Основные тенденции ленинградского киноавангарда 1920-х годов тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.03, кандидат искусствоведения Багров, Пётр Алексеевич

Диссертация и автореферат на тему «Основные тенденции ленинградского киноавангарда 1920-х годов». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 420094
Год: 
2011
Автор научной работы: 
Багров, Пётр Алексеевич
Ученая cтепень: 
кандидат искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
17.00.03
Специальность: 
Кино-, теле- и другие экранные искусства
Количество cтраниц: 
183

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Багров, Пётр Алексеевич

Введение.

Глава 1. «Ленинградская школа»: общие принципы и формальные особенности.

Глава 2. Поэтика Евгения Червякова.

Глава 3. Философия и идеология Евгения Червякова.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Основные тенденции ленинградского киноавангарда 1920-х годов"

Советский киноавангард1 1920-х годов — в особенности творчество ведущих режиссёров (Д. Вертова, Л. Кулешова, С. Эйзенштейна, В. Пудовкина, Г. Козинцева, JL Трауберга, Ф. Эрмлера, А. Довженко и др.) — изучен достаточно хорошо. Этому явлению посвящены сотни научных монографий как на русском, так и на иностранных языках. Монографии эти можно условно разделить на две группы. Первую составляет литература по общим вопросам, таким как эволюция киномысли, монтажные теории, актёрские школы, жанры и виды кино, взаимоотношения киноискусства и политики, кинематографа и литературы, театра, живописи и т.д. Сюда — целиком или частично - относятся такие классические работы, как «Пути советского кино и МХАТ» М. Алейникова, «Советские писатели в кинематографе (20 — 30-е годы)» С. Гуревич, «Рисованный и кукольный фильм» С. Гинзбурга, «Поэтика киноискусства» Е. Добина, «Феномен кино» Н. Изволова, «История смотрит в объектив» В. Листова, «Киномысль 1920-х годов» Т. Селезнёвой, «Историческая рецепция кино» Ю. Цивьяна, «Советская кинокомедия» Р. Юренева, многочисленные статьи М. Блеймана, Ю. Богомолова, Я. Бутовского, В. Дёмина, А. Дерябина, С. Дробашенко, Н. Зоркой, Н. Клеймана, Л. Козлова, Е. Марголита, Н. Нусиновой, И. Сэпман, М. Туровской и др. Ко второй группе — наиболее значительной по объёму — принадлежат монографии, посвященные творчеству отдельных кинематографистов. Перечень основных работ этой группы занял бы чрезвычайно много места; можно ограничиться лишь несколькими примерами: «Сергей Эйзенштейн: Портрет художника» И. Аксёнова, «Андрей Москвин, кинооператор» Я. Бутовского, «Абрам Роом» И.

1 В задачи настоящего исследования не входит определение понятия «авангард». Представляется разумным сослаться на фундаментальное трёхтомное исследование А. Крусанова: «Понятие "авангард" определялось и определяется по-разному. И каждый раз, прилагая эти определения к художественным явлениям, исследователи получали, получают и будут получать различные "авангардные" артефакты, размывающие сам термин и усугубляющие и без того значительное взаимонепонимание. "Русский авангард" как имя исторического события, в противоположость искусствоведческому понятию, однозначен, ограничен хронологическими рамками и кругом действующих лиц, что делает термин более точным и понятным». (Крусанов A.B. Русский авангард: 1907 - 1932 (Исторический обзор). В 3 тт. Т. 1. Боевое десятилетие. Кн. 1. М.: Новое литературное обозрение, 2010. С. 17). В данной работе термин «киноавангард» также используется как имя широкоизвестного исторического явления.

Гращенковой, «Козинцев и Трауберг» Е. Добина, «Юлий Райзман» М. Зака, «Портреты» Н. Зоркой, «Пудовкин: Пути творчества» Н. Иезуитова, «Цехановский» В. и Э. Кузнецовых, «Владимир Евгеньевич Егоров» Е. Куманькова, «Жизнь и фильмы Бориса Барнета» М. Кушнирова, «Дзига Вертов» Л. Рошаля, «Иосиф Шпинель (Путь художника)» Т. Тарасовой-Красиной, «Александр Довженко» Р. Юренева.

Однако при столь обширном и многообразном исследовании глобальных проблем истории кино, с одной стороны, и поэтики конкретных деятелей кинематографа, с другой, киноведы сравнительно редко обращали внимание на важное и чрезвычайно любопытное явление: кинематографические школы и направления. Исключения делались лишь в литературе, посвящённой кинематографиям, в той или иной степени автономным, — например, армянскому, грузинскому, украинскому кинематографу или же кинематографу русской эмиграции («Армянское немое кино» Г. Закояна, «УкраТнське радянське кшомистецтво: 1917-1929» И. Корниенко, «Когда мы в Россию вернёмся. Русское кинематографическое зарубежье (1918 - 1939)» Н. Нусиновой, «Взлёт без разбега» Л. Рондели и др.). Впрочем, и здесь остаётся множество пробелов. Например, до сих пор недостаточно освещён в киноведеческой литературе феномен украинской операторской школы 1920-х — 1930-х годов — несмотря на ряд подробных разборов работ М. Кауфмана, А. Калюжного и даже отдельных монографий о творчестве Д. Демуцкого и Ю. Екельчика.

Между тем, как следует из многочисленных рецензий и мемуаров, и в РСФСР в 1920-е годы существовала ярко выраженная кинематографическая школа. Известный критик и кинодраматург М. Блейман противопоставлял Москве, «где талантливые люди работали каждый в отдельности, каждый по-своему, не испытывая даже потребности в творческом общении друг с другом» - «Ленфильм» (в 1920-е годы — ленинградскую фабрику «Совкино»), который «был коллективом. Была единая манера ленфильмовских операторов. Было какое-то единство в творческом почерке режиссуры. Сценаристы "Ленфильма" писали несколько по-другому, чем в Москве, причём и среди них было какое-то единство. Была единая манера школы актёрской игры. Короче, — был стиль л

Ленфильма"» . О цельности и самобытности ленинградской школы писали и ведущие работники кинофабрики: режиссёры Г. Козинцев, Л. Трауберг, С. Юткевич, И. Хейфиц, оператор Е. Михайлов.

Быть может, определённее всех высказывался по этому поводу С. Юткевич: «Сила ленинградской школы <.> заключалась в том, что это был не случайный конгломерат людей, а творческий коллектив молодых художников, очень разнообразных, неуспокоенных, требовательных, спорящих между собой, то есть живущих по законам искусства»3. Большую часть жизни Юткевич провёл в Москве, где в 1920-е годы приобщился к созданию нескольких ключевых произведений киноавангарда (как художник и ассистент А. Роома на фильмах «Предатель», 1926, и «Третья Мещанская», 1927, и как постановщик картины «Кружева», 1928), а в 1940-е — 1980-е занимал положение одного из классиков режиссуры и киноведения. И всё же не случайно «десять ленфильмовских лет» Юткевич выделял особо, а словосочетания «московская школа» не употребил ни разу. «"Ленфильм" отличался с самого же начала от всех других производственных кинопредприятий тем, что объединял он в своих стенах сдружившиеся между собой творческие ячейки, - продолжал он. - Это были не только постоянные съёмочные группы, но и некий своеобразный круг единомышленников, вначале интуитивно и неосознанно, а затем, в тридцатые годы, уже и теоретически и практически обосновавших некую эстетическую платформу, получившую название "ленинградской школы" и выступившую единым фронтом на знаменитом творческом совещании 1935 года в Москве»4.

2 Блеймаи М.Ю. Начало искусства И Из истории Ленфильма. Статьи, воспоминания, документы. 1920-е годы. Вып. I. Л.: Искусство, 1968. С. 8-9.

3 Юткевич С.И. Десять ленфильмовских лет, или Чему я научился на улице Красных Зорь // Юткевич С.И. Собр. соч. в 3 тт. Т. 2. Путь. М: Искусство, 1991. С. 8.

4 Там же. С. 11.

Цельность и сплоченность ленинградских кинематографистов по сравнению с московскими бросилась в глаза американскому режиссёру Ф. Капре, посетившему Советский Союз в 1937 году. Отмечая ветхость здания, примитивное оборудование и общую техническую отсталость «Ленфильма», он признал, что «кинематографисты обнаруживали больше воодушевления, больше мужества, поддерживая закваску интеллектуального инакомыслия, которым славился Ленинград»5.

Единство и самобытность ленинградской кинематографии отмечали критики - не только ленинградские критики, но и рецензенты ведущих московских изданий, и даже иностранные авторы. X. Касл, один из ведущих рецензентов британского журнала «Close Up», рассуждая о возможных путях кинематографа в Англии, писал: «На что мы нацелены? Где мы? Что победит: искусство или касса? <.> Голливуд или Ленинград? <.> Кинг Видор или Эйзенштейн?»6. То есть в качестве единичного представителя советской кинематографии берётся Эйзенштейн, что вполне логично, но, когда речь уже идёт о некоей школе или, скажем, кинематографическом сообществе, критик называет не Москву (в которой работал тот же Эйзенштейн или пользовавшийся в Англии чрезвычайным авторитетом Пудовкин), а Ленинград.

Это взяли на вооружение и будущие исследователи: «1925—1935 годы отмечены противостоянием кинематографа Ленинграда и Москвы, хотя в Москве не было выраженной школы, а были отдельные яркие индивидуальности <.>. Поэтому само существование ленинградской школы подчёркивало наличие какого-то идущего ещё от Санкт-Петербурга духа, объединяющего многих очень разных ленинградцев»7.

Корни следует искать в общекультурных традициях обеих столиц. Москва исконно придерживалась русской традиции с её многоукладностью. Петербург

5 Capra F. The Name Above the Title: An Autobiography. New York, The Macmillan Company, 1971. P. 208. Перевод автора диссертации.

6 Castle H. The Battle ofWardour Street in Close Up. Vol. IV, No. 3 (1929). P. 14. Перевод автора диссертации.

7 Бутовский Я.Л. Григорий Козинцев и золотой век довоенного «Ленфильма» // Киноведческие записки. 2004. №70. С. 135. ориентировался на западноевропейскую культуру и ментальность. Самым наглядным образом это проявилось в архитектуре. Ключевым определением московской архитектуры может быть «эклектика», а петербургской — «ансамбль». Архитектура, в свою очередь, повлияла на живопись и графику. В. Кузнецова на основе анализа практических работ и немногих теоретических статей ленфильмовцев, а также личных бесед с ветеранами (Е. Енеем, Н. Суворовым, М. Цехановским) доказывала косвенное, но явственно ощутимое влияние «Мира искусства» и конкретно А. Бенуа на ленинградскую школу — на о этот раз «ленинградскую школу художников кино» . Стоит отметить, что Кузнецовой была неизвестна биография одного из ведущих ленинградских художников кино С. Мейнкина, в начале 1920-х годов непосредственно работавшего в Париже под руководством А. и Н. Бенуа9. Равно как и следующее высказывание, принадлежащее Е. Михайлову — не только старейшему ленинградскому оператору, но и родному племяннику «мирискусника» К. Сомова: «Можно сравнить с "Миром искусства". <.> точно так же и в кинематографии открыли город. Потому что съёмки города и его памятников — очень типичная вещь для ленинградской школы. По существу, она и началась с этого. <.> Это, конечно, такой признак внешний, но очень существенный»10.

Подобным образом объяснял природу ленфильмовской цельности и сторонний наблюдатель Капра: «Москва — восточный Чикаго, а Ленинград — восточный Париж, город просторный, город классической красоты, созданный итальянскими и французскими архитекторами по распоряжению Петра Великого. Ленинградские кинематографисты похвалялись художественной свободой, большей, нежели у их московских собратьев: Ленинград был

8 Кузнецова В.А. Александр Бенуа и ленинградская школа художников кино // Век петербургского кино: Сборник научных трудов. СПб: РИИИ, 2007. С. 132-151.

9 Личный архив С.Л. Мейнкина, хранящийся у внука, О.Д. Данилова.

10 Интервью Е.С. Михайлова Я.Л. Бутовскому (13 февраля 1974 г., Ленинград) // Личный архив Я.Л. Бутовского. интеллектуальным и культурным центром, а Москва — центром политическим»11.

Единым целым ленинградцы осознавали себя, прежде всего, по отношению к режиссёрам старшего поколения, к «традиционалистам». Ю. Тынянов именно в этом видел главную задачу своих «фэксовских» сценариев: «"Шинель" была вещью полемической: она полемизировала с лёгкой и бесплотной удачей

19

Коллежского регистратора"» . «Когда мы с Ю.Г. Оксманом писали сценарий этой вещи [«С.В.Д.»], мы хотели в противовес мундирам, безвкусице и параду, данным в "Декабристах", осветить крайнюю левую декабристского движения»13. «Различие поколений - несхожесть их стремлений и вкусов — было полным»14, вспоминал Козинцев. Он иронизировал по этому поводу и в 1920-е годы (в письме к Эйзенштейну): «Как Вы уступили нам Сабинского? Непонятно»15, и в 1960-е (в письме к Эрмлеру): «Читал ли <.> воспоминания Ивановского? Вот уж кому вспоминать нечего»16, а в собственных мемуарах с раздражением подводил итог: «Иногда они возвышенно говорили о "реализме", "служении правде", однако рассказы о сценарии, написанном на манжете во время ужина в "Яре", или о ленте, снятой за ночь в чужих декорациях (подкупив сторожа ателье), получались у них живее»17. Эрмлер также с первых лет работы в кино поставил себе целью «"старикам" показать, как надо

1Я работать» .

Связано это прежде всего с тем, что именно в Ленинграде работали наиболее сильные «противники». По выражению Н. Нусиновой и Ю. Цивьяна,

11 Capra F. The Name Above the Title: An Autobiography. P. 208. Перевод автора диссертации.

12 Тынянов Ю.Н. О фэксах// Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М.: Наука, 1978. С. 347. «Коллежский регистратор» (1925) — фильм Ю. Желябужского по мотивам повести А. Пушкина «Станционный смотритель», «Декабристы» (1926) — фильм А. Ивановского.

13 Там же.

14 Козинцев Г.М. Глубокий экран // Козинцев Г.М. Собр. соч. в 5 тт. Т. 1. С. 161. С. 71.

15 Г.М. Козинцев - С.М. Эйзенштейну. После 26 января 1926 года // Переписка Г.М. Козинцева. М.: Артист. Режиссёр. Театр, 1998. С. 11.

16 Г.М. Козинцев — Ф.М. Эрмлеру. Конец января — начало февраля 1966 года // Переписка Г.М. Козинцева. С. 293.

17 Козинцев Г.М. Глубокий экран. С. 65.

18 Эрмлер Ф.М. Автобиографические заметки // Фридрих Эрмлер. Документы, статьи, воспоминания. Л.: Искусство, 1974. С. 96. после Революции 1917 года «эмигрировали не только кинематографисты, но в известном смысле и само русское кино»19. Те немногие, кто остался в России, рано или поздно оказывались на ленинградской кинофабрике «Севзапкино» (затем «Совкино», «Союзкино», «Росфильм» и, наконец, «Ленфильм») — по крайней мере, такова судьба почти всех ведущих режиссёров. Возможно, этот выбор объясняется бесплатными «естественными декорациями» петербургской архитектуры, бывшей костюмерной Императорских театров, пустующими дворцами: режиссёры старшего поколения предпочитали экранизировать классику и снимать исторические мелодрамы из придворной жизни. «Дворец и крепость» (1923) А. Ивановского стал первым коммерчески-успешным фильмом Советской России и завоевал не только массового зрителя, но и интеллектуалов (восторженные рецензии на эту картину принадлежат лидерам формальной школы Б. Томашевскому и Б. Эйхенбауму)20. Один из самых авторитетных режиссёров дореволюционного кино В. Гардин, осторожный, опытный и тонко чувствовавший конъюнктуру, проработав несколько лет в Москве и в Крыму, перебрался в Ленинград. Наконец, в 1925 году с московской фабрики «Госкино» на ленинградскую перешёл Ч. Сабинский (о чём и писал Эйзенштейну Козинцев), режиссёр с большим стажем и едва ли не крупнейший художник-декоратор раннего русского кино. Под влиянием этой, ведущей, тройки повысился уровень и двух режиссёров «второго эшелона»: В. Висковского и А. Пантелеева.

Традиционалисты» заняли на ленинградской кинофабрике заметную позицию. Можно сказать, что ленинградское кино претендовало на роль наследника кино буржуазного (или — если отбросить идеологию — хранителя традиций дореволюционного кинематографа). Молодые кинематографисты, сколько бы они ни иронизировали, всё же на первых порах оставались дилетантами, ни разу не бравшими в руки камеру. Между тем, у каждого из их

19 Нусинова Н.И., Цивьян Ю.Г. Взгляд друг на друга. Два русских кино 20-х годов // Искусство кино. 1996. № 4. С. 20.

20 Томашевский Б.В., Монокль [Эйхенбаум Б.М.]. Блестящая победа «Севзапкино» // Жизнь искусства. 1924. № 5. С. 26. противников был многолетний стаж. Показательно, что филологи «формальной

21 школы», дружба и влияние которых были столь значимы для фэксов , вовсе не гнушались работой со «стариками». Сценарий «C.B.Д.», написанный в 1925 году, хоть и противостоял «мундирам, безвкусице и параду» «Декабристов», предназначался сперва вовсе не фэксам, а Сабинскому. Следующий сценарий Тынянова и Оксмана (совм. с М. Блейманом) «Ася» экранизировал в 1928 году сам автор «Декабристов» - Ивановский. Автором надписей к «Катерине Измайловой» (1926) Сабинского был Эйхенбаум. На роль Пушкина в исторической мелодраме Гардина «Поэт и царь» пробовался Тынянов. «Киномолодняк» должен был стремительно завоёвывать место под солнцем и потому наступал единым фронтом.

В Москве подобной картины не наблюдалось. Ни Ю. Желябужский, ни А. Иванов-Гай, ни Б. Светозаров серьёзной угрозы не представляли. Единственным сильным противником мог бы стать Я. Протазанов, но он-то как раз внимательно присматривался к поискам молодых и при первой возможности брал новые формальные открытия на вооружение.

Боролись с «театральщиной», вялой фабульностью, натурализмом, установкой на «чёткую фотографию». Так, в противостоянии «традиционной» кинематографии оттачивался язык кино-авангарда: это возможно лишь при сопротивлении материала. «Питер <.> висел между настоящим и будущим, — писал В. Шкловский, — веса в нём, как в ядре между землёй и луной не существовало. Это давало размах экспериментам. Существовала ещё литературная традиция, очень сильная в Питере. Многие писатели сами ходили

22 готовыми памятниками. Эксперимент был направлен против традиции» .

Единение перед лицом «стариков» автоматически оборачивалось и единением перед лицом москвичей. «Честь марки "Ленфильма" защищалась с

21 Следуя традиции, сложившейся в киноведческой литературе, в случаях, когда речь идёт о Фабрике Эксцентрического Актёра, аббревиатура ФЭКС пишется прописными буквами; если же речь идёт о её создателях, Г. Козинцеве и Л. Трауберге - строчными («фэксы»),

22 Шкловский В.Б. О рождении и жизни фэксов // Недоброво В.В. ФЭКС: Григорий Козинцев, Леонид Трауберг. М.-Л.: Теакинопечать, 1928. С. 4. преувеличенной сплоченностью, — писал Юткевич. — Здесь, может быть, сказывался неосознанный "комплекс провинциализма": мы ревновали к Москве, к центру, к столице. Нам казалось, что там хотят нас обидеть, преуменьшить наши достижения. Поэтому при поездках в Москву все внутренние ожесточённые споры, проводившиеся открыто на студии, сразу куда-то исчезали и мы выступали единым фронтом против в большинстве

23 случаев не существовавших и выдуманных противников» . Козинцев с ностальгией вспоминал «весёлые наезды в Москву — "ленинградцы едут!"»24. Ф. Эрмлер, когда в середине 1930-х годов забрезжила идея совместной постановки с Эйзенштейном, был напуган возможным переездом в столицу и писал потенциальному соавтору: «Москву я ненавижу, работать там — значит ввязываться в грязную клоаку»25.

Не последнюю роль сыграло здесь и то обстоятельство, что 30 декабря 1922 года столица была перенесена из Петрограда в Москву. Имперский город мгновенно получил статус провинции. Как ни парадоксально, острее всего это воспринимали фэксы, сами лишь недавно приехавшие с Украины. На обложке их сборника «Эксцентризм» было указано: «Эксцентрополис (бывш. Петроград)». «Само понятие "эксцентризм", - пишет Н. Нусинова, — «весьма вероятно, выражает самоощущение ленинградских художников того времени, в результате правительственного декрета вытесненных из культурного центра

26

России и попавших в положение московских маргиналов» . «Петроград был в какой-то негласной, глухой вражде к Москве, — вспоминал Л. Трауберг. — Потому что в 1917-1918-м году Петроград потерял звание столицы. И поэтому он стал как бы осколком России на отшибе. И в то же время он не был

23 Юткевич С.И. Десять ленфильмовских лет. С. 12.

24 Г.М. Козинцев - С.И. Юткевичу. 14.01.1939 // Переписка Г.М. Козинцева. С. 35.

25 «Москву я ненавижу, работать там — значит ввязываться в грязную клоаку». Письма Ф.М. Эрмлера С.М. Эйзенштейну // Киноведческие записки. 2003. № 63. С. 129.

26 [Нусинова Н.И.] «Женщина Эдисона». Первый сценарий фэксов // Киноведческие записи. 1990. № 7. С. 83. провинцией и уже не столицей. <.> Мы были такими патриотами-петроградцами, считали, что мы всех лучше»27.

Противостояние ленинградских и московских кинематографистов сохранялось долгие годы, усугублённое в 1940-е годы тем, что многие из классиков «Ленфильма» после эвакуации в Среднюю Азию перевелись в

Москву, где сформировали своеобразную «пятую колонну». Ассистент режиссёра А. Тубеншляк рассказывала, как уже в 1948 году снимал

Сталинградскую битву» перешедший на «Мосфильм» В. Петров: перед началом съёмок он собрал у себя всех ленинградцев, оказавшихся в Москве, и долго рассказывал о разнице между породами московской и ленинградской,

28 призывая к сплоченности и осторожности .

Впрочем, следует оговорить, что в 1920-е годы речь всё же шла, скорее, о дружеском соперничестве. Тем более, что своего «духовного лидера» в Ленинграде не было. В какой-то мере таким лидером, как это ни парадоксально, можно считать работающего в Москве Эйзенштейна. «В Ленинграде складывалась "школа", — вспоминал М. Блейман. — И пусть её глава, Сергей Михайлович Эйзенштейн, находился в Москве, его не ученики, — нет, прозелиты - работали в Ленинграде»29.

С этой точкой зрения можно соглашаться или не соглашаться (в конце концов, у Эйзенштейна имелись и непосредственные ученики в Москве: Г. Александров, А. Лёвшин, И. Пырьев, Б. Юрцев), но в главной своей предпосылке Блейман абсолютно прав: «Может быть, это покажется странным, но в Москве Эйзенштейн успеха не имел, если понимать под этим понятием не только признание, но и творческое влияние»30. Действительно, влияние Эйзенштейна ощутимо, прежде всего, в работах откровенно эпигонских.

27 Нусинова Н.И. «Похождения Октябрины» (К вопросу об особенностях жанровой структуры и этимологии фильма) // Дар и крест: Памяти Натальи Трауберг. СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2010. С. 168-169.

28 Интервью А.Д. Тубеншляк автору (1 октября 2010 г., Санкт-Петербург).

29 Блейман М.Ю. О кино - свидетельские показания. М.: Искусство, 1973. С. 92.

30 Там же.

Московские режиссёры «первого звена» сами выступали как лидеры, имели собственных прозелитов и - что чрезвычайно показательно — выпускали собственные манифесты и теоретические труды.

Действительно, к породе режиссёров-теоретиков относились только представители московского киноавангарда — почему-то эта особенность до сих пор никем из исследователей не была отмечена. Теоретическое наследие Эйзенштейна 1920-х — начала 1930-х годов составляет не один том. Пудовкин и Кулешов помимо статей в периодической печати выпустили по несколько книг каждый («Кинорежиссёр и киноматериал», «Киносценарий», «Актёр в фильме» и «Искусство кино (Мой опыт)», «Практика кинорежиссуры», «Репетиционный метод в кино» соответственно). Множество статей теоретического — или, скорее, «манифестационного» — характера принадлежит Д. Вертову и Э. Шуб. Даже А. Роом, который печатался сравнительно редко, опубликовал статью «Мои киноубеждения», тотчас же и безоговорочно воспринятую как манифест.

Ленинградцы теоретических работ не писали. Скандальные печатные выступления фэксов (сборник «Эксцентризм» и др.) относятся ещё к театральному периоду работы мастерской — во второй половине 1920-х Козинцев и Трауберг ничего принципиального не писали. У Эрмлера за все 1920-е годы не наберётся и десятка публикаций, причём наиболее значимые из них имеют абсолютно конкретный адрес: они сочинены в ответ на критику фильмов самого Эрмлера или его коллег. Е. Червяковым, если не считать ответов на анкеты кинопрессы, в 1920-е годы написано четыре статьи, каждая из которых предуведомляет очередную работу режиссёра. Количество публикаций В. Петрова в годы немого кино, по-видимому, и вовсе сводится к одной. И. Трауберг - не только режиссёр, но и киновед, автор множества рецензий и нескольких популярных брошюр о западном кино - не написал ни одной «автотеоретической» работы. Показательно, что знаменитая книга ленинградского режиссёра С. Васильева «Монтаж кино-картины» была написана за сравнительно короткий период работы в Москве. И лишь С.

Тимошенко, автор монографий «Искусство кино и монтаж фильма» и «Что должен знать кинорежиссёр», является исключением — тем самым исключением, которое лишь подтверждает правило: вся творческая биография этого театрального актёра, эстрадного конферансье, активнейшего теоретика монтажа и автора популярных музыкальных комедий весьма экстраординарна.

Стоит отметить, что и на Украине, где работали такие крупные и самобытные художники, как А. Довженко и И. Кавалеридзе, режиссёров-теоретиков не было. И это при том, что и Довженко, и Кавалеридзе были одарены литературно (как, впрочем, и Козинцев, который всё-таки стал крупным теоретиком — но лишь в эпоху звукового кино).

С другой стороны, в Ленинграде — при полном отсутствии автотеоретической рефлексии кинематографистов — находился центр кинокритики и зарождающейся кинотеории. Именно здесь работали Э. Арнольди, М. Блейман, Б. Бродянский, Б. Коломаров, Б. Мазинг, В. Недоброво, А. Пиотровский, здесь вышел сборник «Поэтика кино» со статьями Ю. Тынянова, В. Шкловского, Б. Эйхенбаума. Было ли это причиной «молчания» режиссёров или, наоборот, следствием — отдельный вопрос, выходящий далеко за рамки настоящего исследования.

Что же касается Эйзенштейна, то лидером он был весьма специфическим. Ленфильмовцы прошли несколько стадий: от безоговорочного приятия всего творчества Эйзенштейна, до острой полемики с ним. Они подхватили лозунг «эксперимент, понятный миллионам»31, выдвинутый режиссёром при постановке «Генеральной линии» («Фильм при выходе вряд ли был доступен даже сотням»32, — не то сожалел, не то иронизировал Козинцев много лет спустя). На практике эйзенштейновский лозунг был реализован именно ленфильмовцами, но лишь в эпоху звукового кино: в «Чапаеве», «Юности Максима», «Депутате Балтики». В 1935 году «Ленфильм» получает орден Ленина, диплом на Московском международном фестивале, покровительство

31 Эйзенштейн С.М., Александров Г.В. Эксперимент, понятный миллионам // Советский экран. 1929. № 6. С. 6-7.

32 Козинцев Г.М. Глубокий экран. С. 132. начальника ГУКФа Б. Шумяцкого и негласно признаётся лучшей киностудией страны. На Первом Всесоюзном совещании творческих работников советской кинематографии ленинградцы со всей страстью нападают на бывшего «властителя дум»: и Л. Трауберг, и С. Юткевич, и С. Васильев . Дружеское соперничество окончательно переросло в открытое противостояние лишь в 1942 году в Алма-Ате, куда эвакуировались одновременно «Ленфильм» и «Мосфильм».

Литература, посвящённая ленинградским фильмам 1920-х годов, весьма обширна. Кроме вышеупомянутых работ Я. Бутовского, Е. Добина, В. и Э. Кузнецовых, можно назвать монографии В. Недоброво «ФЭКС», Б. Бродянского «Фёдор Никитин» и «Владимир Петров», В. Гарина «Андрей Москвин», И. Вайсфельда «Г. Козинцев и Л. Трауберг: Творческий путь», Н. Коварского «Фридрих Эрмлер», В. Кузнецовой «Евгений Еней», М. Вердоне и Б. Аменгуаля «La Feks», Г. Родионовой «Николай Георгиевич Суворов», В. Боровкова «Фёдор Никитин», Б. Лиминг «Grigori Kozintsev», О. Булгаковой «FEKS - die Fabrik des exzentrischen Schauspielers», Б. Поливоды «FÈKS — Fabrik des exzentrischen Schauspielers: Vom Exzentrismus zur Poetik des Films in der frühen Sowjetkultur», А. Караганова «Григорий Козинцев: от "Царя Максимилиана" до "Короля Лира"», сборники «Кинооператор Андрей Москвин», «Кинооператор Вячеслав Горданов», «Фридрих Эрмлер: Документы, статьи, воспоминания», «Leonid Trauberg et l'excentrisme», «Век петербургского кино», специальные выпуски историко-теоретического журнала «Киноведческие записки»: № 7 («фэксовский») и № 63 («петербургский»). Наконец, в 1968-1975 годах вышло четыре сборника «Из истории Ленфильма. Статьи, воспоминания, документы», из которых в первых трёх представлены тщательно отобранные документы, мемуары и статьи о работе ленинградской кинофабрики в 1920-е годы.

33 За большое киноискусство. М.: Кинофотоиздат, 1935.

И всё же до сих пор не делалось попыток составить некую общую картину и рассмотреть ленинградские фильмы в совокупности, как единое целое, сравнивая их с московской кинопродукцией. Феномен ленинградской школы фактически остаётся неисследованным.

Стремление выявить некоторые закономерности становления и развития ленинградской школы прослеживается в работах Я. Бутовского и В. Кузнецовой, посвящённых более конкретным вопросам — таким как творчество отдельных ленинградских операторов и художников кино. На конференции научной секции «Кино Санкт-Петербурга» Института исследований Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона (2003) они выступили с докладами, в которых - пусть и на профессионально-локальном материале - очерчивался основной круг проблем, связанных с изучением ленинградской школы, и которые можно считать серьёзными заявками на большое исследование34. Много ценных наблюдений содержится в учебном пособии Е. Марголита

2 с

Советское киноискусство. Основные этапы становления и развития» , но в силу сочетания масштаба исследования и небольшого объёма книги автор не имел возможности остановиться на материале ленинградской школы подробно.

Таким образом, проблема изучения и осмысления столь значительного явления, как ленинградская школа кино, заявлена многими авторитетными исследователями и самими кинематографистами, но отдельных работ, посвящённых этой теме до сих пор не существует. Затронув ряд ключевых вопросов, авторы не решились дать на них развёрнутые ответы.

Связано это, в первую очередь, с тем, что многие этапные произведения ленинградских кинематографистов утрачены. Дело в том, что с 1933 года негативы и позитивные копии большей части продукции ленинградских

34 Бутовский ЯЛ. Ленинградская операторская школа. Вторая половина 20-х годов. Тезисы // Кино Санкт-Петербурга: Сборник материалов конференции научной секции «Кино Санкт-Петербурга» Института исследований Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона. СПб.: ТЕССА, 2004. С. 131-136; Кузнег(0ва В.А. Ленинградская школа художников кино. Там же. С. 136-142.

35 Марголит Е.Я. Советское киноискусство. Основные этапы становления и развития (Краткий очерк истории художественного кино): Учебное пособие. М.: Всесоюзный заочный народный университет искусств, 1988. С. 15-16. кинофабрик находились в фильмохранилище, расположенном под Ленинградом, в Детском Селе (ныне Пушкин). В первые дни войны в здание фильмохранилища (бывший Фёдоровский собор) попала немецкая бомба. По другим сведениям, здание было подожжено немцами незадолго до освобождения Детского села советскими войсками. Таким образом оказались утраченными первые картины фэксов («Похождения Октябрины», 1924, «Мишки против Юденича», 1925, «Братишка», 1926), Ф. Эрмлера («Скарлатина», 1924, «Дети бури», 1926), погибли все немые фильмы А. Зархи и И. Хейфица («Война войне», 1928, «Песнь о металле», 1928, «Ветер в лицо», 1930, «Полдень», 1931), А. Иванова («Косая линия», 1928, «Луна слева», 1928, «Транспорт огня», .1929, «Есть, капитан!», 1930, «Тараканьи ужасы», 1931, «Три солдата», 1932, «Женитьба Яна Кнукке», 1934), шесть первых работ В. Петрова («Золотой мёд», 1928, «Джой и Дружок», 1928, «Адрес Ленина», 1929, «Фриц Бауэр», 1930, «Плотина», 1931, «Беглец», 1932), шесть картин С. Тимошенко («Радиодетектив», 1925, «Ордер на жизнь», 1927, «Турбина № 3»,

1927, «Два броневика», 1928, «Заговор мёртвых», 1930, «Жить», 1933), все, кроме одного, фильмы Б. Шписа («Чужой пиджак», 1927, «Синие воротники»,

1928, «Снежные ребята», 1928, «Дорога в мир», 1929, «Мститель», 1930, «Инженер Гоф», 1935), множество картин В. Брауна, М. Донского, Э. Иогансона, П. Петрова-Бытова, И. Трауберга, В. Шмидтгофа и др.

Но едва ли не самой крупной потерей можно считать гибель трёх немых фильмов Е. Червякова — ведущего (наряду с фэксами и Эрмлером) режиссёра ленинградской кинофабрики в 1920-е годы и, более того, одного из самых ярких и оригинальных кинорежиссёров страны. Как точно определил современный американский исследователь Р. Бёрд, фильмы Червякова «на короткое время в конце 1920-х годов стали эталоном поэтического кино» . Его первые картины «Девушка с далёкой реки» (1927), «Мой сын» (1928) и

36 Bird R. Russian Symbolism and the Aesthetics of Cinema: Viacheslav Ivanov, Alexander Bakshy and Adrian Piotrovsky in Sankirtos: Studies in Rttssian and East European Literature, Society and Culture. In Honor of Tomas Venclova. Frankfurt am Main: Peter Lang GmbH, Internationaler Verlag der Wissenschaften, 2008. P. 208-209.

Золотой клюв» (1929) были расценены современниками как «знамя» о о ленинградской кинофабрики, «исходная точка жанра» , «новая веха в развитии нашей кинематографии» . Ленинградская газета «Кино» посвятила Червякову следующий акростих, обладающий сомнительными поэтическими достоинствами, но точно характеризующий положение режиссёра:

Чем режиссер сей не богат! Едва сдав «Девушку» в прокат, Родня он - есть тому причина — Весьма талантливого «Сына». Ясней не скажешь. Но потом — Как то ни ново, как ни странно — Он и поэзии экранной Вдобавок сделался отцом!40 Творчество Червякова, наряду с фильмами А. Довженко и В. Пудовкина, противопоставлялось «интеллектуальному» кинематографу Эйзенштейна. О значимости фигуры Червякова говорят не только многочисленные восторженные рецензии на его собственные картины, но и (быть может, даже в большей степени) беглые упоминания его фамилии в статьях на совсем другие темы. Так, А. Пиотровский, сетуя на крайне низкий формальный и идеологический уровень современной продукции, пишет, что «исключения всё еще насчитываются только единицами» и называет «"Конец Санкт

Петербурга", "Октябрь", фильмы Червякова, Эрмлера»41. А. Б. Бродянский в рецензии на картину начинающего режиссёра А. Гавронского определяет его место в том отряде советской кинематографии, в первых рядах которого идут

Пудовкин и Червяков»42. Высоким авторитетом Червяков обладал и у коллегрежиссёров. А. Довженко признавал, что «многое у него воспринял»43. С.

Васильев, «когда в 1956 году вышел из печати первый том "Очерков истории

37 Блеймаи М.Ю. О кино — свидетельские показания. С. 31.

38 Недоброво В.В. «Девушка с далёкой реки» // Кино (Л.). 1928. № 20(124). 15 мая. С. 2.

39 Мокульский С.С. «Девушка с далёкой реки» // Жизнь искусства. 1928. № 20. С. 9.

40 Случайные комплимент (акростих) // Кино (Л.). 1928,27 мая. № 22(126). С. 3.

41 Пиотровский А.И. Советская кинематография - социалистическое искусство // Кино (Л.). 1928. № 45. 6 ноября. С. 2.

42 Бродянский Б.Л. О хорошей картине и скверной политике // Кино (Л.). 1928. №41.7 октября. С. 2.

43 Мичурин Г.М. Актёр в немом кино // Из истории Ленфильма. Статьи, воспоминания, документы. 1920-е годы. Вып. 1. Л.: Искусство, 1968. С. 62. советского кино"» Академии Наук СССР, и оказалось, что имя Евгения Червякова в нем начисто отсутствует <.> с негодованием заявил на вечере в Ленинградском Доме кино: "Для киноведов, считающих себя таковыми, это убийственно!"»44.

Тем не менее, вот уже почти семь десятилетий составить представление о творческой манере Червякова возможно лишь опосредованно — по сценариям, рецензиям, мемуарам, рекламным фотографиям. Последняя немая картина режиссёра «Города и годы» (1930) сохранилась не полностью и, к тому же, была исковеркана цензурой. Звуковые фильмы Червякова «Заключённые» (1936), «Честь» (1938), «Станица Дальняя» (1939), «У старой няни» (1941) создавались режиссёром в состоянии тяжёлой депрессии, под давлением киноруководства, и могут рассматриваться лишь как работы компромиссные: они вряд ли дадут представление о своеобразной эстетике его ранних фильмов. Таким образом, творчество одного из крупнейших режиссёров советского немого кино оказалось практически выпавшим из научного киноведческого оборота.

При жизни Е. Червякова его фильмы неоднократно разбирались в рецензиях, но за исключением А. Пиотровского, посвятившего режиссёру две больших статьи45 и часто упоминавшего его в общетеоретических работах, попыток серьёзного киноведческого анализа никто не предпринимал. Начиная с 1930-х годов имя режиссёра фактически выпадает из киноведческого оборота. Новый всплеск интереса к творчеству Червякова наблюдается с конца 1950-х по начало 1970-х годов, когда выходят небольшие статьи С. Гинзбурга46, Д. Иванеева47, С. Фрейлиха48, мемуарные заметки С. Герасимова49 и др. С. Юткевич, требуя уже в первый год «оттепели» пересмотра канонической

44 Ефимов H.H. Евгений Червяков. Неопубликованная монография // Киноведческие записки. 2007. № 84. С. 275-276.

45 Пиотровский А.И. Е. Червяков // Жизнь искусства. 1928. № 33. С. 8-9; Пиотровский А.И. Удачи и поражения Червякова//Жизнь искусства. 1929. № 15. С. 8-9.

46 Гинзбург С.С. Творчество художника-патриота. Памяти Евгения Червякова // Искусство кино. 1957. № 9. С. 121-129.

47 Иванеев Д.Г. Памяти Е. Червякова. Режиссёр-гражданин // Кадр (Л.). 1962. № 8. С. 4.

48 Фреших С.И. Подвиг Евгения Червякова// Фреших С.И. Чувство экрана. М.: Искусство, 1972. С. 194-199.

49 Герасимов С.А. Памяти друга // Советская культура (М.). 1960. 5 марта. С. 3. истории советского кино, в своей революционной для отечественного киноведения статье уделяет Червякову самое видное место, называя его фильмы «бесспорным вкладом в сокровищницу советского немого кино»50. Первую - и во многом удачную — попытку серьёзного искусствоведческого анализа феномена Е. Червякова предпринимает в конце 1960-х годов киновед С. Гуревич — составитель раздела, посвященного режиссёру, в первом сборнике «Из истории Ленфильма»51. Архивные публикации предваряет собственная

52 статья Гуревич «За камерой стояло трое.» . Вслед за этим выходит небольшая (4 п.л.) монография Р. Юренева «Кинорежиссёр Евгений Червяков»53. Однако при рассказе о первых, наиболее значительных картинах режиссёра и Гуревич, и Юреневу приходилось опираться на вторичные, косвенные источники, так как сами фильмы всё ещё оставались недоступными. В эти же годы - как недавно удалось установить — монографию о Червякове писал старейший киновед Н. Ефимов. Современник режиссёра, он подробнейшим образом по памяти восстанавливал содержание утраченных картин - и в этом главная ценность его работы. Некоторые положения монографии были изложены в отдельных статьях54, однако целиком книга так и не была выпущена, и более тридцати лет оставалась неизвестна исследователем. Рукопись её, обнаруженная автором диссертации в Кинокабинете Российского Института истории искусства, опубликована в 2007сс

2009 годах . Наконец, стоит упомянуть диссертацию И. Гращенковой «Проблемы быта и морали в советском киноискусстве 20-х годов». Автор не разбирает фильмы Червякова подробно, но впервые помещает их в широкий

50 Юткевич С.И. О некоторых спорных вопросах истории советского кино // Вопросы киноискусства. Ежегодный историко-теоретический сборник. Вып. 2. М.: Издательство АН СССР, 1957. С. 168.

51 Из истории Ленфильма. Статьи, воспоминания, документы. Вып. 1. Л.: Искусство, 1968. С. 81-198.

52 Там же. С. 82-102.

53 Юренев Р.Н. Кинорежиссёр Евгений Червяков. М.: Союз кинематографистов СССР; Бюро пропаганды советского киноискусства, 1972.

54 Ефимов H.H. На первых подступах к ленинской теме // Искусство кино. 1969. № 12. С. 109-116; Ефимов H.H. Из истории актерского кинематографа 20-х годов // Вопросы истории и теории кино. Вып. 1. Л.: Искусство, 1973. С. 80-95.

55 Ефимов H.H. Евгений Червяков // Киноведческие записки. 2007. № 84. С. 275-319; 2009. № 87. С. 127-162. кинематографический контекст56. С середины 1970-х годов серьёзных попыток исследования творчества Е. Червякова не предпринималось.

Это привело к тому, что, хоть фамилия Червякова после возмущённого выступления С. Васильева и попала в учебники истории советского кино, авторы соответствующих разделов курса на протяжении последних десятилетий добросовестно излагали тексты Пиотровского 1920-х годов или, в лучшем случае, работы Гуревич и Юренева 1960-х - 1970-х, не имея возможности самостоятельно анализировать сами фильмы. А в зарубежных трудах фигура Червякова зачастую представлена искажённо. Так, в претендующей на фундаментальность книге Д. Янгблад Червяков упомянут, в первую очередь, как один из создателей коммерческого боевика «Поэт и царь», картина «Города и годы», несмотря на ряд тонких замечаний автора, даётся вне реального кинематографического контекста, как пример «клиширования» в немом кино, а основные работы режиссёра совсем не рассматриваются . П. Рота — современник Червякова — в книге, первое издание которой вышло ещё в 1930 году, пытается описать картину «Мой сын», обладая неполной и отчасти неверной информацией58. Во многих зарубежных обзорных монографиях фамилия режиссёра и вовсе отсутствует (труды Д. Робинсона, Э. Уиддис, X. Уэйкмена). Даже в скрупулёзном исследовании Дж. Лейды, до сих пор являющимся настолькой книгой для западных специалистов по истории советского кино, Червяков упоминается лишь вскользь59. Между тем, в архиве исследователя сохранились карточки с подробными фильмографическими данными по картинам «Мой сын», «Золотой клюв» и «Поэт и царь»60. Кроме того, в 1930-1940-е годы Лейда неоднократно сотрудничал с любимой актрисой Червякова, А. Стэн, эмигрировавшей к тому времени в

США61. Скорее всего, педантичный и строгий учёный, отлично представляя себе значимость фигуры

56 Гращенкова И.Н. Проблемы быта и морали в советском киноискусстве 20-х годов. Диссертация на соискание учёной степени кандидата искусствоведения. М., 1973. На правах рукописи. С. 71, 75, 89 и др.

57 Youngblood D.J. Soviet Cinema in the Silent Era, 1918-1935. Austin: University of Texas Press, 1991. P. 214.

58 Rötha P. The Film Till Now: A Survey of World Cinema. Great Britain: Hamlyn Publishing Group Ltd, 1967. P. 243.

59 Leyda J. Kino: A History of the Russian and Soviet Film. London: George Allen & Unwin Ltd, 1960. P. 268, 336.

60 New York University, Tamiment Library. Collection 83 (Jay Leyda and Si Lan Chen). Box 9. Folder 15.

61 Там же. Folders 16,22. характерно, что из всего фильмографического материала, собранного Лейдой по «советскому» периоду, в архиве сохранились лишь эти три карточки -вероятно, они были отложены в надежде на дальнейшую работу), не счёл возможным описывать картины, которые ему не довелось увидеть. Из современных западных исследователей лишь Р. Бёрд62 и П. Роллберг63 делали попытку адекватно и объективно охарактеризовать эстетику Червякова и его место в истории советского кино.

В 2008 году сотрудник Музея Кино им. Пабло Дукроса Иккена (Буэнос-Айрес), киновед Ф.М. Пенья, разбирая, совместно с директором музея, П. Феликс-Дидье, огромную коллекцию немых фильмов на 16-миллиметровой плёнке, по большей части закупленных в Германии на рубеже 1920-х - 1930-х годов, обнаружил неизвестную картину советского производства, озаглавленную «El Hijo del otro» («Сын другого»). Историку кино Ю. Цивьяну и автору этой диссертации удалось установить, что лента представляет собой копию фильма Е. Червякова «Мой сын»64 - правда, сохранившуюся не полностью. Совместно с киноведом Н. Изволовым мы произвели реконструкцию фильма, перемонтировав несколько эпизодов и заменив испанские надписи, разрушающие монтажную структуру фильма, на оригинальные. Премьера восстановленной картины состоялась на XV фестивале архивного кино «Белые Столбы» 3 февраля 2011 года. Открытие аргентинских архивистов вызвало широкий резонанс и получило высшее признание российского киноведческого сообщества: Ф.М. Пенья и П. Феликс-Дидье были удостоены премии Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов РФ за 2010 год в номинации «Sine charta» («Без бумаги») -за открытие «утраченного шедевра немого кино»65.

62 Bird R. Russian Symbolism and the Aesthetics of Cinema. P. 195-217.

63 Rollberg P. Historical Dictionary of Russian and Soviet Cinema. Lanham, MD-Toronto-Plymouth, UK: The Scarecrow Press, Inc., 2009. P. 137-139. м В Германии фильм демонстрировался под названием «Das Kind des Anderen» («Дитя другого»).

65 Новости // CIC-новости. 2010. № 5(271). 6 мая. С. 10.

Обнаружение и реконструкция фильма Е. Червякова «Мой сын» позволяет впервые за шестьдесят с лишним лет проанализировать творчество режиссёра, опираясь не только на вторичные материалы, но и на собственно фильмический текст. Учитывая прижизненную славу и авторитет Червякова, это само по себе является важнейшей задачей истории отечественного кино. Кроме того, это позволяет составить полноценную картину ленинградской школы киноискусства 1920-х годов, а тем самым становится возможным заполнить одну из главных лакун в истории советского кино. В этом актуальность работы.

Предметом настоящего исследования является феномен ленинградской школы киноискусства 1920-х годов, а основным объектом - творчество Е. Червякова, которое — как стремится показать автор — наиболее последовательно отразило эти тенденции. Конечно, анализировать кинематограф Червякова целесообразно лишь в контексте работ других ленинградских кинорежиссёров и — шире — в контексте всего советского киноискусства второй половины 1920-х годов. Поэтому основным материалом являются картины самого Е. Червякова, а также Г. Козинцева и Л. Трауберга, Ф. Эрмлера, С. Эйзенштейна, В. Пудовкина, Л. Кулешова, А. Роома, А. Довженко и др.

Помимо традиционной киноведческой методологии работы с фильмическими текстами (анализ монтажной структуры фильма, композиции кадра, актёрских работ, особенностей киноповествования, а также вычленение различных художественных уровней фильма как носителей авторских смыслов), в диссертации существенное внимание уделено анализу кинопрессы и киномысли 1920-х годов, отражающих рецепцию фильмов современниками и автотеоретическую рефлексию самих режиссёров, а также архивным источникам (прежде всего, студийным документам), благодаря которым можно проследить историю создания отдельных картин и их прохождения через цензурно-бюрократический аппарат. Такая методология позволяет анализировать художественное произведение не только в искусствоведческом, но и в историко-политическом аспектах.

Цель работы — на основе историко-искусствоведческого анализа кинофильмов, прессы и документов выявить эстетическую и философско-идеологическую специфику ленинградского киноавангарда 1920-х годов в общем контексте советского киноискусства немого периода.

В связи с этим основные задачи исследования сводятся к следующему: ввести в научный оборот неизвестный кинематографический текст — фильм Е. Червякова «Мой сын» — а также комплекс печатных материалов и архивных документов, связанных с созданием и восприятием этого фильма и творчества Червякова в целом; определить специфику эстетики и идеологии Е. Червякова; выявить основные тенденции ленинградского киноавангарда 1920-х годов, опираясь на творчество ведущих кинематографистов: режиссёров Г. Козинцева, Л. Трауберга, Е. Червякова, Ф. Эрмлера, операторов С. Беляева, Е. Михайлова, А. Москвина, В. Горданова, художников Е. Енея, С. Мейнкина, Н. Суворова.

Отсутствие специальных работ, посвящённых ленинградскому киноавангарду 1920-х годов как цельному явлению, равно как и полноценного киноведческого анализа творчества Е. Червякова в немом кино, говорит о недостаточной изученности вопроса. Произведя (совместно с Ю. Цивьяном и Н. Изволовым соответственно) атрибуцию и реконструкцию фильма «Мой сын», а также работу над архивными и печатными источниками, автор настоящего исследования впервые делает попытку непосредственного историко-искусствоведческого анализа ранних картин Е. Червякова и - как следствие -описания основных тенденций ленинградского киноавангарда 1920-х годов. Это позволяет говорить о научной новизне работы.

Хронологические рамки исследования — 1926-1930 год — период бурного развития языка советского немого кино, период выхода общепризнанных шедевров ленинградской школы («Чёртово колесо», «Шинель», «C.B.Д.», «Новый Вавилон», «Катька - бумажный ранет», «Дом в сугробах», «Парижский сапожник», «Обломок империи»), период самостоятельной режиссёрской работы Е. Червякова в немом кинематографе. Съёмки последней немой картины Червякова «Города и годы» (ей посвящена большая часть третьей главы) начались в 1929 году, но затянулись по причинам производственного, а затем — и политического характера, и фильм был завершён лишь в 1930 году. Однако по всем художественным параметрам он должен быть отнесён к эстетике 1920-х годов, так как к явлениям, характерным для 1930 года (поискам в области звукового кино, разработке стилистики «агитпропфильма» и др.) никакого отношения не имеет.

Апробация исследования проводилась на протяжении последних десяти лет в статьях и выступлениях автора, большая часть работ которого посвящена именно ленинградскому кинематографу — как отдельным представителям его, так и общему феномену. Отдельные положения диссертации изложены в ряде статей, список которых прилагается, а также в докладах на международных семинарах и конференциях (например, Симпозиумы по русскому кино в Питтсбурге, 2006 и 2007, Семинар славистов в Чикаго, 2010, и др.), приглашённых докладах в Джорджтаунском университете и Университете Джорджа Вашингтона (США). Материалы диссертации неоднократно использовались в телепрограммах из цикла «Звёздные годы Ленфильма», в которых диссертант принимал участие как автор сценария или консультант, а также в других программах и документальных фильмах на телеканале «Культура». Значительная часть материалов исследования послужила основной трёхгодичного цикла лекций «История советского кино», который автор с 2005 года читает в Санкт-Петербургском государственном университете кино и телевидения.

Диссертация состоит из Введения, трёх глав, Заключения и Приложений.

Заключение диссертации по теме "Кино-, теле- и другие экранные искусства", Багров, Пётр Алексеевич

Заключение

Итак, к концу 1920-х годов в Ленинграде сформировалась единая кинематографическая школа, объединившая режиссёров Г. Козинцева, Л. Трауберга, Ф. Эрмлера, Е. Червякова, В. Петрова, операторов А. Москвина, Е. Михайлова, С. Беляева, В. Горданова, художников Е. Енея, С. Мейнкина, Н. Суворова и др. Причём равноправие режиссёра, оператора и художника, их постоянные тройственные союзы — одна из главных отличительных черт ленинградского кинематографа.

Основной изобразительной характеристикой «ленинградской школы» стал принцип очищенного кадра.

Со стороны актёрской ленинградские фильмы отличались детальной проработанностью эпизодических персонажей вне зависимости от общей установки на «типажность» или «психологизм».

Главной жанровой особенностью картин оказывалась неизменная мелодраматическая основа.

Причём каждый из творческих коллективов в определённый момент приходил не просто к мелодраматическому, но к монодраматическому сюжету, к детальному показу индивидуальной эмоции на экране. Это — идейная установка ленинградских кинематографистов, которая, собственно, и обуславливает все формальные принципы. И в этом коренное отличие от общей установки советского киноавангарда — установки на психологию коллективно-социальную.

С точки зрения идейно-философской у всех ведущих представителей ленинградской школы, каковы бы ни были их лозунги, манифесты, политические взгляды, неизменно прорывается одна и та же ключевая проблема - противопоставление человека окружению: толпе, государству, времени, пространству. Именно прорывается, зачастую неосознанно, так как к этому помимо воли вынуждает избранная эстетика.

У Козинцева и Трауберга из фильма в фильма повторяется одна и та же метафора: шутовской хоровод, который водят вокруг героя гогочущие звероподобные люди. Есть подобные эпизоды и в «Чёртовом колесе», и в «Шинели», и в «С.В.Д.», и в «Новом Вавилоне». Своеобразную эволюцию претерпевает этот сюжет в первом звуковом фильме фэксов «Одна» (1931). Вот, что пишет об этой картине Г. Козинцев: «Заглавие фильма появилось ещё до того, как была написана хотя бы строчка сценария. Как это ни покажется на первый взгляд странным, прочертить путь от "Шинели" к "Одной" не так уж трудно. При совершенной несхожести фильмов мысли в каких-то точках соприкасались. И даже некоторые кадры — маленькой фигуры среди огромной снежной пустыни (Башмачкин после ограбления и учительница на замёрзшем Байкале) - были основаны на том же образе. <.> В слове "Одна" теперь трудно услышать что-то странное, привлекающее внимание, но по тем временам название было полемическим» . Конечно, нельзя забывать, что на пути от «Шинели» к «Одной» стояла самая громкая из картин фэксов «Новый Вавилон», провозглашавшая совсем противоположную эстетику. Эстетику — да. Но не философию: даже в самой «московской», «эйзенштейновской» своей картине фэксы не забыли о главной своей теме.

В фильмах Эрмлера, как убедительно показали в своих исследованиях Е. Марголит, Н. Нусинова, И. Сэпман, эту линию последовательно и целеустремлённо проводил актёр Ф. Никитин. Апофеоз наступал в «Обломке империи», где маленький человек оказывался раздавлен «государством-истуканом»: как психологически — теряя собственную индивидуальность, так и физически — уступая экранное пространство монументам. Но Эрмлер не пошёл дальше по столь рискованному пути, вскоре после триумфальной премьеры «Обломка империи» расстался с Никитиным, на несколько лет вовсе оставил кинематограф, а через три года поставил в соавторстве с С. Юткевичем картину

333 Козинцев Г.М. Глубокий экран. С. 187-189.

Встречный» (1932), от которой нередко ведётся отсчёт эстетики социалистического реализма в кинематографе.

К сожалению, утеряны копии всех ранних картин коллектива В. Петрова, В. Горданова и Н. Суворова. Излюбленной темой Петрова Я. Бутовский называет «тему одинокого человека во враждебном окружении»334. Прозвучав вполне отчётливо в немых фильмах «Адрес Ленина» (1929) и «Фриц Бауэр» (1930), она нашла своё предельно яркое выражение в первой звуковой картине коллектива - «Беглец» (1932). Остановимся на ней подробнее: это, возможно, последнее очевидное проявление основных тенденций ленинградской школы.

Немецкий коммунист Ганс Шульц бежит из тюрьмы Моабит. Не зная о его побеге, пролетариат организовывает массовую забастовку в знак протеста против ареста товарища. Чтобы не сорвать забастовку и выступить на суде с политической речью, герой возвращается в тюрьму.

Картина снималась в переходной эстетике: в ней присутствовали и музыка, и шумы, но почти не было человеческой речи. «Формально "Беглец" считался нашей первой звуковой картиной, — вспоминал оператор В. Горданов, — мы же сами считали его своей последней немой картиной. Несколько синхронных крупных планов в счёт не шли. По существу же это было одновременно и своего рода подведение итогов, и "разведка боем", то есть попытка выяснить, насколько изобразительные и монтажные средства немого кино состоятельны

•5 0 £ при работе над звуковой картиной» . Поэтому и актёрские работы строились на технике немого кино. Это относилось, прежде всего, к исполнителю главной роли Г. Мичурину — хотя бы потому, что на экране почти всё время действовал только он: другие персонажи служили лишь фоном, и «основным партнёром» Шульца оказывался город «с его толпой, из которой время от времени [выделялись] нужные <.> персонажи»336. Н. Ефимов в неопубликованной монографии о Петрове справедливо называет картину монодрамой. Стоит

334 Бутовский Я.Л. От романтической фотографии к поэтическому кино. С. 298-299.

335 Гордаиов В.В. Записки кинооператора // Кинооператор Вячеслав Горданов. Л.: Искусство, 1973. С. 87.

336 Там же. С. 88-89. привести развёрнутую цитату из этой книги — во-первых, она совершенно неизвестна исследователям, во-вторых, в данном случае она представляет интерес не как киноведческое исследование, а как свидетельство современника, ибо и этот фильм не сохранился:

Сначала лицо Мичурина, обращённое к аппарату, выражало только одну эмоцию — эмоцию страха. Герой продирался сквозь толпу и боялся, что его узнают. Тем более, что радиорупоры на улицах сообщали о том, что он, опасный политический преступник, бежал из Моабита.

Затем наступала новая фаза преследования героя. По радио сообщалось, что у беглеца имеется особая примета — шрам на щеке. Услышав голос диктора, беглец хватался за щёку, делая вид, что у него болят зубы и продолжал свои хождения по улице. Снова на неподвижном лице Геннадия Мичурина застывала одна и та же эмоция. И снова глаза его напряжённо смотрели в объектив киноаппарата.

В конце киноновеллы мы видели, как героя ведут через тюремные коридоры. За стеной тюрьмы громко звучат пролетарские революционные песни. Герой снова долго идёт в сопровождении охраняющих его полицейских. Но теперь лицо его выражает чувство уверенности. Страх прошёл. Он идёт спокойно и гордо. Всё это было превосходно поставлено и снято. По улицам, эффектно освещённым яркими фонарями и отблесками реклам, медленно двигалась толпа. Толпа была показана с точки зрения беглеца, боящегося, что его откроют. Люди шли, оборачивались и подозрительно всматривались в героя. Сколько при этом мы видели зловещих, угрожающих физиономий! Зрители понимали, что всего этого нет, что обострённая эмоция страхов героя превращает простых, фланирующих прохожих в каких-то проницательных

337 шпиков и переодетых полицейских. Это была лишь игра воображения» .

337 Ефимов H.H. Владимир Петров (Творческий портрет кинорежиссёра). Машинопись, хранится в архиве РИИИ. С. 49-50.

Стоит ли говорить, что выбор Г. Мичурина — постоянного исполнителя главных ролей в фильмах Червякова — совсем не случаен? Тем более, что и монодраматический принцип, и «диалог» героя с городом непосредственно продолжали традицию картин «Девушка с далёкой реки», «Мой сын», сценария «Города и годы». Можно сказать, что «Беглец» — звуковая картина, выпущенная в 1932 году — последнее произведение ленинградского киноавангарда 1920-х годов, вобравшее ,в себя все особенности стиля и философии ленинградских картин. А наиболее последовательным представителем ленинградской школы — и с формальной точки зрения, и с идеологической - был именно Евгений Червяков.

И не просто последовательным. Все художественные принципы школы у Червякова доведены до предела. Очищенный кадр в «Моём сыне» и отдельных эпизодах «Городов и годов» граничит с условностью. Эпизодические персонажи (например, соседки в «Моём сыне» или антагонистическая пара красного солдата и белого офицера в «Городах и годах») поднимаются до уровня символов. Жанр мелодрамы в зрелых фильмах фэксов и Эрмлера завуалирован, между тем, как в «Моём сыне» он подан откровенно.

Именно поэтому ленинградские кинематографисты столь единодушно и восторженно приняли Червякова в 1927 году, объявив его первую картину «Девушка с далёкой реки» знаменем кинофабрики. Стиль Червякова, складывавшийся где-то на стороне, в Москве — быть может, под влиянием французского «Авангарда», быть может, и не без участия гардинской школы — оказался не просто созвучен постепенно зарождавшейся эстетике ленинградских картин. Он выражал законы этой эстетики с такой методичностью и откровенностью, к которым сами ленинградцы ещё не были готовы — или, вернее, на которые не решались.

Ибо стиль неразрывно связан с мировоззрением. В данном случае — с мировоззрением человека индивидуального, асоциального, наконец, экзистенциального. Таков герой Червякова, выбранный сознательно (об этом он сам пишет в статье «"Мой сын" (К выпуску в прокат)») и проводимый через все его немые фильмы настолько последовательно, что никакие цензурные переделки не в состоянии затушевать этого. Тенденции подобного рода наблюдаются во многих ленинградских картинах — в форме несколько завуалированной. Напрямую они проявляются лишь в фильмах Червякова, и в конце 1920-х годов эти фильмы объявляют «знаменем» кинофабрики. Несколько лет спустя политическая ситуация резко меняется, и Червяков оказывается фигурой маргинальной.

Уж не потому ли никто из ленфильмовских режиссёров не захотел посвятить Червякову развёрнутые мемуары, хотя буквально каждый считал своим долгом отметить его место в истории советской кинематографии. На это обратил внимание режиссёр следующего «призыва», И. Хейфиц: «он постоянно держался в стороне от остальных режиссёров. Между ним и остальной дружно спаянной группой наблюдалась не то чтобы вражда, а скорее

338 отчуждённость» .

Слава Евгения Червякова — громкая, неожиданная и абсолютно заслуженная - длилась всего несколько лет. За полтора года он успел создать три фильма, существенно расширивших представление о возможностях киноязыка. Четвёртый фильм, который должен был подвести итоги, пришёлся не ко времени и стал началом заката столь неординарного явления. Уникальный жанр Червякова — назвать ли его лирической поэмой или экзистенциальной драмой — оказался для советского кинематографа преждевременным.

В советском кино этот жанр вновь возник лишь в конце 1960-х годов - и то преимущественно в фильмах маргинальных (вернее, обречённых на маргинальность, так как проката они почти не имели, а некоторые и вовсе оказались «на полке»). Речь идёт о таких картинах, как «Долгая счастливая ш Хейфиц И.Е. Пойдём в кино! Жизнь, труд, опыт. С. 134. жизнь» (1966) Г. Шпаликова, «Июльский дождь» (1966) М. Хуциева, «День солнца и дождя» (1967) В. Соколова, «Осенние свадьбы» (1967) Б. Яшина, «Источник» (1968) А. Граника, «Долгие проводы» (1971) К. Муратовой.

В 1970-е годы количество картин подобного рода постоянно увеличивается, и к началу 1980-х они буквально захватывают экран. Здесь можно назвать «Монолог» (1972) И. Авербаха, «Единственную.» (1975) и «Впервые замужем» (1979) И. Хейфица, «Ксению, любимую жену Фёдора» (1975) В. Мельникова, «Печки-лавочки» (1972) и «Калину красную» (1973) В. Шукшина, «Афоню» (1973), «Мимино» (1975) и «Осенний марафон» (1979) Г. Данелии, «Бирюка» (1977) и «Полёты во сне и наяву» (1982) Р. Балаяна, «Парад планет» (1984) В. Абдрашитова. Сюжет этих лент — сюжет о человеке, который ощущает непрочность своей социальной ячейки, а затем и неполноту своего существования в мире - главный сюжет советского «авторского» кинематографа рубежа 1970-х - начала 1980-х годов. Е. Марголит описывает этого «героя, чьё существование замкнуто теперь окончательно рамками частной жизни. На её пространстве пытаются теперь персонажи обрести какую-то опору. Попытки эти, как правило, обречены на провал» . Слова эти можно отнести и к героям фильмов Е. Червякова.

Что же касается художественного оформления, то и оно вполне соответствует установкам Червякова и близких ему художников. «Выразительность образа среды достигается благодаря подчёркнутой её безликости, унифицированности, безотносительности к судьбе персонажа, безуспешно пытающегося обрести новый смысл своего существования»340.

Поэтому вполне закономерно, что многие из ключевых картин этого направления созданы по заказу телевидения. Несовершенное чёрно-белое изображение на маленьком телевизионном экране, не допускающее детализации, обязывало авторов строить фильм преимущественно на крупных планах и выбирать нейтральный (если и не очищенный, то, во всяком случае,

339 Марголит Е.Я. Советское киноискусство. С. 96.

340 Там же. обобщённый») фон. На этом принципе построены «Каштанка» (1975) Р. Балаяна, «Перед экзаменом» (1977), «Своё счастье» (1979) и «Мелочи жизни» (1980) В. Криштофовича, «Фотографии на стене» (1978) А. Васильева, «Отпуск в сентябре» (1979) В. Мельникова, отчасти «Фантазии Фарятьева» (1979) И. Авербаха.

Конечно, нелепо утверждать, что в этих фильмах ощущается влияние Червякова. За исключением И. Хейфица, никто из перечисленных режиссёров физически не мог видеть его картин. Тем более, не могли они быть известны кинематографистам западным — а, между тем, схожие формальные приёмы и философские установки можно обнаружить, например, в фильмах И. Бергмана и М. Антониони.

Ещё в конце 1970-х годов А. Сокольская, сравнивая ведущие кинематографические тенденции 1920-х и 1950-х — 1970-х годов, отмечала «многочисленные черты сходства, иногда — прямой преемственности в разработке выразительных приёмов»341. В работе Сокольской речь шла, прежде всего, об открытиях Эйзенштейна, Кулешова, Вертова — то есть о генеральной линии советского кино 1920-х годов. Поэтому, находя черты сходства с шедеврами немого кино в современных картинах, Сокольская констатировала и глобальное несоответствие: «целью метафоричности перестаёт быть обобщение конкретных исторических событий. Система символов, метафор, аллегория гораздо чаще опирается на изначально обобщённый смысл таких понятий, как Время, Жизнь, Смерть, Любовь. При этом она призвана соотнести разные

342 уровни реальности» .

Но именно эту цель - вопреки генеральной линии - поставил перед собой Е. Червяков в 1920-х годах. А прозорливый критик К. Фельдман в рецензии (более, чем доброжелательной) на «Девушку с далёкой реки» ещё в 1927 году писал: «Я думаю, что перед нами "изыск" несколько преждевременный, как для

341 Сокольская /1.77. Современные искания советской кинорежиссуры и традиции 20-х годов: Учебное пособие. Л.: ЛГИТМиК, 1977. С. 51.

342 Там же. С. 52. культуры нашего кино, так и для культуры нашего зрителя на сегодняшний день. Вряд ли стоит упорствовать и двигаться дальше по этому пути: пред советским кино в данный момент стоят другие, более важные и значительные задачи»343.

343 Фельдман К. И. «Девушка с далёкой реки» // Кино (М.). 1928. № 22(246). 29 мая. С. 3.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Багров, Пётр Алексеевич, 2011 год

1. Червяков Е.В. Жёны — режиссёры — актрисы ответ на анкету. // «Кино» (Л.). 1928. № 22(126). 27 мая. С. 2.

2. Червяков Е.В. Касса нажимает // «Кино» (Л.). 1928. № 47. 20 ноября. С. 2. Червяков Е.В. Кино на пороге XII Октября ответ на анкету. // «Кино» (Л.). 1928. №45. 6 ноября. С. 1.

3. Червяков Е.В. «Мой сын» (К выпуску в прокат) // Мой сын. Л.:. Теакинопечать, [1928].

4. То же II Рабочий и театр. 1928. № 33. С. 13.

5. То же // Из истории Ленфильма. Статьи, воспоминания, документы. 1920-е годы.

6. Адриан Пиотровский. Театр, кино, жизнь. JL: Искусство, 1969. 511 с.

7. Аксёнов И.А. Сергей Эйзенштейн: Портрет художника. М.: Союз кинематографистов СССР, ВТПО Киноцентр, 1991. 125 с.

8. Алейников М.Н. Пути советского кино и МХАТ. М.: Госкиноиздат, 1947. 192 с.

9. Алперс Б.В. Дневник кинокритика: 1928-1937. М.:. Фонд «Новое тысячелетие», 1995. 184 с.

10. Аннотированный каталог фильм выпущенных в прокат с 1 января 1931 г. по 15 мая 1932 г. M.-JL: Государственное Издательство Лёгкой Промышленности, 1933. 132 с.

11. Аннотированный каталог учебных и научных фильмов на 1 января 1935 г. М.: Кинофотоиздат, 1935. 108 с.

12. Бабочкин Б.В. Воспоминания; Дневники; Письма. М.: Материк, 1996. 336 с.

13. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Художественная литература, 1975. 502 с.

14. Блейман М.Ю. О кино свидетельские показания. М.: Искусство, 1973. 590 с.

15. Боровков В.П. Фёдор Никитин. М.: Искусство, 1977. 177 с.

16. Бродянский Б.Л. Владимир Петров. М.: «Госкиноиздат», 1939. 112 с.

17. Бродянский Б.Л. Фёдор Никитин. М.-Л.: Теа-кино-печать, 1929. 16 с.

18. Бродянский Б.Л. Манухин B.C. Иван Чувелёв. М.-Л.: Теа-кино-печать, 1929. 18 с.

19. Броненосец «Потёмкин». М.: Искусство, 1969. 370 с.

20. Буланина Е.А. Раздумье. Стихотворения, М.: Тип. Борисенко и Бреслин, 1901. 212 с.

21. Булгаков М.А. Пьесы 1930-х годов. СПб.: Искусство-СПБ, 1994. 670 с.

22. Бутовский Я.Л. Андрей Москвин, кинооператор. СПб.: Дмитрий Буланин, 2000. 300 с.

23. Вайсфелъд И.В. Г. Козинцев и Л. Трауберг: Творческий путь. М.:. Госкиноиздат, 1940. 64 с.

24. Васильев С Д. Монтаж кино-картины. Л.:. Теа-кино-печать, 1929. 96 с.

25. Век петербургского кино: Сборник статей. СПб.: РИИИ, 2007. 268 с.

26. Вертов Дзига. Из наследия. Т. 1. Статьи и выступления. М.:. Эйзенштейн-центр, 2008. 648 с.

27. Гардин В.Р. Воспоминания. Т. 1. 1912-1921. М.: Госкиноиздат, 1949. 232 с.

28. Гардин В.Р. Воспоминания. Т. 2. М.: Госкиноиздат, 1952. 278 с.

29. Гарин В. Андрей Москвин. М.:. Госкиноиздат, 1939. 38 с.

30. Гинзбург С. С. Рисованный и кукольный фильм: Очерки развития советской мультипликационной кинематографии. М.: Искусство, 1957. 286 с.

31. Голубовский Б.Г. Большие маленькие театры. М.: Издательство имени Сабашниковых, 1998. 464 с.

32. Гращенкова И.Н. Абрам Роом. М.: Искусство, 1977. 265 с.

33. Гращенкова И.Н. Проблемы быта и морали в советском киноискусстве 20-х годов. Диссертация на соискание учёной степени кандидата искусствоведения. М., 1973. На правах рукописи. 188+30 с.

34. Гуревич С Д. Советские писатели в кинематографе (20 — 30-е годы). Л. ЛГИТМиК, 1975. 146 с.

35. Добин Е.С. Козинцев и Трауберг. Л.-М.: Искусство, 1963. 261 с.

36. Добин Е.С. Поэтика киноискусства: Повествование и метафора. М.: Искусство, 1961. 228 с.

37. Дымшиц H.A. Советская киномелодрама вчера и сегодня. М.: Знание, 1987. 47 с.

38. Евреинов H.H. Введение в монодраму. СПб.: Издание Н.И. Бутковской, 1909. 30 с.

39. Егорова Е.Г. Моя профессия: Записки актрисы кино. М.: Искусство, 1969. 102 с.

40. ЗакМ.Е. Юлий Райзман. М.: Искусство, 1962. 230 с.

41. Закоян Г.В. Армянское немое кино. Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1976. 191 с.

42. Зархи H.A. Сценарии. M.-JL: Искусство, 1937. 207 с.

43. За большое киноискусство. М.: Кинофотоиздат, 1935. 196 с.

44. Золотой клюв буклет. JL: Теакинопечать, [1929]. 8 с.

45. Зоркая Н.М. Портреты. М.: Искусство, 1966. 312 с.

46. Иванов А.Г. Экран судьбы: Роман жизни. Д.: Искусство, 1971. 295 с.

47. Изволов H.A. Феномен кино: История и теория. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Материк, 2005. 163 с.

48. Иезуитов Н.М. Пудовкин: Пути творчества. M.-JL: Искусство, 1937. 208 с.

49. Иезуитов Н.М. Пути художественного фильма: 1919-1934. М.: Кинофотоиздат, 1934. 160 с.

50. Из истории Ленфильма. Статьи, воспоминания, документы. 1920-е годы. Вып. 1. Л.: Искусство, 1968. 298 с.

51. Из истории Ленфильма. Статьи, воспоминания, документы. 1920-е годы. Вып. 2. Л.: Искусство, 1970. 263 с.

52. Из истории Ленфильма. Статьи, воспоминания, документы. 1920—1930-е годы. Вып. 3. Л.: Искусство, 1973. 278 с.

53. Из истории Ленфильма. Статьи, воспоминания, документы. 1930-е годы. Вып. 4. Л.: Искусство, 1975. 239 с.

54. Из истории французской киномысли. М.: Искусство, 1988. 314 с.

55. История русской драматургии. Вторая половина XIX — начало XX века до 1917 г. Л.: Наука, 1987. 658 с.

56. Ильин Р.Н. Юрий Екельчик. М.: Искусство, 1982. 146 с.

57. История отечественного кино. М.: Прогресс-Традиция, 2005. 528 с.

58. История советского кино: 1917-1967. В 4 тт. Т. 1. М.: Искусство, 1969. 755 с.

59. Как мы работаем над киносценарием. М.: Кинофотоиздат, 1936. 146 с.

60. Кара С.С. Вкус правды. Л.: Лениздат, 1979. 336 с.

61. Караганов A.B. Григорий Козинцев: от «Царя Максимилиана» до «Короля Лира». М.: Материк, 2003. 216 с.

62. Каталог научно-популярных и учебно-технических фильмов действующего фонда. М.: Госкиноиздат, 1944. 216 с.

63. Кинооператор Андрей Москвин. Очерк жизни и творчества. Воспоминания товарищей. Л.: Искусство, 1971. 280 с.

64. Кинооператор Вячеслав Горданов. Л.: Искусство, 1973. 358 с.

65. Коварский H.A. Фридрих Эрмлер. М.:. Госкиноиздат, 1941. 96 с.

66. Козинцев Г.М. Собр. соч. в 5 тт. Т. 1. Л.: Искусство, 1982. 558 с.

67. Козинцев Г.М. «Чёрное, лихое время.»: Из рабочих тетрадей. М.: Издательство «Артист. Режиссёр. Театр»; Профессиональный фонд «Русский театр», 1994. 239 с.

68. Козинцев Г.М., Крыжицкий Г.К., Трауберг JI.3. Юткевич С.И. Эксцентризм. Эксцентрополис (бывш. Петроград), 1922. 15 с.

69. Козлов JI.K. Произведение во времени. М.: Эйзенштейн-центр, 2005. 448 с.

70. Коломаров Б.Н. Геннадий Мичурин. М.-Л.: Теа-кино-печать, 1929. 15 с.

71. Кремлёвский кинотеатр. 1928-1953: Документы. М.: РОССПЭН, 2005. 1120 с.

72. Крусанов A.B. Русский авангард: 1907 1932 (Исторический обзор). В 3 тт. Т. 1. Боевое десятилетие. Кн. 1. М.: Новое литературное обозрение, 2010. 772 с.

73. Кузнецова В.А. Евгений Еней. JI.-M.: Искусство, 1966. 139 с.

74. Кузнецова В.А., Кузнецов Э.Д. Цехановский. JL: Художник РСФСР, 1973. 115 с.

75. Кузьмина Е.А. О том, что помню. Изд. 2-е, доп. М.: Искусство, 1989. 591 с.

76. Кулешов Л.В. Искусство кино (Мой опыт). М.: Теа-кино-печать, 1929. 153 с.

77. Кулешов JI.B. Практика кинорежиссуры. М.: Гослитиздат, 1935. 267 с.

78. Кулешов JI.B. Репетиционный метод в кино. М.: Кинофотоиздат, 1935. 62 с.

79. Куманьков Е.И. Владимир Евгеньевич Егоров. М.: Советский художник, 1965. 122 с.

80. Кушниров М.А. Жизнь и фильмы Бориса Барнета. М.: Искуство, 1977. 216 с.

81. Летопись российского кино: 1863-1929. М.: Материк, 2004. 700 с.

82. Летопись российского кино: 1930-1945. М.: Материк, 2007. 848 с.

83. Листов B.C. История смотрит в объектив. М.: Искусство, 1974. 223 с.

84. Луначарский A.B. О театре и драматургии. Т. 2. М.: Искусство, 1958. 707 с.

85. Лицо советского киноактера. М.: Кинофотоиздат, 1935. 245 с.

86. Мазинг Б.В. Бергардт Гётцке. М.-Л.: Кинопечать, 1928. 24 с.

87. Марголит Е.Я. Советское киноискусство. Основные этапы становления и развития (Краткий очерк истории художественного кино): Учебное пособие. М.: Всесоюзный заочный народный университет искусств, 1988. 98 с.

88. Мачерет A.B. Художественные течения в советском кино. М.: Искусство, 1963. 335 с.

89. Маяковский B.B. Полн. собр. соч. в 13 тт. Т. 12. М.: ГИХЛ, 1959. 715 с.

90. Мессер Р.Д. Герой советской кинематографии. М.-Л.: Искусство, 1938. 60 с.

91. Мичурин Г.М. Горячие дни актёрской жизни. Л.: Искусство, 1972. 184 с.

92. Мой сын буклет. [Л.:] Теакинопечать, [1928]. 8 с.

93. Морозовский А.Д. О фильме «Петр Первый» (Вторая серия). М.: Госкиноиздат, 1939. 32 с.

94. МуссинакЛ. Рождение кино. Л.: Academia, 1926. 195 с.

95. МХАТ Второй: Опыт восстановления биографии. М.: Издательство «Московский художественный театр», 2010. 958 с.

96. Недоброво В.В. ФЭКС: Григорий Козинцев, Леонид Трауберг. М.-Л.: Теакинопечать, 1928. 80 с.

97. Ницше Ф., Фрейд 3., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П. Сумерки богов. М.: «Политиздат», 1989. 396 с.

98. Нусинова Н.И. Когда мы в Россию вернёмся.: Русское кинематографическое зарубежье. 1918-1939. М.: НИИК, Эйзенштейн-центр, 2003. 464 с.

99. Обломок империи буклет. [Л.:] Теакинопечать, [1929]. 16 с.

100. Очерки истории советского кино. В 3 тт. Т. 1: 1917-1934. М.: Искусство, 1956. 524 с.

101. Переписка Г.М. Козинцева. 1922-1973. М.: «Артист. Режиссёр. Театр», 1998. 543 с.

102. Подруги сборник материалов о фильме. Л.: Ленфильм, 1936. 39 с.

103. Поэтика кино. М.-Л.: Кинопечать, 1927. 192 с.

104. Пудовкин В.И. Актёр в фильме. Л.: Государственная академия искусствознания, 1934. 104 с.

105. Пудовкин В.И. Кино-режиссёр и кино-материал. М.: Кинопечать, 1926. 92 с.

106. Пудовкин В.И. Кино-сценарий. Теория сценария. М.: Кинопечать, 1926. 64 с.

107. Режиссёры советского художественного кино. Биофильмографический справочник в 4-х томах. Т. 4 (Ч. 1: Т-Я). М., 1990. 124 с.

108. Репертуарный указатель. Кинорепертуар. М.: ГИХЛ, 1934. 127 с.

109. Репертуарный указатель. Кинорепертуар. М.: Кинофотоиздат, 1936. 218 с.

110. Ржешевскш А.Г. Жизнь. Кино. М.: Искусство, 1982. 382 с.

111. Родионова Г.С. Николай Георгиевич Суворов. Л.: Художник РСФСР, 1968. 142 с.

112. Ромм М.И. Беседы о кино. М.: Искусство, 1964. 366 с.

113. Рондели Л.Д. Взлёт без разбега. Тбилиси: Хеловнеба, 1985. 120 с.

114. Рошаль Л.М. Дзига Вертов. М.: Искусство, 1982. 266 с.

115. Селезнёва Т.Ф. Киномысль 1920-х годов. Л.: «Искусство», 1972. 184 с.

116. Соболевский П.С. Из жизни киноактёра. М.: Искусство, 1967. 186 с.

117. Советские художественные фильмы: Аннотированный каталог. Т. 1. Немые фильмы (1918-1935). М.: Искусство, 1961. 527 с.

118. Советские художественные фильмы: Аннотированный каталог. Т. 2. Звуковые фильмы (1930-1957). М.: Искусство, 1961. 784 с.

119. Советские художественные фильмы: Аннотированный каталог. Т. 3. Приложения. М.: Искусство, 1961. 307 с.

120. Советское кино перед лицом общественности: Сборник дискуссионных статей под редакцией К. Мальцева. М.:. Теа-кино-печать, 1928. 173 с.

121. Сокольская А.Л. Современные искания советской кинорежиссуры и традиции 20-х годов: Учебное пособие. Л.: ЛГИТМиК, 1977. 147 с.

122. Степанов З.В. Культурная жизнь Ленинграда 20-х — начала 30-х годов. Л.: Наука, 1976. 288 с.

123. Тарасова-Красина Т.Л. Иосиф Шпинель (Путь художника). М.: Искусство, 1979. 143 с.

124. Тимошенко С.А. Искусство кино и монтаж фильма: Опыт введения в теорию и эстетику кино. JL: Academia, 1926. 75 с.

125. Тимошенко С.А. Что должен знать кино-режиссёр. M.-JL: Теа-кино-печать, 1929. 85 с.

126. Трауберг ИЗ. Города в кино. M.-JL: Теа-кино-печать, 1929. 31 с.

127. Туркин В.К. Кино-актёр. М.:. Теакинопечать, 1929. 177 с.

128. Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М.: Наука, 1978. 574 с.

129. Ученик чародея: Книга об Эрасте Гарине. М.: Искусство, 2004. 384 с.

130. Федин К.А. Города и годы. 13 изд. JL: ГИХЛ, 1936. 445 с.

131. Философский энциклопедический словарь. М.: «Советская энциклопедия», 1983. 839 с.

132. Фрейлих С.И. Чувство экрана. М.: Искусство, 1972. 269 с.

133. Фридрих Эрмлер: Документы, статьи, воспоминания. JL: Искусство, 1974. 342 с.

134. Хейфиц И.Е. Пойдём в кино! Жизнь, труд, опыт. СПб: «Искусство -СПБ», 1996. 335 с.

135. Херсонский Х.Н. Страницы юности кино: Записки критика. М.: Искусство, 1965. 278 с.

136. Цивъян Ю.Г. Историческая рецепция кино: Кинематограф в России, 1896 1930. Рига: Зинатне, 1991. 492 с.

137. Шуб Э.И. Жизнь моя кинематограф. М.: Искусство, 1972. 472 с.

138. Юренев Р.Н. Александр Довженко. М.: Искусство, 1959. 193 с.

139. Юренев Р.Н. Кинорежиссер Евгений Червяков. М.: Союз кинематографистов СССР; Бюро пропаганды советского киноискусства, 1972. 64 с.

140. Юренев Р.Н. Советская кинокомедия. М.: Наука, 1964. 538 с.

141. Юткевич С.И. Собр. соч. в 3 тт. Т. 1: Молодость. М: Искусство, 1990. 332 с.

142. Юткевич С.И. Собр. соч. в 3 тт. Т. 2: Путь. М: Искусство, 1991. 477 с.

143. Юткевич С.И. Человек на экране. М.: Госкиноиздат, 1947. 280 с.

144. Кортенко I.C. Украшське радянскье шномистецтво: 1917-1929. Khïb: Видавництво Академн наук Украшсько'1 PCP, 1959. 144 с.

145. Bulgakowa О. FEKS — die Fabrik des exzentrischen Schauspielers. Berlin: PotemkinPress, 1996. 304 S.

146. Capra F. The Name Above the Title: An Autobiography. New York, The Macmillan Company, 1971. 513 p.

147. Learning В. Grigori Kozintsev. Boston: Twayne Publishers, 1980. 154 p.

148. Ley da J. Kino: A History of the Russian and Soviet Film. London: George Allen & Unwin Ltd, 1960. 493 p.

149. Noussinova N. Leonid Trauberg et Г excentrisme: Les débuts de la Fabrique de l'acteur excentrique 1921-1925. Belgique: Yellow Now — Stuc, 1993. 132 p.

150. Poliwoda B. FÈKS — Fabrik des exzentrischen Schauspielers: Vom Exzentrismus zur Poetik des Films in der frühen Sowjetkultur. München: Verlag Otto Sagner, 1994. 224 s.

151. Robinson D. The History of World Cinema. Second edition, revised and updated. NY: Stein and Day Publishers, 1981. 494 p.

152. Rollberg P. Historical Dictionary of Russian and Soviet Cinema. Lanham, MD-Toronto-Plymouth, UK: The Scarecrow Press, Inc., 2009. 793 p.

153. Rötha P. The Film Till Now: A Survey of World Cinema. Great Britain: Hamlyn Publishing Group Ltd, 1967. 831 p.

154. Widdis E. Visions of a New Land: Soviet Film from the Revolution to the Second World War. New Haven & London: Yale University Press, 2003. 258 p.

155. Verdone M., Amengual B. La Feks. Lyon: Serdoc, 1970. 110 p.

156. World Film Directors. Vol. 1: 1890-1945. NY: HW Wilson Co., 1987. 1247 p.

157. Youngblood DJ. Soviet Cinema in the Silent Era, 1918-1935. Austin: University of Texas Press, 1991. 336 p.1. Статьи

158. Алперс Б.В. «Города и годы» // Кино и жизнь. 1930. № 34-35. Декабрь. С. 7-8.

159. Алперс Б.В. «Две женщины» // Кино и жизнь. 1930. № 7. 1 марта. С. 6-7.

160. Алперс Б.В. Конец эксцентрической школы // Советское искусство. 1936. № 18(304). 17 апреля. С. 3.

161. Алперс Б.В. Новый этап в советском кино // Новый мир. 1928. № 12. С. 236-248.

162. Алперс Б.В. Реакционные домыслы М. Булгакова («Мольер» в филиале МХАТ) // Литературная газета. 1936, 10 марта. № 14(577). С. 4.

163. Алперс Б.В. Творческий путь Московского Художественного театра Второго// Советский театр. 1931. № 5-6. Май-июнь. С. 10-21.

164. Б. Ис. О творчестве Червякова // «Кино» (Л.). 1928. № 44. 30 октября. С. 3.

165. Багров П.А. Житие партийного художника // Сеанс. 2008. № 35-36. С. 316-339.

166. Багров П.А. Николай Николаевич Ефимов, пионер и дилетант // Зеленый зал-2: Альманах. СПб.: РИИИ, 2010. С. 7-35.

167. Багров П.А. Об авторе книги и немного об её герое // Киноведческие записки. 2007. № 84. С. 267-274.

168. Багров П.А. Режиссёр экзистенциального кино: О Евгении Червякове // Искусство кино. 2010. № 7. С. 105-116.

169. Блейман М.Ю. Прокатные эстеты // «Кино» (Л.). 1928. № 19(123). 5 мая. С. 1.

170. Блейман М.Ю. Чаепитие и кинематограф // «Кино» (Л.). 1928. № 37. 9 сентября. С. 5.

171. Блейман М.Ю. Человек в советской фильме // Советское кино. 1933. № 56. С. 48-57; №8. С. 51-60.

172. Бродянский Б.Л. Всего два слова // «Кино» (Л.). 1928. № 35. 2 августа. С. 2.

173. Бродянский Б.Л. О хорошей картине и скверной политике // «Кино» (Л.). 1928. №41.7 октября. С. 2.

174. Булгакова О.Л. Бульвардизация авангарда — феномен ФЭКС // Киноведческие записки. 1990. № 7. С. 27-47.

175. Бутовский Я.Л. Григорий Козинцев и золотой век довоенного «Ленфильма» // Киноведческие записки. 2004. № 70. С. 131-138.

176. Бутовский Я.Л. О кинооператоре Святославе Беляеве // Киноведческие записки. 2007. № 87. С. 163-177.

177. В. «Девушка с далекой реки» // Рабочий и театр. 1928. № 21(192). 20 мая. С. 10.

178. Вертов Д. Мы. Вариант манифеста // Кино-фот. 1922. № 1. 25-31 августа. С. 11.

179. Волков Н.Д Новые картины // Известия (М.). 1927. № 110(3044). 17 мая. С. 5.

180. Герасимов С.А. Памяти друга // Советская культура. 1960. 5 марта. С. 3.

181. Гетцке Б. Режиссер и актер в кино // «Кино» (Л.). 1928. № 31(135). 29 июля. С. 2.

182. Гинзбург С. С. Творчество художника-патриота. Памяти Евгения Червякова// Искусство кино. 1957. № 9. С. 121-129.

183. Гинзбург С.С. Художник-патриот. // Советский фильм (М.). 1957. 18 апреля.

184. Г/рузд. Г.П. «Чертово гнездо» («Стачка»). Беседа с режиссером С. Эйзенштейном // Кино-газета. 1924. № 46(62). 11 ноября. С. 2.

185. Гусман Б.Е. «Девушка с далекой реки» // Репертуарный бюллетень: Ежемесячник художественного отдела 11111. 1928. № 5-6. Май-июнь. С. 48-49.

186. Для народа // Экран (М.). 1921. № 4. С. 2-3.

187. Ермолинский С.А. «Человек родился» и «Мой сын» // «Правда» (М.). 1928. № 212(4044). 12 сентября. С. 8.

188. Ефимов H.H. Евгений Червяков // Киноведческие записки. 2007. № 84. С. 275-319; 2009. № 87. С. 127-162.

189. Ефимов H.H. Из истории актерского кинематографа 20-х годов // Вопросы истории и теории кино. Вып. 1. Л.: Искусство, 1973. С. 80-95.

190. Ефимов H.H. На первых подступах к ленинской теме // Искусство кино. 1969. № 12. С. 109-116.187. «Женщина Эдисона». Первый сценарий фэксов / Публ., вступ. ст. и примеч. Н.И. Нусиновой // Киноведческие записи. 1990. № 7. С. 83.

191. За и против «Открытого письма» // «Кино» (Л.). 1928. № 26. 26 июня. С. 2.

192. За переквалификацию кино-работников: Открытое письмо кинорежиссеров // Рабочий и театр. 1928. № 22(193). 27 мая. С. 16.

193. Зоркая Н.М., Козлов JT.K. 1925-1930 (К методологии изучения периода) // Вопросы киноискусства. Ежегодный историко-теоретический сборник. Вып. 8. М.: Наука, 1964. С. 211-235.

194. Иванеев Д.Г. Памяти Е. Червякова. Режиссёр-гражданин // Кадр (Л.). 1962. № 2. 4 февраля. С. 2.

195. К переквалификации кино-актеров // «Кино» (Л.). 1928. № 30. 22 июля. С. 5.

196. Кациграс А.И. Города и годы // Репертуарный бюллетень: Ежемесячник художественного отдела 11111. 1930. № 12. Декабрь. С. 48.

197. Кациграс А.И. Советская фильма в 1929 году (обзор) // Репертуарный бюллетень: Ежемесячник художественного отдела 11111. 1930. № 1. Январь. С. 28-34.

198. Келье 3. Новая кампания против советского кино-искусства // Рабочий и театр. 1931. № 17. 21 июня. С. 14.

199. Крути И. А. «Мой сын» // Вечерняя Москва. 1928. № 196(1406). 24 августа. С. 3.

200. Кузнецова В.А. Ленинградская школа художников кино. Кино Санкт-Петербурга: Сборник материалов конференции научной секции «Кино Санкт-Петербурга» Института исследований Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона. СПб.: ТЕССА, 2004. С. 136-142.

201. Курилов А. Мой сын // Репертуарный бюллетень: Ежемесячник художественного отдела 11111. 1928. № 7-8. Июль-август. С. 52-53.

202. Левидов М.Ю. Большая пятёрка // Кино (М.). 1926. № 45. 6 ноября. С. 2.

203. Лукач Г. Экзистенциализм // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. 2005. № 5. С. 23-48.

204. Мазинг Б.В. «Девушка с далекой реки» // Красная газета: Вечерний выпуск. 1928. № 121(1791). 4 мая. С. 4.

205. Мазинг Б.В. «Золотой клюв» // Красная газета. Вечерний выпуск. 1929. № 115(2143). 11 мая. С. 4.

206. Марголит Е.Я. Два портрета на фоне одной эпохи // Сеанс. 2008. № 35/36. С. 340-344.

207. Марголит Е.Я. Непростой «Простой случай» // Киноведческие записки. 1993. №19. С. 86-92.

208. Марголит Е.Я. Советское киноискусство. Основные этапы становления и развития. // Киноведческие записки. 2004. № 66. С. 126-208.206. «Мой сын» //Кино (Л.). 1928. № 33. 12 августа. С. 3.

209. Мокулъский С. С. «Девушка с далёкой реки» // Жизнь искусства. 1928. № 20. 13 мая. С. 9.208. «Москву я ненавижу, работать там — значит ввязываться в грязную клоаку». Письма Ф.М. Эрмлера С.М. Эйзенштейну // Киноведческие записки. 2003. №63. С. 116-134.

210. На просмотрах // Кино (М.). 1927. № 46(218). 15 ноября. С. 1.

211. Недоброво В.В. «Девушка с далекой реки» // Кино (JL). 1928. № 20(124). 15 мая. С. 2

212. Недоброво В.В. «Дом в сугробах» // Кино (Л.). 1928. № 18(122). 1 мая. С. 2212. Недоброво В.В. «Инженер Елагин» // Кино (Л.). 1928. № 24(128). 10 июня. С.З.

213. Недоброво В.В. «Мой сын» — Евг. Червякова // Рабочий и театр. 1928. № 24(195). 10 июня. С. 13.

214. Недоброво В.В. О людях, быте и запотевших стеклах // Кино (Л.). 1928. № 7(111). 14 Февраля. С. 2.

215. Нежданов Л.М. «Города и годы» // «Вечерняя Москва». 1930. № 247(2061). 22 октября. С. 3.

216. Незнамов П.В. «Братишка» // Кино (М.). 1927. № 20(192). 17 мая. С. 4.

217. Незнамов П.В. «СВД» // Кино (М.). 1927. № 35(207). 30 августа. С. 4.

218. Новости // СК-новости. 2010. № 5(271). 6 мая. С. 10

219. Нусинова Н.И. «Дом в сугробах» // Искусство кино. 1988. № 12. С. 92-94.

220. Нусинова Н.И. «Похождения Октябрины» (К вопросу об особенностях жанровой структуры и этимологии фильма) // Дар и крест. Памяти Натальи Трауберг. СПб: Издательство Ивана Лимбаха, 2010. С. 129-188.

221. Нусинова Н.И., Цивъян Ю.Г. Взгляд друг на друга. Два русских кино 20-х годов // Искусство кино. 1996. № 4. С. 20-26.

222. Открытое письмо ленинградских режиссеров // «Кино» (Л.). 1928. № 22(126). 27 мая. С. 3.

223. Очерки истории советского кино. В 3 тт. Т. 1. 1917-1934. М.: Искусство, 1956.

224. Первое десятилетие «Ленфильма». // Киноведческие записки. 2003. № 63. С. 74-95.

225. Павлов А. Клуб Совторгслужащих // «Кино» (JL). 1928. № 27(131). 1 июля. С. 5.

226. Пиотровский А.И. Е. Червяков // Жизнь искусства. 1928. № 33. С. 8-9. 221. Пиотровский А.И: Советская кинематография — социалистическое искусство // «Кино» (JL). 1928. № 45. 6 ноября. С. 2.

227. Пиотровский А.И. Удачи и поражения Червякова // Жизнь искусства. 1929. № 15. С. 8-9.

228. Роом A.M. Мои киноубеждения // Советский экран. 1926. № 8. С. 5.

229. Свердлова P.M. Фильм как песня // Искусство кино. 1969. № 12. С. 115116.

230. Свердлова P.M. «Червяков, Славушка Беляев и Мейнкин —это коллектив» (Беседу вёл Я.JI. Бутовский)//Киноведческие записки. 2008. № 87. С. 179-185.

231. Случайные комплимент (акростих) // «Кино» (Л.). 1928. № 22(126). 27 мая. С. 3.

232. Соколов И^В: Методьгигры перед киноаппаратом // Кино-фронт. 1927. № 5. С. 13.

233. Солее В.И. Говорит Запад // Советский экран. 1929. № 32. С. 11.

234. CfopoKwiJ Т.Н. Недоразумение? //Кино (Ml), 1927. № 30(202). 26 июля. С. 3'.

235. Терник Е.М. Made in. заграница // «Кино» (Л.). 1928; № 15(119). 10iапреля; С. 2.

236. Томашевский Б.В., Монокль Эйхенбаум Б.М.. Блестящая победа «Севзапкино»// Жизнь искусства. 1924. № 5. 29 января. С. 26.

237. Трауберг JI.3. Что нового в JIEHAPKe // Приложение к Ленинградской газете «Кино» № 31. 1928. 29 июля. С. 2.

238. Фельдман К.И. «Девушка с далёкой реки» // «Кино» (М.). 1928. № 22(246). 29 мая. С. 3.

239. Херсонский Х.Н. «Девушка с далёкой реки» и «Мой сын» // «Правда» (МО- 1928. № 134(3966). 12 июня. С. 5.

240. Херсонский. Х.Н. Новое французское кино // Правда (М). 1926. № 137(3366). 17 июня. С. 6.

241. Цимбал С.Л. Города и годы // Ленинградская правда. 1931. № 32(4763). 2 февраля. С. 4. "

242. Червяков Е.В. Девушка с далёкой реки // Рабочий и театр. 1927. № 43. С. 21.

243. Червяков Е.В. «Золотой клюв» // Советский экран. 1929. № 13. С. 5.

244. Червяков Е.В. Какой должна быть советская кино-рецензия ответ на анкету. // «Кино» (Л.). 1928. № 43. 21 октября. С. 7.

245. Червяков Е.В. Кино на пороге XII Октября ответ на анкету. // «Кино» (Л.). 1928. № 45. 6 ноября. С. 1.

246. Червяков Е.В. «Мой сын» (К выпуску в прокат) // Рабочий и театр. 1928. №33. С. 13.

247. Червяков Е.В. Пушкин и Петербург // Советский экран. 1926. № 43. С. 5.

248. Что нам готовит ленинградская фабрика «Совкино»: Тематический план фабрики на 1928-29 год, утвержденный расширенным худ. бюро фабрики // Кино (Л.). 1928. № 29(133). 15 июля. С. 6.

249. Эйзенштейн С.М., Александров Г.В. Эксперимент, понятный миллионам // Советский экран. 1929. № 6. 5 февраля. С. 6-7.

250. Юренев Р.Н. Евгений Червяков — артист и воин // Искусство кино. 1970. № 5. С. 127-149.

251. Юренев Р.Н. Его не забудем! // Советский экран. 1987. № 12. С. 22-23.

252. Юренев Р.Н. Удивительная судьба // Советский экран. 1979. № 23. С. 1213.

253. Юткевич С.И. О некоторых спорных вопросах истории советского кино // Вопросы киноискусства. Ежегодный историко-теоретический сборник. Вып. 2. М.: Издательство АН СССР, 1957. С. 152-175.

254. Bagrov P. Ermler, Stalin and Animation: On the Film 'The Peasants' (1934). Translated by Vladimir Padunov // KinoKultura. No. 15 (Jan. 2007). URL: http://www.kinokultura.com/2007/15-bagrov.shtml (дата обращения — 1.12.2010).

255. Bagrov P. Soviet Melodrama: A Historical Overview. Translated by Vladimir Padunov // KinoKultura. No. 17: July 2007. URL: http://www.kinokultura.com/2007/17-bagrov.shtml (обращение 1.12.2010).

256. Blakeston O. Three More Russian Films in Close Up. Vol. VI, No. 1 (1930). P. 27-34.

257. Castle H. The Battle of Wardour Street in Close Up. Vol. IV, No. 3 (1929). P. 10-17.

258. Macpherson. K. Six Russian Films in Close Up. Vol. Ill, No. 5 (1928). P. 4249.

259. Thirer I. "Cities and Years". Cameo Film in Daily News (NY). 1931. April 7. P. 38.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 420094