. г. 734, 1. с.

113. Шуазель-Гуфье С. Исторические мемуары об императоре Александре и его дворе / С. Шуазель-Гуфье //Державный сфинкс. М., 1999. - 608 с. - С. 234384.

114. Las Cases Aug. Em. D. Comte de. Memorial de Sainte-Helene, our Journal ou se trouve consigne, jour par jour, ce qu'a et fait Napoleon durant dix-huit moix / Aug. Em. D. Comte de Las Cases: Vol. 1-8. Paris: Ernest Bourdin, Edimeur, 1842. -V. II.-617 p.

115. Marmont A. F. L. Memoires du marechal Marmont, due de Raguse de 1792 a 1841.: Vol. 1-5 / A. F. L. Marmont. -Paris, 1875. V. III. - 376 p.

116. Metternich. Memoires, documents et ecrits divers: Vol. 1-3. / Metternich. -Paris, 1880.-V. II.-576 p.

117. Napoleon I. Correspondance. Publiee par ordre l'Empereur Napoleon III: Vol. 132 / Napoleon I. Paris: Henri Plon, editeur des oeuvres del'Empereur, 18581870. - V. 3. - Paris, MDCCCLIX. - 537 p.

118. Napoleon I. Correspondance. Publiee par ordre l'Empereur Napoleon III: Vol. 132 / Napoleon I. Paris: Henri Plon, editeur des oeuvres del'Empereur, 18581870. - V. 6. - Paris, MDCCCLX. - 641 p.

119. Napoleon I. Correspondance. Publiee par ordre l'Empereur Napoleon III: Vol. 132 / Napoleon I. Paris: Henri Plon, editeur des oeuvres del'Empereur, 18581870. - V. 16. - Paris, MDCCCLXIV. - 568 p.

120. Napoleon I. Oeuvres litteraires et politiques de Napoleon / Napoleon I. Paris: H.-L. Delloye, Editeur, 1840. - 275 p.

121. Napoleon I. Pensees politiques et sociales rassemblees par A. Dansette / Napoleon I. Paris, 1969. - 542 p.1. Периодические издания:

122. Вестник Европы / учредитель Н.М. Карамзин. 1802, январь - 1830, декабрь. - М, 1802 - 1814.-2 раза в месяц.1802, № 1-24.1803, № 1, 13, 17, 19-21.1804, № 19, 20.1805, №3,23.1806, №2, 7, 9, 14, 16,24.1807, №4, 7, 19.1812, №14, 17.1813, №7.1814, № 10, 12.

123. Гений времен. Исторический и политический журнал / учредитель Ф. Шредер и И. Делакруа. 1807, июнь - 1809, сентябрь. - СПб., 1807 - 1809. -2 раза в неделю.1807, №7. 1809, №8.

124. Московские ведомости. 1756, январь - 1917, октябрь. - М., 1800 - 1805. -2 раза в неделю.1801, №49, 50.1802, № 12. 1804, №20-24.1806, № 117, 123.

125. Московский Меркурий / учредитель П.И. Макаров. 1803, январь - 1803, декабрь. - М., 1803. - Ежемесячн.1803,4. 1-2.

126. Санкт-Петербургские ведомости / учредитель Императорская Академия наук. 1728, январь - 1917, октябрь. - СПб., 1800- 1805. - Ежедневн.1800, №6, 9, 12.1801, № 1, 17.1804, №2, 2-27,29-30.1805, №8, 25,27, 34, 80.1806, №56, 72, 94-95, 104.

127. Сын Отечества. Исторический и политический журнал / учредитель Н.И. Греч. 1812, январь - 1844, декабрь.-М., 1812- 1814. - Еженедельн.1812, №1-12.1813, № 1-9,27-28,31.1814, № 18-20.1. ЛИТЕРАТУРА:

128. Альтшуллер М.Г. Предтеча славянофильства в русской литературе (Общество «Беседы любителей русского слова»)/ М.Г. Альтшуллер. Ann Arbor: "Ardis", 1984.-401 с.

129. Амфитеатров А.В. 1812 год. Очерки по истории русского патриотизма /

130. А.В. Амфитеатров // Собр. соч.: в 37 т. СПб.: «Просвещение», 1913. - Т. 16.6., 334 с.

131. Андреев А.Ю. 1812 год в истории Московского университета / А.Ю. Андреев. М.: Изд-во Московского ун-та, 1998. - 87 с.

132. Безобразов П.В. О сношениях России с Францией / П.В. Безобразов. М.: Универ. Тип. 1892. - II, 465 с.

133. Безотосный В.М. Организация наполеоновской разведки в 1810 1812 гг. / В.М. Безотосный // Наполеон. Легенда и реальность: материалы научных конференций и наполеоновских чтений. 1996- 1998. -М., 2003. - С. 82-101.

134. Безотосный В.М. Российские генералы французского происхождения в 1812 1815 гг. / В.М. Безотосный // Наполеон. Легенда и реальность: материалы научных конференций и наполеоновских чтений. 1996 - 1998. -М., 2003.-С. 169-173.

135. Березина В.Г. Русская журналистика первой четверти XIX века / В.Г. Березина. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1965. - 90 с.

136. Блос В. Накануне и эпоха возрождения Наполеона Бонапарте / В. Блос. -СПб.: Изд-во Г.Ф. Львовича, 1911. 324 с.

137. Блос В. Французская революция: Исторический обзор событий и общественного состояния во Франции с 1789 по 1804 гг. / В. Блос. СПб.: Изд-во Г.Ф. Львовича, 1906. - 436 с.

138. Богданович М.И. История Отечественной войны 1812 г.: в 2-х т. / М.И. Богданович. СПб.: Тип. Торгового дома С. Струговицкого, 1859.

139. Бочкарев В.Н. Консерваторы и националисты в России в начале XIX века /

140. B.Н. Бочкарев // Отечественная война и русское общество, 1812-1912: в 7 т. -М.: Изд-во т-ва Сытина, 1911. Т.Н. - С. 194-220.

141. Валлоттон А. Александр I / А. Валлотон. М.: Прогресс, 1991. - 397 с.

142. Великая Французская революция и русская литература. Л.: «Наука», 1990.-407 с.

143. Верещагин В.В. Наполеон I в России / В.В. Верещагин. Тверь: «Созвездие», 1993. - 470 с.

144. Вишленкова Т.А. Французские военнопленные 1812 года в Казанской губернии / Вишленкова Т.А. // Россия и Франция XVIII XX века. - Вып. 3. -М., 2000.-С. 119-131.

145. Вовель М. К истории общественного сознания эпохи Великой Французской революции / М. Вовель // Французский ежегодник. 1984. М, 1986. - С. 6581.

146. Война 1812 года и русская литература. Исследования и материалы. Тверь: Изд-во ТГУ, 1993. - 174 с.

147. Волгин И.Л. «Развенчанная тень»: Диалог о Достоевском, Наполеоне и наполеоновском мифе / И.Л. Волгин // Метаморфозы Европы. М., 1998.1. C. 127-164.

148. Гейссер Л. История французской революции / Л. Гейссер. СПб.: Тип. А. Пороховщикова, 1896. - 499, XXV с.

149. Гиппиус В.В. "Вестник Европы" 1802 1830 гг. / В.В. Гиппиус // Учен. зап. / ЛГУ. - Л., 1939. - Вып. 3: Серия филологических наук. - С. 201-229.

150. Губина М.В. Особенности образа России и русских в сознании французских современников в 1814-1821 годах / М.В. Губина // Россия имир глазами друг друга: из истории взаимовосприятия. М., 2002. - Вып. 2. -С. 153-161.

151. Дегоев В.В. Внешняя политика России и международные системы: 17001918 гг. / В.В. Дегоев. М.: РОССПЭН, 2004. - 494 с.

152. Дергачева Л.Д. Московский университет и газета «Московские ведомости» в начале XIX века / Л.Д. Дергачева // Вестник Московского университета. Серия 8. История. 2002. - № 6. - С. 86-100.

153. Дубровин Н.Ф. Наполеон в современном обществе и в русской литературе / Н.Ф. Дубровин // Русский Вестник. 1895. - № 2-6.

154. Дубровин Н.Ф. Попытки борьбы с Наполеоном при помощи периодической печати / Н.Ф. Дубровин // Русская старина. 1903. - № 3,- С. 421-457.

155. Есин Б. И. История русской журналистики XIX века / Б.И. Есин. М.: «Наука», 1989. - 227 с.

156. Жуковская Т.Н. Дворянский либерализм при Александре I: споры о конституциях и «рабстве» в русских журналах 1800-1810 гг. / Т.Н. Жуковская. Петрозаводск, 2002. - 42 с.

157. Замотан И.И. «Русский вестник» / И.И. Замотан // Отечественная война и русское общество, 1812-1912: в 7 т. М.: Изд-во т-ва Сытина, 1911. - Т. V. -С. 130-138

158. Земцов В.Н. Французский солдат в Бородинском сражении: опыт военно-исторической психологии / В.Н. Земцов // Человек и война: Война как явление культуры. М., 2001. - С. 38-64.

159. Из века в век: Из истории русской журналистики, 1702 2002: К 300-летию Отечественной печати. - М.: Наследие, 2002. - 233 с.

160. Исдейл Ч.Дж. Наполеоновские войны / Ч. Дж. Исдейл. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1997. - 541 с.

161. Искюль С.Н. Россия и германские государства (1801 1808 гг.) / С.Н. Искюль. - СПб.: ИНАПРЕСС, 1996. - 121 с.

162. Искюль С.Н. Тильзитский мир: Россия и германские государства / С.Н. Искюль // Отечественная история. 1994. - № 4-5. - С. 228-236.

163. История XIX века (Западная Европа и внеевропейские государства): в 8 т. / под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. М.: Изд-во т-ва «Бр. А. и И. Гранат и К»,1906. Т. I. Эпоха Наполеона I: 1800 - 1815. - XXII, 326 с.

164. История XIX века (Западная Европа и внеевропейские государства): в 8 т. / под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. М.: Изд-во т-ва «Бр. А. и И. Гранат и К»,1907. Т. II. Эпоха Наполеона 1:1800 - 1815. - 336 с.

165. История русской журналистики: Хрестоматия/ Сост. Б.И. Есин. М: Высшая школа, 1991. - 319 (1) с.

166. Казаков Н.И. Наполеон глазами его русских современников / Н.И. Казаков // Новая и новейшая история. 1970. - № 3-4.

167. Карев В.М. Ф.И. Тютчев: Наполеон и революция (из истории русской литературной наполениады ) / В.М. Карев // Россия и Европа: Дипломатия и культура. М., 1995.-С. 152-160.

168. Кареев Н.И. История Западной Европы в новое время: в 7 т. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1894. - T.IV: XIX век. Консульство, империя и Реставрация. - 661 с.

169. Карлейль Т. История Французской революции / Т. Карлейль. М.: Мысль, 1991.-575 с.

170. Кацис Л.Ф. Русская эсхатология и русская литература / Л.Ф. Кацис. М.: ОГИ, 2000. - 655 с. - (Исследования по истории русской мысли.; Т. 5).

171. Качанова А. Французская буржуазная революция к. XVIII века и современная ей русская пресса / А. Качанова // Вопросы истории. 1947. - № 7. - С. 87-94.

172. Куделина В.Н. О некоторых источниках русской карикатуры на войну 1812 года / В.Н. Куделина // Наполеон. Легенда и реальность: материалы научных конференций и наполеоновских чтений. 1996- 1998. -М., 2003. С. 412-417.

173. Кульпина В.Г. Психолингвистический анализ в реконструкции восприятия исторических личностей (имена, вторичные имена, прозвища Наполеона в России и в Польше) / В.Г. Куделина // Мир психологии. 2002. - № 3. - С. 176-198.

174. Лависс Э. История французской революции 1789-1799 / Э. Лависс, А. Рамбо. СПб.: Изд-во Ф. Павленкова, 1902. - 352 с.

175. Лотман Ю.М. Карамзин: Сотворение Карамзина / Ю.М. Лотман. М.: Книга, 1987.-336 с.

176. Лотман Ю.М. О русской литературе / Ю.М. Лотман. СПб.: Искусство Санкт-Петербурга, 1997. - 848 с.

177. Лотман Ю.М. Политическое мышление Радищева и Карамзина и опыт Французской революции / Ю.М. Лотман // Учен. зап. / Тартуский ун-т. -Тарту, 1965. Выпуск 167: Труды по русской и славянской филологии. - С. 23-32.

178. Лотман Ю.М. Походная типография штаба Кутузова и ее деятельность / Ю.М. Лотман //1812 год. К 150-летию Отечественной войны. М., 1962. - С. 215-232.

179. Лотман Ю.М. Эволюция мировоззрения Карамзина (1789-1803)// Учен. зап. / Тартутский ун-т. Тарту, 1957. - Выпуск 51. - С. 122-162.

180. Луговкин А.А. О социально-политических взглядах молодого Наполеона Бонапарта // Вестник Ленинградского государственного университета. -1976. №2. - Вып. 1. - С.57 - 62.

181. Людвиг Э. Наполеон / Э. Людвиг. М.: Вагриус, 1998. - 591 с.

182. Манфред А.З. Наполеон Бонапарт / А.З. Манфред. М.: Мысль, 1986. - 735 с.

183. Матюшенко Е.Г. Наполеоновский миф в России / Е.Г. Матюшенко // Наполеон. Легенда и реальность: материалы научных конференций и наполеоновских чтений. 1996-1998. М., 2003.-С. 174-194.

184. Мельникова Л.В. Отечественная война 1812 года и русская православная церковь / Л.В. Мельникова II Отечественная история. 2002. - № 6. - С.67-85.

185. Минаков А.Ю. «Друг чести, друг народа»: консерватор А.С. Шишков / А.Ю. Минаков // Российский консерватизм в литературе и общественной мысли XIX века. М, 2003. - С. 111-126.

186. Наринский М.М. Наполеон в современной ему российской публицистике и литературе / М.М. Наринский // История СССР. 1990. - № 1. - С. 126-138.

187. Некрасова Е.А. Очерки по истории английской карикатуры конца XVIII и начала XIX веков / Е.А. Некрасова. JL: Гос. изд. изобраз. иск-в, тип. им. Ивана Федорова, 1935. - 67, 8. с.

188. Ниве П.А. Отечественная война: 1812 1912: в 5 т. / П.А. Ниве. - СПб.: изд-во В.К. Ильинчика, 1911. - Т. I. - 160, 4.

189. Ниве П.А. Отечественная война: 1812 1912: в 5 т. / П.А. Ниве. - СПб.: изд-во В.К. Ильинчика, 1911. - Т. II. - 320 с.

190. Ноймайр А. Диктаторы в зеркале медицины. Наполеон. Гитлер. Сталин / А. Ноймайр. Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. - 480 с.

191. Общественные движения в России в первую половину XIX века. Декабристы: М.А. Фон-Визин, кн. Е.П. Оболенский и барон В.И. Штейнгель (Статьи и материалы). СПб.: Типо-Литография "Герольд", 1905. - 495 с.

192. Орлов А.А. «Бони страшный». Изображение Наполеона в английской карикатуре конца XVIII начала XIX веков / А.А. Орлов // Наполеон. Легенда и реальность: материалы научных конференций и наполеоновских чтений. 1996 - 1998. - М, 2003. - С. 418-431.

193. Орлов А.А. Агенты Бонапарта. Документальные свидетельства о французском шпионаже против России (1812-1815) / А.А. Орлов // Россия и Франция XVIII -XX века. Вып. 2. - М, 1998. - С. 81-87.

194. Орлов А.А. Наполеон требовал приравнять карикатуристов к убийцам: русские и французы в английской карикатуре конца XVIII начала XIX веков / А.А. Орлов // Военно-исторический журнал. - 1999. - № 6. - С. 73-81.

195. Осипов К. Александр Васильевич Суворов / К. Осипов. М.: Воениздат, 1950. - 384 с.

196. Панкратов П.А. Армия Наполеона жила одним днем: в результате французская кавалерия навсегда осталась в России / П. А. Панкратов // Военно-исторический журнал. -1997. № 4. - С. 77-80.

197. Петрунина Ж.В. Египетский поход Наполеона Бонапарта и его влияние на внутреннее и внешнее положение Египта / Ж.В. Петрунина // Дипломатия и война. Ярославль, 1998. - С.38-43.

198. Пискунова Е.П. Роялистский заговор Кадудаля, Моро и Пишегрю / Е.П. Пискунова // Вестник Волгоградского госуниверситета. Серия 4. - История. Регионоведение. Международные отношения. - Волгоград, 2002. - Вып. 7. -С. 12-23.

199. Полевой Н.А. История Наполеона: в 5 ч. / Н.А, Полевой. СПб.: М. Ольхин иФ. Нагель, 1844-1848.

200. Пономарев М.В. К истории Тильзитского союза: русско-французские переговоры в марте 1808 года / М.В. Пономарев // Дипломатия и война. -Ярославль, 1998. С. 44-52.

201. Попов А.И. Судьба русских военнопленных в 1812 году / А.И. Попов // Исторические исследования. Самара, 1998. - Вып. 2. - С. 27-41.

202. Попов А.И.Великая армия в России: погоня за миражом / А.И. Попов. -Самара: ООО «НТЦ», 2002. 440 с.

203. Попов Ю.В. Печать во Франции в период Консульства и Империи / Ю.В. Попов // Вестник Московского университета. Серия 11. Журналистика. -1982.-№№ 1,2.-С. 58-72.

204. Поэты 1790-1810 годов. Л.: Советский писатель, 1971.-911 с.

205. Предтеченский А.В. Отражение войн 1812 1814 гг. в сознании современников / А.В. Предтеченский // Исторические записки. - 1950. - Т. 31.-С. 222-244.

206. Предтеченский А.В. Очерки общественно-политической истории России в первой четверти XIX века / А.В. Предтеченский. M.-J1.: Изд-во АН СССР, 1957.-456 с.

207. Пыпин А.Н. Общественное движение в России при Александре I / А.Н. Пыпин. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1885. - 543 с.

208. Пятковский А. П. Очерки из истории русской журналистики / А.П. Пятковский // Из истории нашего литературного и общественного развития: в 2 ч.-СПб., 1898. -Ч. II.-354 с.

209. Ревуненков В. Г. Наполеон и революция: 1789 1815 / В.Г. Ревуненков. -СПб.: Изд-во СПбГУ, 1999. -108 с.

210. Россия перед вторым пришествием: Материалы к очерку русской эсхатологии. / Сост. С. Фомин. М.: Посад, 1993. - 382 с.

211. Русская периодическая печать (1702-1894). Справочник./ Под ред. А.Г. Дементьева, А.В. Заиадова, М.С. Черепахова. М: Госполитиздат, 1959. -835 с.

212. Саундерс Э. Сто дней Наполеона / Э. Саундерс. М.: ООО «Издательство ACT», 2002.-410 6. с.

213. Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов / В.И. Семевский. СПб.: В тип. Первой СПб. трудовой артели, 1909. - 694 с.

214. Сивков К.В. Война и цензура / К.В. Сивков // Отечественная война и русское общество, 1812-1912: в 7 т. -М.: Изд-во т-ва Сытина, 1911. — Т. V. — С. 121-129.

215. Сивков К.В. Финансы России перед войной 1812 года / К.В. Сивков // Отечественная война и русское общество, 1812-1912: в 7 т. М.: Изд-во т-ва Сытина, 1911. - Т.П. - С. 258-270.

216. Сидоров Н.П. «Сын Отечества» / Н.П. Сидоров // Отечественная война и русское общество, 1812-1912: в 7 т. -М.: Изд-во т-ва Сытина, 1911. Т. V. -С. 139-145.

217. Сироткин В.Г. Дуэль двух дипломатий / В.Г. Сироткин. М.: Наука, 1966. 206 с.

218. Сироткин В.Г. Наполеон и Александр I. Дипломатия и разведка Наполеона и Александра I в 1801-1812 гг. / В.Г. Сироткин. М.: Изд-во Эксмо, 2003. -416 с.

219. Сироткин В.Г. Русская пресса первой четверти XIX века на иностранных языках как исторический источник / В.Г. Сироткин // История СССР. 1976. -№4.-С. 77-97.

220. Сироткин В.Г. Бонапарт на Корсике / В.Г. Сироткин, М.Е. Стройнова // Новая и новейшая история. 1987. - №6. - С. 174-188.

221. Смирнов Е. Периодическая печать во Франции// Периодическая печать на западе. СПб., 1904.

222. Соколов О.В. Армия Наполеона / О.В. Соколов. СПб.: Империя, 1999. -585 с.

223. Соколов О.В. Французская армия и переворот 18 брюмера / О. В. Соколов // Наполеон. Легенда и реальность: материалы научных конференций и наполеоновских чтений. 1996 1998. - М., 2003. - С. 27-29.

224. Соловьев С.М. Император Александр I: Политика. Дипломатия / С.М. Соловьев. М.: Мысль, 1995. - 637 (1) с.

225. Сорель А. Европа и Французская революция: в 7 т. / А. Сорель. СПб.: Изд. Л.Ф. Пантелеева, 1892. - Т. I. Политические нравы и традиции. - IV, 433 с.

226. Сорель А. Европа и Французская революция: в 7 т. / А. Сорель. СПб.: Изд. Л.Ф. Пантелеева, 1892. - Т. IV. Естественные границы. 1794 - 1795. -365 с.

227. Сорель А. Европа и Французская революция: в 7 т. / А. Сорель. СПб.: Изд. Л.Ф. Пантелеева, 1906. - Т. VI. Перемирие. Люневильский и Амьенский договоры, 1800 - 1805. - 424 с.

228. Станько А.И. Русские газеты первой половины XIX века / А.И. Станько. -Ростов-на-Дону: Изд-во Ростов. Ун-та, 1969. 202 с.

229. Строев А. Война перьев: Французские шпионы в России во второй половине XVIII века / А. Строев // Логос. 2000. - № 3. - С. 18-43.

230. Сухомлинов М.И. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению: в 2 т. / М.И. Сухомлинов. СПб.: А.С. Суворин, 1889. - Т. I. -276 с.

231. Тарле Е.В. Наполеон / Е.В. Тарле. М.: «Наука», 1991. - 464 с.

232. Тарле Е.В. Нашествие Наполеона на Россию 1812 г. / Е.В. Тарле // Сочинения: в 12 т. М.: Изд-во АН СССР, 1959. - Т. VII. - С. 435-738.

233. Тарле Е.В. Печать во Франции при Наполеоне / Е.В. Тарле // Сочинения: в 12 т. М.: Изд-во АН СССР, 1958. - T.IV. - С. 483-544.

234. Тартаковский А.Г. 1812 год и русская мемуаристика: Опыт источниковедческого изучения / А.Г. Тартаковский. М.: Наука, 1980. - 312 с.

235. Тартаковский А.Г. Военная публицистика 1812 года / А.Г. Тартаковский. М.: «Мысль», 1967. - 222 с.

236. Тартаковский А.Г. Из истории русской военной публицистики 1812 года / А.Г. Тартаковский // 1812 год. К 150-летию Отечественной войны. М., 1962.

237. Теплова В.А. Пропаганда конституционных идей в «Северном вестнике» И.И. Мартынова / В.А. Теплова // Учен. зап. / Горьковский ун-т. Горький, 1964. - Серия ист.-филос. - Вып. 65. - С. 366-383.

238. Теплова В.А. Дискуссия о формах правления в русской журналистике 1814-1820 гг. / В.А. Теплова // Учен. зап. / Горьковский ун-т. Горький, 1964. - Серия ист.-филос. - Вып. 65,- С. 326-346.

239. Токвиль А. Старый порядок и революция / А. Токвиль. М.: Изд. С.Дороватовского и А.Гарушникова, 1905. - 350 с.

240. Трачевский А.С. Наполеон I: его жизнь и государственная деятельность / А.С. Трачевский // Ришелье. Мирабо. Наполеон. Меттерних. Гарибальди. -СПб.: ЛО Редактор, 1996. С. 147-256. - (Жизнь замечательных людей).

241. Трачевский А.С. Наполеон I: Первые шаги и консульство, 1769-1804 / А.С. Трачевский. М.: Тип. Т-ва И.Д. Сытина, 1907. - 313 с.

242. Троицкий Н.А. Александр I и Наполеон / Н.А. Троицкий. М.: Высшая школа, 1994.-304 с.

243. Троицкий Н.А. Маршалы Наполеона / Н.А. Троицкий // Новая и новейшая история. 1993. -№ 5.

244. Туган Барановский Д.М. Наполеон как журналист / Д.М. Туган -Барановский // Вопросы истории. - 1995. - № 7. - С. 149-172.

245. Туган Барановский Д.М. У истоков бонапартизма: происхождение режима Наполеона I / Д.М. Туган - Барановский. - Саратов: Изд-во Саратов. Ун-та, 1986.-198 с.

246. Туган-Барановский Д.М. «Лошадь, которую я пытался обуздать». Печать при Наполеоне / Д.М. Туган Барановский // Новая и новейшая история. -1995. -№3.~ С. 158-180.

247. Турчин B.C. Гений и его искусство. Главы из книги / B.C. Турчин // Наполеон. Легенда и реальность: материалы научных конференций и наполеоновских чтений. 1996 1998. - М., 2003. - С. 332-374.

248. Тьер Л.А. История консульства и империи: в 4 т. / Л.А. Тьер. СПб.: Тип. Жернакова, 1846.-Т. 1-4.

249. Тюлар Ж. Наполеон или миф о «Спасителе» / Ж. Тюлар. М.: «Молодая гвардия» - ЖЗЛ - «Русское слово», 1997. - 382 с.

250. Федосова Е.И. Польские проекты Наполеона Бонапарта / Е. И. Федосова // Наполеон. Легенда и реальность: материалы научных конференций и наполеоновских чтений. 1996 1998. - М., 2003. - С.55 -63.

251. Цыганов М.Е. Религиозные взгляды Наполеона Бонапарта / М.Е. Цыганов // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4. История. Философия. 1999. - Вып. 4. - С. 48-52.

252. Чандлер Д. Военные кампании Наполеона: триумф и трагедия завоевателя / Д. Чандлер. М.: Центрполиград, 2001. - 692 с.

253. Шведова Н. Злых фурий светоч: Образ Наполеона в русской публицистике начала XIX века / Н. Шведова // Родина. 2002. - № 8. - С. 10-12.

254. Шебунин А.Н. Европейская контрреволюция в первой половине XIX века / А.Н. Шебунин. JL: Изд-во Сеятель, 1925. - 232 с.

255. Шильдер Н.К. Император Александр I, его жизнь и царствование: в 4 т. / Н.К. Шильдер. СПб.: Типография А.С. Суворина, 1904 - 1905. - Т. 1-4.

256. Шишов А.В. Наполеон I: «Русские стяжали право быть непобедимыми / А.В. Шишов // Военно-исторический журнал. 1997. - № 5. - С. 70-75.

257. Янушкевич А. С. Жанровый состав лирики Отечественной войны 1812 г. и «Певец во стане русских воинов» В. А. Жуковского / А.С. Янушкевич // Проблемы метода и жанра. Томск, 1983. - Вып. 9. - С. 17-31.

258. Литература на иностранных языках.

259. Perivier A. Napoleon journaliste / A Perivier- Paris, 1919. 314 p.

260. Ratchinski A. Napoleon et Alexander Ier. La guerre des idees / A. Ratchinski -Paris, 2002. 403 p.

261. Tulard J. L' Anti- Napoleon, la legende noire de l'Empereur / J. Tulard Paris, 1965.-451 p.

262. Tulard J. Napoleon ou le mythe du sauveur / J. Tulard- Paris, 1977. 487 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 267128