Опыт адаптации участников Второй мировой войны к условиям мирной жизни на Дальнем Востоке СССР :1945-1953 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Ульянова, Мария Васильевна

Диссертация и автореферат на тему «Опыт адаптации участников Второй мировой войны к условиям мирной жизни на Дальнем Востоке СССР :1945-1953 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 205123
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Ульянова, Мария Васильевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Хабаровск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
201

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Ульянова, Мария Васильевна

Введение

Глава 1. Особенности развития Дальнего Востока СССР в послевоенные годы.

1.1 Социально-экономическое развитие дальневосточного общества в 1945- 1953 гг.

1.2 Характерные черты демографической ситуации в дальневосточном регионе.

Глава 2. Процесс адаптации демобилизованных фронтовиков на Дальнем

Востоке СССР в 1945-1953 гг.

2.1 Трудоустройство участников войны в дальневосточном регионе.

2.2 Социально-психологическая адаптация фронтовиков.

2.3 Семейно-бытовое устройство участников войны в 1945-1953 гг. 134 Заключение

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Опыт адаптации участников Второй мировой войны к условиям мирной жизни на Дальнем Востоке СССР :1945-1953 гг."

Тема и ее актуальность. Известно, что XX век - это время кровопролитных войн, этнических, региональных и пограничных конфликтов. На всем его протяжении не было ни одного десятилетия, когда не велись бы в какой-либо части света военные действия. Во многих вооруженных конфликтах, в том числе и в двух мировых войнах, принимала участие и наша страна, что привело к большим людским потерям. Погибшие в боях, пропавшие без вести, умершие от ран и болезней, полученных на фронте в Вооруженных Силах России - СССР - РФ, в XX веке составили около 12 млн. 133 тыс. чел.1

Особое место в истории XX века занимает Вторая мировая война, самая кровопролитная, жестокая в истории человечества, унесшая миллионы жизней, 60-летие Победы в которой широко отмечается во многих странах мира. За победу в 1945 году советскому народу пришлось заплатить самую большую цену. На 1941 - 1945 годы приходится 71% безвозвратных людских потерь от общего числа погибших во всех военных конфликтах XX века советских и российских военнослужащих 2.

Кроме того, миллионы советских граждан вольно и невольно оказывались вовлеченными в военные действия и переживали сильный психологический стресс, что определило ряд психологических особенностей целого поколения людей. Население Советского Союза расценивало Великую Отечественную и войну с Японией как освободительные и свое отношение к ним переносило на фронтовиков, воспринимая их как защитников, героев, спасителей, что определило их самоидентификацию. Характер и масштабы войны, отношение к ней общества обусловили формирование жизненной позиции, определенных ожиданий, социально-психологических особенностей фронтового поколения, что отразилось на процессе и результате его приспособления к мирной жизни, особенно интенсивно протекавшего в первые послевоенные годы.

Этот опыт адаптации участников Второй мировой войны значим для понимания современных процессов, поскольку российское общество столкнулось и, очевидно, будет сталкиваться и в дальнейшем с рядом проблем, связанных с социально-психологической адаптацией к мирной жизни участников боевых действий, а также жертв терактов. Оценивая события последних лет, в том числе и Бесланскую трагедию, министр обороны Российской Федерации С. Иванов подчеркнул, что «это, к сожалению, далеко не первый и, боюсь, не последний теракт. По существу нам объявлена война, где противник невидим, и нет линии фронта».3 Обобщение опыта адаптации ветеранов Второй мировой войны к условиям мирной жизни позволит в какой-то мере использовать его на современном этапе, когда участниками боевых действий и жертвами террористических актов становятся тысячи россиян.

С 90-ых годов XX века в отечественной исторической науке наметилась тенденция углубленного исследования проблем, связанных с изучением взаимоотношений общества и власти, личности и общества в целом, социально-психологических процессов. Академик А.О. Чубарьян в докладе «Историческая наука в России к началу XXI века» (2003 г.), отметив повышение интереса к разработке тем исследований в рамках социальной истории, определил ее как «широкий комплекс проблем, включающий и взаимодействие человека с окружающим миром, и вопросы массовой и индивидуальной социальной психологии, и некоторые аспекты духовной жизни человека».4 В этом русле находится тема «Опыт адаптации участников Второй мировой войны к условиям мирной жизни на Дальнем Востоке СССР (1945 - 1953 гг.)», являющаяся достаточно новой для отечественной историографии. Она помогает выделить в сложном и противоречивом периоде послевоенной истории советского общества новые, неизвестные грани, расширить представления о жизни советских людей в эти годы, об их психологических проблемах. Таким образом, тема диссертационной работы является актуальной, имеет научную и практическую значимость.

Степень изученности проблемы. Для исследования опыта адаптации участников войны необходимо определить особенности послевоенной ситуации в СССР и в дальневосточном регионе, которые детерминировали условия процесса адаптации и его результат. Поэтому важным аспектом изучения этого вопроса являются представления о последствиях войны, о социально-экономических, в том числе демографических, политических тенденциях в Советском Союзе в 1945 -1953 годах и их проявлении на Дальнем Востоке СССР. Исследования в этой области можно условно разделить на два периода: советский и постсоветский.

В отечественной исторической науке сложилась определенная традиция в изучении Великой Отечественной и войны СССР с милитаристской Японией и их последствий, что получило отражение в огромном комплексе литературы научно-исследовательского и мемуарного характера.

Советскими историками дан развернутый анализ результатов восстановления народного хозяйства, определены причины невыполнения плановых заданий четвертой пятилетки. При этом выводы ограничивались рамками официального политического курса. В монографиях B.C. Лельчука, К.Н. Плотникова, Г.Б. Поляка и др. освещались вопросы восстановления промышленности в СССР и финансовой политики; проблемы крестьянства проанализированы в трудах М.А. Вылцана, И.М. Волкова, В.П. Данилова, Ю.В. Арутюняна и т.д.5

В 90-е гг. XX века, когда стала складываться новая парадигма в отечественной исторической науке и с ряда архивных документов был снят гриф «секретно», у российских ученых появилась возможность расширить проблематику исследований этого периода, представить новые данные и расставить иные акценты в уже, казалось бы, исследованных темах. Так, к вопросам экономической, в том числе ценовой политики, денежной реформы обращался В.П. Попов; в монографиях и публикациях Р.Г. Пихоя, В.И. Гольцова выявлены и проанализированы основные тенденции, характеризующие послевоенное общество и политическую власть; проблеме послевоенного голода посвящены работы В.Ф. Зимы, а крестьянская тема получила свое развитие в исследованиях О.М. Вербицкой.6

В дальневосточной историографии также наблюдался интерес к послевоенному периоду. Так уже в 50-ые гг. появилось несколько работ, скорее пропагандистского, чем научного характера, знакомивших с результатами восстановительного периода в дальневосточных краях и областях. Ряд сведений о результатах четвертой пятилетки и особенностях социально-экономических реалий в дальневосточном регионе содержался в очерках истории местных организаций КПСС. Хотя в силу специфики издания, внимание в них акцентировалось на роли партии и деятельности дальневосточных партийных т организаций. В последующие годы был издан ряд интересных и ценных исследований, освещавших и послевоенный период на Дальнем Востоке СССР. В публикациях Э.В. Ермаковой представлен анализ количественных и качественных изменений рабочего класса, а также получила отражение динамика промышленности Приморского края в четвертой пятилетке. В дальнейшем эта тема была развита в монографии Г.А. Докучаева, в которой показаны источники и каналы пополнения рабочего класса Сибири и Дальнего о

Востока, дан сравнительный анализ этого процесса по краям и областям. Вопросы благосостояния дальневосточников рассматривались в совместной работе А.С. Ващук и J1.A. Слабниной, а также в публикациях и монографиях последней. Особенность публикаций J1.A. Слабниной заключается в анализе ценного материала об уровне доходов, обеспечении питанием, жильем и медицинским обслуживанием населения дальневосточного региона и в сопоставлении этих параметров с европейской частью СССР. Заслуга А.С. Ващук состоит в том, что в своих исследованиях она обозначила проблему социальной политики советского правительства, специфики ее реализации на Дальнем Востоке СССР.9

Поскольку адаптация происходила в послевоенном советском социуме, и демографические изменения оказывали влияние на сам приспособительный процесс, на его результат, особую группу научных работ составляли исследования в области демографии. Продолжительное время все работы по этой проблеме ограничивались изучением официальных результатов переписей населения и демографических последствий войны. В то же время исследования этих вопросов в дальневосточном регионе затруднялись из-за регулярных изменений административно-территориальных границ, неполноты и закрытости сведений. В работах JI.JI. Рыбаковского, В.Е. Борчаниновой, Е.Н. Чернолуцкой, появившихся в советский период, дан анализ динамики численности населения, его естественного прироста и движения по десятилетиям, отдельным краям, областям и региону в целом.10

С рассекречиванием статистических документов у историков и демографов появилась возможность критично оценить публиковавшиеся ранее сведения. Кроме того, на основе уточненных данных были рассчитаны основные демографические показатели в период между переписями 1939 и 1959 гг., что обусловило публикацию статистических сборников, в которых была представлена динамика основных демографических параметров в СССР, в том числе и за 1945-1953 гг.11 Особо следует отметить монографию В.А. Исупова «Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине XX в. Историко-демографические очерки». Ее ценность заключается в том, что в ней показано, как социально-экономические и политические потрясения в Советском Союзе отразились на демографической сфере, сопоставлены расчетные и архивные данные, выявлены основные демографические

1 "У тенденции и дана их оценка. В дальневосточной историографии следует выделить книгу авторского коллектива А.С. Ващук, Е.Н. Чернолуцкой, В.А. Королевой, Г.Б. Дудченко, JI.A. Герасимовой, в которой сделан акцент на таком специфическом способе формирования населения как спецконтингенты, этномиграционных процессах в Приморье, устройстве и взаимоотношениях мигрантов с местными жителями.13

Изучение приспособления участников войны в конкретно-исторической ситуации невозможно без исследований самого процесса, факторов, определявших его. Первенство в постижении адаптационных процессов принадлежит естественным наукам, а предметом изучения социальных они стали в отечественной науке только в постсоветское время. Среди многих работ российских ученых следует особо выделить монографию доктора социологических наук JI.B. Корель, в которой дана систематизация определений адаптации, обозначены специфика и стадии адаптациогенеза в бифуркационных средах, модели адаптации в современных условиях.14

Представление о роли социальных и политических институтов, региональных интересов, средств массовой информации в формировании адаптационных и конфронтационных процессов во взаимодействии личности и власти в современных российских условиях сформулировано в автореферате кандидатской диссертации Е.Ю. Зябловой.15 Ценность работы И.Г.

Скороходовой заключается в обозначении социально-педагогических условий адаптации бывших военнослужащих, которые в современных условиях вступают в «гражданскую» жизнь.16 Кроме того, изменения психики под воздействием военного стресса и их проявление выражаются в посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), представления о котором сложились окончательно в клинической психологии только к 80-ым гг.

XX века. Методология и методы его изучения были разработаны американскими исследователями, а среди отечественных работ интерес вызывают публикации Н.В. Тарабриной, в которых представлены история и теория вопроса, результаты обследования ветеранов войны в Афганистане, особенно инвалидов.17

Социально-психологические аспекты войн вошли в круг постигаемых отечественной историей проблем в 90-е годы XX в. Первенство в исследовании этих вопросов принадлежит Е. С. Сенявской. В ее монографиях «Фронтовое поколение. 1941 - 1945», «Человек на войне: Историко-психологические очерки» была обозначена возможная проблематика исследований в данной области, представлен сравнительно-исторический анализ российского комбатаната Первой мировой, Гражданской, Второй мировой и современных

1 Й локальных военных конфликтов. Изучением социально - психологических последствий Великой Отечественной войны, общественных настроений занимается Е.Ю. Зубкова. В ее монографиях представлен весь спектр настроений различных социальных категорий (фронтовики, крестьянство, рабочие, интеллигенция) по вопросам преступности, голода и др. ситуаций, возникавших в советском обществе в 1945-1953 гг. и являвшихся для него послевоенной реальностью.19

Таким образом, даже краткий обзор научных работ советского и постсоветского периодов позволяет сделать вывод о том, что региональный аспект проблемы адаптации участников войны к условиям послевоенной мирной жизни по существу не изучен. Историографическая база исследования условий жизнедеятельности советского общества в 1945-1953 гг. в целом и дальневосточного социума, в частности, находится в процессе формирования, хотя основные направления и вопросы обозначены, что является необходимой предпосылкой для изучения процесса приспособления к мирной жизни фронтовиков. Научные труды в области социологии и психологии подготовили почву для осмысления исторического опыта адаптации участников Второй мировой войны и обусловили постановку данной проблемы в рамках исторического исследования.

Термин "адаптация" употребляется многими науками и является полисемантичным. Так, биологический энциклопедический словарь дает следующее определение: «Адаптация - совокупность морфофизиологических, поведенческих, популяционных и др. особенностей биологического вида, обеспечивающая возможность специфического образа жизни в определенных условиях внешней среды».20 Данная дефиниция включает две важные составляющие: во-первых, то, что адаптация свойственна любому биологическому виду; а во-вторых, ее назначение — обеспечение реализации определенного стандарта в конкретных условиях. То есть адаптация — это то, что связывает биологический вид со средой, сохраняя при этом его.

Другой источник определяет адаптацию как приспособление к изменившимся жизненным условиям21, тем самым, подчеркивая диалектический характер связи между средой и адаптантом. К тому же, в рассматриваемом определении адаптация понимается как процесс.

В «Большой советской энциклопедии» говорится, что «любая адаптация есть результат, то есть конкретный исторический этап приспособительного процесса» . Из этой формулировки можно заключить, что данный процесс характеризуется поэтапностью, результатом каждого становится адаптация. Другими словами, адаптация - это и свойство, и процесс, и его результат.

В то же время, в диссертационной работе исследуется адаптация определенной группы людей - фронтовиков, рассматривается ее социальный и психологический аспект в конкретно-исторической ситуации, что обуславливает обращение к соответствующей литературе. Некоторые авторы предлагают свои варианты определения этого понятия, исходя из специфики той области знания, представителями которой они являются.

Так, В. Харчевой предлагается следующее определение: «Адаптация означает пассивное приспособление человека к социальной среде и ее требованиям. Она характерна для общественных систем с тоталитарным государственным строем».23 С одной стороны, в данном утверждении содержится связь процесса с политическим режимом, но с другой -представлено достаточно узкое понимание термина, в котором скорее речь идет о реализуемой модели приспособительного процесса.

Социальная адаптация - вид взаимодействия личности или социальной группы с социальной средой, в ходе которого согласовываются требования и ожидания участников»,24- говорится в одном из социологических словарей. Достоинством этой дефиниции, пожалуй, является акцентирование внимания на активной позиции личности или социальной группы, а так же связь процесса с требованиями и ожиданиями. В другом справочнике «адаптация - одна из выдвинутых Парсонсом функциональных предпосылок существования общества, для определения способа, которым общество приспосабливается к окружающей среде и видоизменяет эту среду в соответствии с собственными целями».25 В данном случае, подчеркнута возможность в процессе приспособления изменить среду, причем основным компонентом выступает цель, а критерием эффективности - соответствие ей результата действий.

В психологических словарях под адаптацией понимается приспособление психологических свойств, состояний, процессов личности к тем условиям, в которых он находится в данный момент или к ним, но уже изменившимся.26 В этом случаи термин определен исходя из общих положений, выработанных другими науками, и специфики такой области знания как психология. Более интересная дефиниция представлена в автореферате на соискание ученой степени доктора психологических наук С.Т. Посоховой. «Адаптация представляет собой механизм самораскрытия личности, обеспечивающий трансформацию изменений окружающей среды во внутренние условия ^ создания новых способов взаимодействия с реальностью и с собой», - считает автор. То есть внешние изменения приводят к внутренней модификации, в результате которой формируются новые способы взаимодействия, что подчеркивает созидательный характер процесса приспособления.

Разнообразие дефиниций свидетельствует о многогранности явления, определения которого, по-видимому, еще не исчерпали всей его глубины. В тоже время, по мнению автора, нецелесообразно разделять социальную и психологическую адаптацию, так как они взаимосвязаны и взаимообусловлены. щ. Поэтому под адаптацией в исследовании понимается процесс активного приспособления личности, социальной группы к изменившимся условиям жизнедеятельности, который характеризуется глубокими социально-психологическими изменениями. Адаптацией также является и результат приспособительного процесса.

Цель исследования состоит в выявлении характерных черт и факторов адаптации участников Второй мировой войны в условиях послевоенного & ' Дальнего Востока СССР.

Для реализации цели поставлены следующие задачи:

• исследовать основные социально-экономические и демографические тенденции в советском обществе и специфику их проявления в дальневосточном регионе в 1945 - 1953 гг.;

• выявить и охарактеризовать стадии и основные модели адаптации участников войны на советском Дальнем Востоке;

• обобщить факторы, влиявшие на трудовое и семейно-бытовое устройство фронтовиков в дальневосточном регионе и обусловивших реализацию моделей адаптации;

• выявить среди участников войны группы риска адаптационного процесса;

• раскрыть взаимодействие дальневосточного социума и бывших фронтовиков.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является процесс адаптации участников войны к мирным условиям советского Дальнего Востока. Социальная категория людей, которая выступает в диссертации предметом исследования, в документах центральных и местных советско-партийных органов 1945 - 1953 годов обозначалась как демобилизованные воины.28 Современные исследователи используют иные формулировки. Так, Е.С. Сенявская в своих работах употребляет термин международного права "комбатанат", обозначающий «лиц, которые входят в состав регулярных вооруженных сил воюющих сторон и непосредственно участвуют в боевых действиях, а также тех, кто принадлежит к личному составу ополчений, добровольческих и партизанских отрядов.».29 Доктор исторических наук Е.Ю. Зубкова, изучая настроения различных групп населения в послевоенные годы, выделяет фронтовиков как особую, порожденную войной социальную категорию.30 В современных нормативно-правовых актах данная группа населения определяется как участники войны. Автор считает целесообразным использование терминологии современных официальных документов.31 Поэтому в диссертации предметом исследования выступают участники Великой Отечественной и войны с милитаристской Японией.

Хронологические рамки диссертационной работы включают время с 1945 по 1953 год. Первая дата обусловлена окончанием Великой Отечественной и Второй мировой войн, началом частичной, а затем широкомасштабной демобилизации. Выбор последней даты связан с тем, что в современной историографии окончание целого периода в истории СССР, известного как послевоенные годы, многие историки определяют 1953 годом.32

Географические параметры исследования включают территорию Приморского и Хабаровского краев, Амурской и Еврейской автономной областей в современных границах, т. е. южную часть Дальнего Востока СССР, так как она представляла собой наиболее густонаселенные районы, в которых была сосредоточена основная масса участников войны. Следует отметить, что в 1945 - 1953 гг. в дальневосточном регионе происходил ряд административно-территориальных изменений. Так, из состава Хабаровского края в 1947 г. была выделена часть территории, вошедшая в состав Сахалинской области, в 1948 г. - Амурская, а в 1953 г. - Магаданская области. С этими административно-территориальными изменениями связаны определенные трудности в сборе и анализе архивного материала.

Методологической основой диссертации стал цивилизационный подход к истории, который позволил расставить акценты научной работы на способах приспособления и взаимодействия социальной группы, личности с социально-экономической средой в условиях послевоенного дальневосточного региона.

Основными принципами диссертационного исследования являются историзм, объективность и достоверность. Принцип историзма позволил рассмотреть и проанализировать адаптационный процесс участников войны в тесной связи с социально-экономическими, в том числе демографическими процессами, происходившими в дальневосточном регионе в 1945-1953 гг., что в свою очередь сделало возможным определить факторы, обуславливавшие реализацию различных моделей адаптации.

Принцип объективности позволил дать оценку историческим фактам, сопоставив их с событиями, происходившими в центральной части СССР, определить специфику дальневосточного региона. Сведения оценивались автором с точки зрения их достоверности.

С целью комплексного рассмотрения проблемы наряду с общенаучными (анализ, синтез, индукция, дедукция) использовались и частные методы истории (сравнительно-исторический, конкретно-исторический, проблемно-хронологический, статистический), социологии (контент-анализ, моделирование), демографии (расчет общих коэффициентов, графический).

Сравнительно-исторический метод позволил выявить особенности условий жизнедеятельности дальневосточного социума в исследуемый период, сопоставив их с довоенными и с теми, которые характеризовали СССР в целом; конкретно-исторический - причины рассогласования ожиданий фронтовиков и послевоенной действительности, условия реализации той или иной модели адаптации; проблемно-хронологический — вычленить ряд проблем, позволивших выявить связи между историческими фактами, приспособительным процессом и его результатом. Использование статистических данных позволило сопоставить, проанализировать и обобщить их, что в свою очередь предоставило возможность сделать ряд выводов.

Недостаток сведений по теме исследования определил необходимость произвести самостоятельные расчеты демографических показателей, а графический метод помог их сопоставить, выявить особенности этих процессов на советском Дальнем Востоке. Кроме того, контент-анализ предоставил возможность определить приоритеты местной власти в проблемах участников войны, динамику отношения к ним, а также представления об ожиданиях фронтовиков, формируемых с помощью СМИ; при помощи моделирования удалось обобщить опыт адаптации. Следовательно, синтез различных методологических принципов и широкий инструментарий позволили произвести комплексное исследование связи процесса и результата адаптации с ситуацией в послевоенном дальневосточном регионе.

Источниковая база исследования включает в себя первичные и вторичные источники. К первичным источникам относятся следующие группы документов: 1. Опубликованные: нормативно-правовые акты о правах демобилизованных и инвалидов войны; сборники документов фондов архивных учреждений; 2. Неопубликованные документы фондов архивных учреждений; 3. Периодические издания; 4. Статистические сборники.

Первую группу источников составили официальные документы и материалы. К ним относятся нормативно-правовые акты по основным вопросам диссертационного исследования: социально-экономическое развитие (законы и указы, которые обеспечивали нормативно-правовую базу реорганизаций государственных структур; закон о четвертом пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР и др.); гарантии прав участников войны (постановления СНК июль - август 1941, закон и указы о демобилизации); семейно-брачные отношения в исследуемый период и т. д.

Ценный источник представляли собой опубликованные документы и материалы о промышленности и рабочем классе в СССР 1946-1950 гг. Сообщения Госплана СССР, отчеты Управления учета и распределения рабочей силы позволили сопоставить планы и результаты, выявить причинно-следственные связи. Кроме того, в исследовании использовались данные Книг Памяти Хабаровского края (ч.З) и материалы ч^Д^Амурской области (т. 3); ' Еврейской автономной области; Приморского края.

Основную источниковую группу диссертационной работы составили неопубликованные документы архивных учреждений: Государственных архивов Приморского края (ГАПК), Хабаровского края (ГАХК), Амурской области (ГААО). Представленные в фондах документы позволили изучить и проанализировать реальные условия жизнедеятельности дальневосточного социума, деятельность местных властей по реализации прав участников войны, выявить объективные и субъективные факторы, влиявшие на приспособительный процесс и его результат.

Сложность исследования проблемы заключалась в разноплановости документов, находящихся в краевых и областных архивах, в несопоставимости, недостаточности статистических сведений, что обусловило необходимость обращения ко многим фондам архивных учреждений. Так информация о деятельности местной власти по разрешению проблем демобилизованных находится в форме постановлений, решений, а также справок и сводок по их выполнению в фондах Приморского (Ф. П - 68), Хабаровского (Ф. П - 35) крайкомов партии, обкома и облисполкома Амурской области (Ф. П - 1, Ф. 114), причем часть документов ГАПК была рассекречена только к концу 2003 года. В отчетах и статистических сводках отделов социального обеспечения Приморского (Ф. Р - 1195), Хабаровского (Ф. 850) краев и Амурской области (Ф. 71) содержатся ценные сведения о численности, составе и движении инвалидов войны, об оказании им помощи органами местной власти, предприятиями и организациями, а также примеры судеб конкретных людей. Существенно обогатили работу сведения контролирующих органов, находящиеся в фондах Уполномоченных комиссий партийного контроля при ЦК ВКП (б) по Приморскому (Ф. П - 84) и Хабаровскому (Ф. П - 331) краям.

Особо ценную информацию содержат письма участников войны в советско-партийные органы, которые, к сожалению, сохранились только в ГАХК в фонде крайкома партии (Ф. П - 35). Анализ писем позволил определить проблемы демобилизованных и инвалидов войны, их надежды и чаяния, изменение ситуации на протяжении ряда лет, отношение к власти.

Сведения об условиях жизнедеятельности дальневосточного социума были взяты автором в документах отделов здравоохранения, прокуратуры и частично суда. Так в отчетах, обзорах и статистических сводках отделов здравоохранения Приморья (Ф. Р - 268), Хабаровского края (Ф. Р - 683) и Амурской области (Ф. 236) находились данные о движении заболеваний, о наличии медицинских кадров, об обеспечении населения медицинским обслуживанием. В фондах Приморской прокуратуры (Ф. 533) и краевого суда (Ф. Р - 354) имеются документы, позволившие сформировать представление об условиях труда, быта населения, а документы областного суда Амурской области (Ф. Р - 947) помогли определить основные мотивы разводов.

Демографические данные, находящиеся в фондах статистических управлений Приморья (Ф. Р - 131), Хабаровского края (Ф. Р - 719) и Амурской области (Ф. 480), позволили автору рассчитать общие коэффициенты, анализ которых предоставил возможность выявить специфику демографической ситуации в исследуемый период.

Важным источником, позволившим воссоздать картину событий, является периодическая печать, представленная местными изданиями: «Тихоокеанская звезда», «Амурская правда», «Красное знамя» - являвшихся официальными органами краевого (областного) комитета партии и исполкома депутатов трудящихся Хабаровского края, Амурской области и Приморского края. Анализ публикаций предоставил возможность определить приоритеты, с точки зрения местных советско-партийных органов, в разрешении вопросов, связанных с демобилизацией, их динамику.

Следующая группа источников - статистические сборники, справочники, ежегодники. Ряд данных в «Народном хозяйстве СССР. 1922-1972 гг.», «Народном хозяйстве РСФСР за 60 лет», «Дети в СССР», «Женщины в СССР», «Население Советского Союза. 1922-1991», «Население СССР за 50 лет. 19411990», «Население России за 100 лет. 1897-1997» позволил сравнить показатели социально-экономического развития послевоенного периода с 1940 годом, определить специфику исследуемого периода. Издания местных органов статистики — выявить характерные черты и особенности дальневосточного региона в 1945-1953 гг.

Группа вторичных источников включала литературу по истории СССР и советского Дальнего Востока и смежных наук по социологии, демографии, психологии.

Таким образом, использование всего комплекса источников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот, позволило решить задачи диссертационного исследования, а малоизученность и многогранность проблемы обусловили привлечение социологической, психологической и демографической литературы.

Научная новизна исследования. Проблема адаптации участников Второй мировой войны к условиям мирной жизни на советском Дальнем Востоке в послевоенные годы впервые является предметом самостоятельного исторического исследования.

В диссертации на основании широкого круга источников, часть из которых впервые вводится в научный оборот, дан анализ адаптационного процесса в конкретно - исторической ситуации Дальнего Востока СССР в 1945-1953 гг. Выявлены объективные (приоритеты социально-экономической политики, нормативно - правовая база, рабочие места, состояние жилищного фонда, уровень медицинского обслуживания, качество управленческого ресурса и т. д.) и субъективные факторы (специальность, образование, доход, принадлежность к коммунистической партии, жизненная позиция и т. д.), влиявшие на результат приспособления фронтовиков. На базе теоретических положений и осмысления документов дальневосточных архивов определены и даны характеристики основных моделей адаптации участников войны, выявлены группы риска, приспособление которых происходило в осложненном варианте.

С целью определения условий жизнедеятельности дальневосточного общества, его состава и динамики дан анализ демографических параметров на Дальнем Востоке СССР в 1945-1953 гг. и выявлены основные тенденции в демографической сфере.

Исследование во многом способствует расширению представлений о такой социальной категории дальневосточного социума как участники войны, условиях их жизнедеятельности в послевоенные годы, психологических особенностях этой группы населения, их вкладе в восстановление и развитие народного хозяйства.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в воссоздании адаптационного процесса в условиях послевоенного советского Дальнего Востока. Основные выводы работы могут быть использованы в процессе подготовки публикаций по истории Дальнего Востока СССР, при создании учебных и факультативных курсов по социальной истории, истории социальной работы. Материал диссертации и опубликованные статьи автора могут также использоваться при анализе современных проблем адаптации участников локальных военных конфликтов, демографической ситуации в регионе, а также при определении основных направлений дальнейшей социальной политики государства, в том числе и в дальневосточном регионе.

Апробация работы. Основные положения диссертации излагались автором на I - III межрегиональных научно-практических конференциях молодых исследователей, аспирантов и соискателей (Хабаровск, май 2003 г.; Хабаровск, апрель 2004 г.; Хабаровск, 2005 г.), на V региональном конкурсе -конференции молодых ученых и аспирантов (Хабаровск, январь 2003 г.). Результаты исследования опубликованы в 7 статьях. Материалы диссертации использовались автором в преподавании регионального компонента в курсе «Отечественной истории», а также в преподавании курса «Основы социологии и политологии».

Структура диссертации состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Ульянова, Мария Васильевна

Заключение

В результате проведенного исследования проблемы адаптации участников Великой Отечественной и войны СССР с милитаристской Японией к условиям мирной жизни на советском Дальнем Востоке в 1945 - 1953 гг. автор пришел к следующим выводам.

Послевоенные годы в СССР характеризовались противоречивыми тенденциями, в первую очередь в экономической сфере. Наиболее ярко они отразились в экономике дальневосточных краев и областей, не имевших в довоенный период столь развитой инфраструктуры как в других регионах Советского Союза, что во многом определило условия жизнедеятельности послевоенного дальневосточного социума: острый недостаток жилья, сравнительно невысокий уровень медицинского обслуживания населения, слаборазвитая продовольственная база, низкая оплата труда в аграрном секторе.

Цели и методы экономической политики, бытовые условия жизни людей отразились на демографической сфере СССР, в том числе и дальневосточного региона. В 1945-1946 гг. наблюдался демографический подъём, обеспеченный послевоенной компенсаторской волной рождаемости, брачности; в 1947 г. -спад, вызванный голодом; а в 1948-1953 гг. — новый подъем, характеризуемый выше среднего уровнем рождаемости по стране в целом, высоким и очень высоким - на территории советского Дальнего Востока. Одновременно в дальневосточном регионе протекали интенсивные миграционные процессы. Основная проблема здесь заключалась не столько в привлечении людей на эти территории, а сколько в их закреплении, так как число выбывших оставалось значительным, а в некоторые годы превышало число прибывших, что обуславливало текучесть кадров и негативно отражалось на развитии региона. Анализ естественного движения населения в 1945-1947 гг. и в 1948-1953 гг., а также отдельных его параметров в исследуемый период, миграционных процессов позволяет утверждать, что в дальневосточных краях и областях, наблюдались противоречивые тенденции и в демографической сфере.

Для послевоенного дальневосточного общества, были характерны динамичность, дисбаланс полов, целый комплекс противоречивых настроений, ожиданий, психологических установок, то есть оно было иным, чем в довоенный период, что обуславливало необходимость приспосабливаться не только к мирной жизни, но и к другому обществу. Следовательно, процесс адаптации участников войны происходил в иной социально - экономической реальности, к которой также нужно было приспособиться.

Адаптация наиболее интенсивно протекала в первые послевоенные годы. Однако именно этот период характеризовался переходным состоянием социально-политических институтов, что отразилось в многочисленных реорганизациях послевоенного времени и определило трудности адаптационных процессов.

Одним из условий успешной адаптации участников войны являлось использование интегративных возможностей всех уровней социума: макро -, то есть государственный; мезо то есть региона (местная власть, средства массовой информации и т. д.); и микро - семьи и трудового коллектива. Анализ общесоюзных и региональных документов позволяет утверждать, что реализация государственных интересов, причем во многом за счет общества, являлась основополагающим принципом социально-экономической политики советского правительства, который в полной мере реализовывался и на Дальнем Востоке СССР.

На региональном уровне - сравнительно невысокое качество управленческого и недостаточное использование информационного ресурсов, суровый климат, тяжелые условия труда и быта на советском Дальнем Востоке создавали на его территории во многом неблагоприятную ситуацию для адаптации участников войны.

Наличие качественных изменений в институте семьи, многообразие форм ее дезорганизации, идеализация предстоящей мирной жизни, отсутствие на том этапе общественных организаций, объединявших участников войны -затрудняли процесс адаптации и становились своеобразными факторами риска на микроуровне. С другой стороны, жизненная позиция, характер, поддержка семьи и ближайшего окружения, взаимопомощь фронтовиков - способствовали их успешной адаптации.

Следовательно, противоречивые тенденции, переходность социально-политических институтов, установка на приоритетную реализацию государственных интересов во многом за счет общества, региональные особенности советского Дальнего Востока — все это определило противоречивость и неоднозначность адаптации участников войны и практически оставило их один на один с этими проблемами. В этой ситуации определяющую роль в выборе и реализации модели адаптации сыграли субъективные факторы (жизненная позиция, установки, психологические особенности личности и отношение общества).

Специфика приспособления участников войны в исследуемый период заключалась и в том, что стадии процесса (шок, мобилизация адаптивных ресурсов, ответ на вызов среды) проходили не последовательно, а одновременно, что было во многом обусловлено поэтапностью демобилизации, индивидуальными особенностями адаптивных возможностей личности.

Специальность, образование, доход, материальное положение, наличие жилья, здоровье, семейное положение, принадлежность к правящей партии и психологические характеристики - являлись адаптивными ресурсами. Их сочетание придавало индивидуальный характер и определяло адаптивные возможности личности. Но инвалидность, отсутствие специальности, жилья, низкий заработок, семейные кризисы, тяжелые климатические условия, а также глубина, длительность и интенсивность воздействия военного стресса — выступали факторами риска, которые ограничивали их и обуславливали адаптивную гетерогенность участников войны.

В свою очередь, это определило многообразие моделей адаптации: служба в армии; руководящий работник; передовик производства, активно участвовавший в общественной жизни; труженик, выполнявший план, пассивный в общественных делах; неучастие в труде на производстве, занятие собственным хозяйством, либо невыполнение плана на производстве; пьянство и спекуляция как способ получения дохода, воровство и хулиганство; и самый разрушительный вариант - убийство или самоубийство.

Следовательно, к группе риска следует отнести инвалидов, так как установка на приоритетное развитие тяжелой промышленности, недостаточная механизация труда ограничивали возможности Дальнего Востока СССР в предоставлении работы; тех участников войны, которые не имели профессии; демобилизованных, которые пожелали приехать в дальневосточный регион на работу; а также с симптомами посттраматического стрессового расстройства. Все же у подавляющего большинства участников войны жизнь сложилась достойно. Субъективный фактор - характер, закаленный в боях, жизненная позиция, чувство ответственности и сопричастности, ощущение поддержки и уважения со стороны социума - сыграл решающую роль в адаптации этой социальной категории, части послевоенного дальневосточного общества. В свою очередь, это определило и тот значительный вклад, который участники войны внесли в развитие советского Дальнего Востока в последующие годы.

В наши дни необходимо использовать опыт приспособления фронтовиков к послевоенным социально-экономическим реалиям, хотя и сами военные действия, и отношение общества к ним, и сама ситуация непохожи друг на друга. Современные военные конфликты характеризуются локальностью распространения боевых действий, использованием ограниченного контингента войск, специфическими средствами и методами ведения войны, и в тоже время зачастую протяженностью во времени (Афганистан, Чечня). В то время как Великая Отечественная и война с Японией охватывали значительные территории, коснулись сотни миллионов человек и длились в общей сложности четыре года. К тому же, если население Советского Союза свое отношение к войнам переносило на фронтовиков, воспринимая их как героев, то современное российское общество далеко неоднозначно оценивает локальные конфликты, что определило и отношение к их участникам.

В тоже время, сложившаяся послевоенная и современная ситуация имеет ряд схожих черт. Во-первых, новые социально-экономические реалии, в которых происходили адаптационные процессы участников военных действий. Так, для этой социальной категории в современной России приспособление к мирной жизни проходило на фоне разрушения прежней социально-экономической системы. А послевоенная разруха, появление новых социальных слоев в советском социуме в 1945-1953 гг. свидетельствовали, что в этот период социально-экономические реалии были иные, чем в предшествующие годы. То есть и в первом и во втором случаи участникам боевых действий необходимо было адаптироваться не только к мирной жизни, но и к иной социально-экономической реальности.

Во — вторых, и современный социум, и послевоенное советское общество характеризуются переходным состоянием. Только в российском обществе речь идет о переходе от одной экономической и политической системы к другой, который обуславливает и движение социума к качественно иному состоянию, а в послевоенном советском - от войны к миру. Причем, в обоих случаях переходное состояние общества определило аналогичную черту социальных и политических институтов, которые играли приоритетную роль в адаптационных процессах, что так же определяет сходство ситуаций.

В - третьих, участников современных боевых действий и фронтовиков Второй мировой войны объединяет факт потери прежних социальных связей и поиска новой идентичности. Действительно, определенная часть воинов Великой Отечественной потеряли родных и близких, связь с прежним местом работы или учебы и даже проживания. В этой ситуации обретение новых социальных связей, самоопределение в советском социуме становилось важной частью адаптационного процесса. А в современном российском обществе наблюдается своеобразный «стратификационный хаос, который сводится к потере самоидентификации, . к утрате чувства принадлежности к группе».1 То есть и в современных условиях адаптация участников боевых действий связана с поиском своего места в обществе.

Кроме того, участников любых боевых действий объединяет и то, что все они находились под воздействием военного стресса, который определил психологические особенности этой группы людей. Как точно охарактеризовал эту ситуацию английский военный психолог Н. Коупленд: «из поколения в поколение оружие меняется, а человеческая природа остается неизменной».2

Проанализированный в контексте исторических событий опыт адаптации участников Второй мировой войны в условиях дальневосточного региона позволил прийти к выводу, о необходимости создания системы действенных мер по оказанию помощи в адаптации участников современных военных конфликтов, которая должна включать использование интегративных возможности всех уровней социума, научных, информационных, управленческих, финансовых ресурсов, и содержать изучение адаптивного потенциала личности, психологическую помощь как самим участникам боевых действий, так и их семьям, осуществление индивидуального подхода.

1 Зяблова Е. Ю. Личность и власть в спектре адаптационных и конфронтационных процессов. / Автореф. диссер. канд социологических наук. - Владивосток, 2000 г. - с. 12.

1 Коупленд Н. Психология и солдат. - М, 1960. - с. 37 по Сенявская Е. С. Человек на войне: опыт историко-психологической характеристики российского комбатаната. //Отечественная история, № 3, 1995. - с. 9.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Ульянова, Мария Васильевна, 2005 год

1. Опубликованные документальные материалы

2. Нормативно-правовые документы

3. Постановление Совета народных комиссаров об обеспечении добровольцев, вступивших в части войск действующей Красной Армии. 28 июля 1941 г./ Сборник постановлений и распоряжений правительства СССР за 1941 г.

4. Постановление Совета народных комиссаров о сохранении жилойплощади за военнослужащими и о порядке оплаты жилой площади семьями военнослужащих в военное время. 5 августа 1941 г./ Сборник постановлений и распоряжений правительства СССР за 1941г.

5. Закон от 23 июня 1945 г. о демобилизации старших возрастов личного состава действующей армии./ Сборник законов СССР иШ

6. Указов Президиума Верховного Совета СССР. 1945-1946 гг. М, изд-во «Ведомости Верховного Совета СССР», 1947.

7. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 11 ноября 1945 г. об образовании комиссариата технических культур СССР./ Сборникф) законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР. 19451946 гг. М, изд-во «Ведомости Верховного Совета СССР», 1947.

8. Закон от 15 марта 1946 г. о преобразовании СНК в Совет министров СССР./ Сборник законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР. 1945-1946 гг. М, изд-во «Ведомости Верховного Совета СССР», 1947.

9. Закон от 18 марта 1946 г. о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг./ Сборник законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР. 19451946 гг. М, изд-во «Ведомости Верховного Совета СССР», 1947.

10. Книга Памяти Амурской области. — Благовещенск, 1995. т. 3. 443 с.

11. Книга Памяти Еврейской автономной области. — Биробиджан, 1995. -366 с.

12. Книга Памяти Хабаровского края. Хабаровск, 1995. ч. 2 - 640 с.

13. Книга Памяти Хабаровского края. Хабаровск, 1995. ч. 3 - 640 с.

14. Промышленность и рабочий класс СССР. 1946-1950.: Документы и материалы. М: Наука, 1989. - 388 с.

15. Советская жизнь. 1945 1953. - М: РОССПЭН, 2003.-720 с.2. Периодическая печать

16. Амурская правда. Благовещенск, 1945-1947 гг.

17. Красное знамя. Владивосток, 1945-1947 гг.

18. Тихоокеанская звезда. Хабаровск, 1945-1946 гг.

19. Архивные материалы Государственный архив Амурской области (ГААО)

20. Фонд П 1 - Амурский областной комитет КП РСФСР.

21. Оп. 3 -дд. 388, 436, 499, 547, 588, 773, 775, 797, 1025,1026, 1982; оп. 6-дд. 125, 280.

22. Фонд 71 Амурский областной отдел социального обеспечения. Оп. 5 - дд. 3, 5, 8; оп. 6-дд. 3.

23. Фонд 114 Исполнительный комитет областного совета депутатов трудящихся Амурской области.1. Оп. 2-дд. 237, 248.

24. Фонд 236 Амурский областной отдел здравоохранения. On. 1 - дд. 20, 49, 51, 65, 108, 125.

25. Фонд 480 Амурское областное статистическое управление.

26. Оп. 5 дд. 396, 557; оп. 6-дд. 340, 341; оп. 8 - дд. 3, 4; оп. 7 - дд. 628, 633; оп. 8 - д. 1 ;оп. 12 - д. 1 г.

27. Фонд Р 947 - Амурский областной суд.1. On. 1 дд. 11,12, 14.

28. Государственный архив Хабаровского края (ГАХК)

29. Фонд П 35 - Хабаровский краевой комитет КП РСФСР.

30. Фонд П 331 - Уполномоченный комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б) по Хабаровскому краю.

31. On. 1 дд. 71, 73 - 76, 86-89.

32. Фонд Р 683 - Отдел здравоохранения Хабаровского крайисполкома. Оп. 2-дд. 272, 304, 331, 360, 405, 461, 496, 530, 564.

33. Фонд Р 719 - Статистическое управление Хабаровского края.

34. Оп. 27 дд. 18, 43 - 46, 48 -49, 53 - 55, 58 - 60, 73, 82 - 84, 103 - 105, 108 -109, 112, 116-118; Оп. 33 - дд. 5 - 7, 9 - 10, 12-15.

35. Фонд 850 — Отдел социального обеспечения исполнительного комитета Хабаровского краевого совета депутатов трудящихся.

36. Оп. 3 дд. 61, 65а, 69а, 74в, 75а, 80а, 89а.

37. Государственный архив Приморского края (ГАПК)

38. Фонд П 68 - Приморский краевой комитет КП РСФСР.

39. Оп. 4 дд. 161; оп. 6 - дд. 56 - 58, 62, 64 - 66, 92; оп. 28 - дд. 299; оп. 34 -дд. 56, 64, 223, 461; текущий архив.

40. Фонд П 84 - Уполномоченный комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б) по Приморскому краю.

41. On. 1 дд. 53, 59, 61, оп. 6-дд. 66.

42. Фонд Р 131 - Статистическое управление Приморского края. Оп. 10-дд. 22-27,29- 34,37-47,50-51.

43. Фонд Р 268 - Отдел здравоохранения исполнительного комитета Приморского краевого совета депутатов трудящихся.1. Оп. 5-дд. 7- 13.

44. Фонд Р-354-Приморский краевой суд.

45. Оп.б-дд. 13,23,92, 93, 145.

46. Фонд 533 — Приморская краевая прокуратура.1. Оп. 1-дд. 6, 12.

47. Фонд Р 1195 — Отдел социального обеспечения исполнительного комитета Приморского краевого совета депутатов трудящихся.

48. Оп. 1-дд. 16- 18,31,93, 206-209.4. Статьи и монографии.

49. Бельцов, В. Кавалеры Золотой Звезды. / В. Бельцов// Находкинский рабочий. 2004. - № 56.

50. Ващук, А.С. Социальная политика в СССР и её реализация на Дальнем Востоке. Сер. 40-80 гг. XX века./ А. С. Ващук. Владивосток, : Дальнаука 1998.-211 с.

51. Ващук, А. С., Чернолуцкая, Е. Н., Королева, В. А., Дудченко, Г. Б., Герасимова, Л. А. Этномиграционные процессы в Приморье в XX веке./ А. С. Ващук, Е. Н. Чернолуцкая, В. А. Королева, Г. Б. Дудченко, Л. А. Герасимова. Владивосток: ДВО РАН, 2002,- 228 с.

52. Вербицкая, О. М. Крестьянская семья в 20-50 гг./ О. М. Вербицкая // Население России в 1920-1950 гг.: численность, потери, миграции. М, 1994.

53. Вылцан, М. А. Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя (1945-1958)/ М. А. Вылцан. М, 1976.

54. Гольцов, В. И. Развитие советского общества в послевоенном мире (1945-1953 гг.)./ В. И. Гольцов. Самара: Самарский госуниверситет, 1992.-43 с.

55. Дальний Восток России: экономическое обозрение. — Хабаровск: РИОТИП, 1995.-477 с.

56. Данилов, А. А., Пыжиков, А. А. Рождение сверхдержавы: СССР в первые послевоенные годы./ А. А. Данилов, А. А. Пыжиков. М: РОССПЭН, 2001.-304 с.

57. Докучаев, Г. А. Рабочий класс Сибири и Дальнего Востока в послевоенные годы 1946-1950./ А. Г. Докучаев. Новосибирск: Наука, Сибирское отделение, 1972. - 211 с.

58. Дордус, А. Д. Проблемы послевоенного развития дальневосточной деревни./ А. Д. Дордус. // IV Гродековские чтения. Ч. 1. Приамурье в историко-культурном и естественно — научном контексте России. — Хабаровск: ХККМ им. Н. И. Гродекова, 2004.

59. Ермакова, Э. В. Развитие промышленности Приморского края в четвертой пятилетке (1946-1950)./ Э. В. Ермакова. // 8 конференция молодых ученых Дальнего Востока. Владивосток, 1965. - с. 26-29.

60. Земсков, В. Н. Спецпоселенцы (1930 1959 гг.)/ В. Н. Земсков. // Население России в 1920-1950 гг.: численность, потери, миграции. - М, 1994.

61. Зима, В. Ф. Голод в СССР 1946-1947 годов: происхождение и последствия./ В. Ф. Зима. -М, 1996. 265 с.

62. Золотые Звезды Приморья. Владивосток: Дальневосточное книжное издательство, 1983. - 256 с.

63. Зубкова, Е. Ю. Общество, вышедшее из войны: русские и немцы в 1945 году./ Е. Ю. Зубкова. // Отечественная история. 1995. - № 3. - с. 90- 100.

64. Зубкова, Е. Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945-1953./ Е. Ю. Зубкова. М: РОССПЭН, 2000. -229с.

65. История крестьянства СССР. Крестьянство в годы упрочения и развития социалистического общества. 1945- конец 50-х годов./ Отв. ред. и авт. предисл. И. М. Волков. М: Наука, 1988. - 493 с.

66. История советского рабочего класса. Рабочий класс СССР в годы упрочения и развития социалистического общества. 1945 — 1960 гг. М: Наука, 1987.-516 с.

67. Исупов, В. А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине XX в. Историко-демографические очерки./ В. А. Исупов. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000. - 243 с.

68. Исупов, В. А. Смертность населения в тыловых районах России в 1941-1942 гг./ В. А. Исупов. // Население России в 1920-1950 гг.: численность, потери, миграции. М, 1994. - с. 95 - 113.

69. Корель, JL В. Социология адаптаций: этюды апологии./ JI. В. Корель. -Новосибирск: ИЭООП СО РАН, 1997. 160 с.

70. Константинов, А. А. Почетные граждане Хабаровска./ А. А. Константинов. Хабаровск, 1997. - 177 с.

71. Кузнецов, Д. В. Восстановление кадрового потенциала органов власти и управления Амурской области в послевоенный период (19451947 гг.) / Д. В. Кузнецов.// Экономика, управление, общество: история и современность.- Ч. 1. Хабаровск, 2004. — с. 192 - 197.

72. Кузнецов, Д. В. Подготовка и проведение выборов в Верховный Совет СССР по Хабаровскому краю в 1946 году./ Д. В. Кузнецов. // Интеллектуальный потенциал вузов на развитие дальневосточного региона России. - Хабаровск, 2003. - с. 143-149.

73. Кулка, Р. А., Шленгер, В. Е. Методология и методы эпидемиологического изучения посттравматического стрессового расстройства./ Р. А. Кулка, В. Е. Шленгер. / Клиническая психология. — СПб: Питер ®, 2000 с.278 - 305.

74. Лавунов, П. П. Сельское хозяйство Амурской области за 40 лет./ П. П. Лавунов. Благовещенск: Амурское книжное изд-во, 1957. - 32 с.

75. Лельчук, В. С. Сменив мечи на орала. Рассказ о четвертой пятилетке (1946-1950 гг.)/В. С. Лельчук.-М: Политиздат, 1967.- 112 с.

76. Назаров, Р. К. Хабаровский край в четвертой сталинской пятилетке./ Р. К. Назаров. Хабаровск: ОГИЗ-ДАЛЬГИЗ, 1947. - 61 с.

77. Очерки истории Дальневосточной организации КПСС (1938-1987). -Хабаровск: Хабаровское книжное изд-во, 1987. 478 с.

78. Очерк истории Приморской организации КПСС. Владивосток: Дальневосточное книжное издательство, 1971.- 424 с.

79. Очерк истории Хабаровской краевой организации КПСС (1900-1978 годы). — Хабаровск: Хабаровское книжное изд-во, 1979. 495 с.

80. Паленко, И. А. Промышленность Амурской области за 40 лет./ И. А. Паленко. Благовещенск: Амурское книжное изд-во, 1957. - 12 с.

81. Пихоя, Р. Г. Советский Союз: история власти. 1945-1991./ Р. Г. Пихоя. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000. - 684 с.

82. Поляк, Г. Б. Послевоенное восстановление народного хозяйства./ Г. Б. Поляк. -М: Финансы и статистика, 1986. — 168 с.

83. Попов, В. П. Причины сокращения численности населения РСФСР после Великой Отечественной войны./ В. П. Попов. // Социс. 1994. - № 10.

84. Попов, В. П. Сталин и проблемы экономической политики после Отечественной войны. (1946 1953)./ В. П. Попов. - М.: РАГС, 2002. -158 с.

85. Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил.: Статистическое исследование. / Под ред. Г. Ф. Кривошеева — М: Олма-пресс, 2001.-608 с.

86. Руководители Хабаровского края (1938 — 1998 гг.)/ Составители Е. Б. Бакшеева, О. И. Иванова, Н. А. Соловьева. Хабаровск: РИОТИП, 1998. -72 с.

87. Рыбаковский, JI. JL Людские потери СССР в Великой Отечественной войне./ Л. Л. Рыбаковский. // Социс. 2000. - № 6. - с. 108 - 117; № 8 - с. 89 - 97.

88. Рыбаковский, Л. Л. Население Дальнего Востока за 150 лет./ Л. Л. Рыбаковский М : Наука, 1990. - 167 с.

89. Сенявская, Е. С. 1941-1945: Фронтовое поколение. Историко-психологическое исследование./ Е. С. Сенявская./ РАН, Ин-т рос. истории. М: ИРИ, 1995. - 218 с.

90. Сенявская, Е. С. Человек на войне: опыт историко-психологической характеристики российского комбатаната./ Е. С. Сенявская.// Отечественная история. 1995. № 3. — с. 7 15.

91. Сенявская, Е. С. Человек на войне: историко-психологические очерки./ Е. С. Сенявская. / РАН, Ин-т рос. истории. М: ИРИ, 1997. -226 с.

92. Слабнина, JI. А. Отмена карточной системы снабжения и решение продовольственной проблемы на Дальнем Востоке в 40-50-е гг./ JI. А. Слабнина. // Исторический опыт освоения Дальнего Востока. Вып. 3 -Изд во АмГУ, Благовещенск, 2000. - с. 473 - 478.

93. Смирнов, А. В. Главный источник нашей силы: Рабочие промышленности СССР. 1945 1970 гг./ А. В. Смирнов. - М: Мысль, 1984.-200 с.

94. Советская деревня в первые послевоенные годы. 1946-1950. М: Наука, 1978.-511 с.

95. Стрельцова, Т. П. Государственная политика послевоенных лет и отношение к ней амурского колхозного крестьянства./ Т. П. Стрельцова. // Исторический опыт освоения Дальнего Востока. Вып. 3 Изд - во АмГУ, Благовещенск, 2000. - с. 151 - 155.

96. Тарабрина, Н.В. Посттравматическое стрессовое расстройство у ветеранов инвалидов (участников боевых действий)/ Н. В. Тарабрина. / Клиническая психология. - СПб: Питер ®, 2000 - с. 325 - 352.

97. Ульянова, М. В. Адаптация демобилизованных фронтовиков к условиям мирной жизни в Хабаровском крае (1945 1953 гг.) / М. В. Ульянова.// Власть и управление на Востоке России. - 2003.- № 1.-е. 124- 129.

98. Ульянова, М. В. Демографическая ситуация в Хабаровском и (9) Приморском краях в 1945 1947 гг. / М. В. Ульянова.// Экономика,управление, общество: история и современность. Ч. 2. - Хабаровск, 2004.-е. 148- 153.

99. Ульянова, М. В. Смертность населения как социальное явление (1945 1953 гг.) / М. В. Ульянова.// Власть и управление на Востоке России. -2004. - № 2. - с. 78 - 82.

100. Ульянова, М. В. Трудоустройство участников войны в дальневосточном регионе. / М. В. Ульянова. // Власть и управление наф Востоке России. 2004. - № 3. - с. 115 - 124.

101. Ульянова, М. В. Трудоустройство инвалидов войны на Дальнем Востоке СССР (1945 1953 гг.). / М. В. Ульянова. // Власть и управление на Востоке России. - 2005. - № 1. — с. 135 - 142.

102. Ульянова, М. В. Обеспечение жильем участников войны на советском Дальнем Востоке в 1945-1953 гг./ М. В. Ульянова.// Экономика, управление, общество: история и современность.- Ч. 2. —

103. Ф Хабаровск, 2005. с. 177 - 185.

104. Быстрова, И. В. Военно-промышленный комплекс СССР в годы холодной воины: стратегические программы, институты,руководители (1945 1964 гг.)/ И. В. Быстрова: Автореф. дис. д-ра ист. наук/ Ин-т рос. ист. Рос. АН — М, 2001. - 58 с.

105. Вербицкая, О. М. Сельское население Российской Федерации в 1939 — 1959 гг. (демографические процессы и семья)./ О. М. Вербицкая: Автореф. дис. д-ра ист. наук/ Ин-т рос. ист. Рос. АН М, 2002. - 50 с.

106. Ермакова, Э. В. Рабочий класс Дальнего Востока в послевоенные годы (1946 1950 гг.)/ Э. В. Ермакова: Автореф. дис. канд. ист. наук/ф АН СССР Сибирское отделение, Дальневосточный филиал им. В. JI.

107. Комарова — Владивосток, 1967. 20 с.

108. Зубкова, Е. Ю. Общественные настроения в послевоенной России 1945 1953 гг./ Е. Ю. Зубкова: Автореф. дис. д-ра ист. наук/ Ин-т рос. ист. Рос. АН - М, 2000. - 46 с.

109. Зяблова, Е. Ю. Личность и власть в спектре адаптационных и конфронтационных процессов/ Е. Ю. Зяблова: Автореф. дис. канд. социолог, наук. Владивосток, 2000. - 22 с.

110. Корель, Л. В. Социология адаптаций: вопросы теории, методологии и методики./ Л. В. Корель: Дис. д-ра социолог, наук./ Ин-т экономики и орг. пром. пр-ва Сиб. отделения Рос. АН. Новосибирск, 1998. - 70 с.

111. Посохова, С. Т. Психология адаптирующейся личности: субъективный подход./ С. Т. Посохова: Автореф. дис. д-ра психол. наук/ Рос. гос. пед. ун-т им. А. И. Герцена. СПб, 2001. - 38 с.

112. Слабнина, Л. А. Материальное благосостояние рабочих Дальнего Востока (1946 1960 гг.)/ Л. А. Слабнина: Автореф. дис. канд. ист. наук. - Владивосток, 1992. - 21 с.

113. Скороходова, И. Г. Социально-педагогические условия адаптации бывших военнослужащих и членов их семей./ И. Г. Скороходова : Автореф. дис. канд. пед. наук. М, 1998. - 24 с.6. Справочная литература.

114. Административно территориальное деление Приморского края. 1856 - 1980 гг.: Справочник. - Владивосток, 1984.

115. Большая советская энциклопедия. М: Советская энциклопедия, 1970 -т. 1.

116. Биологический энциклопедический словарь. М: Советская энциклопедия, 1986.-831 с.

117. Борисов, В. А. Демография./ В. А. Борисов : Учеб. пособие для вузов. М: Издательский дом NOTA BENE, 1999. - 272 с.

118. Гельфанд, В. С. Население СССР за 50 лет (1941 1990)./ В. С. Гельфанд: Стат. справочник. - Пермь: Пермский университет, 1992. -285 с.

119. Девятко, И. Ф. Методы социологического исследования./ И. Ф. Девятко: Учеб. пособие для вузов. — Екатеринбург: Уральский университет, 1998.— 203 с.

120. Демографический энциклопедический справочник. М: Советская энциклопедия, 1985. -607 с.

121. Дети в СССР.: Стат. сборник. М: Статистика, 1979.

122. Дьяченко, М. И., Кандыбович, JI. А. Краткий психологический словарь./ М. И. Дьяченко, JI. А. Кандыбович. М: Хэлтон, 1998. — 399 с.

123. Женщины в СССР.: Стат. материалы. М: Финансы и статистика, 1982.

124. Лоусон, Т., Гэррод, Д. Социология. А Я: Словарь - справочник./ Т. Лоусон, Д. Гэррод. / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. - М: ФАИР -ПРЕСС, 2000. - 608 с.

125. Народное хозяйство Амурской области.: Стат. сборник. — Благовещенск: Амурское книжное изд-во, 1957. 112 с.

126. Народное хозяйство Приморского края.: Стат. сборник. — Владивосток, Приморское книжное изд-во, 1957. 190 с.

127. Народное хозяйство Хабаровского края.: Стат. сборник. Хабаровск: Хабаровское книжное изд-во, 1957. - 128 с.

128. Народное хозяйство СССР за 60 лет.: Стат. сборник. М: Статистика, 1977. -710 с.

129. Народное хозяйство СССР. 1922 1972 гг.: Стат. сборник - М: Статистика, 1972. - 848 с.

130. Население России за 100 лет (1897 1997).: Стат. сборник. - М, 1998. -221 с.

131. Население Советского Союза. 1922 1991. - М: Наука, 1993.- 144 с.

132. Немов, Р. С. Психология./ Р. С. Немов: Словарь-справочник. Ч. 1. -М: Владос Пресс, 2003. 304 с.

133. Новейшая история Отечества: XX век: Учеб. для студ. высш. учеб. (•) заведений: В 2 т./ Под ред. А. Ф. Киселева, Э. М. Щагина. М.:

134. ВЛАДОС, 2002. Т. 2. - 448 с.

135. РСФСР за 50 лет.: Стат. сборник. М: Статистика, 1967. - 255 с.

136. Современная западная социология: Словарь. М: Политиздат, 1990. — 432 с.

137. Соколов, А. К., Тяжельникова, В. С. Курс советской истории. 19411991: Учеб. пособие/ Под ред. А. К. Соколова. М: Высшая школа,1. Ш 1999.-414 с.

138. Философский энциклопедический словарь. М: ИНФРА — М, 1999. -213 с.

139. Харчева, В. Основы социологии/ В. Харчева: Учебник для студентов средних специальных учебных заведений. М: Логос; КноРус, 2000. -302 с.

140. Шелестов, Д. К. Историческая демография/ Д. К. Шелестов: Учеб. пособ. для вузов. М: Высшая школа, 1987. - 288 с.

141. Ядов, В. А. Социологическое исследование: методология, программа, методы./ В. А. Ядов. Самара: Самарский университет, 1995. - 331 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 205123