Особенности архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте 1930-1950-х гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 18.00.01, кандидат архитектуры Янушкина, Юлия Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Особенности архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте 1930-1950-х гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 374658
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Янушкина, Юлия Владимировна
Ученая cтепень: 
кандидат архитектуры
Место защиты диссертации: 
Волгоград
Код cпециальности ВАК: 
18.00.01
Специальность: 
Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия
Количество cтраниц: 
252

Оглавление диссертации кандидат архитектуры Янушкина, Юлия Владимировна

Введение.

Глава 1. Образно-пространственное становление Сталинграда.

1.1. Формирование социалистических городов в Сталинграде в 1929-1935-е годы.

1.2. Архитектурное развитие Сталинграда в 1935-1955-е годы. От идеи города-организма к идее города-монумента.

Выводы по первой главе.

Глава 2. Архитектурное формообразование в контексте советской идеологии 1930-1950-х годов.

2.1. Идеологические установки и пространственные построения в со- . ветской архитектуре.

2.2. Основные образные темы советской архитектуры и их пространственное воплощение.

Выводы по второй главе

Глава 3. Формообразование в Сталинграде как развёртывание основных образных тем и концепций советской архитектуры 1930-1950-х годов.

3.1. Профессиональные и массовые представления о городе в концептуальном проектировании Сталинграда

3.2. Пространственное формирование Сталинграда и становление типов . городской среды

3.3 Объемно-планировочные типы зданий и основные образные темы архитектуры Сталинграда.

Выводы по третьей главе

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Особенности архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте 1930-1950-х гг."

Исследование направлено на изучение особенностей пространственного развития Сталинграда и его ключевых архитектурных сооружений в историческом и культурном контексте сталинской эпохи. В данной работе архитектурное развитие Сталинграда рассматривается как процесс формирования многослойной структуры, в которой одновременно функционируют целостные системы смыслов разных пространственно-временных и масштабных уровней. Сталинграду, как городу носящему имя вождя, уделялось в советской архитектуре данного периода особое внимание. На примере его развития можно полностью проследить эволюцию формообразования советской архитектуры 1930-1950-х годов.

Реконструкция Сталинграда 1930-1950-х годов стала значительным явлением в советской архитектурной практике, особенно в послевоенный период, когда восстановление города воспринималось как общенародное дело. Центр Сталинграда представлял собой один из наиболее ярких и практически полностью реализованных образцов градостроительного искусства того времени. Современный Волгоград1 - это не только значительный памятник архитектурного мышления середины XX века, но и уникальный пример сложившейся линейной градостроительной структуры, считающейся наиболее перспективной системой расселения XXI века2.

Изучение закономерностей архитектурного формообразования Сталинграда рассматривается автором как один из шагов на пути к построению новой концепции истории отечественной архитектуры и градостроительства XX века.

Актуальность изучения особенностей архитектурного формообразования в Сталинграде в 1930-1950-е годы связана с тем, что результаты данного процесса в значительной мере определяют современный облик Волгограда, являясь одной из главных составляющих его культурной идентификации. В настоящее время ведутся активные поиски нового образа города (конкурсы на застройку центральной набережной; реконструкцию поймы реки Царицы, 2008; новый брэнд, г. Волгограда, 2004). Активность современного этапа реконструкции города обу

В 1961 году Сталинград (до 1925 года город Царицын) был переименован в Волгоград.

2И.Г.Лежава, К.П.Пчельников, М.В.Шубенков. славливает необходимость изучения проблем, связанных с историческим наследием, охраной и развитием его архитектуры. Разработка реконструктивных мероприятий требует научного обоснования, основанного на знании принципов пространственного развития конкретной градостроительной системы и ее взаимодействия с исторически меняющимися представлениями о городе.

Наряду с решением проблем, связанных с функциональными и социально-экономическими изменениями, при разработке стратегий реконструкции городской среды, возникает необходимость определения уровней и критериев композиционно-смыслового построения, непосредственно связанных с историей формирования образа города. Если все архитектурные объекты, проектировавшиеся и строившиеся в Сталинграде в послевоенный период, встраивались в единую пространственно-смысловую систему, формируя целостный образ города, то на современном этапе большинство новых архитектурных объектов Волгограда строится без учета их смысловой роли в общей структуре образа города. В результате формируется городская среда вне связи со сложившимся контекстом, что приводит к ее полной дефрагментации.

Возникает потребность в изучении смыслового взаимодействия разновременных элементов городской среды как на уровне массового (мифологизирующего) сознания, воспроизводящего существующие образно-пространственные структуры, так и на уровне профессионального, предполагающего не только их сохранение, но и трансформации. Кроме того, индивидуальность развития «городского организма» требует понимания принципов его формирования. Четкое представление о логике пространственного развития Сталинграда должно способствовать разработке долгосрочных прогнозов развития его среды и вариантов ее функционального и смыслового насыщения; а также способствовать определению возможных ограничений структурно-морфологических характеристик объектов, проектируемых в исторически сложившемся контексте.

Степень изученности темы и научный контекст исследования. Архитектурное формообразование Сталинграда 1930-1950-х годов до настоящего времени изучено фрагментарно и фундаментального исследования, посвященного данной теме, не существует. Данное исследование является первым комплексным изучением архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте 1930-1950-х годов. Но оно было бы невозможно без опоры на предшествующие труды, посвященные истории архитектурно-территориального развития Царицына-Сталинграда-Волгограда1; теоретическим вопросам советской архитектуры2 и градостроительства3; без работ, затрагивающих аспекты художественного формообразования во взаимодействии с идеологическими установками того времени4 и анализирующих зависимость формообразования от мировоззрения в более широком контексте5.

При формировании направления исследования основой послужило натурное изучение архитектурных памятников Волгограда рассматриваемого периода.

Практической базой работы стали материалы Государственного архива Волгоградской области, личных архивов архитекторов, архивов местных проектных организаций и музея-панорамы Сталинградской битвы; центральные и местные журналы и газеты с 1928 по 1955 годы; материалы и исследования, посвященные творчеству ведущих советских архитекторов, повлиявших на процесс архитектурного формообразования в Сталинграде6.

При рассмотрении процесса архитектурного формообразования автор опирал 7 ся на работы, посвященные изучению логики художественного выражения , метафорической8 и пространственной9 концептуализации, анализу структуры архитектурной образности во взаимосвязи с творческим методом архитектора10, а так

Работы А.В.Антюфеева, В.И.Атопова, М.А.Водолагина, Д.Г.Донцова, А.Ф.Липявкина, В.Е.Масляева, А.В.Материкина, О.И.Осятинского, Г.А.Птлчниковой, В.Е.Тихонова.

2Труды И.А.Азизян, Д.Е.Аркина, М.И.Астафьевой-Длугач, Н.П.Былинкина, Ю.П.Волчка, А.В.Иконникова, Г.С.Лебедевой, Т.Г.Малининой, А.М.Мостакова, А.В.Рябушина, А.А.Стригалева, ВЭ.Хазановой, В.Л.Хайта, О.С.Хан-Магомедова, Г.Н.Яковлевой

3Труды Н.П.Анциферова, Н.В.Баранова, М.Г.Бархина, Е.Л.Беляевой, Ю.П.Бочарова, А.В.Бунпна, А.А.Высоковского, В.Л.Глазычева, А.Э.Гутнова, Г.З.Каганова, Л.Б.Когана, Я.В.Косицкого, Н.Д Кострикина, Ю.Л.Косенковой, В.АЛаврова, М.Г.Мееровича, В.А.Шкварикова, З.Н.Яргиной и др.

Работы И.Н.Голомштока, Б.Гройса, С.Кавтарадзе, В.Паперного, М.А.Рыклина, А.Ю.Тарханова, Д.Хмельницкого

5Работы А.И.Каплуна, А.Г.Раппопорта, Г.И.Ревзина, В.Л.Хайта и др. бК.С.Алабян, А.К.Буров, И.А.Голосов, Г.П.Гольц, И.В.Жолтовский, Б.М.Иофан, В.Н.Семенов, В.Н.Симбирцев, И.А.Фомин, А.В.Щусев и др.

7Работы А.Г.Габричевского, Я.Э.Голосовкера, В.П.Зубова, Э.Кассирера, С.Лангер, А.Ф.Лосева, Ю.М.Лотмана, Б.А.Успенского, П.А.Флоренского, У.Эко.

8Работы М.Джонсона п Дж.Лакоффа.

Работы К.Александера, К.Линча.

10Работы О.И.Адамова, К.Н.Афанасьева, Н.Л.Павлова, О.И.Явейна. же методы исторической антропологии1.

Данное исследование находится в русле пересечения таких кардинальных проблем архитектурной деятельности, как пространственные построения в архитектуре, творческий метод архитектора, образ и семантика архитектурных форм. Круг данных проблем включает разработку подходов к анализу связей смысла и образа в архитектурной форме.

В становлении «теории смыслообразования» в архитектуре выявляются три проблемно-исторических контекста: гносеологический, онтологический, эпистемологический, соответствующие трем этапам в истории развития научных взглядов на проблему смыслопорождения. На первом этапе акцент делался на изучении связи мысль-объект в рамках трансцендентальной субъективности; на втором анализировалось отношение мысль-знак2; на третьем рассматривались коммуникативно-прагматические аспекты мыследеятельности3.

В рамках данных подходов акцентировались различные аспекты смыслообразования: предметный, инструментальный и прагматический, что непосредственно отразилось в цикле изменений научных взглядов на роль архитектуры: познание -описание - коммуникация. Это предполагает выделение трех уровней смыслообразования в структуре архитектурного объекта: логического, грамматического '(объемно-пространственная композиция), риторического (метафорическая образность).

Эволюционно-генетический подход, согласно которому архитектура рассматривалась как последовательное развитие представлений о пространстве4, постепенно трансформируется под воздействием феноменологически-экзистенциального5 и структурного подходов. Многочисленные попытки структурного описания «символического языка» архитектуры демонстрировали сложность выявления ограниченного набора «слов» и неизменных «грамматических правил» пространственных по

1 Анализ культурных артефактов в двух ракурсах: исходя из системной модели мира, согласно которой описывается, объясняется, и «конструируется» реальность, и как индивидуальных произведений конкретных авторов (труды М.А.Барга, Л.М.Баткина, М.М.Бахтина, В.С.Библера, А.Я.Гуревича).

2Ф. де Соссгар, Г.Фреге, Ч.С.Пирс, У.Моррис, Л.Витгенштейн.

3Ж.Делез, Ж.Деррида, П. де Манн, Дж.Лакофф, П.Рикер, Р.Рорти, М.Фуко, М.Хайдеггер, М.К.Мамардашвили Г.П.Щедровицкий.

4А.И.Некрасов, А.В.Иконников.

5А.Г.Габричевский, Г.Зедльмайр, К.Норберг-Щульц, А.Г.Раппопорт и др. строений1. Обширный корпус теоретических исследований показал, что «архитектурный язык» не образует своего фиксированного словаря и синтаксиса в отличие от естественного языка, но, тем не менее, обладает определенной системой инвариантных отношений, маркирующих смысловое пространство человеческой деятельности на бессознательном уровне . Несмотря на подвижность смыслового пространства, определяющего ассоциативную многозначность архитектурной формы, в основе любого формообразующего процесса лежат метафорические конструкции, структурно ограничивающие его разнообразие .

В русле когнитивного подхода анализ логических и грамматических аспектов конструирования смысла уступает место анализу символических моделей,"непосредственно сопоставляющих форму и значение. Основная функция символических моделей состоит в разграничении и связи различных смысловых контекстов, т.е. в их прототипической категоризации и описании с помощью метафорических и метонимических конструкций4. Поскольку данные смысловые конструкции переносят наше телесно-основанное понимание вещей на широкий круг абстрактных понятий, их порождение в большинстве случаев связано с теми или иными операциями пространственной концептуализации5. Это делает применение подобных конструкций актуальным для анализа произведений архитектуры.

От изучения инструментально-композиционных аспектов формообразования исследователи постепенно переходят к непосредственному моделированию самого процесса проектирования6, а также к рассмотрению архитектуры в контексте культуры и анализу творческого процесса архитектора и его образной основы . Направление поисков смещается от анализа грамматики формально-пространственных построений к конструированию архитектурной риторики, пере

1 Работы К.Александера, И.Р.Галимова, Г.Е.Игнатова, И.Г.Лежавы, К.ЭЛехари, Л.Марча, Д.Презиози, Г.Д.Станишева, Ф.Стидмана, И.А.Страутманиса и др.

2Работы ВЛ.Глазычева, А.Э.Гутнова, Л.Б.Когана, К. Линча, О.И.ЯвеГша, З.Н.Яргиной.

3Работы А.К.Байбурина, Р.Барта, Дж.Броадбента, Ч.Джснкса, И.А.Добрицына, А.Э.Коротковского, Ж.-Ф. Лиота-ра, Ю.М.Лотмана, С.Ю.Маслова, В.Ф.Маркузона, Е.И.Россинской, М.Р.Савченко, Ю.С.Степанова, В.Н.Топорова, Б.А.Успенского, Л.Ф.Чертова, У.Эко и др,

4М.Джонсон, .Дж.Лакофф, Э.Рош.

5Э.Кассирер, С.Лангер.

6 О.Акин, М.В.Шубенков и др.

7И.А.Азизян, О.И.Адамов, А.В.Боков, И.А.Бондаренко, И.А.Добрицына, П.В.Капустин, Г.С.Лебедева, В.К.Моор, Н.Л.Павлов, Г.И.Ревзин, О.И.Явейн, Ю.С.Янковская и др. брасывающей «мост» между различными культурно-смысловыми контекстами.

Так, отправной точкой исследования стало положение, что «смыслообраз» архитектурного объекта относительно самостоятелен по отношению к его функциональному назначению, и при определенных обстоятельствах может стать ведущим фактором архитектурного формообразования1. Архитектурный объект представляет собой многоуровневую систему, в которой смысл, образ и пространственная структура формы представляют различные уровни выражения и определяют характер деятельности по преобразованию окружающего мира2.

Соответственно, рабочая гипотеза исследования предполагает:

1) образ в советской архитектуре 1930-1950-х годов задан в первую очередь смысловой, а затем уже функциональной, конструктивной и эстетической целесообразностью;

2) Архитектурное формообразование в Сталинграде ограничено смысловыми установками, закрепляемыми в относительно устойчивых типах объемно-пространственной организации зданий и городской планировки.

Объект исследования - архитектура и планировка Сталинграда, создававшиеся в 1930-1950-е годы.

Предмет исследования - процесс архитектурного формообразования в Сталинграде 1930-1950-х годов.

Границы исследования определены периодом реконструкции Сталинграда 1930-1950-х годов (поздний конструктивизм и сталинский неоклассицизм); и затрагивают в основном образно-смысловые аспекты формирования города.

Цель исследования — изучение особенностей архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте сталинской эпохи. Задачи исследования:

1) Выявление этапов образно-пространственного становления Сталинграда и определение его роли в историко-культурном контексте советской архитектуры 1930-1950-х годов.

Труды А.В.Бокова, И.А.Бондаренко, И.Г.Лежавы, В.И.Локтева и др.

2Работы К.Гирца, Э.Лича, М.Элиаде.

2) Анализ представлений об идеальном советском городе 1930-1950-х годов и элементах его образной типологии; изучение закономерностей архитектурного формообразования, соответствующих этим представлениям.

3) Выявление механизмов взаимодействия представлений об идеальном советском городе и архитектурного развития Сталинграда в 1930-1950-е годы на уровнях организации центральных архитектурных ансамблей и отдельных значимых сооружений города, включая рассмотрение особенностей творческого метода ведущих архитекторов Сталинграда.

Методы исследования основываются на многофакторном анализе архитектурного формообразования в Сталинграде; графической реконструкции и комплексном анализе результатов натурного изучения широкого круга архитектурных объектов. При изучении закономерностей формообразования в Сталинграде потребовался всесторонний анализ смыслового контекста, в котором создавался город. На этом уровне анализировалась структура архитектурной образности, просвечивающая сквозь тексты источников (архитектурные эскизы и проекты, теоретические концепции, статьи, выступления архитекторов и т.п.). Процесс формообразования рассматривался в трех аспектах: концептуальном, композиционном и образном, с учетом их взаимосвязи с творческими установками архитекторов.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений.

Заключение диссертации по теме "Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия", Янушкина, Юлия Владимировна

ВЫВОДЫ ПО ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ В данной главе изучены особенности профессиональных и массовых представлений о городе в концептуальном проектировании Сталинграда: установлено, что смысловая противоречивость концептуальных установок город-организм и город-монумент; одновременная ориентация и на современность формы и на классическое наследие) обусловили размытость образа города в профессиональном сознании. Противоречия разрешались в сфере массового сознания за счет мифологического отождествления нетождественного; - на уровне профессионального сознания город воспринимался как эстетическая единица высшего порядка - система парадных магистралей и площадей, ведущих от городских ворот к главному зданию; на уровне массового сознания эксплуатировался символ доступный более целостному охвату - Дом Советов.

Выявлены три слоя архитектурного смыслообразования, формировавшие представления о Сталинграде в профессиональном и массовом сознании: слой архетипов, представленный концептуальными метафорами организации пространства (место, путь и т.п.), определяющими жизнь конкретного Места и его роль в структурной организации градостроительного образования более высокого порядка, вплоть до города в целом. В границах этого слоя выражение идеологического максимума достигалось с помощью «вечных» архитектурных форм, простых по форме и емких по смыслу (пирамида, зиккурат, обелиск и т.п.). Повествовательный характер соцреализма смещал полюс выражения от иконических форм к аллегорическим, и, в идеале, к их синтезу (предложение Н.Н.Кона). Архетипический слой выступал как связующее звено стереотипа и конкретного архитектурного прототипа в фиксированном образно-метафорическом строе, задававшем возможные границы формирования архитектурного образа (проект А.В.Черкасова); слой прототипов и аналогов — исторические ассоциации общепонятные для массового сознания и правила архитектурной композиции, используемые профессиональным сознанием. Выявлено, что границы этого слоя определялись идеологической установкой на выражение образа величия эпохи и государства в теме «дворца», подсознательно ассоциировавшегося в массовом сознании с образом благополучия и счастья; слой стереотипов — общепринятые ассоциации, представленные схемой общей композиции города-организма, а затем города-монумента, ставшего концептуально-пространственным выражением сталинской эпохи (предложения П.К.Булкина, Г.К.Марцинкевича). Архитектурные стереотипы, находясь на периферии архитектурного сознания, задавали границы использования и трансформации исторических прототипов, что сближает их с архетипами.

В сфере массового сознания формирование архитектурного образа Сталинграда происходило на основе архетипов и стереотипов. В массовом сознании этот набор инвариантных пространственно-смысловых структур, описывающих картину мира советского человека, проявлялся более отчетливо. В свою очередь, на уровне профессионального сознания стремились предложить логичный ход пространственного развертывания этих смысловых структур с опорой на архитектурные и не архитектурные прототипы и аналоги.

Рассмотрен механизм воспроизводства устойчивой пространственно-смысловой структуры, сообразно которой осваивалась территория города Царицына-Сталинграда. Данная структура представлена регулярной сетью улиц с центральным ядром в виде раскрывающейся на Волгу площади. Сформировавшись под влиянием ландшафтных условий в XVII веке, исходная структура проявляется с различной степенью подобия как на уровне проектных концепций развития города, так и на уровне их осуществления в различные периоды времени. Формально-функциональная устойчивость ее проявления определяет пространственное развитие города, что позволяет выделить ее в качестве «структурного инварианта» формирования городской среды.

Показано, что смысловые трансформации являются основным фактором, определяющим масштаб и способ воспроизводства исходной структуры. Архети-пическая составляющая образа идеального города и меняющаяся система градостроительных стереотипов интегрируются в процесс ее воспроизводства, определяя формальное выражение и особенности взаимодействия ее элементов. На первоначальном этапе своего возникновения эта пространственно-смысловая структура функционирует как относительно автономное образование. В процессе социально-экономического развития города происходит функциональное насыщение ее ядра. При этом ряд функций ядра выносится на периферию. Формируется узловое пространство, своего рода, приграничный центр (пл. Павших Борцов, Базарный взвоз, пл. 9-го января), что стимулирует процесс «воспроизводства» исходной структуры. На протяжении XVII —XX веков процесс ее воспроизводства видоизменяет существующую иерархию пространственных связей города и задает границы формирования его смысловых и функциональных узлов.

Взаимодействие принципов пространственного развертывания Сталинграда и представлений об идеальном советском городе формировало глубинный каркас архитектурного формообразования в Сталинграде. На словах концепция города-ансамбля предполагала полную органичность его архитектурного образа, динамично развивающегося и вписывающегося в окружающий ландшафт (город-организм), а на уровне реализации шло воспроизводство классицистических планировочных схем, игнорировавших сложившийся контекст и превращавших город в «памятник эпохи» (монумент), чему сам город упорно «сопротивлялся».

Показано, что в образе Сталинграда как города-монумента идеи Вечности, Памяти и Славы тесно сопрягались с идеями Величия и Власти и синтезировались в образах мемориально-триумфальных и дворцово-храмовых сооружений, которые наряду с художественными функциями выполняли функции утилитарные. Потребность в выражении героического духа времени побуждала архитекторов к синтетическому объединению форм, относящихся к различным историческим эпохам и культурам. Это обуславливало нарушение тектоники исходных пространственных типов, наслоение и кажущуюся эклектику форм, поскольку заимствование велось не по формальным и стилевым признакам, а по смысловым прототипам. С одной стороны логика образных построений сталинградских архитекторов следовала общей классицистической программе создания зданий-памятников эпохи, отражая процесс перерастания прототипа в стереотип (например, периптер-монумент). На этой волне создавались произведения, апеллирующие к вечности с помощью строгих ордерных форм античности, за которыми признавалось качество идеальной внеисторической формы, а также их последующих исторических интерпретаций. С другой стороны борьба с космополитизмом стимулировала поиск новых форм для решения современных задач на основе национальных традиций. Так, образность послевоенной застройки в Сталинграде эволюционировала от образов античности, восточных и неорусских мотивов к классицизму и ампиру. Стиль становится строже и лаконичнее, здания приобретают более монументальный характер.

Доказано, что в основе общей композиционной структуры центрального ансамбля Сталинграда и отдельных фрагментов его среды лежал механизм воспроизводства одной и той же пространственно-смысловой структуры. Меняется масштаб структуры и степень «парадности», но не принцип пространственной организации, выражающий архетипическую идею преодоления границ на пути к священному месту. Единый образно-композиционный принцип воспроизводился не только на уровне центральной части города и квартальной застройки, но и на уровне ключевых зданий центра Сталинграда.

Изучено влияние особенностей пространственного развития Сталинграда на формирование общественных зданий; проанализирована зависимость их морфологических и образных характеристик от местоположения в системе города-монумента. Выделено два структурных типа:

- развернутый тип. Здание формирует границы квартала полностью или частично. В зависимости от этого в его планировочной структуре присутствует один или система открытых дворов, как правило, нанизанных на единую ось симметрии. Основными архитектурными прототипами для них являются: пространственная структура древневосточных, восточно-эллинистических и буддистских храмовых комплексов, римских терм, базилик, а также дворцов и усадеб русского классицизма. В визуально-пространственной структуре городской среды здания данного типа играли или роль фонового объекта, акцентируя внимание на площади перед входом, или представляли собой градоподобное сооружение. В последнем случае, сооружение выстраивалось через многократное повторение темы храма и дороги к нему как в отдельных частях, так и в структуре здания в целом (аналогично мифологической логике, где часть репрезентирует своей структурой целое); компактный тип. Здание представлено компактным симметричным "объемом, включающим большое зальное пространство. Здания данного типа играли роль ведущего объекта на фоне застройки, являясь выраженными композиционными доминантами и, как правило, замыкали уличные перспективы, или встраивались в курдонер. Акцент на выстраивании пространственных границ обуславливал обращение к периптерам, и их сочетаниям с ротондой или триумфальной аркой.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. В работе рассмотрены этапы образно-пространственного становления Сталинграда (социалистический город, город-организм, город-монумент). Проанализировано взаимодействие тенденций пространственного развития исторического центра Сталинграда и идей города-организма и города-монумента, формировавшихся в рамках концепции города-ансамбля.

Показана роль Сталинграда в контексте советской архитектуры 1930-1950-х годов как одной из важнейших экспериментальных площадок по отработке- социально-политических идей и градостроительных концепций.

Выраженный символический статус города в историко-культурном контексте сталинской эпохи предопределил особенности формирования его архитектурного облика. В довоенный период Сталинград формировался как образцовый советский город (Гипрогор, 1931-1939), а в послевоенный период как идеальный город-монумент (1946-1953).

В архитектурном формообразовании Сталинграда решение вопросов образно-смысловой целесообразности преобладало над решением функциональных и социально-экономических проблем. Все архитектурные решения, реализованные в Сталинграде, стали вещественной репрезентацией советской идеологии 19301950-х годов и объективная интерпретация пространственных построений в его архитектуре становится возможна только при ее сопоставлении со структурой смысловой пространства сталинской эпохи.

2. В рамках изучения историко-культурного контекста советской архитектуры 1930-1950-х годов было выявлено, что идеологические установки задавали границы концептуальной организации советского культурного пространства и служили каркасом процесса архитектурного формообразования.

Было выявлено и изучено три уровня архитектурного формообразования: концептуальный (смысловая реальность), композиционный (ее пространственное выражение), образный (ее архитектурное выражение в конкретных сооружениях).

В концептуальном плане советская архитектурная теория опиралась на эстетическую систему Г.В.Ф.Гегеля, с которой ее сближало линейное восприятие истории и ориентация на поиск абсолютной «классической» формы.

Композиционная логика архитектурного формообразования в сталинской архитектуре была представлена ценностным ранжированием пространства города-организма, а затем города-монумента и классификацией архитектурных объектов по степени их идейно-художественной значимости и близости к центру города. Каждому архитектурному сооружению, помимо определенного места в пространственной иерархии города, ставился во взаимно однозначное соответствие определенный набор формальных прототипов и аналогов. Сталинская архитектура интерпретировала исторически сложившиеся типы дома, храма, дворца, города в свете «новой мифологии». В результате наложения новых интерпретационных схем на исходные образно-пространственные структуры происходила их трансформация и рождение новых типов сооружений для отправления советского культа (рабочие клубы, дома советов).

Образный уровень, включает принципы индивидуальной творческой переработки «избранного» исторического наследия, и связан с конкретным воплощением новых архитектурных типов. Было выявлено, что творческий метод мастеров сталинской архитектуры ограничивался пределами стереотипов, учреждаемых властью, и что их творческие кредо в комплексе дополняли друг друга, представляя целостную модель функционирования смыслового пространства сталинской эпохи.

В образном плане заимствование и принципы переработки лучших образцов мировой архитектуры были продиктованы требованиями парадной представительности, воплощавшейся в основных архитектурных темах сталинской эпохи (мемориально-триумфальная и дворцово-храмовая). Определены смыслы генерирующие данные темы и типовые приемы их пространственного воплощения в идеальной модели советского города, предопределившей образно-метафорический строй архитектуры Сталинграда.

В данном образно-метафорическом строе пространственные образы монументального величия (дворец-храм) сливались с образными метафорами зрелищно-сти, сияющей вечности (маяк-светоч) и триумфа, порождая новый архитектурнопространственный тип здания-монумента. После 1945 года тема здания-скульптуры уступает место своей пространственной инверсии — городу-монументу. В 1940-е годы в рамках концепции города-ансамбля происходит перерождение идеи города-организма в идею города-монумента, статичную и исключительно репрезентативную систему.

3. Изучены механизмы образно-смыслового и пространственно-функционального развертывания Сталинграда; выявлены особенности их взаимодействие в процессе развития города.

Показано, что на всех масштабных уровнях (центральный ансамбль, квартал, здание) архитектурное формообразование в Сталинграде развивалось в русле образно-метафорического строя сталинской эпохи. В 1930-е годы происходил переход от понимания города как «функционального образования» к представлению о нем как произведении искусства, целостном в своей завершенности (город-ансамбль). Во второй половине 1940-х годов развитие архитектурной образности в Сталинграде было связано с проецированием образа здания-символа на пространство всего города («Город-Памятник» П.К.Булкина). В 1950-е годы начинается обратный процесс - образ города сворачивается до образа главного городского здания (Л.В.Руднев, 1951; В.Н.Симбирцев, И.Е.Фиалко, 1954).

Выявлено, что пространственное развитие центра Сталинграда определяется многократным воспроизведением основных черт изначальной структуры городского ядра, сформировавшегося в XVII веке. На разных масштабных уровнях данная структура, так или иначе, проявляется как на уровне проектных концепций, так и на уровне их реализации и определяет пространственную структуру центра Сталинграда как развивающуюся систему, которая в отдельные моменты своего существования может создавать собственные измененные подобия, взаимодействовать с ними и включать в свою структуру.

Показано, что способы пространственного развертывания исходной структуры и ее масштабный регистр менялись в зависимости от изменений историко-культурного контекста. Так, взаимодействие метафорической образности сталинской архитектуры и логики пространственного развертывания Сталинграда формировало глубинный слой архитектурного образа города. Этот слой соотносим с уровнем композиционных построений, и опирается на основные концептуальные метафоры организации пространства, нейтрализующие образный контекст и задающие границы морфологического выражения смысла. На эту основу накладывались «избранные» архитектурные прототипы и стереотипы, нацеленные на создание города-монумента и наделяющие образный контекст характерными особенностями.

Выявлены основные типы зданий (компактный и развернутый), проектировавшиеся и строившиеся в Сталинграде в 1940-1950-е годы. Проанализирована зависимость их морфологических и образных характеристик, связанная с воспроизводством исходной структуры пространственного развертывания центра Сталинграда и смысловой организации города-монумента.

Сценарий восприятия действительности, разработанный в рамках образно-метафорического строя, реализовывался как на уровне города в целом, так и в согласии с отождествляющим принципом мифологического мышления в каждом отдельном его фрагменте. Все архитектурные объекты Сталинграда выстраивались в соответствии с их идейно-художественной значимостью в смысловом пространстве идеального города сталинской эпохи.

На первом уровне иерархии - монумент (некрополь, пирамида, башня, арка, колонна и т.п.), играющий роль жертвенника и обозначающий точку перехода в сакральное пространство-время. На следующем уровне главную роль храма-дворца на фоне массовой парадно оформленной жилой застройки играет какое-либо значительное архитектурное сооружение, в равной степени удовлетворяющее утилитарные и художественные потребности (театр, клуб, музей, дом советов и т.п.). Далее роль центра переходит к сооружениям, удовлетворяющим в первую очередь утилитарные, а затем уже и художественные потребности (больницы, школы и т.п.), т.е. к сооружениям строго функциональным, но обязательно несущим на себе сакральные знаки советской власти.

В работе рассмотрена роль профессиональных и массовых представлений в концептуальном проектировании Сталинграда. Выявлено три слоя архитектурного смыслообразования, формировавшие представления о Сталинграде в массовом и профессиональном сознании: слой прототипов и аналогов, слой стереотипов, слой архетипов. Если в сфере массового сознания формирование архитектурного образа Сталинграда происходило на основе архетипов и стереотипов, то профессионалы стремились предложить логичный ход пространственного развертывания смыслов, опираясь на архитектурные и не архитектурные прототипы и аналоги.

Рассмотрены особенности воплощения метафорической образности сталинской архитектуры в рамках мемориально-триумфальной и дворцово-храмовой тем в творчестве сталинградских архитекторов. Все архитектурные объекты, проектировавшиеся в Сталинграде в послевоенный период, встраивались в единую пространственно-смысловую систему, формируя уникально целостный образ города. С одной стороны, в творческих поисках Сталинградских архитекторов проявляются устойчивые принципы организации архитектурного пространства, обусловленные неизменностью пространственных архетипов (Место, Путь, Граница, Врата), а потому непрерывно транслируемые традицией на уровне геометрии (прототипы). С другой стороны, установки на исключительность и величие эпохи предполагали множественность их архитектурных интерпретаций и эклектическое объединение форм.

Несмотря на то, что приведённые выше результаты получены на основе изучения развития конкретного города, можно предположить, что некоторые закономерности образно-смыслового аспекта архитектурного формообразования, выявленные на данном этапе исследования, можно охарактеризовать как общие для всей рассматриваемой эпохи.

Научная новизна. Впервые вводятся в научный оборот материалы, относящиеся к реконструкции Сталинграда и связанные с творческим наследием ведущих региональных архитекторов (Е.И.Левитана, В.Е.Масляева, Ф.М.Лысова и др.). Проведен комплексный анализ формирования пространственной структуры центра Сталинграда 1930-1950-х годов; рассмотрено архитектурное развитие города как процесс взаимодействия целостных пространственно-смысловых структур различных масштабных уровней.

Достоверность исследования обусловлена опорой на современную методологическую базу, использованием достоверных источников информации из различных архивных собраний.

Практическая значимость. Полученные результаты могут быть использованы в практике реставрации, реконструкции и развития исторической среды Волгограда и других российских городов; в соответствующих разделах работ по истории и теории архитектуры, в том числе в учебных пособиях и лекционных курсах для студентов по специальностям «Архитектура», «Дизайн архитектурной среды». Апробация и внедрение результатов исследования:

Основные положения отражены в 9 публикациях (в т.ч. в журналах, рекомендованных ВАК РФ - 3), а также представлены на научных конференциях в ВолгАСУ и используются автором в лекционном курсе «Теория и практика современной архитектуры».

СПИСОК НАУЧНЫХ РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ: Научные статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Архитектура как «убежище» смысла // Вестник Волгоградского государственного архитектурно-строительного университета. Сер.: Гуманитарные науки. - Волгоград: ВолгГАСУ, 2004.- №5(11). - С.225-232. (0,5 п.л.)

2. Архитектурное пространство как социокультурный феномен, (в соавт. с Назаровой М.П.) // Вестник Волгоградского государственного архитектурно-строительного университета. Сер.: Гуманитарные науки. - Волгоград: ВолгГАСУ, 2005.- №6(15). - С.202-204. (0,15 п.л.)

3. Образы пространственных построений в советской архитектуре 1930-1950-х гг. // Вестник Волгоградского государственного архитектурно-строительного университета. Сер.: Строительство и архитектура. - Волгоград: ВолгГАСУ, 2009. - №14(33). - С.188-195.(0,5 п.л.)

Научные публикации:

4. Архитектурно-пространственный тип как модель смысловой матрицы эпохи// Вестник Волгоградского государственного архитектурно-строительного университета. Сер.: Строительство и архитектура. - Волгоград: ВолгГАСУ, 2003. - №3(9). - С.27-30.(0,2 пл.)

5. Структура пространственных связей в архитектуре Сталинграда как модель советской культуры 1940-1950-х гг.// Стрежень»: науч. ежегодник. - Волгоград: ВолГУ, 2003. Вып. 3. - С.192-205. (1 п.л.)

6. Деконструкция пространства архитектуры. Непрерывное архитектурное образование: проблемы и перспективы: материалы Междунар. науч. конф., 1925 сентября 2004г. - Волгоград: ВолгГАСУ, 2004. - С.146-149. (0,2 п.л.)

7. Логика пространственных форм в архитектурном творчестве//Актуальные проблемы архитектурного образования: материалы Всерос. науч.-практич. конф., 29-30 ноября 2005г., - Волгоград: ВолгГАСУ, 2005. - С.82-86. (0,2 п.л.)

8. Сталинград - реализованная утопия русского конструктивизма (в соавт. с Тихоновым В.Е.) // Сохранение архитектуры XX века и всемирное наследие: HERITAGE AT RISK: материалы Междунар. науч. конф. 17-20 апреля 2006г. - М.:000 «Вива-Стар», 2006. - С.189-190.

9. К вопросам реконструкции исторического центра Волгограда // Инновационные организационно-технологические ресурсы для развития строительства доступного и комфортного жилья в Волгоградской области: материалы Междунар. науч.-техн. конф. 1-3 декабря 2008г., Волгоград. - Волгоград: ВолгГАСУ, 2008. - С.233-237.(0,3 п.л.)

Список литературы диссертационного исследования кандидат архитектуры Янушкина, Юлия Владимировна, 2009 год

1. Адамов О.И. Образы пространственных построений в творчестве архитектора. Мастера русского Авангарда: А.А.Веснин, И.А.Голосов, И.И.Леонидов, К.С. Мельников, В.Е.Татлин. Автореф. дис. канд. архитектуры. - М., 2000. - 28с.

2. Адамов О.И. Творческий процесс и проектная философия И.И.Леонидова // Иван Леонидов: Начало XX начало XXI вв.: Материалы, воспоминания, исследования. - М.: АО «Московские учебники и Картолитография», 2002. -С. 183-208.

3. Адорно Т.В. Эстетическая теория / Пер. с нем. М.: Республика, 2001 - 527с.

4. Азизян И.А. Ар Деко: диалог и компромиссы // Искусствознание. М., 2003. - №1(ХХ1) - С.395-449.

5. Азизян И.А. Памятники и власть // Архитектура в истории русской культуры. -Вып. 4. Власть и творчество. -М.: Эра, 1999. С. 146-155.

6. Алабян К. Возрождение Сталинграда // Правда. 1945. - 27 октября.

7. Алабян К. Каким будет Сталинград // Сталинградская правда. 1944. - 10 сентября.

8. Алабян К. Первый съезд советских архитекторов // Сталинградская правда. -1937.- 16 июня.

9. Алабян К. Черты будущего города//Сталинградская правда. 1944. - 20 февраля.

10. Андерсон Р.Д. Тоталитаризм: концепт или идеология? // Политические исследования. 1993. - №3. - С. 98-107.

11. Антонов ?. Каким будет новый центр города//Борьба. 1932. - 29 марта.

12. Анциферов Н.П. Пути изучения города как социального организма. Опыт комплексного подхода. -2 изд., испр. и доп. Л.: Сеятель, 1926. - 150с.

13. Аргасцева С.А., Гуренко Л.В., Жорова Е.П. и др. Свод историко-архитектурного наследия Царицына-Сталинграда-Волгограда (1589—2004 гг.). Волгоград: «Панорама». 2004. - 240с.

14. Арендт X. Истоки тоталитаризма / Пер. с англ. М.: ЦентрКом, 1996. - 672с.

15. АркинД Виченца // Архитектура СССР. 1936. - №6. - С.51-56.

16. АркинД. К характеристике русского классицизма // Архитектура: Сб. статей по творческим вопросам / Под общ. ред. А.Г.Мордвинова. -М.: Гос. архитектурное изд-во, 1945. — Вып. 1. С. 60-80.

17. Арон Р. Демократия и тоталитаризм / Пер. с фр. Г.И.Семенова. — М.: Текст: Лит.-изд. студия «РИФ», 1993. 301 с.

18. АстафъеваДлугач М.И., Волчок Ю.П. О конкурсе на Дворец Советов // Зодчество. М., 1989. - Вып.3(22). - С.222-238

19. Атопов В.И., Масляев В.Е., Липявкин А.Ф. Волгоград. М.: Стройиздат, 1985.-215 с.

20. Афанасьев К. Архитектурные проекты на выставке «Героический фронт и тыл» // Архитектура СССР. М., 1944. - Вып.15(14). - С.29-33.

21. Ахиезер A.C. Город и диалог // Культурный диалог города во времени и пространстве исторического развития. М.: Мир культуры, 1996. — С.23-29.

22. Ахиезер A.C. Россия: критика исторического опыта. В 2 томах. 2-е изд., пе-рераб. и доп. - Т. 1. -Новосибирск: Сибирский хронограф, 1997г. - 808с.

23. Ахиезер A.C. Архаизация в российском обществе как методологическая проблема // Общественные науки и современность. 2001. - №2. - С.89-100.

24. Бабуров В. Проблемы застройки центра Сталинграда // Архитектура СССР. -1953.-№11.-С. 4-9.

25. Байбурин А.К. Семиотические аспекты функционирования вещей. Л,, Наука, 1989, с.63-88

26. Барг М.А. Эпохи и идеи: Становление историзма. — М.: Мысль, 1987. 348с.

27. Барт Р. Мифологии. Пер. с фр., вступ. ст. и коммент. С.Н.Зенкина. - М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2000. - 320с.

28. Бархин Б.Г. Методика архитектурного проектирования. М.:Строииздат, 1993.-438с.

29. Бархин М.Г. Город. Структура и композиция. М.: Наука, 1986. - 263с.

30. Баткин JI.M. Два способа изучать историю культуры // Вопр. философии.1986.-№ 12.-С. 104-115.

31. Баткин JI.M. Сон разума. О социокультурных масштабах личности Сталина // Знание — сила Электрон.ресурс. Электрон, дан. - [Б.м.], 1989. - №3. -Режим доступа: http://www.pseudology.org/ZnanieSila/SonRazumal.htm (дата обращения: 21.03.2006).

32. Баткин JI.M. Сон разума. О социокультурных масштабах личности Сталина // Знание сила Электрон.ресурс. - Электрон, дан. - [Б.м.], 1989. - №4. -Режим доступа: http://www.pseudology.org/ZnanieSila/SonRazuma2.htm (дата обращения: 21.03.2006).

33. Безансон А. Советское настоящее и русское прошлое. Сборник статей / Пер. с фр. М.: МИК, 1998. - 336с.

34. Белоусов В.Н., Смирнова О.В. В.Н.Семенов. М.: Стройиздат, 1980. - 144 с.

35. Беляева E.JI. Культурно-экологические аспекты изучения городской среды // Архитектура и культура: сб. науч. трудов / ВНИИ теории архитектуры и градостроительства; Под ред. И.А.Азизян, Н.Л.Адаскиной. М.: ВНИИТАГ, 1991.-С. 83-88.

36. Бенъямин В. Московский дневник 9 дек. 1926-1 февр. 1927 гг. / Пер. с "нем. и примеч. С.Ромашко. М.: Ad Marginem, 1997. - 221с.

37. Бердяев Н.А. Философия свободы. Истоки и смысл русского коммунизма. — М.: ЗАО «Сварог и К», 1997. 414 с.

38. Бессмертный Ю.Л. Некоторые соображения об изучении феномена власти и о концепциях постмодернизма и микроистории // Одиссей. Человек в истории. (Представления о власти.) 1995.-М.: Наука, 1995. С.5-19.

39. Библер B.C. От наукоучения к логике культуры: Два философских введения в XXI век. - М.: Политиздат, 1990. - 413 с.

40. Бондаренко И.А. Средневековая Русь. Художественное единство древнерусского города // Художественные модели мироздания. Кн.1. М.: НИИ PAX, 1997. - С.175-195.

41. Брунов Н. Архитектурная композиция античного города // Архитектура СССР. 1933. - №2. - С.25-29.

42. Брунов Н. История одной архитектурной темы (Римский Пантеон и его рольв мировой архитектуре) // Архитектура СССР. 1933. - №6. - С.38-43.

43. Бунин A.B. и др. Градостроительство / Под.ред. В.Шкварикова. — М.: Изд-во Академии архитектуры, 1945. 328 с

44. Бунин A.B. К вопросу об использовании градостроительного наследия в послевоенном восстановительном строительстве // Архитектура: Сб. статей по творческим вопросам / Под общ. ред. А.Г.Мордвинова. -М.: Гос. архитектурное изд-во, 1945. -Вып.1. С. 24-34.

45. Бунин A.B., Саваренская Т.Ф. История градостроительного искусства. — 2-е изд.-Т. 1-2.-М.: Стройиздат, 1979.

46. Бурдъе П. Практический смысл / Пер. с фр. — СПб.: Алетейя, М.: Ин-т эксперимент. социологии, 2001. 562 с.

47. Буров А. Проблемы фасада жилого дома // Архитектура СССР. 1938. - №5. С.32-42.

48. Былинкин Н. Архитектура массового жилищного строительства. Статья вторая // Архитектура СССР. 1938. - №3. С.4-7.

49. Былинкин Н.П. и др. История советской архитектуры 1917-1958. М.: Гос.изд-во лит-ры по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1962. - 348с.

50. ВГМП (Волгоградский Государственный музей-панорама «Сталинградская битва»). Инв. № 1729

51. ВГМП (Волгоградский Государственный музей-панорама «Сталинградская битва»). Инв. № 9706 н/вф

52. ВГМП (Волгоградский Государственный музей-панорама «Сталинградская битва»). Инв. № 1331.

53. ВГМП (Волгоградский Государственный музей-панорама «Сталинградская битва»). Инв.№9707, н/вф.

54. Верцман И. Гегель об архитектуре // Архитектура СССР-1936 №6 - С.65-70.

55. Власов А. Зодчий — ученый — педагог. (К восьмидесятипятилетию академика архитектуры И.В.Жолтовского) // Советская архитектура. М.: Искусство, 1953.-Вып.4.-С. 46-69.

56. Водолагин М.А. Очерки истории Волгограда 1589-1967. М.: Наука, 1968. -448с.

57. Вопросы строительства // Борьба. 1928. - 16 февраля.

58. Вопросы теории архитектуры: Образ мира в архитектуре: сб. науч. трудов // РААСН; НИИТАГ. Под ред. И.А. Азизян. М.: НИИТАГ, 1995. - 227 с.

59. Высоковский A.A. Визуальные образы городской среды. М., Локус Станди, 2008.-236 с.

60. Габричевский А.Г. Морфология искусства. М.: Аграф, 2002. - 864с.

61. ГАВО (Государственный архив Волгоградской области). Ф. 6078, оп .1, д. 24. Стенограмма совещания Сталинградского отделения Союза архитекторов от 7 декабря 1951 года.

62. ГАВО (Государственный архив Волгоградской области). Ф681, On. 1, д,. 42. Основные составляющие центрального ансамбля города Сталинграда. 1953.

63. Гегель Г.В.Ф. Эстетика. Том 3. -М.: Искусство, 1971. 624с.

64. Гельфрейх В. О проектах планировки центра Сталинграда // Архитектура и строительство. 1946. -№15-16. - С.5-9.

65. Гирц К. Идеология как культурная система // Новое литературное обозрение. 1998.-№29.-С. 7-38.

66. Глазычев B.JI. Социально-экологическая интерпретация городской среды. — М.: Наука, 1984.- 180 с.

67. Глазычев B.JI. Поэтика городской среды // Эстетическая выразительность города. М.: Наука, 1986. - С. 130-157.

68. Глазычев B.JI. Урбанистика. М.: Европа, 2008. - 219 с.

69. Гозман Л., Эткинд А. От культа власти к власти людей // «Нева». — 1989. — №7.-С. 156-179.

70. ГоломштокИ.Н. Тоталитарное искусство. — М.: Галарт, 1994. 296с.

71. Голосов И.А. Мой творческий путь // Архитектура СССР. 1933. — №1. -С.23-25.

72. Голосов И.А. О большой архитектурной форме // Архитектура СССР. — 1933. -№5.-С.34.

73. Голосовкер Я.Э. Логика мифа. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1987 - 218с.

74. Гольденберг П. Опыт проектирования новых жилых кварталов // Архитектура СССР. 1936. - №9. - С.24-27.

75. Гройс Б. Русский авангард по обе стороны «черного квадрата» // Вопр. философии. 1990. —№11.- С. 67-73.

76. Гуревич А.Я. Исторический синтез и Школа «Анналов». — М.:Индрик, 1993. -328 с.

77. Гутнов А.Э., Глазычев В.Л. Мир архитектуры: Лицо города. М.: Мол. гвардия, 1990.-350 с.

78. Гутнов А.Э. Эволюция градостроительства. М.: Стройиздат, 1984. - 256 с.

79. Даниэль С.М. Сети для Протея: Проблемы интерпретации формы в изобразительном искусстве. СПб.: Искусство — СПБ, 2002. - 304с.

80. Дворин А. 1936 год в архитектуре // Сталинградская правда. 1936. -17 февраля.

81. Дворин А.М. Большой Сталинград // Сталинградская правда. 1938. - 11 сентября.

82. Добрицына И.А. Архитектурная метафора: замысел и реальность // Архитектура в истории русской культуры. Вып. 3. Желаемое и действительное. -М.: Эдиториал УРСС, 2001. - С. 308-316.

83. Добрынин С. Сталинграду социалистическую архитектуру // Поволжская правда. - 1935. - 18 февраля.

84. Добрынин С. Архитектурная практика Сталинграда // Сталинградская правда. 1936. - 17 февраля.

85. Дом народного комиссариата тяжелой промышленности в Москве // Архитектура СССР. 1936. - №6. - С. 1-28.

86. Ежегодник общества архитекторов-художников.- Л., 1935 Вып.ХГУ - 282с.

87. Жолтовский ИВ. Принцип зодчества // Архитектура СССР. 1933. — №5. -С.28-29.

88. Жолтовский И. Создадим советскую классику // Советская архитектура. -М.: Искусство, 1955. -Вып.7. С. 68-74.

89. Железняк О. Метафизика города // Искусствознание. — 2001. — №2(XVIII). — С. 310-343.

90. Журавлев A.M., Косенкова Ю.Л. Василий Симбирцев. М.: Стройиздат, 1986.- 189 с.

91. Зеленко А. Город ближайших лет//Борьба. 1930. - 31 января.

92. Зитте К. Художественные основы градостроительства. — М.: Стройиздат, 1993.-255с.

93. Знайте о городах будущего//Борьба. 1929. - 27 октября.

94. Зубов В. архитектор в прошлом и настоящем // Архитектура СССР. — 1938. — №1.-С. 19-22.

95. Зубов В.П. Труды по истории и теории архитектуры. М.: Искусствознание, 2000.-528 с.

96. Игрицкий И.Ю. Концепция тоталитаризма» уроки многолетних дискуссий на Западе // История СССР. 1990. - №6. - С. 172-182.

97. Иконников A.B. Архитектура города. Эстетические проблемы композиции. -М.: Стройиздат, 1972.-215 с.

98. Иконников A.B. Историзм в архитектуре. -М.: Стройиздат, 1997. — 559с.

99. Иконников A.B. Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве. М.: Эдиториал УРСС, 2006. - 352с.

100. Иконников A.B. Советская архитектура реальность и утопии // Художественные модели мироздания. XX век. Взаимодействие искусств в поисках нового образа мира. Кн.2. - М.: Наука, 1999. - С.91-119.

101. Иконников A.B. Утопия и власть в архитектуре между двумя мировыми войнами // Архитектура в истории русской культуры. — Вып. 4. Власть и творчество.-М.: Эра, 1999. С.32-40.

102. Иконников А.В. Утопическое мышление и архитектура. -М.: Архитектура-С, 20004.-400с.

103. Иофан Б.М. Как я работаю над Дворцом Советов // Архитектура СССР. -1933.-№5.-С. 30-31.

104. Иофан Б.М. Советская архитектура на новом этапе // Советская архитектура. -М.: Искусство, 1955.-Вып.7. С. 75-80.

105. История ВКП(б). Краткий курс. ОГИЗ, Госполитиздат, 1945. - 352с.

106. История ментальностей, историческая антропология. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах. М., 1996. - 255 с.

107. Кавтарадзе С. «Хронотоп» культуры сталинизма.//Архитектура и строительство Москвы. 1990. -№11.- С.3-7;

108. Кавтарадзе С. «Хронотоп» культуры сталинизма.//Архитектура и строительство Москвы. 1990. - №12. - С.4-8.

109. Каганов Г.З. К поэтике обитаемого пространства // Человек. 1995. - №4. -С. 37-52.

110. Каганов Г.З. Городская среда: преемство и наследование // Человек." 2000. №4.-С. 49-63.

111. Каганов Г.З. Санкт-Петербург как образ Всемирной истории (к проблеме псевдонимов города) // Город как социокультурное явление исторического процесса. -М.: Наука, 1995. С. 303-315.

112. Каганский В.Л. Культурный ландшафт и советское обитаемое пространство: Сборник статей. М.: Новое литературное обозрение, 2001. - 576с.

113. Какие дома нам нужны. (В порядке обсуждения)//Борьба- 1927.— 11 декабря.

114. Кандинский В. Точка и линия на плоскости. СПб.: Азбука, 2001. — 560 с.

115. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. -М.: Эксмо-Пресс, 2002. — 832 с.121 .Кассирер Э. Философия символических форм. Том 1. Язык. М.; СПб.: Университетская книга, 2002. - 272 с.

116. Кассирер Э. Философия символических форм. Том 2. Мифологическое мышление. -М.; СПб.: Университетская книга, 2002. 280 с.

117. Кассирер Э. Философия символических форм. Том 3. Феноменология познания. -М.; СПб.: Университетская книга, 2002. 398 с.

118. Кириченко Е.И. Идеи духовного возрождения в градостроительном и храмовом зодчестве России XIX начала XX в. // Художественные модели мироздания. Взаимодействие искусств в истории мировой культуры. Кн.1. — М.: НИИ РАХ, 1997.-С.251-259.

119. Кирсанов С. Из поэмы «Пятилетка»//Поволжская правда. — 1934. — 17 января.

120. Кобылин И.И. Феномен тоталитаризма в контексте европейской культуры. — Дис. канд. филос.наук. Нижний Новгород, НГМА, 2002. - 225 с.

121. Коган Л.Б. Городская культура и пространство: проблема «центральности» // Развитие городской культуры и формирование пространственной среды. -М.: ЦНИИПГрадо, 1976. С.5-18.

122. Коган Л.Б. Быть горожанами. М.: Мысль, 1990. - 205 с.

123. Корнфельд Я. Дом Советов в Сталинграде. Конкурсные проекты // Архитектура СССР. М., 1947. -Вып.16. — С.14-25.

124. Косенкова Ю.Л. Советский город 1940-х первой половины 1950-х годов: От творческих поисков к практике строительства. - М.: Эдиториал УРСС, 2000. -378с.

125. Косенкова Ю.Л. Послевоенный город: от творческих замыслов к практике строительства // Архитектура в истории русской культуры. Вып. 3. Желаемое и действительное. - М.: Эдиториал УРСС, 2001. - С. 278-289.

126. Кочедамов В. Архитектура нового Сталинграда // Поволжская правда. — 1934.-9 мая.

127. Кравченко И.И. Политическая мифология и современность // Вопр. философии. 1999. -№1. - С. 7-17.

128. Кутании М. Сталинград должен жить по-новому//Борьба.- 1929 18 декабря.

129. ХЪЪ.Лавров В. Вопросы архитектурно-планировочного ансамбля // Архитектура СССР.- 1935.-№5.-С. 51-56.

130. Лакофф Дж. Женщины, огонь и опасные вещи: Что категории языка говорят нам о мышлении/Пер. с англ. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — -792с.

131. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем // Теория метафоры / Пер. с англ. Н.В.Перцова. -М.: 1990.-С. 387-415.

132. Лебедева Г.С. Об одном культурном механизме девальвации «классического» в архитектурном сознании XX века // Искусствознание. М., 2001. — №2(XVIII). - С. 253-276.

133. Левинсон Е. Заметки об архитектурном творчестве // Советская архитектура. М.: Искусство, 1955. - Вып.7. - С. 88-91.

134. Леонтьев ДА. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М.: Смысл, 2003. - 487 с.

135. Линч К. Образ города / Пер. с англ. М.: Стройиздат, 1982. - 328с.

136. Линч К. Совершенная форма в градостроительстве / Пер. с англ. М.: Стройиздат, 1986. - 364с.

137. Лич Э. Культура и коммуникация: Логика взаимосвязи символов. К использованию структурного анализа в социальной антропологии / Пер. с англ. — М.: «Восточная литература» РАН, 2001. — 142 с.

138. Локтев В.И. Барокко от Микеланджело до Гварини (проблема стиля): Учеб.пособие. М.: Архитектура-С, 2004. - 496 с.

139. Лоповок Л. Архитектура и планировка // Архитектура СССР. 1936. - №6 -С. 34-36.

140. Лосев А. Ф. Диалектика мифа. -М.: Мысль, 2001. 558с.

141. Лосев А.Ф. История античной эстетики. Ранний эллинизм. Харьков: Фолио^.: ООО №Издательство ACT», 2000. - 960 с.

142. Лотман Ю.М. Семиосфера. С.-Пб: «Искусство - СПБ», 2000. - 704 с.

143. Луначарский A.B. Социалистический архитектурный монумент// Строительство Москвы. 1933. - №5-6 - С. 3-35. (С.9)

144. Маркин Ю.П. К концепции общественного монумента в Европе в XIX начале XX в. // Художественные модели мироздания Взаимодействие искусств в истории мировой культуры. Кн.1. - М.: НИИ PAX, 1997. - С.227-249.

145. Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения в двух томах. Т.2. — М.: ОГИЗ, 1948.

146. ХЪА.Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества / Пер. с англ.- М.: ООО Издательство ACT», 2002. 526с.

147. Маца И. К вопросу о художественном образе в архитектуре // Архитектура СССР. 1933.-№5.-С.36-41.

148. Маца И. Строение архитектурного образа // Архитектура СССР. 1941. -№4. - С.45-47.

149. ГТУ, 2008. Режим доступа: http://archi.ru/lib/publication.html7id =1850569764&А=5&б1=2 (дата обращения: 26.10. 2008).

150. Меерсон Д.С. Малоэтажная застройка городского района // Архитектура и строительство. 1946. - №14. - С. 7-9.

151. Меерсон Д.С. Архитектура жилого района Сталинграда // Жилой дом:" архитектура и строительство. Вып.1. — М.; Изд-во Академии архитектуры СССР, 1948.-С. 12-26.

152. Межуев В.М. Социализм как идея и как реальность // Вопр. философии. -1990. -№11. С.18-30.

153. Мельникова В.М. Особенности становления социально-пространственной среды крупного города (На примере г.Тольятти) Автореф. дис. . канд. архитектуры. - М., 1989. - 24 с.

154. Мережковский Д.С. Тайна трех. Египет — Вавилон. М.: ЭКСМО-Пресс, Харьков: Око, 2001. 560с.

155. Минервин Г. Ленинская теория отражения и вопросы теории советской архитектуры // Архитектура СССР. 1953. - №1. - С.1-8.

156. Минкус М., Пекарева Н. И.А.Фомин. — М.: Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1953. 311с.

157. Михайлов Б. Стиль в архитектуре //Архитектура СССР 1953 - №12 - С.28-32.

158. Мостаков А. Восстановление Сталинграда. Проект застройки первой очереди // Архитектура СССР. -М., 1947. Вып. 15. - С. 15-19.

159. Мостаков А. Схематизм в планировке городов//Архитектура СССР. -1936. -№6. -С.29-33.

160. МулътиЛекс Онлайн 2.0 Электрон, ресурс. Электрон, прог. - [Б.м.]: ЗАО «Медиалингва», 2008. - Режим доступа: http://online.multilex.ru/

161. Наум Габо и конкурс на Дворец Советов, Москва 1931-1933. Берлин, 1993.-338 с.

162. Некрасов А.И. Теория архитектуры. М.: Стройиздат,1994. — 480с.

163. Ортега-и-Гассет X. Восстание масс // Избранные труды / Пер. с исп. — М.: «Весь мир», 2000. С.43-163.

164. ХЪХ.Осятинский А.И. Строительство городов на Волге. Саратов, Изд-во Саратовского университета, 1965. - 191с.

165. Ощепков Г.Д. И.В. Жолтовский. Проекты и постройки. — М.: Гос. изд-во литературы по строительству и архитектуре, 1955. 159с.

166. Павлов H.JI. Алтарь. Ступа. Храм. Архаическое мироздание в архитектуре индоевропейцев. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. - 368 с.

167. Паперный В. Культура два М.: Новое литературное обозрение, 1996 - 384с.

168. Пелипенко A.A. Культурная динамика в зеркале художественного созна-ния//Человек. 1994. - №4. - С. 58-76.

169. Пелипенко A.A. Генезис смыслового пространства и онтология культу-рь^/Человек. 2002. - №2. - С.6-21.

170. ХЪП.Пирс Ч.С. Начала прагматизма / Пер. с англ. В.В.Кирющенко, М.В.Колопотина. СПб.: Лаборатория метафизических исследований философского факультета СПбГУ; Алетейя, 2000. - 352 с.

171. Плотников А., Симбирцев В. Каким будет Сталинград. Наш проект центра города//Сталинградская правда. 1945. - 9 марта.

172. Пожарский А. Основные принципы генерального плана Сталинграда // Сталинградская правда. 1945. — 5 октября.

173. Пожарский А. Проекты центральной площади Сталинграда (к итогам конкурса) // Архитектура СССР. 1945. - №11. - С.21-27.191 .Поплавский B.C. Культура триумфа и триумфальные арки Древнего Рима. — М.: Наука; Слава, 2000. 436 с.

174. Поляков Н. Каким будет Сталинград//Сталинградская правда. 1945. - 13 февраля.

175. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О генеральном плане реконструкции Москвы»//Сталинградская правда. 1935. - 12 июля.

176. Построим пять социалистических городов в Сталинграде // Борьба. — 29 октября.

177. Превратим Сталинград в образцовый, подлинно социалистический город (Из речи наркомвнудела тов.Толмачева на объединенном пленуме горсовета и окрисполкома)//Борьба. — 1929. 21 июля.

178. Пучков В.В. Движение // Человек. 1999. - №5.- С. 26-42.

179. Рабочие дворцы Краснооктябрьцев//Борьба. — 1927. 10 мая.

180. Раппапорт А.Г. Теория архитектуры в профессиональном мышлении // Искусствознание. №1(ХХ1), 2003. - С.478-490.

181. Раппапорт А.Г., Сомов Г.Ю. Форма в архитектуре. Проблемы теории и методологии / ВНИИ теории архитектуры и градостроительства. М.: Стройиздат, 1990.-344с.

182. Ревзин Г.И. Искусство пустого неба // Искусствознание. — 2001. — №2(XVIII). -С. 241-252.

183. Ревзин Г.И. Картина мира в архитектуре. «Космос и история» // Вопросы искусствознания. 1994 — №2-3. — С.31-52.

184. Ревзин Г.И. Неоклассицизм в русской архитектуре начала XX веха / Общество историков Архитектуры при Союзе архитекторов России. Архив архитектуры. Выпуск II. -М.: НИИТАГ, 1992. 169с.

185. Резинко Д.Б. Идеологические практики в контексте советской модернизации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. -М, РАН, 2002.-231с.

186. Рзянин М. Вопросы классического освоения в архитектурной практике национальных республик СССР // Архитектура СССР. 1953. - №4. - С. 17-19.

187. Рубаненко Б. Идейно-художественные основы архитектуры Высотных зданий столицы // Советская архитектура. — М.: Искусство, 1953. — Вып.4. — С. 11-27.

188. Руднев Л.В. Дом Советов в Сталинграде (конкурсные проекты) // Архитектура и строительство. 1947. - №3. - С. 9-14.

189. Рыклин М. Пространства ликования. Тоталитаризм и различие. М.: Логос, 2002.-280с.

190. Рябушин А.В. Гуманизм советской архитектуры,-М.:Стройиздат,1986-372с.

191. Сабсович Л. Стройте города социалистического будущего // Борьба. 1929.- 29 сентября.

192. Самое дорогое (народная сказка)//Сталинградская правда-1939 -21 декабря.

193. Семенов В. Вопросы планировки // Академия архитектуры. 1935. -№4. -С.39-43.

194. Семенов В.Н. Проект нового города//Борьба. 1931.-27 апреля.

195. Симбирцев В. Архитектура и проектирование городов (Практика сектора планировки московского Гипрогора) // Архитектура СССР. 1933. - №6. - С.3-11.

196. Симбирцев В. Контуры нового Сталинграда // Сталинградская правда. -1945.- 11 ноября.

197. Симбирцев В. Некоторые вопросы строительства Сталинграда // Архитектура и строительство, 1950. - №7.-С. 11-17.21 б.Симбирг^в В. Центр Сталинграда // Советская архитектура. М.: Искусство, 1953.-Вып.4.-С.40-45.

198. Смирнов И.П. Художественный смысл и эволюция поэтических систем. — М.:Наука, 1977.-203 с.

199. Смирнов С.А. Антропология города или о судьбах философии урбанизма в России Электрон, ресурс. Электрон, дан. - [Б.м.], 1999. - Режим доступа: http://anthropology.ru/ru/texts/smirseal/ancity0.html (дата обращения: 20.04.2006)

200. Соболев И.Н. Основные вопросы теории архитектурной композиции // Архитектура: Сб. статей по творческим вопросам / Под общ. ред. А.Г.Мордвинова. М.: Гос. архитектурное изд-во, 1945. - Вып.1. - С. 35-50.

201. Соколов Н.Б. A.B. Щусев. М.: Гос. Изд-во лит-ры по строительству и архитектуре, 1952. - 386 с.

202. Социалистические города в районе Сталинграда//Борьба 1929.- 13 декабря.

203. Сталинград строился без плана // Борьба. 1929. - 18 июля.

204. Сталинград строится//Борьба. — 1929. — 16 ноября.

205. Становление архитектурно-художественного облика города // Архитектура СССР. 1975. - №2. - С. 17-27

206. Строительство и реконструкция городов 1945-1957. (К V Конгрессу Международного Союза архитекторов). — Т. 1-2. М.: Гос.изд-во лит-ры по строительству и архитектуре, 1958.

207. Творческая дискуссия Союза советских архитекторов // Архитектура СССР. 1933.-№3-4.-С.4-25.

208. Тихонов В.Е. Принципы формирования многофункциональных комплексов в центрах крупнейших городов (на примере г.Астрахани и г.Волгограда). — Дис. . канд. архитектуры. -М., 1986. 169 с.

209. Товарищу И.В.Сталину (письмо трудящихся Сталинграда) // Сталинградская правда. -1939.-21 декабря.23Х.Турчин B.C. Социалистический реализм // Образ двадцатого. М.: Прогресс-Традиция, 2003. - С. 347-360.

210. Успенский Б.А. Семиотика искусства. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1995.-360с.

211. Федоров-Давыдов A.A. Некоторые вопросы архитектурной теории и практики в свете труда И.В.Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» и решений XIX съезда партии // Архитектура СССР. 1953. - №3. - С. 1—18.

212. Фирсова A.B. Творческое наследие И.В.Жолтовского в отечественной архитектуре XX века. Автореф.дис. . канд. искусствоведения. - М.: МГУ им.

213. М.В.Ломоносова, 2004. 27с.

214. Флоренский П.А. Статьи и исследования по истории и философии искусства и археологии. М. Мысль, 2000. - 446 с.

215. Фомин И.А. Из моего творческого опыта // Архитектура СССР. 1933. — №5.- С.32-43.

216. Фрейнденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. М.: Лабиринт, 1997. —.448 с.2Ъ%.Хазанова В.Э. Советская архитектура первой пятилетки. Проблема города будущего. -М.: 1980. -373с.

217. Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993. - 445 с.

218. Хан-Магомедов С.О. Илья Голосов. М.: Стройиздат, 1988. - 232с.

219. Хвесин Т. Обновленный Сталинград//Борьба. 1929. - 27 октября.

220. Хмельницкий Д.З. Архитектура Сталина. Психология и стиль. М.: Прогресс-Традиция, 2007. - 376с.

221. А. Ченки. Семантика в когнитивной лингвистике // Современная американская лингвистика: Фундаментальные направления / Под ред. А.А.Кибрика, И.М.Кобозевой, И.А.Секериной. Изд.2, испр. и доп. - М.: Эдиториал УРСС, 2002. - С. 340-369.

222. Чернышев С. Задачи ансамблевого строительства // Архитектура СССР. -1938. №8. - С.5-9.

223. Черткова E.JI. Метаморфозы утопического сознания (от утопии к утопизму) //Вопр. философии.-2001.-№7.-С.47-58.

224. Шадрин A.A. Композиционная концепция И.А.Голосова: (Теория, практика, педагогика). Автореф.дис. . канд.архитектуры. -М., 1988.-23 с.

225. Швидковский Д.О. Архитектура и монументальное искусство Великой Французской революции // Художественные модели мироздания Взаимодействие искусств в истории мировой культуры. Кн.1. М.: НИИ PAX, 1997.- С.223-235.

226. Шквариков В. Творческое соревнование зодчих // Советское искусство. -1949.-23 апреля.

227. Шмидт Г. Архитектура улицы//Архитектура СССР. 1936-№6. -с.37-45

228. Шпенглер О. Закат Европы. Мн.: Харвест, М.: ACT, 2000. - 1376 с.

229. Эйгель И.Ю. Борис Иофан. М.: Стройиздат, 1978.- 192 с.

230. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. СПб.:ТОО ТК «Петрополис», 1998. - 432с.

231. Элиаде М. Избранные сочинения: Миф о вечном возвращении; Образы и символы; Священное и мирское / Пер. с фр. М.: Ладомир, 2000. — 414с.

232. B.А.Ядова. 2-изд., перераб. и доп. - М.: Институт социологии РАН, 1998.1. C.175-189.

233. Яралов Ю. Рисунок мастера // Советская архитектура. — М.: Искусство," 1953. Вып.4. - С. 70-76.

234. Ghirardo D.Y. Architectural and the State: Fascist Italy and New Deal America. PhD. Dissertation. Stanford University, 1983. - 588 p.

235. Norberg-Schulz C. Architecture: Presence, Language, Place. Milan: Skira editore, 2000. - 362 p.

236. Ryabushin A., Smolina N. Landmarks of Soviet Architecture 1917-1991. New-York. :RIZZOLI, 1992. - 159 p.

237. Tarkhanov A., Kavtaradze S. Stalinist Architecture. Laurence King, 1992. - 192p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 374658