Палеоэтнология в изучении каменного века Сибири тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.06, кандидат исторических наук Горбунова, Татьяна Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Палеоэтнология в изучении каменного века Сибири». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 202680
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Горбунова, Татьяна Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Барнаул
Код cпециальности ВАК: 
07.00.06
Специальность: 
Археология
Количество cтраниц: 
213

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Горбунова, Татьяна Александровна

Введение.

Глава 1 Палеоэтнология как модель научного исследования.

1.1 Классическая наука как методологическая основа палеоэтнологии.

1.2 Палеоэтнология в изучении человека и природы: основные принципы и концепции.

Глава 2 Палеоэтнологические исследования каменного века Сибири: у истоков формирования.

2.1 Общая характеристика исследований каменного века Сибири во второй половине

• XIX века.

2.2 Анализ методологических принципов исследований И.Д. Черского,

Н.Ф. Кащенко, И.Т. Савенкова, Н.И. Витковского.

2.3 Вклад сибирских палеоэтнологов в развитие археологии каменного века.

Глава 3 Палеоэтнологическое изучение археологических объектов в современной науке: теория и практика.

3.1 Постнеклассическая наука как фундамент современных палеоэтнологических исследований.

3.2 Методика палеоэтнологического изучения археологических объектов (на примере памятника Чарышский навес).

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Палеоэтнология в изучении каменного века Сибири"

Актуальность темы исследования. В современной археологии уже стали привычными междисциплинарные исследования археологических памятников с привлечением специалистов различных наук. Целью этих работ является не только изучение археологизированных культурных остатков, но и палеоэкологические реконструкции условий существования первобытных коллективов. Взаимодействие человека и окружающей его среды представляется чрезвычайно разносторонним, со сложной системой взаимосвязей, анализ которых требует объединения усилий специалистов различных областей знания. Исследование археологических объектов включает изучение условий залегания культуросодержащих горизонтов и вмещающих их отложений, геохимические и палинологические анализы, характеристику фаунистических остатков, а также вещественной составляющей культурного слоя стоянок. Однако междисциплинарные исследования наталкиваются на невозможность создания цельной картины развития человека и природы в их взаимосвязи и приводят к получению знания об отдельных аспектах изучаемого объекта, пока не соотнесенных друг с другом. Разрешение этой проблемной ситуации видится в изучении палеоэтнологического направления в отечественной археологии, исследовательские традиции которого были заложены еще во второй половине XIX века. В недрах палеоэтнологии были сформулированы идеи, которые до сих пор занимают умы исследователей - идеи археологических микрорайонов, археолого-этнографических комплексов, палеоэкологических исследований и пр. Методология палеоэтнологии сыграла существенную роль в становлении теоретико-методологических основ отечественной археологии. С этим направлением также связывают истоки комплексного подхода к исследованию археологических памятников.

История вопроса. Изучению палеоэтнологического направления посвящен значительный объем работ историографического характера — тезисы докладов на конференциях [Жук, 1991, с. 3-6; Клейн, 1993а, с. 4-6; Платонова, 1993, с. 8-9; и др.], статьи в тематических сборниках [Жук, 1993, с. 41-57; 1997, с. 43-76; 2003, с. 8-10; Тихонов, 1995а, с. 43-67; 19956, с. 100-120; Решетов, 1999, с. 63-66; 2000, с. 45-47; и др.], разделы монографий [Генинг, 1982, с. 77-87; Пряхин, 1986, с. 50-57; Лебедев, 1992; Жук, 2001, с. 4-20; Тихонов, 2003, с. 99-130; и др.]. Проведена международная тематическая конференция, тезисы докладов которой были опубликованы в отдельном сборнике [Традиции отечественной палеоэтнологии, 1997]. Защищена кандидатская диссертация [Тихонов, 1993]. Несколько статей и тезисов докладов на конференции посвящены изучению деятельности сибирских археологов, которых связывают с палеоэтнологией - Б.Э. Петри [Савельев, 1991, с. 75-91; Жук, 2003, с. 810], С.И. Руденко [Тишкин, Лыжникова, 2000, с. 48-49; Шмидт, 2003, с. 87-89; 2004, с. 55-56].

В исследованиях представлена хроника палеоэтнологических работ в европейской России, охарактеризована научная деятельность основных представителей этого направления - И.С. Полякова, А.А. Иностранцева, Д.Н. Анучина, Ф.К. Волкова, Б.Э. Петри, С.И. Руденко и др., предложена периодизация, отражающая развитие палеоэтнологии в России.

Исследования посвящены, главным образом, истории двух палеоэтнологических школ - московской и петербургской. Остаются неизученными вопросы истории сибирской палеоэтнологии, которая имела определенное значение в развитии отечественной археологии в 1920-1930-е годы: не освещены этапы становления палеоэтнологического направления в Сибири, формирование и развитие иркутской школы Б.Э. Петри, не рассмотрена преемственность с современной наукой. Региональная историография делает только первые шаги в этом направлении.

В работах, посвященных изучению палеоэтнологии, недостаточно внимания уделяется методологическим основаниям археологических исследований. Вследствие этого, при изучении эволюции палеоэтнологии за отправной пункт ее развития принимаются разные факты истории науки, которые нередко отделены друг от друга значительным промежутком времени. В этом отношении показательны с одной стороны работы И.Л. Тихонова [1993; 1995; 2003] и В.Ф. Генинга и А.Д. Пряхина [Генинг, 1982; Пряхин, 1986] - с другой. И.Л. Тихонов связывает этапы формирования палеоэтнологического направления с исследованиями И.С.Полякова, К.С. Мережковского, А.А. Иностранцева (1880-1890-е годы). В.Ф. Генинг и А.Д. Пряхин, в свою очередь, - с деятельностью Б.С.Жукова и его учеников (1920-1930-е годы). Это приводит к значительным разночтениям в понимании палеоэтнологии и неоднозначной оценке ее роли в отечественной науке. Следствием этого становится неадекватная идентификация палеоэтнологических исследований, поскольку за критерий в данном случае принимаются формальные признаки, в частности, комплексность исследований, использование методов естественных наук.

Очевидно, что прежде чем приступить к изучению палеоэтнологии, необходимо определить сущность палеоэтнологии как научного направления, реконструировать опорные для ее методологии идеи. Целесообразно исследовать этот феномен отечественной археологии в небольшом хронологическом диапазоне, в рамках которого проявления эволюции методологии столь незначительны, что ими можно пренебречь. Наиболее эффективно это можно сделать, сконцентрировав внимание на региональном материале.

Появление новых данных позволит по-иному взглянуть не только на историю палеоэтнологии в России, но и на современную ситуацию в археологии. Мы полагаем, что вклад палеоэтнологов в развитие отечественной науки ценен не только открытиями археологических памятников, исследованиями полученного материала, решением проблем практической археологии. Методологические принципы археологических исследований, которые были разработаны в рамках палеоэтнологии, остаются актуальными до сих пор и востребованными современной наукой. Если эта гипотеза подтвердится, то может измениться не только понимание роли и места палеоэтнологического компонента в развитии отечественной археологии. Осмысление идей палеоэтнологии и применение их к изучению археологического материала на базе методологии современной науки может привести к появлению качественно нового научного знания, отвечающего современным интеграционным процессам, объединяющим усилия наук гуманитарного и естественнонаучного профиля с целью создания единой картины развития природы и человека.

Цель исследования: оценка перспективности методологических оснований палеоэтнологических исследований каменного века в современной археологии.

Задачи:

1. Характеристика классической парадигмы науки.

2. Реконструкция опорных для методологии палеоэтнологии идей, отраженных в исследованиях западноевропейских и российских ученых.

3. Анализ исследований каменного века Сибири и идентификация палеоэтнологических изысканий.

4. Характеристика образа постнеклассической науки.

5. Конструирование модели палеоэтнологических исследований в современной науке.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1871 г. по настоящее время. Нижняя граница определена по времени открытия в окрестностях г. Иркутска первого в Сибири памятника эпохи каменного века - Военный госпиталь. Верхняя граница доведена до современности с целью изучения современного состояния исследований в рассматриваемой области и оценки перспективности их развития.

Территориальные рамки обусловлены географическими районами Западной и Восточной Сибири.

Объект исследования: палеоэтнологическое направление в археологии каменного века Сибири.

Предмет исследования: применение методологии палеоэтнологии в археологических исследованиях.

Источники. В работе использованы материалы раскопок ряда сибирских исследователей, в первую очередь И.Д. Черского, Н.Ф. Кащенко, И.Т. Савенкова и Н.И. Витковского, опубликованных в серии статей в виде отчетов полевых исследований. Кроме того, для иллюстрации подхода автора привлечены полевые отчеты об изучении многослойного памятника Чарышский навес (Усть-Канский район, Республика Алтай). Автор раскопок - канд. ист. наук, ст. науч. сотр. Института археологии и этнографии СО РАН А.В. Постнов [Постнов, 2004].

Методология и методика. Исследование базируется на общих принципах историзма, предполагающего наличие причинно-следственных связей между событиями и явлениями.

При изучении вопросов развития научного знания использована концепция Т. Куна и И. Лакатоса, в основе которой:

1) понимание развития науки как последовательности кардинальных изменений ее облика, а также самих стандартов и идеалов научной рациональности;

2) признание существенной роли социокультурных факторов в процессе смены тех или иных господствующих научных представлений новыми;

3) утверждение принципиальной теоретической нагруженности эмпирических фактов [Кун, 2002, с. 9-268; Лакатос, 2002, с. 268-454].

При исследовании археологического материала использованы идеи синергетики, глобального, эволюционизма и общей теории систем, характеристика которых подробно представлена в соответствующей главе (глава 3).

На этапе работы с источниками применена концепция уровней осмысления текстов и классов интерпретации Вик. П. Визгина [Визгин, 1982].

Первый уровень понимания текстов связан с осмыслением его как неотъемлемой части всей системы текстов автора в целом. Для достижения этой цели необходимо абстрагироваться от возможной эволюции исследуемой концепции в рамках творческой биографии автора [Визгин, с. 320].

На втором уровне ставится задача выявления смысла при помощи исторической интерпретации, которая может быть внутренней и внешней. Предметом первой из них является объяснение изменения и эволюции идей автора на основе его собственных текстов. Вторая учитывает более широкий исторический контекст, пытается осознать смысл конкретного текста, его связь с текстами предшественников, последователей, учеников, критиков автора. Основу осмысления исследуемого текста составляет обнаружение в нем присутствия традиции. Эффект осмысления при таком подходе возникает за счет локального отражения в исследуемом фрагменте текста целой исторической традиции или ее какой-то части. Осуществляется попытка отнесения автора к определенному направлению, включения его в определенную традицию [Визгин, с. 321].

Третий уровень осмысления текстов опирается на вненаучные данные, внешние по отношению к научным текстам факторы. Текст истолковывается через определенного рода связи внутри социокультурного контекста деятельности людей. Смысл возникает как отражение в исследуемом фрагменте текста частичного среза всей социокультурной тотальности [Визгин, с. 322].

На этапе работы с источниками использованы аналитические, критические методы работы с источником в сочетании с герменевтическим «понимающим» подходом к их интерпретации. Особое значение имеет принцип актуализации эпистемогенеза, который постулирует возможность воспроизводства знания о прошлом в современной культуре.

На втором этапе исследования, при реконструкции и построении концепции палеоэтнологии, были применены компаративистский подход и традиционный сравнительно-исторический метод.

При изложении материала использован проблемно-хронологический метод.

Новизна диссертационной работы состоит в осмыслении методологии палеоэтнологии в отечественной археологии на региональном материале и попытке обозначить это направление в качестве теоретико-методологического основания археологических исследований, на базе которого возможно преодоление эклектичности междисциплинарных исследований в современной науке.

Апробация. Основные результаты исследования были доложены на всероссийских и региональных конференциях в Омске (2000, 2002), Новосибирске (2000, 2002, 2003, 2004), Барнауле (2001, 2004), Томске (2003), Сургуте (2003). Отдельные аспекты были освещены в докладе на объединенном заседании сектора палеолита и сектора бронзы и железного века Института археологии и этнографии СО РАН. По теме диссертации опубликовано 15 работ.

Практическая значимость. Результаты работы находят практическое применение в конкретных археологических исследованиях, что подтверждается поддержкой ФЦП «Интеграция» проектов №33111/2253 «Палеоэтнологическое изучение культурного слоя археологических объектов комплексным методом», 2003-2006 гг. (руководитель А.В. Постнов, Новосибирск), № 34027 «Методы лабораторного исследования каменных артефактов эпохи палеолита», 2004 г. (руководитель — автор диссертационной работы), а также поддержкой НТО Омского государственного университета проекта «Палеоэкология в изучении археологических объектов эпохи позднего плейстоцена и раннего голоцена: теория и практика», 2005 г. (руководитель - автор настоящего исследования). Результаты исследования способствуют преодолению эклектичности современных междисциплинарных изысканий и ориентируют на изучение человека и природы в их коэволюционном развитии.

Данные, полученные в диссертационном сочинении, могут быть использованы в обобщающих работах по истории отечественной археологии, в курсе лекций «Археология» для студентов исторических факультетов государственных университетов, при подготовке спец. курсов по археологии и учебных пособий.

Структура работы. Для достижения поставленной цели и решения сформулированных задач диссертация включает введение, три главы, заключение, список литературы и приложение.

Заключение диссертации по теме "Археология", Горбунова, Татьяна Александровна

Заключение

В современной археологии наблюдаются процессы развития междисциплинарных исследований, целью которых является не только изучение археологизированных культурных остатков, но и палеоэкологические реконструкции условий существования первобытного человека. Исследование археологических объектов включает всестороннее изучение культурного слоя с применением методов естественных наук: условий залегания культуросодержащих горизонтов и вмещающих их отложений, геохимические и палинологические анализы, исследования крупной и мелкой фауны и т.д. Помимо традиционных археологических методов исследования -раскопок, с последующим планиграфическим, стратиграфическим и т.д. анализами, комплексные изыскания предполагают также геолого-геоморфологические и литолого-стратиграфические исследования, на основе которых реконструируется история развития рельефа как морфолитогенной основы палеоландшафтов и определяется положение памятника в последовательности событий осадконакопления [Природное окружение и человек., 2003].

Однако, как показывает практика, подобные исследования освещают только отдельные аспекты изучаемого объекта и не в состоянии дать цельную картину развития природы и человека. В подобных работах рассматривается только прямая связь - зависимость культуры человека от природного окружения, но не учитывается связь обратная - зависимость природы от человека, как существа культурного. Кроме того, человек воспринимается как культурный феномен - во внимание не принимаются биологические основы жизнедеятельности, которые и сегодня во многом обусловливают его поведение.

Необходимость преодоления дихотомии в понимании человека была осознана уже в XIX веке. Это привело к возникновению «науки о человеке», объединяющей в своих рамках физическую антропологию, этнологию и доисторическую археологию (палеоэтнологию). Именно поэтому изучение опыта, накопленного палеоэтнологией в решении проблемы целостности человека, представляет собой весьма актуальное направление исследований в современной археологии.

Изучению палеоэтнологии посвящен значительный объем работ историографического характера. В исследованиях представлена хроника палеоэтнологических работ в европейской России, охарактеризована научная деятельность основных представителей этого, предложена периодизация, отражающая развитие палеоэтнологии в России. Однако невнимание авторов к методологии исследований приводит к значительным разночтениям в понимании этого феномена и неоднозначной оценке его роли в отечественной науке. Следствием этого становится неадекватная идентификация палеоэтнологических исследований, поскольку за критерий в данном случае принимаются формальные признаки, в частности, комплексность исследований и использование методов естественных наук. Неоднозначность понимания сути палеоэтнологии снижает эффективность приложения накопленного опыта в современных исследованиях.

В связи с этим в диссертационной работе был поставлен ряд задач:

1. Характеристика классической парадигмы науки;

2. Реконструкция опорных для методологии палеоэтнологии идей, отраженных в исследованиях западноевропейских и российских ученых;

3. Анализ исследований каменного века Сибири и идентификация палеоэтнологических изысканий;

4. Характеристика образа постнеклассической науки;

5. Конструирование модели палеоэтнологических исследований в современной науке.

Итогом решения первой задачи стали следующие выводы. Наука XIX века представляла собой целостную систему знания, которое было призвано описать и объяснить чувственно данную предметную реальность. Это знание отвечало стандартам научности, выделенным позитивистской методологией на основе физического материала: оно должно было быть объективным, истинным, достоверным, получаемым в результате воспроизводимого опыта, интерсубъективным и универсальным. Наряду с характерным для физики образом мира как статичного механизма, лишенного спонтанности, в результате развития астрономии, геологии и биологии формировалось представление о природе как развивающемся организме. Применение теории эволюции к изучению вопросов происхождения и развития человека и культуры привело к становлению новых отраслей научного знания - физической антропологии, этнологии и палеоэтнологии, которые включали человека в сферу познавательной деятельности. В этом можно увидеть попытку преодоления дихотомии «человек-природа» и «человек-культура», характерного для модели классической науки, ориентированной на описание неживой природы. Исследование первобытного человека было отнесено к сфере палеоэтнологии.

Говоря о палеоэтнологии в целом, следует отметить, что первые построения палеоэтнологов были основаны на фундаментальных принципах естественных наук - принципах универсализма и детерминизма. Важнейшим следствием принципа детерминизма было утверждение о том, что в природе одинаковые явления наступают при одинаковых условиях. С признанием этого положения, исследователи получали возможность объяснять культурное сходство одинаковыми условиями вне зависимости от хронологической и пространственной привязки: в палеоэтнологии Западной Европы во внимание принимались условия, главным образом, стадиально-социального характера, в Европейской России - природно-климатического. Данное следствие обеспечивало надежный фундамент для проведения аналогий в палеоэтнологических исследованиях и допускало применение принципа актуализма, который обычно связывается с теорией униформизма. Также в методологии палеоэтнологии значительную роль играла теории эволюции с ее тремя основными принципами. Согласно этим принципам, подробно охарактеризованным в начале главы, человек и его культура под непрерывным воздействием разнообразных агентов в результате накопления мелких отклонений в течение длительного времени претерпевают качественные изменения.

Кроме того, в работе было показано, что в своей повседневной практике палеоэтнологи следовали принципам частного характера. Одним из определяющих среди них следует признать принцип аниматизации. Ученые видели в артефактах источник по изучению древней культуры, - анализируя ископаемые вещи, палеоэтнологи преследовали цели, связанные с ее исследованием.

Заметную роль в палеоэтнологических изысканиях играл принцип аутентичности, в соответствии с которым изначально большое значение имели подлинность артефакта и всех его деталей, достоверность его древнего возраста. Для доказательства этого исследователи использовали методы геологии и палеонтологии. Именно поэтому они предпочитали иметь дело с артефактами, взятыми непосредственно из культурного слоя археологического памятника.

Большое значение имели также принципы избирательности и сопряженности артефактов. Согласно первому из них, из всего комплекса археологического памятника, который включает манупорты, полуфабрикаты, отходы производства, фрагменты изделий и многое другое, в том числе пищевые отбросы, мусор и т.д., исследователи отбирали наиболее выразительные, «типичные» артефакты. В соответствии со вторым принципом, который гласит, что между артефактами одного местонахождения существует связь определенного рода - хронологическая, культурная и т.д., ученые обращали внимание не на отдельные разрозненные вещи, а на их комплекс. На основе таких комплексов создавались классификации первобытности.

Разумеется, вышеизложенные принципы не исчерпывают всей сущности методологии палеоэтнологии, но представляют собой фундамент этого научного направления и в общей форме отражают содержание его методологических основ. В соответствии с этим, представляется возможным определить палеоэтнологию как естественнонаучный подход к изучению древнего человека в единстве природного и культурного.

Анализ исследований каменного века в Сибири показал, что они в большинстве своем носили любительский характер и еще не вышли из рамок коллекционирования археологических материалов. Коллекции артефактов и их предварительные публикации не получили широкой известности и не вошли в обобщающие труды по археологии каменного века. Полученные в результате этих изысканий материалы были введены в научный оборот только в первой трети XX века. Можно выделить лишь несколько исследований, которые вызвали заметный резонанс в научной среде не только России, но и Западной Европы. Это работы И.Д. Черского, И.Т. Савенкова, Н.Ф. Кащенко и Н.И. Витковского, которые практически сразу стали хорошо известны научному сообществу, хотя и подвергались неоднозначной оценке. Исследования этих авторов отличались высоким научным уровнем. По некоторым формальным признакам их можно отнести к палеоэтнологическому направлению. Однако в рамках палеоэтнологии человек, являясь неотъемлемой частью природы, противопоставлен ей, - обладая культурой, человек отчужден от природы. Из среды обитания она постепенно трансформируется в природное окружение. Человек воспринимается палеоэтнологами как природно-культурная целостность и является предметом исследования. Археологические материалы выступают в качестве источника палеоэтнологической информации — информации о древнем человеке и его культуре. И.Д. Черский рассматривал человека как органическую часть природы, во всем тожественную животным. Каменные и костяные изделия для исследователя представляли не остатки древней культуры, а следы жизнедеятельности человека, которые по своим структурным признакам совпадали с палеонтологическими остатками. Исследователя не интересовал человек как носитель культуры. Археологический материал служил источником информации по естественной истории эпохи плейстоцена Северной Азии, выступает в качестве естественнонаучного источника.

Н.Ф. Кащенко также не затрагивал вопросы культурного развития человека. Он ограничивался описанием и анализом археологических находок и практически не интерпретировал этот материал. Кащенко ставил перед собой цель объективно описать полученный им материал с тем, чтобы дать возможность любому читателю составить лишенное субъективности представление о находках и извлечь необходимую информацию любого характера. В своем распоряжении мы не имеем данных, которые позволили бы утверждать, что Н.Ф. Кащенко в дальнейшем обращался к изучению вопросов развития древнего человека и его культуры. Представляется, что раскопки Томской стоянки были лишь эпизодом в его научной деятельности.

В отличие от работ этих авторов И.Т. Савенков изучению образа жизни и быта древнего человека посвятил значительные по объему разделы в своих публикациях по каменному веку. В представлениях исследователя человек являлся существом природным и рассматривался им как естественнонаучный вид, но также обладал признаком, не характерным для всех остальных животных - культурой, и рассматривался в рамках истории первобытной культуры.

Археологические материалы служили источником для реконструкции древней культуры человека.

В.И. Витковский рассматривал археологические находки как предметы или явления, которые когда-то обладали определенным смыслом для человека, выполняли определенные функции как элементы культуры. Культура для исследователя являлась неотъемлемым свойством человека. И в ее реконструкции он видел конечную цель своих изысканий.

Таким образом, содержательная часть исследований И.Т. Савенкова и Н.И. Витковского позволяет идентифицировать их как палеоэтнологические. Утверждать о принадлежности к палеоэтнологии исследований И.Д. Черского и Н.Ф. Кащенко в настоящее время нет достаточных оснований.

В рамках палеоэтнологии были сделаны замечательные открытия — обнаружены и изучены на высоком научном уровне археологические памятники, без обращения к которым и сегодня не обходится ни одно исследование, посвященное палеолиту и неолиту Сибири. Но еще большее значение для современной археологии каменного века Сибири имеют методологические принципы, разработанные в рамках палеоэтнологии. Действительно, потенциал палеоэтнологии как научного направления не был исчерпан в XIX веке. В настоящее время есть все основания для ее дальнейшего развития и для реализации ее потенциала на базе методологии современной (постнеклассической) науки.

Развитие естественных и гуманитарных наук привело к формированию в XX веке нового типа научного знания, основанного на интеграционных процессах. В результате встречного движения наук о природе и наук о культуре было осознано, что мир существует как единое целое. Современная наука уходит от картезианского мировидения и приходит к холистическому. Мир как целостность, включающая человека - модель мироздания, создаваемая естествознанием второй половины XX в. Наиболее яркое выражение она получает в рамках синергетической парадигмы, которая формируется при участии всего современного естествознания - физики, химии, биологии и математики. Благодаря исследованиям в области синергетики наука пришла к заключению, что можно рассматривать проблемы физики, экологии, общества под одним общим углом зрения. Основанием для унификации в данном случае выступает одинаковая динамика изменений, что позволяет говорить о возникновении нового подхода к изучению развития природных систем, в центре которого идея глобального эволюционизма. В его рамках формируется новое понимание отношений «человек — природа», в основу которого положен принцип коэволюции. Таким образом, методология современной науки позволяет реализовать в полной мере потенциал, заложенный исследованиями палеоэтнологов во второй половине XIX века.

Решение последней задачи выражается в определенной корректировке категориального каркаса археологии. В первую очередь это касается археологического источника. Представляется достаточно обоснованным создание нового - палеоэтнологического источника, включающего все материалы, которые, так или иначе, способствуют изучению взаимодействия и коэволюционного развития природы и человека. Основой для его конструирования может выступать археологическое местонахождение, понимаемое как открытая нелинейная развивающаяся система, структурообразующим элементом которой является культурный слой. В связи с этим, значительно возрастает роль методики полевых исследований как сопряжении естественнонаучных, археологических и пр. методов. Как показывает опыт исследований на памятнике Чарышский навес, который в данном случае выступает в качестве полигона для отработки новой методики, эти методы традиционны и только применение их в комплексе с палеоэтнологическими целями может дать качественно новый результат.

В результате решения поставленных задач оказалось возможным дать адекватную оценку перспективности методологических оснований палеоэтнологических исследований каменного века в современной археологии и достичь тем самым поставленной цели.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Горбунова, Татьяна Александровна, 2005 год

1. Абрамова З.А. Палеолит Енисея: Афонтовская культура. — Новосибирск: Наука, 1979. 156 с.

2. Акимова Е.В. Неопубликованные коллекции Афонтовой горы // Проблемы археологии, этнографии, истории и краеведения приенисейского края: Сборник научных трудов. Красноярск, 1992. - Т. 1.-С. 59-64.

3. Алексеев В.П. Историческая антропология. — М.: Высшая школа, 1979.-216 с.

4. Алексеев И.С. Деятельностная концепция познания и реальности // Избранные труды по методологии и истории физики. М.: Изд-во Института философии РАН, 1995. - С. 262 - 265.

5. Антропный принцип в космологии: Естественнонаучные и мировоззренческие аспекты // Логика, методология и философия науки. — М.: Изд-во Института философии РАН, 1987. С. 158 — 164.

6. Антропный принцип в структуре научной картины мира: история и современность: Материалы всесоюзного семинара. Л., 1989. — 4.1 и 4.2.

7. Анучин Д.Н. Беглый взгляд на прошлое антропологии и на ее задачи в России // Русский антропологический журнал. 1900. №1.-С. 25-42.

8. Анучин Д.Н. Каменный век и доисторическое население Египта по новейшим исследованиям // Археологические известия и заметки. -1898а.-№3-4.-С. 89-121.

9. Анучин Д.Н. Лук и стрелы. Археолого-этнографический очерк // Труды V Археологического съезда в Тифлисе. 1887. - С. 1 - 75.

10. Анучин Д.Н. На рубеже полутора- и полустолетия // Русский антропологический журнал. — 1916. № 1-2. - С. 4 — 14.

11. Анучин Д.Н. Новейшая классификация доисторических эпох Г. де Мортилье // Археологические известия и заметки. — 18986. № 3-4.-С. 17-23.

12. Анучин Д.Н. О некоторых своеобразных каменных изделиях из Восточной Сибири // Труды VI Археологического съезда в Одессе.- 1886а.-Т. 1.-С. 35-46.

13. Анучин Д.Н. О некоторых формах древнейших русских мечей // Труды VI Археологического съезда в Одессе. — 18866. Т. 1. - С. 235-252.

14. Анучин Д.Н. Сани, ладья и кони как принадлежности похоронного обряда. Археолого-этнографический этюд // Древности. 18906. -Т. XIV.-С. 81-226.

15. Археологический музей Томского университета. Томск: Типография Михайлова и Макушина, 1888. - 378 с.

16. Археология и палеоэкология палеолита Горного Алтая. -Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 1990.- 159 с.

17. Аршинов В. И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М.: Изд-во Института философии РАН, 1999. - 204 с.

18. Астахов С.Н. Коллекция И.Т. Савенкова со стоянки Афонтова гора I // Сибирский археологический сборник. Новосибирск: Наука, 1966.-С. 9-14.

19. Астахов С.Н. Палеолит Енисея. Палеолитические стоянки на Афонтовой горе в г. Красноярске. — СПб.: Европейский Дом, 1999.-207 с.

20. Астрономия и современная картина мира. М.: Изд-во Института философии РАН, 1996. - 247 с.

21. Ауэрбах Н.К. Первый период археологической деятельности Савенкова И.Т. (материалы к биографии) // Ежегодник Государственного Музея им. Н.М. Мартьянова. Минусинск, 1929. -Т. VI.-Вып. 2. -С. 163- 185.

22. Ахутин А.В. Понятие «природа» в античности и в Новое время («фисюс» и «натура»). М.: Наука, 1988. - 208 с.

23. Ахутин А.В. Тяжба о бытии. М.: «Пирамида», 1997. - 313 с.

24. Велик А.А. Культурология. Антропологические теории культур. — М.: Российский гос. гуманит. ун-т, 2000. — 240 с.

25. Берс Е.М. Поздненеолитическое погребение на р. Аять в Среднем Зауралье И СА. 1976. - №4 - С. 190 - 200.

26. Берталанфи Л. Общая теория систем критический обзор // Исследования по теории систем. М.: «Прогресс», 1969. - С. 23 - 82.

27. Биографические сведения об иностранных ученых, посетивших Московский съезд на Антропологической выставке: Пьер-Поль Брока // ИОЛЕАЭ. М., 1880. - Т. XXXV. - Вып. 3. - Ч. I. -С. 233-235.

28. Биографические сведения об иностранных ученых, посетивших Московский съезд на Антропологической выставке: Жан Луи Арманд Катрфаж де Брео // ИОЛЕАЭ. М., 1880. -Т. XXXV. - Вып. 3. - Ч. I. - С. 237 - 240.

29. Биографические сведения об иностранных ученых, посетивших Московский съезд на Антропологической выставке: Габриэль де Мортилье // ИОЛЕАЭ. М., 1880. - Т. XXXV. - Вып. 3. - Ч. I. - С. 240-242.

30. Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная наука: В 2 т. -М.: «Экономика», 1989.

31. Богданов А.П. Антропология и университет // Отчет и речь, произнесенные в торжественном собрании Императорского Московского Университета 12 января 1876 г. М.: Типография Университета, 1876.-С. 1 -44.

32. Бор Н. Избранные научные труды. М.: Наука, 1971. - Т.2. - 675 с.

33. Бунак В.В. Деятельность Д.Н. Анучина в области антропологии // Русский антропологический журнал. 1924. - Т. 13. - Вып. 3-4.- С. 1-14.

34. Бушан Г. Человек: популярный курс антропологии / Пер. с нем. -СПб.: Изд-во «Вестника знания», 1912. 304 с.

35. Вергунов Е.Г., Крейдун Ю.А., Постнов А.В. Информационное обеспечение полевых археологических и этнографических исследований методами археологической геодезии // Ползуновский вестник. № 3. - 2004. - С. 42 - 51.

36. Визгин Вик. П. Научный текст и его интерпретация // Методологические проблемы историко-научных исследований. — М.: Наука, 1982.-С. 319-325.

37. Витковский В.И. Отчет о раскопках могил каменного века в Иркутской губернии, на левом берегу р. Ангары // ИВСОРГО. -1882.-Т. XIII.- № 1 -2. С. 1 -36.

38. Витковский В.И. Следы каменного века в долине р. Ангары // ИВСОРГО.-1889.-Т. XX. -№ 1-2.-С. 1-42.

39. Витковский Н.И. Краткий отчет о раскопке могилы каменного периода в Иркутской губернии // ИВСОРГО. 1881. - Т. XI. - № 3-4.-С. 1 -2.Ф

40. Витковский Н.И. Краткий отчет о раскопке могилы каменного периода в Иркутской губернии, произведенной в 1880 году // Труды археологического съезда в Тифлисе / под ред. А.С. Уварова. — М.: Типография А.И. Мамонтова и Ко, 1887а. С. 264 - 277.

41. Витковский Н.И. О раскопках могил каменного века в Иркутской губернии, на левом берегу р. Ангары, произведенной летом 1881 г. // Труды археологического съезда в Тифлисе / под ред. А.С. Уварова. М.: Типография А.И. Мамонтова и Ко, 18876. - С. 278320.

42. Вишневский Б.С. Доисторический человек в России // Осборн Г.Ф. Человек древнего каменного века: Среда, жизнь, искусство. / Пер. с англ. JL: «Путь к знанию», 1924. - 527 с.щ

43. Вопросы геологии и археологии: Тезисы докладов международного симпозиума, посвященного 150-летию А.А. Иностранцева. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 1994. - 100 с.

44. Гачев Г. Национальные образы мира: Курс лекций. — М.: Academia, 1998.-432 с.

45. Гейзенберг В. Физика и философия: Часть и целое / Пер. с нем. -М.: Наука, 1989.-400 с.

46. Генинг В.Ф. Очерки по истории советской археологии. — Киев:

47. Ф «Наукова Думка», 1982. -226 с.

48. Герасимов Ю.В., Горбунова Т.А. Историография археологии: современное состояние // Вестник Омского университета. 2003. — Вып. 2.-С. 48-52.

49. Герасимов Ю.В., Горбунова Т.А. Историография и новые научные направления // Интеграция археологических и этнографических исследований: Сборник научных трудов. — Омск: Изд-во Омского ун-та, 2002.-С. 58-61.

50. Герасимов Ю.В., Горбунова Т.А. Кризис в отечественной археологии: методологический аспект // Пятые исторические чтения памяти М.П. Грязнова: Материалы Всероссийской конференции. — Омск: Изд-во Омского ун-та, 2000. — С. 31 — 33.

51. Горбунова Т.А. К методике изучения культурного слоя // Древняя и традиционная культура Казахстана в исследованиях молодых ученых. — Караганда: Изд-во «Санат», 2004. С. 33 - 35.

52. Городцов В.А. Археология: Каменный период. М., Пг.: Государственное изд-во, 1923. - 397 с.

53. Городцов В.А. Первобытная археология: Курс лекций, читанных в Московском археологическом институте. М.: Типография Снегирева, 1908. - 416 с.

54. Гуревич П.С. Поиск новой рациональности // Рациональность как предмет философского исследования. — М.: Изд-во Института философии РАН, 1995. С.224.

55. Турина Н.Н. Оленеостровский могильник // Материалы и исследования по археологии СССР. 1956. - Вып. 47.

56. Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора. — М.: Просвещение, 1987. 384 с.

57. Дементьев Г.П. Русские основоположники экологии // Очерки по истории экологии. М.: Наука, 1970. — С. 77 - 88.

58. Дэвлет М.А. И.Т. Савенков как исследователь петроглифов Енисея // СА. 1989. - № 3. - С. 241 - 253.

59. Дэвлет М.А. Иван Савенков // Вопросы истории. 1987. - № 1. — С. 180- 184.

60. Еленев А. Сообщение о бирюсинских пещерах за 1888 г. // ИВСОРГО. 1894. -Т. XXV. - № 2-3. - С. 133 - 140.

61. Жук А.В. Возникновение идеи археологического микрорайона // Нижнетарский археологический микрорайон. — Новосибирск: Наука, 2001.-С. 4-20.

62. Жук А.В. Генезис идеи археологического микрорайона // Археологические микрорайоны Западной Сибири: Межведомственный тематический сборник научных трудов. — Омск: Изд-во Омского ун-та, 1997. С. 43 - 76.

63. Жук А.В. Д.Н. Анучин как антрополог // Интеграция археологических и этнографических исследований: Сборник научных трудов. Омск: Изд-во «Наука-Омск», 2003. - С. 8 - 10.

64. Завадовский К.М. Развитие эволюционной теории после Дарвина (1859-1920).-Л.: Наука, 1973. 423 с.

65. Зах В.А., Зотова С.В., Панфилов А.Н. Древние могильники на Андреевском озере близ Тюмени // Древние погребения Обь-Иртышья: Межведомственный сборник научных трудов. Омск: Изд-во Омского ун-та, 1991. С. 13-42.

66. Захарук Ю.Н. Наука ученый - научное сообщество // РА. - 1998. -№2.-С. 197-201.

67. Иностранцев А.А. Воспоминания (Автобиография). СПб.: Изд-во «Петербургское востоковедение», 1998. -271 с.

68. Иностранцев А.А. Доисторический человек каменного века побережья Ладожского озера. СПб.: Типография Стасюлевича, 1882.-243 с.

69. Иностранцев А.А. О подразделениях каменного периода на отделы // Речи и протоколы VI-го съезда русских естествоиспытателей и врачей в С.-Петербурге с 20 по 30.12.1879 г. СПб.: Типография Стасюлевича, 1880. - С. 265-289.

70. Казаков Н.Д. Концепция самоорганизации междисциплинарная парадигма современной науки. - М.: Изд-во Института философии РАН, 1994. 205 с.

71. Казютинский В.В. Мировоззренческие и методологические аспекты антропологического (антропного) принципа в космологии // Труды 16 Чтений К.Э.Циолковского. — М.: Изд-во Института истории естествознания и техники РАН, 1982. С. 12 - 16.

72. Капра Ф. Дао физики: Исследование параллелей между современной физикой и мистицизмом Востока. СПб.: ТОО «Орис»: ТОО «Яна-принт», 1994. - 302 с.

73. Капра Ф. Паутина Жизни. Новое научное понимание живых систем К.: «София», 2002. - 336 с.

74. Капра Ф. Уроки мудрости. М.: Изд-во Трансперсонального института, 1996. - 316 с.

75. Картер Б. Совпадение больших чисел и антропологический принцип в космологии // Космология: теория и наблюдения. М.: «Мир», 1978. - С. 369 - 379.

76. Кащенко Н.Ф. О нахождении остатков мамонта около Томска // Известия Императорской Академии наук. 1896. - Т. V. - № 1. — С.31.

77. Клейн JI.C. Археология предреволюционной России // Проблемы истории отечественной археологии: Тезисы докладов конференции (11-13 декабря 1990 г.). СПб.: Изд-во С-Петербургского ун-та, 1993а.-С. 4-6.

78. Клейн JI.C. Принципы археологии. — СПб.: «Бельведер», 2001. — 152 с.

79. Князева Е.Н. Одиссея научного разума: Синергетическое видение научного прогресса. М.: Изд-во Института философии РАН, 1995.-228 с.

80. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии. 1997. - № 3 - С. 35 - 50.

81. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировоззрение: Диалог с И. Пригожиным // Вопросы философии. — 1992. -№ 12.-С. 52-60.

82. Козлова М.С. Эволюционная антропология в России (середина XIX-конец XX веков). М.: Изд-во Института истории естествознания и техники РАН, 1996. — 123 с.

83. Концепция самоорганизации: становление нового образа научного мышления. М.: Наука, 1994. - 206 с.

84. Космология: Теория и наблюдения. М.: «Мир», 1978. - 465 с.

85. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки. М.: ОГИЗ, 1948. -292 с.

86. Кузнецов А.К. Археологические изыскания в юго-восточной части Забайкалья летом 1892 г. // ИВСОРГО 1893. - Т. XXIV. - № 2. -С. 35-49.

87. Кун Т. Структура научных революций // Структура научных революций: Пер. с англ. / Сост. В.Ю. Кузнецов. М.: ООО «Издательство ACT», 2002. - С. 9 - 258.

88. Кунгурова Н.Ю. Женский костюм в IV тыс. до н.э. (по материалам погребений кузнецко-алтайской культуры) // Археология, этнография и антропология Евразии. 2004. - № 2. - С. 11 - 20.

89. Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ // Структура научных революций: Пер. с англ. / Сост. В.Ю. Кузнецов. М.: ООО «Издательство ACT»,2002.-С. 259-454.

90. Ларичев В.Е. Палеолит Северной, Центральной и Восточной Азии. Новосибирск: Наука, 1969. Ч. 1.-391 с.

91. Лёббок Дж. Доисторические времена или первобытная эпоха человечества, представленная на основании изучения остатков древностей и нравов и обычаев современных дикарей / Пер. с. англ. М.: Типография А.И. Мамонтова, 1876. - 492 с.

92. Лебедев Г.С. История отечественной археологии. 1700-1971 гг. -СПб.: Изд-во С-Петербургского ун-та, 1992. 464 с.

93. Левин М.Г. Очерки по истории антропологии в России. М.: АН СССР, 1960.-176 с.

94. Лерх П.И. Орудия каменного и бронзового веков в Европе // Известия Императорского археологического общества. — СПб: Типография Императорской Академии Наук, 1863. Т. IV. - Стб. 145-323.

95. Линьков А. Археологические экскурсии // Сибирский архив. -1911.-№ 1.-С. 13-25.

96. Маркин С.В. Неолитическое погребение Северо-Западного Алтая. // Археология, этнография и антропология Евразии. 2000. - № 3. — С. 53-64.

97. Матющенко В.И. Самусьский могильник // Труды Томского государственного университета. — Томск: Изд-во Томского ун-та, 1961.-№ 150.

98. Матющенко В.И. Яйский неолитический могильник // Труды Томского государственного университета. — Томск: Изд-во Томского ун-та, 1963. № 165. - С. 97 - 103.

99. Молодин В.И. Неолитическое погребение на озере Иткуль и некоторые соображения по погребальных комплексов данной эпохи в предгорьях и горах Алтая // Проблемы неолита и энеолита юга Западной Сибири. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1999. - С. 36 - 57.

100. Мортилье Г. и А. Доисторическая жизнь. Происхождение и древность человека / Пер. с фр. СПб.: Изд-кое Товарищество «XX век», 1903.-576 с.

101. Мостиц А. Следы каменного века в долине реки Селенги // Протоколы общих собраний Троицко-Кяхтинского отделения Приамурского отдела РГО. 1896. - № 1-2. - Приложение 1. -С. 33-34.

102. Мостиц А. Следы каменного века в долине реки Селенги // Протоколы общих собраний Троицко-Кяхтинского отделения Приамурского отдела РГО. 1897. - № 8. - С. 35-36.

103. Наука в зеркале философии XX века. М.: Наука, 1992. - 376 с.

104. Наука в культуре. М.: Эдиториал УРСС, 1998. - 384 с.

105. Нидерле JI. Человечество в доисторические времена. Доисторическая археология в частности славянских земель / Пер. с чеш. СПб.: Издание Л.Ф. Пантелеева, 1898. - 655 с.

106. Новицкий Г. Краткое описание о народе остяцком. СПб: Типография И.И. Билибина, 1884. 190 с.

107. Окладников А.П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья: Историко-археологическое исследование // Материалы и исследования по археологии СССР. 1950. - № 18. - Ч. I-II. - 411 с.

108. Онтология и эпистемология синергетики. — М.: Изд-во Института философии РАН, 1997. 159 с.

109. Осипова А.И. Из истории отечественной палеоэкологии. — М.: Наука, 1980.-64 с.

110. Павленко А.Н. Европейская космология: основания эпистемологического поворота. М.: Интрада, 1997. - 256 с.

111. Петри Б.Э. Первые следы доисторического человека в Сибири // Вестник просвещения. 1922. - Кн. 2. - С. 1 - 13.

112. Петри Э.Ю. Антропология: Основы антропологии СПб.: Издание Картографического заведения А. Ильина, 1890. - Т. 1. - 576 с.

113. Платонова Н.И. Русская археология на исходе 1920-х годов // Проблемы истории отечественной археологии: Тезисы докладов конференции (11-13 декабря 1990 г.). СПб.: Изд-во С-Петербургского ун-та, 1993. - С. 8 - 9.

114. Полани М. Личностное знание: На пути к посткритической философии / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985. - 344 с.

115. Постнов А.В. Отчет об исследовании археологических памятников Усть-Канская пещера и Чарышский навес в 2003 г. (Усть-Канский район Республики Алтай). Новосибирск, 2004. — 148 с. (Архив Института археологии и этнографии СО РАН)

116. Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант: К решению парадокса времени / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1999. — 266 с.

117. Пригожин И.Р., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1986. - 431 с.

118. Природная среда и человек в палеолите Горного Алтая / А.П. Деревянко, М.В. Шуньков, А.К. Агаджанян и др. Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 2003. - 448 с.

119. Проблемы методологии постнеклассической науки: Сборник научных статей. М.: Изд-во Института философии РАН, 1992. -204 с.

120. Проскуряков П.С. Июсские пещеры // ИВСОРГО. 1889. - Т. XX. -№ 2. - С. 45-78.

121. Проскуряков П.С. К материалам постплиоценовой эпохи в окрестностях г. Красноярска. Торгашинская пещера // Отчет общества врачей Енисейской губернии за 1892-93 год с приложением трудов об-ва. Год седьмой. — Красноярск, 1893. С. 79-95.

122. Пряхин А.Д. История советской археологии: (1917- середина 30-х гг.). Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1986.-288 с.

123. Птицын В.В. Селенгинская Даурия. Очерки Забайкальского края. -СПб: Типография И.И. Билибина, 1896. 27 с.

124. Райков Б.Е. Русские биологи-эволюционисты до Дарвина. — М., Д.: АН СССР, 1959. Т. IV. - 678 с.

125. Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1997. - Т. IV. - 880 с.

126. Решетов A.M. Борис Сергеевич Жуков как представитель анучинской школы // Интеграция археологических и этнографических исследований: Сборник научных трудов. Омск: Изд-во Омского государственного педагогического ун-та, 1999. -С. 63-66.

127. Решетов A.M. В.А. Куфтин — выдающийся советский этноархеолог // Интеграция археологических и этнографических исследований: Сборник научных трудов. Омск: Изд-во Омского государственного педагогического ун-та, 2000. - С. 45 - 47.

128. Рикер П. Герменевтика и психоанализ: Религия и вера / Пер. с фр. — М.: Искусство, 1996.-270 с.

129. Рогинский Я.Я., Левин М.Г., Антропология. — М.: Высшая школа, 1978.-528 с.

130. Розин В.М. Визуальная культура и восприятие: Как человек видит и воспринимает мир. М.: «Эдиториал УРСС», 2004. - 224 с.

131. Рузавин Г.И. Эволюционная эпистемология и самоорганизация // Вопросы философии. 1999. - № 11. - С. 48 - 59.

132. Савельев Н.А. Вклад Б.Э. Петри в изучение сибирского неолита // Палеоэтнологические исследования на юге Средней Сибири. -Иркутск, 1991. С. 75 - 91.

133. Савенков И.Т. К материалам для медико-топографического описания окрестностей г. Красноярска. Красноярск: Типография А.Д. Жилина, 1892а. - 77 с.

134. Савенков И.Т. К разведочным материалам по археологии среднего течения Енисея // ИВСОРГО. 1887. - Т. XVII. - № 3-4. - С. 26 -101.

135. Савенков И.Т. Каменный век в Минусинском крае. Материалы по археологии восточных губерний // Известия Московского археологического общества. 1896. - Т. II. - С. 1 - 87.

136. Савенков И.Т. О палеолитической эпохе в окрестностях г. Красноярска, Енисейской губернии. Красноярск: Типография А.Д. Жилина, 18926. - 21 с.

137. Савенков И.Т. О памятниках, оставленных на р. Енисей человеком- современником мамонта // Сибирская летопись. — Иркутск: Типография товарищества «М.П. Окунев и Ко», 1916. — С. 247-256.'

138. Самоорганизация в природе и обществе: Философско-методологические очерки. СПб.: Наука, 1994. - 128 с.

139. Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления. — М.: «АРГО», 1994.-352с.

140. Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. -М.: Прогресс-Традиция, 2000. 535 с.

141. Словцов И .Я. О находках предметов каменного периода близ г. Тюмени // Записки ЗСОРГО. 1885. - Кн. VII. - Вып. I. - С. 1 - 59.

142. Спицин А.А. Русский палеолит // Записки Императорского Русского археологического общества. Отделение русской и славянской археологии. 1915. - Т. XI. - С. 133 - 172.

143. Степин B.C. Философская антропология и философия науки. М.: «Высшая школа», 1992. - 192 с.

144. Тайлор Э.Б. Антропология: (Введение к изучению человека и цивилизации) / Пер. с англ. СПб.: Издание И.И. Билибина, 1892. — 436 с.

145. Тайлор Э.Б. Первобытная культура / Пер. с англ. М.: Политиздат, 1989.-573 с.

146. Тихомиров В.В. Первые полтора столетия русской палеонтологии (1720-1870) // Отечественная палеонтология за 100 лет (1870-1970 гг.). Труды XVI сессии Всесоюзного палеонтологического общества. Д.: Наука, 1977. - С. 15 - 23.

147. Тихонов И.Л. Археология в Санкт-Петербургском университете: Историографические очерки. СПб.: Изд-во С-Петербургского унта, 2003.-332 с.

148. Тихонов И.Л. Палеоэтнологическая школа в Санкт-Петербургском университете (этапы формирования) // Археология Сибири:историография: Межведомственный сборник научных трудов. — Омск: Изд-во Омского ун-та, 1995а. Ч. 1. - С. 43 - 67.

149. Тихонов И.Л. Развитие археологии в С.Петербургском — Ленинградском университете (1724-1936 гг.): Автореф. дис. канд. ист. наук. СПб., 1993. - 18 с.

150. Ткачев А.А. Погребение каменного века из Верхнего Прииртышья // Проблемы изучения неолита Западной Сибири. Тюмень: Изд-во Института проблем освоения Севера СО РАН, 2001. - С. 111 - 115.

151. Топинар П. Антропология: Пер. с фр. / Под ред. проф. И.И. Мечникова-СПб.: Изд-во Л.Ф, Пантелеева, 1879, 168 с.

152. Традиции отечественной палеоэтнологии: Тезисы докладов Международной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Федора Кондратьевича Волкова (Вовка). СПб.: Изд-во С-Петербургского ун-та, 1997. - 104 с.

153. Уваров А.С. Археология России: Каменный период. — М.: Синодальная типография, 1881. 439 с.

154. Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М.: Прогресс, 1986.-543 с.

155. Физика в системе культуры. М.: Изд-во Института философии РАН, 1996.-231 с.

156. Фогт К. Человек и его место в природе. СПб.: Изд-во Л.Ф. Пантелеева, 1866. - 490 с.

157. Фоллмер Г. Эволюционная теория познания: Врождённые структуры познания в контексте биологии, психологии,лингвистики, философии и теории науки / Пер. с нем. — М.: «Русский Двор», 1998. 436 с.

158. Формозов А.А. Начало изучения каменного века в России. — М.: Наука, 1983а. 128 с.

159. Формозов А.А. Первый опыт комплексного исследования памятников первобытной культуры в России // Природа. 19836. -№ 1.-С. 82-89.

160. Формозов А.А. Страницы истории русской археологии. М: Наука, 1986.-240 с.

161. Хайдеггер М. Письмо о гуманизме // Проблема человека в западной философии.-М.: Прогресс, 1988.-С. 314-356.

162. Хакен Г. Синергетика: Иерархия неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. М.: «Мир», 1985. — 419 с.

163. Хакен Г. Синергетика: Пер. с англ. М.: «Мир», 1980. - 404 с.

164. Харузин Н.Н. О древностях Томского музея // Археологические известия и заметки. 1895. - Т. III. - № 9-10. - С. 321 - 329.

165. Харузин Н.Н. Этнография: Лекции, читанные в Императорском московском университете. СПб.: Государственная типография, 1901.-Вып. 1.-340 с.

166. Чекановский А.Л. Краткий отчет о результатах исследований в лето 1871 г. А. Чекановского // ИСОРГО. 1871. - Т. II. - № 3. - С. 16 -43.

167. Чернышев Н.А. Кузнецкий неолитический могильник // МИА. -1953. -№39.-С. 336-346.

168. Черский И.Д. Еловский отрог как связь между Тункинскими Альпами и Саянами // ИСОРГО. 1875а. - Т. VI. - № 4. - С. 137 -182.

169. Черский И.Д. Естественноисторические наблюдения и заметки, деланные на пути от г. Иркутска до с. Преображенского на р. Нижней Тунгуске // ИСОРГО. 1886. - Т. XVI. - № 1-3. - С. 238 -310.

170. Черский И.Д. К отчету о летних занятиях // Известия ВСОРГО. -1880. Т. XI. - № 3-4. - С. 12 - 13.

171. Черский И.Д. Несколько слов о вырытых в Иркутске изделиях каменного периода // ИСОРГО. 1872. - Т. III. - № 3. - С. 167 -172.

172. Черский И.Д. Описание коллекций послетретичных млекопитающих животных, собранных Ново-Сибирской экспедицией 1885-1886 гг. // Записки ИАН. 1891. - Т. 65. -Приложение №1. - С. 1 - 706.

173. Штернберг Л.Я. Иван Тимофеевич Савенков. 1846-1914 гг. (Некролог) // Сборник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого при Императорской Академии Наук. Петроград, 1916. -Т. III. - С. I-XIV.

174. Эйнштейн А., Инфельд Л. Эволюция физики: Развитие идей от первоначальных понятий до теории относительности и квантов: Пер. с англ. М.: «Наука», 1965. - 327 с.

175. Эпистемология и постнеклассическая наука: Сборник научных статей. — М.: Изд-во Института философии РАН, 1992. 158 с.

176. Этноархеология: Учебное пособие. Омск: Изд-во Омского ун-та, 2003.-215 с.

177. Юнг К.Г. Человек и его символы. М.: Прогресс, 1997. - 103 с.

178. Bobrov V.V. On the problem of the Interethnic Relations in South Sibiria in the Third and Early Second Millennia B.C. // Arctic anthropology. 1988. - Vol. 25, № 2. - P. 30 - 46.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 202680