Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.02, доктор филологических наук Сулаева, Жанна Абдулгамидовна

Диссертация и автореферат на тему «Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 470714
Год: 
2012
Автор научной работы: 
Сулаева, Жанна Абдулгамидовна
Ученая cтепень: 
доктор филологических наук
Место защиты диссертации: 
Махачкала
Код cпециальности ВАК: 
10.02.02
Специальность: 
Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой с
Количество cтраниц: 
374

Оглавление диссертации доктор филологических наук Сулаева, Жанна Абдулгамидовна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОСЛОВИЦ В ТЮРКСКОМ И КУМЫКСКОМ ЯЗЫКОЗНАНИИ.

1.1.История изучения пословиц и поговорок в тюркском языкознании

1.2. Определение содержания термина «пословица» и его отличие от поговорки.

1.3. Отграничение пословиц и поговорок от фразеологических единиц

1.4. Пословичная картина мира как фрагмент языковой картины мира

1.5. Культурные концепты в кумыкской языковой картине мира.

1.6. Источники формирования кумыкского пословичного фонда.

Выводы по 1 главе.

ГЛАВА 2. ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА В КУМЫКСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ

КАРТИНЕ МИРА.

2.1. Кумыкские пословицы о месте и роли человека в обществе.

2.2. Лингвокультурологические особенности кумыкских пословиц с соматонимами.

2.3. Термины родства.

2.4. Фемининность и маскулинность.

2.5. Богатство и бедность.

2.6. Счастье и судьба.

2.7. Здоровье и болезнь.

Выводы по 2 главе.

ГЛАВА 3. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЧЕЛОВЕКАС ОКРУЖАЮЩИМ

МИРОМВ КУМЫКСКИХ ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ.

3.1. Природа.

3.2. Животные.

3.3. Пространство и время.

3.4. Труд.

3.5. Жизнь.

3.6. Гостеприимство.

3.7. Дружба.

3.8. Дом-Родина.

3.9. Еда.

3.10. Торговля, деньги.

Выводы по 3-й главе.

ГЛАВА 4. ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА КУМЫКОВ В ПОСЛОВИЦАХ И

ПОГОВОРКАХ.

4.1. Нравственность.

4.2. Религия.

4.3. Знание.

4.4. Толерантность.

4.5. Обряды.

Выводы по 4-й главе.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке"

В настоящее время в связи с концептуально новыми подходами к изучению языка самым существенным в научном освещении естественных языков считается изучение языка в связи с культурой и историей, с центральностью человека в языке, его видением мира и концептуализацией реальности - только в таком аспекте познается самое важное в сущности языка. Истоки интереса современной науки о языке к образу человека, и внутреннего мира человека в частности, обнаруживают себя еще в работах В.фон Гумбольдта, предложившего оригинальную лингвофилософскую концепцию, поставившего новые задачи перед языковедами. Изучение языков в этом аспекте развивается интенсивно: составляются толковые, культурно и этнически ориентированные словари, описываются языковые картины мира на национальной основе и т.д. Можно сказать, что сегодня в лингвистике уже достаточно много сделано для решения этой задачи: на основе языковых данных реконструируется запечатленный в языке «образ человека» - все то, что человек узнал о себе и захотел сообщить другому, к чему задолго до философской и научной мысли уже было обращено обыденное сознание. И, поскольку человек «запечатлел в языке свой физический облик, свои внутренние состояния, свои эмоции и свой интеллект, свое отношение к предметному и непредметному миру, природе», «передал языку свое игровое начало и способность к творчеству» [Арутюнова 1999: 3], становится очевидным, что изучение наивных языковых образов психики человека представляет собой альтернативный внелингвистическому научному, но дополняющий его способ осмысления феномена человека.

Паремии отражают совокупность мнений, выработанных народом как лингвокультурной общностью, представляют собой яркое свидетельство исторического развития этноса, дают возможность обнаружить значимые ментальные ценности. Отражая исторические реалии и жизненный опыт народа, пословицы дают богатый историко-этнографический, фольклорный и лингвистический материал. Пословицы обращены к человеку, его природе и деятельности. Выражаемые в пословицах знаки складываются в некую систему взглядов, «картину мира», под которой понимается объективированная в пословицах и отражающая интеллектуальное, эмоционально-ценностное отношение народа к миру.

Отсутствие паремиологических словарей, сравнительных и сравнительно-исторических работ по паремиологии тюркских языков затрудняет их изучение, и в связи с этим недостаточно разработанными остаются общетюркологические и частные проблемы тюркской паремиологии вообще. Существенным вкладом в тюркскую паремиологию явится исследование пословичного фонда кумыкского языка, в которой определенным образом отражается современное состояние развития лексики и семантики тюркских языков.

Когнитивный анализ пословиц кумыкского языка, ставящих своей задачей выявление особенностей национального характера, его представление о мире, отраженном в языке, представляет безусловный интерес и является актуальным в настоящее время. Большинство современных паремиологических исследований начинается с освещения вопроса о сущности пословиц как языковых единиц и описания проблемы выделения их общих и дифференциальных признаков, что объясняется отсутствием в лингвистической литературе единого взгляда на данный вопрос.

В системе выразительных средств кумыкского языка одна из ведущих ролей принадлежит паремиологии. Как известно, выразительный потенциал пословичных единиц обеспечивается такими лингвистическими свойствами, как меткость выражения, сжатость и лаконичность, яркая и самобытная образность, множественность эмоционально-оценочных оттенков значения, национально-культурные коннотации, ритмическая слаженность и т.д.

Паремиологический фонд кумыкского языка неоднороден в стилистическом отношении. Неодинаков также образно-экспрессивный и эмоционально-характеризующий потенциал кумыкских паремий.

Таким образом, выбор темы исследования продиктован не только неизученностью данной проблемы в тюркологии, но и важной ролью, принадлежащей пословичным изречениям в современном кумыкском языке, их большой смысловой нагрузкой, а также многообразием выполняемых ими функций.

Объектом исследования является весь спектр пословичных выражений, активно употребляющихся в современном кумыкском языке.

Предмет исследования - структурно-семантические, когнитивные и лингвокультурологические особенности кумыкских пословиц.

Актуальность исследования обусловлена тем, что пословичные выражения должны изучаться в коммуникативно-прагматическом аспекте, поскольку, являясь экспрессивно окрашенными единицами языка, краткими по форме и емкими по содержанию, они не только передают насыщенное в информативном плане сообщение, но и обладают антропоцентрическим началом, значительным функционально-семантическим потенциалом и лингвокультурной нагруженностью. Поэтому они всегда находились в центре внимания лингвистов, которые рассматривают их в тесной связи с сознанием, мышлением, деятельностью лица. Еще в трудах выдающихся филологов XIX века была основана традиция их изучения с позиций языка как исторического и социального феномена в контексте взаимосвязи языка, мышления и культуры [Потебня 1875; Крушевский 1876; Веселовский 1989]. Данная традиция успешно развивается в современном языкознании вместе с бурно развивающимися когнитивной лингвистикой, этнолингвистикой и лингвокультурологией. При этом ширится взгляд на фольклор как на аккумулированное знание, определенную мировоззренческую систему, средоточие этнокультурных традиций народа [Чистов 1986; Хроленко 1992; Никитина 1993; Путилов 1994; Толстой 1995;

Артеменко 2003, Юсупова 2006]. В связи с этим в настоящее время в лингвофольклористике можно наблюдать смещение акцента на изучение как общечеловеческих, так и национальных особенностей пословичной концептуализации и категоризации мира.

Степень изученности темы. Пословичная концептуализация мира в кумыкском языкознании не подвергалась специальному исследованию. Традиционно в тюркологии пословицы и поговорки являются объектом исследования фольклористики, в которой они анализируются с точки зрения жанровых особенностей, поэтики, тематической таксономии и т.д. [см., например: Османов 1883, Аджиев 1989, Назаревич 1975, 1997, в других тюркских языках - Ибрагимов 1961; Велиев 1985; Ортабаева 1991: 48-65; Салпагарова 1991: 66-81; Кудаева 2001 и др.].

В лингвистической тюркологии имеется ряд специальных исследований, посвященных изучению разных аспектов пословиц и поговорок [см.: Сарсенбаев 1961; Ефимов 1978, Ализаде 1980, Федорова 2003, Исмет 2004, Салеева 2004, Павлов 2004, Гасанова 2006, Биктагирова 2007, Нурыева 2007, Имрани 2008, Порхомовский 2009 и др.].

Основная цель исследования заключается в выявлении посредством когнитивного и лингвокультурологического анализа особенностей пословичной концептуализации и категоризации мира в кумыкском языке.

Гипотеза исследования. Предполагается, что пословичная семантика является продуктом не столько эпистемологической деятельности человека, основанной на принципах отражательной семантики, сколько продуктом деятельности когнитивно-дискурсивной, порождающей потребность в вербализации скрытых, косвенно-производных номинаций, в которых интегрируются результаты разнообразной опытно-предметной деятельности начиная от чувственно-образного до обыденно-понятийного познания. Разумеется, между этими полярными категориями когнитивно-дискурсивному исследованию подлежат процессы концептуализации и категоризации других синкретических, переходных форм познания, опирающихся на интеллектуально-образные механизмы формирования концепто сферы кумыкского языка и соответствующего ей кумыкского языкового сознания, образно-дискурсивный компонент которого представлен семантикой пословиц.

Достижение поставленной цели и доказательство гипотезы обусловили постановку и решение следующих исследовательских задач:

1) на основе научно-аналитического описания дать общее определение предмета изучения и пословичной концептуализации мира как одного из фрагментов языковой картины мира;

2) выявить закономерности лексической организации пословиц путем определения тематического состава пословичной лексики;

3) распределить пословицы по семантическим разрядам и установить степень их семантической насыщенности;

4) описать образность кумыкских пословиц с целью выявления культурно-обусловленных аксиологических составляющих;

5) пользуясь методами когнитивного анализа, описать характерные черты кумыкской пословичной концептуализации мира и мировосприятия народа; этнические концепты в кумыкских пословицах, а также определить их национальное своеобразие;

6) обратить внимание на типологические особенности кумыкских пословиц, проводя параллели с иноязычным материалом, делая особый акцент на данных из дагестанского и русского пословичных фондов.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нём впервые целенаправленно рассматриваются проблемы семантики пословиц и поговорок и выявляются конкретные формы их использования в современном кумыкском языке с дифференциацией их сфер бытования, с применением элементов семантического, лингвокультурологического и лингвоаксиологического анализа. Характеризуемые в диссертации пословицы представляют интерес для языкового моделирования человека и для выявления этнических особенностей мировосприятия.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что данная диссертационная работа может внести вклад в когнитивное и лингвокультурологическое исследование пословиц тюркских языков, в моделирование ценностной картины мира и выявление этнокультурной специфики кумыкских пословиц. Результаты, полученные при исследовании национально-культурной специфики рассматриваемых в диссертации пословиц, расширяют лингвокультурологические сведения о национально-культурном компоненте пословиц кумыкского языка. Результаты настоящего исследования могут содействовать дальнейшему лингвистическому изучению пословичного фонда тюркских языков, они позволят расширить имеющиеся данные о языковой картине мира кумыкского народа.

Практическая ценность диссертации заключается в том, что материалы исследования могут быть использованы в преподавании курсов лексикологии, диалектологии, стилистике, этнолингвистике, лингвокультурологии в высших и средних специальных учебных заведениях, при составлении двуязычных и многоязычных словарей пословиц, учебников, учебных пособий, сборников пословиц и поговорок.

Методы исследования. Для реализации поставленных в работе цели и задач в диссертации применены описательный, сравнительный, сопоставительный и когнитивный методы анализа семантики пословиц, который включает в себя компонентный анализ и компонентный синтез, а также метод структурно-семантического моделирования.

Методологическую базу исследования определили актуальность проблемы сохранения, развития и пополнения пословичной картины мира данной лингвокультурной общности, а также проблема изучения языка как хранителя этнокультурных ценностей народа.

Теоретическую основу исследования составляют фундаментальные научно-теоретические труды ведущих лингвистов, паремиологов, лингвокультурологов, фольклористов и когнитологов - Н. Д. Арутюновой, Е. С. Кубряковой, А. Вежбицкой, О. А. Корнилова, Н. Барли, Й. Вайсгербера, С. Г. Воркачева, В. В. Гвоздева, В. И. Даля, А. Дандиса, Е. В. Ивановой, Дж. Лакоффа, В. Масловой, В. Мидера, В. М. Мокиенко, Г. JI. Пермякова, А. А. Потебни, А. Тейлора, В. Н. Телия, В.П. Аникина, З.К. Тарланова, Г. Гаврина, Г.Д. Гачева и др. - в русском и зарубежном языкознании; Н.К. Дмитриева, Э.Р. Тенишева, A.B. Дыбо, K.M. Мусаева, И.Х. Ахматова, М.З. Закиева, Д.С. Тикеева, М.И. Черемисиной, А.И. Геляевой, A.M. Аджиева, А.З. Абдуллаевой, Н.Х. Ольмесова, Н.Э. Гаджиахмедова, К.С. Кадыраджиева и др. - в тюркском языкознании.

Материалом для исследования послужили кумыкские пословицы, извлеченные из различных словарей кумыкского языка, а также из сборников пословиц и поговорок Б.И. Мамаева «Сыналгъан сёзлер ва айтывлар» (Махачкала: Дагучпедгиз, 1972), A.M. Абдуллатиповой «Пословицы и поговорки кумыков» (Махачкала: ДГУ, 2011). Эти сборники включают свыше 2000 пословиц и поговорок кумыкского языка. Часть материала собрана в полевых условиях и вводится в научный оборот впервые. В исследование вошли более 1000 пословиц, отражающих этнокультурную самобытность кумыкского народа.

Наиболее существенные результаты исследования позволяют сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. Пословицы кумыкского языка, имеют сложную структурно-семантическую организацию, они характеризуют мыслительную деятельность, эмоционально-интеллектуальные свойства и состояния человека, его нравственные качества. Эти качества являются важнейшими составляющими образа человека: они репрезентируют мировоззренческие понятия и языковые образы в виде культурных знаков, характерных языковому сознанию кумыков.

2. Лексика пословиц представляет собой самостоятельную микросистему, которая характеризуется особыми параметрами и реализует мношжество аспектов функционирования. Она, обладая культурно-национальной спецификой, сопровождает все аспекты жизнедеятельности кумыков. Специфика компонентов определила более 2000 единиц, широкое семантическое пространство, вербализуемое исследуемыми пословицами, и их коннотативно-прагматическую информативность, проявляющуюся в многообразии их лексико-семантических групп.

3. Кумыкские пословицы представляют собой особые семантичекие структуры, характеризующиеся антропоцентризмом и отражающие мировосприятие кумыкского этноса. Они отмечены многообразием семантических разрядов, широким спектром значений и направлены на выполнение с точки зрения прагматики двух функций - кумулятивной и директивной.

4. В пословицах, отражающих традиции, обычаи, культуру народа, хранится большой культурологический потенциал. Национальное своеобразие проявляется, во-первых, в иерархии семантических признаков, которые представляются наиболее важными для носителей кумыкского языка, во-вторых, в этнической окраске пословичных единиц и способах репрезентации той или иной семантики.

5. При анализе кумыкской пословичной картины мира обнаруживаются характерные черты кумыкского народа, такие, как гостеприимство, куначество, соблюдение традиций и обычаев, терпение и красноречие. Наибольшее распространение получили пословицы, отражающие общечеловеческие ценности: терпимость, труд, родная земля и дом, счастье, дружба, семья. Семантическое пространство, образуемое пословицами, имеет иерархическую структуру, стратифицируемую семами разного уровня абстракции.

6. Неодинаковая количественная представленность микрополей пословиц и их зонная организация свидетельствуют о различной аксиологической значимости этих микрополей, их фрагментов и, следовательно, соответствующих им культурных смыслов.

7. Исследование роли пословиц в репрезентации концептосферы «человек и окружающий его мир» позволило выявить специфику пословичного значения в его отношениях с другими когнитивными категориями кумыкского языка. Во-первых, в отношении концептосферы кумыкского языка паремиологическое значение репрезентирует базовые концепты кумыкской лингвокультуры, связанные с этнокультурными константами кумыкского менталитета. Во-вторых, в отношении языковой картины мира пословичное значение является генератором и интегрированным носителем универсальной и идиоэтнической информации. В-третьих, пословичная семантика сохраняет образ мира, сформированный в социально-культурных анналах исторической памяти кумыкского народа как ценностно-смысловой инвариант пословичной модели «человек в мире и мир человека».

8. В пословицах параметры пространственного кода оър «вверх», онг «правый», ал «вперед», терен «глубокий» обнаруживают позитивную оценку; а тюп «вниз», сол «левый», арт «назад», сай «мелкий» - обладают негативной аксиологичностью. Соматический код служит базой для стереотипизации духовного, пространственного и временного кодов культуры. Биоморфный код порождает антропометрические стереотипы на основе двойной метафоризации: животным приписываются качества людей, а затем их знаки используются для обозначения человеческого поведения, состояния и проч. Временной код служит базой для репрезентации позитивной оценки, связанной в основном с трудовой деятельностью.

Однако большая часть пословиц в кумыкской языковой картине мире обращена к нравственной сути человека - поискам и определению таких понятий, как «честь», «совесть», «добро», «зло».

9. Метафоризация кумыкских пословичных единиц происходит на концептуально-категориальном уровне. На этом уровне семантика пословиц выступает как процесс последовательного развертывания и слияния ментальных компонентов, их взаимодействия и закрепления в сознании в виде ментальных образов.

10. В кумыкской пословичной концептуализации мира метафора охватывает не только самого человека, включая биологическую и духовную составляющие, но и окружающий его материальный мир. Для эстетической оценки человека используются зооморфные и фитоморфные образы. В антропосферу также входит концептуальная область, содержащая структурированные знания о положении человека в обществе, о природе межличностных отношений, социальных явлений. Репрезентация человека как социального существа происходит через зооморфные, фитоморфные, предметные и религиозные образы. Анализ узуальных метафор, репрезентирующих те или иные концепты, позволяет выявить универсальные и специфичные параметры образности, лежащие в основе метафорических переносов.

11. Концептуальный анализ кумыкских пословиц позволяет существенно расширить содержание концепта по сравнению с лексикографической интерпретацией; именно пословицы заключают в себе совокупность мнений, выработанных народом как лингвокультурной общностью. Семантическое поле и полевая модель концепта отличаются друг от друга ядерными лексемами, кроме того периферии концептуального поля лексически насыщеннее, чем семантического поля.

12. К числу основных источников образования пословиц в кумыкском языке относятся наблюдения кумыков, отражающие жизненный опыт, общественные, исторические события, культурные традиции и религиозные воззрения. Пословицы кумыкского языка - огромная «кладовая» иллюстративного лингвистического материала для подтверждения тех или иных черт национального характера, один из языковых источников знания о национальном характере и менталитете.

Апробация работы. Основные результаты работы обсуждались в форме докладов и сообщений на ежегодных научно-практических конференциях преподавателей ДГУ и ДГТУ, на международных, всероссийских и региональных конференциях «Современные направления научных исследований» (Екатеринбург, 2010), «Наука и современность» (Новосибирск, 2010), «Языковые и культурные контакты различных народов» (Пенза, 2010), «Актуальные проблемы современного языкознания: основные тенденции и перспективы развития» (Караганда, 2011), «Философия и филология классического текста» (Пенза, 2010), «Вопросы филологии и методики обучения языкам в вузе и школе» (Пенза, 2011), «Проблемы сохранения и развития языков народов Северного Кавказа в XXI веке» (Махачкала, 2011), «Актуальные проблемы современной науки: свежий взгляд и новые подходы» (Йошкар-Ола, 2012), «Плюрилингвизм и мультилингвизм. Проблемы и стратегии развития» (Тюмень, 2012), «Актуальные проблемы науки и образования: прошлое, настоящее, будущее» (Томбов, 2012). Диссертация в полном объеме обсуждена на расширенном заседании кафедры дагестанских языков и теоретической и прикладной лингвистики ДГУ. Основные положения диссертационного исследования отражены в 52 публикациях, в том числе 2 монографиях и 8 статьях, опубликованных в научных журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, одной теоретической и трех практических глав, посвященных соответственно образу человека, взаимодействию человека с окружающим миром и духовной

Заключение диссертации по теме "Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой с", Сулаева, Жанна Абдулгамидовна

Выводы по 4-й главе

В данной главе была предпринята попытка рассмотреть отражение в пословично-поговорочной картине духовного мира кумыков. Благодаря присущей им дидактично сти, паремии являются своеобразным сводом нравственных устоев и моральных ценностей кумыков, а эмотивно-оценочный аспект, детерминированный мировоззрением носителя языка, его культурно-историческим опытом, является системой существующих в данном социуме критериев оценки.

Представления о ценностях могут эксплицироваться в паремиях в разнообразном арсенале стилистических, оценочных, эмоционально-экспрессивных, смысловых оттенков.

Характер базовых ценностей в лексике кумыкских пословиц складывался в течение длительного времени в зависимости от многих факторов: природных характеристик территории; истории существования кумыкского народа, полиэтничности места проживания; постоянной необходимости обороны от внешних врагов; аграрного характера хозяйственной деятельности кумыков; необходимости обеспечения выживания каждого человека в сложных материальных условиях; этических норм религиозного мировоззрения кумыков.

В кумыкских пословицах и поговорках отношение народа к религии дооктябрьского периода можно наглядно видеть, как резко противостояли два начала: светское и религиозное. И это отношение народа выражается в большинстве пословиц. Народ отточил пословицы и поговорки и наполнил их своим социальным содержанием и своей моралью.

В оценке качеств человека толерантность занимает достойное место, так как она связана с нравственными позициями человека, с его отношением к другим людям, что и нашло отражение в паремиологических единицах кумыкского языка. На фоне этих элементов еще отчетливее проявляются уникальность, национально-культурная специфика языкового сознания кумыкского народа. Понятие толерантности в системе культурных ценностей кумыков тесно связано с понятием «добра», которое трактуется как проявление сдержанности и терпимого отношения к другим.

Билпм «знание» - это сложный (гетерогенный и многопризнаковый) универсальный ментальный лингвоконцепт, имеющий автономический характер. Его структуру составляет, прежде всего, бинарная оппозиция билимли «знающий» - билимсиз «незнающий». Невежество высмеивается и осуждается. Отличительными признаками умного человека в кумыкских паремиях являются стремление к знаниям, немногословие, которое имеет особую ценность в кумыкской культуре. Признаком умного человека также является терпение.

Для кумыкского менталитета с ярко выраженным культом совести потеря этого качества всецело может привести к отрицательным, порой губительным процессам во всех сферах жизни человека.

Анализ пословиц позволяет утверждать, что пословичная зона отражает отношение кумыков к религии и понимание различных сторон этого концепта. В пословицах о религии ярко проявляется социальная сатира. И это отношение народа выражается в большинстве пословиц. Религиозность кумыков проявляется в их быту, в обрядах, прежде всего, связанных с рождением ребенка, свадьбой и похоронами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как видно из исследованного нами фактологического материала, в пословицах и поговорках отражаются наиболее архетипичные концептуальные представления кумыков об окружающей действительности, материальной и духовной культуре этноса, интерперсональных отношениях. Пословицы и поговорки характеризуются антропоцентрической направленностью, значительным функциональным потенциалом и прагматической нагруженностью. Уже жанровая их специфика позволяет говорить о том, что паремии - это результат деятельности коллективной языковой личности. В них аккумулированы наиболее релевантные для кумыков представления о жизни в своем многообразии.

Кумыкские пословицы имеют сложную структурно-семантическую организацию, они характеризуют мыслительную деятельность, эмоционально-интеллектуальные свойства и состояния человека, его нравственные качества. Эти качества являются важнейшими составляющими образа человека: они репрезентируют мировоззренческие понятия и языковые образы в виде культурных знаков, характерные для языкового сознания кумыков.

Лексика пословиц представляет собой самостоятельную микросистему, которая характеризуется особыми параметрами и реализует многоаспектные возможности функционирования. Она, обладая культурно-национальной спецификой, сопровождает все аспекты жизнедеятельности кумыков. Специфика компонентов определила обширность ареала, насчитывающего более 2000 единиц, широкое семантическое пространство, вербализуемое исследуемыми пословицами, и их коннотативно-прагматическую информативность, проявляющуюся в многообразии их лексико-семантических групп.

Кумыкские пословичные высказывания представляют собой особые семантичекие структуры, отражающие мировосприятие кумыкского этноса. Они отмечены многообразием семантических разрядов, широким спектром значений и направлены на выполнение с точки зрения прагматики двух функций - кумулятивной и директивной.

В пословицах, в которых нашли отражение традиции, обычаи, культура народа, хранится большой культурологический потенциал. Национальное своеобразие проявляется, во-первых, в иерархии семантических признаков, которые представляются наиболее важными для носителей кумыкского языка, во-вторых, в этнической окраске пословичных единиц и способах репрезентации той или иной семантики.

При анализе кумыкской пословичной картины мира обнаруживаются характерные черты кумыкского народа, такие, как гостеприимство, куначество, соблюдение традиций и обычаев, терпение и красноречие. Наибольшее распространение получили пословицы, отражающие общечеловеческие ценности: родная земля и дом, семья, счастье дружба, труд, терпимость. Семантическое пространство, образуемое пословицами, имеет иерархическую структуру, стратифицируемую семами разного уровня абстракции. Неодинаковая количественная представленность микрополей пословиц и их зонная организация свидетельствуют о различной аксиологической значимости этих микрополей, их фрагментов и, следовательно, соответствующих им культурных смыслов.

Исследование роли пословиц в репрезентации концептосферы «человек и окружающий его мир» позволило выявить специфику посло-вичного значения в его отношениях с другими когнитивными категориями кумыкского языка. Во-первых, в отношении с концептосферой кумыкского языка паремиологическое значение репрезентирует базовые концепты кумыкской лингвокультуры, связанные с этнокультурными константами кумыкского менталитета. Во-вторых, в отношении с языковой картиной мира пословичное значение является генератором и интегрированным носителем универсальной и идиоэтнической информации. В-третьих, пословичная семантика сохраняет образ мира, сформированный в социально-культурных анналах исторической памяти кумыкского народа как ценностно-смысловой инвариант пословичной модели «человек в мире и мир человека».

В пословицах параметры пространственного кода оър «вверх», онг «правый», ал «вперед», терен «глубокий» обнаруживают способность к переносу в сферу позитивной оценки, векторы тюп «вниз», сол «левый», арт «назад», сай «мелкий» - в сферу негативной аксиологичности.

Соматический код служит базой для стереотипизации духовного, пространственного и временного кодов культуры.

Биоморфный код порождает антропометрические стереотипы на основе двойной метафоризации: животным приписываются качества людей, а затем их знаки используются для обозначения человеческого поведения, состояния и проч.

Временной код служит базой для репрезентации позитивной оценки, связанной в основном с трудовой деятельностью.

Однако большая часть пословиц в кумыкской языковой картине обращены к нравственной сути человека - поискам и определению таких понятий, как «честь», «совесть», «добро», «зло».

К чертам национальной специфики можно отнести неравномерное распределение пословиц по некоторым семантическим группам в языке, выделение незначительных подгрупп, включающих в себя пословицы данного языка. Наполненность тематических групп пословиц о животных, о времени, о человеке, о труде в кумыкском языке примерно одинаковая, а наполненность тематических групп о религии и гостеприимстве не очень высокая. В кумыкском языке тематическая группа «Соматонимы» представлена шире, разнообразнее, стабильнее и богаче, чем все остальные.

Это говорит о том, что межчеловеческие отношения и общие принципы поведения людей представляют собой стабильную картину.

Метафоризация кумыкских пословичных единиц происходит на концептуально-категориальном уровне. На этом уровне пословичная семантика выступает как процесс последовательного развертывания и слияния ментальных компонентов, их взаимодействия и закрепления в сознании в виде ментальных образов.

В кумыкской пословичной концептуализации мира метафора охватывает не только самого человека как биологического существа, но и окружающий его материальный и духовный мир. Для эстетической оценки человека как биологического существа используются зооморфные и фитоморфные образы. В антропосферу также входит концептуальная область, содержащая структурированные знания о положении человека в обществе, о природе межличностных отношений, социальных явлений. Взгляд на социальные явления осуществляется через призму животных, растений, артефактов, религиозных представлений и т.д. Соответственно репрезентация человека как социального существа происходит через зооморфные, фитоморфные, флороморфные, предметные, и религиозные образы.

Концептуальный анализ кумыкских пословиц существенно рас-ширяет содержание концепта по сравнению с лексикографической интерпретацией, именно пословицы заключают в себе совокупность мнений, выработанных народом как лингвокультурной общностью. Семантическое поле и полевая модель концепта отличаются друг от друга ядерными лексемами, кроме того периферии концептуального поля лексически насыщеннее, чем семантического поля.

Материал, который подвергнут когнитивному анализу, показывает, что в пословицах и поговорках кумыкского языка выражаются как общечеловеческие, так и специфические чувства, выражающие национальный менталитет, культуру, традиции и быт кумыков. И в то же время достаточно много пословиц и поговорок, которые подчеркивают национальный характер. Отсутствие тех или иных соответствий в других языках объясняется тем, что, прежде всего пословицы и поговорки ярко и рельефно высвечивают национальный менталитет и специфику культуры носителей языка.

Семантика большинства пословичных единиц в кумыкском языке тесно связана с входящими в их состав компонентами. Наличие межъязыковой семантической эквивалентности пословиц обусловлено не только языковым родством и социально-исторической общностью народов, но и тем фактором, что совпадали многие конкретно-исторические формы материального производства и производственных отношений. Эта гносеологическая и социально обусловленная тенденция привела к тому, что между группами пословиц разных дагестанских и тюркских языков наблюдаются случаи полной или частичной семантической эквивалентности.

Всякая паремия при всем общечеловеческом ее содержании несет в конкретном употреблении печать национального своеобразия, обусловленную особенностями данного языка, этническими, географическими, историческими и другими факторами. Это не отрицает общечеловеческого, а, наоборот, удобная форма его проявления. Кумыкские пословицы и поговорки также воссоздают своеобразную национально-окрашенную картину. В них конкретные явления именно дагестанской социально-исторической действительности и свои, дагестанские, самобытные формы выражения обобщений. Своеобразие обычаев, традиций, языка, истории, географических условий, склада национального характера и бытового укалада горцев, особенности их исторических связей с разными, близкими и далекими народами мира, не могли не вызвать своеобразия содержания, и формы пословиц. Национальную окраску приобретает в горской пословице и поговорке и отражение в них исторических событий.

Естественные климатические особенности тех или иных местностей Дагестана, своеобразие расположения селений, характер их хозяйственно-экономического развития, отличичтельные признаки поведения, приписываемого жителям того или другого села или района, явились причинами возникновения совершенно оригинально оформленных пословиц и поговорок.

Распределение пословиц по тематическим группам позволяет заключить, что подавляющее большинство анализируемых пословиц в рассматриваемом языке семантически ориентированы на человека. Рождение и смерть, физическое и эмоциональное состояние, особенности характера, умственная деятельность, возраст, внешний облик, окружающая природа, животный и растительный мир и т. д. - фактически все проявления жизни человека находят яркое отражение в пословичном фонде кумыкского языка.

Результатом исследования также явилось то, что образная лексика пословиц оказалась достаточно однородной. Она делится на серию предметно-тематических классов, каждый из которых представлен некоторым количеством ключевых слов с одним и тем же содержанием. Наиболее широко представленными оказались следующие семантические классы: человек и отношения между людьми, части тела человека, животный и растительный мир, быт, еда, ум, знание, религия, дом - родина. В каждом классе присутствует значительная часть общей лексики: слова, обозначающие людей по профессиям, моральные качества человека и т.д.

Выделение типов пословиц с точки зрения лексико-семантического значения представляет не только собственно-лингвистический интерес, но и социально-лингвистический. Уже сам отбор предметов и явлений, образов, осуществляемый на протяжении веков и закреплявшийся из поколения в поколение в языке, раскрывает многие стороны исторического развития народа, его национальной культуры, духовного склада и миросозерцания. То обстоятельство, что сам состав предметно-тематических групп остался неизменным, означает, что эти разряды высказываний, отражающие нормы поведения и этики отличаются высокой стабильностью.

Поражает то, что в пословицах кумыкского языка, относящегося к тюркской языковой семье, носители которого живут на одной географической территории с представителями народов Дагестана, представлены принципиально одни и те же названия животных, как домашних, так и диких. Различия касаются лишь в большей или меньшей дифференцируемости названий. Все названия животных и птиц в образном использовании однородны. Есть все основания предположить наличие общедагестанского, единого в своей основе концептуального фонда культуры, так как слишком много принципиально общего в духовном менталитете, в картине мира кумыков и других народов Дагестана. Общее особенно хорошо просматривается в наиболее древних концептах, а именно в их внутренней форме, в их мотивировке. Формальные внешние проявления многообразны, а уникальность и общедагестанская общность действительно законсервирована в самых различных формах вербальных единиц наших языков. В тех случаях, когда структура концептуального образа связана с какой-то национальной реалией, в ней обязательно обнаруживается печать национальной самобытности.

Результаты проведенного исследования подтверждают основное теоретическое положение лингвокультурологии о том, что культура и сформировавшийся на ее основе менталитет способны отражать и воспроизводить в языке культурные традиции разных времен и даже отдельных индивидов. Стереотипность образного основания пословичных речений обуславливает их культурно-национальную специфику.

Существенной особенностью лексики пословиц является ее общеупотребительность, отсутствие узкоспециальных слов, а также слов, принадлежащих к словарю отдельных социальных групп. Эта черта лексических компонентов пословицы вторична по отношению к такой характеристике интересующих нас образований, как метафоричность высказывания. Лексическое оформление пословиц производится в соответствии с этой особенностью, не противореча ей. Они содержат значительное количество лакун, и прежде всего лакун относительных, поскольку эти клише тесно связаны с бытом народа, они описывают среду его обитания, культурно-социальные особенности народа.

Отличительными признаками умного человека в кумыкских пословицах являются стремление к знаниям, немногословие, которые имеют особую ценность в кумыкской культуре.

Базовыми социокультурными концептами являются концепты «Родина», «семья». Их можно отнести к когнитивно-универсальным концептам, так как они выражают понятия универсальные для всех культур, но при этом обладают национально-специфичными чертами. Общей смысловой доминантой в концепте «Родина» является ценность родного дома, которая особенно остро понимается на чужбине. Национальная специфика обнаруживается при анализе лексем, которые номинируют данные концепты.

Агълю «семья» - важный элемент ценностной картины мира. В лингвокультурном концепте агълю центром выступают отношения между мужем и женой, затем родители, дети и отношения с другими родственниками.

К числу базовых в любой культуре можно отнести такие лингвокультурные концепты как «родина» и «семья». Анализ паремий выявил, что концепт «Родина» более значим в кумыкском этническом сознании, что подтверждается преобладанием пословиц и поговорок, касающихся осмысления данной ценности и свидетельствует об его приоритетности в кумыкской культуре. К числу общих ценностных доминант можно отнести то, что ценность родины познается на чужбине и родина -лучшее место для человека.

Важным элементом языковой картины мира и понятием, которое представляет универсальную человеческую ценность, является концепт агьлю «семья», представленный в большом количестве паремий. Данный концепт как элемент концептосферы является одним из основополагающих концептов, которые представляют собой ключевые понятия культуры, национального менталитета. В языковых единицах, репрезентирующих данный концепт, сконцентрированы важнейшие понятия материальной и духовной культуры.

Анализ образной составляющей выявил пословицы с полной и частичной образностью, а также пословицы, в которых отсутствует переносно-образный семантический смысл. Большинству пословиц свойственна семантика образного обобщения действительности. В основе многих пословиц лежат бинарные оппозиции.

Ценным источником сведений об особенностях видения мира тем или иным этносом является зоометафора. Стремясь охарактеризовать свое поведение, чувства, эмоции, люди прибегают к сравнению с животными. Исследование способствует выявлению различных особенностей человека, оценка которых отражается при помощи зооморфизмов в паремиях, а также определению наиболее порицаемых и поощряемых качеств человека в языковой картине мира. Наибольшей частотностью в сопоставляемых языках обладают названия домашних животных (лексемы ит. «собака», эшек «осел», ат «лошадь»). При этом один и тот же зооним может представлять различные признаки, качества и свойства.

Анализ пословиц показал, что названия животных чаще используются для отражения тех или иных внутренних качеств человека, реже для обозначения социально обусловленных черт. В зооморфных метафорах существуют традиционные этнические коннотации.

С понятием «родина» в кумыкском лингвосознании тесно связан концепт «гостеприимство», рассматриваемый в нашем исследовании как этнический концепт, который наиболее ярко отражает черты коллективной ментальности и связан с религиозными верованиями и культурными традициями кумыкского народа.

К числу основных путей образования пословиц в кумыкском языке относятся наблюдения кумыков, основанные на жизненном опыте общества, исторические события, культурные традиции и религиозные воззрения. Пословицы кумыкского языка - огромная «кладовая» иллюстративного лингвистического материала для подтверждения тех или иных черт национального характера, один из языковых источников знания о национальном характере и менталитете.

Дальнейшее изучение кумыкских пословиц и поговорок требует развернутых сравнительных и сопоставительных исследований.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Сулаева, Жанна Абдулгамидовна, 2012 год

1. Абдуллатипов А. Ю. История кумыкской литературы. Ч. 1. -Махачкала, 1994. 296 с.

2. Абдурахмаиов X. Синтаксические особенности узбекских народных пословиц: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Ташкент, 1969.

3. Аджи М. Мы из рода половецкого. Рыбинск, 1992.

4. Аджиев А. М. Специфика связи и типология кумыкского песенного фольклора. Махачкала, 1989.

5. Акбиев А. С. Социально-экономический строй кумыков во второй половине XVII первой половине XVIII вв.: Автореф. дис. . канд. ист. наук. - Махачкала, 1994. - 20 с.

6. Акбиев С.-М. X. Истоки. Махачкала, 1994. - 106 с.

7. Акташи Мухаммед Аваби Дербенд-наме. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1992. - 160 с.

8. Алефиренко Н. Ф. «Живое» слово. Проблемы функциональной лексикологии. М.: Флинта, 2009. - 345 с.

9. Алефиренко Н. Ф. Лингвокультурология. М.: Флинта, 2010. - 283 с.

10. Алефиренко Н. Ф., Семененко Н. Н. Фразеология и паремиология. -М.: Флинта, 2009.-343 с.

11. Алексеев М. Е. Сравнительно-историческая морфология нахско-дагестанских языков. Категории имени. М.: Academia, 2003. -246 с.

12. Алексеев М. Е., Климов Г. А. Типология кавказских языков. М., 1980. (Переизд.: М.: Либроком, 2010.

13. Алиев С. М. Слово, испытанное веками. Махачкала, 1989. - 149 с.

14. Алпатов В. М. Принципы типологического описания частей речи // Теория и типология. М.: Наука, 1990.

15. Амосова Н. Н. Основы английской фразеологии. Л. : ЛГУ, 1978.

16. Амосова Н. Н. Современное состояние и перспективы фразеологии // Вопросы языкознания. 1966. - № 3. - С. 65-72.

17. Аникин В. П. Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор. -М.: Учпедгиз, 1957.

18. Антрушина Г. Б., Афанасьева О. В., Морозова Н. Н. Лексикология английского языка (English lexicology). М., 1999.

19. Аппоев А. К. Структурно-семантическая организация карачаево-балкарских паремических высказываний: Автореф. дис. .канд. филол. наук. -Нальчик, 2010.

20. Апресян Ю. Д. Избранные труды // Лексическая семантика. Синонимические средства языка. Т. 1. -М., 1995.

21. Арапова О. А. Концепт «дружба»: системный и функционально-когнитивный анализ: Автореф. дис. канд. филол. наук. Уфа, 2004. - 25 с.

22. Аристотель. Сочинения в четырех томах. Т. 4. М., 1984.

23. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М: Языки русской культуры, 1999.

24. Арутюнова Н. Д. Аномалии и язык (к проблеме языковой "картины мира") // Вопросы языкознания. 1987. - № 3. - С. 3-17.

25. Арутюнова Н. Д. К проблеме функциональных типов лексического значения // Аспекты семантических исследований. М., 1980. - С. 156-249.

26. Арутюнова Н. Д. От редактора // Логический анализ языка: язык речевых действий. -М., 1994.

27. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факты. -М, 1988.-344 с.

28. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. -М.: Наука, 1988.-341 с.

29. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. 2-е изд., испр. - М.: Школа «Языки русской культуры», 1999. - 896 с.

30. Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл. М., 1976.

31. Арутюнова Н. Д. Языковая метафора (синтаксис и лексика) // Лингвистика и поэтика. М., 1979.

32. Арутюнова Н. Д. К проблеме функциональных типов лексического значения // Аспекты семантических исследований. М., 1980.

33. Арутюнова Н. Д. Оценка. Событие. Факт. М., 1988.

34. Арутюнова Н. Д. Логический анализ языка. Модели действия. М., 1992.

35. Архангельский В. А. Методы фразеологического исследования в отечественном языкознании (60-е годы XX века) // Вопросы лексики и фразеологии современного русского языка. Ростов н/Д., 1968. - 240 с.

36. Архангельский В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Ростов н/Д., 1964.

37. Ахманова О. С. Очерки по общей и русской лексикологии. М., 1957

38. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966.

39. Ахметшина А. Р. Семантика татарских пословиц: в сравнении с русскими и французскими пословицами: Автореф. дис. канд. филол. наук. -Казань, 2000.-151 с.

40. Бабаева Е. В. Отражение ценностей культуры в языке // Язык, коммуникация и социальная среда: Межвузовский сборник научных трудов. -Вып. 2. Воронеж, 2002.

41. Балли Ш. Общая лингвистика и французская лингвистика. М., 1955.

42. Балли Ш. Французская стилистика. М., 1961. - 394 с.

43. Балова И. М. Очерки по синтаксису пословиц и поговорок кабардинского языка. Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 1999. - 198 с.

44. Балова И. М. Синтаксис кабардинских пословиц и поговорок: Автореф. дис. д-ра филол. наук. М., 1999.

45. Балова И. М., Кремшокалова М. Ч. Философские и нравственные концепты в русских и кабардинских паремиях. Нальчик: Изд-во М и В. Котляровых, 2009. - 192 с.

46. Баскаков Н. А. Введение в изучение тюркских языков. М.: Высшая школа, 1969.

47. Батулина А. В. Пословично-поговорочные выражения в современном русском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Великий Новгород, 2003.- 19 с.

48. Беляева Л. М. Свободные глагольные словосочетания в современном английском языке. -М., 1963. С. 5.

49. Бенвенист Эмиль. Общая лингвистика. М., 1974. - 448 с.

50. Бертагаев Г. А. Роль русского языка в развитии словарного состава языков народов России. М., 1959.

51. Богушевич Д. Г. Единица, функция, уровень: К проблеме классификации единиц языка. Минск, 1985. - 116 с.

52. Бондаренко В. Т. Пословица: движение между двумя полюсами (общее и отдельное) // Русское слово в мировой культуре. Мат-лы X Конгресса МАПРЯЛ. Санкт-Петербург, 30 июня 5 июля. Русский текст и русский дискурс сегодня. - СПб., 2003. - С. 499-503.

53. Бочина Т. Г Контраст как лингвокогнитивный принцип русской пословицы: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Казань: Казанск. гос. ун-т,2003.-50 с.

54. Бочина Т. Г. Контраст как лингвокогнитивный принцип русской пословицы: Автореф. дис. д-ра филол. наук. М., 2003.

55. Бочина Т. Г. Стилистика контраста: Очерки по языку русских пословиц. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2002.

56. Бочина Т. Г. Типология лексических средств выражения контраста // Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы. Казань,2004.-С. 50-51.

57. Булыгина Т. В., Шмелев А. Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М.: Школа «Языки русской культуры», 1997.-574 с.

58. Булыгина Т. В., Крылов С. Н. Денотат // Русский язык. Энциклопедия / гл. ред. Ю. Н. Караулов. М., 1998.

59. Бурмистрович Ю. Я. Новые фразеологизмы как объект фразеологии // Проблемы фразеологии и фразеографии. Махачкала, 1992. - С. 137-141.

60. Буслаев Ф. И. Русские пословицы и поговорки, собранные и объясненные Ф. Буслаевым. М.: В тип. Семена, 1854.

61. Ван Дейк Т. А. Язык. Понимание. Коммуникация. М., 1089.

62. Вандриес Ж. Лингвистическое введение в историю. М., 1937.

63. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1996. V. 20.

64. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов. -М., 2001.

65. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1997.

66. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. -М.: Языки русской культуры, 1999. 780 с.

67. Вежбицкая А. Сопоставление культур через посредство лексики и прагматики, М.: Языки славянской культуры, 2001. - 272 с.

68. Вейсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 1993.

69. Вендина Т. И. Прекрасное и безобразное в русской традиционной духовной культуре // Логический анализ языка. М., 2004.

70. Виноградов В. В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке // Сборник статей и материалов. М., 1947.

71. Виноградов В. В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. -М., 1972. С. 229.

72. Виноградов В. В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины // Избранные труды: Лексикология и лексикография. -М., 1977. V. 30.

73. Воробьев В. В. Лингвокультурологическая парадигма личности. -М., 1996.

74. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. Издание 4-е. -М., 1990.-246 с.

75. Визаулина В. В. Отражение традиций народа в языковой картине мира: (на примере американского варианта современного английского языка) // Московский гос. лингв, ун-т. Сб. науч. трудов. 1999. - Вып. 448. - С. 119131.

76. Виноградов В. В. Избранные труды. История по русской грамматике. -М., 1975.-559 с.

77. Виноградов В. В. Лексикология и лексикография. Избранные труды. -М., 1977.

78. Виноградов В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). -М., 1947.-783 с.

79. Винокур Г. О. Проблема культуры речи // Русский язык в современной школе. -М., 1929.

80. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М.: Наука, 1985. -228 с.

81. Воркачев С. Г. Лингвокультурная концептология: становление и перспективы // Известия РАН. Серия лит-ры и языка. 2007. - Т. 66. - № 2. -С. 77.

82. Воркачев С. Г. Концепт счастья в русском языковом сознании: опыт лингвокультурологического анализа. Краснодар : Изд-во КГТУ, 2002. - 142 с.

83. Воркачев С. Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // Филологические науки. 2001. - № 1. - С. 64-72.

84. Воркачев С. Г. Этносемантика паремии: сопоставительный анализ метафорических показателей безразличия в русском и испанском языках //

85. Языковая личность: культурные концепты. Сб. науч. тр. Волгоград : Перемена, 1996. - С. 16-24.

86. Воробьев В. В. Лингвокультурология (теория и методы): Монография. М.: Изд-во РУДН, 1997. - 331 с.

87. Воробьев В. В. Лингвокультурология. М.: Изд-во РУДН, 2008. - 335с.

88. Воробьев В. В. Лингвокультурология. -М., 1997.

89. Выготский Л. С. Педагогическая психология. -М., 1996.

90. Выготский Л. С. Психология. М., 2000.

91. Гаврин С. Г. К вопросу об отличии пословицы от поговорок в современном русском литературном языке: Уч. зап. Пермского гос. пед. ин-та. -Пермь, 1958.-Вып. 17.-С. 23-46.

92. Гаджиахмедов Н. Э., Абакарова М. М. Термины родства в диалектах кумыкского языка // Проблемы отраслевой лексики дагестанских терминов. Термины родства и свойства. Махачкала, 1985.- С.143-153.

93. Гаджиахмедов Н. Э. Грамматические категории имени и глагола в кумыкском языке (сравнительно с другими тюркскими языками). -Махачкала, 2000. 380 с.

94. Гаджиахмедов Н. Э., Казакова А. С. Повелительное наклонение глагола в кумыкском языке // Семантика языковых единиц разных уровней. -Вып. 2. Махачкала, 1997. - С. 17-22.

95. Гаджиахмедов Н. Э. Категория числа в кумыкском языке // Категория числа в дагестанских языках. Махачкала, 1985. - С. 149-153.

96. Гаджиахмедов Н. Э. Кумыкское словоизменение в сравнительном освещении. Махачкала, 2012.

97. Гаджиева Н. 3. Азербайджанский язык // Языки народов СССР. Т. 2. М.: Наука, 1966.-С. 66-90.

98. Гаджиева Н. 3. Тюркоязычные ареалы Кавказа. М., 1979.

99. Гаджиева С. Ш. Кумыки (Историко-этнографическое исследование). -М., 1961.-385 с.

100. Гаевая А. И. Структурно-семантическая характеристика пословиц качественной оценки лица современного русского языка: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1990. - 22 с.

101. Гайдаров Р. И. Лексика лезгинского языка. Спецкурс. Махачкала, 1965.- 123 с.

102. Гак В. Г. Метафора: универсальное и специфическое // Метафора в языке и тексте / отв. ред. В. Н. Телия. М., 1988. - С. 11-26.

103. Гак В. Г. К диалектике семантических отношений в языке // Принципы и методы семантических исследований. М., 1976. - С. 73-92.

104. Гак В. Г. Сопоставительная лексикология. М., 1977.

105. Гак В. Г. Языковые преобразования. -М., 1998.

106. Гасанов М. М. Дагестанские народные пословицы, поговорки, загадки. Махачкала: Дагучпедгиз, 1971.

107. Юб.Гачев Г. Д. Национальные образы мира. М., 1988. - 448 с.

108. ГачевГ. Д. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос. М., 1995.-479 с.

109. Гвоздарев Ю. А. Народные обычаи в русской фразеологии // Вопросы общей и дагестанской фразеологии. Махачкала, 1984. - С. 29-38.

110. Гвоздарев Ю. А. Основы русского фразообразования. Ростов н/Д., 1977.-183 с.

111. ПО.Гвоздарев Ю. А. Пословицы и поговорки как объект лингвистического исследования // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1995. - № 4. - С. 58-61.

112. Гвоздев А. Н. Очерки по стилистике русского языка. М., 1952.

113. Гвоздев В. В. Место пословиц как структурно-семантических образований в языке: Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1983. - 23 с.

114. Геляева А. И. Человек в языковой картине мира. Нальчик, 2002.

115. Гергокова Ж. X. Фразеологическая концептуализация понятия «человек» (на материале карачаево-балкарского, английского и русского языков): Автореф. дисс. канд. филол. наук. Нальчик, 2004.

116. Гребнев Н. Народные изречения и пословицы Дагестана. -Махачкала, 1966.

117. Пб.Гриченко JI. В. Русские и английские пословицы побудительной семантики: Автореф. дис. канд. филол. наук. Ростов н/Д., 2006.

118. Гумбольдт В. О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества 1830-1835. // в кн.: Гумбольдт В. Избранные трубы по языкознанию. М.: Прогресс, 1984. С. 37-298.

119. Гумбольт В. Избранные труды по языкознанию. М., 1984. - 398 с.

120. Гумбольт В. Язык и философия культуры. М., 1985. - 452 с.

121. Гумбольдт В. Хрестоматия по истории языкознания XIX и XX в. М., 1956.

122. Гуртуева М. Б. Балкарский фольклор о народном опыте воспитания. -Нальчик, 1974.

123. Гюльмагомедов А. Г. Фразеология лезгинского языка. Махачкала, 1990.-100 с.

124. Даль В. И. Напутное // В кн.: Пословицы и поговорки русского народа. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. - С. 5-27.

125. Даль В. И. Пословицы русского народа. М., 1993.

126. Дашкевич Я. Р. Армяно-кыпчакский язык: этапы истории // Вопросы языкознания. 1983. - С. 91-107.

127. Дмитриев Н. К. Грамматика башкирского языка. M.-JT. : Изд-во АН СССР, 1948. 276 с.

128. Дмитриев Н. К. Материалы по истории кумыкского языка // Языки Северного Кавказа и Дагестана. Сборник лингвистических исследований. -Вып. 2. M.-JL: Изд-во АН СССР, 1949. - С. 183-247.

129. Дмитриев Н. К. Строй тюркских языков. М.: Изд-во АН СССР, 1940.

130. Дмитриев Н. К. Грамматика кумыкского языка. M.-JI., 1940.

131. Добровольский Д. О. Национально-культурная специфика во фразеологии // Вопросы языкознания. 1997. - № 6.

132. Донцов А. И., Токарева М. Ю. Социальный контекст как фактор взаимодействия большинства и меньшинства // Социальная психология в трудах отечественных психологов. СПб., 2000 .

133. Дутова Т. Е. Концепты дух/душа: сравнительно-этимологический анализ славянской фразеологии // Филологический ежегодник. Вып. 5-6. -Омск, 2004-2005.

134. Дыбо А. В. Семантическая реконструкция в алтайской этимологии. Соматические термины (плечевой пояс). М., 1996.

135. Ельмслев JI. Можно ли считать, что значения слов образуют структуру? // Новое в лингвистике. Вып. 2. - М., 1962. - С. 64-76.

136. Ефимов Е. Ю. Лексико-грамматические особенности чувашских пословиц и поговорок: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Алма-Ата, 1978. - 19 с.

137. Жданова В. В. Пословицы и поговорки как источник изучения русского культурно-языкового сознания // Культурные слои во фразеологизмах и дискурсивных практиках. М., 2004. - С. 151-160.

138. Жуков В. П. Русская фразеология: Учебное пособие для вузов. М., 1991.-312 с.

139. Журавлев A. JI. Концептуальное представление о совместной деятельности // Социальная психология в трудах отечественных психологов. СПб., 2000.

140. Загиров В. М. Историческая лексикология языков лезгинской группы. -Махачкала, 1987. 141 с.

141. Иванова Е. В. Пословичная концептуализация мира (на материале английских и русских пословиц): Автореф. дис. . д-ра филол. наук. СПб., 2003.

142. Иванова Е. В. Пословичные картины мира (на материале англ. и русских пословиц). СПб.: Фил. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2002. - 153 с.

143. Иванова Е. В. Пословичные картины мира (на материале английских и русских пословиц). СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2002. -160 с.

144. Иванова Е. В. Мир в английских и русских пословицах. СПб., 2006. -280 с.

145. Иванова Т. В. Зоонимы и фитонимы в английской и русской паремиологии в аспекте этнического менталитета // Языковые и речевые единицы в разных языках. Уфа, 2006. - С. 187-198.

146. Инчина Ю. А. Национально-культурная специфика фразеологизмов с зоонимным компонентом в триязычной ситуации (на материале русского, английского и немецкого языков): Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 2002.-210 с.

147. Исаев М.-Ш. А. Структурная организация и семантика фразеологических единиц даргинского языка. Махачкала, 1995. - 208 с.

148. Кадыраджиев К. С. Проблемы сравнительно-исторического изучения кумыкского и тюркских языков. Махачкала, 1988. -367 с.

149. Кадыраджиев К. С. Загадки кумыкской и тюркской истории от Эгейского до Каспийского морей. Махачкала, 1992. - 64 с.

150. Кадыраджиев К. С. Исконная лексика кумыкского языка с точки зрения ее происхождения: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1981. - 27 с.

151. Кадыраджиев К. С. Историко-этимологический словарь японского и тюркских языков. Махачкала, 2005.

152. Кадыров Р. С. Дербентский диалект азербайджанского языка: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Махачкала, 1996. - 22 с.

153. Кандауров А. А. К вопросу о происхождении кумыков. Махачкала, 1995.-41 с.

154. Касарес X. Введение в современную лексикографию. М., 1958. -354 с.

155. Кацнельсон С. Д. Типология языка и речевое мышление. JL, 1972. -216 с.

156. Кашароков Б. Т. Пословицы русского, немецкого и кабардино-черкесского языков как источник изучения культурно-языкового сознания: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Краснодар, 2004.

157. Кияк Т. Р. Мотивированность лексических единиц. Львов, 1988. -162 с.

158. Климов А. Г. Типология языков активного строя. М., 1977. - 320 с.

159. Кобозева И. M. Лингвистическая семантика. М., 2000.

160. Колшанский Г. В. Текст как единица коммуникации // Проблемы общего и германского языкознания. М., 1978.

161. Кононов А. Н. Грамматика современного турецкого литературного языка. -М.: Изд-во АН СССР, 1956. 569 с.

162. Котова М. Ю. Славянская паремиология: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. СПб., 2004.

163. Кононов А. Н. Грамматика языка тюркских рунических памятников. (VII-IX вв.). Л. : Наука, 1980. - 255 с.

164. Копыленко M. М., Попова 3. Д. Очерки по общей фразеологии. -Воронеж, 1989.- 191 с.

165. Красавский Н. А. Динамика эмоциональных концептов в немецкой и русской лингвокультурах: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Волгоград, 2001.

166. Красных В. В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология: Курс лекций. М.: ИТДГК «Гнозис», 2002. - 284 с.

167. Крикманн А. А. Некоторые аспекты семантической неопределенности пословиц // Паремиологический сборник: Пословица. Загадка (структура, смысл, текст). М., 1978. - С. 82-104.

168. Кубрякова Е. С. Типы языковых значений. Семантика производного слова.-М., 1981.-200 с.

169. Кунин А. В. Курс фразеологии современного английского языка. -М., 1986.

170. Курилович Е. Заметки о значении слова // Очерки по лингвистике. -М., 1962.

171. Лакофф Дж. Когнитивное мировидение // Язык и интеллект. М., 1995.

172. Лакофф Дж. Когнитивная семантика // Язык и интеллект. М., 1996.

173. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем. М., 2004.

174. Ларин Б. А. Очерки по фразеологии (о систематизации и методах исследования фразеологического материала) // Уч. зап. ЛГУ. Сер. филол. наук. 1956. - Т. 198. - Вып. 24. - С. 200-224.

175. Лебедев М. В. Стабильность языкового значения. М., 1998.

176. Левковская К. А. Теория слова, принципы ее построения и аспекты изучения лексического материала. -М., 1962.

177. Лейчик В. М. Некоторые наблюдения над лексикой паремий // Владимир Даль и современная филология / Мат-лы Международной научной конференции. Нижний Новгород, 2001.

178. Лихачев Д. С. Историческая поэтика русской литературы. СПб. : Алетейя, 1997.

179. Лосев А. Ф. Языковая структура. М., 1993.

180. Лурия А. И. Язык и сознание. М., 1998.

181. Лукашевич Е. В. Становление когнитивной структуры слова: лингвоментальный аспект // Методология современной психолингвистики: сб. ст. М.-Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2003. URL: http://psycholing.narod.ru/monograf/lukash-psy-hr

182. Лэм С. М. Очерки стратификационной грамматики (перевод с английского Д. Г. Богушевич). Минск, 1977. - 436 с.

183. Магомедов Р. М. Обычаи и традиции народов Дагестана. -Махачкала, 1992. 144 с.

184. Магомедова А. Г. Кумыкский язык // Языки народов СССР. М.: Наука, 1966.-С. 194-212.

185. Магомедханов M. М. Очерки по фразеологии аварского языка. -Махачкала, 1972.- 159 с.

186. Макаров Т. Н. Татарская грамматика кавказского наречия. Тифлис, 1948. 143 с.

187. Малиновская Б. К. Функциональный анализ // Антология исследований культуры. Интеграция культуры. Т. 1. СПб.: Университетская книга, 1997.-С. 671-702.

188. Маслова В. А. Введение в лингвокультурологию. М.: Наследие, 1997.-208 с.

189. Маслова В. А. Лингвокультурология: Учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Академия, 2001. - 208 с.

190. Мишин А. А. Концепты ум и глупость в немецкой и английской языковой картинах мира: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Владимир, 2007. - 22 с

191. Мокиенко В. М. В глубь поговорки. М., 1975.

192. Мокиенко В. М. Историческая фразеология: этнография или лингвистика? // ВЯ. 1973. - № 2. - С. 47-58.

193. Мокиенко В. М. Образы русской речи. Л., 1989. - 280 с.

194. Молотков А. И. Основы фразеологии русского языка. Л.: Наука, 1977.-284 с.

195. Мордвилко А. П. Очерки русской фразеологии. М., 1964.

196. Мугу Р. Ю. Полисемантизм соматической лексики (на материале русского и немецкого языков): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Майкоп, 2003.

197. Мудрак O.A. Классификация тюркских языков и диалектов с помощью методов глоттохронологии на основе вопросов по морфологии и исторической фонетике. (Серия «Orientalia и Classica». Вып.23) М., РГГУ. 2009. 186 с.

198. Мудрак O.A. Разделы в кн.: Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Лексика. М.: Наука, 1997. 800 с.

199. Мусаев М.-С. М. Лексика даргинского языка. Махачкала, 1972. -148 с.

200. Назаревич Ф. А. Пословицы и поговорки народов Дагестана. -Махачкала, 1997.

201. Назаревич Ф. А. Сказочные самоцветы Дагестана. Махачкала, 1975.

202. Народы Дагестана. Энциклопедия. М., 1994.

203. Насилов Д.М. Проблемы тюркской аспектологии: Акциональность. Л.: Наука, 1989. 208 с.

204. Национальный язык и национальная культура. М., 1978. - 209 с.

205. Никитин М. В. Курс лингвистической семантики. СПб., 1996. -34 с.

206. О.Николаева Т. М. Обобщенное, конкретное и неопределенное в паремии // Малые формы фольклора: Сб. ст. памяти Г. Л. Пермякова. М., 1995.

207. Нуриева А. X. Булгаро-татарско-финно-угорские лексические взаимосвязи // Исследования по диалектологии и истории татарского языка. Казань : КФАН СССР, 1982. С. 136-140.

208. Овчинников В. В. Сакура и дуб: Впечатления и размышления о японцах и англичанах. М.: Советская Россия, 1983. - 432 с.213,Огольцев В. М. Устойчивые сравнения в системе русской фразеологии. Л., 1978. - 160 с.

209. Ожегов С. И. Лексикология. Лексикография. Культура речи. М., 1974.

210. Ощепкова В. В. Образность в семантической системе языка (Опыт сопоставительного исследования национальных вариантов английского языка). М.: МОПИ, 1990. - 66 с.

211. Павлов В. В. Сравнительно-сопоставительный анализ структуры и семантики турецких и чувашских пословиц: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Чебоксары, 2003.

212. Пауль Г. Принципы истории языка. М., 1960.

213. Пазов С. У. К вопросу к фразеографии абазинского языка // Проблемы фразеологии и фразеографии. Махачкала, 1992. - С. 162-164.

214. Пазов С. У. Структурно-грамматическая характеристика наречно-обстоятельственных фразеологических единиц абазинского языка // Ежегодник иберийско-кавказского языкознания. Тбилиси, 1982. Т. IX. - С. 95-103.

215. Пазов С. У. Структурно-семантическая характеристика фразеологических единиц абазинского языка: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Тбилиси, 1983. - 17 с.

216. Пазов С. У. Фразеология абазинского языка: Учебное пособие. -Карачаевск, 1990. 126 с.

217. Пархомович Т. В. 1000 русских и 1000 английских идиом. Минск, 2003.

218. Перебийнос М., Перебийнос Ф. К вопросу о горских пословицах // Просвещение национальностей. Махачкала, 1934.

219. Пермяков Г. Л. К вопросу о структуре паремиологического фонда // Типологические исследования по фольклору: Сб. ст. -М., 1975. С. 247-274.

220. Пермяков Г. Л. О лингвистическом аспекте пословиц и поговорок // РгоуегЫит. 1968. -№ 11. - С. 276-285.

221. Пермяков Г. Л. О предметном аспекте пословиц // РгоуегЫит -1969. -№ 12.-С. 324-328.

222. Пермяков Г. Л. Основы структурной паремиологии. М.: Наука, 1988. 235 с.

223. Пермяков Г. Л. От поговорки до сказки (Заметки по общей теории клише).-М., 1970.-С. 168.

224. Пермяков Г. Л. О смысловой структуре и соответствующей классификации пословичных изречений // Паремиологический сборник. Пословица, загадка (структура, смысл, текст). М., 1978.

225. Пермяков Г. Л. Основы структурной паремиологии. М.: Наука, 1988.-235 с.

226. Пермяков Г. Л. От поговорки до сказки. М., 1970.

227. Пермяков Г. Л. Пословицы и поговорки народов Востока. Систематизированное собрание изречений двухсот народов / науч. ред. Е. М. Мелетинского и Т. Л. Капчица. М., 2001. - 624 с.

228. Пермяков Л. Г. О логическом аспекте пословиц // РгоуегЬшш. 1969. -№ 10.-С. 125-134.

229. Петренко О. А. Этнический менталитет и язык фольклора. Курск, 1996.

230. Петров В. В. Понимание метафор: на пути к общей модели // Метафора в языке и тексте. М., 1988. - С. 165-169.

231. Порхомовский М. В. Язык турецких пословиц: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 2009.

232. Поршнев Б. Ф. Противопоставление как компонент этнического самосознания. М., 1973. - 126 с.

233. Пословицы и поговорки народов Дагестана / сост. А. Ф. Назаревич. -Махачкала, 2006.

234. Постовалова М. В. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира. М., 1999. - С. 870.

235. Постовалова В. И. Язык как деятельность. Опыт интерпретации концепции В. Гумбольдта. М., 1982.

236. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. Харьков, 1930.

237. Потебня А. А. Из лекций по теории словесности. Харьков, 1931.

238. Потебня А. А. Слово и мир. М.: Правда, 1989.

239. Почепцов О. Г. Языковая ментальность: способ представления мира // Вопросы языкознания. 1990. - № 6 - С. 110-122.

240. Проблемы фразеологии и фразеографии. Махачкала, 1992 - 176 с.

241. Психолингвистические проблемы семантики / отв. ред. Леонтьев А. А., Шахнарович А. М. М.: Наука, 1983. - С. 288.

242. Раемгужина 3. М. Языковая картина мира в башкирской фразеологии. -Уфа, 1999.

243. Ройзензон С. И. Заметки по русской компаративной фразеологии // ВФ. № 4. Самарканд, 1971.

244. Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / отв. ред. Б. А. Серебренников. М., 1988. - 216 с.

245. Руднев В. П. Словарь культуры XX века. М.: Аграф, 1998. - 384 с.

246. Русские народные пословицы и поговорки. М., 1965.

247. Русский язык. Энциклопедия. -М., 1979 432 с.

248. Рыбникова М. Л. Русские пословицы и поговорки. М., 1961.

249. Савенкова И. Е. Структура и семантика пословиц и поговорок современного русского языка: Автореф. дис. канд. филол. наук. -М., 1989.

250. Савенкова Л. Б. Русская паремиология: семантический и лингвокультурологический аспекты. Ростов н/Д., 2002.

251. Салеева Д. А. Этнические, возрастные и тендерные концепты в русских, английских и татарских паремиях: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 2004.

252. Салпагарова К. А. Карачаево-балкарские пословицы и поговорки о животных // Фольклор народов Карачаево-Черкесии. Черкесск, 1991. - С. 66-81.

253. Сарсенбаев Р. Лексико-стилистические особенности казахских пословиц и поговорок: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Алма-Ата, 1961. -15 с.

254. Сатыбалов А. А. К вопросу о личной ономастике у кумыков // Советская тюркология. 1938. - Т. 2. - С. 90-106.

255. Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков. М.: Наука, 1980.-395 с.

256. Семантическая специфика национальных языковых систем. -Воронеж, 1985.- 164 с.

257. Семененко Н. Н. Лингвокультурологическое описание структуры и семантики паремий: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Белград, 2002. - 26 с.

258. Сепир Э. Избранные работы по языкознанию и культурологии. М., 1993.

259. Серебренников Б. А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и мышление. М., 1988. - 242 с.

260. Сидоркова Г. Д. Прагматика паремий: пословицы и поговорки как речевые действия. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 1999. - 250 с.

261. Сидоркова Г. Д. Прагматические функции поговорок и пословиц. -Краснодар, 1998.

262. Сидякова Н. М. Компаративные ФЕ типа аэ + прилагательные + аэ + существительные в современном английском языке. М., 1967.

263. Сидякова Н. М. Структурные особенности КФЕ в современном английском языке // Вологодский ГПИ. Уч. Зап. - Т. 24. 1961.

264. Солдатова Г. У. Психологическое исследование этнической идентичности // Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 90-х годов. М., 1994. - С. 70-71.

265. Солодуб Ю. П. Русская фразеология как объект сопоставительного структурно-типологического исследования (на материале фразеологизмов со значением качественной оценки лица). М., 1985. - 110 с.

266. Солодухо Э. М. Теория фразеологического сближения. Казань, 1989.

267. Соссюр Ф. Заметки по общей лингвистике. М., 1990. - 280 с.

268. Свенцицкий A. JI. Межличностное взаимодействие // Социальная психология в трудах отечественных психологов. СПб., 2000.

269. Сорокин Ю. А., Морковина И. Ю. Культура и ее психолингвистическая ценность // Этнопсихолингвистика. М., 1988.

270. Стеблева И. В. Очерки турецкой мифологии. М., 2002.

271. Степанова М. Д. Методы синхронного анализа лексики. М., 1968. -С. 147.

272. Султанмурадов А. М. Способы выражения аспектуальных значений в кумыкском языке: Автореф. дис. канд. филол. наук. Махачкала, 1997. - 21 с.

273. Тагиев М. Т. Глагольная фразеология современного русского языка (опыт исследования фразеологических единиц по окружению). Баку, 1966. -251 с.

274. Тарланов 3. К. Язык. Этнос. Время. Очерки по русскому и общему языкознанию. Петрозаводск : Изд-во Петрозаводск, гос. ун-та, 1993.

275. Тарланов 3. К. Русские пословицы: семантика и поэтика. -Петрозаводск : Изд-во Петрозаводского гос. ун-та, 1999. 448 с.

276. Тарланов 3. К. Пословицы как материал для изучения синтаксиса (К истории изучения и определения пословиц) // Уч. зап. Ленингр. пед. ин-та. -Петразаводск, 1972. С. 69-106.

277. Телия В. Н. Деятельностные аспекты языка. М.: Наука, 1988.

278. Телия В. Н. Русская фразеология. -М., 1996.

279. Телия В. Н. Вторичная номинация и ее виды // Языковая номинация (виды наименований). М., 1977. - С. 47-84.

280. Телия В. Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. -М., 1986.- 144 с.

281. Телия В. Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М., 1983. -С. 173-204.

282. Телия В. Н. Механизм экспрессивной окраски языковых единиц // Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. М., 1991.-С. 36-66.

283. Телия В. Н. О вариантности слов и вариантности идиом // Труды СамГУ.-Вып. 178.-Самарканд, 1970.-С. 172-188.

284. Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспект. М.: Школа «Языки русской культуры», 1996.-288 с.

285. Телия В. Н. Типы языковых значений. Связанное значение слова в языке.-М., 1981.-271 с.

286. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация: Учебное пособие. М., 2000.

287. Толстая С. М. Слово в контексте народной культуры // Язык как средство трансляции культуры. М., 2000.

288. Толстой Н. И. О предмете этнолингвистики и ее роли в изучении языка и этноса // Ареальные исследования в языкознании и этнографии. Язык и этнос.-М., 1983.

289. Толстой Н. И. Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике. М., 1995.

290. Толстой Н. И., Толстая С. М. Слово в обрядовом тексте // Славянское языкознание. М., 1993.

291. Тильман Ю. Д. Культурные концепты в языковой картине мира (поэзия Ф. И. Тютчева): Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1999. - 232 с.

292. Тимошенко И. Е. Литературные источники и прототипы трехсот русских пословиц и поговорок. Киев, 1897.

293. Традиционный фольклор народов Дагестана. М., 1993. - 496 с.

294. Тураева 3. Я. Некоторые особенности категории количества (На материале английского языка) // Вопросы языкознания. 1985. - № 4.

295. Ульман С. Семантические универсалии // Новое в лингвистике. -Вып. У.-М., 1975.

296. Урысон Е. В. Проблемы исследования языковой картины мира. V Аналогия в семантике. М., 2003.

297. Уфимцева А. А. Семантика знака // Аспекты семантических исследований.-М., 1980.

298. Уфимцева А. А. Роль лексики в познании человеком действительности и в формировании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. М., 1988.

299. Уфимцева А. А. Слово в лексико-семантической системе языка. М., 1968.

300. Уфимцева А. А. Типы словесных знаков. М., 1974.

301. Федоров А. И. Семантическая основа образных средств языка. -Новосибирск, 1969.

302. Федорова Э. Н. Арабские и персидские заимствования в татарских народных пословицах (по трехтомному сборнику Н. Исанбета «Татар халык мэкальлэре»): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Казань, 2003. - 311 с.

303. Фелицына В. П. О пословицах и поговорках как материале фразеологического словаря // Проблемы фразеологии: Исследования и материалы / под ред. А. М. Бабкина. М., 1964. - С. 200-204.

304. Фрезер Д. Д. Фольклор в ветхом завете. М., 1986 - 511 с.

305. Хабенская Е. О. Татары о татарском. М.: Наталис, 2002. - 206 с.

306. Хайдаков С. М. Очерки по лексике лакского языка. М., 1961. - 192с.

307. Хайруллина Р. X. Картина мира во фразеологии: Тематико-идеографическая систематика и образно-мотивационные основы русских и башкирских фразеологизмов: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. -М., 1997.

308. Халидова М. Р. Мифологический и исторический эпос народов Дагестана. Махачкала, 1992. - 274 с.

309. Хроленко А. Т. Лингвокультуроведение. Курск, 2000.

310. Хроленко А. Т. Основы лингвокультурологии. М.: Наука, 2009. -184 с.

311. Чанышева 3. 3. Этнокультурные основания лексической семантики: Монография. Уфа : РИО БашГУ, 2004. - 256 с.

312. Чейф У. Л. Значение и структура языка. М., 1975. - 432 с.

313. Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. -М., 1991. -214 с.

314. Черданцева Т. 3. Мотивационный макрокомпонент идиомы и параметр денотации // Фразеография в машинном переводе русского языка. -М., 1990.-С. 73-80.

315. Черданцева Т. 3. Идиоматика и культура // Вопросы языкознания. -1996.-№1.

316. Чернышева И. И. Фразеология современного немецкого языка. М., 1970.-200 с.

317. Шанский М. Н. Фразеология современного русского языка: Учебное пособие для вузов. -М., 1985. 160 с.

318. Шанский Н. М. Лексикология современного русского языка. М., 1972.

319. Шахманова Б. Г. Морально-этический концепт «совесть» в кумыкской и русской языковых картинах мира: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Махачкала, 2008.

320. Шахманова Б. Г. Морально-этический концепт «совесть» в кумыкской и русской языковых картинах мира. Махачкала, 2009.

321. ЗЗЫПендельс Е. И. Синтаксические варианты // Филологические науки. 1962. -№ 1.

322. Широкоряд Е. Ф. Понятие о синонимическом ряде // Актуальные проблемы лексикологии. Новосибирск, 1971.

323. Шмелев Д. Н. Очерки по семасиологии русского языка. М., 1964.

324. Шмелев Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики. М.: Наука, 1968.

325. Щербак А. М. Очерки сравнительной грамматики тюркских языков. Глагол. Л. : Наука, 1982. - 181 с.

326. Щербак А. М. Очерки сравнительной грамматики тюркских языков. Имя. Л. : Наука, 1997. - 190 с.

327. Юсупова 3. А. Языковые аспекты реализации противопоставления в паремии: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Уфа, 2005. - 146 с.

328. СЛОВАРИ И СБОРНИКИ ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК

329. Пословицы и поговорки кумыков. Абдулатипова A.M. Махачкала: ДГУ, 2011.

330. Айтывлар ва аталар сёзлери / сост. А. Абдурахманов. Махачкала,1983.

331. Большой иллюстрированный словарь иностранных слов. М., 2005.

332. Большой энциклопедический словарь. Языкознание / гл. ред. В. Н. Ярцева.-М., 1998.

333. Буслаев Ф. Русские пословицы и поговорки. М., 1854.

334. Гребнев Н. Народные изречения и пословицы Дагестана. -Махачкала, 1966.

335. Даибова К. X. Краткий фразеологический словарь кумыкского языка. Махачкала, 1973.

336. Даибова К. X. Кумыкско-русский и русско-кумыкский фразеологический словарь. Махачкала, 1981.

337. Даль В. Пословицы русского народа. М., 1862.

338. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х т. -М, 1995.

339. Князев В. В. Книга пословиц. Л., 1930.

340. Кумыкско-русский словарь / под ред. 3. 3. Бамматова. М., 1969.

341. Лингвистический энциклопедический словарь. -М., 1991.

342. Мамаев Б. И. Кумыкские поговорки и пословицы. Махачкала,1972.

343. Назаревич А. Ф. Пословицы и поговорки народов Дагестана. -Махачкала, 1965.

344. Ожегов С. И. Словарь русского языка / под ред. Н. Ю. Шведовой. -М.: Русский язык, 1991.

345. Пословицы и поговорки кумыков. Вып. 1. Махачкала, 2011.

346. Пословицы и поговорки народов Дагестана / сост. А. Ф Назаревич. -Махачкала, 2006.

347. Русско-кумыкский словарь / под ред. Б. Г. Бамматова. М., 1999.

348. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., 2001.

349. Снегирев И. Русские народные пословицы и притчи. М., 1848.

350. Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка. Т. 1—4. М., 19351940.

351. Философский энциклопедический словарь / ред. С. С. Аверинцев и др.-М., 1989.

352. Ozbudak Venbi. Atalar sozu. Istanbul, 1939.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 470714