Особенности демографических процессов в Забайкальской области, конец ХIХ - начало ХХ вв. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Козулин, Андрей Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Особенности демографических процессов в Забайкальской области, конец ХIХ - начало ХХ вв.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 124616
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Козулин, Андрей Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Улан-Удэ
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
224

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Козулин, Андрей Владимирович

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКИЙ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОРЫ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ В КОНЦЕ

Х1Х-НАЧАЛЕ XX ВЕКА.

1.1 Политика царского правительства освоения

Забайкалья.

12 Социально-экономические условия демографических процессов в Забайкальской области.

ГЛАВА П. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ В КОНЦЕ Х1Х-НАЧАЛЕ XX ВЕКА.

2.1 Особенности изменения численности и поселенческой структуры населения Забайкальской области.

2.2 Влияние миграционных процессов на специфику естественного движения населения Забайкальской области.

2.3 Изменения в социально-сословной и социально

1 о г> Л и " демографической структурах населения Забайкальской области.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Особенности демографических процессов в Забайкальской области, конец ХIХ - начало ХХ вв."

Актуальность исследования. Демографическая ситуация в нашей стране на современном этапе характеризуется рядом негативных явлений. К ним в первую очередь следует отнести относительно высокую смертность, неустойчивое демографическое поведение, ярко выраженную тенденцию отрицательного естественного прироста населения, следствием которого является старение населения. Ученые-демографы прогнозируют, что в ближайшем будущем ситуация не изменится, (1) поэтому закономерно возникает необходимость выработки и внедрения научно обоснованной демографической политики, которая стала бы основным фактором, способствующим выходу из кризиса.

Без системного анализа демографических процессов в исторической ретроспективе невозможно исследовать корни кризисного состояния страны. Это и обусловливает повышенный интерес исследователей к ее демографической истории.

События рубежа Х1Х-ХХ веков в этом свете приобретают особое значение, поскольку, во-первых, именно на этот период приходится начало формирования демографической структуры населения Забайкалья. Во-вторых, исследование основных тенденций и закономерностей развития демографических процессов в конце XIX -начале XX века позволит раскрыть основные тенденции демографических процессов в советский период развития.

Многонациональный состав населения страны, значительные различия в уровне и типе экономического, социально-культурного и политического развития отдельных ее областей обусловили изучение данной проблемы на региональном уровне. Кроме того, если на общероссийском и сибирском уровне эта проблема разработана достаточно хорошо, то по отдельным регионам это еще предстоит сделать.

Степень изученности темы. Забайкальская область как одна из национальных окраин Российской империи обладала специфическими чертами в характере процессов воспроизводства населения и формирования этнодемографической, социально-сословной и социально-демографической структур. Выявлению этих особенностей посвящены работы ряда ученых историков и демографов.

Первая группа включает работы, рассматривающие развитие демографических процессов в Сибири и Забайкалье, которые по содержанию следует отнести к разряду источников. (2) Большая часть из них представляет наблюдения общественных деятелей и ученых о Забайкалье и проживающем на его территории населении. Работы, содержащие количественные сведения по различным аспектам демографических процессов, являются лишь публикацией официальных статистических материалов, в том числе и материалов переписи 1897 г., а также данных по переселенческому движению за Урал в годы столыпинской аграрной реформы.

Особого внимания заслуживают работы одного из организаторов переписи 1897 г. С.Патканова. Будучи крупным специалистом в области статистики, он не просто констатировал статистические данные по демографическому развитию Сибири, но и на основании собственной обработки переписных листов первой всеобщей переписи населения 1897 г. определил фактическую численность почти всех коренных народов Сибири. (3) К сожалению, в динамике проследить объективную картину изменений сложно, поскольку работы С.Патканова анализируют лишь материалы первой всеобщей переписи.

Большинство историков, затрагивавших данную проблему, ссылаются на данные С.Патканова. Это является свидетельством того, что данные специальной обработки сведений переписи наиболее достоверно передают численность коренного населения Сибири.

Часть работ дореволюционного периода представляет критический анализ проводимой царским правительством переселенческой политики в Сибирь. (4) Так, одна из современниц столыпинского переселения в Забайкалье М.Колобова в своей статье описывает негативные последствия переселенческой политики: многочисленные злоупотребления чиновничества, а также условия, в которые попадали новоселы.

В.Дзюбинский, анализируя расходы переселенческого управления, поставил под сомнение реальность сметы расходов на 1912 г. По его мнению, руководство переселенческого управления, не учитывая специфику отдельных регионов страны, проводит единую политику создания хуторов и отрубов.

Таким образом, на первом этапе исследования демографических процессов в Сибири был намечен круг проблем: анализ и интерпретация источников, особенности состава населения и его изменения, а также сравнительный анализ основных характеристик демографических процессов коренных народов Сибири. Исследования ученых и общественных деятелей дореволюционного периода позволили более объективно определить картину демографических процессов на рубеже Х1Х-ХХ вв.

Значительный интерес у исследователей вызывают работы 20-х -начала 30-х годов.(5) Так, А.И.Убугунэ и Л.Ескевич в своих работах полемизируют по вопросу уменьшения численности бурятского населения от переписи 1897 до переписи 1926 г. Л.Ескевич считает, что бурятское население за данный период сократилось на 55 952 человек. [70, С.2; А.И.Убугунэ не согласен с ней, так как по его мнению, не верно напрямую соотносить данные двух переписей, столь разных не только по критериям отбора материала, но и по его методике. А.И.Убугунэ считает, что бурятское население сократилось на 28 372 человек. Кроме того, автор определил совокупность причин сокращения населения: миграция в Монголию, эпизоотия, изменения в традиционном хозяйственном укладе. [163,С.47]

В работах этих авторов были намечены основные подходы к изучению демографического развития региона. В первую очередь ученые показали прямую зависимость между экономическими процессами и политикой с одной стороны, и демографическими процессами - с другой. Кроме того, впервые была предпринята попытка выявить степень данного влияния.

Для третьей группы исторических и историко-демографических работ, посвященных демографическим процессам в Забайкальской области конца XIX - начала XX в., характерно рассмотрение процессов воспроизводства населения в масштабах Сибирского региона и всей страны в целом. (6)

Ряд исследований посвящен различным аспектам миграционного движения в Сибирь в рассматриваемый период, освещающие миграционное движение в сибирский регион и внутри него по различным характеристикам: классовый и половозрастной состав переселенцев, особенности территориального распределения, изменение поселенческой структуры под влиянием миграций. (7)

Взаимосвязь механического и естественного движения населения особенно проявлялась в период колонизации окраин Российской империи, что вызвало повышенный интерес ученых к исследованиям, касающихся различных аспектов естественного движения населения Сибири XIX - XX вв., и факторов, его обусловивших.

Малоисследованному вопросу мотивации демографического поведения населения России, и в первую очередь крестьян-переселенцев, посвящен ряд трудов. (8) Наибольшего внимания, по нашему мнению. заслуживают работы В.А.Зверева. Автором предпринята попытка .проанализировать особенности демографического поведения крестьян-новоселов. В ходе исследования был выявлен факт закономерного увеличения числа жителей по дворам крестьян-новоселов по сравнению со старожилами, В. А. Зверев подверг всестороннему анализу демографическое поведение крестьян-новоселов, рассматривая данное явление как результат сложного взаимодействия физиологических, социальных и психологических характеристик самого субъекта во взаимосвязи их с объективными условиями жизни. (9)

Демографическое поведение сельского населения России в досоветский период находилось под сильным влиянием традиционных норм. Тенденции и закономерности традиционного поведения крестьян в XIX - начале XX в. пытался определить Б.А.Миронов. Автор объясняет причину некоторых закономерностей брачно-семейных отношений среди крестьян стойкостью поведенческих традиций вследствие значительных расстояний и недостаточного транспортного сообщения между отдельными регионами Сибири. [101, С.ЮЗ]

Различным аспектам развития демографических процессов -брачности, естественному воспроизводству, территориальному распределению населения, особенностям этнодемографических процессов в Забайкалье, формированию социально-классовой структуры посвящены работы российских ученых. (10)

В работе Р.И.Сифмана проанализирована динамика численности населения России в период с 1891 по 1914 г. Автор подверг анализу методику проведения переписи 1891 г., считая данные в значительной степени завышенными. Причиной тому, на его взгляд, явилась система и критерии сбора первичной информации в Европейской России. Переселенцы зачастую учитывались дважды: в местах выбытия и прибытия. Автор приводит свои данные естественного прироста населения. Он считает, что разница между данными Центрального статистического комитета и действительным естественным приростом составляла в разные годы от 200 тыс. до 2 млн человек, причем пик расхождения приходится на 1908-1911 гг., когда переселение в Сибирь достигло наибольших масштабов также, как и волна обратного переселения. Данная работа представляет одну из первых попыток освещения развития одного из демографических процессов на основании исправленных данных естественного прироста населения страны. (11)

При изучении развития демографических процессов, особенно на региональном уровне, невозможно обойти вниманием обусловленность его социально-экономическими условиями и политическими мероприятиями. Важное значение в этом плане приобретают работы, раскрывающие взаимовлияние демографического развития и других отраслей общественной жизнедеятельности. (12)

Большинство работ ученых из Центральной России рассматривают демографические процессы в Европейской России, т.к. ее развитие обусловливало изменение демографического развития в остальных регионах, в том числе и в Сибири.

В последнее время зарубежная историческая наука обогатилась значительным количеством работ по истории России.

Интересную точку зрения по вопросу детерминации политического устройства Российской империи высказал немецкий ученый А.Каппелер, показавший, каким образом изменялась под влиянием российской государственности социальная структура народов, входящих в состав империи. По мнению автора, это влияние было положительным, способствовавшим формированию национальной социальной структуры и государственности. Немецкий ученый считает, что под влиянием господствующего этноса остальные претерпевают переход из горизонтальной социальной группы в вертикальную. Автор придерживается этой точки зрения, хотя официальные статистические сведения не позволяют показать в динамике развитие данного процесса.(13)

Французские ученые в области исторической демографии Л.Анри и А.Блюм в своей монографии отметили, что большинство работ российских демографов не выходят за рамки перепечатки официальных статистических данных дореволюционного периода и обсуждения динамики их изменения, в них преобладает аналитико-дискриптивный анализ без привлечения математических методов и демографической теории. (14) Несмотря на то, что отечественная демографическая статистика в значительной степени отличается от западноевропейской, данная критика имеет рациональное зерно. Первоначальный этап развития исторической демографии предполагает разработку и создание целостной картины демографических изменений.

Для анализа источникового материала особую важность приобретают работы, посвяш,енные различным видам статистического учета населения дореволюционной России. (15)

Четвертую группу научных работ, представляюш;их значительную ценность при изучении демографических процессов в Забайкалье представляют труды сибирских ученых, посвященные вопросам развития региона на рубеже Х1Х-ХХ вв.

Большой вклад в изучение Забайкалья в конце XIX -начале XX в. внес сибирский ученый Л.М. Дамешек, сумевший объективно показать и оценить один из важнейших аспектов проблемы - отношение царского правительства к коренному населению Сибири, в том числе - к бурятам. Автор раскрыл основные направления внутренней политики, мотивы которых лежали в основе предпринятых мероприятий.

Автор отметил значение националистических тенденций в царской политике. Немаловажная роль отводилась православной церкви в укреплении позиций самодержавия путем сближения местного коренного населения с русским, в том числе в Забайкальской области. Исследования Л.М. Дамешека аргументировали цель и основные направления внутренней политики царского правительства по отношению к инородческому населению - унификацию путем упразднения поразрядной системы. (16)

Значительный интерес вызывает фундаментальная работа Л.М.Горюшкина. (17) Автор на основе большого количества статистического материала раскрывает особенности развития и и /—^ с» и хозяйственных отношений в Сибирском регионе, характерной чертой которых, по его мнению, было нарастание степени товаризации сельскохозяйственного производства.

Хотя Л.М. Горюшкин ставил перед собой цель раскрыть особенности развития аграрных отношений в Сибири, тем не менее значительная часть работы посвяш;ена изменениям в демографических процессах и содержит значительное количество статистических материалов. Об уровне развития капитализма в Сибири свидетельствуют сведения о соотношении городского и сельского населения региона. Ученый отметил такие особенности, как снижение темпов роста городского населения с продвижением на восток, хотя в целом по Сибири его доля увеличилась.

Освещены в монографии и вопросы территориального расселения новоселов. Л.М. Горюшкин, приводя статистические данные о соотношении коренного и пришлого населения, отмечает тенденцию его изменения в пользу последнего. Ценность монографии в том, что автор и и 1—1 с» и проводит сравнительно-сопоставительный анализ губерний Европейской части Российской империи и Сибири. (18) Л.М. Горюшкин отмечает особенности изменения хозяйственных отношений в аграрной отрасли значительным миграционным движением в Сибирь. В целом автор доказывает, что изменение аграрных отношений в Сибири было обусловлено в значительной степени крестьянским переселением. Это подтверждает тот факт, что политика царского правительства была доминируюш[Им фактором. Следует отметить работы, посвященные аналогичной проблеме - демографическому развитию Сибири эпохи капитализма, которые рассматривают ее на примере Западной Сибири.

Социально-экономическое, культурное и демографическое развитие Западной и Восточной Сибири значительно отличаются, и здесь невозможно проводить прямую аналогию. Тем не менее сравнение этих регионов, их своеобразие, позволяют выявить не только механизмы взаимодействия демографических изменений и мероприятий царской власти, но и временной интервал между ними, а также проявление изменений в социально-экономическом развитии в динамике развития демографической структуры.

В целом в исторической и историко-демографической литературе второй половины XX в. освещены объективные исторические условия протекания демографических процессов, общие тенденции и закономерности естественного и механического движения населения, формирование социально-сословной структуры населения страны в целом и Сибири в частности.

Вместе с тем отмечая глубокое внимание отечественных ученых к развитию демографических процессов, необходимо констатировать тот факт, что советская историческая наука не смогла, в полном объеме отразить картину демографического развития в конце XIX -начале XX в. на окраинах России, в частности, таких ее отдаленных регионах, как Забайкалье.

К пятой группе относятся работы, рассматривающие современное состояние демографии. (19)

Практически все эти работы рассматривают в основном современные особенности демографического развития. В них выявлены основные закономерности изменения демографических процессов. Обстоятельный анализ теоретической литературы по демографии позволяет более объективно выявить изменения в демографической структуре в исторической ретроспективе.

Особую группу представляют собой работы ученых Бурятии, освещающие последствия политических мероприятий царского правительства, а также степень и механизм данного влияния на конкретном историческом материале. В них раскрыты особенности торгово-экономических и культурных связей России и Монголии, революционное движение в регионе и роль интеллигенции в нем. (20)

В монографиях И.А.Асалханова обстоятельно и подробно рассматривается развитие аграрной отрасли в Юго-Восточной Сибири в XIX веке. Особое внимание уделено процессу товаризации сельского хозяйства различных категорий населения, что, по мнению автора, не только изменило систему хозяйствования, но и мотивационный аспект деятельности сельского населения, в том числе и, демографического поведения. (21) На основе статистических материалов автор не только осветил развитие всех отраслей сельского хозяйства, но и исследовал его региональные особенности во взаимообусловленности с географическим и природно-климатическим факторами и политикой правительства.

Не только региональные особенности нашли отражение в монографиях, но и особенности занятий различных категорий населения: крестьян, казаков и инородцев. Автор отметил значительные сдвиги в системе хозяйствования коренных народов и в первую очередь широкое распространение земледелия и интенсификации скотоводства.

Особое внимание уделено торговле, которая, по мнению автора, во второй половине XIX в. становится одним из основных стимулов хозяйственной деятельности сельского населения.

Работы И.А. Асалханова имеют огромную ценность, т.к. позволяют выявить тенденции развития экономических процессов, что дает возможность проследить взаимосвязь их с демографическими изменениями и раскрыть особенности хозяйственных отношений отдельных категорий населения Забайкалья. В связи с этим появляется объективная возможность выявления специфики в мотивационной сфере демографического поведения этих категорий и их обусловленности хозяйственными отношениями.

Значительный интерес представляет работа И.А. Асалханова «Народонаселение Бурятии в XIX веке», которая наряду с монографией В.С.Ханхараева,Л создает целостную картину процесса формирования населения в Забайкалье в XVII-XIX вв. Исследователь обобщил имеющийся статистический материал, показал характерные особенности источниковой базы, позволяющей выявить тенденции и закономерности демографических процессов. В работе прослежено изменение общей численности населения региона, приведены данные первой всеобщей переписи населения 1897 года. (22) Эти работы выявили общую картину формирования народонаселения и развития демографических процессов в Забайкалье в XVII-XIX веках.

Опубликованная в 1999 г. монография Г.Л. Санжиева и Е.Г. Санжиевой посвящена социально-экономическому, политическому и культурному развитию Бурятии. (23) Авторы обстоятельно раскрыли особенности развития Прибайкалья, в том числе и демографического. Одна из глав посвящена демографическим процессам XIX в. В ней

См. с. 14. освещена динамика изменения структуры и численности населения на основе различных статистических источников.

Одной из наиболее полных и обстоятельных работ, написанных по проблеме формирования населения Бурятии, является монография Д.Д.Мангатаевой, в которой автор на основании статистического материала осветила процесс формирования бурятского этноса, демографические изменения, происходившие под влиянием различных факторов, и, в первую очередь, политики правительства. Исследование дает обобщающую характеристику процессов формирования населения региона с начала присоединения Бурятии к России и до наших дней, а также содержит общий анализ изменений в демографических процессах.(24)

Особого внимания заслуживает работа B.C. Ханхараева, прослеживающая демографическую историю бурят в тесной связи с развитием этнических процессов.'~(25) Ученый прослеживает изменения в расселении бурятского населения во время црисоединения к России и последующий период. В работе автором была успешно предпринята попытка выделения этапов демографической истории бурят.

Особое значение имеют фундаментальные труды по истории Бурятии и Сибири. В них обстоятельно раскрываются особенности социально-экономического развития региона и политика царского правительства. (26)

В работе «История Сибири» достаточно обстоятельно освещены и проанализированы все стороны колонизационной политики, выявлен прогрессивный характер крестьянского переселения для экономического и культурного развития региона. [83, Т.З, с.211]

В трудах ученых Бурятии раскрыта картина исторических условий изменения демографической структуры населения, прослежена общая картина его формирования. Это создало объективные условия для написания настоящего исследования.

Таким образом, анализ научной литературы показал, что недостаточно освещены особенности развития демографических процессов в Забайкалье в конце XIX - начале XX века, а также изменения поселенческой, национальной, социально-сословной структур, не показана детерминация естественного и механического движения населения экономическим и политическим факторами. Недостаток работ обобщающего и систематизирующего характера по демографическому развитию Забайкальской области на рубеже Х1Х-ХХ вв. послужили причиной написания данного диссертационного исследования.

Объектом исследования является население Российской империи в конце XIX - начале XX века, предметом - особенности демографических процессов в Забайкалье и их обусловленность внутренней и внешней политикой царского правительства и экономическим развитием региона.

Целью диссертационного исследования является выявление и освещение особенностей демографических процессов в Забайкальской области в конце XIX - начале XX века.

В рамках поставленной цели необходимым представляется решение следующих задач:

- выявление экономических и политических факторов демографических процессов в Забайкальской области;

- определение механизма и степени обусловленности естественного прироста и изменений половозрастной структуры населения механическим движением;

- освещение изменении в социально-сословной и социально-демографической структурах;

- рассмотрение изменений в конфессиональной и этнической структурах населения.

Для объективного анализа и выработки оптимальной линии современной социальной и демографической политики важно выявление как положительных, так и отрицательных результатов и последствий политических мероприятий правительства.

Хронологические рамки исследования включают период - конец XIX - начало XX в. Такое определение временных границ обусловлено, во-первых, экономическим развитием региона, быстрым развитием капиталистических отношений, вызванного строительством Транссибирской железнодорожной магистрали. Во-вторых, хронологические рамки обусловлены особенностями источниковой базы, т.е. переходом к новому виду деловой документации - статистической.

Территориальные рамки исследования определены границами административной единицей того периода - Забайкальской области Российской империи, включавшей территорию современной Читинской области и большую часть территории Республики Бурятия.

Местный статистический материал излагается в сравнении с соседней Иркутской губернией. Сибирским регионом и страной в целом. Это создает условия для выявления особенностей демографического развития Забайкальского региона.

Источниковую базу исследования составили документы, позволяюгцие получить объективную информацию.

В ходе сбора и обработки статистических материалов были изучены архивные источники в Государственном Архиве Читинской области (г. Чита) и Российском Государственном Историческом Архиве (г.Санкт-Петербург), а также опубликованные статистические данные. Среди них важнейшими являлись статистические ежегодники (за 1905, 1906, 1908, 1909, 1912, 1913, 1914 и 1915 гг.). Актуальность и слабая изученность данной темы предопределили особенности подробного и обстоятельного анализа источниковой базы настоящей работы, позволяющих показать влияние миграционной политики на формирование различных видов демографической структуры населения.

В конце XIX в. в деловой документации Российской империи происходит переход от учетной системы к статистической. Эти системы имеют важное и принципиальное отличие, заключающиеся в их разном назначении. Если учетная документация призвана способствовать осуществлению контроля за реализацией управленческих решений, то статистическая - для обеспечения обратной связи в системе управления разного уровня и выработки управленческих решений. (27)

На протяжении XVIII - первой половины XIX в. производился ревизский учет населения с целью сбора подушной подати и реализации воинской повинности. В течение полутора веков было проведено десять ревизий.

В 1897 г. впервые в России была проведена перепись населения, что означало переход учетной документации в статистическую, поскольку перепись содержала целый ряд дополнительных параметров в целях взаимной проверки собираемой информации. (28) Это стало возможным только при сопоставительном анализе различного вида статистических документов. При изучении источников возникает необходимость подразделения их на опубликованные и неопубликованные. К первым относятся публикации журнальных статей, статистические исследования, а также статистические ежегодники, представляющие огромный и несомненный интерес. [1-12, 32-38, 42]

Большое значение при написании данной работы сыграли неопубликованные архивные статистические материалы, ведущее место в которых занимали ежегодные отчеты губернаторов о состоянии области и приложения к ним. [43-60'

Необходимо отметить значительные трудности, с которыми приходилось сталкиваться исследователям при анализе и интерпретации источников. Трудности были обусловлены, во-первых, разнотипностью статистических материалов, во-вторых, значительными расхождениями в количественных данных, и, в-третьих, разными целями, методиками и критериями сбора сведений

Особую роль сыграли статьи общественных деятелей и ученых того времени, описывающих условия, в которых происходили изменения в демографических процессах. [23-31, 40-41"

В XIX в. на смену ревизиям пришел текущий административно-полицейский учет населения, определявший численность и состав населения всей империи. В конце века вводятся научно организованные переписи населения. В последующие годы местная администрация, используя показатели естественного, а отчасти и механического прироста, определяла число и состав жителей на 1 января каждого года.

Но вопросам методики сбора сведений при проведении первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. между учеными возникла полемика по вопросу о критериях определения национальной принадлежности жителей. Некоторым ученым свойственно умалять значение переписи, хотя последние исследования доказывают обратное. В связи с этим появилось мнение о том, что при сборе сведений намеренно была выбрана идентификация населения по родному языку как национальной принадлежности. Мы согласны с этой точкой зрения, но на наш взгляд, причина этого вполне объективна и очевидна. Во-первых, для большинства народов Российской империи было свойственно совпадение двух указанных параметров, а кроме того, это упрощало и облегчало сбор и подсчет сведений.

Еще в 1880 г. на демографическом конгрессе было замечено, чтоЛ определение по родному языку не совпадает с национальным самоопределением населения. Организаторы первой всеобщей переписи населения, а среди них такой видный ученый, как С.Патканов, вполне отдавали себе отчет, что совпадение двух критериев зачастую весьма относительно. Согласно сведениям С.Патканова, проанализировавшего материалы переписных листов переписи 1897 г., 5,2% бурят Забайкальской области признали своим языком русский, в Иркутской губернии этот показатель был выше - 12,5%. (29)

Современная историческая наука выделяет в качестве основного критерия этнической идентификации личности национальное самосознание.'

Проведению переписи предшествовала огромная подготовительная работа, проведенная канцелярией Кабинета министров. По каждой из областей местными статистическими комитетами были собраны сведения о проживающих там народах и племенах.

Так, благодаря предварительным исследованиям, из списка племен, населявших Забайкальскую область, были исключены урянхайцы. В отдельную группу были выделены раскольники, обладавшие, по мнению канцелярии Кабинета министров, своеобразным «видом, одеждой, образом жизни, обычаями и религией».

По нашему мнению, до последнего времени материалы переписи не разработаны в достаточной степени. Они содержат разнообразные сведения о рождаемости в губерниях. (30) Это позволяет выявить темпы и территориальные особенности миграционного движения в Забайкальской области, Сибири и стране в целом. Кроме того материалы переписи содержат данные, сочетающие самые разные параметры: о семейном положении, родном языке и сословии, по полу, возрасту и грамотности. (31)

В инструкции о сборе сведений о национальном составе и и П Л и и населения губерний в качестве одной из характерных черт Забайкальской области сообщалось, что Забайкалье находилось в исключительном положении, так как здесь можно было найти почти все народности, населявшие Российскую империю. Это объясняется тем, что Забайкалье было одним из основных мест ссылки осужденных на каторжные работы и поселение. Здесь же канцелярия Кабинета министров напоминала, что евреям запрещалось селиться в стоверстной полосе от Китайской границы по закону. (32)

Подготовительная работа позволила выработать наиболее приемлемую форму переписных листов. Хотя один из основных организаторов переписи С.Патканов в работе «Статистические данные, показывающие племенной состав населения Сибири, язык и роды инородцев» писал, что в ходе обработки сведений многие инородцы были отнесены не к той национальности, представителями которой они являлись. Так, перепись определяет численность бурят - 197 487 человек, а эвенков - 30 436, в то время как подсчеты автора дают цифры: бурят -177 638 человек, эвенков - 34 379. (33)

Так, часть бурят, назвавших своим языком русский, была отнесена к русским, а часть обурятившихся тунгусов была записана бурятами.

Комиссия статс-секретаря А.Н.Куломзина определила общее число инородцев области 199 443 человек, из которых 170 849 были бурятами, а 24 594 - тунгусами. Причина таковых расхождений заключалась, во-первых, в кочевом образе жизни восточных бурят, во-вторых, перепись комиссии Куломзина не распространялась на жителей городов, приисков, района железной дороги, в-третьих, некоторые населенные пункты не были исследованы из-за чрезвычайной удаленности, в-четвертых, бродячее тунгусское население Баргузинского и Читинского округов не подлежало регистрации. (34)

В 1916 г. на большей части России была осуществлена поземельная перепись, которая учла наличное сельское население, а в

1917 г. - поземельная и городская переписи. Последняя охватила все сельское и городское население как наличное, так и постоянное. При разработке переписи 1917 г. были учтены недостатки переписи 1897 г., и конкретно развиты вопросы о грамотности, образовании, побочном занятии. В отдельный вопрос было выделено отношение к главе семьи. По поводу знания языков были сделаны уточнения о разговорном языке и умении говорить и писать по-русски. (35)

При проведении переписи особую важность имела проблема сбора данных, возникшая в связи с тем, что скудость бюджетных средств, выделенных на проведение переписи, не позволяла набрать большое количество сборщиков данных. Это обусловило неточности статистических данных, особенно в отдаленных регионах. По этой причине в инструкции по проведению переписи указывалась необходимость комплексного сбора сведений. (36)

Большое значение для исследования представляют ежегодные Всеподданейшие отчеты начальников областей и губернаторов. Отчет включал в себя «краткое изложение общего состояния губернии или области и особые факты, заслуживающие Высочайшего внимания». Приложения к отчету «должны быть по возможности полны и содержать все необходимые сведения для правильного уяснения себе действительного положения» региона за истекший год. (37)

Немаловажное значение так же имели материалы первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. Некоторые сведения о численности населения содержатся в ежегодных отчетах губернаторов о состоянии области за истекший год, а также приложения к ним, в которых приводились сведения о численности населения по сословиям и вероисповеданию, а также число умерших, родившихся и естественный прирост населения. Кроме того в Читинском архиве были обнаружены такие документы, как таблица процентного соотношения численности населения области по сословиям и вероисповеданию за 1900-1907 гг., а также данные о численности сельского населения Забайкальской области по военным округам за 1915 год. (38) Они являются исключением на общем фоне статистических сведений, поскольку не являлись постоянными видами статистического учета населения области. Последний из упомянутых архивных источников несколько отличается от остальных, так как согласно ему, население подразделялось на крестьян - старожилов и переселенцев, инородцев -оседлых, кочевых и бродячих, казаков - оседлых и кочевых. В графе мужского населения особо выделялись мужчины призывного возраста.

В результате сопоставительного анализа всех статистических источников были отмечены некоторые характерные особенности. Для отчетов губернаторов Забайкальской области свойственно расхождение данных по общей численности населения по сравнению с данными других источников. (39) Это вызвано тем, что данные статистических ежегодников определялись путем простого сложения данных первой всеобщей переписи 1897 г. со сведениями о естественном приросте населения области. (40) Отчеты губернатора содержали кроме того данные о механическом движении населения. По этой причине статистические данные отчетов губернаторов представляются нам более объективными по сравнению с другими видами статистических материалов.

Характерным было то, что на протяжении всего периода, последовавшего после переписи 1897 г., процентное соотношение всех сословий, кроме дворян, оставалось неизменным. (41) Причиной этого послужило механическое перенесение соотношения между сословиями в 1897 г. на все последующие издаваемые статистические ежегодники. (42) По этому вопросу материалы архивов заметно отличаются от официальных цифр. Так, согласно ежегодным отчетам Забайкальского статистического комитета, налицо тенденция увеличения доли крестьян и мещан при уменьшении доли инородцев и казаков. (43) Это является более правдоподобным в свете значительных миграционных процессов, развернувшихся в самом начале века. В этих же ежегодниках нет сведений о таких категориях населения, как нижние воинские чины и ссыльнопоселенцы, которые представляли значительные группы.

Несколько иная картина наблюдается в изменениях конфессиональной структуры населения. Архивные статистические материалы позволяют выявить увеличение доли православного населения и раскольников. В официальных источниках эта тенденция имеет место в 1897-1905 гг., причем увеличение составило 15% от общей численности (от 65,9 до 81%). (44) По нашему мнению, эти данные несколько завышены и призваны констатировать, во-первых, значительный успех деятельности русской православной церкви по увеличению числа верующих, во-вторых, позволить увеличить общие налоговые поступления путем увеличения численности неинородческого населения, налоговое бремя которого было гораздо больше.

В 1909-1912 гг. отмечено значительное (на 9,6%) уменьшение доли православного населения при одновременном увеличении (около 10%)) доли ламаистов. (45) После указанных изменений наблюдается вновь неизменное соотношение групп населения различных вероисповеданий. Это является свидетельством недостатка информации в последующий период. Необходимо особо отметить искажение данных в этот период, так как в годы I мировой войны откочевки бурят на территорию Монголии приобрели уже не сезонный, а постоянный характер.

Только упомянутые нами выше статистические отчеты Забайкальского статистического комитета позволяют выяснить темпы естественного прироста населения области. Кроме этого подобные данные присутствуют в отчетах губернатора, содержащие сведения о естественном приросте крестьянского, казачьего и инородческого населения в области. Несмотря на то, что политические амбиции являлись причиной значительных искажений такого рода данных, тем не менее, необходимо отметить вполне справедливое замечание губернатора по поводу чрезвычайно низкого естественного прироста инородческого населения. (46) Хотя, с другой стороны, это еще один аргумент для обоснования проведения активнойпереселенческой политики на окраине империи.

Другой проблемой, с которой сталкиваются исследователи при анализе источников по данной проблеме, являются различные критерии и параметры, применяемые при сборе статистического материала. Так, в статистических ежегодниках Российской империи до 1910 г. отсутствовало разделение населения неправославного вероисповедания кроме протестантов, католиков, иудеев и магометан. Лигць с 1912 г. в графе «прочие нехристиане» по Забайкальской области начинает уточняться число буддистов и ламаистов, хотя эта цифра неизменна для последующего периода. (47) Это вызвано недостатком данных по этому параметру и механическим переносом соотношения, зафиксированного по переписи 1897 г. в указанные ежегодники. Процентное соотношение численности городского и сельского населения механически переносилось с данных переписи 1897 г.

Таким образом, статистические ежегодники и ежегодные отчеты статистических комитетов могут приниматься к сведению лишь весьма условно, хотя последние заслуживают большего доверия. Выявление изменений в численности населения было затруднено несовершенством учета механического движения населения. В статистических ежегодниках учитывается лишь количество семей и душ мужского пола.

Но так как в указанный период миграционные процессы играли значительную, если не определяющую роль в Сибири, невозможно объективное освещение реальной картины демографических изменений в Забайкальской области в конце XIX - начале XX в. Об этом еще в начале XX в. писал известный исследователь истории Сибири И.Серебренников. (48)

Мы не поддерживаем эту точку зрения, поскольку, во-первых, использование всех статистических материалов позволяет выявить тенденции и закономерности развития демографических процессов. Во-вторых, миграции в Забайкалье были менее интенсивны, чем в земледельческие губернии Сибири. По этой причине в основу диссертационного исследования легли количественные показатели как из официальных опубликованных источников, так и из архивных не опубликованных. Кроме того, значительный отток жителей в соседние губернии нивелировал влияние миграционных процессов на демографическое развитие.

Методологическая основа диссертационного исследования имеет комплексный характер, обусловленный спецификой междисциплинарного подхода.

Ядро методологической основы составили принципы объективности, диалектики и историзма, а также принцип системности.

Принцип объективности предполагает рассмотрение демографического развития с позиции достоверности и учетом негативного и позитивного исторического опыта.

Принципы диалектики и историзма подразумевают, во-первых, рассмотрение демографических процессов на фоне общеисторического развития региона и страны в целом, в их детерминированной взаимообусловленности и взаимовлиянии общественно-политическим и экономическим развитием. Во-вторых, данные принципы предполагают рассмотрение демографических процессов в комплексе с социально-экономическим и политическим развитием. В третьих, предполагается выявление закономерностей, которые могут быть использованы для анализа демографических процессов на современном этапе.

Принцип системности предполагает комплексное изучение исторического процесса с применением методов дедукции, индукции, анализа и синтеза.

В диссертации применены такие методы источниковедческого анализа, как реконструкция процесса создания источника по демографической статистике, анализ содержания источника и источниковедческий синтез.

В диссертации нашли применение историко-демографические методы исследования: аналитико-дискриптивный, сравнительного анализа.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в работе предпринята попытка освещения влияния внутриполитической линии царского правительства на изменения демографических процессов в Сибири и Забайкалье. Данное направление представляло попытку унифицировать все регионы страны под один уровень развития.

В процессе работы над диссертацией выявлен, проанализирован и введен в научный оборот новый архивный и источниковый материал, благодаря которому раскрыта объективная картина формирования населения в Забайкалье в указанный период. Это позволило расширить круг изучаемых проблем: детерминированность естественного воспроизводства населения механическим движением, динамику изменения естественного и механического прироста, изменение поселенческой структуры, особенности изменения практически всех видов демографических структур.

В диссертационном исследовании автор попытался совместить два подхода к рассмотрению демографического развития Забайкальской области: анализ динамики демографических изменений с выявлением их глубинных причин и степень влияния миграционного движения на развитие демографических процессов.

Материалы диссертационного исследования позволяют восстановить реальную картину демографического развития Забайкальской области конца XIX - начала XX в., определить степень обусловленности изменения демографической структуры населения политическими мероприятиями царского правительства и экономическим развитием региона, выявить особенности изменения национальной структуры населения.

В начале XX в. активизируется процесс вхождения бурятского и эвенкийского этносов в единую государственную систему Российской империи. Это повлекло за собой значительные изменения в демографических процессах, выразившиеся, в первую очередь, в изменении территориального распределения населения, что было обусловлено изменением маршрутов торговых путей и вытеснением кочевников крестьянами с наиболее плодородных земель. Учап];аются откочевки бурят на территорию соседних Монголии и Манчжурии, увеличивается доля городского населения среди бурят.

Начало XX в. - переломный этап в истории России, который отмечен значительными изменениями, в первую очередь, в экономической сфере, а также в обш;ественных отношениях. Кризисное состояние общественного устройства, усугубляемое политикой царского правительства, в конечном итоге вылилось в революционный катаклизм 1911-1921 гг., что, по нашему мнению, вполне закономерно и объективно. Данные процессы не могли обойти стороной и демографическое развитие региона.

Вплоть до начала XX в. коренное население Забайкалья развивалось полуавтономно, сосуществуя без значительных контактов в хозяйственной и культурной сфере с русскими переселенцами. Для этого не существовало единой плоскости для соприкосновения двух различных по своему типу национальных сообществ.

В диссертации выявлены особенности активного процесса вхождения бурятского и эвенкийского этносов в российскую государственно-правовую систему, определены основные тенденции и закономерности развития демографических процессов.

Диссертационное исследование носит междисциплинарный характер. Исторические и историко-демографические подходы в исследовании рассматриваются в неразрывной взаимосвязи. Причем особенности демографического развития выступают в качестве показателя и аргумента объективных исторических процессов, в которые была вовлечена Забайкальская область.

Работа представляет попытку анализа исторической действительности с учетом современных достижений в области истории, исторической демографии и демографии.

Научно-практическая значимость диссертации состоит в следующем:

- возможности использования отдельных вопросов и источникового материала в качестве базы для дальнейших научных исследований;

- подготовке курса по исторической демографии Забайкальского региона;

- изучении современного развития демографических процессов и разработке оптимальной стратегии демографической политики.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования были изложены в научных докладах на конференциях: К вопросу о численности населения на территории Прибайкалья в конце XIX -первой четверти XX века (научно-практическая конференция, посвященная 75-летию архивной службы Республики Бурятия «Архивы Бурятии и историческая наука», г.Улан-Удэ, 1998 г.); Историография изменения этнодемографической структуры Забайкальской области в конце XIX -начале XX века («Историческая наука и историческое образование на пороге XXI века» Межрегиональная научно-практическая конференция, посвященная памяти профессора Н.П.Егунова, г.Улан-Удэ, 22 июня 1999 г.); Статистические источники демографической структуры Забайкальской области конца XIX -начала XX века («Взаимоотношения народов России, Сибири и Дальнего Востока: история и современность. Национальное, социальное и экономическое развитие Байкальской Азии» III Международная научно-практическая конференция, г.Улан-Удэ, 16-20 сентября 1999г.); Влияние внутренней политики царского правительства на демографические процессы в Забайкальской области в конце XIX -начале XX века, («Бурятия: проблемы региональной истории и исторического образования»Межрегиональная научно-практическая конференция, г.Улан-Удэ, 2001г.).

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, примечаний, списка литературы, источников и приложений.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Козулин, Андрей Владимирович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Демография является своего рода зеркалом общеисторических процессов развития, и констатация и аргументация вопросов, касающихся процессов, происходящих в обществе, невозможна без прослеживания изменений в демографическом развитии региона. Демографические процессы, которым не придавалось большого значения, позволяют определить влияние происходящих экономических изменений на развитие народонаселения.

Экономическое развитие региона и страны в целом, а также внутри- и внешнеполитическая деятельность правительства обусловили изменения в развитии демографических процессов. Причем, политическим мероприятиям принадлежит доминирующая роль. Основным механизмом влияния выступало изменение хозяйственных отношений, обусловившее мотивационную сторону демографического поведения населения региона. Проявилось данное влияние в виде изменения территориального распределения населения, изменения национальной, социально-сословной и социально-демографической структур населения.

Влияние миграционных процессов было неоднозначным и неравномерным. Миграционные процессы обусловливают не только изменения в демографической структуре, но и развитие региона в целом. На естественном движении населения миграции сказались в первую очередь в некотором увеличении рождаемости, вследствие стремления новоселов к укреплению хозяйства, а также в увеличении смертности. Последнее было обусловлено низким уровнем жизни переселенцев.

Для социально-сословной и социально-демографической структур населения было свойственно значительное увеличение долей крестьян и мещан, а также увеличение населения трудоспособного возраста. Особенно отчетливо это проявилось в городах, куда стекалось мужское сельское население в поисках заработков.

Произошли изменения в национальной и конфессиональной структурах населения, причем это выразилось не только в общем уменьшении доли коренного населения, но и в территориальном перераспределении. Последнее напрямую связано с изменением и и и и гр маршрутов торговых путей в связи с постройкой железной дороги. Так, в 7 раз уменьшается доля бурятского населения, проживающего в Троицкосавском округе (прил. 22-24). Одновременно, увеличивается доля бурятского населения Читы и Читинского округа.

Противоречивость развития России проявилась в несоответствии социально-экономического развития и политической линии правительства как внутри страны, так и на международной арене. Многонациональный состав населения и национальная политика царизма усугубили кризисные процессы, которые явились одной из основных причин значительного разрыва в видах и уровнях экономического и социального развития отдельных регионов страны.

Политика царского правительства по колонизации Забайкалья и социально-экономические процессы на фоне развивающегося общественно-политического кризиса сказались на изменениях демографических процессов в регионе.

Изменения коснулись различных аспектов демографических процессов Забайкальской области и носили противоречивый, неоднозначный характер. Интенсивность миграционного движения в Забайкалье была весьма неравномерной, выше она была в заключительный период проведения столыпинской аграрной реформы.

Вплоть до 1910 г. миграционное движение выразилось в виде принудительного переселения осужденных на каторжные работы и преступников на вечное поселение и было не столь интенсивным. Влияние миграционного движения было, вне всякого сомнения, неоднозначным. С одной стороны, оно отрицательно сказалось на системе хозяйствования коренного населения, вынужденного расставаться с традиционными видами экономической деятельности. Но налицо и положительные сдвиги в системе, в том числе и демографического поведения коренного населения. Происходит постепенное взаимодействие между русскоязычным и коренным населением Забайкалья. При этом происходит столкновение двух типов развития этноса. Оно сопровождалось коренными изменениями практически во всех сферах обгцественной жизнедеятельности коренного населения Забайкалья: хозяйственных и общественных отношениях, бытовой культуре, в правовой системе. Это способствовало появлению подтягивающего влияния, оказываемого переселенцами на коренное население и старожилов региона в плане приобщения к новым видам и приемам хозяйственной деятельности и бытовых условий жизни. Все это в совокупности послужило значительным толчком для пробуждения национального самосознания бурятского народа и начала государственного строительства и формирования правовой системы.

Процесс активного вхождения коренного населения в систему социальных отношений, господствующих в России, не мог не вызвать сопротивления, которое проявилось в широкомасштабном национальном движении. Пытаясь сохранить опору монархии - дворянство, царское правительство шло на решение вопроса безземелья и малоземелья крестьян путем ущемления прав на землепользование коренного населения Сибири и других национальных окраин страны.

Таким образом, царское правительство пыталось навязать систему социально-экономических отношений, характерных для капиталистического уклада, в то время как у большинства населения страны не успели сформироваться объективные предпосылки для их принятия.

Политические мероприятия царизма закономерно проистекали из объективных условий развития страны, диктующих необходимость расширения сферы существования в ущерб коренному населению окраин империи. В условиях существования абсолютной монархии унификация условий развития выступала как единственно верная линия внутриполитических мероприятий.

Форма государственного правления и традиционная внутренняя политика обусловили экстенсивный тип развития экономики и производственных отношений. Это выразилось в значительном по своим масштабам миграционном движении, что заставило правительство адаптировать условия развития путем проведения унификационных политических мероприятий. Миграционное движение выступает как движущая сила распространения русской цивилизации.

Особенности региона обусловливают предположение о специфике протекания переселения в Забайкалье. Миграционное движение в регионе характеризовалось, во-первых, большей интенсивностью переселения в города. Во-вторых, оно обусловило изменения в естественном воспроизводстве населения. В-третьих, оно способствовало перераспределению населения не только между городскими и сельскими поселениями, но и между отдельными районами области. Так, значительно увеличивается доля населения областного центра, что было обусловлено изменением маршрутов торговых потоков, вызванных строительством железной дороги.

Показательным в этом плане является то, что этому перераспределению подверглось именно коренное население - буряты. Это свидетельствует о том, что бурятское население также попало под влияние развивающихся капиталистических отношений. Это выразилось в территориальном распределении населения. Изменения же в социальной структуре были не столь значительны, хотя и имели место.

Налицо обусловленность изменений в половозрастной структуре населения, выразившихся в преобладании населения трудоспособного возраста, что повлияло на бурное экономическое развитие региона. Стремление к экономической 'самостоятельности хозяйств новоселов проявлялось в высоком уровне рождаемости.

Демографические процессы в Забайкальской области в конце XIX - начале XX в. характеризовались изменением этнодемографической структуры населения. Поскольку как таковой этнический учет населения в рассматриваемый период не проводился, за исключением переписи 1897 г., то изменения в конфессиональной и отчасти сословной структуре отражают детерминацию в этнодемографической. Практически все демографическое развитие Забайкалья сводится к этому. Изменения в этнодемографической структуре выразились в постепенном увеличении доли пришлого русскоязычного населения и уменьшении доли коренных жителей.

В Забайкалье имел место процесс вытеснения коренного населения и изменения системы хозяйственных отношений. Стоит оговориться по поводу того, что мероприятия царского правительства по землеустроительным работам потерпели фиаско, и негативные изменения в системе хозяйственного развития коренного населения, явившиеся следствием землеустроительной и административной реформ, были значительно меньше.

159

Изменение производственных отношений, прослеживаемое в развитии сословной структуры, не позволяет показать в динамике развитие производственных отношений коренного населения. Однако влияние изменений условий сугцествования не смогло не сказаться на этом аспекте демографического развития. Это нашло свое отражение в изменении социально-сословной и социально-демографической структурах населения. В рассматриваемый период была достаточно велика доля трудоспособного населения, что явилось прямым следствием миграционного движения в рассматриваемый период и до него.

Изменения в социально-сословной структуре выразились в увеличении доли всех сословий, кроме дворянского и духовенства, оставшихся в прежних размерах, а также в уменьшении доли инородческого населения области.

Таким образом, особенности в изменениях демографических процессов в Забайкальской области в конце XIX - начале XX в. в рассматриваемый период не вызывают сомнений, поскольку специфика развития национального региона отражает все те социально-экономические и политические противоречия, которые имели место в развитии страны в целом.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Козулин, Андрей Владимирович, 2001 год

1. Аврех А.Я. П.А.Столыпин и судьбы реформ в России. М., 1991.283 с.

2. Аграрная политика царизма в Сибири в эпоху капитализма. Омск. - 1987.- 100 с.

3. Аграрные отношения и земельная политика царизма в Сибири (конец XIX- 1917г.). Красноярск, 1982. - 80 с.

4. Аджиев М. Сибирь: XX век. М.: Мысль, 1983. - 254 с.

5. Аманжолова Д. Межэтнические конфликты в Российской империи (1905-1916гг.)//История: еженедельное приложение к газете «Первое сентября». 1999.-№32.-С. 1-15.

6. Андреев Ч.Г. Влияние столыпинской переселенческой политики на традиционное хозяйствование бурят/Краеведческий сборник «Отчий край». ВСГТУ. Улан-Удэ, 1998. - С. 187-203

7. Андреев Ч.Г. Землеустроительная политика царизма в Забайкалье в период империализма//Актуальные проблемы истории Бурятии. Улан-Удэ, 1987. - С.68-72

8. Андреев Ч.Г. Особенности поземельного устройства русского крестьянства Забайкалья в начале XX века/Бурятия ХУП-начала XX в. Экономика.и социально-культурные процессы: Сб. науч.тр., ответ.ред. Н.В.КИМ. Новосибирск: Наука, СО, 1989. - С. 115-132.

9. Андреев Ч.Г. Хозяйственное развитие Бурятии в XIX начале XX в./История Бурятии. - Улан-Удэ,, 1999. - С.20-23.

10. Ю.Анри Л., Блюм А. Методика анализа в исторической демографии / Пер. с фр. С.Хока, Ю.Егоровой. М., 1997. - 207 с.

11. И.Анфимов A.M. Неоконченные споры: (Фрагменты из работы о столыпинских преобразованиях)//Вопросы истории. 1997. - №5. - С.49-72; № 6. - С.41-67; №7. - С.81-99.

12. Асалханов И.А. Землепользование забайкальских бурят во второй половине XIX века/Бурятия XVII -начала XX в. Экономика и социально-культурные процессы., сб. науч.тр. Новосибирск: Наука, СО, 1989. - С.98-115

13. Асалханов И.А. Народонаселение Бурятии в XIX веке/Социально-экономическое развитие Бурятии XVII -начала XX в., АН СССР, СО, Бур. Филиал БИОН., ответ редактор д.и.н. С.А.Максаков. Новосибирск: Наука, СО, 1987.-С.98-109.

14. Асалханов И. А. Социально-экономическое развитие юго-восточной Сибири во второй половине XIX в. АН СССР, СО, Бурятский комплексный НИИ. - Улан-Удэ: Бур.кн.изд-во, 1963. - 494 с.

15. Асалханов И.А. Сельское хозяйство Сибири конца XIX- начала XX века. Новосибирск, 1975. - 267 с.

16. Ахтямов К.Ш. Институт губернаторства важнейший элемент административно-территориальных органов управления на рубеже XIX-XX вв.//Вестник Оренбургского пед. университета. - 1999. - №2. - С.95-101.

17. Бабенко П.М. История реформ в России (1894-1917 гг.). М.: Спутник, 2000. 132 с.

18. Базанова Ф.Н. Формирование и развитие структуры населения Казахской ССР. Национальный аспект.- Алма-Ата, 1987. 152 с.

19. Балданов С.С. Административное управление Российским государством Бурятией (II половина XVII-начало XX века)/Гуманитарные исследования молодых ученых Бурятии. Улан-Удэ, 1996. - С.87-93.

20. Балданов С.С. Административное управление Российского государства Бурятией (вторая половина XVII-1917 г.): Дисс.канд.ист.наук.: 07.00.02. /СО РАН., ИМБиТ. Улан-Удэ, 1998. -161 с.

21. Балданова Л.С. Традиционное хозяйствование природопользования бурят в конце Х1Х-нач. XX в.: Дисс. канд. ист. наук. -Улан-Удэ: изд-во БГУ, 1997. 170 с.

22. Басаева К.Д. Семья и брак у бурят (вторая половина XIX- начало XX века). Улан-Удэ: Бур. кн. изд., 1991. - 192 с.

23. Батуева И.Б. Буряты на рубеже XIX-XX веков (Хозяйство бурят. Скотоводство в дореволюционный период). Улан-Удэ, 1992. - 74 с.

24. Бахметова Г.Ш. Переписи и текуш;ий учет населения. М.: изд-во МГУ, 1988.-51 с.

25. Бедный М.С. Продолжительность жизни в городах и селах. М.: Статистика, 1976.-95 с.

26. Белов Е.А. О вводе русских военных отрядов в Китай в 1911-13 гг.//Проблемы Дальнего Востока. -1998. № 1. - С. 116-122.

27. Белов Е.А. О некоторых аспектах политики царского правительства в Манчжурии в 1911-1913 гг.//Восток: Афро-Азиатские общества: история и современность. -1997. № 3. - С. 102-113.

28. Бердникова С.А. Крестьянское движение в Сибири в революции 1905-7 гг.: Автореф. дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 1981. - 18 с.

29. Богданов М.Н. Очерки истории Бурят-Монгольского народа. -Верхнеудинск, 1926. 229 с.

30. Большаков И.А. О размерах миграции в Сибирь рабочих из Европейской России в период империализмаУ/Рабочие Сибири в конце Х1Х-нач. XX в. Томск, 1980. - С. 18-29.

31. Боярский А.Я. К вопросу о естественном движении населенгия в России и в СССР в 1915-1923 гг./в кн. Боярский А.Я. Население и методы его изучения. М., 1975.

32. Брук СИ. Население мира. Этнодемографический справочник. -АН СССР, Институт этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая.- М.: Наука, 1986. 830 с.

33. Булдаков В.П. Кризис империи и революционный национализм начала XX в. в России//Вопросы истории. 2000. - №1. - С.29-45.

34. Винокуров М.А. Хлебная торговля в дореволюционной России и Сибири//Историко-экономический научный журнал. 1998. - №4. - С. 5054.

35. Вишневский А.Г. Ранние этапы становления нового типа рождаемости в России//Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР. Сб.ст. под ред.А.Г.Вишневского. М.: Статистика, 1977. - С. 105-135

36. Водарский Я.Е. Население России за 400 лет (XVI-начало XX века). М.: Просвещение, 1973. - 159 с.

37. Волков Е.З. Динамика народонаселения СССР за 80 лет. -М.-Л.,1930.

38. Вопросы истории дореволюционной Сибири. Томск, 1983.

39. Вопросы истории социально-экономического положения крестьянства Сибири XIX- начало XX в. Новосибирск, 1974. - 87 с.

40. Воробьев В.В. Города Южной части Восточной Сибири. -Иркутск, 1959. 146 с.

41. Воробьев В.В. Формирование населения в Сибири. Новосибирск: Наука, СО, 1975. 259 с.43 .Воспроизводство населения и демографическая политика в СССР. -М: Наука, 1987.-205 с.

42. Воспроизводство населения СССР. под ред. А.Г.Вишневского и А.Г.Волкова. - М.: Финансы и статистика, 1983. - 303 с.

43. Ганелин Р.Ш., Куликов СВ. Основные источники по истории России конца XIX начала XX в.: уч. пособие С-Петербург: Дмитрий Буланин, 2000. - 92 с.

44. Герасимова K.M. Ламаизм и национально-колониальная политика царизма в Забайкалье в Х1Х-начале XX в. Улан-Удэ, 1957. - 158 с.

45. Гольдин Г.Г. Политические и правовые проблемы миграций. М, 2000.-158 с.48;Горюшкин Л.М. Аграрные отношения в Сибири периода империализма (1900-1917 гг.). АН СССР СО, Институт истории, филологии и философии. — Новосибирск: Наука, СО, 1976. - 343 с.

46. Горюшкин Л.М. Крестьянское движение в Сибири 1914-1917гг.: хроника и историография. Новосибирск: Наука СО, 1987. -239 с.

47. Григорьева В. Значение поземельного устройства населения Сибири//Сибирские вопросы. 1906 . - № 2. - С.72-80; № 3. - С.72-85.

48. Грунт А.Я., Фирсова В.Н. Россия в эпоху империализма (18901907 гг.) М.: ИМО, 1959. 174 с.

49. Гусева И.С. Демографическая статистика. М., 1977.

50. Гущин Н.Я. Население Сибири в XX веке: основные тенденции и катаклизмы в развитии. Новосибирск, 1995. - 82 с.

51. Дамешек Л.М. Внутренняя политика царизма и народы Сибири (Х1Х-начало XX века). Иркутск: ИГУ, 1986. - 164 с.

52. Дамешек Л.М. Управление народами Бурятии в эпоху капитализма (1861-1917)/Актуальные проблемы истории Бурятии. Улан-Удэ, 1987. - С.72-75.

53. Дамешек Л.М. Ясачная политика царизма в Сибири в Х1Х-начале XX века. Иркутск: ИГУ, 1983. - 135 с.

54. Данилевский И.Н., Кабанов В.В., Медушевская О.М., Румянцева М.Ф. Источниковедение. М., 2000. - 701 с.

55. Данилов О.Ю. Русско-японская война и английская угроза с юга//Восток: Афро-Азиатские общества: история и современность. -2000. -№6.-С.26-35.

56. ДармахаеваО.П., Дашиева Ц.Ц. Территориальное движение и расселение населения/Демографическое и социальное развитие БурАССР. АН СССР, СО БНЦ, отдел социально-экономических исследований. -Улан-Удэ, 1990.

57. Дегальцева Е. А. Вклад ссыльных поляков в социокультурное развитие Сибири во второй половине XIX века //Гуманитарные науки в Сибири. 2000. - №2. - С.64-68.

58. Демографическая политика в региональном разрезе. М.: Наука, 1988. - 163 с.

59. Демографические процессы и их закономерности. под ред. А.Г.Волкова. - М: Мысль, 1986. - 191 с.63 .Демографический энциклопедический словарь. гл. ред. Д.И. Валлентей. - М: Советская энциклопедия, 1985. - 607 с.

60. Дубровский СМ. Сельское хозяйство и крестьянство России в период империализма. М: Наука, 1975. - 398 с.

61. Егунов Н.П. Первая русская революция и второй этап национального движения в Бурятии. Улан-Удэ, 1970. - 310 с.

62. Ескевич Л. Некоторые выводы и динамики бурятской народности//Жизнь Бурятии. 1927. - № 11-12. - С. 2.

63. Иванова H.A. Сословно-классовая структура России в XIX -начале XX в.//Вестник Российского Гуманитарного Научного Фонда.1996. №4.-0.21-37.

64. Из истории крестьянства Восточной Сибири. Красноярск, 1966. -116 с.

65. Историческая демография Сибири/Сб. науч. трудов. -Новосибирск, 1992. 240 с.

66. Историческая демография: новые подходы, методы, источники. -ПРИ РАН.-М, 1992.

67. Историческая демография: проблемы, суждения, задачи. АН СССР, Институт истории СССР, науч. совет по истоической демографии и исторической географии. - М.: Наука, 1986. - 286 с.

68. История Бурят-Монгольской АССР. В 2-х тт. Под ред. А.П.Окладникова. - Улан-Удэ: Бур. кн. изд.-во, 1954. - Т.1. - 442 с.

69. История внешней политики России конец XIX- начало XX в. М: Международные отношения, 1997. - 672 с.

70. История городов Сибири досоветского периода (XVII начало XX). - Новосибирск, 1977. - 303 с.

71. История Сибири с древнейших времен до наших дней. В 5-и тт. -Гл. ред. А.П.Окладников. Новосибирск-Ленинград: Наука, 1968.84 .Источники по истории освоения Сибири в период капитализма. -Новосибирск: Наука, 1989. 285 с.

72. К вопросу колонизации Сибири/сб. статей, под ред. В.Лаврова. -Новосибирск: Сов.Сибирь, 1926. 138 с.

73. Кабузан В.М., Брук СИ., Иваньков П. А. Источники по этнической статистике России ХУШ-начала XX века/Проблемы исторической географии России. М., 1983.- вьш.4.

74. Казанцев Ю.И. Геополитические императивы Дальневосточной политики России на рубеже XIX-XX вв./Труды НГАСУ. 1999. - Т.2. - М£ -С. 166-171.

75. Капитонов О.Н. Население московско-сибирского тракта во второй половине XIX века/Межвузовский сборник науч. трудов: Социально-демографическое развитие сибирской деревни в досоветский период. Минпрос РСФСР. - Новосибирск: НГНИ, 1987. - С. 117-124.

76. Каппелер А. Россия многонациональная империя. Возникновение, история, распад. - М.: Прогресс- традиция, 1997. - 342 с.

77. КвашаИ. Проблемы демографического оптимума/Народонаселение. Министерство высшего и среднего специального образования СССР, научно-техн. совет, секция народонаселения. М.: Статистика, 1973.-С.14-21.

78. Керов В.В. Конфессионально-этическая мотивация хозяйствования староверов в XVIII-XIX вв.//Отечественная история. -2001.-№4.-С18-40.

79. Колесников А.Д. Проблемы исторической демографии СССР. -Томск, 1980.

80. Корель Л.В. Перемещение населения между городом и селом в условиях урбанизации. Новосибирск: Наука, 1982. - 192 с.

81. Кризис самодержавия в России 1895-1917гг. Л: Наука, 1984.664 с.

82. Курас Л.В. О переходе бурят в Монголию // Байкал. 1991. -№ 5. -С.28-30.

83. Курс демографии. под ред. А.Я.Боярского. - М: Финансы и статистика, 1974. - 391 с.

84. Курцев А.Н. Беженцы первой мировой войны в России (1914-1917гг.)//Вопросы истории. 1999. - № 8. - С. 98-112.

85. Ленин В.И. О социальной структуре и политическом строе капиталистической России. М.: Наука, 1970. - 318 с.

86. Мангатаева Д. Д. Динамика и структура населения/Демографическое и социальное развитие БурАССР. АН СССР, СОБНЦ, отдел социально-экономических исследований. Улан-Удэ, 1990. -С.3-18.

87. Мангатаева Д.Д. Население Бурятии: тенденции формирования и развития. РАН СО БНЦ. Улан-Удэ, 1995. - 131 с.

88. ЮЗ.Мангутов Н.Р. Об аграрной политике царизма в Западной Бурятии в период империализма/Труды Бурятского комплексного НИИ. -Вып. 10. Улан-Удэ, 1962. - С57-72.

89. Международные отношения в эпоху империализма: документы из архивов царского и временного правительств, 1878-1917. сер.2 19001913. - М.: Госполитиздат, 1940. - 520 с.

90. Миронов Б.Н. Традиционное демографическое поведение крестьян в Х1Х-начале XX века/Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР. Сб.ст. под ред.А.Г.Вишневского.- М.: Статистика, 1977. -С. 83-105.

91. Моисеенко В.М. К вопросу о типе миграций/Проблемы демографического развития Сибири и Дальнего Востока., сб.науч.тр. под ред. С.В.Соболевой, АН СССР СО, Институт экономики и организации промышленного производства. Новосибирск, 1991. - С. 94-105.

92. Народонаселение. Энциклопедический словарь. М: Большая российская энциклопедия, 1994. - 639 с.

93. ПО.Народонаселение: прошлое, настоящее, будущее. М.: Мысль, 1987.-253 с.111 .Население Западной Сибири в XX веке. Новосибирск, 1997. 170 с.

94. Население и география. М., 1978.

95. Населенные пункты Сибири: опыт исторического развития. -Новосибирск, 1992. 129 с.

96. Национальная политика России: история и современность. -Научный центр «Русика». -М.: Русский мир, 1997. 678 с.

97. ПЗ.Невяровская Е.В. Россия в период столыпинской реакции (19081912 гг.).-М., 1951.-28 с.

98. Пб.Неупокоев В. Тунгусы Бурятии//Жизнь Бурятии. 1927. - №№ 79. - С. 2.

99. Патканов С. Список народностей Сибири. Петроград, 1923.16 с.

100. Пирожков С. О показателях воспроизводства населения /Народонаселение. Население и экономика. Мин. высшего и среднего образования СССР, нуч.-техн.совет, секция народонаселения. М.:Статистика, 1973.

101. Покшишевский В.В. Заселение Сибири. Иркутск, 1981. -207 с.

102. Покшишевский В.В. Население и география. Теоретические очерки. М: Мысль, 1978. - 315 с.

103. Политическая ссылка в Сибири в XIX- начале XX в. Историография и источники. Новосибирск: Наука, 1987. - 226 с.

104. Поляков Ю.А. Проблемы исторической демографии СССР. Сб. науч. Трудов. Киев, 1988. - 146 с.

105. Поляков Ю.А., Киселев И.Н. Численность и национальный состав населения России в 1917 г.//Вопросы истории. 1980. - № 6.

106. Проблемы изучения миграций населения. М., 1978.

107. Проблемы истоорической демографии СССР и Западной Европы (период феодализма и капитализма). Киев, 1991. - 154 с.

108. Проблемы исторической демографии СССР. Томск: ТГУ, 1980. -322 с.

109. Проблемы исторической демографии СССР. сб. науч.тр., АН СССР, науч. совет по исторической демографии и исторической географии, АН СССР, Институт истории. - Киев: Наукова думка, 1988. -156 с.

110. Пуллат Р.Н. Численность и классовый состав населения России СССР (XVI-XX вв.). Таллин, 1979.

111. Раднаев Б. А. Анализ процессов брачности и разводимости/Демографическое и социальное развитие Бур АССР. АН СССР, СОБНЦ, отдел социально-экономических исследований. Улан-Удэ, 1990.

112. Раднаев Б.Э. Развитие промышленности Забайкалья в период капитализма/Бурятия XVII- начала XX в.: экономика и социально-культурные процессы. Новосибирск, 1989. - С. 132-144.

113. Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811-1913 гг.). М.,1956.

114. Революция 1905-1907 г.г. в национальных районах России. М: Госполитиздат, 1955. - 829 с.

115. Рогачев М.Б., Жеребцов И.Л. Этнодемографическая ситуация в Комикрае (конец Х1Х-1980гг.). РАН Уральское отделение. Коми научный центр// научные доклады. - Сыктывкар, 1993. - Вып. № 326. - 27 с.

116. Ротова P.C. Взаимосвязь экономического и демографического развития/Народонаселение. Современное состояние научного знания. под ред. Д.И.Валлентея и А.С.Первушина. - М.: МГУ, 1991. - С.80-94.

117. Рыбаковский Л. .Л. Воспроизводство населения и демографическая политика в СССР. М., 1987.

118. Ры,баковский Л.Л. Миграции населения: прогнозы, факторы, политика. М., 1987.- 199 с.

119. Рыбаковский Л.Л. Миграции русского населения России. М.,1992.

120. ИЗ.Рыбаковский Л.Л. Населения Дальнего Востока за 150 лет. М.,1990.

121. Рыбаковский Л.Л. Региональный анализ миграций. -М., 1973.

122. Свердлов Я. Царская ссылка за десять лет (1906-1916). М., 1925.-32 с.

123. Седунов A.B. Идеология контрреформ в царствовании Александра 111//Преподавание истории в школе. 1996. - № 7. - С.2-6.

124. Серебренников И. Буряты, их хозяйственный быт и землепользования. Т.1. Под ред. Козьмина. - Верхнеудинск: Бурят-Монгольское изд-во, 1925. - 228 с.

125. Сидельников СМ. Аграрная политика самодержавия в период империализма. М.: МГУ, 1980. - 288 с.

126. Система знаний о народонаселении. Под ред. Д.И.Валлентея. М.: Высшая школа, 1991. - 415 с.

127. Сифман Р.И. Динамика численности населения России за 18971914 гг./Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР. Сб. ст. под ред. А.Г.Вишневского. М.: Статистика, 1977. - С. 62-83.

128. Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство в Сибири в годы столыпинской аграрной реформы. ЛГПИ им. А.И.Герцена. - Л.: ЛГУ, 1962.-588 с.

129. Социально-экономическое развитие Сибири XIX-XX вв. -Иркутск. 1976. 161 с.

130. Тальц М.С Брачность населения России в конце Х1Х-начале XX в./Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР. Сб.ст. под ред.А.Г.Вишневского. М.: Статистика, 1977. - С. 138-154.

131. Тимошенко А.И. Переселение или «освоение»?: (О роли столыпинской аграрной реформы в освоении Сибирского региона)//ЭКО. -1995.-№7.-С. 199-206.

132. Туголуков В.А. О национальной политике самодержавия в Забайкалье в начале XX в.//Исторический архив. 1960. - № 4. - С.235-237.

133. Тюкавкин И.А. Крестьянское переселение в Забайкалье в эпоху империализма/Крестьянство Дальнего Востока СССР. Владивосток, 1979.

134. Тюкавкин И.А. Сибирская деревня накануне Октября. Иркутск, 1966.-470 с.

135. Тюкавкин И.А. Переселение крестьян в Сибирь//Восточно-Сибирская правда. 1960. - 9 сентября.

136. Убугунэ A.M. Бурят-монголы от завоевания царской России до свержения самодержавия/От царской колонии до советской республики., под ред. М.А.Гудошникова и А.И.Убугунэ, Гос. Институт культуры Б-МАССР. Москва-Иркутск, 1933. - С.5-25.

137. Убугунэ А.И. К вопросу о естественном движении бурят-монгольского населения//Бурятиеведение. 1930. - №3-4. - С.44-48.

138. Урланис Б.Ц. Динамика населения России накануне Октября. -Учен. Записки кафедр ВЗЭИ, 1957, вып.2.

139. Ханхараев B.C. Буряты в XVII-XVIII вв.: демографическая история и этнические процессы. РАН., СО, ИМБИТ. - Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2000.- 170 с.

140. Хвостов В.М. Проблемы истории внешней политики России и международных отношений в конце XIX- начале XX века. Избранные труды. М.: Наука, 1977. - 403с.

141. Хвостов В.М. Проблемы истории внешней политики России и международных отношений в конце XIX- начале XX в. М: Наука, 1977. -403 с.

142. Хилханов Д. Л. Материалы комиссии А.Н.Куломзина как источник для изучения аграрного строя Забайкальской области в конце XIX в.: Автореф. дисс. канд. ист. наук. М.: МГУ, 1993. - 22 с.

143. Хозяйственное освоение и заселение районов Сибири (досоветский период)/Сб. статей. Иркутск, 1975. - 182 с.171,Чаудхури Р.Х. Относительный доход ирождаемость/Статистический анализ в демографии. Сб.ст. под ред.А.Г.Волкова. - М.: Статистика, 1980.

144. Численность и классовый состав населения России и СССР (XVI-XX вв.). Сб.ст. - Таллин: АН ЭССР, 1979. - 162 с.

145. Шагжина З.А. Миссионерская деятельность русской православной церкви в Забайкалье (вторая половина XVII начало XX в.): Автореф. дисс. канд. ист. наук. - Улан-Удэ: БГУ, 2000. - 27 с.

146. Шелестов Д.К. Демография: история и современность. М.: Финансы и статистика, 1983. -271 с.

147. Шелестов Д.К. Историческая демография. М., 1987. - 285 с.

148. Шелестов Д.К. Прошлое и настоящее демографии. Сб. ст. -М.: Статистика, 1980.191

149. Шелестов Д.К. Советская историческая наука и изучение народонаселения: Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 1982. - 19 с.

150. Шмелев Г. Столыпинская реформа: уроки прошлого и настоящего/УВласть. 1998. - ¿р 1. - С. 59-71.

151. Экономическая политика царизма в Сибири в XIX- начале XX в. -Иркутск, 1984.- 108 с.

152. Юрьев В.М. Особый путь решения аграрного вопроса в России: К 90-летию столыпинской реформы/Вестник Тамбовского университета, серия гуманитарные науки.-1997. вып.З. - С.25-45.

153. Яцунский В.К. Роль миграций и высокого естественного прироста населения в заселении колонизовавшихся районов России/в кн. Вопросы географии. Сб.83. - М., 1970.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 124616