Образ союзников по антигитлеровской коалиции в представлениях советского общества 1941-1945 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Колдомасов, Илья Олегович

Диссертация и автореферат на тему «Образ союзников по антигитлеровской коалиции в представлениях советского общества 1941-1945 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 402901
Год: 
2010
Автор научной работы: 
Колдомасов, Илья Олегович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Магнитогорск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
278

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Колдомасов, Илья Олегович

ВВЕДЕНИЕ.

Глава I. СОЮЗНИКИ ВО ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ УСТАНОВКАХ И ПРОПАГАНДИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА.

1.1. Система внешнеполитических установок руководства СССР и каналы ее трансляции в массовое сознание.

1.2. Формирование образа союзников в советском обществе посредством пропагандистской деятельности и социокультурных контактов.

Глава П. ОБРАЗ СОЮЗНИКОВ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА И ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ.

2.1. Взгляды И.В.Сталина на союзников по антигитлеровской коалиции.

2.2. Советская дипломатия и союзники: особенности взаимодействия и восприятия.

2.3. Образ англичан и американцев в сознании советского генералитета.

2.4. Восприятие англичан и американцев в среде советской интеллигенции.

Глава Ш. ОБРАЗ СОЮЗНИКОВ В МАССОВОМ СОЗНАНИИ СОВЕТСКИХ ЛЮДЕЙ 1941-1945 ГГ.

3.1. Опосредованное восприятие партнеров по коалиции рядовыми советскими гражданами.

3.2. Образ союзников в советском обществе под влиянием личных контактов.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Образ союзников по антигитлеровской коалиции в представлениях советского общества 1941-1945 гг."

Актуальность проблемы. Современные международные отношения, связанные с процессом глобализации, представлены сложной архитектоникой, в которой роль России не всегда четко просматривается. США вместе со своими партнерами (прежде всего Великобританией), напротив, играют ведущую роль в международной политике. Конфликты и альянсы государств для участия в них или, напротив, - предотвращения доказывают необходимость сближения двух крупнейших и обладающих наибольшим ядерным потенциалом держав в мире. С этой точки зрения, несомненно полезным будет изучение опыта взаимодействия антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны.

Важная роль в международных отношениях нашего времени отводится и «народной дипломатии» — изучению общественного мнения и его влияния на внешнюю политику государств. Этот взаимонаправленный процесс — влияние власти на общество и общества на власть - проходит с непосредственным участием СМИ, формирующих образы внешнего мира в сознании населения. Обращение к исторической психологии и проблеме восприятия одних народов другими позволяет по-новому взглянуть на дипломатические отношения.

Несмотря на различие в политических режимах, международной обстановке и других аспектах, подход исторической психологии применим к военному периоду и деятельности «Большого союза». Он позволяет в другом разрезе увидеть отношения Англии, США и СССР, дистанцироваться от межгосударственного и приблизиться к локальному уровню контактов, главными участниками которого выступают не политики и дипломаты, а рядовые жители каждой из стран. Ситуация в Советском Союзе была уникальной, поскольку правительство стремилось показать участие народа в международных отношениях, хотя господство идеологии сталинизма не оставляло возможностей для альтернативных официальной точек зрения. 3

Задача сформировать' «правильный» образ союзных государств в советском обществе оставалась одной из важнейших для властных структур на протяжении всего периода военных действий.

Важность исследования проблемы восприятия англичан и американцев в Советском Союзе военных лет обусловлена и фактом редкого обращения к данному сюжету в отечественной и зарубежной историографии. Работы по похожим проблемам носили, как правило, обзорный характер, не учитывающий нюансы в отношении к союзникам у различных категорий населения и пространственно-временные характеристики. Необходимость разностороннего анализа восприятия партнеров по антигитлеровской коалиции и проекция негативного и позитивного опыта взаимоотношений СССР с западными странами в современность определили актуальность нашего исследования.

В качестве объекта исследования выступает индивидуальное и массовое сознание жителей Советского Союза в годы войны. Индивидуальное сознание рассматривается в случаях, когда речь идет о крупных политических и военных деятелях, дипломатах, представителях интеллектуальной элиты. При анализе взглядов основной части советского общества мы оперируем категорией «массовое сознание».

Предметом исследования является разносторонний образ союзников в годы войны, отождествляемый с англичанами и американцами.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 22 июня 1941 г. по 2 сентября 1945 г. Нижняя граница определяется нападением Германии на Советский Союз и декларациями о поддержке военных усилий СССР со стороны западных держав. Конечная дата связана с окончанием ведения совместных военных действий на Тихом океане против Японии, поскольку они являлись важной составной частью совместной стратегии в ходе войны.

Территориальные рамки исследования включают территорию

РСФСР и места встреч союзников за рубежом, например, на международ4 ных конференциях. Важно отметить, что мы не ставили задачу выделить национальные особенности восприятия союзников среди народов СССР, так как это является темой самостоятельного исследования. Информационные каналы, по которым население получало информацию о внешнем мире, находились под контролем Москвы, а одним из факторов восприятия англичан и американцев выступала степень отдаленности от эпицентра конфликта. Здесь выделяются фронтовая зона, территория ближнего и дальнего тыла. Наиболее показательным в ближнем тылу является район Москвы и Подмосковья, а в дальнем - Уральский регион, ставший промышленным и эвакуационным центром государства.

Историография проблемы. Вопрос о взаимоотношениях внутри антигитлеровской коалиции всегда был одним из ключевых в литературе, посвященной Второй мировой и Великой Отечественной войне. Эта тема поднималась независимо от времени и места написания работы, рефреном проходя сквозь издания общего характера или выступая в качестве объекта анализа в специализированных трудах.

Исследуемая проблема, на наш взгляд, органично укладывается в общую периодизацию исторической литературы о Великой Отечественной войне, которой придерживается ряд авторов1. Хронологически историография делится на два крупных периода - советский и постсоветский. Первый из них подразделяется на подпериоды, связанные с самой войной, деятельностью И.В. Сталина после войны, хрущевской «оттепелью», новой консервативной волной Л.И. Брежнева, перестройкой и курсом на гласность М.С. Горбачева. Второй этап не имеет составных частей по причине сложности и неоднозначности процессов в российской исторической нау

1 Кулиш В.М. Советская историография Великой Отечественной войны // Война 1939-1945: Два подхода. М., 1995 . 4.1. С. 19—57; Плетушков М.С., Якушевский А.С. Особенности отечественной историографии Великой Отечественной войны // Великая Отечественная война (историография): сб. обзоров. М., 1995. С. 7-40; Хёслер И. Что значит «проработка прошлого»? Об историографии Великой Отечественной войны в СССР и России // Память о войне 60 лет спустя: Россия, Германия, Европа. M., 2005. С. 156-169. ке, когда модернизационные идеи перемежались с крайне консервативными. Верхняя граница второго этапа определяется настоящим временем.

Границей между советским и постсоветским периодами выступает 1991 г., а не середина 80-х гг., поскольку рассматриваемая нами проблема имеет непосредственное отношение к вопросам внешней политики. Окончание «холодной войны» и ликвидация биполярного мира могут выступать в качестве водораздела между двумя этапами отечественной истории. Факторами, обозначившими развитие новых направлений, в частности — исторической психологии и имагологии, в историографии следует считать:

1) процесс перестройки и демократизации общественно-политической жизни во второй половине 1980-х гг.;

2) распад СССР и отход от концепции марксизма-ленинизма при объяснении различных проблем как от единственно верной;

3) развитие множества научных школ и направлений, связанное как с поиском новой единой методологии для трактовки истории, так и возможностью развития альтернативных единообразию исторических методов и концепций.

Историография межсоюзнических отношений начала складываться еще в военное время (1941-1945 гг.) и оказалась прерванной завершением мирового конфликта. Большая часть материалов, посвященных деятельности антигитлеровской коалиции, публиковалась в периодической печати, носила пропагандистский характер и четко противопоставляла социалистический и капиталистический строй государств — участников коалиции, неизменно возвышая достоинства первого и выявляя язвы и противоречия л второго . Многие публикации выступали в виде простой хроники событий

2 Трояновский А. Укрепление антигитлеровской коалиции // Спутник агитатора. 1943. № 22. С. 33-37; Могучая коалиция великих держав против гитлеровской Германии // Большевик. 1941. № 13. С. 1-4; Пономарев Б. Единый антигитлеровский фронт народов растет и крепнет// Там же. 1941. № 17. С. 5-14; Мануильский Д. Некоторые вопросы современного международного положения // Пропагандист. 1942. № 19-20; и др. на других фронтах мировой войны с элементами идеологической окраски3, другие характеризовали внутреннюю жизнь союзных держав и напоминали энциклопедические справки с неизбежным идеологическим подтекстом4. Все работы были написаны непрофессиональными историками (например, партийным деятелем Д. Мануильским), что позволяет отнести их к источникам, а не к специализированной литературе.

Первые послевоенные годы (1945-1956 гг.) отодвинули в тень проблему отношений между союзниками в ходе войны. На первый план вышла «холодная война», которая не позволяла с достаточной степенью объективности взглянуть на совместные действия антигитлеровской коалиции. Историки предпочитали обходить стороной проблему, публикации о которой могли поставить под угрозу и карьеру, и само существование ученого. Защищенная А.Н. Зайкиным диссертация «Англо-советские отношения в начале Великой Отечественной войны (22 июня 1941 года-26 мая 1942 года)» является робкой попыткой осветить деятельность союзников в военное время5. При этом автор панегирически оценивает действия советского руководства и остро критикует англичан за отсутствие действенной помощи. На наш взгляд, под концепцию автора подобраны и хронологические рамки исследования: в первый год войны оказанная Советскому Союзу помощь была минимальной.

Период «оттепели» (1956-1964 гг.) ознаменовался появлением комплексных работ по истории военной дипломатии и узкого круга лиц, которым было позволено заниматься международными отношениями СССР. Первой крупной работой, где освещались разные проблемы деятельности антигитлеровской коалиции и проводился серьезный анализ ситуации, ста

3 К действиям английской авиации в Германии // Спутник агитатора. 1941. № 15; Ермолаев И. Победа союзных войск в Тунисе // Пропагандист. 1943. № 9; Он же. Боевые действия союзной авиации в Западной Европе // Там же. 1943. № 11-12; Что происходит в Италии? // Спутник агитатора. 1944. № 9; и др.

4 Английская и американская литература в дни войны // Пропагандист. 1942. № 9; Подрывная деятельность гитлеровской агентуры в США // Большевик. 1942 г. № 13; Подготовка к президентским выборам в США и борьба партий за кандидатов // Там же. 1944. № 9; К избирательной кампании в Англии // Спутник агитатора. 1945. № 12 ; и др.

5 Зайкин А.Н. Англо-советские отношения в начале Великой Отечественной войны (22 июня 1941 г. — 26 мая 1942 г.): Дис. канд. ист. наук. М., 1953. ла монография В.Л. Исраэляна6. Несмотря на анализ прежде всего вопросов дипломатии, Исраэлян затронул и общественное мнение в государствах коалиции, отметив, что в США и Англии оно было «явно настроено в пользу эффективной помощи Советскому Союзу». В целом, работа Исраэляна не только была снабжена богатым фактическим материалом, но и носила весьма «либеральный» характер.

Другие публикации этого периода свидетельствовали не только об интересе к взаимодействию государств антигитлеровской коалиции в военное время, но и о пристальном внимании к исторической науке в западных странах с целью предотвратить фальсификацию многих фактов совместной деятельности в годы войны. Произошел переход от игнорирования событий в США и Великобритании к их тщательному изучению и анализу. Многие историки - JI.B. Поздеева, В.Г. Трухановский, И.Н. Ундасынов, -Н.Н. Яковлев - впоследствии стали ведущими специалистами в вопросах взаимодействия антигитлеровской коалиции. Их первые работы в основном были посвящены изучению фактической истории «Большого союза», описанию стратегии союзных держав в годы войны, проблеме открытия второго фронта, хотя встречались публикации аналитического характера7.

Венцом исторических трудов данного этапа было издание «Истории о

Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945» . Применительно к нашей проблеме достижением шеститомника следует назвать показ военных действий в единой системе координат «с развитием военной экономики, героической работой тружеников тыла, борьбой советских людей в тылу врага, антифашистской борьбой народов Европы и Азии, внеш

6 Исраэлян В.Л. Дипломатическая история Великой Отечественной войны (1941-1945). М., 1959.

7 Марушкин Б.И., Яковлев Н.Н. Вопрос о взаимоотношениях СССР и США в период Второй мировой войны в американской буржуазной историографии // Новая и новейшая история. 1957. № 3. С. 147-166; Лебедев Н.И. «Балканский вариант» англо-американской стратегии в период Второй мировой войны // Новая и новейшая история. 1959. № 5. С. 41-60; Мельников Ю.М. США и европейский политический кризис 1939 г. // Там же. № 3. С. 88-108; Поздеева Л.В. Англия и закон о ленд-лизе 1941 г. // Там же. 1961. № 4. С. 46-60; Ундасынов И.Н. Из истории второго фронта (декабрь 1941 г.-июль 1942 г.) // Там же. 1964. № 3. С. 64-78 ; и др.

8 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945: в 6 т. М., 1960-1965. ней политикой СССР, с оценкой политических отношений внутри антигитлеровской коалиции и внутри фашистского блока»9.

Возврат к консервативным тенденциям в науке с приходом к власти Л.И. Брежнева не отразился на интересе к международной панораме военных лет. С середины 60-х гг. появляется значительное число работ, где антигитлеровская коалиция не выступала в качестве главного объекта исследования, но упоминалась постоянно. Видимо, здесь сыграло свою роль ужесточение идеологической ситуации, вынудившее специалистов обратить внимание на внешнюю политику и дипломатию США и Великобритании в годы Второй мировой войны. Невольно происходило и развитие проблематики «СССР - западные союзники». Очень серьезными работами являются монографии Л.В. Поздеевой, В.Г. Трухановского, И.Н. Ундасы-нова, Ю.Л. Кузнеца, Н.Н. Яковлева10. Так, В.Г. Трухановский проанализировал позицию Англии на всех встречах и конференциях военного периода и признал положительный эффект от вступления в общий союз, а СССР был назван силой, способствующей общему ослаблению Британской империи по ходу войны11. В монографии Л.В. Поздеевой отмечается зависимость действий США и Великобритании от ситуации на советско-германском фронте, а перспективы сотрудничества западного блока с СССР в послевоенное время называются мрачными12. Старался отделиться от идеологических штампов Ю.Л. Кузнец: рассматривая взаимоотношения США и Советского Союза в годы войны, он выделял две группы в правящих кругах Америки - изоляционистов и сторонников сближения с Советской Россией13. И.Н. Ундасынов впервые применил метод рассмотрения

9 Великая Отечественная война (историография): сб. обзоров. М., 1995. С. 16.

10 Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы Второй мировой войны 1941—1945. М., 1969; Трухановский В.Г. Внешняя политика Англии в период Второй мировой войны (1939-1945 гг.). М., 1965; Ундасынов И.Н. Рузвельт, Черчилль и второй фронт. М., 1965; Кузнец Ю.Л. Вступление США во Вторую мировую войну. М., 1962; Он же. От Перл-Харбора до Потсдама. Очерки внешней политики США. М., 1970; Яковлев Н.Н. США и Англия во Второй мировой войне. М., 1961.

11 Трухановский В.Г. Внешняя политика Англии в период Второй мировой войны (1939-1945 гг.). М.,

12 Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы Второй мировой войны 1941-1945. М., 1969.

13 Кузнец Ю.Л. От Перл-Харбора до Потсдама. Очерки внешней политики США. М., 1970. отдельной проблемы во взаимодействии союзников на примере портретов лидеров западных государств14.

Исключение из данного списка составляли монографии Ф.Д. Волкова и B.J1. Исраэляна, где Советский Союз фигурировал в качестве ведущего объекта исследования. Но и в этих трудах внимание уделялось государствам и их политике на международной арене в целом или правящим кругам, включая дипломатический корпус, и их действиям13. Несмотря на упоминание позиции народов, населяющих Советский Союз и западные державы, реального изучения общественного сознания в СССР не проводилось.

Политика «разрядки» не слишком повлияла на советскую историческую науку в освещении военной тематики. В докладе В.М. Бережкова, который во время войны выполнял функции переводчика при И.В. Сталине, ставился акцент на советско-американскую часть отношений в рамках антигитлеровской коалиции применительно к проблеме послевоенного устройства мира16. Другой специалист-международник О.А. Ржешевский исследовал проблемы американской историографии относительно Второй мировой войны и выделил три течения — консервативное, ревизионистское и либерально-критическое, которые зародились еще по ходу войны. Различные трактовки вопросов взаимодействия американской и советской стороны у западных ученых не отрицали, что эти отношения занимали значительное место в дипломатической истории войны17. Довольно идеологизированной выглядит книга В.А. Секистова и Г.И. Короткова «Устами американцев», насыщенная цитированием американских историков и периодических изданий (а также трудов Ленина pi Брежнева). Позиции американских авторов трактуются в традиционном русле - изоляционизм либо

14 Ундасынов И.Н. Рузвельт, Черчилль и второй фронт. М., 1965,

15 Волков Ф.Д. СССР - Англия. 1939-1945 гг. Англо-советские отношения накануне и в период Второй мировой войны. М., 1964; Исраэлян В.Л. Антигитлеровская коалиция. Дипломатическое сотрудничество в годы Второй мировой войны. М., 1964.

16 Бережков В.М. Дипломатическая борьба Советского Союза в годы Второй мировой войны и советско-американские переговоры о послевоенном устройстве. Доклад по совокупности работ, представленных к защите дис. канд. ист. наук. М, 1973.

17 Ржешевский О.А. Война и история. Буржуазная историография США о Второй мировой войне: Ав-тореф. дис. . канд. ист. наук. М., 1977. С. 38. прагматическое сотрудничество, хотя анализ изменений в историографии США сделан с позиции политики «разрядки»18.

Наиболее обобщающим трудом данного периода стала «История Второй мировой войны. 1939-1945» в двенадцати томах, созданная ведущими научно-исследовательскими и военными институтами по постановлению ЦК КПСС19. Издание изобилует статистическим материалом о ведении боевых действий на других фронтах войны, о военно-экономическом сотрудничестве СССР с западными державами, о дипломатических встречах и дебатах в рамках антигитлеровской коалиции20. При этом выводы работы действительно страдают односторонностью: успехи и роль СССР старательно завышаются, а вклад союзников в общее дело сознательно ограничивается. Позиции народов по-прежнему озвучены лишь декларативно. Вышедший в то же время сборник по историографии Великой Отечественной войны не имел специализированного раздела, освещающего советско-англо-американский альянс, а упоминание о союзниках содержится только в контексте экономических и историографических вопросов21.

Отличием историографической ситуации начала 80-х гг. следует признать расширение используемой источниковой базы при сохранении прежних методологических подходов. Например, в книге И.Н. Земскова использовались не только документы Архива внешней политики СССР, но и многочисленные непереводные мемуары западных деятелей - У. Черчилля, А. Кадогана, А. Гарримана, данные из архива президента США Ф. Рузвельта22. Несмотря на признание многих достижений союзников в борьбе против Германии, включая их желание помочь Советскому Союзу, автор доводит материал лишь до июня 1944 г. Верной нам представляется оценка И.Н. Земсковым открытия второго фронта как мероприятия, не соответст

18 Секистов В.А., Короткое Г.И. Устами американцев. М., 1978.

19 История Второй мировой войны. 1939-1945: в 12 т. М., 1973-1982.

20 Там же. Т. 9. М., 1978.

21 Историография Великой Отечественной войны: сб. ст. М., 1980. С. 24, 93, 162-177.

22 Земсков И.Н. Дипломатическая история второго фронта в Европе. М., 1982. вующего интересам США и Англии до конца 1943 г., когда перелом в пользу СССР уже определился.

А.Ю. Борисов в работах о сотрудничестве Советского Союза и США стремился рассмотреть не только дипломатическое взаимодействие, но и контакты по линии общественных организаций, развитие культурных связей, научно-технические взаимоотношения. Ориентируясь на данные социологических опросов США в военное время, историк сделал вывод о главенстве идеологических противоречий в советско-американских отношениях, которые не позволяли американскому правительству помогать своему заокеанскому партнеру в той мере, в какой этого требовал народ Америки23.

Важным изменением перестроечного периода (1985-1991 гг.) стал пересмотр наиболее консервативных взглядов на деятельность антигитлеровской коалиции, таких как огульное обвинение союзников в бездействии с аргументацией идеологического характера без серьезного анализа ситуации. Обозначились и новые направления в исследовании межсоюзнических отношений, что свидетельствовало о специализации исследователей на отдельных аспектах проблемы межсоюзнических отношений. Но, несмотря на ослабление идеологического контроля и расширение возможностей для написания научных работ по многим дискуссионным проблемам истории Второй мировой войны, большинство трудов были выполнены по стандартам прошлых лет. Так, во многом старые подходы повторяла новая монография Ф.Д. Волкова, где антигитлеровская коалиция представлялась союзом против фашистского блока и союзом государств с различным социально-экономическим строем одновременно, что привело к ее развалу и переросло в «холодную войну»24. В работах В.Н. Белецкого, В.А. Золотарева, С.Б. Лаврова, B.C. Коваля, В.М. Бережкова, О.А. Ржешевского,

23 Борисов А.Ю. Дороги на Эльбу. Из истории советско-американских отношений в годы Великой Отечественной войны. М., 1981; Он же. СССР и США. Союзники в годы войны, 1941-1945. М., 1983; Он же. Отношения СССР-США в период Второй мировой войны - опыт сотрудничества государств с различным социально-экономическим строем: Дис. д-ра. ист. наук. М., 1985.

24 Волков Ф.Д. За кулисами Второй мировой войны. M., 1985. С. 132; 278.

12 статьях Н.А. Платонова, А. Юрьева, Б.Н. Новоселова преобладает традиционный концепт межсоюзнических отношений, хотя они базировались на некоторых неопубликованных документах25. Даже признание некоторых перегибов в сталинской внешней политике нельзя назвать новым, поскольку уже прошел период хрущевской «оттепели».

Исследования нового характера в основном касались инноваций содержательного плана. В монографии И.С. Лютова и A.M. Носкова сравниваются союзы противоборствующих государств в Первой и Второй мировой войнах26. Популярной темой также становится деятельность разведки западных держав в годы войны и связанные с ней попытки установления сепаратного мира с Гитлером27. Некоторые труды посвящались военным операциям или ключевым событиям в развитии международной обстанов

28

КИ .

Новое звучание приобрела и тема поставок по ленд-лизу. Началось исследование отдельных статей поставок, двустороннего сотрудничества (США - СССР, Великобритания - СССР) в военно-экономической области,

25 Белецкий B.H. Потсдам 1945. История и современность; Золотарев В.А., Лавров С.Б. Второй фронт: сорок лет спустя. Душанбе, 1987; Коваль B.C. Политика и стратегия США во Второй мировой войне. Киев, 1987; Бережков В.М. Страницы дипломатической истории. М., 1984; Ржешевский О.А. История Второго фронта: война и дипломатия. M., 1988; Платонов Н.А. Деятельность Коммунистической партии и Советского правительства по созданию и укреплению антигитлеровской коалиции в период Великой Отечественной войны // Военно-исторический журнал. 1987. № 9. С. 57-62; Юрьев А. Второй фронт: планы и реальность // Советское военное обозрение. 1989. № 5. С. 50-52; Он же. Тегеран: 45 лет назад И Советское военное обозрение. 1988. № 11. С. 42-44; Новоселов Б.Н. Второй фронт: полемические заметки // Новая и новейшая история. 1989. № 6. С. 121-124.

26 Лютов И.С., Носков A.M. Коалиционные взаимодействия союзников: По опыту Первой и Второй мировой войн. М., 1988.

27 Безыменский Л. Тайный фронт против второго фронта. М., 1987; Борисов А.Ю. Уроки второго фронта, или могла ли Европа разделить судьбу Хиросимы и Нагасаки? М., 1989; Волков Ф.Д. Тайное становится явным: Деятельность дипломатии и разведки западных держав в годы Второй мировой войны. М., 1989.

28 Орлов А.С. Дьепский рейд в 1942 г. и проблема Второго фронта // Новая и новейшая история. 1987. № 3. С. 163-170; Штолер М.А. Второй фронт в стратегии и дипломатии союзников: август 1942-октябрь 1943 г. //Там же. 1988. № 5. С. 58-76; Бережков В.М. Тегеран - 1943: Новый взгляд// США - экономика, политика, идеология. 1988. № 1. С. 36-45; Язькова А.А. Восточная Европа в политике СССР и США (1944-1945 гг.) // Новая и новейшая история. 1991. № 3. С. 68-76; Севостьянов Г.Н. Тегеранская конференция: (Проблемы войны и мира) // Всемирная история и Восток. М., 1989. С. 154—171; Сафронов В.П. Военно-политические проблемы окончания войны в Азии в советско-американских отношениях (февраль-май 1945 г.) // О войне и мире. М., 1990. С. 84-116; Титков А.Э. СССР, США и Великобритания и проблема послевоенного устройства Германии, 1941-1945: Автореф. дисканд. ист. наук. M., 1989. постепенно складывалась периодизация поступающей из-за рубежа помощи29.

Стал изучаться и культурный аспект взаимоотношений союзников, который в предшествующий период мог лишь выступать дополнением общего фона. Критический подход в оценке культурных связей между СССР и западными державами попытался применить в своих трудах В.А. Неве

ЛЛ жин . Автор видел в культурном обмене и популяризации культуры в целом пропагандистский ход советского руководства, которое пыталось навязать собственные ценности английскому и американскому народам. При этом Сталин и его окружение исходили из интернациональных идей, когда

3 1 вчерашний враг мог превратиться в союзника и наоборот . Новации автора все же не позволяют увидеть полную картину культурного сотрудничества союзных держав, так как акцент ставится на теоретической составляющей данного вопроса.

Очень интересной была статья В.В. Познякова, положившая начало целому направлению исследования союзнических отношений - изучению общественного мнения в отдельной стране, в данном случае — в США .

Таким образом, советская историография внесла значительный вклад в разработку межсоюзнических отношений. Преимущественно изучение темы шло на государственном и производных от него - дипломатическом, высшего командования - уровнях. Безусловным достижением советских ученых следует признать тщательное рассмотрение вопроса о втором фронте и описание конференций и встреч на высоком уровне. Также изучались проблемы поставок по ленд-лизу, деятельность политиков запад

29 Лебедев И.П. Еще раз о ленд-лизе // США - экономика, политика, идеология. 1990. № 1. С. 71-75; Куманев Г.А., Чузавков Л.М. СССР и Англия: Военно-экономическое сотрудничество в годы Второй мировой войны // Новая и новейшая история. 1987. № 2. С. 26-40; Петров П.С. Фактическая сторона помощи по ленд-лизу // Военно-исторический журнал. 1990. № 6. С. 34-40.

30 Невежин В.А. Из истории культурных связей СССР с Великобританией и США в рамках антигитлеровской коалиции (1941-1945 гг.) // Духовный потенциал советского народа в Великой Отечественной войне. М., 1990. С. 202-226; Он же. Культурные связи СССР с Великобританией и США в рамках антигитлеровской коалиции: Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1990.

31 Невежин В. А. Из истории культурных связей СССР . .С. 223.

32 Позняков В.В. Советско-американские отношения и общественное мнение в Соединенных Штатах (декабрь 1941 г.-октябрь 1943 г.) // Американский ежегодник, 1989 . M., 1990. С. 9-29.

14 ных держав в рамках коалиции, ход боевых действий на других фронтах, критиковалась буржуазная историография. Но работы страдали односторонностью, так как ориентировались на безусловную правоту сталинского руководства и умышленные или невольные просчеты союзников. В стороне оставалась и проблема интереса рядовых граждан страны к своим американским и английским «братьям по оружию». Оправданием этому служат закрытые архивные фонды и единая методология исследования, не отводившая места «маленькому» человеку.

Второй период отечественной историографии — постсоветский — внес значительное разнообразие в изучение межсоюзнических отношений. Это было связано с возможностью отступления от прошлых стандартов, более свободным доступом к архивным фондам и знакомством с методологическими схемами и научными школами Запада. Появилась возможность заполнить «белые пятна» в исследуемом вопросе, такие как рассмотрение отношения советского общества к союзным державам.

Инерционные процессы в научной среде оставили традиционные аспекты взаимоотношений союзников в фокусе внимания, но представали они в несколько видоизмененной интерпретации. К примеру, сборник «Советская внешняя политика, 1917-1945 гг. Поиск новых подходов» являлся попыткой пересмотра концепции внешней политики СССР - от миролюбивой и демократической до активно-агрессивной, отражающей тотаот литарно-бюрократический режим в государстве . В статье А.Э. Титкова антигитлеровская коалиция характеризуется как неординарная, поскольку в ней не было «традиционной для такого рода объединений экономической и политической круговой порук». Противоречия между участниками «Большого союза» балансировали между идеологической и политической сферами, причем для военного периода была характерна именно политическая разобщенность. Общий вывод статьи противоречил традиционным

33 Советская внешняя политика, 1917-1945 гг. Поиски новых подходов. М., 1992.

15 советским схемам и гласил, что «великий союз времен войны был изначально обречен»34.

Гораздо больше внимания стало уделяться проблеме довоенных отношений СССР и государств Запада. Неудачи первых месяцев Великой Отечественной войны стали объясняться неверной тактикой Сталина в предшествующие годы, его попытками «заигрывания» с фашистами, вылившимися в итоге в сомнительный договор о нейтралитете с Германией. Подобные вещи могли проделываться и в отношении Великобритании, что старается доказать в своей статье В.Я. Сиполс, но английское правительство не пошло на сделку35.

Многие труды продолжали логику советской историографии и рассматривали уже знакомые стороны вопроса - открытие и задержку второго фронта, поставки по ленд-лизу, различные аспекты дипломатии . Диссертационные исследования по проблеме взаимодействия союзников защищались в традиционном русле, хотя и претерпели некоторую трансформацию: например, А.Б. Беляев изучал военно-экономическое сотрудничество СССР с США и Великобританией, используя материалы Мурманской области, то есть в региональном разрезе37. Уделялось внимание углубленному рассмотрению отношений в отдельный период существования коалио о ции, как в диссертациях B.C. Ивановой, М.С. Башимова, И.В. Бычкова .

34 Титков А.Э. Союзники-соперники (к истории антигитлеровского союза СССР с США и Великобританией в 1941-1945 гг.) // Советская внешняя политика, 1917-1945 гг. Поиски новых подходов. М., 1992. С. 288-346.

35 Сиполс В.Я. Миссия Криппса в 1940 г. Беседа со Сталиным // Новая и новейшая история. 1992. № 5. С. 23-40.

36 Золотарев В.А. К предыстории создания Второго фронта // Военная мысль. 1992. № 7. С. 71-76; Тегеран: 50 лет спустя // Международная жизнь. 1994. № 3. С. 99-116; Как маршал Теддер и генерал Брук «открывали» Второй фронт / Пуб. подгот. В.А. Лебедев // Военно-исторический журнал. 1994. № 3. С. 29-33; Орлов А.С., Кожанов В.П. Ленд-лиз: Взгляд через полвека // Новая и новейшая история. 1994. № 3. С. 176-194; Лаптев А.Н. Союзнические отношения в годы Великой Отечественной войны и проблема ленд-лиза: Дис. . канд. ист. наук. M-, 2004.

37 Беляев А.Б. Военно-экономическое сотрудничество СССР с США и Великобританией в годы Великой Отечественной войны (На материалах Мурманской области): Дис. . канд. ист. наук. М., 1992.

38 Иванова B.C. Американо-советские отношения от Ялты до Потсдама: Дис. . канд. ист. наук. СПб., 1992; Башимов М.С. Становление антигитлеровской коалиции и советско-американские отношения в период с 22 июня 1941г. по 1 декабря 1943 г.: Дис. . канд. ист. наук. M., 1995; Бычков И.В. Советский Союз и «германский вопрос» на международных конференциях 1943-1945гг.: (Историко-сравнительный анализ): Дис. . канд. ист. наук. Пятигорск, 2002.

Культурный и общественно-политический аспекты отношений трех держав рассматривает в своем исследовании JI.H. Мыцык39.

Принадлежность к консервативному течению не зависела от хронологических рамок: в 2000-е годы также появлялись работы абсолютно традиционного стиля. Вышедшая к 60-летию Победы книга ЛИ. Ольштын-ского была посвящена вопросам политической и военной стратегии союзников в годы войны и не содержала новаторских подходов40. М.Ю. Мягков, рассматривавший послевоенный мир на фоне отношений между СССР и США в 1941-1945 гг., пришел к выводу, что оценки СССР в американском обществе не были постоянными, но в их основе неизменно присутствовал прагматизм41. В русле военных и дипломатических исследований издавались и другие многочисленные публикации42.

Не содержали принципиально нового те труды, где переоценка событий производилась в антисоветском ключе. Например, В.Я. Сиполс, несмотря на многочисленные штампы («реакционные круги», «империалистическая политика») в адрес США и Великобритании, оценивал «Большой союз» как образование, необходимое в первую очередь для самих союзников, чтобы сохранить идеалы гражданских свобод и демократий во всем мире43. Еще дальше в своей монографии пошел В. Кольковский, оценивший сотрудничество в рамках коалиции прежде всего как дуэль Сталина и Рузвельта, в которой советский лидер потерпел поражение. Аргументы автора основаны на послевоенном усилении США в экономическом и поли

39 Мыцык Л.Н. Общественно-политические, научные и культурные связи СССР и Великобритании в годы Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг.: Дис. канд. ист. наук. М., 1992.

40 Олышынский Л.И. Разгром фашизма. СССР и англо-американские союзники во Второй мировой войне (политика и военная стратегия: факты, выводы, уроки истории). М., 2005.

41 Мягков М.Ю. Проблема послевоенного устройства Европы в американо-советских отношениях 1941-1945. M., 2006.

42 Тегеран-43. Дискуссия // Международная жизнь. 2004. № 2. С. 111-131; Короткое Г.И. Переломные сражения Великой Отечественной войны в оценках зарубежных государственных и военных деятелей // Новая и новейшая история. 2005. № 2. С. 41—49; Золотарев В.А. Непримиримые союзники. Размышления о книге «Сталин и Черчилль» // Там же. С. 122-131; Степанов А .С. Военные планы и оборонная промышленность СССР накануне и в начале Второй мировой войны: британский фактор // Отечественная история. 2006. № 3. С.33-40; Короленков А.В. СССР и его союзники по Второй мировой Войне: два новых издания // Там же. 2007. № 2. С. 158-168; Пернавский Г. Нормандия, день первый // Новое время. 2004. № 25. С.24-27; и др.

43 Сиполс В.Я. Великая победа и дипломатия, 1941-1945. М., 2000. С. 20. тическом плане, а также их монополии на ядерное оружие и главной роли в международных организациях после войны44.

Одновременно, в первой половине 90-х гг., стал формироваться круг исследователей, обращающих внимание на позиции народа по внешнеполитическим проблемам. Первоначально Р.Ф. Ивановым и Н.К. Петровой, а также А.С. Мелеховым была исследована реакция американского общества на заключение союза с СССР и взаимодействия двух народов в годы войны45. Авторы доказали, что контакты внутри антигитлеровской коалиции не ограничивались официальным уровнем и дополнялись широким кругом связей между различными общественными организациями двух государств, которые включались в понятие «общественно-политические силы». Советской стороне было уделено недостаточное внимание, так как анализ проводился на уровне организаций (например, антифашистских комитетов), а не отдельных лиц или групп населения.

Принципиально иной характер носила вышедшая в то же время монография Н.Д. Козлова46. Поставив целью исследовать настроения рядовых советских граждан по различным вопросам внутри- и внешнеполитического характера, Н.Д. Козлов изучил архивные материалы многих регионов -России и сравнил государственно-пропагандистское влияние на общественное сознание народа, а также выявил тенденции, расходящиеся с позициями официальных властей. Автор широко использовал сводки вопросов рабочих и крестьян на собраниях и агитбеседах и справедливо посчитал их важным индикатором общественных настроений. С методологической точки зрения, концепция Н.Д. Козлова сочетала новый материал с некоторыми старыми штампами («благородные, высоконравственные цели и

44 Кольковский В. Рузвельт против Сталина: победа США, поражение СССР. М., 2004.

45 Иванов Р.Ф., Петрова Н.К. 1941 год: Америка слышит эхо сражения за Москву // Международная жизнь. 1994. № 9. С. 105-114. Они же. Кто выступал в США за открытие второго фронта // Там же. 1994. № 10. С. 114-123; Они же. Общественно-политические силы СССР и США в годы войны: 1941-1945. Воронеж, 1995; Мелехов А.С. Роль общественности СССР и США в укреплении двустороннего сотрудничества в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Дис. канд. ист. наук. Воронеж, 1999.

46 Козлов Н.Д. Общественное сознание в годы Великой Отечественной войны (1941—1945). СПб., 1995; Он же. Моральный потенциал народа и массовое общественное сознание в годы Великой Отечественной войны: Автореф. дис. д-ра ист. наук. СПб., 1997. идеалы борьбы», «восхищение, симпатии и благодарность народам нашей страны»).

В совместном коллективном сборнике «Союзники в войне 1941-1945 гг.», который был написан российскими, английскими и американскими специалистами по международным вопросам истории Второй мировой войны, один из разделов был посвящен взаимным представлениям обществ трех стран (авторы — М.М. Наринский и Л.В. Поздеева). В нем были верно подчеркнуты сложности, с которыми советский народ столкнулся при преодолении негативных стереотипов восприятия западных союзников, выделены ключевые пункты, формировавшие отношение к союзникам (второй фронт, ленд-лиз), доказано более позитивное отношение к американцам, чем к англичанам. Отсутствие детального анализа образа союзника, позволило авторам сделать вывод, что в «действительности советские люди по имевшейся у них информации не могли представить военные усилия Великобритании и США, повседневную жизнь англичан и американцев во время войны»47.

В середине 1990-х гг. оформился подход к освещению проблемы взаимовосприятия двух культур и цивилизаций - западно-европейской, куда были включены и США, и русской (советской, российской). Методологическая база данного подхода строилась на исследовании массового сознания народов и связанной с ним интерпретацией отношения к «другому», «чужому».

Вопросом о представлениях союзных держав в советском обществе довоенных и военных лет занялся А.В. Голубев, который до сегодняшнего дня является ведущим специалистом в данной проблеме48.

Наиболее полное отражение новой концепции было представлено в коллективной монографии «Россия и Запад. Формирование внешнеполи

47 Союзники в войне 1941-1945 гг. М., 1995. С. 328.

48 Голубев А.В. Запад глазами советского общества (Основные тенденции формирования внешнеполитических стереотипов в 30-х годах) // Отечественная история. 1996. № 1. С. 104—120; Он же. Советское общество 30-х годов и формирование внешнеполитических стереотипов // Россия и Европа в XIX-XX вв.: Проблемы взаимовосприятия народов, социумов, культур. М., 1996. С. 86-114.

19 тических стереотипов в сознании российского общества первой половины XX века». Авторы развели специализированные и мифологизированные сферы сознания, определили факторы, влияющие на представления народа о других обществах и о внешнем мире в целом, проанализировали устойчивость стереотипов и возможности их трансформации в реальный образ «другого», который вместе с официально-пропагандистским составил две сквозные разновидности образов49. Анализ проводился с учетом действия мощной пропагандистской системы, сформированной в СССР в 20-30-х гг., и с разделением по социальным категориям - власть и ее институты, военная элита, интеллигенция, простой народ.

Размежевание исследователей на новаторов и традиционалистов привело к эволюции во взглядах ряда крупных исследователей межсоюзных отношений советского времени и причудливому сочетанию старого и нового. Так, Ю.Л. Кузнец посвятил свою новую монографию вопросу о покушении на лидеров СССР, США и Великобритании, которое готовилось фашистской агентурой во время Тегеранской конференции50; B.JI. Мальков затрагивал отношения между союзниками в контексте разработки американцами ядерной бомбы и сквозь призму деятельности разведывательных служб, подчеркивая антагонистические устремления держав и поиск средства давления в конце войны51. В ряде статей по-новому анализировались вопросы военной стратегии и сравнивались операции на различных фронтах войны52, рассматривались проблемы двустороннего со

49 Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества первой половины XX века. М., 1998. С. 3-11.

50 Кузнец ЮЛ. «Длинный прыжок» - в никуда: Как был сорван заговор против «Большой тройки» в Тегеране 1943 г. М., 1996.

51 Мальков В.Л. «Манхэттенский проект»: Разведка и дипломатия: Атомные секреты начала холодной войны. М., 1995.

52 Морозов В. «Оверлорд» и «Багратион» на весах истории // Ветеран войны. 1994. № 3. С. 7-11; Што-лер М.А. Американское военное планирование и СССР, 1943-1944 // Новая и новейшая история. 1987. № 6. С. 54-69. трудничества, нередко - на примере действий какой-либо значимой фигуры из военных или дипломатов53.

Популярным сюжетом в исторической литературе стали историографические обзоры. С.В. Кудряшов проанализировал западную литературу 80-начала 90-х гг., включая труды эмигрантов из СССР, и одну из глав работы посвятил сталинской дипломатии в рамках коалиции34. Негативные оценки предвоенной внешней политики И.В. Сталина и его аппетиты в вопросе о западных границах сменялись суждениями об эффективности и «умном» характере кремлевской демократии в работах части специалистов, тогда как другая часть определяла ее как неуверенную55. В работе Ю.В. Сигачева затронута деятельность малоизвестных военных миссий США и Великобритании на советской территории и фактическая неудача в налаживании диалога в связи с наличием ряда политических и идеологических противоречий56. Более подробно к проблеме взаимоотношений союзников обратился в своей диссертации А.С. Якушевский, который рассмотрел вклад СССР в победу, роль ленд-лиза для советской экономики, характер действий Красной Армии в ходе наступления в освещении западных историков57. Автор занимает строго патриотические позиции, подвергает критике умаление роли Советского Союза в общей победе и акцентирует внимание на тенденциозности многих работ, но признает ценность трудов зарубежных историков для раскрытия вопросов взаимоотношений между союзниками.

Обобщающие труды по Великой Отечественной и Второй мировой войнам, вышедшие на рубеже столетий, по-разному трактовали деятель

53 Иванов Р.Ф. Дуайт Эйзенхауэр и советско-американские союзнические отношения в 1941—1945 гг. // США: экономика, политика, идеология. 1995. № 5. С. 15-20; Ржешевской О.А. Визит Идена в Москву в декабре 1941 г. Переговоры с И.В. Сталиным и B.M. Молотовым: (Из архива Президента РФ) // Новая и новейшая история. 1994. № 2. С. 85-102; № 3. С. 100-123.

54 Кудряшов С.В. Великая Отечественная война в новейших трудах английских и американских историков: Автореф. дис. канд. ист. наук. M., 1996.

55 Там же. С. 20-23.

56 Сигачев Ю.В. Новые источники по истории Великой Отечественной войны: публикация и анализ: Дис. в виде науч доклада . канд. ист. наук. М., 1997. С. 28-31.

57 Якушевский А.С. Западная историография Великой Отечественной войны Советского Союза: этапы и основные концепции (1941-1991): Дис. в виде науч доклада . д-ра ист. наук. M., 1997.

21 ность «Большого союза». Многотомник «Великая Отечественная война. 1941-1945» содержал обновленную, но выдержанную в консервативном ключе характеристику межсоюзнических отношений58. Отказавшись от штампов и идеологии советских времен, авторы работы признали достоинства союза трех государств и конструктивную роль западных держав в поддержке СССР на всех этапах войны. По-прежнему почти не звучала проблема восприятия союзников в советском обществе59. В многотомной «Истории международных отношений» после констатации ключевых проблем и характеристики отношений лидеров друг к другу делался вывод о неготовности держав-победительниц к равноправному послевоенному диалогу в связи с обоюдной разработкой атомных проектов и умолчанием об этом перед партнерами60. Коллективная монография «Мировые войны XX века», где были задействованы крупнейшие исследователи международных отношений в годы войны - JI.B. Поздеева, Р.Ф. Иванов, Н.К. Петрова, Е.Н. Кульков, А.С. Орлов и другие, - не носила ни новаторского, ни ярко выраженного фундаментального характера. Трезвая оценка дипломатии Большого Союза и экономических достижений во взаимодействии сторон не нашла подтверждения в главе «Общество и война», поскольку -проблемы реального изложения восприятия союзными обществами друг друга поставлено не было61. Монография А.И. Уткина, написанная в блестящем ироничном и публицистическом стиле, раскрывает проблему взаимодействий союзников только на уровне высшего «эшелона». При этом автор обличает западные государства в невыполнении договоренностей о помощи и закулисных интригах (попытка сепаратного договора с Германией, разработка ядерного оружия), обязавших Сталина отвечать жесткими

62 ' мерами в целях сохранения государства . Наиболее разносторонне освеss Великая Отечественная война. 1941-1945: Военно-исторические очерки: в 4 кн. M., 1998-1999.

59 Там же. Кн. 4. Народ и война. С. 205-240.

60 Системная история международных отношений. 1918-2000: в 4 т. М., 2000. Т. 1. С. 437.

61 Мировые войны XX века: в 4 кн. Кн. 3. Вторая мировая война: Исторический очерк. М., 2002. С. 150-187.

62 Уткин А.И. Вторая мировая война. М., 2002.

22 щалась проблема взаимодействия союзников в двухтомнике «Война и общество. 1941-1945», хотя процесс восприятия одной стороной других рас

63 сматривается только на высшем уровне . Кроме традиционных разделов о ленд-лизе и дипломатической деятельности, в работе помещались материалы о взаимоотношениях Сталина с Рузвельтом и Черчиллем.

Отход от методологии марксизма-ленинизма стал проявляться даже в работах крупных ученых советского периода. Например, новая монография JI.B. Поздеевой была посвящена исследованию позиций английского общества по отношению к СССР64. Автор называет трудности, с которыми английское общество сталкивалось при получении сведений о СССР; главная из них - работа советской цензуры, опасавшейся попадания за рубеж запрещенных сведений. При этом подчеркивается динамика распространения информации — от минимума в конце 1930-х гг. до серьезных масштабов в 1943-44 гг.

Несколько публицистичный характер носила монография В.М. Фалина о втором фронте, где он изобразил столкновение интересов СССР и западных держав в качестве основополагающей тенденции деятельности коалиции65. Р.Ф. Иванов в книге «Сталин и союзники» постарался сопоставить совокупность контактов и реакций на отдельные действия в ходе войны на фоне личности И.В. Сталина. Союзники при этом фигурировали во множественном числе. Рассматривая тактику Сталина в годы войны и позиции союзников в диалоге с «вождем», Р.Ф. Иванов верно отметил, что личные качества советского лидера позволили контролировать внутреннюю ситуацию в государстве и решать все вопросы на международной

66 арене .

Тема деятельности личности в рамках взаимодействия трех государств получила развитие в 2000-е гг. В основном историки рассматрива

63 Война и общество. 1941-1945. в 2 кн. / Отв. ред. Г.Н. Севостьянов M., 2004.

64 Поздеева Л.В. Лондон-Москва: Британское общественное мнение и СССР, 1939-1945. М., 2000.

65 Фалин В.М. Второй фронт. Антигитлеровская коалиция: конфликт интересов. M., 2000.

66 Иванов Р.Ф. Сталин и союзники. 1941-1945 годы. M., 2005 (первая редакция книги была издана в 2000 г. в Смоленске). ли деятельность дипломатов или крупных политиков, способных влиять на общие решения антигитлеровской коалиции или транслировать волю лидеров своих государств на международной арене67.

Главным источником по изучению образа союзников в советском обществе военных лет стали многочисленные работы А.В. Голубева, которые базировались на новой методологии. Исследователь избрал диапазон времени с момента создания Советского государства до середины 40-х гг. XX века, когда мир стал биполярным, и затронул объемный спектр проблем, которые повторялись в ряде работ. Автор использовал варианты описания образа союзника по рубрикам - предвоенные представления, пропагандистский образ англичан и американцев, настроения в советском тылу, характеристика ключевых проблем в отношениях союзных держав, личные впечатления советских граждан от контактов с англичанами и американцами68. А.В. Голубев подчеркнул основную черту формирующихся у советского населения представлений о западных державах - противоречивость, зависящую от низкой степени контактности между обществами союзных государств и от изменений линии советской власти на информирование народа о международных событиях69

В работах А.В. Голубева содержатся такие разнообразные сюжеты, как образы внешнего мира в довоенное время в советской политической ка

7 П рикатуре , вопросы доступа к информации о внешнем мире, представления о будущих союзниках и противниках до войны, возможности форми

67 Печатнов В.О. Московское посольство Аверелла Гарримана (1943-1946 гг) // Новая и новейшая история. 2002. № 3. С. 180-204; Ржешевский О.А. Сталин и Черчилль. Встречи. Беседы. Дискуссии. Документы и комментарии. 1941-1945. М., 2004; Сизоненко А. К.А. Уманский: дипломатическая деятельность в США И США - Канада. 2001. № 10. С. 86-97; Золотарев B.A. Непримиримые союзники. Размышления о книге «Сталин и Черчилль» // Новая и новейшая история. 2005. № 2. С. 122-131; Соколов B.B. Посол СССР Ф.Т. Гусев в Лондоне в 1943-1946 годах // Там же. № 4. С.102-128; Бессмертных А. Патриарх американской дипломатии (К 100-летию Дж. Кеннана) // Международная жизнь. 2004. № 4-5. С. 119-130.

68 Голубев А.В. «Враги второй очереди»: Советское общество и образ союзников в годы Великой Отечественной войны // Проблемы российской истории. Магнитогорск, 2005. Вып. V С. 320-359.

69 Голубев А.В. Союзники в пропаганде и массовом сознании советского общества в годы войны // Война 1941-1945 годов: современные подходы / Отв. ред. А.Н. Сахаров. М., 2005.С. 151-172.

70 Голубев А.В. «Ансамбль международной свистопляски»: Европа в советской политической карикатуре 20-30-х гг. // Проблемы российской истории. Магнитогорск, 2003. Вып. II. С. 472-498; Он же. «Наш ответ Чемберлену»: Советская политическая карикатура 1920-1930 годов // Историк и художник. 2004. № 2. С. 122139; Он же. Дядя Сам в зубах у «Крокодила» // Там же. 2006. № 2. С.63-76. рования истинного образа союзника, специфические формы восприятия окружающей действительности (например, слухи)71 и др. В новой монографии наиболее ценным выступил раздел об источниках представлений о внешнем мире, которые были в наличии у советских граждан. Автор отметил их идеологизированность и зависимость от позиции властей, большую доступность информации для образованной части населения ввиду владения иностранными языками, описал возможность поездок за рубеж, позиционировал иностранных граждан, побывавших в СССР72. В целом, А.В. Голубев остается основным исследователем образа союзников в советском военном обществе, но параллельно он анализирует дружественные и враждебные представления о мире за весь межвоенный период.

Рассматриваемая нами проблема нередко косвенно или напрямую затрагивалась при исследовании других тем, например, предвоенной международной ситуации. В советской исторической литературе доминировала точка зрения, что Советский Союз был нейтрален в битве двух разноплановых союзов государств и пытался бороться с «поджигателями войны» исключительно мирными средствами. Современные исследователи исходили из более сложных обстоятельств: М.И. Семиряга говорил о предвоенном политическом кризисе, не позволившем правительствам СССР, Англии и Франции создать систему коллективной безопасности из-за взаимного недоверия и стремления обеспечить исключительно собственное спо

73 койствие от посягательств Германии ; Ю.Н. Афанасьев заметил, что политика Сталина до июня 1941 г. не позволяла сказать, «на чьей стороне в конечном счете выступал Советский Союз», и это давало повод англичанам и

71 Голубев А.В. «Царь Китаю не верит .»: Союзники в представлении российского общества 19141945 гг. // Россия и мир глазами друг друга: из истории взаимовосприятия. М.,2000. Вып.1.С. 317-355; Он же. «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен»: к вопросу о закрытии межвоенного советского общества // Отечественная история. 2004. № 4. С. 32-54; Он же. Слухи как источник изучения внешнеполитических стереотипов советского общества 1920-х годов // Россия и мир глазами друг друга: история взаимовосприятия: Тез. докладов всерос. науч. конф. M., 2008. С.148-153; и др.

72 Голубев А.В. «Если мир обрушится на нашу Республику . »: Советское общество и внешняя угроза в 1920-1940-е гг. М., 2008.

73 Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии. 1939-1941. М., 1992. С. 4, 288,292. американцам не усердствовать со своей помощью74; Ю.П. Кожаев, напротив, представил действия западных государств как попытку снять ответственность за развязывание войны с себя и переложить ее на Германию и СССР в связи с подписанием пакта Молотова-Риббентропа75. Определенные попытки рассмотреть отношения двух или трех (включая США или Францию) держав до начала войны и проанализировать возможности для их сближения предпринимались и другими авторами .

Другая тема, содержащая значительное количество материала по исследуемой нами проблеме, - лидеры союзных государств, их жизненный и политический путь, социально-психологические портреты, оценка роли в истории. Особо выделяются работы историков и близких к истории писателей об И.В. Сталине, где наличествуют две основные точки зрения на «вождя» — охранительно-апологетическая и резко-критическая. Первое направление представлено работами В.В. Карпова, Р.К. Баландина, С.С. Миронова, Б.Г. Соловьева, В.В. Суходеева, положительно характеризующими линию поведения советского лидера по отношению к союзникам и всеми возможными способами оправдывающими его действия, обличая при этом поведение союзных лидеров77. Совершенно другие оценки даются критиками Сталина, полагающими, что «вождь» не использовал шанс для демократизации внутреннего режима и безболезненного вливания СССР в мировое сообщество, ведя себя в международных вопросах как деспот, который стремится утвердить свое влияние, игнорируя интересы других. Дей

74 Афанасьев Ю.Н. Другая война: история и память // Война 1939-1945: Два подхода. М., 1995. 4.1. С.

6-18.

75 Кожаев Ю.П. Внешняя политика советского государства (1939-1941 гг.): Дис. . д-ра. ист. наук.

М.,2001.

76 Наджафов Д.Г. Нейтралитет США, 1935-1941. М., 1990; Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина: Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941 (Документы, факты, суждения). М., 2002; Демидов С.В. Европейская политика и дипломатия Великобритании в 1933-1939 гг. Рязань, 2001; Никифоров Ю.А. Дискуссионные проблемы предыстории Великой Отечественной войны в новейшей отечественной историографии: Автореф. дис. . канд. ист. наук. M., 2000; Ефремкин A.M. Англо-советские отношения в 1939-1941 гг.: Авто-реф. дис. . канд. ист. наук. Пенза, 1998; Михайлова Е.Е. Проблема «баланса сил» и место СССР во внешнеполитической стратегии Великобритании в Европе: 1937-1941 гг.: Автореф. дис. . канд. ист. наук. Н.Новгород, 2003; и др.

77 Карпов В.В. Генералиссимус Сталин. M., 2002; Баландин Р.К., Миронов С.С. Дипломатические поединки Сталина. От Пилсудского до Мао Цзедуна. M., 2004; Соловьев Б.Г., Суходеев В.В. Полководец Сталин. M., 2001. ствия союзных лидеров в таких условиях были продиктованы необходимостью, писали Э. Радзинский, Д.А. Волкогонов, К.В. Плешаков78. Более взвешенные оценки Сталина даются в работах Ю.Н. Жукова, Р.Ф. Иванова, Н.К. Петровой, отделяющими военный период от остальной политики Сталина79. Интересными, на наш взгляд, являются исследования внутреннего мира и имиджа советского лидера, которые проводились магнитогорскими историками В.А. Токаревым и Н.В. Черновой и московским ученым В.А. Невежиным80. Эти труды способствуют лучшему пониманию особенностей поведения Сталина при встречах с союзниками.

Значительный пласт литературы был посвящен западным лидерам У. Черчиллю и Ф. Рузвельту. Большая часть историков - В.Г. Трухановский, Н.Н. Яковлев, B.JI. Мальков, А.И. Уткин и др. - позитивно оценивала итоги деятельности «Большого союза», выделяла взвешенную и позитивную для СССР политику президента Рузвельта, в то время как британский премьер подвергался изрядной доле критики. Безусловной признавалась выдающаяся роль обоих лидеров в истории США и Великобритании, хотя по

81 зиции Черчилля выглядели уязвимыми . В этот же разряд можно отнести публикации о военных и политических деятелях союзных держав, входя

78 Радзинский Э.С. Сталин. М. 1997; Волкогонов Д.А. Сталин: Политический портрет: в 2 кн. М., 1996; Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме. M. 1990; Плешаков К.В. Сталин и Америка // США: экономика, политика идеология. 1989. № 12. С. 52-61.

79 Жуков Ю.Н. Сталин: тайны власти. M., 2005; Иванов Р.Ф., Петрова Н.К. И.В. Сталин и общественность США в период войны 1941-1945 гг. // Диалог. 1996. № 10. С. 67-74; Иванов Р.Ф. Сталин и союзники. 1941-1945 годы. M., 2005.

80 См., например, Токарев В.А. Пьеса «Фронт» и генеральский афронт: драматургический комментарий к сталинским кадровым решениям // Проблемы российской истории. Магнитогорск, 2005. Вып. V. С. 263320; Чернова Н.В. Социальный и индивидуальный политический имидж И.В. Сталина // Там же. Магнитогорск, 2003. Вып. II.C. 333-358; Невежин В.А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии «священных боев», 1939-1941 гг. M., 1997; Он же. Триумф победителей: прием в Кремле командующих войсками Красной армии (24 мая 1945 г.) // Проблемы российской истории. Магнитогорск, 2005. Вып. V С. 416-455.

81 Мальков В.Л. Франклин Рузвельт: Проблемы внутренней политики и дипломатии: Историко-документальные очерки. М., 1988; Он же. Путь к имперству: Америка в первой половине XX века. М., 2004; Трухановский В.Г. Уинстон Черчилль. М., 1982; Уткин А.И. Черчилль: победитель двух войн. Смоленск, 1999; Он же. Рузвельт. M., 2000; Он же. Дипломатия Франклина Рузвельта. Свердловск, 1990; Яковлев H.PI. Франклин Рузвельт: человек и политик. Новое прочтение. M., 1981; Сталин. Рузвельт. Черчилль. Де Голль. Полит, портреты / Сост., предисл. и пер. В. Велесько. Минск, 1991; Потапов С.А. Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт во Второй мировой войне: эволюция стратегического мышления и планирования вооруженной борьбы: Дис. канд. ист. наук. Екатеринбург, 2002. щих в правящую элиту страны, - А. Идене, Д. Эйзенхауре, К. Хэлле,

82

Г.К. Жукове и некоторых других .

Еще одной темой, близко соприкасающейся с нашим вопросом, можно назвать проблему военно-экономической помощи Советскому Союзу со стороны США и Великобритании. Этот вопрос муссировался в большинстве работ, рассматривающих отношения союзников, а в постсоветский период ленд-лиз стал объектом пристального изучения. Появились труды А.Х. Паперно, М.Н. Супруна, Г.С. Сараджана, где выяснялись масштабы помощи, маршруты ее поступления, качественный состав и значение для Советского Союза. Исследуя поставки, историки не только выявили истинные размеры ленд-лиза по отдельным отраслям, но и обнародовали сложности, возникавшие во взаимодействии между союзными государстот вами из-за экономических проблем , делали выводы о вкладе в войну каждого из союзников и соответственно - о мере доверия друг к другу в ходе

84 экономического взаимодеиствия .

Вопрос о взаимодействии союзников затрагивался при рассмотрении итогов и уроков Второй мировой войны. В рядах отечественных историков до недавнего времени не существовало разногласий о том, кто внес главный вклад в победу над фашизмом, а альтернативные варианты относились к псевдоисторическим сплетням. Одновременно возникал вопрос об обострении отношений между СССР и западными союзниками к концу войны и генезисе нового конфликта — «холодной войны». Обобщенная

82 Трухановский В.Г. Антони Идеи. М. 1983; Иванов Р.Ф. Дуайт Эйзенхауэр. М., 1983; Он же. Эйзенхауэр. От солдата до президента. М., 2005; Спар У., Яковлев H.H. Полководец Г.К. Жуков: взлет и падение. К 100-летию со дня рождения. М., 1996; Три маршала победы: По материалам науч. конф. посвящ. 100-летиям маршалов СССР Г.К. Жукова, A.M. Василевского, K.K. Рокоссовского / Общ. ред. Куликов В.Г. М., 1999; Юн-гблюд В .Т. Государственный секретарь США К. Хэлл и политика доброго соседа (1933-1941 гг.) // Исторические и историографические проблемы американской и английской буржуазной дипломатии. Томск, 1991. С. 44-55.

83 Паперно A.X. О ленд-лизе и тихоокеанской транспортной эпопее // Отечественная история. 1997. № 2. С. 107-127; Она же. Ленд-лиз. Тихий океан. М., 1998; Супрун М.Н. Продовольственные поставки по ленд-лизу в годы Великой Отечественной войны // Отечественная история. 1996. № 3. С. 46-54. Он же. Ленд-лиз северные конвои. 1941-1945 гг. М.,1997; Сараджан Г.С. Характер и объем поставок по ленд-лизу из США в СССР // Вторая мировая война и мир в XX веке: Материалы регион, конф. Владивосток, 2001. С. 69-76.

84 Куманев Г.А. Подвиг и подлог: Страницы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 2000. С. 369-373; Соколов Б.В. Вторая мировая: факты и версии. М., 2005. С. 284-306. точка зрения советских историков акцентировала внимание на антагонизме правящих кругов стран Запада к восточному союзнику, выражавшемся в многочисленных препонах с открытием второго фронта, недостаточной военно-экономической поддержкой, разработками ядерного оружия и т.д. Типичным примером данных взглядов является диссертация С.П. Браги-на85.

Современные оценки итогов войны несколько видоизменились: даже патриотично настроенные исследователи отходят от суждений советского периода и тщательно рассматривают соотношение территориальных претензий и взаимных ошибочных шагов, воспринимаемых как агрессия. Концептуальные течения по данному вопросу можно подразделить на три вида: а) «западники» - антисталинисты (А.Н. Сахаров)86; б) историки с яр

87 кой патриотической позицией (В.В. Ларионов) ; в) нейтралы, стремящиеся увидеть объективные основания для создания и распада антигитлеровской

QQ коалиции (Д.Г. Наджафов) . В целом, вопрос о послевоенном распаде антигитлеровской коалиции относится к числу вечно дискуссионных, а определяющим фактором всегда будет выступать мировоззренческая позиция исследователя или выполнение им «заказа».

Для рассмотрения образа союзников в советском обществе военных лет нами привлекалась литература еще по двум направлениям. Во-первых, был поднят пласт работ, отражающих идеологическую работу в СССР, структуру и принципы функционирования органов пропаганды и агитации, СМИ, общественных организаций. Эти материалы позволили понять степень влияния государства на массовое сознание, в том числе в вопросе формирования представлений о внешнем мире. В данных трудах редко

85 Брагин С.П. Методология оценки роли Советского Союза во Второй мировой войне: Автореф. дис. . канд. ист. наук. М., 1972.

86 Сахаров А.Н. Война и советская дипломатия: 1939-1945 гг. // Вопросы истории . 1995. № 7. С. 2645.

87 Ларионов B.B. Сокрушительное поражение фашизма в Европе // США: экономика, политика, идеология, 1995. №5. С.3-14.

88 Наджафов Д.Г. К вопросу о генезисе холодной войны // Сталин. Сталинизм. Общество: сб. статей. М., 2000. С. 156-194. встречается ссылка на союзные державы, но они являются базой для понимания принципов идеологической работы с населением Советского Союза и особенностей жизни отдельных категорий населения. Так, работа советской печати отражена в трудах Н.М. Кононыхина, Н. Соболева, С.И. Жукова, современных исследованиях А.Н. Лымарева, А.В. Малышева,

89

И.И. Широкорад, А.И. Ломовцева . Идеологическая работа с населением и деятельность органов пропаганды и агитации вкупе с их структурой была представлена в исследованиях Г.Д. Комкова, Н.И. Кондаковой, Л.М. Са-вушкина и современного ученого В.А. Невежина90. Анализ положения интеллектуальной и военной элиты страны можно встретить у Н.И. Кондаковой, В.Н. Майна, С.Т. Минакова, Э.И. Гракиной91. Деятельность различных общественных и политических организаций (антифашистские комитеты, Коминтерн) была предметом изучения Н.К. Петровой, С.С. Пономарева, Н.С. Лебедевой и М.М. Наринского92.

Во-вторых, значительную ценность представляют научные труды по изучению общественного сознания, восприятия одними народами других, образов «другого» и социальных стереотипов, то есть в рамках исторической психоло

89 Кононыхин Н.М. Партийная и советская печать в период Великой Отечественной войны. M., 1960; Соболев Н.И. Роль печати в идеологической работе партии в тылу врага в годы Великой Отечественной войны (1941-1943): (На материалах Брянской, Курской и Орловской областей): Автореф. дис. .канд. ист. наук. M., 1964; Жуков С.И. Фронтовая печать в годы Великой Отечественной войны. М., 1968; Лымарев А.Н. Периодическая печать Южного Урала накануне и в годы Великой Отечественной войны, 1939-1945 гг.: Дис. . канд. ист. наук. Челябинск, 2002; Малышев А.В. Средства массовой информации Юга России в годы Великой Отечественной войны (На материалах Дона, Кубани, Ставрополья): Дис. . канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2001; Широкорад И.И. Центральная периодическая печать СССР в годы Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг.: Дис. . д-ра ист. наук. М., 2002; Ломовцев А.И. Средства массовой информации и их воздействие на массовое сознание в годы Великой Отечественной войны (На материалах Пензенской области): Дис. .канд. ист. наук. Пенза, 2002.

90 Комков Г.Д. Идейно-политическая работа КПСС в 1941-1945 гг. М., 1965; Он же. Политическая пропаганда и агитация в годы тяжелых испытаний // Духовный потенциал советского народа в Великой Отечественной войне, 1941-1945 гг. М., 1990. С. 36-61; Кондакова Н.И. Духовная жизнь России и Великая Отечественная война 1941—1945 гг. М., 1996; Савушкин Л.М. Идеология советского тыла: проблемы и противоречия. 1941-1945 гг. Воронеж, 1990; Невежин В.А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии «священных боев» 1939-1941 гг. М., 1997; Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества первой половины XX века / Под ред. А.В. Голубева. М., 1998. С. 69-120.

91 Гракина Э.И. Ученые - фронту, 1941-1945. М., 1989; Кондакова Н.И., Майн В.Н. Интеллигенция в России 1941-1945 гг. М., 1995; Россия и Запад. С.168-234; и др.

92 Петрова Н.К. Антифашистские комитеты в СССР: 1941-1945 гг. М., 1999; Пономарев С.С. Антифашистский комитет советской молодежи. 1941-1947 гг. М., 1996; История Коммунистического Интернационала 1919-1943: Документальные очерки. М., 2002. С. 145-253. гии. Проблема психологии в исторических исследованиях появилась еще в советское время и рассматривалась в трудах Б.А. Грушина, Г.Г. Дилигенского,

93

Б.Ф. Поршнева , но не получила распространения в работах по конкретным периодам истории в связи с несовместимостью с марксисткой методологией. Постсоветский период, напротив, породил огромное количество работ по исторической психологии. Исследования, посвященные взаимоотношениям русского народа с англичанами и американцами в разные периоды истории, стали одним из популярных сюжетов в историографии. Наиболее близкими к нашей теме следует признать труды Н.С. Фроловой, где исследуется восприятие США в советском обществе в 20-30-е гг. XX века94.

Военный период часто выступал в качестве экспериментальной площадки исследований, ориентированных на изучение массового сознания и образов «другого» в Советском Союзе95. Наиболее распространенным направлением стало исследование образа врага в годы Великой Отечественной войны и проблем психологии фронтового поколения и жителей тыла, представленное рабо

93 Грушин Б.А. Массовое сознание: Опыт определения. М., 1987; Дилигенский Г.Г. Некоторые проблемы психологии современного пролетариата (на примере Франции) // История и психология: сб. статей / Под ред. Б.Ф. Поршнева и Л.И. Анциферовой. М., 1971. С. 242-276; Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1966; и др.

94 См., например: Британия и Россия: сб. ст. М. 1997; Восприятие США по обе стороны Атлантики: Материалы заседаний «круглого стола» Центра североамериканских исследований, апрель-май 1997г.: сб. ст. М., 1997; Американская цивилизация как исторический феномен. Восприятие США в американской, западноевропейской и русской общественной мысли: сб. ст. М., 2001; Давидсон А.Б. Образ Британии в России XIX и XX столетий // Новая и новейшая история. 2005. № 5. С. 51-64; Фролова Н.С. Америка и американцы в восприятии советского общества в 1920-1930-е гг.: Дис. . канд. ист. наук. Челябинск, 2001; Она же. «Сумасшедший дом и его обитатели» - политическая система в США в оценке советских обозревателей 1930-х гг. // Проблемы российской истории. Магнитогорск, 2003. Вып. И. С. 369-391.

95 Гачев Г.Д. Национальные образы мира. М., 1998; Дружба O.B. Великая Отечественная война в сознании советского и постсоветского общества: динамика представлений об историческом прошлом, Ростов н / Д, 2000; Волоковых Н.П. Общественное сознание граждан СССР на оккупированной территории Северо-Запада РФ в годы Великой Отечественной войны: Дне. . канд. ист. наук. СПб, 2002; Лончинская Л.Я. Массовое сознание населения уральских областей в годы Великой Отечественной войны (Исторический аспект): Дис. . канд. ист. наук. Челябинск, 2002; Мир глазами россиян: мифы и внешняя политика. М., 2003; Мифы и мифология в современной России. M., 2003; Национальные истории в советском и постсоветских государствах. М., 2003; Замятин Д.Н. Геополтика образов и структурирование метапространства // Полис. 2003. № 1.С. 82-101; Киселев И.Ю. Образы государств в международных отношениях: механизм трансформации // Полис. 2003.№ 3. С. 50-57; 60-летие окончания Второй мировой и Великой Отечественной: победители и побежденные в контексте политики, мифологии и памяти. Материалы к Международному форуму (Москва, сентябрь 2005) / Библиотека либерального чтения. Вып. 16. М., 2005; Лончинская Л JL, Лымарев A.H. Особенности формирования массового сознания в 30-40-е гг. XX в. // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Материалы VIII Всерос. науч. конф. 27-28 апреля 2007 г.: в 2 т. Екатеринбург, 2007. Т. 2. С. 154—158; Сенявский А.С., Сенявская Е.С. Историческая память о войнах XX века как область идейно-политического и психологического противостояния // Отечественная история. 2007. № 2. С. 139-151; № 3. С.107-121; и др. тами Е.С. Сенявской96.' В последних публикациях автор анализирует восприятие Англии, Франции и США советским народом в качестве союзников-противников, государств, достаточно быстро меняющих свою политическую

97 окраску . Ретроспективный анализ исторической памяти россиян и иностранных граждан о войне, в частности — об участии той или другой стороны в военных действиях, об их вкладе в победу и т.д. проводит А.С. Сенявский98. В целом, публикации Е.С. Сенявской и ее брата видятся нам наиболее удачным сочетанием теоретического и практического аспектов изучения процесса взаимовосприятия народами друг друга.

Подводя итоги обзору отечественной литературы, заметим, что в работах постсоветского периода можно найти все аспекты взаимоотношений союзных держав, изучавшихся в советскую эпоху, — дипломатический, военный, экономический и т.д. В то же время началось изучение игнорируемых в советское время социально-психологических характеристик взаимодействия союзников, благодаря открытию архивных фондов и появлению новой методологии исследований. В результате были изучены культурные и научные связи между СССР и западными государствами, деятельность общественных организаций, отношения между обществами союзных стран. Постепенно появились отдельные труды, где изучался образ союзников в советском обществе военных лет. Одна

96 Сенявская Е.С. Фронтовое поколение 1941-1945: Историко-психологическое исследование. М., 1995; Она же. «Образ врага» в сознании участников Первой мировой войны // Россия н Европа a XIX-XX веках: Проблемы взаимовосприятия народов, социумов, культур: сб. науч. трудов. M., 1996. С. 75-85; Она же. «Образ врага» в сознании участников мировых войн // Россия и Запад . С. 235-274; Она же. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. М., 1999; Она же. Образ Германии и немцев в годы Второй мировой войны глазами советских солдат и офицеров II Военно-исторический архив. 2000. Вып. 13. С. 1-58; Она же. Проблема «свой» - «чужой» в условиях войны и типология образа врага // «Наши» и «Чужие» в российском историческом сознании: Международ, науч. конф. 24-25 мая 2001 г. СПб., 2001. С. 52-54; Она же. Психология боя и фронтового быта // Мировые войны XX в. Кн. 3. С. 210-222; Она же. Источниковедение военно-исторической антропологии и психологии (на примере Великой Отечественной войны) // Проблемы российской истории. Вып. II. С. 3-28; Она же. Историко-психологические аспекты изучения Великой Отечественной войны и патриотические традиции России // Война 1941-1945 годов: современные подходы. С. 339-350; Она же. Поколение победителей: социальный и социально-психологический феномен//Проблемы российской истории. Вып. V. С. 386-415; Сенявский А.С., Сенявская Е.С. Взаимовосприятие государств и народов в новейшей истории в контексте конфликтного взаимодействия (методология исследования) // Проблемы российской истории. М. - Магнитогорск, 2006. Вып. VII. С. 109-141; и др.

97 Сенявская Е.С. Противники России в войнах XX века: Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества. М., 2006.

98 Сенявский А.С. Участие СССР во Второй мировой войне в сознании Запада: эволюция образа в исторической памяти // Россия и мир глазами друг друга: история взаимовосприятия: Тез. докладов Всерос. науч. конф. М. 2008. С.202-206; Братченко T.M., Сенявский А.С. Участие англо-американских союзников СССР во Второй мировой войне в исторической памяти россиян // Там же. С. 207-211. ко ни одной работы, где он был бы выявлен в хронологической и социально-стратификационной последовательности, так и не появилось.

Кратко характеризуя зарубежную историографию проблемы, отметим, что даже беглое знакомство позволяет увидеть, что взаимоотношения союзников интересовали исследователей не меньше, чем в нашей стране. Трудно выделить аспект взаимодействия трех держав, не изучавшийся иностранными историками. При этом особой активностью отличались непосредственно американские и английские историки, которые стали освещать общественные настроения и отношение к советскому союзнику гораздо раньше, чем это делалось у нас в стране.

Западная литература о Второй мировой войне и о деятельности антигитлеровской коалиции в частности неоднократно была объектом внимания отечественных историографических работ". На наш взгляд, хронология зарубежных изданий наиболее удачно представлена А.С. Якушевским, который выделил военный период (1941-1945 гг.), период «холодной войны» (1946 - середина 80-х гг.) и посткоммунистическую эпоху в освещении проблемы100. Идеологическая направленность зарубежных работ разнообразна, но мы будем придерживаться классификации С.В. Кудряшова, назвавшего различным положение в американской и английской историографии и выделившего апологетическое, объективистское и критическое направления в освещении военных вопросов101.

99 Марушкин Б.И., Яковлев H.H. Вопрос о взаимоотношениях СССР и США в период Второй мировой войны в американской буржуазной историографии// Новая и новейшая история. 1957 Кч 3. С. 147-166; Ржешевский О.А. Война и история. Буржуазная историография США о Второй мировой войне: Автореф. дис. .д-ра. ист. наук. M, 1977; Проблемы буржуазной историографии Второй мировой войны. К критике методологических и историографических аспектов новейшей литературы США, Англии, ФРГ, Франции: сб. статей / Под ред. А.Н. Мерцапова. Ярославль, 1975; Современная буржуазная историография Второй мировой войны: Реф. сб. М. 1984; Буржуазная историография Второй мировой войны: Анализ современных тенденций. М., 1985; Современная зарубежная немарксистская историография / Под ред. В Л. Маль-кова М., 1989; Великая Отечественная война (историография), сб. обзоров. М., 1995. С. 41-116; Кудряшов С.В. Великая Отечественная война в новейших трудах английских и американских историков: Автореф. дис. . . канд. ист. наук. М., 1996; Якушевский А.С. Западная историография Великой Отечественной войны Советского Союза: этапы и основные концепции (1941-1991): Дис. в виде науч. доклада . д-ра. ист. наук М., 1997; Дубовая Л.О. Современная британская историография происхождения Второй мировой войны (70-х-нач. 90-х гг.): Автореф дис. . канд. ист наук. Ставрополь, 1997; и др

100 Якушевский А.С. Западная историография Великой Отечественной войны Советского Союза: этапы и основные концепции (1941-1991). С. 14—25.

101 Кудряшов С.В. Великая Отечественная война в новейших трудах английских и американских историков. С. 14-27.

В советское время иностранная литература о Второй мировой войне, в особенности - английская и американская, практически не публиковалась либо оставалась в спецхранах. Это объяснялось напряжением в отношениях между бывшими партнерами и стремлением оградить советского читателя от вредного буржуазного влияния. Исключение составляли официальные военные издания, такие как 6-томная серия «Большая стратегия», комплексный труд английского военного историка Б. Лиддел Гарта,

1 лл монография С. Боратынского по дипломатии военных лет . Основное содержание этих трудов посвящалось военным действиям, политической обстановке в союзных государствах, решению экономических проблем, дипломатическим ухищрениям в переговорных процессах и другим составляющим стратегии войны.

В непереводных изданиях содержались более обширные сведения относительно поставок по ленд-лизу или дипломатии трех государств. К таким работам относились монографии Р.Х. Доусона, Р. Лукаса, Дж. Уин-на, Д. Клеменса, Л. Фишера103. На всех работах данного периода в большой или меньшей степени лежало клеймо борьбы с коммунистической угрозой, но для нас самым важным является факт схожего с советской литературой : освещения проблемы в традиционном ключе (при других оценках).

Во второй половине 80-х гг. некоторое ослабление цензурного режима и нормализация отношений с западными державами вызвали приток разной литературы в нашу страну. Взгляды иностранных исследователей стали трансформироваться в сторону более объективного, не связанного с идеологией, подхода к изучению отношений внутри антигитлеровской коалиции. Американский поляк В. Маетны сдержанно отзывался об успе

102 См., например: Эрман Дж. Большая стратегия: Октябрь 1944-август 1945. М., 1958; Говард М. Большая стратегия: Август 1942-сентябрь 1943. М., 1980; Лиддел Гарт Б. Вторая мировая война. М., 1976; Боратынский С. Дипломатия периода Второй мировой войны. Международные конференции 1941—1945 гг М., 1959.

103 Dawson R.H. The desision to aid Russia, 1941: Foreign policy and domestic politics. Chapel Hill, 1959; Lucas R.C. Eagles East: The army air forces and the Soviet Union, 1941-1945. Tallahassee, 1970; Winn G. "P.Q. 17": A story of ship: New prefix Reprint. London, 1963; Clemens D.S. Yalta. New York, 1970; Fisher L. The road to Yalta: Soviet foieign relation, 1941-1945. New York, 1972. хах антигитлеровской коалиции, а главной задачей видел поиск причин холодной войны, которые касались и советской стороны104. Монография

М. Хастингса детализировала особенности операции по открытию второго фронта, причем автор полагал, что эта операция сыграла решающую роль на заключительном этапе войны, так как в случае ее провала немцы могли бы еще долго сопротивляться действиям Красной Армии105. Ряд статей в

Американском ежегоднике» демонстрировал появление новых подходов в зарубежной науке: так, Т. Уилсон обосновывал целесообразность помощи по ленд-лизу именно с точки зрения выгоды для американской экономики, а Ч.С. Александер рассматривал образ Сталина в американском обществе в последние годы деятельности союза трех держав и выявил немало положи

106 тельных черт в представлениях о советском лидере .

Новаторством стала критика западными авторами собственных правительств в отношениях с СССР. Так, британский историк Д. Рейнольде раскритиковал англо-американский альянс за то, что его лидеры допустили нападение Германии на Советский Союз, который победил и стал осуществлять расширение своего влияния в Европе, причем довольно оправдан

1П7 ное . В то же время тенденции скептицизма в отношении сотрудничества

1 П& трех государств сохранялись в книгах М. Китчена и А. Джиллеса .

Спектр проблем во взаимодействии союзников, изучаемых современными иностранными авторами, очень широк: рассмотрение антигитлеровской коалиции через призму деятельности отдельного исторического

104 Маетны В. Путь России к холодной войне: Дипломатия, войны и политика страны коммунизма, 1941-1945. M., 1980.

105 Хастингс М. Операция «Оверлорд»: Как был открыт второй фронт. М., 1989.

106 Уилсон Т. Во имя интересов Америки: предоставление Советскому Союзу помощи по ленд-лизу И Американский ежегодник. 1988. M., 1988. С. 146-163; Александер Ч.С. «Дядя Джо»: образы Сталина в период наивысшего развития антигитлеровской коалиции // Там же. 1989. M., 1990. С. 30-42.

107 Reynolds D. The creations of Anglo-American alliance 1937-1941: A study in competitive cooperation. London, 1981. P. 204.

108 Орлов A.C., Рогапев А.П. Американская и английская историография Второй мировой войны (1939-1945гг.) // Великая Отечественная война (историография): сб. обзоров. М.,1995. С. 81; Gilles A. The secrets of the service: British intelligence at communist subversion, 1939-1951. London, 1987. деятеля (У. Черчилль, Ф. Рузвельт, Д. Эйзенхауэр, И.В. Сталин)109, предвоенная политика участников конфликта с анализом генезиса причин войны и развитием ситуации после ее окончания110, характеристика военного периода в рамках изучения истории Советского Союза111, поэтапное формирование и функционирование союза трех государств112 и т.д. Авторские оценки находились в прямой зависимости от принадлежности историков к научному направлению и могли быть прямо противоположными. Например, в последнем историографическом труде Дж. Кипа и А. Литвина показывалась определяющая роль И.В. Сталина в советской внешней политике и его инициатива в зарождении «холодной войны» в связи с отказом от «плана Маршалла» и непомерными геополитическими аппетитами, но позиции других участников «Большой тройки» прописывались поверхностно, что не дает достоверной оценки деятельности коалиции113.

Сравнивая английскую и американскую литературу о войне, отметим замечание А.С. Орлова и А.П. Рогалева, что в США сравнение будет явно не в пользу послевоенной историографии, а английская литература о войне признается более объективной и подающей антисоветизм в дозированном виде и завуалированной форме114.

109 Кимболл У.Ф. Франклин Рузвельт - главнокомандующий. 1941-1945 гг. // Новая и новейшая история. 1993. № 1. С. 114-130; Городецкий Г. Черчилль и Советский Союз после 22 июня 1941 г. // Там же. M., 1990 (2). № 6. С. 61-78; Рейнольде Д. Черчилль и «решение» Англии продолжать войну в 1940 г.: правильная политика, ложные причины // Вопросы истории. 1990. № 9. С. 29-48; Амброз С. Эйзенхауэр. Солдат и президент. M., 1993; Ранкур-Лаферриер Д. Психика Сталина: Психоаналитические исследования. М., 1996; Бедарида Ф. Черчилль. М., 2003; Данн Д. Между Рузвельтом и Сталиным. Американские послы в Москве. М., 2004; Дилкс Д. Черчилль, Иден и Сталин: штрихи к политическим портретам // Новая и новейшая история. 2005. № 1. С. 168-170.

110 Овери Р., Уиткрофт Э. Дороги к войне. М., 1991; Эдельман Дж. Р. Прелюдия холодной войны: к истории советско-американских отношений // Вопросы истории. 1991. № 6. С. 16-25; Якобсен Х.-А. Вторая мировая война: некоторые итоги // Там же. 1995. № 7. С. 78-90; Фоглесонг Д.С. Американские надежды на преобразования в России во Второй мировой войне //Новая и новейшая история. 2003. № 1. С. 80-104.

111 Верт H. История Советского государства, 1900-1991. М., 2000; Хоскинг Дж. История Советского Союза, 1917-1991 гг. М., 1994; Боффа Дж. История Советского Союза: в 2 т. М., 1994. Т. 2; Ди Нильфо Э. История международных отношений. 1918-1999: в 2 т. М., 2003. Т. 1.

112 Фейс Г. Черчилль. Рузвельт. Сталин: Война, которую они вели, и мир, которого они добились. М.,

2003.

113 Кип Дж. Литвин А. Эпоха Иосифа Сталина в России. Современная историография. М., 2009.

114 Орлов А.С., Рогалев А.П. Американская и английская историография Второй мировой войны (1939-1945 гг.). С. 81,92.

В целом, зарубежная историография не меньше отечественной проявляла интерес к проблемам функционирования антигитлеровской коалиции. Несмотря на некоторую однобокость взглядов, долгое время присутствующую в английской и американской литературе о войне, союз трех государств был тщательно изучен и оценен довольно объективно - как необходимое условие для общего успеха в победе. Изучались и социально-психологические аспекты взаимоотношений союзников, но в основном на высшем уровне или со стороны английского и американского народов. Модным направлением для иностранных авторов можно считать написание психологических портретов советского лидера, сквозь призму которых проглядывали попытки представить отношение к западным союзникам всей советской элиты, пропагандистского аппарата и большинства зависимых от них простых граждан. Объяснимым пробелом в зарубежной историографии можно назвать отсутствие интереса к позиции советского общества в отношении западных союзников. Это связано как с осложненным доступом в архивы на протяжении большей части послевоенного периода, так и с господствующим штампом об унифицированных взглядах советского народа на внешнеполитическую обстановку.

Таким образом, наиболее изученным аспектом вопроса во всей историографии является дипломатическая история создания и функционирования «Большого союза». Огромное внимание уделялось открытию второго фронта, теме поставок по ленд-лизу, послевоенному устройству Германии, итогам деятельности союза трех государств и причинам «холодной войны». Убедительно доказаны степень недоверия между союзниками и временный характер антигитлеровской коалиции, развалившейся как вследствие идеологических противоречий, так и под влиянием борьбы за территории. Обстоятельно охарактеризованы отношения между лидерами США, Великобритании и СССР и их позиции по ходу войны. Нередко публиковались работы по западной историографии военного времени. Все это позволяет сделать вывод о глубокой степени изученности темы отношений внутри антигитлеровской коалиции.

Однако проблема восприятия одним народом другого и, соответственно, формирование образа союзников и врагов в контексте мирового конфликта находится только в стадии разработки, а комплексные труды по реконструкции образа союзников в советском обществе военных лет пока не созданы, что актуализирует данную научную работу.

Целью исследования является реконструкция образа союзников в советском обществе 1941-1945 гг. и анализ его эволюции в результате влияния военно-политических условий и пропагандистских установок.

Для реализации данной цели нами были определены следующие задачи исследования:

- выявить систему внешнеполитических установок советской власти в годы войны и структуру органов и организаций, отвечающих за трансляцию внешней политики в советское общество;

- определить влияние агитационно-пропагандистского аппарата, средств массовой информации и социокультурных связей на формирование образа союзников в массовом сознании советских граждан;

- рассмотреть взгляды И.В. Сталина на партнеров по коалиции и их воздействие на других представителей советского руководства;

- проанализировать представления об англичанах и американцах в период войны в среде советской дипломатии, генералитета и интеллектуальной элиты;

- охарактеризовать образ союзников по коалиции в массовом сознании советских граждан в условиях опосредованного знакомства с англичанами и американцами;

- проследить особенности отношения к союзникам советского населения под влиянием личных контактов.

Источниковая база нашей работы представлена разнообразными видами источников. Основными категориями источников выступают: де

38 лопроизводственные документы, законы и нормативные акты, источники личного происхождения, периодическая печать и публицистика. Нами привлечены данные шести архивов, в том числе трех центральных (ГАРФ, РГАСПИ, РГАЛИ) и трех региональных (ПермГАНИ, ОГАЧО, ЦДООСО), где проработано 35 фондов.

В рамках делопроизводственной документации выделяются нормативные документы (положения, уставы, инструкции), протокольная документация (журналы, протоколы, стенограммы), деловая переписка (отношения, докладные записки), информационные (сводки, сообщения) и отчетные (отчеты, балансы, доклады) документы115. Эти документы позволяют увидеть неравномерное поступление информации о внешнем мире для широких масс населения в зависимости от качественных, количественных, географических показателей, выявить проблемы во взаимоотношениях с союзниками, которые волновали советских граждан и властные структуры, определить слабые места пропаганды и учреждений культуры и искусства в рекламе советского строя за рубежом, увидеть повседневную работу организаций и учреждений по популяризации и критике союзников, адресованную советским гражданам116. Материалы по истории внешней политики СССР и международной панорамы войны посвящены отдельным событиям (конференции государств антигитлеровской коали

115 Источниковедение новейшей истории России: теория, методология, практика: учебник / Под ред. А.К. Соколова. M., 2004. С. 119.

116 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 4459 «Телеграфное агентство Советского Союза при Совете Министров СССР (ТАСС). 1925-1992»; Ф. 5283 «Всесоюзное Общество культурных связей с заграницей (BOKC). 1925-1957»; Ф. 6903 «Государственный комитет СССР по телевидению и радиовещанию (Гостелерадио СССР). 1933-1991»; Ф. 8581 «Советское информационное бюро (Совинформ-бюро) при государственном комитете по культурным связям с зарубежными странами при Совете министров СССР. 1941-1961»; Ф. 9425 «Главное управление по охране государственных тайн в печати при Совете министров СССР (Главлит). 1922-1991»; Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф. 631 «Союз писателей СССР»; Ф. 2456 «Министерство Кинематографии СССР», Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17 «Центральный комитет КПСС»; Ф. 77 «Жданов Андрей Александрович»; Ф. 78 «Калинин Михаил Иванович»; Ф. 88 «Щербаков Александр Сергеевич»; Ф. 386 «Мехлис Лев Захарович»; Ф. 558 «Сталин Иосиф Виссарионович»; Пермский государственный архив новейшей истории (ПермГАНИ). Ф. 1 «Пермский горком КПСС»; Ф. 105 «Пермский обком КПСС»; Ф. 200 «Коми-Пермяцкий окружком КПСС»; Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО). Ф. 288 «Челябинский обком ВКП(б)»; Центр документации общественных объединений Свердловской области (ЦДООСО). Ф. 4 «Свердловский обком КПСС». ции, встречи лидеров государств и ответственных лиц)117. Особое место занимают сборники, где содержатся материалы переписки и выступлений лидеров трех государств, позволяющие увидеть психологические портреты И.В. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля118.

Среди законов и нормативных актов выделяются постановления, указы, директивы, нормативные документы местных органов власти, международные договоры. Они издавались верховной и местными властями по вопросам внешнеполитического взаимодействия или сопутствующим проблемам, многие из них носили запрещающий характер и показывали, какой объем информации о союзных государствах поступал в Советский Союз, а какой реально доходил до рядовых граждан. Особое место занимали международные договоры, анализ которых помог проследить динамику взаимоотношений в рамках антигитлеровской коалиции и смещение акцентов в восприятии ключевых проблем, непосредственно отражающихся на отношении к союзникам.

Привлеченные материалы периодической печати военных лет, будучи общедоступным видом источников, отражали распространение информации о внешнем мире от властных структур к широким слоям населения. Это позволило нам проанализировать, под каким углом сведения о союзниках транслировались в советское общество и какой образ они были при

117 Внешняя политика СССР: сб. документов. M., 1946. T.V; Документы внешней политики. М., 1959. Т.24; Тегеран. Ялта. Потсдам: сб.документов. М., 1971; Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Документы и материалы: в 2 т. M., 1983; Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Документы и материалы: в 2 т. M., 1984; Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. T.III. Конференция представителей СССР, США и Великобритании в Думбартон-Оксе (21 августа-28 сентября 1944 г.): сб. документов. М., 1984; Документы международных отношений (1917-1945 гг.). М., 1999; Мировые войны XX века. Кн.4: Вторая мировая война: Документы и материалы. М., 2002; Советско-американские отношения. 1939-1945 / Под ред. Г.Н.Севостьянова. M., 2004; РГАСПИ. Ф. 558.

118 Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М.,1953; Переписка Председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: в 2 т. М., 1986; Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны. M., 1995; Ржешевский О.А. Сталин и Черчилль. Встречи. Беседы. Дискуссии: Документы, комментарии, 1941-1945. M., 2004. званы сформировать среди населения119.

Важнейшую роль в нашем исследовании сыграли источники личного происхождения, которые нередко выступали в качестве единственного свидетельства отношения к англичанам и американцам. Часть этих источников в виде дневниковых записей, путевых заметок, записных книжек сосредоточена в личных фондах Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ). Знакомство с ними способствовало пониманию отношения к союзникам в среде советской интеллигенции и ее вклада в воссоздание образа англичан и американцев для всего общества120.

Опубликованные источники личного происхождения неоднородны и

101 делятся по принципу профессиональной принадлежности их авторов . Первая их часть представлена воспоминаниями и дневниками крупных политических, военных деятелей, дипломатов и лиц, приближенных к ним. В них содержится материал, передающий колорит военной эпохи и многие малоизвестные детали взаимоотношений. Специфика мемуаров определяется временем и условиями их написания, международной обстановкой, а применительно к СССР - отношением автора к власти и власти к

122 нему .

119 Газеты: «Правда» (июнь 1941-сентябрь 1945); «Комсомольская правда» (июнь 1941-сентябрь 1945); «Известия» (июнь 1941-сентябрь 1945); «Труд» (июнь 1941-сентябрь 1945); «Красная Звезда» (июнь 1941-сентябрь 1945); «Челябинский рабочий» (июнь 1941-сентябрь 1945); журналы: «Большевик» (19411945); «Война и рабочий класс» (июнь 1943-1945); «Пропагандист» (1941-1945); «Спутник агитатора» (1941-1945); «Интернациональная литература» (1941-1942); «Новый мир» (1941-1945); «Крокодил» (19411945).

120 РГАЛИ. Ф. 1038 «Вишневский Всеволод Витальевич»; Ф. 1847 «Адуев Николай Альфредович»; Ф. 2057 «Болтянский Григорий Моисеевич»; Ф. 2693 «Михоэлс Соломон Михайлович»; Ф. 2842 «Барянов Анатолий Андреевич».

121 Источниковедение новейшей истории России: теория, методология, практика. С. 300.

122 Бережков В.М. Страницы дипломатической истории. М.,1984; Он же. Как я стал переводчиком Сталина. М., 1993; Бучин A.H. 170 000 километров с маршалом Жуковым: Беседы шофера полководца с историком Яковлевым H.H. М., 1994; Василевский A.M. Дело всей жизни. М., 1976; Вторая мировая война в воспоминаниях У. Черчилля, Ш. де Голля, К. Хэлпа, У. Леги, Д. Эйзенхауэра. М., 1990; Дин Дж. Р. Странный союз. М., 2005; Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1970; Записная книжка маршала Ф.И.Голикова. Советская военная миссия в Англии и США в 1941 году // Новая и новейшая история. 2004. № 2. С.82-118; Зорин Л.И. Особое задание. М.,1987; Из дневника и писем посла Великобритании в СССР в 1941-1942 гг. С.Криппса// Новая и новейшая история. 1991. № 3. С. 118-144; Конев И.С. Записки командующего фронтом: 1943-1945. М.,1985; Кузнецов Н.Г. Накануне. Курсом к победе. М., 1991; Майский И.М. Воспоминания советского посла. Война 1939-1943. М., 1965; Он же. Избранная переписка с российскими корреспондентами. Кн. 2: 1936-1975. М., 2005; Рокоссовский К.К. Солдатский долг: Мемуары. М., 2002; Рузвельт Э. Его глазами. М., 2003; Сто сорок- бесед с Молотовым: Из дневника Ф.И. Чуева. М. ,1991;Черчилль У. Вторая мировая война: вЗ кн. М.,1991; и др.

Другая категория источников личного происхождения принадлежит авторству писателей, художников, журналистов и других представителей интеллектуальных профессий. Их мемуары отличаются более свободным изложением материала, вниманием к детализации и локальным сюжетам, связью с повседневностью123.

К третьей категории указанных источников относятся сборники писем и воспоминаний рядовых жителей Советского Союза, включая военных и гражданских лиц. Военный быт и взгляд на международную обстановку глазами «маленького» человека часто был отличен от позиции официальных властей. Особенностью данных источников является их написание преимущественно в постсоветское время, что меняло акценты в восприятии партнеров по коалиции и собственной власти124.

Анализируемые в нашей работе публиъщстические источники, несмотря на высокую степень субъективности, содержат идеологические установки эпохи и могут рассматриваться в качестве манипулятора массовым сознанием, одновременно выполняя морально-нравственную функ

123 Бассоу У. Иностранные журналисты в военной Москве // Международная жизнь. 2005. № 6. С.60-71; Верт А. Россия в войне 1941-1945. М., 2003; Долматовский Е.А. Было. Записки поэта. М., 1983; Дорога на Смоленск: Американские писатели и журналисты о Великой Отечественной войне советского народа. М., 1985; Ефимов Б.Е. Десять десятилетий о том, что видел, пережил, запомнил. М., 2000; Краминов Д.Ф. В орбите войны: Записки советского корреспондента за рубежом. 1939-1945 годы. М.,1986; Марьямов Г.Б. Кремлевский цензор: Сталин смотрит кино. М., 1992; Ортенберг Д.И. Фронтовые дни и ночи: Воспоминания бывшего главного редактора газеты «Красная Звезда». М., 1997; Своим оружием: Воспоминания советских писателей, артистов, композиторов и художников об участии в Великой Отечественной войне. М., 1961; Симонов К.М. Разные дни войны. Дневник писателя: 2 т. М., 2005; Эфрон Г.С. Дневники: в 2 т. М., 2004; и др.

124 Бирюк B.C. За кулисами Ялтинской конференции. Операция «Аргонавт». СПб., 1995; Блокадные дневники и документы. СПб., 2004; «Бойцы вспоминают минувшие дни.»: Воспоминания о Великой Отечественной войне ветеранов Гостелерадио. М., 1991; Великая Отечественная война в письмах. / Сост. В.Г. Гришин. М., 1982; Вспоминая войну: Советско-американский диалог / Сост. X. Кейссар, В. Познер. М., 1990; Встреча на Эльбе = Yanks meet Reds: Воспоминания советских и американских участников Второй мировой войны. М., 1988; Ермоленко В.И. Военный дневник старшего сержанта. Белгород, 2000; Москва военная, 1941-1945: Мемуары и архивные документы. М., 1995; Письма с огненного рубежа (1941-1945). М., 1992; Пчелинцев В.Н. Особая миссия. М., 1991; Улановская Н., Улановская М. История одной семьи. М., 1994; Цыганков Д.С., Цыганков В.Д. Отец: Дневник майора Красной Армии, 7 октября 1941 г.-12 сентября 1945 г. М., 2000; и др.

125 РГАЛИ. Ф. 600 «Редакция журнала «Крокодил»»; Ф. 618 «Редакция журнала «Знамя»»; Ф. 1204 «Эренбург Илья Григорьевич»; Ф. 1712 «Ставский Владимир Петрович»; Ф. 2178 «Недогонов Алексей Иванович»; Величие подвига советского народа: Зарубежные отклики и высказывания 1941—1945 гг. о Великой Отечественной войне. Сб. М., 1985; Вишневский В.В. Собр. соч.: в 5-ти т. М., 1954-1960; Публицистика периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет. М., 1985; и др.

Таким образом, источииковая база исследования, на наш взгляд, достаточно репрезентативна и позволяет комплексно решить поставленные нами задачи.

Методологическую основу нашей работы составляют историко-культурный подход и история ментальности. Рассматриваемый нами вопрос принадлежит области компаративистских исследований и связан с таким направлением исторической науки, как историческая психология. Ее объект можно определить «как изучение психологического склада отдельных исторических эпох, а также изменений психики и личности человека в специальном культурном макровремени, именуемом историей»126.

Жизнь человека связана с взаимодействием с окружающим миром, что предполагает взаимовосприятие сторон, появление образа дружественного или враждебного субъекта. Вопросами взаимовосприятия занимается такая отрасль знаний, как историческая имагология, тесно связанная с исторической и социальной психологией, этнологией, геополитикой, культурологией и другими науками127.

Понятийный аппарат нашего исследования представлен ключевыми дефинициями «свой» - «чужой», «взаимоотношение» («взаимодействие»), «взаимовосприятие», «образ», «стереотип», «союзник», «образ союзника». Любой человек существует прежде всего как часть общества, его качества проявляются во взаимодействии с другими индивидами. Точно так же, но в ином масштабе происходит взаимодействие социальных групп, стран, классов, народов (этносов), государств, культур и цивилизаций. При этом мирные стадии взаимоотношений сменяются периодами конфликтов, когда происходит размежевание субъектов взаимодействия на «своих» и «чужих». Условным обозначением первой группы может служить термин «союзник», второй - «противник» или «враг».

126 Шкуратов В А. Историческая психология. М., 1997. С. 15.

127 Сенявский А.С., Сенявская Е.С. Взаимовосприятие государств и народов в новейшей истории в контексте конфликтов взаимодействия (методология исследования) // Проблемы российской истории. M., Магнитогорск, 2006. Вып. VII. С. 113.

Разделение внешнего мира по принципу дихотомического ряда «свой» — «чужой» (или «Я» - «Другой») зависит от такого фактора как предыдущий опыт взаимоотношений между народами - каждый объект, не идентифицируемый, как «свой», создает потенциально отрицательный контекст для вое

128 приятия «чужого» . При этом одним из показателей принятия или непринятия иного является экстравертность или интровертность воспринимающего субъекта129.

Понятие «образ» выступает в качестве объекта анализа в разных науках. В философии образ — это «результат отражения (или реконструкции)

130 объекта в сознании человека» . Образ является конечным результатом познавательного процесса, который протекает на чувственном (возникновение у объекта ощущений, восприятий и представлений) и мыслительном (образование понятий, суждений и умозаключений) уровнях131. Конечным результатом познавательного процесса выступает сформированный образ какого-либо внешнего по отношению к субъекту объекта. Процесс познания имеет субъект и объект, представленные одними и теми же структурными единицами — государствами, народами (население страны), отдельными социальными группами и индивидами.

В психологии образ представляет собой «субъективную картину мира, включающего самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий» . В социологической трактовке образ определяется в двух вариантах: 1) «мысленный или вещественный конструкт, представляющий какой-либо объект» и 2) «целостное, но не полное пред

128 Сенявский А.С. «Запад» как социально-экономическая система в восприятии советского человека в период «холодной войны» // Человек в контексте своего времени: опыт историко-психологического осмысления: Материалы XX междунар. науч. конф. Санкт-Петербург, 18-19 декабря 2006 г.: в 3 ч. СПБ., 2006. 4. 3. С. 101.

129 Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества первой половины XX века. M., 1998. С. 6.

130 Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 446; Новая философская энциклопедия: в 4 т. M., 2001. Т. 3. С. 128.

131 Советский энщноюпедический словарь. M., 1981. С. 920.

132 Краткая российская энциклопедия: в 3 т. М., 2003. Т. 2. С. 733. ставление о каком-либо объекте либо классе объектов»133. Тем самым, образ становится возможно подменить стереотипом.

Термин «социальный стереотип» связан с именем У. Липпмана (20-е гг. XX в.) и используется «для обозначения упорядоченных, схематичных, детерминированных культурой «картинок мира» в голове человека»134. Роль стереотипов противоречива: с одной стороны, они «экономят усилия в познании индивидуумом сложного, меняющегося мира, используя потенциал общества»135, а с другой - чрезмерно упрощают, а иногда искажают реальность, оставаясь индифферентными к происходящим в этом мире изменениям. Устойчивость -одна из главных черт стереотипа, которая позволяет ему «выживать» в течение целых поколений, даже в случае столкновения с личным опытом . Нередко устойчивость ассоциировалась с ложностью.

В качестве особого вида выделяются этнические стереотипы - комплекс представлений одной этнической группы о другой, который обязательно соотносится с собственной самооценкой - автостереотипом. Последний служит 1 отправной точкой для восприятия «чужого» . Содержание восприятия включает положение, что окружающий мир амбивалентен - способен вызвать у человека различные реакции в зависимости от разного рода обстоятельств. Этнический стереотип обладает потенциалом устойчивости, а его динамика проявляется в результате деления общества на социальные группы: элиту общества и широкие массы населения.

133 Российская социологическая энциклопедия. M., 1999. С. 327; Социологический энциклопедический словарь. M., 1998. С. 207.

134 Харитонова E.B. Африканцы в России // Восток. 2003. № 6. С. 58.

135 Сенявский А.С. «Запад» как социально-экономическая система в восприятии советского человека. . С. 100.

136 Сенявский А.С., Сенявская Е.С. Взаимовосприятие государств и народов в новейшей истории .

С. 114.

137 Там же. С. 116.

Современные исследователи выделяют тендерный стереотип в восприятии «своих» и «чужих», когда собственный тендерный порядок определяется в качестве нормы, а аналогичный порядок «других» выступает как девиация .

В сфере международных отношений концепт образа для анализа внешнеполитических взаимодействий был применен К. Боулингом в 1959 г. для объяснения причин враждебности между государствами (образ «другого» равен образу врага). Впоследствии такая трактовка была признана только одной из возможных139. Другие идеи по данной теме высказывали М. Дж. Шапиро140, Д. Блэни141, О. Вэвер142.

В геополитике понятие образа трансформируется в политико-географический образ (ПГО) - концентрацию ведущих знаков, символов и черт отдельных стран, регионов, политических и военных союзов именно в политическом отношении . Наконец, существуют географические образы — достаточно устойчивые стратифицированные и динамичные представления, которые соотносятся с какими-либо политико-, историко- или культурно-географическими территориями и могут формироваться в массовом сознании стихийно, могут быть выявлены, реконструированы, сформированы целенаправленно заинтересованными силами144.

Формирование любого образа является динамическим процессом, поскольку получаемая субъектом информация из внешнего мира либо вписывается в его представления об этом мире, либо вступает с ними в конфликт. При этом ни один вид информации не воспринимается безусловно - конфликтующая не всегда игнорируется, а подтверждающая не всегда плавно укладывается

138 Рябов O.B. Конструируя американского Врага: «Свои» и «Чужие» в тендерном дискурсе советской пропаганды периода «холодной войны» (1945-1963) // http://vvww.Kennan.ru/index.php/coфorate/layout/set/print/content/view/full/5бO.

139 Киселев И.Ю. Образы государств в международных отношениях: механизм трансформации // Полис. 2003. №3. С. 51.

140 Нойманн И. Использование «Другого»: Образы Востока в формировании европейских идентично-стей. М., 2004. С. 52-53.

141 Киселев И.Ю. Образы государств в международных отношениях . С. 52.

142 Нойманн И. Использование «Другого» . .С. 61-62.

141 Замятин Д.Н. Геополитика образов и структурирование метапространства // Полис. 2003. № 1. С.

144 Мир глазами россиян: мифы и внешняя политика. М., 2003. С. 26. в существующую схему145. Образы обладают свойством инерции, которое замедляет восприятие изменений, но под влиянием неопровержимой информации, которая в корне противоречит существующим представлениям, инерция исчезает. Война является примером экстремальной ситуации, когда идет «ломка» представлений о той части внешнего мира, с которой соприкасается субъект восприятия. Особенно показательно начало Второй мировой и Великой Отечественной войны, когда немцы, преподносимые как союзники, в один момент превратились в злейших врагов для советских людей, а бывшие потенциальные противники (СССР и англо-американский альянс) стали партнерами.

При классификации образов мы опираемся на исследования Е.С. Сеняв-ской и А.В. Голубева. Е.С. Сенявская выделяет глобальный (стойкое, закрепленное у нескольких поколений представление об «ином», сформированное под воздействием пропаганды) и бытовой (мобильные, изменчивые впечатления, возникающих при непосредственных контактах «своих» с лицами из противоположного лагеря) виды образов146. У А.В. Голубева различаются реальный и насаждаемый виды образов, первый из которых связан со специализированными (индивидуальными), а второй - с обыденными (массовыми) сферами

147 сознания .

Термин «союзник» производен от существительного «союз». Характеристика союза была дана в XIX в. В.И. Далем: союз — это «взаимные узы, связь, скрепа, соединенье, смыкъ, сцепленье; тесная связь меж людей, дружба, товарищество, условное согласие, заветь; соединение двух или многих для известной цели»148. Современная литература интегрирует и конкретизирует данное определение: в социологии акцент ставится на причинно-целевой компоненте союза («объединение, соглашение для реализации каких-либо совместных целей»149), в политологии - на объединяющей и качественно характеризующей

145 Киселев И.Ю. Образы государств в международных отношениях . С. 53.

146 Сенявская Е.С. «Образ врага» в сознании участников Первой мировой войны // Россия и Европа в XIX-XX веках: Проблемы взаимовосприятия народов, социумов, культур: сб. науч. трудов. М., 1996. С. 75-85.

147 Россия и Запад . С. 4.

148 Даль В,И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М., 1978-1980. Т. 4. С. 683.

149 Социологический энциклопедический словарь. С. 337.

47 процесс объединения составляющей («совокупное обозначение различных типов консолидирующих взаимодействий между общественными и политическими субъектами и их институтами, а также возникающие на базе данных взаимодействий общности»150), геополитика обращает внимание на сферы возникновения различных союзов и выделяет из них военно-политический — «объединение двух или нескольких государств для достижения политических целей, в том числе военными средствами»151. Иностранные синонимы термина «союз» также содержат военно-политическую трактовку: например, латинское слово «coalitio» означает политический или военный союз государств, договорившихся о совместных действиях в тех или иных вопросах международных отношений152.

Тем самым, смысл производного существительного «союзник» очевиден - это «тот, кто находится в союзе», действует в согласии «с кем - или чем-нибудь»133.

Определение «образ союзника» в справочной литературе не зафиксировано, а в специализированных исследованиях не получило точной формулировки. Для его характеристики, на наш взгляд, нужно обратиться к хорошо исследованной дефиниции «образ врага». С точки зрения исторической психологии, враг (неприятель) — это носитель чужого сознания, проповедующий агрессивную политику против «своих». Такое противопоставление («свой» - «чужой») вызывает негативную реакцию, эффект которой возрастает в n-ой степени в зависимости от характера агрессии. Соответственно сам образ врага «строится как антипод собственно громко декларируемым ценностям и идеалам»154.

К факторам, влияющим на формирование образа врага, относятся:

150 Политическая энциклопедия: в2 т. M., 1999. Т. 2. С. 456-457.

151 Геополитика. Популярная энциклопедия. M., 2002. С. 537.

152 Краткая российская энциклопедия. Т. 2. С. 96-97.

153 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 671; Геополитика. Популярная энциклопедия. С.

154 50/50. Опыт словаря нового мышления. М., 1989. С. 26.

1) искусственный характер его создания в угоду разного рода политическим силам и склонность к мифологизации155;

2) исторический контекст взаимоотношений с искомым противником. Например, для России Запад всегда таил потенциальную опасность, но нередко выступал в качестве партнера;

3) связь с дихотомией «свои» - «чужие» в смысле однозначной трактовки врага как «чужого», угрожающего «своим».

Схожие факторы, на наш взгляд, влияют на формирование образа союзника. Отличие в том, что образ союзника не обязательно должен соотноситься со «своими», а дихотомический ряд «свой» - «чужой» модифицируется в ряд «мы» - «они» (или «я» - «другой»). Под союзником понимается не друг, а партнер по решению какой-либо проблемы, что не мешает отсутствию сходства по остальным критериям. В социальных и международных отношениях «отграничение «Я» от «Другого» является активной и продолжающейся частью формирования «идентичности»156, что позволяет понять собственную самость и выработать модель отношений с союзниками как представителями «других».

Таким образом, мы предлагаем следующее определение «образа союзника» - это комплекс динамических представлений о социальных субъектах,' близких другим субъектам по целеполагающей деятельности в конкретной обстановке и по социально-психологическим характеристикам в идеале, который может трансформироваться в образ друга или образ противника в зависимости от обстоятельств.

Наша работа базируется на ряде принципов. Ведущее место среди них

157 занимает принцип историзма , что в нашей теме означает зависимость формирующегося в общественном сознании советских людей образа союзников как от исторического контекста взаимоотношений России с Западом, так и от конкретных условий военного времени.

155 Топорков А.Л. Миф: традиция и психология восприятия // Мифы и мифология в современной России / Под ред. К.Аймермахера, Ф.Бомсдорфа, Г.Бордюгова. М., 2003. С. 47.

156 Нойманн И. Использование «Другого» . С. 68.

157 Могильницкий Б.Г. Методология истории в системе университетского образования // Новая и новейшая история. 2003. № 6. С. 11.

Другим важным принципом нашего исследования является принцип целостности или системности. С его помощью период 1941—1945 гг. изучается как система взаимосвязанных элементов и причин, детерминирующих их из

1 ^Я менения . Изменения в общественном сознании жителей СССР происходили под влиянием международной обстановки и внутренней политики советского правительства.

Также в нашей работе применялся принцип ценностного подхода, позволивший классифицировать основные результаты формирования образа союзников в годы войны и акцентировать внимание на тех положениях, которые возможно использовать в настоящее время для моделирования образа партнеров в российском общественном мнении и в диалоге с США и Великобританией на межправительственном и социокультурном уровнях.

В работе использовались разные категории методов исследования: общенаучные, методы исторической науки и междисциплинарные методы.

Общенаучные методы представлены структурным и функциональным анализом, синтезом, дедуктивным и индуктивным методами, обобщением и диалектическим методом, которые помогают осознанию и интерпретации исторических фактов с точки зрения логики и здравого смысла.

Среди методов исторической науки выделяется историко-генетический: с его помощью исследуется зарождение образа союзников в сознании советского общества военных лет и его динамические изменения. Сравнительно-исторический метод позволяет провести параллели между восприятием партнеров по антигитлеровской коалиции в западных обществах и СССР. Истори-ко-социальный метод помог рассмотреть взаимосвязь официальной советской идеологии с психологией масс и их отдельных представителей, выявляя нормы, которые усваивались полностью, и плохо воспринимаемые установки, трактовавшиеся как отклонения от «линии партии и народа». Историко-типологический метод позволил выявить разные типы восприятия союзников

158 Цыкалов Д.Е. Проблема «Россия и Запад» в отечественной публицистике периода Первой мировой войны (июль 1914-февраль 1917 гг.): Дис. .канд. ист. наук. Волгоград, 2003. С. 16. среди советского населения в зависимости от таких факторов, как личное или опосредованное знакомство с англичанами или американцами, доступ к различной информации о союзниках, знание иностранного языка и историко-культурных традиций страны, регулярное знакомство с международными новостями и т.д. Наконец, историко-системный метод способствовал пониманию складывающейся картины в отношении союзников в сознании советского общества благодаря рассмотрению общих тенденций в идеологической и социально-политической мысли периода предвоенных и военных лет.

Междисциплинарные методы представлены прежде всего методом психологической реконструкции, позволяющим учитывать особенности характера людей изучаемой эпохи. Это достигается путем своеобразного «вживления» в социальную и культурную среду интересующего нас периода; в данном случае объектом «вживления» выступает советское общество времен Великой Отечественной войны.

Важную функцию выполняют методы этнопсихологических исследований, например, каузальная атрибуция159. Они занимаются выявлением стереотипов восприятия, в результате чего конкретная этническая группа наделяется типичными только для нее психолого-поведенческими характеристиками, и изучением причин поведения и поступков исследуемых групп160.

При анализе документов, материалов периодической печати и карикатур использовались элементы социологических (количественных) методов. Так, элементы контент-анализа позволили выявить частоту упоминания в тексте слов и понятий, относимых к союзникам по антигитлеровской коалиции, и сделать вывод о важности той или иной проблемы для советского общества. Контекстный анализ помог расшифровать «эзопов язык» текстов и найти синонимы слова «союзник» для их дальнейшего рассмотрения. Ивент-анализ (анализ событий) определил критерии, по которым следует учитывать и классифицировать явления, стартовые позиции для рассмотрения событий и динамику их

159 Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 2004. С. 188.

160 Харитонова Е.В. Африканцы в России. С. 60-61. развития (например, переговорные процессы на встречах и конференциях, когда стороны в ходе взаимных уступок значительно корректируют свои начальные требования)161.

Практическая значимость нашего исследования состоит в возможности учета опыта взаимодействия внутри антигитлеровской коалиции при формировании современного имиджа России на международной арене. Исследование образов внешнего мира в критический период отечественной истории в совокупности с изучением общественного мнения по внешнеполитическим проблемам позволит в теоретическом и практическом аспектах выявить возможности для корректировки позиции государства в некоторых международных проблемах и конфликтах. Кроме того, материалы диссертации могут быть использованы при чтении специальных курсов по истории Второй мировой войны и исторической психологии.

Апробация исследования и его основных результатов отражена в 11 публикациях, три из которых напечатаны в изданиях, рекомендованных ВАК. Наработки по теме исследования были озвучены на международной (Санкт-Петербург, 2006), всероссийских (Москва, 2005; Екатеринбург, 2009; Москва, 2010) и внутривузовских конференциях. Результаты работы использовались в преподавании специального курса «История Второй мировой войны» для студентов Магнитогорского государственного университета.

Структура диссертации представлена введением, тремя главами, включающими восемь параграфов, заключением и списком использованных источников и литературы.

161 Лебедева M.M. Мировая политика: учебник для вузов. М., 2004. С. 67-68

52

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Колдомасов, Илья Олегович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По итогам нашего исследования мы пришли к следующим выводам.

Внешнеполитические установки советского правительства накануне Второй мировой войны ориентировали народ на ситуацию постоянного противоборства с враждебным капиталистическим окружением, в которое входили и ведущие державы Запада - США и Великобритания. Тем самым власть формировала в обществе образ врага. Ситуация изменилась после нападения Германии на СССР, когда англо-американский блок оказался единственным реальным союзником страны Советов.

Изменив отношение к основным капиталистическим державам, советское правительство пошло на корректировку внешнеполитического курса на внутренней арене: бывшие потенциальные противники стали преподноситься в качестве военных партнеров. При этом руководство СССР ориентировалось на классовое деление союзников: простой народ фигурировал в качестве «братьев по оружию», а правительства США и Англии - как нужные и важные, но классово чуждые советской стране партнеры по борьбе с общим врагом.

Контроль над формированием образа союзников в советском обществе правительство оставило за собой, создав или реорганизовав целую сеть организаций, отвечающих за пропагандистскую работу с населением и связь с иностранными державами. Главную роль среди них играли Управление пропаганды и агитации, Совинформбюро, ТАСС, ВОКС, Главлит, а также региональные и местные отделы пропаганды и агитации ЦК партии. Руководители идеологического аппарата (А.А. Жданов, А.С. Щербаков. и др.) были выдвиженцами лично И.В.Сталина и ревностно следили за фильтрацией материалов о союзных державах, предназначенных для широких масс населения.

Основными источниками информации о внешнем мире для большинства населения СССР выступали средства массовой информации (печать и радиовещание) и деятельность пропагандистов и агитаторов. Последние были обязаны охватить выступлениями все предприятия и учреждения городов, а также колхозы и совхозы, где регулярно должны были проводиться лекции по международному положению. Вопреки заявлению властей агитаторская деятельность не способствовала появлению целостного представления о союзниках в обществе по причинам неравномерного распределения по территории СССР и недостаточного уровня подготовки пропагандистов и агитаторов.

В советской прессе информация о союзных государствах публиковалась регулярно, в письменном и наглядном видах в достаточно широких тематических рамках - тексты важнейших документов, выступления крупных политиков или деятелей культуры, хроника событий на фронтах, рассказы о повседневной жизни за рубежом, элементы сатиры и юмора (например, карикатуры), литературные произведения. Ключевыми звеньями всех материалов был их пропагандистский характер, акцент на классовое деление западных обществ, критическое отношение к образу жизни в союзных государствах и подчеркивание преимуществ советской системы. Количество материалов о внешнем мире зависело от функциональной направленности издания, но даже местные газеты публиковали международные обзоры, перепечатывая их из центральных изданий. Вся советская печать находилась под строгим цензорским контролем, нарушение которого вело к административной и даже уголовной ответственности для самих цензоров. Такие меры практически исключали появление конкретных цифр и комментариев к действиям советского правительства на международной арене.

Сеть радиовещания также привлекалась властями для подачи информации о внешнем мире. На наш взгляд, роль радиосети в конечном счете оказалась меньше роли периодической печати по причине массовой конфискации радиоприемников у населения и более жестких цензурных норм. Тем не менее, оба вида СМИ справлялись со своей просветительской и пропагандистской деятельностью по формированию образа союзных держав в советском обществе на достаточном уровне.

Еще одним способом активизации представлений о союзниках стала реанимация социокультурных контактов между СССР и странами Запада. В отличие от материально-технической духовная культура США и Англии подавалась, прежде всего, как буржуазная, то есть чуждая советскому народу. Однако обмен в этой среде не только должен был сформировать позитивный образ Советского Союза и социалистического строя за рубежом, но и ознакомить советское общество с образцами западной культуры, показать их плюсы и подчеркнуть минусы. Этот вид взаимодействия курировался Всесоюзным обществом культурных связей с заграницей (ВОКС) и рядом других организаций, чьи функции часто дублировались. Обмены проходили в сфере печати, произведений литературы и искусства, кинематографа и также испытывали на себе гнет цензуры. Степень их потребления рядовым гражданином оценить трудно, но для большинства населения в советской глубинке, особенно в сельской местности, она была низкой.

Таким образом, государство постаралось выстроить четкую вертикаль и каналы поступления информации о внешнем мире и, в первую очередь, о союзных державах, а также ее распределение внутри советского общества. Эффективность этой системы была достаточной, но не идеальной, и главную роль в ней играл идеологический компонент. Образ союзников формировался не как целостная картина, а как мозаичная композиция, и это можно считать главным упущением советского руководства.

Характеризуя образ союзников среди отдельных социальных групп, мы определили следующие категории для исследования: а) руководство Советского Союза и, прежде всего, сам И.В. Сталин; б) сотрудники наркомата иностранных дел и иные лица, имеющие отношение к дипломатической деятельности; в) военное руководство СССР; г) советская интеллектуальная элита, прежде всего, творческая интеллигенция; д) рядовые граждане всех социальный категорий, проживающие в ближнем и дальнем тылу и знакомые с англичанами и американцами по опосредованным каналам информации; е) представители различных категорий советского населения, имевшие непосредственные контакты с союзниками.

К факторам, влияющим на восприятие союзников среди перечисленных категорий, по нашему мнению, можно отнести: а) личное общение или совместную деятельность в политической, экономической, культурной и других сферах; б) уровень образованности как в общекультурном плане, так и в смысле владения иностранными (английским) языками; в) возможности доступа к получению информации о союзных государствах из источников, альтернативных СМИ и агитационно-пропагандистскому аппарату; г) степень приближенности к руководству страны в социально-политическом смысле и к центральным городам - в географическом плане; д) наличие или отсутствие интереса к международным событиям.

Анализируя вышеизложенные факторы, мы определили, что внешнеполитические ориентиры советского руководства и лично И.В. Сталина базировались на практической значимости США и Великобритании для Советского Союза в ходе борьбы с фашистским блоком. Советский лидер решил использовать помощь капиталистических государств, хотя по-прежнему продолжал считать их идейно чуждыми советскому социальному и политическому строю.

В личном общении Сталин проявил себя незаурядным дипломатом и психологом, умело варьируя тактику поведения с английскими и американскими деятелями, что прослеживается на основании личной переписки с лидерами союзных держав и встреч с союзниками различных рангов. Меняя манеру поведения, «вождь» обычно предугадывал настроение партнера по диалогу и составлял его психологический портрет, что давало ему преимущество в будущем общении. Стараясь избежать личных предпочтений, Сталин отдавал должное гибкости и трезвому расчету, что ставило президента Рузвельта выше премьера Черчилля, а американцев в целом - выше англичан.

В конце войны союзники воспринимались Сталиным исходя из возможности продолжать диалог в мирное время с учетом интересов Советского Союза. Последовавшие смены лидеров и размежевание интересов внутри «Большого союза» привели к ухудшению отношений с Западом и возврату к довоенным представлениям о враждебной сущности капиталистических держав. В целом, политическая канва взаимодействия для советского лидера оставалась доминирующей при восприятии союзников.

Сотрудники дипломатического ведомства чаще других общались с представителями союзных держав, но это не делало их образ самым разносторонним. Общий уровень дипломатов не был высоким, многие получали ответственные посты за рубежом впервые в жизни. Действия дипломатов были скованы инициативами Кремля, а фигура В.М. Молотова во главе НКИД не располагала к дружественному восприятию союзников. Сам Молотов и большинство его подопечных изначально относились к англичанам и американцам с подозрением, поддерживая точку зрения Сталина о враждебности Запада советскому строю. Однако в критический период войны должности послов в США и Великобритании заняли известные за рубежом дипломаты старой школы М.М. Литвинов и И.М. Майский, имевшие многочисленных друзей в аккредитованных государствах и выступавшие за сотрудничество с Западом. Этот факт подтверждает использование дипломатов не в качестве самостоятельных персоналий, а в угоду политической ситуации. Когда в войне случился переломный момент, оба посла были переведены в Москву, а позже подвергнуты репрессиям.

В других случаях нами не выявлены факты личных симпатий к союзникам, что подтверждает гипотезу о восприятии англичан и американцев, как нужных в войне, но «чужих» по духу партнеров.

Военное руководство СССР также подчинялось политической линии руководства страны и нечасто контактировало с союзниками. Главной причиной этого было длительное отсутствие совместного театра военных действий, что придавало союзникам негативный имидж в глазах советских генералов. Основная масса личных контактов проходила в последние месяцы войны и после победы, когда эмоциональный фон был положительным. Вкупе с многочисленными визитами этот факт способствовал благоприятному отношению к английским и особенно американским партнерам со стороны советского военного командования. Опасаясь усиления подобных настроений, советское руководство начало ограничивать свободу генералов, организуя за ними слежку агентов НКВД и НКГБ. Тем самым, неформальные контакты военной элиты с союзниками не получили широкого развития.

Участие военных в таких сферах, как поставки по ленд-лизу, обмен военными миссиями, сотрудничество в области военных технологий меняло отношение к союзникам в негативную сторону, поскольку решающее значение в них имели практические действия. Они со стороны союзников выглядели нерешительными, а иногда откровенно нерезультативными, что возвращало на первый план политический контекст взаимоотношений.

Советская интеллигенция обладала наиболее высоким уровнем культуры в государстве и была хорошо знакома с историко-культурными особенностями западных стран. Это, с одной стороны, определяло ее более разносторонний и независимый от политических реалий взгляд на союзников, а с другой - ставило на службу властям для пропаганды нужного восприятия западных держав в советском обществе. Такая двойственность затрудняла понимание настоящего образа союзников глазами интеллектуальной элиты: она повторяла логику властей в плане противопоставления западного «чужого» своему» советскому и одновременно старалась выйти за ограниченные политикой рамки, показывая культурную сторону восприятия союзных держав. Самостоятельный курс интеллектуальной элиты в отношении западных стран был исключен, так как власти опасались эмиграции ряда деятелей. В то же время не вызывает сомнения патриотическая позиция многих интеллектуалов, осуждавших затягивание помощи СССР и призывавших англичан и американцев на борьбу с фашизмом, исходя из собственных побуждений. Непонимание позиции правительства в вопросе ограничения советских деятелей науки и искусства в развитии отношений с Западом сдерживалось опасением репрессий со стороны собственной власти. Но Запад сохранял свою привлекательность для части интеллигенции в качестве места сохранения отечественных культурных ценностей. Эти факторы определяли многослойность и неоднозначность образа союзников у советских интеллектуалов.

Таким образом, в индивидуальном сознании советского руководства и элиты страны образ союзников был политизирован, сильно зависел от практической помощи западных держав, никогда не отождествлялся со «своими». В то же время социально-бытовые особенности образа союзников нередко говорили об интересе, уважении и позитивном отношении к западным странам.

Советское общество было включено в процесс формирования внешней политики СССР, но образ союзников в массовом сознании советского народа должен был быть сформирован с помощью СМИ и агитационно-пропагандистского аппарата. Большая часть населения получала информацию о внешнем мире только из этих источников, поэтому имела ограниченные представления о союзных государствах. Главными критериями, по которым союзники- оценивались в народе, были: проблема открытия второго фронта, поставки по ленд-лизу, послевоенное урегулирование отношений с западными державами, социально-экономические условия жизни в США и Англии и степень влияния союзников на некоторые внутренние проблемы

Советского Союза (религия, концессии).

Степень осведомленности граждан о каждой из проблем варьировалась в зависимости от географии проживания человека и эффективности действия механизма внедрения информации. Там, где этот механизм давал сбои (отсутствие или задержка периодической печати, неквалифицированная и формальная работа лекторов), образовавшуюся лакуну занимали слухи. Их появление приводило к распространению фантастических рассказов о союзниках и способствовало формированию размытого и противоречивого образа западных держав. Власть жестко подходила к развенчанию слухов, стараясь унифицировать представления общества о внешнем мире, но ее усилия часто перекрывались изменением курса в отношении союзников. В итоге к концу войны спектр восприятия союзников в массовом сознании мог колебаться от дружественного до враждебного.

По-другому союзники представали в сознании тех граждан, которые имели с ними личные, хотя бы мимолетные контакты. В их число входили военнослужащие Красной Армии, узники концлагерей, участники делегаций в США и Англию, жители городов, где располагались союзные части и случайные лица, как правило, из центральных городов Советского Союза. В случае личных контактов отношение к союзникам базировалось на эмоциях, которые зависели от места и обстоятельств встречи. Так, на берегах Эльбы преобладающей эмоцией была радость, у советских женщин, завязавших романы с иностранцами, - надежда и т.д. Отрицательные эмоции в основном проявлялись в виде зависти или негодования по исполнению обязательств. Во время личного общения стирался классовый подтекст, но одной из причин этого были контакты с равными себе.

Отношение к американцам у знакомых с ними советских граждан было лучше, чем к англичанам, по причине большей открытости первых и особенностей менталитета. Также больше позитива высказывалось в адрес президента Рузвельта, чем его английского коллеги. Но главной особенностью восприятия союзников у данной категории граждан было формирование реального, не прошедшего горнило пропаганды, образа живого человека, который тоже мог смеяться, шутить, горевать, работать рядом с советскими людьми. Это разрушало заданные властями стереотипы западного мира, поэтому контакты на советской территории были под запретом, а выехать за границу можно было только пройдя жесткий контроль.

Таким образом, в массовом сознании советских граждан образ союзников также был противоречив и формировался под влиянием пропагандистских шаблонных схем и личных контактов, что определяло фрагментарное восприятие западных держав, большую степень иррациональности и широкий эмоциональный диапазон в отношении к союзникам.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Колдомасов, Илья Олегович, 2010 год

1. Опубликованные Источники Документы и материалы

2. Внешняя политика СССР: сб. документов: в 5 т.- М. : Высшая парт, школа при ЦК ВКП(б), 1947. T.V. - 835 с.

3. Документы внешней политики: в 24 т. М. : Госполитиздат, 1959. -Т. 24.-607 с.

4. Документы международных отношений (1917-1945 гг.) / Сост. Ах-тамзян И.А. М. : МГИМО, 1999. - 148 с.

5. Еврейский антифашистский комитет в СССР, 1941-1948: документированная история / Науч. ред. рус изд. Костырченко Г.В. М. : Международные отношения, 1996. - 422 с.

6. Мировые войны XX века: в 4 кн. Кн. 4: Вторая мировая война: Документы и материалы / Отв. ред. М.Ю.Мягков. М. : Наука, 2002. 677 с.

7. Переписка Председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: в 2 т. / Сост. Пряхин Г.В. М.: Политиздат, 1986 : Т.1.-464 е.; Т.2.-320 с.

8. Ржешевский О.А. Сталин и Черчилль. Встречи. Беседы. Дискуссии: Документы, комментарии, 1941-1945 / О.А. Ржешевский. М. : Наука, 2004. - 562 с.

9. Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны / Под ред. Ф.Л. Лоунхейма и др.- М.: Изд. центр «Терра», 1995. 798 с.

10. Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны: документы и материалы: в 2 т. / Редкол. Г.А. Арбатов и др. М. : Политиздат, 1984 : Т. 1. 510 е.; Т.2. - 575 с.

11. Советско-американские отношениях 1939-1945 / Под ред. Г.Н. Севостьянова. М. : МФД, 2004. 792 с.

12. Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945гг.: документы и материалы: в 2-х т. М. : Политиздат, 1983 : Т.1.-544 е.; Т.2.-496 с.

13. Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза / И.В. Сталин. М. : Госполитиздат, 1953. - 208 с.

14. Тегеран. Ялта. Потсдам: сб.документов / Сост. Ш.П. Санакоев, Б.Л. Цыбулевский. М. : Международные отношения, 1971. - 416 с.

15. Источники личного происхождения

16. Бассоу У. Иностранные журналисты в военной Москве / У. Бассоу // Международная жизнь. 2005. - № 6. - С. 60-71.

17. Бережков В.М. Как я стал переводчиком Сталина / В.М. Бережков. -М.: ДЭМ, 1993.-397 с.

18. Бережков В.М. Рядом со Сталиным / В.М. Бережков. М. : Вагри-ус, 1999.-477 с.

19. Бережков В.М. Страницы дипломатической истории / В.М. Бережков. М. : Международные отношения, 1984. - 612 с.

20. Бирюк B.C. За кулисами Ялтинской конференции. Операция «Аргонавт» / B.C. Бирюк. СПб.: Петро - Риф, 1995. - 82 с.

21. Блокадные дневники и документы. СПб. : Европейский дом, 2004.-512 с.21. «Бойцы вспоминают минувшие дни.» : Воспоминания о Великой Отечественной войне ветеранов Гостелерадио / Сост. М.М. Прицкер и др. -М. :Б.и., 1991.-198 с.

22. Бучин А.Н. 170000 километров с маршалом Жуковым: Беседы шофера полководца с историком Яковлевым Н.Н. / А.Н. Бучин. М. : Молодаягвардия, 1994.-238 с.

23. Василевский A.M. Дело всей жизни / A.M. Василевский. М. : Политиздат, 1976. - 607 с. 4

24. Великая Отечественная война в письмах / Сост. В.Г. Гришин. М. : Политиздат, 1982.-351 с.

25. Верт А. Россия в войне 1941-1945 / А. Верт. М. : Эксмо, 2003.735 с.

26. Виноградов И.П. Этого забыть нельзя: (Из фронтовых воспоминаний ветерана 28-й армии, прошедшего боевой путь от Астрахани на Волге до Магдебурга на Эльбе) / И.П. Виноградов. с. Никольское (Астраханская обл.), 2001.- 110 с.

27. Вспоминая войну: Советско-американский диалог / Сост. X. Кейс-сар, В. Познер. M.-Oxford: Новости; Univ. press, 1990. - 250 с.

28. Встреча на Эльбе = Yanks meet Reds: Воспоминания советских и американских участников Второй мировой войны / Ред.-сост. С.Красилыцик (СССР), М.Скотт (США). М. : Новости; Santa Barbara, Са: Капра-пресс, 1988.-214 с.

29. Вторая мировая война в воспоминаниях У. Черчилля, Ш. де Голля, К. Хэлла, У. Леги, Д. Эйзенхауэра / Сост. Е. Я. Трояновская. М. : Политиздат, 1990. - 558 с.

30. Де Голль Ш. Военные мемуары: Единство 1942 1944 / Ш. де Голль. - М. : ACT - Астрель, 2003. - 815 с.

31. Громыко А.А. Памятное: в 2 кн. / А.А. Громыко. М. : Политиздат, 1988 : Кн.1. - 478 е.; Кн. 2 - 413 с.

32. Дин Дж. Р. Странный союз / Дж. Р. Дин. М. : Олма-пресс, 2005.304 с.

33. Долматовский Е.А. Было. Записки поэта / Е.А. Долматовский. М. : Советский писатель, 1982. — 800 с.

34. Дорога на Смоленск; Американские писатели и журналисты о Великой Отечественной войне советского народа. М. .' Прогресс, 1985. - 470 с.

35. Ермоленко В.И. Военный дневник старшего сержанта / В.И. Ермоленко. Белгород : Отчий край, 2000. - 262 с.

36. Ефимов Б.Е. Десять десятилетий о том, что видел, пережил, запомнил / Б.Е. Ефимов. М. : Вагриус, 2000. - 636 с.

37. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления / Г.К. Жуков. М. : Изд-во Агентства печати «Новости», 1970. - 722 с.

38. Завьялов Н. От Москвы до Берлина: Воспоминания сафакулевцев о военных 1941 1945 годах / Н. Завьялов. - Б.м., 2001. - 171 с.

39. Записная книжка маршала Ф.И. Голикова. Советская военная миссия в Англии и США в 1941 году // Новая и новейшая история. 2004. - № 2. -С. 82-118.

40. Зорин Л.И. Особое задание / Л.И. Зорин. М. : Политиздат, 1987.174 с.

41. Из дневника и писем посла Великобритании в СССР в 1941-1942 гг. С.Криппса // Новая и новейшая история. 1991.- № 3. - С. 118-144.

42. Конев И.С. Записки командующего фронтом: 1943-1945 / И.С. Конев. М. : Наука, 1985. - 525 с.

43. Краминов Д.Ф. В орбите войны: Записки советского корреспондента за рубежом. 1939-1945 годы / Д.Ф. Краминов. М. : Советская Россия, 1986.- 400 с.

44. Кузнецов Н.Г. Накануне. Курсом к победе / Н.Г. Кузнецов. М. : Воениздат, 1991. — 732 с.

45. Майский И.М. Воспоминания советского посла. Война 1939 1943 / И.М. Майский. -М.: Наука, 1965. - 408 с.

46. Майский И.М. Избранная переписка с российскими корреспондентами: в 2 кн. / И.М: Майский. Кн. 2: 1936-1975. М. : Наука, 2005. - 644 с.

47. Марьямов Г.Б. Кремлевский цензор: Сталин смотрит кино / Г.Б. Марьямов. М.: «Киноцентр», 1992. - 128 с.

48. Москва военная, 1941-1945: Мемуары и архивные документы. М. : Мосгорархив, 1995. 744 с.

49. Ортенберг Д.И. Фронтовые дни и йочи: Воспоминания бывшего главного редактора газеты «Красная Звезда» / Д.И. Ортенберг. М. : Объед. ред. МВД России, 1997. - 285 с.

50. От солдата до генерала: Воспоминания о войне. М. : Изд-во МАИ, 2003. Т.1. 423 с.

51. Пальгунов Н.Г. Тридцать лет: Воспоминания журналиста и дипломата / Н.Г. Пальгунов. М. : Политиздат, 1964. - 351 с.

52. Письма с огненного рубежа (1941-1945) / Сост. В.Н. Кулепетов, И.М.Малышев. СПб. : Лениздат, 1992. 296 с.

53. Пчелинцев В.Н. Особая миссия / В.Н. Пчелинцев. М. : Молодая гвардия, 1991.-220 с.

54. Репина Т.А. К биографии военного поколения / Т.А. Репина. М. : Московские учебники и картолитография, 2004. - 386 с.

55. Рокоссовский К.К. Солдатский долг / К.К. Рокоссовский. М. : Ол-ма-пресс, 2002. - 477 с.

56. Рузвельт Э. Его глазами / Э. Рузвельт. М. : ACT - Астрель, 2003.284 с.

57. Своим оружием: Воспоминания советских писателей, артистов, композиторов и художников об участии в Великой Отечественной войне / Сост И.Г. Лупало. М.: Госполитиздат, 1961. - 407 с.

58. Симонов К.М. Разные дни войны. Дневник писателя: в 2 т. / К.М. Симонов. М. : Грифон М, 2005 : Т.1. 1941 год. - 528с.; Т.2. 1942 - 1945 годы. - 656 с.

59. Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф.И. Чуева. -М. : Изд. центр «Терра», 1991. 604 с.

60. Улановская Н.М., Улановская М.А. История одной семьи / Н.М. Улановская, М.А. Улановская. М.: Весть-ВИМО, 1994. - 426 с.

61. Цыганков Д.С., Цыганков В.Д. Отец: Дневник майора Красной Армии, 7 окт. 1941 г. 12 сент. 1945 г. / Д.С. Цыганков, В.Д. Цыганков. - М. : СИНТЕГ, 2000. - 91 с.

62. Черчилль У. Вторая мировая война: в 3 кн. / У. Черчилль. М. : Воениздат, 1991: Кн. 1. - 592 е.; Кн. 2. - 671 е.; Кн. 3. - 702 с.

63. Чуйков В.И. От Сталинграда до Берлина: Воспоминания / В.И. Чуйков. М. : Советская Россия, 1985. - 701 с.

64. Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидцев: в 2 т. / Р. Шервуд. М. : Изд-во иностранной литературы, 1958: Т. 1. - 679 е.; Т. 2.- 679 с.

65. И. Неопубликованные источники

66. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ).

67. Фонд 4459 «Телеграфное агентство Советского Союза при Совете Министров СССР (ТАСС). 1925-1992».

68. Фонд 5283 «Всесоюзное Общество культурных связей с заграницей (ВОКС). 1925-1957».

69. Фонд 6903 «Государственный комитет СССР по телевидению и радиовещанию (Гостелерадио СССР).1933-1991».

70. Фонд 8581 «Советское информационное бюро (Совинформбюро) при государственном комитете по культурным связям с зарубежными странами при Совете министров СССР. 1941-1961».

71. Фонд Главное управление по охране государственных тайн в печати при Совете министров СССР (Главлит). 1922-1991».

72. Российский государственный архив литературы и искусства (РГА1. ЛИ).

73. Фонд 600 «Редакция журнала «Крокодил»».

74. Фонд 618 «Редакция журнала «Знамя»».

75. Фонд 631 «Союз писателей СССР».

76. Фонд 1038 «Вишневский Всеволод Витальевич»,

77. Фонд 1204 «Эренбург Илья Григорьевич».

78. Фонд 1712 «Ставский Владимир Петрович».

79. Фонд 1822 «Ардов Виктор Ефимович».

80. Фонд 1847 «Адуев Николай Альфредович».

81. Фонд 2178 «Недогонов Алексей Иванович».

82. Фонд 2057 «Болтянский Григорий Моисеевич».

83. Фонд 2263 «Бобров Николай Николаевич». Фонд 2456 «Министерство Кинематографии СССР». Фонд 2693 «Михоэлс Соломон Михайлович». Фонд 2842 «Барянов Анатолий Андреевич».

84. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ).

85. Пермский государственный архив новейшей истории (ПермГАНИ). Фонд 1 «Пермский горком КПСС».

86. Фонд 105 «Пермский обком КПСС».

87. Фонд 200 «Коми-Пермяцкий окружком КПСС».

88. Фонд 6827 «Коллекция документов участников Великой Отечественной войны, 1942-1998 гг.».

89. Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО).

90. Фонд 288 «Челябинский обком ВКП(б)».

91. Центр документации общественных объединений Свердловской области (ЦДООСО).

92. Фонд 4 «Свердловский обком КПСС».1.I. Основная литература

93. Американская цивилизация как исторический феномен. Восприятие США в американской, западноевропейской и русской общественной мысли: сб. ст. / Отв. ред. Н.Н. Болховитинов. М. : Наука, 2001. - 493 с.

94. Афанасьев Ю.Н. Другая война: история и память / Ю.Н. Афанасьев // Война 1939-1945: Два подхода. М. : РГГУ, 1995. 4.1. - С. 6-18.

95. Баландин Р.К., Миронов С.С. Дипломатические поединки Сталина. От Пилсудского до Мао Цзедуна / Р.К. Баландин, С.С. Миронов. М. : «Вече», 2004. - 384 с.

96. Безыменский Л. Тайный фронт против второго фронта / Л. Безыменский. М.: Изд-во АПН, 1987. - 276 с.

97. Белецкий В.Н. Потсдам 1945. История и современность / В.Н. Белецкий. М. : Международные отношения, 1987. - 344 с.

98. Бессмертных А. Патриарх американской дипломатии (К 100-летию Дж. Кеннана) / А. Бессмертных // Международная жизнь. 2004. - № 4-5.- С. 119-130.

99. Борисов А.Ю. Дороги на Эльбу: Из истории советско-американских отношений в годы Великой Отечественной войны / А.Ю. Борисов. М. : Знание, 1981. - 64 с.

100. Борисов А.Ю. СССР и США. Союзники в годы войны 1941-1945. / А.Ю. Борисов. М.: Международные отношения, 1983. - 286 с.

101. Борисов А.Ю. Уроки второго фронта, или могла ли Европа разделить судьбу Хиросимы и Нагасаки? / А.Ю. Борисов. М. : Изд-во Агентства печати «Новости», 1989. - 120 с.

102. Британия и Россия : сб. ст. / Отв. ред. В. Г. Трухановский. М., 1997.-293 с.

103. Буржуазная историография второй мировой войны: Анализ современных тенденций. М. : Наука, 1985. - 424 с.

104. Великая Отечественная война (историография): сб. обзоров. М. : ИНИОН РАН, 1995. 200 с.

105. Великая Отечественная война. 1941-1945: Военно-исторические очерки: в 4 кн.- М. : Наука, 1998-1999. Кн. 4. - 368 с.

106. Война и общество. 1941-1945: в 2 кн. / Отв. ред. Г.Н. Севостья-нов.- М. : Наука, 2004: Кн. 1.-479 е.; Кн. 2.-410 с.

107. Волков Ф.Д. За кулисами Второй мировой войны / Ф.Д. Волков. -М. : Мысль, 1985.-304 с.

108. Волков Ф.Д. СССР-Англия. 1939-1945 гг. Англо-советские отношения накануне и в период Второй мировой войны / Ф.Д. Волков. М. : Международные отношения, 1964. - 559 с.

109. Волков Ф.Д. Тайное становится явным: Деятельность дипломатии и разведки западных держав в годы Второй мировой войны / Ф.Д. Волков. М. : Политиздат, 1989. - 366 с.

110. Волкогонов Д.А. Сталин: Политический портрет: в 2 кн. / Д.А. Волкогонов. М. : Изд-во Агентства печати «Новости», 1996 : Кн. 1. -620 е.; Кн. 2. - 699 с.

111. Восприятие США по обе стороны Атлантики: Материалы заседаний «круглого стола» Центра североамериканских исследований, апрель-май 1997 г. : сб. ст. М., 1997.-235 с.

112. Гачев Г.Д. Национальные образы Лира: курс лекций / Г.Д. Гачев. М. : Изд. центр «Академия», 1998. - 429 с.

113. Голубев А.В. «Ансамбль международной свистопляски»: Европа в советской политической карикатуре 20-30-х гг. / А.В. Голубев // Проблемы российской истории. Магнитогорск : МаГУ, 2003. Вып. II. - С. 472-498.

114. Голубев А.В. «Враги второй очереди»: Советское общество и образ союзника в годы Великой Отечественной войны / А.В. Голубев // Проблемы российской истории. Магнитогорск : МаГУ, 2005. Вып. V. - С. 320359.

115. Голубев А.В. «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен»: к вопросу о закрытии межвоенного советского общества / А.В. Голубев // Отечественная история. 2004. - № 4. - С. 32-54.

116. Голубев А.В. Дядя Сам в зубах у «Крокодила» / А.В. Голубев // Историк и художник. 2006. - № 2. - С. 63-76.

117. Голубев А.В. «Если мир обрушится на нашу Республику . »: Советское общество и внешняя угроза в 1920-1940-е гг. / А.В. Голубев. М. : Кучково поле, 2008. - 384 с.

118. Голубев А.В. Запад глазами советского общества (Основные тенденции формирования внешнеполитических стереотипов в 30-х годах) / А.В. Голубев //Отечественная история. 1996.- № 1.- С. 104-120.

119. Голубев А. В. «Мы ждали второго фронта»: Союзники глазами советского общества в годы Второй мировой войны / А.В. Голубев // Российская история. 2009. - № 6. - С.3-27.

120. Голубев А.В. «Наш ответ Чемберлену»: Советская политическая карикатура 1920-1930 годов / А.В. Голубев // Историк и художник. 2004. -№2.-С. 122-139.

121. Голубев А.В. Слухи как источник изучения внешнеполитическихстереотипов советского общества 1920-х годов / А.В. Голубев // Россия и мир глазами друг друга: история взаимовосприятия: Тез. докл. всерос. науч. конф. М. : ИРИ РАН, 2008. - С. 148-153.

122. Голубев А.В. Союзники в пропаганде и массовом сознании советского общества в годы войны / А.В. Голубев // Война 1941-1945 годов: современные подходы / Отв. ред. А.Н. Сахаров. М. : Наука, 2005. - С. 151172.

123. Голубев А.В. «Царь Китаю не верит .»: Союзники в представлении российского общества 1914-1945 гг. / А.В. Голубев // Россия и мир глазами друг друга: из истории взаимовосприятия. М., 2000. Вып. 1. - С. 317-355.

124. Гракина Э.И. Ученые фронту, 1941-1945 / Э.И. Гракина. - М. : Наука, 1989.-255 с.

125. Грушин Б.А. Массовое сознание: Опыт определения и проблемы исследования / Б.А. Грушин. М. : Политиздат, 1987. - 367 с.

126. Давидсон А.Б. Образ Британии в России XIX и XX столетий / А.Б. Давидсон // Новая и новейшая история. 2005. - № 5. - С. 51- 64.

127. Демидов С.В. Европейская политика и дипломатия Великобритании в 1933-1939 гг. / С.В. Демидов. Рязань : Рязан. гос. пед. ун-т, 2001. -220 с.

128. Дилигенский Г.Г. Некоторые проблемы психологии современного пролетариата (на примере Франции) / Г.Г. Дилигенский // История и психология: сб. статей / Под ред. Б.Ф. Поршнева и Л.И. Анциферовой. М. : Наука, 1971.- С. 242-276.

129. Дружба О.В. Великая Отечественная война в сознании советскогои постсоветского общества: динамика представлений об историческом прошлом / О.В. Дружба. Ростов н/Д : Изд-во РГУ, 2000. - 212 с.

130. Жуков С.И. Фронтовая печать в Ьэды Великой Отечественной войны / С.И. Жуков. М. : Изд-во МГУ, 1968. - 147 с.

131. Жуков Ю.Н. Сталин: тайны власти / Ю.Н. Жуков. М. : Вагриус, 2005.-718 с.

132. Замятин Д.Н. Геополитика образов и структурирование метапро-странства / Д.Н. Замятин // Полис. 2003. - № 1. - С. 82-101.

133. Земсков И.Н. Дипломатическая история второго фронта в Европе / И.Н. Земсков. М. : Политиздат, 1982. - 319 с.

134. Золотарев В.А. К предыстории создания Второго фронта / В.А. Золотарев // Военная мысль. 1992. - №7. - С. 71-76.

135. Золотарев В.А. Непримиримые союзники. Размышления о книге «Сталин и Черчилль» / В.А. Золотарев // Новая и новейшая история. 2005. -№2. - С. 122-131.

136. Золотарев В.А., Лавров С.Б. Второй фронт: сорок лет спустя / В.А. Золотарев, С.Б. Лавров. Душанбе : Донши, 1987. - 396 с.

137. Иванов Р.Ф. Дуайт Эйзенхауэр и советско-американские союзнические отношения в 1941-1945 гг. / Р.Ф. Иванов // США: экономика, политика, идеология. 1995. - № 5. - С. 15-20.

138. Иванов Р.Ф. Дуайт Эйзенхауэр: Человек, политик, полководец / Р.Ф. Иванов. М. : Полигран, 1998. - 415 с.

139. Иванов Р.Ф. Сталин и союзники. 1941-1945 годы / Р.Ф. Иванов. -М. : «Вече», 2005.-480 с.

140. Иванов Р.Ф. Эйзенхауэр. От солдата до президента / Р.Ф. Иванов. М. : «Вече», 2005. - 432 с.

141. Иванов Р.Ф., Петрова Н.К. 1941 год: Америка слышит эхо сражения за Москву / Р.Ф. Иванов, Н.К. Петрова // Международная жизнь. 1994. -№9.-С. 105-114.

142. Иванов Р.Ф., Петрова Н.К. И.В. Сталин и общественность США в период войны 1941-1945 гг. / Р.Ф. Иванов, Н.К. Петрова // Диалог. 1996. -№ 10.-С. 67-74.

143. Иванов Р.Ф., Петрова Н.К. Кто выступал в США за открытие второго фронта / Р.Ф. Иванов, Н.К. Петрова // Международная жизнь. 1994. - № 10. С. 114-123.

144. Иванов Р.Ф., Петрова Н.К. Общественно-политические силы СССР и США в годы войны: 1941-1945 / Р.Ф. Иванов, Н.К. Петрова. Воронеж : Изд-во Воронежского ун-та, 1995. — 384 с.

145. Исраэлян B.JL Антигитлеровская коалиция (1941-1945). Дипломатическое сотрудничество СССР, США и Англии в годы Второй мировой войны / B.JL Исраэлян. М. : Международные отношения, 1964. - 608 с.

146. Исраэлян B.JL Дипломатическая история Великой Отечественной войны (1941-1945) / B.JL Исраэлян. М. : Международные отношения, 1959.-367 с.

147. Историография Великой Отечественной войны: сб. ст. / Редкол. М.П. Ким и др.. М. : Наука, 1980. - 287 с.

148. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941— 1945: в 6 т. -М., 1960-1965: Т.1. 534 е.; Т.5.-658 е.; Т.6.-619 с.

149. История Второй мировой войны. 1939-1945: в 12 т. М., 19731982: Т. 2.-479 е.; Т. 6.-519 е.; Т.7.-551 е.; Т. 10.-543 е.; Т. 12.-495 с.

150. История коммунистического Интернационала 1919-1943: документальные очерки / Отв. ред. О.А. Чубарьян. М. : Наука, 2002. - 413 с.

151. Как маршал Теддер и генерал Брук «открывали» Второй фронт / Пуб. подгот. В.А. Лебедев // Военно-исторический журнал. 1994. - № 3. -С. 29-33.

152. Карпов В.В. Генералиссимус: в 2 кн. / В.В. Карпов. М. : «Вече», 2002: Кн. 1.-510 е.; Кн. 2. - 507 с.

153. Карпов В.В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в днивойны и мира / В.В. Карпов. М. : «Вече», 1999. - 633 с.

154. Киселев И.Ю. Образы государств в международных отношениях: механизм трансформации / И.Ю. Киселев // Пблис. 2003. - № 3. - С. 50-57.

155. Ковалев Б.Н. Нацистская оккупация и коллаборационизм в России / Б.Н. Ковалев. М. : ACT: Транзит-книга, 2004. - 488 с.

156. Коваль B.C. США во Второй мировой войне: некоторые проблемы внешней политики 1939-1941 гг. / B.C. Коваль. Киев : Наук, думка, 1976.-419 с.

157. Козлов Н.Д. Общественное сознание в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / Н. Д. Козлов. СПб. :ЛОИУУ, 1995.-140 с.

158. Кольковский В. Рузвельт против Сталина: победа США, поражение СССР / В. Кольковский. М. : ACT: Ермак, 2004. - 202 с.

159. Комков Г.Д. Идейно-политическая работа КПСС в 1941-1945 гг. / Г.Д. Комков. М. : Наука, 1965. - 440 с.

160. Комков Г.Д. Политическая пропаганда и агитация в годы тяжелых испытаний / Г.Д. Комков // Духовный потенциал советского народа в Великой Отечественной войне, 1941-1945 гг. М. : Ин-т истории СССР, 1990,- С. 36-61.

161. Кондакова Н.И. Духовная жизнь России и Великая Отечественная война 1941-1945 гг. / Н.И. Кондакова. М. : Луч: Фонд 900-летия Рязани, 1996.-202 с.

162. Кондакова Н.И., Майн В.Н. Интеллигенция в России 1941-1945 гг. / Н.И. Кондакова, В.Н. Майн. М. : Луч, 1995. - 249 с.

163. Кононыхин Н.М. Партийная и советская печать в период Великой Отечественной войны / Н.М. Кононыхин. М. : Изд-во ВПШ и АОН, 1960. -103 с.

164. Короленков А.В. СССР и его союзники по Второй мировой войне: два новых издания / А.В. Короленков // Отечественная история. 2007. -№2.-С. 158-168.

165. Коротков Г.И. Переломные сражения Великой Отечественной войны в оценках зарубежных государственных и военных деятелей / Г.И. Коротков // Новая и новейшая история. 2005. - № 2. - С. 41-49.

166. Кузнец Ю.Л. Вступление США во Вторую мировую войну / Ю.Л. Кузнец. М. : Соцэкгиз, 1962. - 290 с.

167. Кузнец Ю.Л. «Длинный прыжок» в никуда: Как был сорван заговор против «Большой тройки» в Тегеране 1943г. / Ю.Л. Кузнец. - М. : Финансы и статистика, 1996. - 253 с.

168. Кузнец Ю.Л. От Перл-Харбора до Потсдама. Очерки внешней политики США / Ю.Л. Кузнец. М. : Международные отношения, 1970. -351 с.

169. Кулиш В.М. Советская историография Великой Отечественной войны / В.М. Кулиш // Война 1939-1945: Два подхода.- М. : РГГУ, 1995. -4.1. С. 19-57.

170. Куманев Г.А. Подвиг и подлог: Страницы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. / Г.А.Куманев. М. : «Русское слово», 2000. - 384 с.

171. Куманев Г.А., Чузавков Л.М. СССР и Англия: Военно-экономическое сотрудничество в годы Второй мировой войны / Г.А. Куманев, Л.М. Чузавков // Новая и новейшая история. 1987. - № 2. - С. 26—40.

172. Ларионов В.В. Сокрушительное поражение фашизма в Европе / В.В. Ларионов // США: экономика, политика, идеология. 1995.- № 5. -С. 314.

173. Лебедев И.П. Еще раз о ленд-лизе / И.П. Лебедев // США: экономика, политика, идеология. 1990.- № 1. - С. 71-75.

174. Лебедев Н.И. «Балканский вариант» англо-американской стратегии в период Второй мировой войны / Н.И. Лебедев // Новая и новейшая история. 1959. - № 5. - С. 41-60.

175. Лебедева М.М. Мировая политика: учебник для вузов / М.М. Лебедева. М. : Аспект Пресс, 2004. - 351 с.

176. Лютов И.С., Носков A.M. Коалиционные взаимодействия союзников: По опыту Первой и Второй мировой войн / И.С. Лютов, A.M. Носков.- М. : Наука, 1988.-243 с.

177. Мальков В.Л. «Манхэттенский проект»: Разведка и дипломатия: Атомные секреты начала холодной войны / В.Л. Мальков. М. : Наука, 1995.- 269 с.

178. Мальков В.Л. Путь к имперству: Америка в первой половине XX века / В.Л. Мальков. М. : Наука, 2004. - 604 с.

179. Мальков В.Л. Франклин Рузвельт: Проблемы внутренней политики и дипломатии: Историко-документальные очерки / В.Л. Мальков. М.: Мысль, 1988.-350 с.

180. Марушкин Б.И., Яковлев Н.Н. Вопрос о взаимоотношениях СССР и США в период Второй мировой войны в американской буржуазной историографии / Б.И. Марушкин, Н.Н. Яковлев // Новая и новейшая история. -1957.-№3.-С. 147-166.

181. Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме / Р.А. Медведев. М. : Прогресс, 1990.-483 с.

182. Мельников Ю.М. США и европейский политический кризис 1939 г. / Ю.М. Мельников // Новая и новейшая история. 1959. - № 3. - С. 88108.

183. Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина: Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941 (Документы, факты, суждения) / М.И. Мельтюхов. М.: «Вече», 2002. - 543 с.

184. Мир глазами россиян: мифы и внешняя политика / Под ред. В.А.Колосова. М.: Институт фонда «Общественное мнение», 2003. - 304 с.

185. Мировые войны XX века: в 4 кн. Кн. 3. Вторая мировая война: истор. очерк / Отв. ред. Е.Н.Кульков.- М. : Наука, 2002. 597 с.

186. Мифы и мифология в современной России / Под ред. К. Аймер-махера, Ф. Бомсдорфа, Г. Бордюгова. М. : Фонд Фридриха Науманна, АИ-PO-XXI, 2003. - 192 с.

187. Могильницкий Б.Г. Методология истории в системе университетского образования / Б.Г. Могильницкий // Новая и новейшая история.-2003.- №6.- С. 3-17.

188. Морозов В. «Оверлорд» и «Багратион» на весах истории / В. Морозов // Ветеран войны.- 1994.- № 3. С. 7-11.

189. Мягков М.Ю. Проблема послевоенного устройства Европы в американо-советских отношениях 1941-1945 / М.Ю. Мягков. М. : ИВИ РАН, 2006. - 275 с.

190. Наджафов Д.Г. К вопросу о генезисе холодной войны / Д.Г. Наджафов // Сталин. Сталинизм. Советское общество: сб. статей. М., 2000. - С. 156-194.

191. Наджафов Д.Г. Нейтралитет США, 1935-1941 / Д.Г. Наджафов. -М. : Наука, 1990.-215 с.

192. Невежин В.А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии «священных боев», 1939-1941 гг. / В.А. Невежин. М. : АИРО-ХХ, 1997.-287 с.

193. Невежин В.А. Триумф победителей: прием в Кремле командующих войсками Красной Армии (24 мая 1945 г.) / В.А. Невежин // Проблемы российской истории. Магнитогорск: МаГУ, 2005. - Вып. V. - С. 416-455.

194. Новоселов Б.Н. Второй фронт: полемические заметки / Б.Н. Новоселов // Новая и новейшая история. 1989. - № 6. - С. 121-124.

195. Олынтынский Л.И. Разгром фашизма. СССР и англоамериканские союзники во Второй мировой войне (политика и военная стратегия: факты, выводы, уроки истории) / Л.И. Олынтынский. М. : ЧТРК, 2005. - 344 с.

196. Орлов А.С. Дьепский рейд в 1942 г. и проблема Второго фронта / А.С. Орлов // Новая и новейшая история. 1987. - № 3. - С. 163-170.

197. Орлов А.С., Кожанов В.П. Ленд-лиз: Взгляд через полвека / А.С.Орлов, В.П. Кожанов // Новая и новейшая история. 1994.- № 3.- С. 176-194.

198. Орлов А.С. Союз ради общей победы: (Создание антигитлеровской коалиции) / А.С. Орлов. М. : Знание, 1990. - 62 с.

199. Паперно А.Х. Ленд-лиз. Тихий океан / А.Х. Паперно. М. : Терра -Кн. Клуб, 1998.-367 с.

200. Паперно А.Х. О ленд-лизе и тихоокеанской транспортной эпопее / А.Х. Паперно // Отечественная история. 1997.- № 2,- С. 107-127.

201. Пернавский Г. Нормандия, день первый / Г. Пернавский // Новое время. 2004. - № 25. - С.24 -27.

202. Петров П.С. Фактическая сторона помощи по ленд-лизу / П.С. Петров // Военно-исторический журнал. 1990. - № 6. - С. 34-40.

203. Петрова Н.К. Антифашистские комитеты в СССР: 1941-1945 гг. / Н.К. Петрова. М. : ИРИ РАН, 1999. - 338 с.

204. Печатнов В.О. Московское посольство Аверелла Гарримана (1943-1946 гг.) / В.О. Печатнов // Новая и новейшая история. 2002.- № 3. -С. 180-204.

205. Печатнов В.О. От союза к холодной войне: Советско-американские отношения в 1945-1947 гг. / В.О. Печатнов. - М. : МГИМО-ун-т , 2006. - 182 с.

206. Платонов Н.А. Деятельность Коммунистической партии и Советского правительства по созданию и укреплению антигитлеровской коалиции в период Великой Отечественной войны / ^Н.А. Платонов // Военно-исторический журнал.- 1987. № 9.- С. 57- 62.

207. Плешаков К.В. Сталин и Америка / К.В. Плешаков // США: экономика, политика, идеология. 1989. - № 12. - С. 52-61.

208. Поздеева JI.B. Англия и закон о ленд-лизе 1941 г. / JI.B. Поздеева // Новая и новейшая история. 1961.- № 4. - С. 46-60.

209. Поздеева JI.B. Англо-американские отношения в годы Второй мировой войны. 1941-1945 / JI.B. Поздеева. М. : Наука, 1969. - 552 с.

210. Поздеева JI.B. Лондон-Москва: Британское общественное мнение и СССР, 1939-1945. М. : ИВИ РАН, 1999. - 305 с.

211. Позняков В.В. Советско-американские отношения и общественное мнение в Соединенных Штатах (дек. 1941 г.-окт. 1943 г.) / В.В. Позняков // Американский ежегодник, 1989. — М., 1990. С. 9 -29.

212. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история / Б.Ф. Поршнев. М. : Наука, 1966.-213 с.

213. Проблемы буржуазной историографии Второй мировой войны. К критике методологических и историографических аспектов новейшей литературы США, Англии, ФРГ, Франции: сб.статей / Под ред. А.Н. Мерца-лова Ярославль : Ярославский гос. ун-т, 1975. - 151 с.

214. Радзинский Э.С. Сталин / Э.С. Радзинский. М. : Вагриус, 2000.637 с.

215. Ржешевский О.А. История Второго фронта: война и дипломатия / О.А. Ржешевский. М. : Знание, 1988. - 63 с.

216. Ржешевский О.А. Визит Идена в Москву в декабре 1941 г. Переговоры с И.В. Сталиным и В.М. Молотовым: (Из архива Президента РФ) / О.А. Ржешевский // Новая и новейшая история. 1994. - № 2. - С. 85-102; № 3. С. 100-123.

217. Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества первой половины XX века / Под ред. А.В. Голубева. М. : ИРИ РАН, 1998. - 334 с.

218. Рябов О.В. Конструируя американского Врага: «Свои» и «Чужие» в тендерном дискурсе советской пропаганды периода «холодной войны» (1945-1963) / О.В. Рябов // http: www. Kcnnan. ru/ index. Php/ corporate/ layout/ set/print/conteiit/view/full/560.

219. Савушкин Jl.M. Идеология советского тыла: проблемы и противоречия, 1941-1945 гг. Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1990. - 191 с.

220. Сараджан Г.С. Характер и объем поставок по ленд-лизу из США в СССР / Г.С. Сараджан // Вторая мировая война и мир в XX веке: Материалы регион, конф. Владивосток, 2001. - С. 69 -76.

221. Сахаров А.Н. Война и советская дипломатия: 1939-1945 гг. / А.Н. Сахаров // Вопросы истории. 1995. - № 7. - С. 26-45.

222. Севостьянов Г.Н. Тегеранская конференция: (Проблемы войны и мира) / Г.Н. Севостьянов // Всемирная история и Восток: сб. ст. / Отв. ред. Б.Б. Пиотровский. М. : Наука, 1989. - С. 154-171.

223. Секистов В.А., Короткое Г.И. Устами американцев / В.А. Секи-стов, Г.И. Коротков. М. : Воениздат, 1978. - 183 с.

224. Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии. 1939-1941 / М.И. Семиряга. М. : Высшая школа, 1992. - 303 с.

225. Сенявская Е.С. Историко-психологические аспекты изучения Великой Отечественной войны и патриотические традиции России / Е.С. Сенявская // Война 1941-1945 годов: современные подходы. М. : Наука, 2005.1. С. 339-350.

226. Сенявская Е.С. Источниковедение военно-исторической антропологии и психологии (на примере Великой Отечественной войны) / Е.С. Сенявская // Проблемы российской истории. -Магнитогорск : МаГУ, 2003. Вып. II. С. 3-28.

227. Сенявская Е.С. «Образ врага» в сознании участников Первой мировой войны / Е.С. Сенявская // Россия и Европа в XIX-XX веках: Проблемы взаимовосприятия народов, социумов, культур: сб. науч. трудов / Отв. ред. Голубев А.В. М. : ИРИ РАН, 1996. - С. 75-85.

228. Сенявская Е.С. Образ Германии и немцев в годы Второй мировой войны глазами советских солдат и офицеров / Е.С. Сенявская // Военно-исторический архив. 2000. - Вып. 13.- С. 1-58.

229. Сенявская Е.С. Поколение победителей: социальный и социально-психологический феномен / Е.С. Сенявская // Проблемы российской истории. Магнитогорск : МаГУ, 2005. Вып. V. - С. 386-415.

230. Сенявская Е.С. Проблема «свой» «чужой» в условиях войны и типология образа врага / Е.С. Сенявская // «Наши» и «Чужие» в российском историческом сознании: Между нар. науч. конф., 24-25 мая 2001 г. - СПб. : Нестор, 2001.-С. 52-54.

231. Сенявская Е.С. Противники России в войнах XX века: Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества / Е.С. Сенявская. М. : РОС-СПЭН, 2006. - 288 с.

232. Сенявская Е.С. Психология войны в XX веке: Исторический опыт России / Е.С. Сенявская. М. : РОССПЭН, 1999. - 382 с.

233. Сенявская Е.С. 1941-1945: Фронтовое поколение. Историко-психологическое исследование / Е.С. Сенявская. М. : ИРИ РАН, 1995. - 218 с.

234. Сенявский А.С., Сенявская Е.С. Историческая память о войнах XX века как область идейно-политического и психологического противостояния / А.С. Сенявский, Е.С. Сенявская // Отечественная история. 2007. -№2.- С. 139-151; №3. С. 107-121.

235. Сизоненко А. К.А. Уманский: дипломатическая деятельность в США / А. Сизоненко // США-Канада. Экономика, политика, культура. 2001. -№ 10.- С. 86-97.

236. Сиполс В.Я. Великая победа и дипломатия, 1941-1945 / В.Я. Сиполс. М. : ТОО «Новина», 2000. - 382 с.

237. Сиполс В.Я. Миссия Криппса в 1940 г. Беседа со Сталиным / В.Я. Сиполс // Новая и новейшая история. 1992.- № 5. - С. 23-40.

238. Системная история международных отношений. 1918-2000: в 4 т. М. : Московский рабочий, 2000. - Т. 1. - 516 с.

239. Современная буржуазная историография Второй мировой войны: реф. сб./ Ред. совет А.И. Челышев и др. М. : ИНИОН АН СССР, 1984.225 с.

240. Современная зарубежная немарксистская историография: Критический анализ: сб. ст. / Отв. ред. В.Л. Мальков М. : Наука, 1989. - 506 с.

241. Соколов Б.В. Вторая мировая: факты и версии / Б.В. Соколов. -М. : ACT ПРЕСС КНИГА, 2005. - 432 с.

242. Соколов В.В. Посол СССР Ф.Т. Гусев в Лондоне в 1943-1946 годах / В.В. Соколов // Новая и новейшая история. 2005. - № 4. - С. 102-128.

243. Соловьев Б.Г., Суходеев В.В. Полководец Сталин / Б.Г. Соловьев,

244. B.В. Суходеев. М. : Алгоритм - кн. - Эксмо - пресс, 2001. - 317 с.

245. Союзники в войне, 1941-1945 гг. / Отв. ред. А.О. Чубарьян, У.Ф. Кимболл, Д. Рейнольде. М. : Наука, 1995. - 451 с.

246. Спар У., Яковлев Н.Н. Полководец Г.К. Жуков: взлет и падение. К 100-летию со дня рождения / У. Спар, Н.Н. Яковлев. М : Просвещение, 1996.-541 с.

247. Сталин. Рузвельт. Черчилль. Де Голль. Полит, портреты / Сост., предисл. и пер. В Велесько. Минск : Беларусь, 1991. - 366 с.

248. Степанов А.С. Военные планы и оборонная промышленность СССР накануне и в начале Второй мировой войны: британский фактор / А.С. Степанов // Отечественная история. 2006. - № 3. - С. 33-40.

249. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология / Т.Г. Стефаненко. М. : Аспект Пресс, 2004. - 367 с.

250. Супруи М.Н. Ленд-лиз и северные конвои, 1941-1945 гг. / М.Н. Супрун. М. : Андреевский флаг, 1997. - 363 с.

251. Супрун М.Н. Продовольственные поставки по ленд-лизу в годы Великой Отечественной войны / М.Н. Супрун // Отечественная история. -1996.- №3.-С. 46-54.

252. Тегеран: 50 лет спустя // Международная жизнь. 1994. - № 3.1. C. 99-116.

253. Тегеран-43. Дискуссия // Международная жизнь, 2004. - № 2.1. С. 111-131.

254. Титков А.Э. Союзники-соперники (к истории антигитлеровского союза СССР с США и Великобританией в 1941^1945 гг.) / А.Э. Титков // Советская внешняя политика, 1917-1945 гг. Поиски новых подходов. М. : Международные отношения, 1992.- С. 288-346.

255. Токарев В.А. Пьеса «Фронт» и генеральский афронт: драматургический комментарий к сталинским кадровым решениям / В.А. Токарев // Проблемы российской истории. Магнитогорск : МаГУ, 2005. Вып. V. - С. 263 -320.

256. Топорков A.J1. Миф: традиция и психология восприятия / A.J1. Топорков // Мифы и мифология в современной России / Под ред. К.Аймермахера, Ф.Бомсдорфа, Г.Бордюгова. М. : Фонд Фридриха Науман-на, АИРО - XX, 2003.- С. 36-57.

257. Три маршала победы: По материалам науч. конф., посвящ. 100-летиям маршалов СССР Г.К. Жукова, A.M. Василевского, К.К.Рокоссовского / Под общ. ред. В.Г. Куликова М. : ПРИ РАН, 1999. - 346 с.

258. Трухановский В.Г. Антони Идеи / В.Г. Трухановский. М. : Международные отношения, 1983. - 416 с.

259. Трухановский В.Г. Внешняя политика Англии в период Второй мировой войны (1939-1945 гг.) / В.Г. Трухановский. М. : Наука, 1965. - 638 с.

260. Трухановский В.Г. Уинстон Черчилль / В.Г. Трухановский. М. : Международные отношения, 1982. - 462 с.

261. Ундасынов И.Н. Из истории второго фронта (декабрь 1941 г-июль 1942 г.) / И.Н. Ундасынов // Новая и новейшая история. 1964. - № 3. -С. 64-78.

262. Ундасынов И.Н. Рузвельт, Черчилль и второй фронт / И.Н. Ундасынов. М. : Наука, 1965. — 136 с.

263. Уткин А.И. Вторая мировая война / А.И. Уткин. М. : «Алгоритм», 2002.-861 с.

264. Уткин А.И. Дипломатия Франклина Рузвельта / А.И. Уткин. -Свердловск : Изд-во Уральского ун-та, 1990. 554 с.

265. Уткин А.И. Рузвельт / А.И. Уткин.- М. : Логос, 2000. 541 с.

266. Уткин А.И. Черчилль: победитель двух войн / А.И. Уткин. -Смоленск : Русич, 1999. 654 с.

267. Фалин В.М. Второй фронт. Антигитлеровская коалиция: конфликт интересов / В.М. Фалин. М. : Центрполиграф, 2000,- 572 с.

268. Фролова Н.С. «Сумасшедший дом и его обитатели» политическая система в США в оценке советских обозревателей 1930-х гг. / Н.С. Фролова // Проблемы российской истории. - Магнитогорск : МаГУ, 2003. Вып. II.- С. 369-391.

269. Харитонова Е.В. Африканцы в России / Е.В. Харитонова // Восток. 2003. - № 6. - С. 55-67.

270. Чернова Н.В. Социальный и индивидуальный политический имидж И.В. Сталина / Н.В. Чернова // Проблемы российской истории. Магнитогорск : МаГУ, 2003. Вып. II. - С. 333-358.

271. Шкуратов В.А. Историческая психология / В.А. Шкуратов. М. : Смысл, 1997. - 505 с.

272. Штолер М.А. Американское военное планирование и СССР, 1943-1944 / М.А. Штолер // Новая и новейшая история. 1987. - № 6. - С. 5469.

273. Штолер М.А. Второй фронт в стратегии и дипломатии союзников: август 1942-октябрь 1943 г. / М.А. Штолер // Новая и новейшая история.- 1988. -№ 5. -С. 58-76.

274. Юнгблюд В.Т. Государственный секретарь США К. Хэлл и политика доброго соседа (1933-1941 гг.) / В.Т. Юнгблюд // Исторические и историографические проблемы американской и английской буржуазной дипломатии. -Томск, 1991.- С. 44-55.

275. Юрьев А. Второй фронт: планы и реальность / А. Юрьев // Советское военное обозрение. 1989. - № 5. - С. 50-52.

276. Юрьев А. Тегеран: 45 лет назад / А. Юрьев //Советское военное обозрение. 1988. - № 11. - С. 42 -44.

277. Язькова А.А. Восточная Европа в политике СССР и США (19441945 гг.) / А.А. Язькова // Новая и новейшая история. 1991. - № 3. - С. 68 -76.

278. Яковлев Н.Н. США и Англия во Второй мировой войне / Н.Н. Яковлев. М. : Учпедгиз, 1961.-271 с.

279. Яковлев Н.Н. Франклин Рузвельт: человек и политик. Новое прочтение / Н.Н. Яковлев. М. : Международные отношения, 1981. - 414 с.1.. Диссертации и авторефераты

280. Башимов М.С. Становление антигитлеровской коалиции и советско-американские отношения в период с 22 июня 1941 г. по 1 декабря 1943 г.: Дис. . канд. ист. наук / М.С. Башимов. М., 1995. -201 с.

281. Беляев А.Б. Военно-экономическое сотрудничество СССР с США и Великобританией в годы Великой Отечественной войны (На материалах Мурманской обасти): Дис. . канд. ист. наук / А.Б. Беляев. М., 1992. - 177 с.

282. Бережков В.М. Дипломатическая борьба Советского Союза в годы Второй мировой войны и советско-американские переговоры о послевоенном устройстве: Доклад по совокупности работ, представленных к защите . канд. ист. наук / В.М. Бережков. М.,1973. - 57 с.

283. Борисов А.Ю. Отношения СССР США в период Второй мировой войны - опыт сотрудничества государств с различным социально-экономическим строем: Дис. . д-ра ист. наук / А.Ю. Борисов. - М., 1985. -421 с.

284. Брагин С.П. Методология оценки роли Советского Союза во Второй мировой войне: Автореф. дис. . канд. ист. наук / С.П. Брагин. М.,1972.-23 с.

285. Волоковых Н.П. Общественное сознание граждан СССР на оккупированной территории Северо-Запада РФ в 1*оды Великой Отечественной войны: Дис. . канд. ист. наук / Н.П. Волоковых. СПб, 2002. - 239 с.

286. Ефремкин A.M. Англо-советские отношения в 1939-1941 гг.: Автореф. дис. . канд. ист. наук / A.M. Ефремкин. Пенза, 1998. - 27 с.

287. Зайкин А.Н. Англо-советские отношения в начале Великой Отечественной войны (22 июня 1941 г.-26 мая 1942 г.): Дис. . канд. ист. наук / А.Н. Зайкин. М., 1953. - 501 л.

288. Иванова B.C. Американо-советские отношения от Ялты до Потсдама: Дис. . канд. ист. наук / B.C. Иванова. СПб., 1992. - 194 с.

289. Кожаев Ю.П. Внешняя политика советского государства (1939— 1941 гг.): Дис. . д-ра ист. наук / Ю.П. Кожаев. М.,2001. - 440 с.

290. Козлов Н.Д. Моральный потенциал народа и массовое общественное сознание в годы Великой Отечественной войны: Автореф. дис. . д-ра ист. наук / Н.Д. Козлов. СПб., 1997. - 41 с.

291. Кудряшов С.В. Великая Отечественная война в новейших трудах английских и американских историков: Автореф. дис. на . канд. ист. наук / С.В. Кудряшов. М., 1996. - 30 с.

292. Лаптев А.Н. Союзнические отношения в годы Великой Отечественной войны и проблема ленд-лиза: Дис. . канд. ист. наук / А.Н. Лаптев. -М., 2004.- 182 с.

293. Лончинская Л.Я. Массовое сознание населения уральских областей в годы Великой Отечественной войны (Исторический аспект): Дис. . канд. ист. наук / Л.Я. Лончинская. Челябинск, 2002. - 337 с.

294. Лымарев А.Н. Периодическая печать Южного Урала накануне и в годы Великой Отечественной войны, 1939-1945 гг.: Дис. . канд. ист. наук / А.Н. Лымарев. Челябинск, 2002. - 251 с.

295. Ломовцев А.И. Средства массовой информации и их воздействиена массовое сознание в годы Великой Отечественной войны (На материалах Пензенской области): Дис. . канд. ист. наук / А.И. Ломовцев. Пенза, 2002. - 200 с. *

296. Малышев А.В. Средства массовой информации Юга России в годы Великой Отечественной войны (На материалах Дона, Кубани, Ставрополья): Дис. . канд. ист. наук / А.В. Малышев. Ростов н/Д, 2001. - 189 с.

297. Мелехов А.С. Роль общественности СССР и США в укреплении двустороннего сотрудничества в годы Великий Отечественной войны, 19411945 гг.: Дис. . канд. ист. наук / А.С. Мелехов. Воронеж, 1999. - 264 с.

298. Михайлова Е.Е. Проблема «баланса сил» и место СССР во внешнеполитической стратегии Великобритании в Европе : 1937-1941 гг.: Авто-реф. дис. . канд. ист. наук / Е.Е. Михайлова. Н.Новгород, 2003.- 22 с.

299. Мыцык Л.Н. Общественно-политические, научные и культурные связи СССР и Великобритании в годы Великой Отечественной войны, 1941— 1945 гг.: Дис. . канд. ист. наук/ Л.Н. Мыцык. М., 1992. -268 с.

300. Невежин В.А. Культурные связи СССР с Великобританией и США в рамках антигитлеровской коалиции: Автореф. дис. . канд. ист. наук / В.А. Невежин. М., 1990. - 24 с.

301. Никифоров Ю.А. Дискуссионные проблемы предыстории Великой Отечественной войны в новейшей отечественной историографии: Автореф. дис. . канд. ист. наук / Ю.А. Никифоров. М., 2000. - 29 с.

302. Потапов С.А. Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт во Второй мировой войне: эволюция стратегического мышления и планирования вооруженной борьбы: Дис. . канд. ист. наук / С.А. Потапов. Екатеринбург, 2002.-271 с.

303. Пономарев С.С. Антифашистский комитет советской молодежи. 1941 1947 гг.: Дис. . канд. ист. наук/ С.С. Пономарев. - М., 1996. - 142 с.

304. Ржешевский О.А. Война и история. Буржуазная историография США о Второй мировой войне: Автореф. дис. . канд. ист. наук / О.А. Ржешевский. М., 1977. - 60 с.

305. Сигачев Ю.В. Новые источники по истории Великой Отечественной войны: публикация и анализ: Автореф. дйс. . канд. ист. наук / Ю.В. Сигачев. М., 1997.-40 с.

306. Соболев Н.И. Роль печати в идеологической работе партии в тылу врага в годы Великой Отечественной войны (1941-1943 гг.): На материалах Брянской, Курской, и Орловской областей. Автореф. дис. . канд. ист. наук / Н.И. Соболев. М., 1964.

307. Титков А.Э. СССР, США и Великобритания и проблема послевоенного устройства Германии, 1941-1945: Автореф. дис. . канд. ист. наук / А.Э. Титков. М., 1989. - 21 с.

308. Фролова Н.С. Америка и американцы в восприятии советского общества в 1920-1930-е гг.: Дис. . канд. ист. наук / Н.С. Фролова. Челябинск, 2001.-236 с.

309. Цыкалов Д.Е. Проблема «Россия и Запад» в отечественной публицистике периода Первой мировой войны (июль 1914 февраль 1917 гг.): Дис. . канд. ист. наук/ Д.Е. Цыкалов. - Волгоград, 2003. - 216 с.

310. Широкорад И.Н. Центральная периодическая печать СССР в годы Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг.: Дис. . д-ра ист. наук / И.И. Широкорад. М., 2002. - 363 с.

311. Якушевский А.С. Западная историография Великой Отечественной войны Советского Союза: этапы и основные концепции (1941-1991): Дис. в виде науч. доклада . д-ра ист. наук / А.С. Якушевский. М., 1997. -58 с.1. V. Зарубежная литература

312. Александер Ч.С. «Дядя Джо»: образы Сталина в период наивысшего развития антигитлеровской коалиции / Ч.С. Александер // Американский ежегодник, 1989. М., 1990. - С. 30-42.

313. Амброз С. Эйзенхауэр. Солдат и президент / С. Амброз. М. :1. Книга, 1993.-560 с.

314. Бедарида Ф. Черчилль / Ф. Бедарида. М. : Молодая гвардия, 2003.-457 с.

315. Боратынский С. Дипломатия периода Второй мировой войны. Международные конференции 1941-1945 гг. / С. Боратынский. М. : Изд-во иностранной литературы, 1959. - 356 с.

316. Боффа Дж. История Советского Союза: в 2 т. / Дж. Боффа. М. : Международные отношения, 1994. Т. 2. От Отечественной войны до положения второй мировой державы. - 631 с.

317. Верт Н. История Советского государства, 1900-1991: учеб. пособие / Н. Верт. М. : ИНФРА - М: Весь мир, 2000. - 543 с.

318. Говард М. Большая стратегия: Август 1942-сентябрь 1943 / М. Говард. М. : Воениздат, 1980. - 464 с.

319. Городецкий Г. Черчилль и Советский Союз после 22 июня 1941 г. / Г. Городецкий // Новая и новейшая история. М., 1990 (2). - № 6. - С. 6178.

320. Данн Д. Между Рузвельтом и Сталиным. Американские послы в Москве / Д. Данн. М. : «Три квадрата», 2004. - 472 с.

321. Ди Нольфо Э. История международных отношений. 1918-1999: в 2 т. / Э. Ди Нольфо. М. : Логос, 2003. - Т. 1. - 589 с.

322. Дилкс Д. Черчилль, Иден и Сталин: штрихи к политическим портретам / Д. Дилкс // Новая и новейшая история. 2005. - № 1. - С. 143— 151.

323. Кимболл У.Ф. Франклин Рузвельт главнокомандующий. 19411945 гг. / У.Ф. Кимболл // Новая и новейшая история. - 1993. - № 1. - С. 114130.

324. Кип Дж., Литвин А. Эпоха Иосифа Сталина в России. Современная историография / Дж. Кип, А. Литвин. М.: РОССПЭН, 2009. - 327 с.

325. Лиддел Гарт Б. Вторая мировая война / Б. Лиддел Гарт. М. :1. Воениздат, 1976. 679 с.

326. Маетны В. Путь России к холодной войне: Дипломатия, войны и политика страны коммунизма, 1941-1945 / В. Маетны. М. : Прогресс, 1980. -314 с.

327. Нойманн И. Использование «Другого»: Образы Востока в формировании европейских идентичностей / И. Нойманн. М. : Новое изд-во, 2004. - 335 с.

328. Овери Р., Уиткрофт Э. Дорога к войне / Р. Овери, Э. Уиткрофт. -М. :ИНИОН, 1991.-31 с.

329. Ранкур-Лаферриер Д. Психика Сталина: Психоаналитические исследования / Д. Ранкур-Лаферриер. М. : Весь мир; ТОО «Прогресс - акад» 1996.-238 с.

330. Рейнольде Д. Черчилль и «решение» Англии продолжать войну в 1940 г.: правильная политика, ложные причины / Д. Рейнольде // Вопросы истории. 1990. - № 9. - С. 29-48.

331. Уилсон Т. Во имя интересов Америки: предоставление Советскому Союзу помощи по ленд-лизу / Т. Уилсон // Американский ежегодник, 1988.-М., 1988.-С. 146-163.

332. Фейс Г. Черчилль. Рузвельт. Сталин: Война, которую они вели, и мир, которого они добились / Г. Фейс. М. : Центрполиграф, 2003. - 590 с.

333. Фоглесонг Д.С. Американские надежды на преобразование России во Второй мировой войне / Д.С. Фоглесонг // Новая и новейшая история. -2003.- № 1.- С. 80-104.

334. Хастингс М. Операция «Оверлорд»: Как был открыт второй фронт / М. Хастингс. М. : Прогресс, 1989. - 470 с.

335. Хёслер И. Что значит «проработка прошлого»? Об историографии Великой Отечественной войны в СССР и России / И. Хёслер // Память о войне 60 лет спустя: Россия, Германия, Европа. М. : Новое литературное обозрение, 2005. - С. 156-169.

336. Хоскинг Дж. История Советского Союза, 1917-1991 гг. / Дж. Хоскинг. М.: Вагриус, 1994. - 510 с.

337. Эдельмаи Дж. Р. Прелюдия холодной войны: к истории советско-американских отношений / Дж. Р. Эдельман // Вопросы истории. 1991. - № 6.-С. 16-25.

338. Эрман Дж. Большая стратегия: Октябрь 1944 август 1945 / Дж. Эрман. - М. : Изд-во иностранной литературы, 1958. - 404 с.

339. Якобсен Х.-А. Вторая мировая война: некоторые итоги / Х.-А. Якобсен // Вопросы истории. 1995. - № 7. - С. 78-90.

340. Clemens D.S. Yalta / D.S. Clemens. New York : Oxford univ. press, 1970.-356 p.

341. Dawson R.H. The desision to aid Russia, 1941: Foreign policy and domestic politics / R. H. Dawson. Chapel Hil 1: The Univ. of North Carolina, cop., 1959.-315 p.

342. Fisher L. The road to Yalta: Soviet foreign relation, 1941-1945/ L. Fisher. New York : Harper and Row cop., 1972. - 238 p.

343. Gilles A. The secrets of the service: British intelligence at communist subversion, 1939-1951 / A. Giless. London : Cape, 1987. - 447 p.

344. Lucas R.C. Eagles East: The army air forces and the Soviet Union, 1941-1945 / R.C. Lukas. Tallahassee : Florida state univ. press, 1970. - 256 p.

345. Reynolds D. The creation of Anglo-American alliance 1937-1941: A study in competitive cooperation / D. Reynolds. London : Europa, 1981. - 397 p.

346. Winn G. "P.Q. 17": A story of ship: New prefix Reprint / G. Winn. -London : Arrow books, 1963. 256 p.

347. VI. Публицистика и художественная литература

348. Величие подвига советского народа: Зарубежные отклики и высказывания 1941-1945 гг. о Великой Отечественной войне: сб. ст. / Сост. А.И. Бабин и др. М.: Международные отношения, 1985. - 383 с.

349. Вишневский В.В. Собрание сочинений: в 5 т. / В.В. Вишневский.- М. : Гослитиздат, 1954-1960: Т.2. 852 е.; Т.З. - 770 е.; Т.5. - 623 с.

350. Корнейчук А. В. Фронт / А. Корнейчук // Правда. 1942. - 23-27 авг. х

351. Мержанов М. И. Так это было (Последние дни фашистского Берлина) / М.И. Мержанов. М. : Политиздат, 1983. - 256 с.

352. Ортенберг Д.И. Год 1942: Рассказ-хроника / Д.И. Ортенберг. М. : Политиздат, 1988. - 460 с.

353. Песков В.М. Война и люди / В.М. Песков. М. : Молодая гвардия, .1979. - 190 с.

354. Публицистика периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет / Сост. Ю.Н. Афанасьева. М. : Советская Россия, 1985. -478 с.

355. Симонов К.М. Дни и ночи / К.М.Симонов // Собрание сочинений: в 6 т. М. : Изд-во «Художественная литература», 1967. - Т. 2. - С. 7— 259,

356. Советские писатели об Англии. JI. : Лениздат, 1984. - 560 с.

357. Чаковский А. Б. Неоконченный портрет ( О Ф.Д. Рузвельте) / А.Б. Чаковский. М.: Прогресс, 1988. - 258 с.

358. VII. Справочная литература357. 50/50. Опыт словаря нового мышления / Под общ. ред. М. Ферро и Ю. Афанасьева. М. : «Прогресс-Пайо», 1989. - 560 с.

359. Геополитика. Популярная энциклопедия / Авт.-сост. В. Баришполец, Д. Баришполец, В. Манилов.- М. : «Терра», 2002.- 624 с.

360. Краткая российская энциклопедия: в 3 т. / Сост. В.М. Карев. М. : БГЭ «Оникс XXI век», 2003. - Т. 2. - 1135 с.

361. Новая философская энциклопедия: в 4 т. М : Мысль, 2001. - Т. 3. - 694 с.

362. Ожегов С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов. М. : «Русский язык», 1984. - 816 с.

363. Политическая энциклопедия: в 2 т. М. : Мысль, 1999. - Т. 2.701 с.

364. Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред Г.В. Осипова. М. : Норма Инфра М, 1999.- 672 с.

365. Советский энциклопедический словарь. М. : Советская энциклопедия, 1981.- 1600 с.

366. Социологический энциклопедический словарь / Ред.-координатор Г.В. Осипов,- М. : Норма Инфра М, 1998. 488 с.

367. Философский энциклопедический словарь. М. : Советская энциклопедия, 1983. - 840 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 402901