Поэтика символических образов в марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.02, кандидат филологических наук Беляева, Татьяна Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Поэтика символических образов в марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 436187
Год: 
2011
Автор научной работы: 
Беляева, Татьяна Николаевна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Йошкар-Ола
Код cпециальности ВАК: 
10.01.02
Специальность: 
Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы или группы литератур)
Количество cтраниц: 
194

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Беляева, Татьяна Николаевна

Введение

СОДЕРЖАНИЕ

Глава 1. Проблемы изучения символических образов в отечественном и региональном литературоведении.

1.1. Понятие о символе, его типах и роли в литературном произведении.

1.2. Формирование символической образности в марийской драматургии.

Глава 2. Природные образы-символы в марийской драматургии второй половины XX — начала XXI века (семантика, типологические разновидности, функции).

2.1. Состав и функции фитоморфной символики.

2.2. Система зооморфных образов-символов.

2.3. Символизация природных явлений и состояний.

2.4. Художественная рецепция народно-религиозных образов-символов.

Глава 3. Своеобразие поэтики граэоданской символики в марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века.

3.1. Особенности художественно-символической презентации предметов домашнего быта.

3.2. Символико-функциональная сущность предметов окружающего мира.

3.3. Поэтика музыкальных образов-символов.

3.4. Абстрактные понятия в роли образов-символов.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Поэтика символических образов в марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века"

Марийская драматургия зародилась позднее поэзии и прозы, что во многом объясняется спецификой этого рода литературы. Драматургический текст, в основном, предназначен для постановки на сцене. Актуализации практики создания драматургических произведений среди литературной интеллигенции, безусловно, мешало отсутствие национального театра. Он был создан только в 1919'-году, а до этого времени развивалось «самодеятельное театральное творчество», работали «драматические кружки» [98, с. 5], которые, собственно, и вызвали к жизни первые попытки создания марийских оригинальных пьес, послужили толчком для возникновения профессионального театра.

Первые драматургические опыты на марийском языке относятся к началу XX столетия. Такая же картина просматривается и у некоторых других народов Поволжья. Так, первой оригинальной пьесой на чувашском языке является «Безвременная смерть» М. Акимова-Аруя, написанная и поставленная на театральной сцене в 1918 году.

Подобные пьесы, как отмечает В.А. Акцорин, создавались в традициях народных театрализованных представлений [4]. Источником вдохновения марийских драматургов были также традиции отечественной литературы и русской театральной сцены. Примером такого творческого влияния можно считать двухактную комедию С.Г. Чавайна «Дикая утка» («Кайыклудо»), написанную в 1910 году.

С созданием профессионального театра и по мере развития марийской художественной литературы народная зрелищность, затейливо-броские сюжеты, гиперболические образы сменяются житейской достоверностью и яркой характерностью, которые определяли основные свойства национальной драматургии на протяжении многих последующих десятилетий.

На рубеже 1980 - 1990-х годов в марийскую драматургию приходит целый ряд молодых авторов, до этого пробовавших себя в прозе, поэзии и журналистике. В конце XX века громко заявили о себе в качестве авторов пьес

В. Абукаев-Эмгак, Ю. Байгуза, Л. Яндаков, Г. Гордеев, А. Иванова и др., принесшие дух интенсивных творческих исканий. Они активно осваивали драматургический опыт мастеров слова М. Шкетана, С. Чавайна, Н. Арбана, А. Волкова, К. Коршунова, М. Рыбакова. Последние двое названных в этом ряду художников в конце XX века и сами продолжали активно работать в драматургических жанрах, расширяя литературные связи и обогащая проблемно-тематические, жанрово-стилевые горизонты национальной драмы. Интерес к социально-нравственным проблемам, поиски новых сюжетно-композиционных решений и изобразительно-выразительных средств, способных расширить внутренние возможности драматургических жанров, поворот от событий к характерам - таковы особенности современной драмы, сформированные всем предшествующим многолетним опытом развития.

Актуальность данного диссертационного исследования, посвященного изучению марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века, определяется его включенностью в научное поле современного отечественного, финно-угорского, поволжского литературоведения, сосредоточенного на изучении элементов, свойств и функциональных особенностей поэтики художественного творчества. Исследование марийской драматургии* нового времени в аспекте поэтики, безусловно, позволит увидеть идейно-художественные особенности данного феномена, а также факторы его развития.

Одним из актуальных вопросов поэтики художественного произведения является поэтика символических образов. Сам термин «символ» уже давно используется в различных областях науки: математике, физике, логике, философии, лингвистике, эстетике, искусствознании и т.д. Тем не менее, он до сих пор, как отмечает А.Ф. Лосев, признается одним «из самых туманных, сбивчивых и противоречивых понятий» [105, с. 4]. В литературоведении символ чаще всего соотносится с образом, обладающим неисчерпаемой многозначностью, признается художественным приемом, «открывающим» сознание «конципированного автора» в произведении. Исследование символики могло бы полнее и точнее сформулировать и концептуальные основь! образной системы марийских пьес, особенности сюжета, субъектно-объектной организации текстов.

Аккумулируя в себе содержание и форму литературного творчества, являясь важнейшим компонентом поэтики, символический образ дает возможность увидеть закономерности развития всей марийской драматургии, ее национальную специфику, скрытый смысл художественных средств. Кроме того, изучение символической образности открывает широкие возможности для осмысления всей национальной литературы второй половины XX — начала XXI века, его концептосферы и этнопоэтики.

Степень изученности темы. Длительное время интерес марийских литературоведов был направлен исключительно на рассмотрение идейно-нравственных исканий драматургов, тематику и проблематику их пьес. Hat современном этапе научные поиски ведутся во многих направлениях однако поэтика как марийской литературы, в целом, так и драматургии второй половины XX — начала XXI века, в частности, все же остается недостаточно изученной.

Исследованием марийской драматургии второй половины XX века долгое время занимался марийский литературовед А.Е. Иванов. Результаты; его работы нашли отражение в монографии «Марийская драматургия: Основные этапы развития», изданной в 1969 году [72], а также в статьях «О современной марийской драматургии» [,73], «Марий драматургийын корныжо» («История марийской драматургии») [71], «Полвека марийской драматургии» [74], «Заметки о драматургии Арсия Волкова» [69, 76] и других, которые содержат как конкретный анализ отдельных произведений, творчества драматургов, так и наблюдения обобщающего характера об особенностях марийской драматургии 1950 — 1970-х годов.

В 2005 году вышла монография Г.Н. Бояриновой «Проблема характера в современной марийской драматургии» [30], в которой анализируется марийская пьеса 1960 — 1990-х гг. с точки зрения характера персонажа. Это единственная за последние три десятилетия монографическая работа, непосредственно посвященная исследованию национальной драматургии второй половины XX века. В ней на конкретном художественном материале осуществлен целостный подход к изучению проблемы характера, выявлены определяющие ее тенденции, своеобразие стилевых направлений, жанровых форм, художественно-эстетическое богатство и изобразительные возможности марийской драматургии.

Конкретные драматургические произведения марийских художников слова периодически становились предметом научного или зрительского описания и анализа. Некоторые пьесы также рассматривались в контексте творчества отдельных авторов или марийской драматургии определенного времени. Из подобных работ также складывается общее представление о национальной драматургии второй половины XX века. В этом свете представляют интерес статьи К.К.Васина «Страницы дружбы: историко-литературные очерки» [38], М.А. Георгиной «Писатель и общественный деятель» [58], A.A. Волкова «Марий драматургий нерген» («О марийской драматургии») [48], P.A. Кудрявцевой « "Мый ом суко садак!." ("Не преклонюсь!."): рецензия на книгу, которая готовилась к печати 5 лет тому назад.» [96] и т.п.

Имеется ряд статей, посвященных исследованию конкретных драматургических произведений или творческого опыта отдельных марийских драматургов в аспекте таких литературоведческих проблем, как конфликт, жанровая система и жанровая специфика, речевая характеристика, изобразительные средства и т.д. В этом контексте следует отметить статьи М.А. Георгиной («Война деч варасе марий драматургийыште конфликт-влак нерген» - «Проблема конфликта в марийской драматургии послевоенного периода») [53], Н.И. Кульбаевой («Жанровая палитра современной марийской драматургии: к вопросу о традициях и новаторстве») [100], Г.Н. Бояриновой («Несловесные средства изобразительности в драме К. Коршунова "Корныен" ("Путник")») [26], Г.А. ЯковлевойСовременная марийская драма»;

К. Коршунов - драме жанр туняште» — «К. Коршунов и жанр драмы») [166, 167] и др. Ряд статей Н.И. Кульбаевой, посвященных марийской драматургии, подготовлен на стыке литературоведения и театроведения: «Драматургии могай, театржат тугай» («Какова драматургия, таков и театр») [99]; «Мый ом суко садак!.» да молат» («Не преклонюсь!» и другие») [101]; «Ортбмб, и о л туш да моло нерген» («Князья Ортбмб, Болтуш и другие») [102].

Для осмысления художественного содержания пьес определенное значение имеют и театральные рецензии, к примеру, С.С. Кирилловой «Кажне мутшо кучедалеш» («Каждое слово- в борьбе») [88], зрительские заметки по премьерным спектаклям в марийских театрах: А. Александрова «Напевы моркинской стороны» [6], Г. Пирогова «Морко сем» куандара» («Моркинские напевы» радуют») [121], Б. Поморцевой «В ладу с совестью» [123] и др.

Творчество крупнейших марийских драматургов представлено в различных учебно-методических пособиях для школ. Например, в хрестоматии и учебном пособии по марийской литературе для 10-11 классов (раздел подготовлен Г.Н. Бояриновой) анализируются пьесы М. Рыбакова; аналитический материал о марийских пьесах в их родовой специфике («Моркинская свадьба» М. Рыбакова, «Аксар и Юлавий» К. Коршунова)*-содержится" таюке в методическом пособии для учителей Г.Н. Бояриновой «Драмым тунемына» («Изучаем драму»).

Итак, марийская драматургия- второй половины XX — начала XXI века активно изучается исследователями в аспекте таких проблем, как тематика, жанровая поэтика, характер, конфликт. Неизученными остаются более глубокие пласты художественного содержания и художественной речи, проблемы стилевой организации и символической образности. Данная диссертационная работа посвящена поэтике символических образов, которая еще никогда не становилась предметом специального научного рассмотрения.

Целью диссертационного исследования является выявление функциональной сущности и художественных особенностей символических образов в марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века.

Цель исследования обусловила основные ее задачи, которые заключаются в следующем:

- изучить основные аспекты теоретического и историко-литературного осмысления проблемы символа в отечественном и региональном литературоведении;

- определить место образов-символов в общей художественной системе марийской драматургии второй половины XX — начала XXI века и их роль в обогащении художественного «арсенала» национальной литературы в целом;

- выстроить типологию и функциональную сущность символических образов в марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века;

- проследить динамику символической образности в национальной драматургии с 1950-х по начало 2000-х годов.

Объектом исследования послужили марийские драматургические произведения 1950-х — начала 2000-х годов. В качестве предшествующего им историко-литературного контекста привлекаются пьесы 1920 — 1940-х годов г

А. Конакова, С. Чавайна, М. Шкетана, Н. Арбана, С. Николаева). Подробному анализу подвергаются в диссертационном исследовании пьесы А. Волкова, К. Коршунова, М. Рыбакова, В. Горохова, А. Ивановой, Г. Гордеева, В. Абукаева-Эмгака, Ю. Байгузы, В. Пектеева, А. Петрова, В. Домрачева, В. Сапаева и др. Цитаты из драматургических произведений даются на марийском и русском (в нашем переводе) языках.

Предмет исследования - поэтика символических образов марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века. В работе рассматриваются такие драматургические произведения, в которых образ-символ выступает как элемент поэтики и как доминанта художественной системы марийских драматургов.

Научная новизна диссертационной работы определяется следующими обстоятельствами:

- впервые в марийском литературоведении поэтика символических образов в литературном произведении стала предметом научного осмысления;

- всесторонне и целостно исследуются образы-символы в марийской драматургии второй половины XX — начала XXI века; выявлены; их идейно-эстетические функции, разработана типологическая систематизация, которая позволила наглядно представить художественно-изобразительные возможности национальной литературы;

- в научный обиход введен целый ряд драматических произведений, ранее не анализировавшихся в аспекте поэтики: «Под белым солнцем» и «Черногривый белый буран» В. Абукаева-Эмгака; «Сын» В. Домрачева и В. Сапаева, «Сегодня -день рождения», «Священная рябина», «Заря над пропастью» и «Шелковые: качели» Ю. Байгузы; «Золотая утка» Ю. Байгузы и В. Пектеева и др.;

- на материале произведений марийской драматургии 1950 - 2000-х годов составлен словарь образов-символов.

Выбор структурно-семантического и историко-генетического методов исследования продиктован целью и задачами научной работы. Изучение данной? проблемы открывает возможность для: дальнейшего ее рассмотрения в сравнительно-историческом плане.

Теоретическую основу исследования составили труды ведущих ученых по теории символа: А.Ф. Лосева [105, 106, 107], С.С. Аверинцева [1, 2, 3], А.П. Квятковского [86]v А.А.Михайловой [115], K.M. Бутырина [34], JI.В. Чернец [40], АТЪ Ауэра [15] и других, раскрывающих понятие символа и семантику общеизвестных символических образов. При классификации образов-символов мы опирались на исследования А.Ф. Лосева [105], Л.В. Уварова [146], A.C. Уварова [145], М.Н. Эпштейна [162] и др.

В плане методики изучения драматургических произведений представляют интерес работы по истории отечественной литературы, литератур финно-угорских народов и народов Урало-Поволжья: Б.С. Бугрова, И.В. Со1нниковой, О.М. Барсуковой, А.Е. Иванова, В.А. Акцорина, М.А. Георгиной, Г.Н. Бояриновой, Н.И. Кульбаевой, Г.А. Яковлевой, И.И. Иванова, H.A. Леонтьева, Н.С. Павлова, Н.И. Черапкина, Е.Р. Афанасьевой, Ю.Г. Антонова, С.Т. Арекеевой, ГА. Глуховой, Э.Г. Рахимова, Л.А. Косовой и др.

Практическая значимость исследования состоит в том, что введенный в научный оборот материал может стать основой для научного исследования творчества отдельных марийских драматургов, при написании учебников, учебных пособий, методических рекомендаций по изучению марийской драматургии, при подготовке лекций и спецкурсов. Основные выводы и положения могут быть использованы в научных разработках сравнительно-типологического характера по финно-угорским литературам и литературам народов Поволжья и Приуралья.

На защиту выносятся следующие положения:

1) Символические образы являются неотъемлемым элементом художественной структуры марийской драматургии второй половины XX — начала XXI века и весьма важным художественным приемом.

2) Доминирующими типами символики в марийской драматургии этого-периода стали природные (естественные) образы-символы (фитоморфная символика, зооморфная символика, символические образы природных явлений и состояний, народно-религиозные образы-символы) и гражданская символика (образы-символы домашнего быта, окружающего мира, музыкальная символика, абстрактные понятия в роли образов-символов).

3) Образы-символы выполняют в драматургических произведениях следующие функции: композиционную (элемент композиции произведения и образов-характеров), сюжетообразуюшую (предваряют ход событий), характерологическую (средство характеристики героев, их духовного мира), психологическую (средство выражения внутреннего состояния персонажей), идейно-концептуальную (средство выражения авторских оценок, идеи произведения).

4) Символические образы в марийской драматургии второй половины

XX - начала XXI века свидетельствуют о ее глубоком нравственно философском содержании.

5) Символическая образность во многом определяет национальную специфику художественного мира марийской драматургии рассматриваемого периода.

Апробация работы. Содержание и результаты исследования нашли отражение в 19 публикациях. По теме диссертации опубликованы две статьи в рецензируемом научном журнале «Вестник Чувашского университета», рекомендованном ВАК РФ: «Образная символика марийской драматургии 1980-х годов (на материале творчества К. Коршунова)» и «Особенности использования христианской символики в современной марийской драматургии».

Основные положения диссертации обсуждены на научных конференциях: международных (X Международный конгресс финно-угроведов, Йошкар-Ола, 2005; «М.П. Петров и литературный процесс XX века», Ижевск, 2006; «Коми-пермяки и финно-угорский мир: будущее края — ответственность молодежи», Кудымкар, 2007); всероссийских («Финно-угорская филология: проблемы и перспективы развития», Йошкар-Ола, 2010); межрегиональных («Взаимодействие и взаимовлияние языков и литератур народов Поволжья и Приуралья», Саранск, 2005; Вторые Ашмаринские чтения, Чебоксары, 2003; «Ученый и общество: просветительство, родной язык, культура народов Поволжья и Приуралья», Йошкар-Ола, 2008); региональных («Язык и литература в поликультурном пространстве» Бирск, 2003; «Актуальные проблемы межъязыковых и межкультурных контактов», Йошкар-Ола, 2003; «Актуальные проблемы финноугроведения», Бирск, 2004); республиканских и межвузовских («Актуальные проблемы межкультурных и межъязыковых контактов», Йошкар-Ола, 2004; «Марийское краеведение: опыт и перспективы использования в системе образования Республики Марий Эл», Йошкар-Ола, 2003), — а также на ежегодных конференциях по итогам научно-исследовательской работы преподавателей Марийского государственного университета.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения, в котором представлен словарь образов-символов.

Заключение диссертации по теме "Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы или группы литератур)", Беляева, Татьяна Николаевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Поиски большей содержательности, психологической и философской глубины и насыщенности повествования актуализировали в марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века обращение к поэтическим возможностям символических образов.

В ранних драматургических произведениях символика выступает в виде традиционных олицетворений природы. При этом характерологическая и психологическая функции сводятся к раскрытию характеров, внутреннего, духовного состояния героев. Природные образы-символы в драматургии» 1920 - 1940-х годов XX века выполняют и сюжетообразующую функцию, которая чаще всего заключается в предварении дальнейшего хода событий сюжета. Большинство символических образов этого периода являлось и средством выражения авторских оценок, идеи произведения (идейно-концептуальная функция символа).

Обогащение символической образности происходит 'через освоение художественного опыта жанров фольклора, этнографических элементов. Следует говорить и о роли марийской поэзии в формировании арсенала* образов-символов марийской драматургии. В первой половине XX века распространение получило заимствование образов-символов из русской и мировой литературы. Постепенно сложилась система символов природного происхождения, устойчивых по своей сути, таких как, например, черная туча, молния, гроза, дождь, пожар, восход, заря и т. д. Частая символизация именно образов природы объясняется сущностью самого национального менталитета. Марийцы издавна обожествляли явления природы, на ее основе сформировались традиции, быт и религиозные воззрения народа.

Доминирующими типами символики марийской драматургии и второй половины XX - начала XXI века остаются природные образы-символы. Их типологию можно представить следующим образом: фитоморфная символика, зооморфные образы-символы, символические образы природных явлений и состояний. Многие из этих разновидностей природных образов-символов, в случае их ориентации на народно-традиционную культуру, семантику обрядов и обычаев марийцев, становятся народно-религиозными образами-символами.

Фитоморфные образы-символы: яблоня («У чертова оврага» и «Дикий мед» М. Рыбакова), двуствольная береза («На жизненном пути» К. Коршунова), дуб («Алдиар» и «Майрук» А. Волкова), лес («Д^кий мед» М. Рыбакова; «Князь Ортбмб», «Болтуш» Г. Гордеева), липа («Аксар и Юлавий» К. Коршунова) являются не только эмоциональным эквивалентом душевного состояния главных героев пьесы, но и раскрывают динамику их внутреннего мира, оповещают о грядущих переменах в событийном или внутреннем (психологическом) сюжете. Способствуя раскрытию любовных коллизий произведения, они усиливают лирические интонации и задают пьесам философскую направленность.

Функция раскрытия художественной идеи, характерная для многих природных образов-символов, наиболее полно проявляет себя в зо.омбрфной символике, которая открывает, к примеру, концепцию авторов об идеальном человеке и обществе (синяя птица, орел и белая лебедь - «Синяя птица» и «Грех» В. Регеж-Горохова, «Белая лебедь» В. Бояриновой; жар-птица, жеребенок - «Храни меня, мой светлый Бог!.» А. Ивановой; золотая утка — «Золотая утка» Ю. Байгузы и В. Пектеева и т.д.).

Конечно, современные марийские драматурги продолжают традиции классиков марийской литературы - М. Шкетана, С. Чавайна, А. Конакова в творческом переосмыслении художественных возможностей символических образов, основанных на фольклорно-природном мышлении народа. Во второй половине XX века семантика природных образов-символов, их идейно-эстетические функции заметно расширяются, что связано как с развитием марийской драматургии, ее творческих, жанровых возможностей, так и с новыми задачами национальной литературы. К примеру, символика природных явлений и состояний начинает работать на выражение ключевых философских идей, например, идеи органического единства природного и человеческого начал в характере народа и отдельного человека (драматургическая трилогия Г. Гордеева, «Заря над пропастью» Ю. Байгузы), идеи особого природного менталитета народа и его литературных героев («Аксар и Юлавий» К. Коршунова). Наполняясь конкретно-историческим, социальным содержанием, символика природных явлений и состояний способна правдоподобно показать и социальные, и нравственные ориентиры времени, выразить "общественную мысль" эпохи.

В марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века актуализируются народно-религиозные образы-символы: священная роща («Помнишь, Элиса?» К. Коршунова), священный дуб («Помнишь, Элиса?» К. Коршунова), священная рябина («Священная рябина» Ю. Байгузы), белая шляпа («Белая шляпа» В. Абукаева-Эмгака).

Вторая большая группа образов-символов, представленная в марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века, — это различные типы гражданской символики, «обслуживающие» неприродную (рукотворную) жизнь человека. С гражданской символикой сопряжены символизированные предметы ~ домашнего быта, окружающего мира, а также абстрактные понятия и многозначные по семантике музыкальные образы-символы, связанные с интеллектуальной, духовно-мыслительной жизнью человека.

Гражданская символика, раскрывая образную сущность предметов вещного мира, абстрактных понятий, в определенной мере также определяет национальную специфику художественного мира национальной драматургии. Ярко проявляются ее характерологическая, композиционная и психологическая функции. Гражданская символика образует в пьесах идейно и эстетически значимый подтекст философского содержания. Символическое изображение различных чувств, человеческих связей позволяет писателю усилить социальную содержательность, расширить функциональные и структурные возможности символических образов и вывести читателя к постановке" проблем общечеловеческого значения, подвести к философским обобщениям реальной действительности («Шелковые качели», «Сегодня — день рождения» Ю. Байгузы, «Долг сердца», «Путник» К. Коршунова, «Граница» или «Черногривый белый буран» В. Абукаева-Эмгака). В- этом смысле драматургия в полной мере вписывается в общую тенденцию развития марийской литературы, связанную с философизацией ее содержания и поисками адекватных для этого художественных форм. Увлечение марийских драматургов образами-символами - наглядное тому подтверждение.

Символические образы гражданской специфики предстают ю:к мерило духовных ценностей героев, что позволяет автору создать антитезу в системе персонажей, разъединяя их в два лагеря: "темные", "антигуманные" силы, личности, с одной стороны и, с другой - противостоящие им "нравственные". Столкновение их находит выражение как во внешнем (событийном), так и во внутреннем сюжетах.

Многие музыкальные символы («Прерванная мелодия» К. Коршунова, «Венгерская рапсодия» М: Рыбакова») и абстрагированные понятия («Долг сердца», «Путник» К. Коршунова)^ выполняя-- сюжетообразующую функцию, связываясь с жизненной установкой героев, предстают в развитии и образуют синонимические ряды. Они, как "клубок", вбирают в себя человеческие судьбы, мысли и чувства не только героев произведений, но и самого драматурга. Поэтому и заглавия подавляющего большинства пьес марийской драматургии, в целом, символичны и обобщают лейтмотивную мысль автора. I

Расширение жанрово-тематического и идейного диапазона марийской драматургии на рубеже XX - ХХЗ веков вывело ее на совершенно новый уровень развития, и, безусловно, повлияло на обогащение ее содержательных пластов символами, обладающими предельной ассоциативностью, идейно-эстетической многозначностью, глубиной обобщений (шелковые качели, зеркало, тросточка, вышка - Ю. Байгузы; одиноко моргающая лампочка фонарного столба, одиноко горящий свет в окне многоэтажки - В. Абукаева-Эмгака и т. д.). Расширение художественных, структурных возможностей национальной драматургии, усиление психологизма и авторского интереса к вопросам духовно-нравственного порядка, к переживаниям современного человека и злободневным проблемам действительности открывают все новые возможности для обогащения художественного слова и эстетического роста самого читателя. Отметим в этом плане насыщенную символическую образность драматургии Ю. Байгузы, К. Коршунова, М. Рыбакова, А. Ивановой, В. Абукаева-Эмгака, позволяющую многомерно и многопланово изображать человека и мир, передавать глубочайшие пласты авторского мировосприятия.

Обобщая вышесказанное, отметим, что образная символика является неотъемлемым элементом художественной структуры марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века, выражает ее национальную специфику, свидетельствует о ее глубоком нравственно-философском , насыщении. Символическая образность, как один из специфических инструментов художественного освоения мира, стала емкой формой выражения, .эпически широкого содержания. Существуя'в конкретном произведении, она несет отпечаток времени, эпохи, характерные черты творчества писателя, выражает стремление драматурга выйти за рамки непосредственно изображаемого явления, стремление преобразить мир в соответствии с его ценностными позициями. Поэтому смысл любого художественного произведения выходит за рамки изображаемого факта, и в этом смысле оно всегда символично.

Наше исследование является первым в марийском литературоведении опытом эмпирического и обобщенно-аналитического рассмотрения поэтики марийской драматургии второй половины XX - начала XXI века, в аспекте ее символики. Оно может быть продолжено и углублено в следующих направлениях:

- широкое контекстуальное изучение отдельных типов символики, например, народно-религиозной в марийской драматургии в контексте литератур народов Поволжья и Приуралья;

- интегрированное изучение символической образности ла стыке лингвистики, лингвокультурологии и литературоведения;

- идейно-эстетические функции символических образов в марийской литературе XX века, в целом.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Беляева, Татьяна Николаевна, 2011 год

1. Аверинцев, С.С. Символ / С.С. Аверинцев // Философский энциклопедический словарь. - М.: Совет, энцикл., 1983. - С. 607 - 608.

2. Аверинцев, С.С. Символ в искусстве / С.С. Аверинцев // Литературный энциклопедический словарь. М.: Совет, энцикл-, 1987. - С. 378 - 379.

3. Аверинцев, С.С. Символ художественный / С.С. Аверинцев // Краткая литературная энциклопедия: в 9 т. Т.6. М.:. Совет: энцикл., 1971. — С. 826-831.

4. Акцорин, В.А. Народная драма / В.А. Акцорин. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1976.-200 с.

5. Алламуратова, P.M. Особенности формирования и развития башкирской драматургии начала XX века: автореф. дисд . канд. филол. наук / P.M. Алламуратова. Уфа, 2010. - 22 с.

6. Александров, А. Напевы моркинской стороны / А. Александров // Марийская правда. 1975. - 17 мая. :

7. Алексеев, Н. Жап ойыртем да характер / Н. Алексеев // Ончыко. — 1978. — № 6. -С. 19- 86.

8. Андреев, Ю.А. Движение реализма / Ю.А. Андреев. Л.: Наука, 1978. - 208 с.

9. Анисимов, Э. «Чодыра муй»: М. Шкетан • лумеш марий драмтеатрын у спектакльже / Э. Анисимов // Марий коммуна. 1980. - 16 февраль.

10. Антоновб, В.И. Символ и его роль в познании: дис. . канд. философ, наук /I

11. B.И. Антонов. М., 1980. - 138,с.

12. Антонов, Ю.Г. Исторические пьесы в современной мордовской драматургии / Ю.Г. Антонов // Финно-угристикань кевкстематне. -Саранск, 2001. С. 31-35.

13. Арекеева, С.Т. Образы воды, ветра и огня в поэзии Кузебая Герда /

14. C.Т. Арекеева // Движение эпохи движение литературы. Удмуртская литература XX века: учеб. пособие / С.Т. ■ Арекеева, Т.И. Зайцева,t.

15. B.Г. Пантелеева и др.; под ред. Т.И. Зайцевой и С.Т. Арекеевой. — Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», 2002. С. 29 - 49.

16. Асылбаев, А. Драматург Арсий Волков / А. Асылбаев // Ончыко. — 1961. — №6.-С. 105- 106.

17. Асылбаев, А. Отечественный война жапысе марий драматургий / А. Асылбаев // Родина верч. 1945. - № 3. - С. 89 - 101.

18. Ауэр, А.П. Символ / А.П. Ауэр // Литературная учеба. 1983.— № 5. —1. C. 209-211.

19. Афанасьева, Е.Р. Типология жанров чувашской драматургии 1970-90-х гг.: дис. . филол. наук / Е.Р. Афанасьева. Чебоксары, 2000. - 145 с.

20. Ахмадиев, Р.Б. Современная башкирская драматургия (природа конфликта и многообразие жанровых форм): автореф. дис. . докт. филол. наук / Р.Б. Ахмадиев. Уфа, 2003. - 66 с.

21. Ахмадуллин, А.Г. Татарская драматургия: Истоки и формирование социалистического реализма / А.Г. Ахмадуллин. — М.: Наука, 1983. — 265 с.

22. Ахметова, А.З. Идейно-эстетическая функция символических образов и художественных деталей в башкирской литературе средних веков: автореф. дис. . канд. филол. наук / А.З. Ахметова. Уфа, 2009. — 24 с.

23. Барсукова, О.М. К вопросу о роли символических образов дома и водного пространства в прозе И.С. Тургенева, И.А. Бунина и романа Г. МелвилаI

24. Моби Дик, или Белый кит» / О.М. Барсукова // Россия и Запад: диалог культур.-М., 1996.-С. 104-112.

25. Барсукова, О.М. Роль символических мотивов в прозе И.С. Тургенева: дис. . канд. филол. наук / О.М. Барсукова. М., 1997. - 175 с.

26. Бауэр, В. Энциклопедия символов / В. Бауэр, Н. Дюмотц, С. Головин; пер. с нем. Г. Гаева. М.: КРОН-ПРЕСС, 1998. - 52 с.

27. Белый, А. Символизм как миропонимание / А. Белый. М.: Республика, 1994. - 528 с.

28. Бояринова, Г.Н. Драмым тунемына: туныктышо-влаклан полыш / Г.Н. Бояринова. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1996. — 80 с.

29. Бояринова, Г.Н. Миклай Рыбаков / Г.Н. Бояринова // Марий литератур: очерк, литературный портрет, эссе / науч. ред. К.К. Васин, сост. Г.М. Пирогов. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1994. — С. 267 — 277.

30. Бояринова, Г. Несловесные средства изобразительности в драме К. Коршунова «Корныен» (Путник) / Г.Н. Бояринова // <3>инно-угроведение. 1999. - № 2-3. - С. 96 - 100.

31. Бояринова, Г. Поэтика трагикомедии В. Абукаева-Эмгака «Межа» («Белый буран с черной гривой») / Г.Н. Бояринова // Художественная словесность финно-угорских народов: от истоков к современности. — Йошкар-Ола, 2008. -С. 6-17.

32. Бояринова, Г.Н. Проблема характера в современной карийской-, драматургии: дисс. . канд. филол. наук / Г.Н. Бояринова. — Чебоксары, 2000.- 165 с.

33. Бояринова, Г.Н. Проблема характера в современной марийской драматургии: монография / Г.Н. Бояринова / Map. гос. ун-т. — Йошкар-Ола, 2005. 127 с.

34. Брюсов, В.Я. Сила русского глагола / В .Я. Брюсов. — 1VI.: Советская Россия, 1973.- 191 с.

35. Бугров, Б.С. Драматургия: портреты современников / Б.С. Бугров. — М.: Знание, 1982.-64 с.

36. Бугров, Б.С. Русская советская драматургия 1960 — 1970-е годы: учеб. пособие для филол. спец. ун-тов/Б.С. Бугров. —М.: Высш. шк., 1981. —280 с.

37. Бутырин, K.M. Проблема поэтического символа в ' русском литературоведении XIX XX вв. / K.M. Бутырин // Исследования по поэтике и стилистике: сб. статей / ред.: акад. В.В. Виноградов и др. — Л.: Наука, 1972. - С. 248 - 260.

38. Вагнер, Г.К. От символа к реальности. Развитие пластического образа в русском искусстве XIV XV веков / Г.К. Вагнер. - М.: Искусство, 1980. — 267 с.

39. Ванюшкин, К.Н. Национальные художественные традиции в театральном искусстве / К.Н. Ванюшкин // Национальное и интернациональное в чувашской советской литературе и искусстве: сб. ст. ЧНШЛ. — Чебоксары,1975.-С. 143-149. ,

40. Васильев, A.M. Мир молодого героя в драматургии Н. Терентьева / A.M. Васильев // Темы и образы пьес Н. Терентьева. — Чебоксары, 1986. -С. 16-33.

41. Васин, К. Страницы дружбы: историко-литературные очерки / К.К. Васин. -Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1959. — 152 с.

42. Введение в литературоведение / под. ред. Г.Н. Поспелова. — М.: Высш. шк.,1976.-244 с.

43. Введение в литературоведение: учеб. пособие / JI.B. Чернец, В.Е. -Хализеев^

44. A.Я. Эсалнек и др.; под ред. JI.B. Чернец. М.: Высш. шк., 2004. — 680 с.

45. Верли, М. Общее литературоведение / М. Верли, перев. с нем.

46. B.Н. Невеевой; ред., предисл. и примеч. A.C. Дмитриева. — М.: Изд-во иностранной лит-ры, 1957. — 243 с.

47. Верлиб, Е. О природе символа у Андрея Белого и Вячеслава Иванова / Е. Верлиб // Дон. Ростов н / Д., 1998. - № 4. - С. 224 - 253.

48. Веселовский, А.Н. Историческая поэтика / А.Н. Веселовский. М.: Высш. шк., 1989.-404 с.

49. Виноградов, В.В. О языке художественной прозы: избранные труды / В.В. Виноградов. М.: Наука, 1980. - 360 с.

50. Владимиров, В.В. Чувашская поэзия и драматургия послевоенных лет / (1945-1953 гг.) / В.В. Владимиров // Вопросы чувашской литературы и языка: ученые записки. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1966. — Вып. 32. — С. 50 - 67.

51. Вовк, О.В. Энциклопедия знаков и символов / О.В. Вовк. — М.: Вече, 2006. 528 с.

52. Волков, А. 60-шо ийласе марий драматургий / А. Волков // Ончыко. — 1968. № 4. - С. 68 - 74.

53. Волков, А. Марий драматургий нерген / А. Волков // Ончыко. — 1954. — № 1. -С. 96-102.

54. Гегель, Г.В.Ф. Эстетика: в 4 т. Т.2. Лекции по эстетике. 4.2. Развитие идеала в особенные формы прекрасного в искусстве. / Георг Вильгельм Фридрих Гегель. М.: Искусство, 1969. - 326 с.

55. Гей, Н.К. Искусство слова. О художественности литературы / Н.К. Гей. — М.: Наука, 1967.-364 с.

56. Генералова, Н.П. Проблема точности в литературоведении и понятие символического образа / Н.П. Генералова // Методологические вопросы науки о литературе: сб. науч. трудов. Л.: Наука, 1984. — С. 199 -2F7.

57. Георгина, М. Актер и драматург / М. Георгина // Восхождение: литературные портреты марийских писателей. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1984. - С. 101 - 119.

58. Георгина, М. Война деч варасе марий драматургийыште конфликт-влак нерген / М. Георгина // Ончыко. 1957. - № 6. - С. 86 - 94.

59. Георгина, М.А. «Кудырчан ужара» / М.А. Георгина // Марий коммуна. — 1968.-26 март.

60. Георгина, М. Марийский драматический театр: страницы истории (19171978) / М.А. Георгина. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1979. - 188 с.

61. Георгина, М.А. М. Рыбаковын трилогийже нерген / М.А. Георгина // Ончыко. 1974. -№ 2. - С. 101-103.

62. Георгина, М. «Онтон» 7 М. Георгина // Марий коммуна. 1972. - 17 ноябрь.

63. Георгина, М. Писатель и общественный деятель / М. Георгина // Восхождение: литературные портреты марийских писателей. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1984. С. 197 - 215. i

64. Георгина, М.А. У тунгалтыш уло / М.А. Георгина // Ончыко. 1962. — № 3. -С. 64 - 72.v

65. Гиззат, Б. Драматургия / Б. Гиззат // История татарской советской литературы. М.: Наука, 1965. - С. 116 - 135, С. 268 - 288, С. 341 - 356, С. 446-462.

66. Глухов, В.А., Глухова, Н.Н. Системная реконструкция марийской этнической идентичности: научное издание / В.А. Глухов, Н.Н. Глухова. — Йошкар-Ола, 2007. 184 с.

67. Глухова, Г.А. Цветовая символика в произведениях удмуртских писателей 20-30-х годов / Г.А. Глухова // Узловые проблемы современного финноугроведения: материалы I Всерос. науч. конф. финно-угроведов. — Йошкар-Ола, 1994. С. 433 - 4к. '

68. Горячева, М. Художественный символ у ЧеховаЧайка») / М. Горячева // Проблемы поэтики русской литератур XIX века: межвуз. сб. науч: трудов. — М.: МГПИ им. В.И. Ленина, 1983. С. 128 - 133.

69. Долгов, В.А. Исследователь чувашской драматургии / В.А. Долгов // Вопросы чувашской литературы и языка: ученые записки. — Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1966.-Вып. 32. С. 183-185.

70. Еремина, Л.Н. Рождение образа: О языке художественной прозы Льва Толстого / Л.Н. Еремина. М.: Наука, 1983-191 с.

71. Зельцер, Л.З. Роль символа в структуре пьесы А.Н. Островского «Гроза» / Л.З. Зельцер // Поэтика изображения народного характера в русской литературе второй половины XIX в.: сб. науч. трудов. — Хабаровск: ХГПИ, 1983.-С. 24-39.

72. Иванов, А. Верность теме / А. Иванов // Восхождение: литературные портреты марийских писателей. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1984. — С.36-61.

73. Иванов, А. Вот здесь она столбовая дорога: заметки о современной марийской драматургии / А. Иванов // Марийская правда. — 1968. — 20 апреля.

74. Иванов, А. Дорогой исканий: заметки о драматургии Арсия Волкова / А. Иванов // Марийская правда. 1966. - 29 ноября.

75. Иванов, А. Константин Коршуновын драматургийже / А. Иванов // Ончыко. 1969. -№3.- С. 97-103.

76. Иванов, А.Е. Марий драматургийын корныжо / А.Е. Иванов // Кугу толкын: марий драматургий антологий / сост. А. Волков. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1987.-454 с.

77. Иванов, А.Е. Марийская драматургия: основные этапы развития / А.Е. Иванов. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1969. — 276 с. *

78. Иванов, А.Е. О современной марийской драматургии / А.Е. Иванов / Марийская литература, искусство и народное творчество. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1966. С. 3 - 22.

79. Иванов, А. Полвека марийской драматургии / А. Иванов // Радуга над Волгой: антология марийской драматургии. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1979.-С. 3-8.

80. Иванов, А.Е. Тошто герой дене вашлиймаш / А.Е. Иванов // Марий коммуна. 1970. - 26 марта.

81. Иванов, А.Е. Усталык памаш: Арсий Волковлан 50 ий / А.Е.-Иванов // Ончыко. 1973. - № 4. - С. 79-81.

82. Иванов, И.И. Драматургия Ф. Павлова / И.И. Иванов // Федор Павлович Павлов композитор и драматург. — Чебоксары, 1984. — С. 21 — 35.

83. Иванов, И.И. Драматургия 1975 года / И.И. Иванов // Чувашский язык и литература: труды ЧувНИИ. Чебоксары, 1976. — Вып. 67. — С. 90 — 98.

84. Иванов, И.И. Национальное и интернациональное в чувашской литературе / И.И. Иванов // Идейно-эстетическое единство художественного произведения. Чебоксары, 1989. - С. 143 — 166. 1

85. Иванов, И.И. Темы и образы чувашской драматургии 80-х годов / И.И. Иванов // Традиции и новаторство в чувашской литературе. — Чебоксары, 1985. С. 30 - 46.

86. Иванов, И. Символы в марийских обрядовых народных песнях / И-. Иванов // Финно-угроведение. 1999. - № 2 - 3. - С. 107 - 109.

87. Иванов, И.С. Некоторые особенности марийской песенной символики / И.С. Иванов // Материалы научной сессии по итогам исследовательских работ института за 1967 год. Йошкар-Ола, 1968. - С. 4 - 26.

88. История марийской литературы. / отв. ред. К.К. Васин, A.A. Васинкин. -Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1989. — 432 с.

89. Карасеев, JI.B. О символах Достоевского / JI.B. Карасеев // Вопросы философии. М, 1994. - № 10. - С. 90 - 111.

90. Кармадонов, O.A. Социальная функция символа: автореф. дис1: . канд. философ, наук / О.А Кармадонов. Иркутск, 1997. - 22 с.

91. Квятковский, А. Символ / А. Квятковский // Квятковский А. Поэтический* словарь. М.: Совет, энцикл., 1966. - С. 363.

92. Керлот, Х.Э. Словарь символов. Мифология. Магия. Психоанализ / Х.Э. Керлот. М.: REEL-book, 1994. - 608 с.

93. Кириллова, С. Кажне мутшо кучедалеш / С. Кириллова // Марий коммуна. — 1989.- 15 марта.

94. Корнейчук, С.П. Символика в евангельских текстах (На материале русского перевода Библии): дис. . канд. филол. наук / С.П. Корнейчук. — Ростов н/Д, 1998.- 191 с.

95. Коршунов, A.M., Мантатов, В.В. Теория отражения и эвристическая роль знаков / A.M. Коршунов, В.В. Мантатов. М.: Изд-во Московского ун-та, 1974.-214 с.

96. Косова, JI.А. Художественный мир современной коми-пермяцкой поэзии: очерки / Л.А. Косова. — Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд-во, 2007. — 144 с.

97. Краткая литературная энциклопедия / гл. ред. A.A. Сурков. Совет, энцикл., 1971. - 1939 с.

98. Краткий словарь литературоведческих терминов / ред.-сост. Л.И. Тимофеев, C.B. Тураев. -М.: Просвещение, 1978. 224 с.

99. Криничная, H.A. Русская народная мифологическая проза: истоки и полисемантизм образов: в 3-х т. Т. 1: Былички, бывальщины, легенды, поверья о духах-"хозяевах" / H.A. Криничная. -. Спб.: Наука, 2001. — 581 с.

100. Кудрявцева, А. Бесы на меже / А. Кудрявцева // Марийская правда. — 1995. — 9 февраля.

101. Кудрявцева, Р. «Мый ом суко садак!» («Не преклонюсь!»): рецензия на книгу, которая готовилась к печати 5 лет тому назад./ Р. Кудрявцева // Kudo-kodu. 2000. - № 15 (9) - октябрь - С. 11.

102. Кузнецова, О.Г. Цветосимволика в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» / О.Г. Кузнецова // Жанр и стиль литературного произведения: межвуз. сб. науч. трудов. Йошкар-Ола, 1994. - С. 150 - 159.

103. Кульбаева, Н.И. Артисты Марийского театра. Биобиблиогрлфический справочник / Н.И. Кульбаева. Йошкар-Ола: МарНИИЯЛИ, МНТД им. М. Шкетана, 2005. - 288 с.

104. Кульбаева, Н. Драматургий могай, театржат тугай / Н. Кульбаева // Ончыко.- 1998.-№3.-С. 178- 183.

105. Кульбаева, Н.И. Жанровая палитра современной марийской драматургии: к вопросу о традициях и новаторстве / Н.И. Кульбаева // Тезисы на конференции по итогам научно-исследовательской работы" МарНИИ в 19861990 гг. Йошкар-Ола, 1991. - С. 21 - 23.

106. Кульбаева, Н. «Мый ом суко садак!.» да молат / Н. Кульбаева // Марий Эл.1995. — 2 сентябрь.

107. Кульбаева, H. Ортбмб, Болтуш да моло нерген / Н. Кульбаева // ЗСугарня. — 1999.-26 ноябрь.

108. Левкиевская, Е.Е. Мифы русского народа / Е.Е. Левкиевская. — М.: Астрель, Act, 2000. 527 с.

109. Леонтьев, H.A., Павлов, Н.С. Чувашская литература за 1965 г. (краткий обзор) Драматургия / H.A. Леонтьев, Н.С. Павлов // Вопросы чувашской литературы и языка: ученые записки. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1966. -Вып. 32.-С. 84-89.

110. Лосев, А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство / А.Ф. Лосев. -М.: Искусство, 1976. 367 с.

111. Лосев, А.Ф. Символ / А.Ф. Лосев // Философская энциклопедия: в 5 т. Т.5. -М.: Советская энциклопедия, 1970. С. 10-11.

112. Лосев, А.Ф. Философия имени / А.Ф. Лосев. М.: Изд-во МГУ, 1990.- 269 с.

113. Лотман, Ю.М. Между эмблемой и символом / Ю.М. Лотман // Лотмановский сборник. М.: Изд-во РГУ, 1997. - С. 416 - 423.

114. Луначарский, A.B. Собрание сочинений: в 8 т. ТА История западноевропейской литературы в ее важнейших моментах / A.B. Луначарский. — М.: Художественная литература, 1964. — 546 с.

115. Луначарский, A.B. Собрание сочинений: в 8 т. Т.5. Западноевропейские литературы: статьи, доклады, предисловия, рецензии (1904-1931) / A.B. Луначарский. М., 1965. — 756 с.

116. Мантатов, В.В. Образ, знак, условность / В.В. Мантатов. М.: Высш. шк., 1980.- 160 с.

117. Марий литератур: очерк, литературный портрет, эссе / науч. ред. К.К. Васин. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1994. - 304 с.

118. Машбиц-Веров, И. Символ / И. Машбиц-Веров // Словарь литературоведческих терминов / под. ред. Л.Н. Тимофеева и C.B. Тураева. -М.: Просвещение, 1974. С. 348 - 349.

119. Мелетинский, Е.М. От мифа к литературе / Е.М. Мелетинский. — М., 2000. 172 с.t

120. Михайлова, A.A. О художественной условности / A.A. Михайлова. — Изд. 2-е, перераб. -М.: Мысль, 1970. 300 с.

121. Михайловский, В., протоирей Полная исповедь / Протоирей В. Михайловский. Изд. 2. - Санкт-Петербург, 2006. — 96 с.

122. Молчанова, Н. «Мифотворчество» в трактовке символистов / Н. Молчанова // Творчество писателя и литературный процесс: межвуз. сб. науч. трудов — Иваново, 1981. С. 205-216 с.

123. Нижеборский, А.К. Проблема символа в гносеологии русского символизма (В. Брюсов, А. Блок): дис. . канд. филол. наук / А.К. Нижеборский. М., 1982.- 151 с.

124. Николаева, В.Т. Поэтика драматургии Николая Терентьева: дис. . канд. филол. наук / В.Г. Николаева. Чебоксары, 2000. - 172 с.

125. Ожегов, С.И., Шведова, Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова. — 4-е изд., дополненное. — М.: ООО «ИТИ Технологии», 2008. 944 с.

126. Пирогов, Г. «Морко сем» куандара / Г. Пирогов // Марий коммуна'. 1975. -31 октябрь.

127. Пластические искусства: краткий терминологический словарь. — М.:Пассим, 1995. 156 с.

128. Поморцева, Б. В ладу с совестью / Б. Поморцева // Марийская правда. -1988.-9 май.

129. Поспелов, Г.Н. Введение в литературоведение: учеб. пособие / Г.Н. Поспелов и др. М.: Высш. шк., 1976. - 423 с.

130. Поспелов, Т.Н. Искусство и эстетика / Г.Н. Поспелов. М.: Искусство, 1994. - 325 с.

131. Потебня, A.A. О некоторых символах в славянской народной поэзии / A.A. Потебня // Потебня A.A. Эстетика и поэтика. М.: Искусство, 1976. -С. 221 -225.

132. Рахимова, Э.Г. Повторяемость символического образа (голубой) огненно-красный цветок и лебедь) в калевальском неоромантизме / Э.Г. Рахимова // Филологические науки. — М., 1996. № 6. - С. 23 - 32.

133. Роднянская, И.Б. Символ / И.Б. Роднянская // Лермонтовская энциклопедия. -М.: Совет, энцикл., 1981. С. 503 - 505.

134. Романова, H.H. Знаки прошлого и настоящего: краткий словарь / H.H. Романова, A.B. Филиппов, В.М. Панькин. М.: Наука, 2007. - 280 с.

135. Рубцов, H.H. Символ в искусстве и в жизни: философские размышления / H.H. Рубцов. М.: Наука, 1991. - 176 с.

136. Свасьян, К.А. Проблема символа в современной философии (Критика и анализ) / К.А. Свасьян. Ереван: АН Армянской ССР, 1980. - 226 с.

137. Символ в системе культуры: проблемы интерпретации текста: доклады науч. конф. / отв. ред. И.Е. Фадеева. Сыктывкар: Коми гос. пед. ин-т, 2003. - 155 с.

138. Символ художественный // Краткая литературная энциклопедия.: Т.6. / гл. ред. A.A. Сурков. -М.: Совет, энцикл., 1971. С. 826 - 831.

139. Ситников, К.И. Словарь марийской мифологии. Т. 1. Боги, духи, герои / К.И. Ситников / автор-сост. К.И. Ситников. Йошкар-Ола, 2006. - 160 с.

140. Словарь литературоведческих терминов / ред.-сост. Л.И. Тимофеев и C.B. Тураев. М.: Просвещение, 1974. - 510 с.

141. Смирнов, И.П. К изучению символики Анны- Ахматовой (раннее творчество) / И.П. Смирнов // Поэтика и стилистика русской литературы. — Л.: Наука, 1971. С. 279-287.

142. Собенников, A.C. «Чайка» А.П. Чехова: о сюжетно-композиционных функциях символа / A.C. Собенников // Проблемы метода и жанра. — Томск: Изд-во Томского ун-та, 1986. С. 215 - 233.

143. Созина, E.K. Теория символа и практика художественного анализа: учеб. пособие по спецкурсу / Е.К. Созина. Екатеринбург: Урал. гос. ун-т им. A.M. Горького, 1998. - 128 с.

144. Сошникова, И.В. Реалистическая художественная символика в творчестве Ч. Айтматова: дис. канд. филол. наук,/ И.В. Сошникова. — Фрунзе, 1989. — 199 с. •

145. Стояновский, М.Ю. Символ у Вячеслава Иванова: традиция и специфика: дис. канд. филол. наук / М.Ю. Стояновский. М., 1996.-215 с.

146. Тахо-Годи, A.A. Солнце как символ в романе Шолохова «Тихий Дон» / A.A. Тахо-Годи // Филологические науки. 1977. - № 2. - С. 3 - 12.

147. Тойдыбекова, JI. Марийская языческая вера и этническое самосознание / Л. Тойдыбекова. Joensuu, 1997. - 397 с.

148. Токарев, С.А., Мелетинский Е.М. Мифология / С.А. Токарев, Е.М. Мелетинский //Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2 т. Т.1 (А-К) / глав. ред. С.А. Токарев. — М.: Совет, энцикл., 1991. С. 11 — 20. ;

149. Трессидер, Дж. Словарь символов / Джек Трессидер / пер. с англ. С. ГГалько. -М.: ФАИР-ПРЕСС, 1999. 448 с.

150. Уваров, A.C. Русская;символика (вместо введения) / A.C. Уваров.- — Режим доступа: URLhttp://moybereg.ru/content/view/405/65 (дата ( обращения 10.11.2010).

151. Уваров, Л.В. Образ, символ, знак: анализ современного гносеологического символизма / Л.В. Уваров. — Минск: Наука и техника, 1967. — 120 с.

152. Уваров, Л.В. Символизация в познании / Л.В. Уваров. Минск: Наука и техника,, 1971. - 128 с.

153. Федоров, Г.И. Художественный мир чувашской прозы 1950 1990-х годов: монография / Г.И. Федоров.- Чебоксары: Чуваш, гос. ин-т гуманитарных наук, 1996. -304 с.

154. Философская энциклопедия / гл. ред. Ф.В. Константинов. — М.: Совет, энцикл., 1970. 740 с.

155. Храпченко, М.Б. Собрание сочинений: в 4 т. Т. 4. Художественное творчество, действительность, человек / М.Б. Храпченко. — М.: Художественная литература, 1982. — 479 с.

156. Черапкин, Н.И. В братском содружестве: Заметки о связях чувашской, мордовской и марийской литератур / Н.И. Черапкин // Вопросы чувашской литературы и языка: ученые записки. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1966. — Вып. 32.-С. 25-38.ч

157. Чернов, Е.И., Антонов Ю.Г. Конфликты и характеры мордовской драматургии: учеб. пособие / Е.И. Чернов, Ю.Г. Антонов. — Саранск: Тип. «Красный Октябрь», 2002. — 104 с.

158. Чубракова, З.А. Природа и функции художественного образа-символа в драме JI. Леонова «Метель» / З.А. Чубракова // Художественное творчество и литературный процесс / ред. И.Н. Кисилева. Томск: Изд-во Томского унта, 1988.-Вып. 10.-С. 98-117.

159. Шабдарова, Л.Е. Символика образов растительного мира в марийских народных песнях: автореф. дис. . канд. филол. наук / Л.Е. Шабдарова. — Казань, 2001.-18 с.

160. Шабдарова, Л. Символика цветов в марийских народных песнях и частушках / Л. Шабдарова // Финно-угроведение. — 1999. — Kj. 2 3. — С. 151 - 154.

161. Шанггареева, Л. Марий калык мурышто символ / Л. Шанггареева // Ончыко. -1997. -№4. -С. 143-152.

162. Шкалина, Г.Е. Традиционная культура народа мари: монография / Г.Е. Шкалина. — Йошкар-Ола: МарГУ каф. культуры и искусства, 2002. — 159 с.

163. Щербинина, О. Метель: Образы русской традиции / О. Щербинина // Родина.-М., 1995. -№ 10.-С. 59-61.

164. Энциклопедия символизма. Живопись, графика и скульптура. Литература. Музыка. / Жан Кассупри участии Пьра Брюнеля, Франсиса Клодона, Жоржа Пийемана, Лиосреля Ришара. — М.: «Республика», 1999. — 432 с.

165. Энциклопедия символов, знаков и эмблем / авт.-сост. В.А. Андреева и др. -М.: Локид, Миф, 1999. 556 с.

166. Эпштейн, М. Природа, мир, тайник вселенной. Система пейзажных образов в русской поэзии / М. Эпштейн. — М.: Высш. шк., 1990. — 304 с.

167. Юнг, К.Г. Архетип и символ / К.Г. Юнг. М.: Ренессанс ср. ИВОС и Д, 1991.-297 с.

168. Яворская, О.М. Поэтический символ водной стихии в творчестве И.С. Тургенева / О.М. Яворская // Вестник Московского университета. Сер. 9: Филология. М., 1992. - № 6. - С. 60 - 64.

169. Яковлева, Г. К. Коршунов драме жанр туняште / Г. Яковлева // Ончыко. — 1998.-№ 12.-С. 169- 182.

170. Яковлева, Г. Современная марийская драма / Г. Яковлева // Финноугроведение. 1999. - № 2 - 3. - С. 155 - 158.

171. Абукаев-Эмгак, В. Пьесе-влак / В. Абукаев-Эмгак. — Йошкар-Ола: Марий Эл Республикын тувыра, печать да калык кокласе паша шотышто министерствыже. Республикысе усталык рудер, 2005. — 368 с.

172. Арбан, Н. Кекгеж йуд: пьеса-влак / Н. Арбан. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1990.-208 с.

173. Арбан, Н. Янлык Пасет / Н. Арбан // Ончыко. 1995. - № 5. - С. 58 - 103.

174. Байгуза, Ю. Поргем умбалне ужара / Ю. Байгуза // Ончыко. 1999. — № 6. — С. 90-124.

175. Байгуза, Ю. Порсын лунталтыш / Ю. Байгуза // Ончыко. 1993. — № 6. — С. 91 - 129.

176. Байгуза, Ю. Таче шочмо кече / Ю. Байгуза // Ончыко. - 2002. - № 10. -С. 150-172.

177. Байгуза, Ю. Шнуй пызле / Ю. Байгуза // Ончыко. 2003. - № 11. - С. 78 -90.

178. Байгуза, Ю., Пектеев, В. Шбртньб лудо / Ю. Байгуза // Ончыко. — 2002. — № 5.-С. 90- 145.

179. Бояринова В. Ош йуксб: лирический драма / В. Бояринова // Ончыко. 1967. — № 5. - С. 27-56.

180. Волков, А. Посана: пьеса-влак / А. Волков. Йошкар-Ола: Кн. лукшо мар. изд-во, 1981.-216 с.

181. Волков, А. Пьеса-влак / А. Волков. Йошкар-Ола: Кн. лукшо мар. изд-во, 1973.-232 с.

182. Волков, А. Удыр кумыл: пьеса-влак / А. Волков. Йошкар-Ола. Map. кн. изд-во, 1988.-224 с.

183. Гордеев, Г. Болтуш: ожнысо илыш драме / Г. Гордеев // Ончыко. — 1995. — №8.-С. 3-60.

184. Гордеев, Г. Мый ом суко садак!.: ожнысо илыш драме / Г.Гордеев // Ончыко. 2002. - № 6. - С. 79 - 109.

185. Гордеев, Г. Ортбмб он: ожнысо илыш трагедий / Г. Гордеев // Ончыко. -1995.-№7.-С. 75- 145.

186. Горохов, В. Канде кайык: пьеса-влак / В. Горохов. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1992.-248 с.

187. Горохов, В. Сулык / В. Горохов // Ончыко. 1989. - № 5. - С. 20 - 48.

188. Домрачев, В., Сапаев, В. Эрге Сын. / В. Домрачев, В. Сапаев // Ончыко. — 1994. — № 2. С.81 - 105. 1

189. Иванова, А. Арале мыйым, волгыдо Юмем!. / А. Иванова // Ончыко. 1997. — № 6. — С. 113-154.

190. Конаков, А.Ф. Тулык удыр: пьеса-влак / А.Ф. Конаков. — Йошкар-Ола: Кн. лукшо мар. изд-во, 1976. — 176 с.

191. Коршунов, К. Корныен: / К. Коршунов // Кугу толкын: марий,драматургий антологий. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1987. - С. 351 —409.

192. Коршунов, К. Пьеса-влак / К. Коршунов. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1972.- 134 с.

193. Коршунов, К. Пьеса-влак / К. Коршунов. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1979.-296 с.

194. Коршунов, К. Шум парым: пьеса-влак / К. Коршунов. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1989.-280 с.

195. Николаев С. Вудшо йога: пьеса-влак / С. Николаев. — Йошкар-Ола: Кн. лукшо мар. изд-во, 1988. 248 с.

196. Николаев, С. Комиссар-влак: ойырен налме пьеса-влак / С. Николаев. — Йошкар-Ола: Кн. лукшо мар. изд-во, 1974. 187 с.

197. Николаев, С. Кугу толкын / С. Николаев. Йошкар-Ола: Кн. лукшо мар. изд-во, 1961. -62 с.

198. Николаев, С. Пеледше мланде / С. Николаев. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1986.-208 с.

199. Петров, А. Пиал дек кайыме корно: музыкальный комедий / Петров А. // Ончыко. -2001. -№ 3. С. 86 - 121.

200. Рыбаков, М. Венгр рапсодий / М. Рыбаков // Кугу толкын: марий драматургий антологий. Йошкар-Ола: Кн. лукшо мар. изд-во, 1987. -С. 291 -348.

201. Рыбаков, М. Кинде: пьеса-влак / М. Рыбаков. — Йошкар-Ола: Кн. лукшо мар. изд-во, 1973.-212 с.

202. Рыбаков, М. Озавате / М. Рыбаков. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1992. 349 с.s

203. Рыбаков, М. Чодыра муй: пьеса-влак / М. Рыбаков. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1982.-268 с.

204. Чавайн, С.Г. Возымыжо 3 том дене лукталтеш. Т. 2: Публицистика, очерк, пьеса-влак / С.Г. Чавайн. Йошкар-Ола: Кн. лукмо мар. изд-во, 1980. — 376 с.

205. Чавайн, С.Г. Возымыжо 3 том дене лукталтеш. Т. 3. Пьеса-влак, «Элнет» роман. / С.Г. Чавайн. Йошкар-Ола: Кн. лукшо мар. изд-во, 1981. — 250 с.

206. Шкетан, М. Чумырен лукмо ойпого: 3 т. Т. 1: Почеламут, пьеса-влак / М. Шкетан. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1990. - 392 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 436187