Повседневная жизнь провинциального города в 1917 году :По материалам Ярославской губернии тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Ольнева, Ольга Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Повседневная жизнь провинциального города в 1917 году :По материалам Ярославской губернии». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 214363
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Ольнева, Ольга Владимировна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Ярославль
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
211

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Ольнева, Ольга Владимировна

Введение.

Глава I. Революция и общественные настроения российской провинции.

1. Уничтожение символов "старой власти".

2. Революция и политическая культура.

3. Поиск врага и начало политического размежевания.

4. Национальный вопрос в контексте революции.

Глава II. Революция и изменения в повседневном быту.

1. Продовольствие.

2. Одежда и обувь.

3. Жилище.

4. Коммунальное хозяйство.

Глава III. Революция и традиционные социальные аномалии.

1. Пьянство.

2. Проституция и внебрачные отношения.

3. Уголовная преступность.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Повседневная жизнь провинциального города в 1917 году :По материалам Ярославской губернии"

История повседневности относится к числу направлений, в последнее время особенно активно разрабатывающихся в исторической науке. Помимо естественного интереса к деталям жизни обычного человека, история повседневности привлекает тем, что позволяет выйти на новое понимание сложных исторических явлений. Изучение повседневности позволяет увидеть в истории не отвлеченные абстракции, а конкретного человека, современника и творца эпохи.

Сами специалисты, работающие в этой области исторической науки, признают, что название «история повседневности» - далеко не идеальное определение ее сути, применяемое за неимением лучшего»1. Термин «повседневность» относится к числу тех, которые, с одной стороны, понятны всем, с другой - трактуются очень неоднозначно. Поэтому необходимо определить содержание, которые мы вкладываем в это понятие. Повседневность это, во-первых, отношения человека с миром окружающих его вещей. Сюда относятся внешний и внутренний облик жилища, одежда, обувь, привычный рацион питания и т.д. Во-вторых, это устоявшиеся отношения между людьми: общественная мораль, привычки и традиции, нормы поведения и устоявшиеся отклонения от этих норм. В-третьих, это общественные настроения, представляющие собой реакцию на общественные изменения, затрагивающие индивида. Общественные настроения не следует путать с общественным мнением. Общественное мнение конкретизировано и направлено на оценку определенного события, явления, личности. Общественные настроения есть оценка эпохи и определяют активную или пассивную позицию общества по отношению к происходящему.

1 Людтке А. Что такое история повседневности? Ее достижения и перспективы в Германии // Социальная история. Ежегодник 1998/99. М. РОССПЕН, 1999. С.7.

По словам академика Ю.А. Полякова, «история по существу - это повседневная жизнь человека в ее историческом развитии, проявление стабильных, постоянных, неизменных свойств и качеств в соответствии с географическими и временными условиями, рождением и закреплением новых форм жилья, питания, перемещения, работы, досуга. Старые, традиционные формы человеческих отношений устойчивы, живучи. Они уходят, отживают, медленно, неоднократно возникая из казалось бы навсегда ушедшего прошлого»". Изменения в повседневной жизни служат наиболее точным (а, может быть, и единственным) критерием того, насколько глубоки оказались политические и социальные перемены. По этой причине изучение

• истории повседневности может быть особенно продуктивным применительно к переломным эпохам. Что касается России, то таковой эпохой в XX веке (если не брать во внимание конец столетия) была, несомненно, эпоха революции.

Хронологические границы исследования охватывают 1917 год. Один из крупнейших знатоков этого времени, академик П.В. Волобуев, писал: «Революция и гражданская война всегда создают экстремальные условия существования и отдельных людей, и социумов и народов. На первый план всегда выдвигается насилие - будь то революционное, контрреволюционное или уголовное. Как все это влияет на общественную мораль, как меняет быт, нравы, поведение и привычки - мы должны знать. При этом мы не вправе чураться жестокого и многообразного человеческого бытия. Пересмотр сложившихся взглядов на поведение как конкретных людей, так и целых классов в связи с этим неизбежен»3. В данной диссертации мы целенаправленно не затрагиваем годы гражданской войны, так как имевшие место тогда изменения в повседневной жизни были слишком сложны и

2 Поляков Ю.А. Человек в повседневности (исторические аспекты) // Отечественная история. 2000. № 3. С. 125.

3 Волобуев П.В. Вступительное слово // Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997. С. 4. масштабны для подробного анализа в пределах ограниченного объема работы. Мы попытались рассмотреть лишь первый год революции (преимущественно месяцы, когда у власти пребывало Временное правительство), время сравнительно спокойное, но, тем не менее, то, когда рождались перемены, определившие историю страны на десятилетия вперед.

Территориальные рамки работы ограничены пределами Ярославской губернии. В 1917 г. здесь не происходило событий всероссийского масштаба, что облегчает нашу работу, поскольку позволяет выявить типичное, не абсолютизируя частное. Если быть более точным, то в диссертации рассматривается повседневная жизнь городского населения губернии. Несомненно, что уклад деревенской и городской жизни был очень различен. Уже это заставляет сделать выбор между городом и деревней. К тому же деревенская жизнь всегда отличалась большим консерватизмом и инерцией. В городе те изменения, которые интересуют нас, проходили быстрее и высвечивались ярче. Заранее нужно оговорить, что большая часть материала будет так или иначе касаться самого Ярославля. Это неизбежно, памятуя, что в губернском центре было в ту пору сосредоточено более половины городского населения всей губернии. Но мы постоянно старались помнить, что в пределах губернии в то время было еще десять городов (включая безуездный Петровск), зачастую не похожих, ни на Ярославль, ни друг на друга. По возможности, мы постарались дать и картину уездной жизни, в том объеме, в каком нам это позволяли использованные материалы.

Методологические основы исследования.

История повседневности вынуждена оперировать категориями и методами, присущими различным направлениям исторической науки. С одной стороны, она, совершенно несомненно, является частью социальной истории. С другой, изучение повседневности близко соприкасается с «новой культурной историей». Любые видимые изменения повседневной жизни предполагают восприятие их на знаковом уровне, будь то борьба с символами старого режима», перемены в одежде или жилище. История повседневности нередко выходит на уровень микроистории. Конкретные частные ситуации способны иногда рассказать больше о настроениях человека, нежели события общегосударственного значения. Микроанализ предполагает обязательное возвращение к макроуровню, но на новых основаниях. Прошлое становится понятным только на уровне сопоставления микро - и макроисторических категорий4. Разумеется, история повседневности использует и общеисторические методы, как, например, сравнительный метод, без которого невозможно увидеть перемены как таковые.

Историография проблемы. Интерес к повседневной жизни прошлых поколений имеет в русской историографии давние корни. Еще Н.А. Полевой в первой трети XIX в. заявлял о своем желании «представить читателю картины не битв и сражений, но жизни прошедшего»5. Ярким проявлением этого интереса стали труды Н.Е. Забелина и Н.И. Костомарова. Не прерывалась, в целом, эта тенденция и в советскую эпоху, хотя под влиянием времени главным продуктом ее были работы о положении и условиях жизни рабочего класса.

В современном же понимании этого термина история повседневности стала активно развиваться в нашей стране лишь десять-пятнадцать лет назад. Толчком к этому стала реакция на социологические схемы, доминировавшие в советской исторической науке в предыдущие годы. От рассуждений о классовой борьбе историки попытались перейти к изучению человека. По этой причине вся совокупность нарождавшихся новых направлений получила тогда название «исторической антропологии»6. Термин этот, однако Fie

4 Большие резервы «малой истории»: круглый стол // Отечественная история. 2001. № 6. С.121.

5 Полевой Н. История русского народа. Т. 1. М., 1997. С. 35.

6 См.: Куприянов А.И. Историческая антропология: проблемы становления //

Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. М., 1996. устоялся в результате выделения из рамок «исторической антропологии» новой социальной истории, тендерной истории и т.д, в том числе и истории повседневности.

Тематика эта быстро стала популярной и уже в 1994 г. в Санкт-Петурбурге состоялась научная конференция «Российская повседневность. 1921-1941 гг. новые подходы», по материалам которой позже был выпущен сборник статей . Одной из участниц этой конференции была Н.Б. Лебина, опубликовавшая в том же году на основе своего выступления обширную статью в журнале «Вопросы, истории»8. В статье речь шла о пьянстве, преступности, проституции, т.е. явлениях, которые не укладывались в традиционные представления об «эпохе строительства социализма». Интерес читателей к этой теме был очень велик, и редакция журнала «Родина» предложила Н.Б. Лебиной продолжить публикацию материалов на сходные сюжеты9. В 1994 году вышла книга Н.Б. Лебиной и М.В. Ш кар о веко го, посвященная истории проституции в Петербурге10.

Итогом предыдущих публикаций стала монография Н.Б. Лебиной «Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 19201930 годы»11. В ней были рассмотрены жилище, одежда, организация досуга и частной жизни жителей Петрограда-Ленинграда. Отдельная глава была посвящена уже привычным сюжетам: пьянству, преступности, проституции. Надо, однако, сказать, что, несмотря на заголовок, работа Лебиной была посвящена не столько общим, сколько достаточно специфическим проявлениям повседневности. Автор прямо пишет, что северная столица ч

Российская повседневность. 1921-1941 гг. Новые подходы. СПб., 1995. о

Лебина Н.Б. Теневые стороны жизни советского города 20-30-х гг. // Вопросы истории. 1994. №2.

9 См.: Лебина Н. «Ленька Пантелеев - сыщиков гроза» // Родина. 1995. № 1; она же. «Папа, отдай деньги маме.» // Родина. 1996. № 12; она же. Коммунальный, коммунальный, коммунальный мир7/ Родина. 1997. № 1.

10 Лебина Н.Б., Шкаровский М.В. Проституция в Петербурге (40-е гг. XIX- 40-е гг. XX в.). Спб., 1994. представляет собой отклоняющееся явление культурологического свойства»12. К тому же, периоду революции и гражданской войны посвящены лишь немногие страницы книги.

Надо сказать, что на фоне сравнительно большого количества работ, посвященных повседневной жизни 1920-30-х гг.13, революционная эпоха представлена явно недостаточно. Первой работой, специально посвященной этому периоду, стала коллективная монография «Петроград на переломе эпох. Город и его жители в годы революции и гражданской войны»14. В пяти главах этой объемистой книги рассматривается организация власти и зарождение советской бюрократии; повседневный быт горожан; торговля и распределение; политические настроения различных социальных слоев; культурная жизнь города.

Сама разноплановость поставленных в книге вопросов и обширный авторский коллектив обусловили то, что единого впечатления эта работа не производит. Первая глава по содержанию своему выбивается за рамки истории повседневности. Во второй главе, наиболее близкой к заявленной теме, акцент сделан на рассказ о преступности и других проявлениях девиантного поведения. Возможно, это объясняется тем, что для написавшего эту главу В.И. Мусаева преступность в революционные годы является главным предметом изучения. Несколько позже он опубликовал специальную монографию об-этом15. К тому же, картины революционного

11 Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920-1930 годы. СПб., 1999.

12 Там же. С. 16.

13 Осокина Е.А. Люди и власть в условиях кризиса снабжения. 1939-1941 // Отечественная история. 1995. № 3; она же. Иерархия потребления. О жизни людей в условиях сталинского снабжения. 1928-1935. М., 1993; Горинов М.М. Москва в двадцатых годах // Отечественная история. 1996. № 5; Журавлев С.В., Соколов Д.К. Повседневная жизнь советских людей в 1930-е годы // Социальная история. Ежегодник 1997. М., 1998.

14 Петроград на переломе эпох. Город и его жители в годы революции и гражданской войны. СПб., 2000.

15 Мусаев В.И. Преступность в Петрограде в 1917-1921 гг. и борьба с ней. СПб., 2001. быта производят в данном случае впечатление набора иллюстраций и далеко идущих выводов не содержат.

Наиболее интересна с точки зрения анализа и выводов глава о политических настроениях, написанная С.В. Яровым. Годом раньше им были опубликованы три книги (составляющие единый цикл) о политической психологии горожан, рабочих и крестьян Северо-Западного региона применительно к эпохе революции и гражданской войны16. По мнению С.В. Ярова, политические настроения рабочих диктовались прежде всего условиями жизни и потому были столь изменчивы. Ни поддержка большевиков, ни оппозиция по отношению к ним, не отражали какой-то продуманной политической линии, а были реакцией на голод и неустройство. Очень интересно звучит у С.В. Ярова объяснение присущих рабочим «антибуржуазных» настроений: «Культурно-бытовые противоречия являлись лабораторией политических разломов, поскольку неприязнь к чужому стилю одежды, речи и поведения в силу ряда объективных условий того времени приобретала политические контуры»17. Сразу скажем, что наши исследования подтверждают то обстоятельство, что и в городах Ярославской губернии политическая идентификация проходила по линии социокультурных различий и редко имела собственно политическую подоплеку.

Для нас особенно интересной, уже исходя из названия, должна была быть книга С.В. Ярова «Горожанин как политик». Но по сравнению с другими она выглядит не самой удачной. Во-первых, две трети ее объема составляет не авторский текст, а публикация документов. Из оставшихся менее чем ста страниц треть посвящена вновь поведению петроградских

16 Яров С.В. Горожанин как политик. Революция, военный коммунизм и НЭП глазами петроградцев. СПб., 1999; он же. Пролетарий как политик. Политическая психология рабочих Петрограда в 1917-1923 гг. СПб., 1999; он же. Крестьянин как политик. Крестьянство Северо-Запада России в 1918-1919 гг.: политическое мышление и массовый протест СПб., 1999.

17 Яров С.В. Пролетарий как политик. С. 221. рабочих. Скорее всего, автору оказалось сложно вычленить в массе населения Петрограда городского обывателя. По сравнению с рабочими, чье поведение прослеживается достаточно определенно, обыватель почти не видим. Об этом пишет сам С.В. Яров: «Горожанин как политик неоднозначен и непредсказуем. Его политические поступки - продолжение его бытового поведения. В «житейских» формулах он выражает свое отношение к миру, революции и войне. О его политических чувствах мы нередко узнаем не от него самого, а от других. Взгляды его известны нам не всегда прямо, а по ряду недомолвок и косвенных намеков. Его молчание иногда говорит о

18 большем, нежели его речь» . Слова о том, что для горожанина «политические поступки — продолжение его бытового поведения» нам кажутся абсолютно верными. В этом смысле быт, повседневность, может дать ответы на вопросы, которые невозможно найти, оставаясь в рамках политической истории.

Мы уже указывали на то, что работ, посвященных повседневной жизни в период революции и гражданской войны, заметно меньше, чем исследований, затрагивающих позднейшие годы. Одна из причин этого в том, что среди отечественных историков до сих пор не устоялось отношение к событиям 1917 года. В период перестройки была предпринята попытка просто поменять знаки в отношении оценки революции, но этого оказалось мало. В последующие годы было опубликовано несколько интересных книг, посвященных частным проблемам истории революции19. Еще большим было количество статей, иногда очень необычных20, очень широко издавались

18 Яров С.В. Горожанин как политик. С.4.

19 Канищев В.В. Русский бунт - бессмысленный и беспощадный. Погромное движение в городах России в 1917-1918 гг. Тамбов, 1995; Кочешков Г.Н. Российские землевладельцы в 1917 г. Ярославль, 1994; Иоффе Г,3. Семнадцатый год: Ленин, Керенский, Корнилов. М., 1995; Протасов Л.Г. Всероссийское Учредительное собрание. История рождения и гибели. М„ 1997 и т.д.

20 Наиболее интересные были собраны в двух сборниках, изданных отделением истории РАН : Февральская революция. От новых источников к новому осмыслению. М., 1997; Октябрьская революция. От новых источников к новому осмыслению. М., 1998. В 1997 г. источники. Однако единственным примером обобщающего исследования в это время стала (и до сих пор остается), вышедшая в 1997 г. книга

В.П. Булдакова «Красная смута»21. Эта работа, как и более ранние статьи 22 того же автора , вызвали широкое обсуждение в печати, хотя и были приняты не всеми исследователями23.

Можно предположить, что это неприятие было вызвано в большей мере не содержанием, а авторской манерой изложения, жесткой и непривычно эмоциональной. Что до содержания, то ничего шокирующего в книге не было. Революция для В.П. Булдакова, это стихийное явление «исход тяжелой болезни всего общественного организма» (выделено автором). Главное ее содержание - выплеск насилия, проявление суицидального комплекса целой нации. Вместе с тем, революционное насилие не есть просто проявление социопатологии и взаимоистребления. «Насилие выступало и выступает наиболее острой формой социокультурных мутаций»24. Революция вывела из тупика процесс модернизации страны (понимаемый автором как ускоренную модернизацию и создание гражданского общества), но, вместе с тем, породила и новые неразрешимые проблемы23. Методологически мысль В.П. Булдакова представляется нам вполне правильной. Стихийный компонент революции особенно заметен на низовом, региональном, уровне и реалии повседневности особенно подчеркивают это. представительная конференция, посвященная юбилею революции, прошла в Ярославле. Материалы ее см.: Ярославский педагогический вестник. 1997. № 3. С. 58-99.

21 Булдаков В. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М., 1997.

22 Булдаков В.П. Историографические метаморфозы «красного Октября» // Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. М., 1996; он же. Октябрь и XX век: теории и источники // Октябрьская революция. От новых источников к новому осмыслению. М., 1998; он же. Революция и человек. Методологические заметки // Крайности истории и крайности историков. М., 1997.

23 См.: «Красная смута» на круглом столе. Обсуждение книги В.Г1. Булдакова «Красная смута». Природа и последствия революционного насилия» // Отечественная история. 1998. №4.

24 Булдаков В. Красная смута. С.5, 7. 2~ Там же. С. 15.

Еще до выхода «Красной смуты» по инициативе В.П. Булдакова в Институте российской истории РАН были проведены две научные конференции на тему «Человек и революция». Вышедшие по их итогам сборники статей содержат крайне интересный материал, касательно революционной психологии и поведения человека в кризисную эпоху26. Попытки рассмотреть историю революции через категории социальной психологии оказали заметное влияние и на исследователей, занимающихся историей повседневности. Если первые работы на эту тему (в том числе книга Н.Б. Лебиной и в значительной мере коллективная монография петербургских авторов) склонялись к описательности, то теперь историки пытаются увидеть за изменениями в быту и морали некие закономерности, позволяющие по новому взглянуть на весь период революции.

В этом смысле очень заметно выделяются публикации петербургского исследователя Б.И. Колоницкого. Уже его первые статьи привлекли внимание читателей необычностью своей проблематики27. Позднее автор обобщил собранные им материалы в монографии «Символы власти и борьба

•7Q за власть»" . Предметом изучения здесь стало утверждение революционных символов: красного флага, «Марсельезы» и «Интернационала», борьба с «символами старого строя». В трактовке Б.И. Колоницкого эти сюжеты

Революция и человек: социально-психологический аспект. М., 1996; Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997.

27 Колоницкий Б.И. Антибуржуазная пропаганда и «антибуржуйское» сознание // Анатомия революции. 1917 год в России: массы, партии, власть. СПб., 1994; он же. «Демократия» как идентификация. К изучению политического сознания Февральской революции // Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1997; он же. "Политическая порнография" и десакрализация власти в годы первой мировой войны (слухи и массовая культура) // Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1998. ло

Колоницкий Б.И. Символы власти и борьба за власть: к изучению политической культуры российской революции 1917 года. СПб., 2001. Одновременно была опубликована еще одна небольшая по объему книга этого же автора, которую мы здесь не анализируем, поскольку ее содержание целиком вошло в названную выше монографию. См.: Колоницкий Б.И. Погоны и борьба за власть в 1917 г. СПб., 2001. Эта же тема освещена в книге Колоницкого и О. Файджеса, опубликованной на английском языке: выходят за рамки науки о флагах и гербах. Утверждение новых символов было утверждением новой психологии масс. Автор абсолютно справедливо замечает, что «новые символы вводили массы в мир политики». Радикальный разрыв с символикой прошлого, культивирование революционной символики, «не могло не привести к дальнейшему революционизированию общества»" . С нашей точки зрения, работы Б.И. Колоницкого могут служить примером исследования революционной повседневности, так как автор не ограничивается простым бытописательством, а стремится увидеть в происходивших переменах следствие, а иногда и причину, глубоких политических и социальных процессов.

Как уже было отмечено, первые исследования по истории повседневности рассказывали о жизни столиц. Однако в последние годы появились и интересные работы, написанные на материалах российской провинции. В 2000 г. была опубликована объемная монография коллектива авторов, посвященная быту городов Среднего Поволжья во второй половине XIX - начале XX века30. Хотя эта книга касается периода, предшествовавшего революции, но содержит много материалов, интересных и для нас. Казанский исследователь В.М. Бухараев (в Казани история городов давно является традиционным научным направлением) опубликовал несколько интерсных статей о психологии и поведении жителей провинциального города31. Центрами изучения истории повседневности в последние годы становятся Армавир и Ставрополь, где было защищено несколько кандидатских

Figes О., Kolonitsskii В. Interpreting the Russian Revolutijn: The Language and Simbols of 1917. New Haven; London, 1999.

29 Колоницкий Б.И. Символы власти и борьба за власть. С. 342-343.

30 Очерки городского быта дореволюционного Поволжья. Ульяновск, 2000.

31 Бухараев В.М. Провинциальный обыватель в конце XIX- начале XX века: между старым и новым // Социальная история. Ежегодник 2000. М., 2000. Бухараев В.М., Аккуратов Б.С. От неприятия скопидомства до борьбы с "контрреволюцией быта" // Отечественная история. 2002. № 1. С. 159-174. диссертаций на подобную тему . Можно отметить любопытную тенденцию: внимание исследователей, особенно молодых, явно склоняется в сторону проявлений девиантного поведения. О пьянстве и проституции в последнее время активно пишут и столичные, и провинциальные авторы33. Это понятно: отклонения от социальных норм дают более яркий материал, в отличие от размеренной жизни благонамеренного обывателя. С другой стороны, масштабы распространения социальных аномалий служат показателем "здоровья" общества и при анализе революционной эпохи без этого не обойтись.

Большинство указанных выше региональных исследований по форме представляли либо статьи, .либо диссертации. Единственной крупной монографией, посвященной повседневной жизни российской провинции в годы революции, до сих пор остается книга челябинского историка И.Б. Нарского34. Эта весьма объемная работа до предела насыщена информацией, но ценность ее не только в приводимых фактах. Выводы

Корниенко Т.Л. Социальная повседневность населения Северного Кавказа в годы первой мировой войны (август 1914- февраль 1917 г.). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Армавир. 2001; Романенко JT.B. Развитие городской культуры Южно-Русской провинции в XIX - начале XX века (на примере Ставрополья и Терека). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ставрополь. 2002; Зайцева Е.А. Ставропольская губерния в период гражданской войны: экономические, социальные и культурные аспекты. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ставрополь. 2002; Акоева- Н.Б. Экономическая, политическая и социальная повседневность Кубанского казачества на рубеже веков (конец XIX- начало XX веков). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ставрополь. 2002.

33 Зверев В.М. «Яма» Российской империи. Социологическая история «рынка любви» // Российская провинция. 1995. №4; Жукова JI. Девочку взяла «мадам». Жизнь проституток 100 лет назад // Родина. 1997. № 6; Быкова А.Г. Проституция в городах Западной Сибири (1880-е - 1914 г.) // Социс. 2000. № 5; она же. Проституция в истории больших городов Западной Сибири (1880-е - 1914 г.). Автореф. дисс. канд. ист. наук, Омск. 1999; Панин С.Е. Повседневная жизнь советских городов в 1920-е гг.: пьянство, проституция, преступность (на материалах Пензенской губернии). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пенза. 2002; Зоткина Н.А. Феномен девиантного поведения в повседневной жизни российского общества на рубеже XIX - XX вв.: преступность, пьянство, проституция (на материалах Пензенской губернии). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пенза. 2002; Савченко М.В. Производство и потребление водки в России в годы казенной винной монополии в начале XX века (на материалах Пензенской губернии). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пенза. 2002.

34 Нарский И. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917-1922 гг. М., 2001. автора выглядят очень необычно и радикально. По мнению И.Б. Нарского, "маленький человек", которого традиционно рассматривают как жертву социальных катаклизмов революции, был не в меньшей мере их творцом. Выжить в обстановке развала и хаоса можно было лишь в рамках самых примитивных животных инстинктов. "Эти технологии выживания оказались слишком энергозатратными, примитивными, экстенсивными, до предела обострявшими внутривидовую конкуренцию и взаимную агрессивность". Приспосабливавшийся к хаосу обыватель, провоцировал дальнейший хаос. "Найденный выход из катастрофы, универсальный для растительного, животного и социального мира, состоял в наращивании этажей агрессии: разрушительная активность населения Советской России стала регулироваться разрушительной ■ активностью по отношению к нему со стороны власти". Последствия этого сказывались десятилетиями. "Трагедия сталинского террора имела, таким образом, еще одну грань: с "человеческим материалом", прошедшим через революционную катастрофу 1917-1922 гг., т с невозможно было строить "регулярное" индустриальное государство" . Для нас работа И.Б. Нарского служит примером того как история повседневности способна выходить на обобщения самого высокого уровня.

Повседневная жизнь населения Урала в годы революции и гражданской войны имела свою специфику. Это было связано, во - первых, с удаленностью региона от центра страны, а, во-вторых, с тем, что власть здесь переходила от красных к белым и обратно. По материалам же губерний центральной России, включая и Ярославскую, эта тема пока не разрабатывалась. В какой-то мере повседневная жизнь городского обывателя затрагивалась в книгах и статьях, посвященных событиям 1917 г. в Ярославле. Первые такие работы были изданы к десятилетнему юбилею

35 Нарский И. Жизнь в катастрофе. С. 566-567. революции36. Несмотря на слабость источниковой базы, в них можно найти некоторые детали революционного быта: сведения о ценах и заработной плате рабочих, пьяных погромах и т.д. Начало было положено, но потом последовал долгий перерыв и следующие работы на эту тему появились

37 лишь к сорокалетию революции . Написаны они были вполне профессионально, но их авторы делали упор на различных проявлениях классовой борьбы, и потому подробности повседневной жизни отметались ими как вещь абсолютно ненужная.

Создается впечатление, что история революции была вообще не популярна у ярославских исследователей-краеведов. После выхода "юбилейных" изданий, эта тема вновь забывается почти на три десятка лет. Лишь в середине 1980-х гг. появились работы владимирского историка Г.П. Аннина, ярославских исследователей Р.В. Балашова, JI.A. Бухарина, В.П. о

Федюка . Хотя написаны они были в духе традиционной политической истории, но у этих авторов уже заметно стремление излагать события революции на фоне живой атмосферы тех лет. Интерес к эпохе революции с этого времени не затихает, но настоящий перелом произошел в последние пять-шесть лет. Число созданных за эти годы исследований превышает все

36 Груздев П.Н. Борьба за Октябрь в Ярославской губернии. Ярославль. 1927; Бухарин К., Назаров А. Десять лет Рыбинской организации ВКГ1 (б) (1917-1927 г.). Рыбинск, 1927.

37 Резвый Н.И., Козлов П.И. Борьба за власть Советов в Ярославской губернии. Ярославль, 1957; они же. Рождение Советской власти в Ярославской губернии // Установление Советской власти на местах в 1917-1918 гг. М., 1959. Вып. 2; Генкин Л.Б. Ярославские рабочие в годы гражданской войны и иностранной интервенции. Ярославль, 1958; Ярославль социалистической. Ярославль, 1960.

38 Аннин Г.П. Большевики Верхневолжья в 1917 году. Ярославль, 1983; Балашов Р.В. Пламя над Волгой. Ликвидация белогвардейского мятежа в Ярославле летом 1918 года. Ярославль, 1984; Бухарин Л.А. Борьба Коммунистической партии с буржуазной и мелкобуржуазной контрреволюцией в первые годы Советской власти (октябрь 1917-1920 гг.). По материалам Ярославской губернии. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 1985; Федюк В.П. Крах кадетской политики в 1917 году (по материалам Верхнего Поволжья. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 1984; он же. Пролетариат Верхнего Поволжья на выборах в городские думы и Учредительное собрание в 1917 году // Рабочие Центрального промышленного района России в борьбе за победу и утверждение завоеваний Великого Октября. Горький, 1989; он. же. Ярославль. Весна 1917-го. // Историко-революционные памятники Ярославской области. Ярославль, 1989. написанное за предыдущее время. Появляются новые имена, а в научный оборот вводятся новые темы. Деятельность политических партий и общественных организаций рассматривается в работах С.В. Холяева, И.Н. Федотовой, Н.В. Тихомирова, Н.А. Романовой, А.С. Гайдис39. Роль солдат тыловых гарнизонов в революционных событиях 1917 г. стала предметом изучения М.Ю. Диунова и Ф.А. Лапшина40, итоги выборов в Учредительное собрание были проанализированы Э.Б. Павловой и И.А. Палюлиной41. Революционные события в городе и губернии нашли отражение и в "Истории Ярославского края", подготовленной коллективом ученых из Ярославского государственного университета42.

В каждой из этих работ можно найти те или иные детали, складывающиеся в общую картину повседневной жизни. Но в наибольшей

39 Холяев С.В. Участие политических партий в борьбе за власть в 1917 году (по материалам Верхневолжских губерний). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 1998; он. же. Три Февраля 1917 года // Вопросы истории. 2003. № 7; Федотова И.Н. Общественные исполнительные комитеты северной части Центрального района России (на материалах Владимирской, Костромской, Тверской и Ярославской губерний). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Владимир, 2001. Тихомиров И. В. Партия социалистов-революционеров в 1917-1918 гг. (на материалах губерний Верхней Волги). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 2001; Тихомиров Н.В. Ярославские социалисты-революционеры в 1917 г. // «От мудрости и святости былого.» VII Тихомировские чтения. Ярославль,' 1999; Романова Н.А. Меньшевики Поволжья в 1917 году. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Самара, 1998; Гайдис А.С. Меньшевистские организации Верхнего Поволжья в 1903-начале 1920-х гг. (на материалах Ярославской и Костромской губерний). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 2003.

40 Диуиов М.Ю. Тыловые гарнизоны русской армии в 1917 году (по материалам губерний Верхнего Поволжья). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 1999; Лапшин Ф.А. Армия и революционный процесс в провинции в 1917-начале 1918 гг. (по материалам Верхнего Поволжья). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Кострома, 2001.

41 Павлова Э. В. Итоги выборов в городские думы и Учредительное собрание в городах Верхневолжского региона // Путь в науку. Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета. Ярославль, 1996. Вып.З., Палюлина И. А. Отношение к Учредительному собранию в провинции в 1917-начале 1918 гг. (на ■материалах губерний Верхнего Поволжья). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Кострома. 2001; она же. Отношение местных органов власти к Учредительному собранию в конце 1917-начале 1918 гг. (на материалах губерний Верхнего Поволжья) // Предприниматели и рабочие России в условиях трансформации общества и государства в XX столетии. Ч. 2. Кострома, 2003.

42 История Ярославского края с древнейших времен до конца 20-х гг. XX века / под ред. A.M. Селиванова. Ярославль, 2000. мере интересующие нас проблемы были затронуты в диссертации Ю.В. Красовской, где исследовалась деятельность городских дум Ярославской губернии в 1917 году43. Автор показывает развал коммунального хозяйства, обострение продовольственного кризиса и т.д. Главную причину этого Ю.В. Красовская видит в том, что в городские самоуправления пришли представители партий, более занимавшиеся политиканством, нежели практической деятельностью. Однако вопросы, входившие в ведение городских дум, разумеется, не покрывали полностью все аспекты повседневной жизни. Тема эта по-прежнему остается не исследованной.

В зарубежной историографии опыт изучения истории повседневности значительно больший, но не применительно к истории России. Традиционная "советология" как правило развивалась в рамках политической истории. Первые работы, изучавшие различные частные аспекты повседневной жизни на российском материале, появились только в 1990-е годы. Одной из самых примечательных стала (переведенная позднее на русский язык) книга Л. Энгельштейн "Ключи счастья"44. В ней рассматривается "сексуальная революция", затронувшая Россию в начале XX века. Автор приходит к выводу о том, что революционные перемены в сфере межполовых взаимоотношений были проявлением нараставшей модернизации российского общества и в этом смысле предвестниками политических и социальных перемен.

Первыми обобщающими работами по истории российской повседневности из числа вышедших за рубежом были две книги

43 Красовская Ю.В. Городские думы Ярославской и Костромской губерний в 1917 - начале 1918 гг. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 2001. 24 с.

44 Энгельштейн Л. Ключи счастья. Секс и поиски путей обновления России на рубеже XIX-XX веков. М„ 1996.

Ш. Фицпатрик45. Обе они объединены выбранным периодом -1930-ми годами, но одна посвящена городу, другая деревне. Для автора повседневность - это не только быт, в исследовании рассматриваются общественные настроения той поры, устоявшиеся привычки и нормы поведения, жизненный уровень различных социальных слоев. По сравнению с большинством работ российских авторов на эту же тему, книги Ш. Фицпатрик, несомненно, выигрывают за счет глубины анализа и яркости изложения материала.

В зарубежной историографии, точно так же как и в российской, предпочтение при изучении истории повседневности отдается сталинской эпохе, в то время как более раннее время продолжает находиться в тени. В исследованиях же, посвященных революции и гражданской войне, повседневность в лучшем случае фигурирует в виде вставных очерков сугубо описательного характера. Примером такого рода может служить книга английского исследователя О: Файджеса46. Жизни обывателя в обстановке революции и гражданской войны здесь посвящена почти 30-страничная глава "Кулаки, мешочники и зажигалочники". Автор собрал много ярких фактов, рисующих действительно страшную картину, но от выводов воздержался.

Почти не представлены в зарубежной историографии исследования, которые изучали бы историю повседневности на региональном материале. Немногие работы, рассказывающие о революционных событиях в российской провинции, редко выходят за рамки событийного изложения47.

История повседневности разрабатывается российскими исследователями (и зарубежными - применительно к России) чуть более десяти лет. Срок небольшой, но он дает основание выделить некоторые

45 Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 1930-е годы: город. М. 2001; она же. Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 1930-е годы: деревня. М., 2001.

4Ь Figes О. People's tragedy. The Russian Revolution 1891-1924. Pimlico; London., 1997.

47 См, например: Рейли Д.Дж. Политические судьбы российской губернии: 1917 год в Саратове. Саратов, 1995. тенденции. Во-первых, расширяется само понятие повседневности. Если первоначально оно подразумевало прежде всего быт, то теперь историки включают сюда и общественные настроения, и формирующие поведение человека в обыденной жизни. В результате этого работы по истории повседневности эволюционировали от описательности к попыткам связать повседневную жизнь с политическими переменами и изменениями ментальности. Вторая ясно видимая особенность состоит в том, что большинство работ по истории повседневности посвящено двадцатым-пятидесятым годам XX века . Период революции пока еще почти не затронут. Наконец, третье - это очень незначительное число исследований, выполненных на региональном материале. Между тем, возможности для этого существуют очень широкие.

Источниковая база. Источники по истории повседневности многочисленны и разнообразны. Фактически любой документ, созданный в изучаемую эпоху, несет в себе ту или иную информацию о повседневной жизни людей того времени. Но информация эта различается как по количеству, так и по содержанию, в зависимости от характера документа. По этой причине мы считаем необходимым разделить использованные источники на группы и дать характеристику каждой из них.

В первую группу входят законодательные акты и различного рода нормативные документы: правительственные распоряжения, разъяснения действующих законов и т.д. В 1917 г. большая часть документов такого рода публиковалась в "Собрании узаконений и распоряжений правительства" и

Вестнике Временного правительства". Ситуация на законодательном поле, сложившаяся после падения кабинета Керенского, нашла отражение в

10 материалах сборника "Декреты Советской власти" . Законодательные акты -очень важный источник, поскольку они формируют нормы повседневной п Декреты Советской власти. Т. 1. М., 1957. жизни, но в их освещении она предстает такой, какой должна была быть, а не той, какой была на самом деле:

Здесь на помощь приходят внутренняя документация и служебная переписка центральных и местных органов власти. Частично эти материалы опубликованы, прежде всего в известном многотомном издании "Революционное движение в России в 1917 году"49. Хотя со времени выхода его прошло почти полвека, оно до сих пор остается самой объемной публикацией документов по истории революции. Большое количество документов, раскрывающих ход революционных событий в Ярославском крае, включено в сборник " Установление Советской власти в Ярославской губернииз0. Некоторые документы, характеризующие изучаемый нами период, можно найти в сборниках тематического характера51. Однако основной массив источников такого рода продолжает оставаться неопубликованным.

В настоящей работе преимущественно использованы материалы, хранящиеся в государственном архиве Ярославской области (ГАЯО) и его филиалах. Нами были привлечены документы 24 архивных фондов, которые отражают самые разные стороны повседневной жизни. Прежде всего это фонды органов местного управления и самоуправления. В фонде канцелярии ярославского губернатора • (Ф.73) нас заинтересовали документы,

49 Революционное движение в России после свержения самодержавия. М., 1957; Революционное движение в России в апреле 1917 года. Апрельский кризис. М., 1958; Революционное движение в России в мае-июне 1917 года. М., 1959; Революционное движение в России в июле 1917 года. Июльский кризис. М., 1959; Революционное движение в России в августе 1917 года. Разгром корниловского мятежа. М., 1959; Революционное движение в России в сентябре 1917 года. Общенациональный кризис. М., 1961; Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного восстания. 1-24 октября 1917 года. М., 1962.

50 Установление Советской власти в Ярославской губернии. Сб. документов и материалов. Ярославль, 1957.

51 Бабкин М.М. Духовенство РГ1Ц и Февральская революция 1917 г. Документы и материалы Святейшего Синода, епархиальных, городских, благочинских съездов и собраний российского духовенства. М., 2002; Служить Отечеству честь имею. Сборник характеризующие общественные настроения горожан накануне Февральской революции. В фонде губернского правления (Ф.79) отложились и более поздние материалы, дающие сведения о материальном положении служащих, структуре и деятельности уездной милиции.

Фонды ярославского губернского и уездных - романово-борисоглебского и ростовского комиссаров Временного правительства (Ф. 1419, 1448 и Ф. 221 Ростовского филиала ГАЯО) содержат переписку с вышестоящими инстанциями, циркуляры и распоряжения Министерства внутренних дел. За восемь месяцев существования губернский и уездные комиссариаты не успели превратиться в устоявшиеся структуры и по этой причине архивные материалы, отложившиеся в этих фондах отличаются крайней пестротой, и поиск здесь становится непредсказуемым.

Гораздо больше ценной информации можно найти в фондах городских дум и управ (Ф.509, 512 и Ф. 2 Ростовского филиала ГАЯО). Нами использованы материалы по Ярославлю, Романово-Борисоглебску, Ростову и Рыбинску (протоколы заседаний рыбинской городской думы в копиях отложились в фонде губернского комиссара). Интересных сведений они содержат немало. В фондах городских управ можно встретить сведения о состоянии жилищного вопроса, коммунальном хозяйстве городов и, конечно, о продовольственной проблеме, вышедшей тогда на первое место. Особый интерес здесь представляют письма и прошения рядовых граждан, что позволяет увидеть повседневную жизнь глазами конкретного человека.

Очень важные сведения о продовольственном положении городов Ярославской губернии содержит фонд Ярославского губернского статистического комитета (Ф. 642). В статистическом комитете еженедельно составлялись таблицы цен на продовольствие по всем городам и уездам. документов по истории органов внутренних дел Ярославского края в XVIII- начале XXI вв. Ярославль, 2002.

Сохранились они, к сожалению, не в полном объеме, но и этого достаточно для того, чтобы представить динамику ценового роста.

Совершенно не изученным до сих пор сюжетом остается состояние уголовной преступности в период революции. Между тем, в архивах сохранилось огромное количество сведений на этот счет. Их можно найти в фонде ярославской городской полиции (милиции), подотдела уголовного розыска (Ф. 288 и Р-191), окружного суда (Ф. 346) и окружного прокурора (Ф. 347). Фонды Ярославской временной каторжной тюрьмы, губернской тюрьмы, исправительно-арестантского отделения и тюремной инспекции (Ф. 335, 337, 338, 946) содержат детальную информацию, включая поименные списки, об освобождении политических и уголовных преступников. Общественные настроения горожан осенью 1917 г. ярко характеризуются документами из фондов окружной комиссии по выборам в Учредительное собрание (Ф. 1167).

Однако, при всем обилии сведений, сосредоточенных в архивных документах, всеобъемлющей картины повседневной жизни они не дают. Причина этого, во-первых, во фрагментарности информации, во-вторых, в том, что цифры не могут заменить конкретного человека. При изучении истории повседневности на первое место должны выдвигаться источники личного происхождения. Но на практике дело с ними обстоит не просто. "История повседневности чаще всего имеет дело с людьми, которые если и оставили после себя источники в обычном понимании этого термина, то очень мало. Редко можно обнаружить письма или другие материалы личного происхождения, намеренно передаваемые из поколения в поколение'02. Это написано специалистом, изучавшим повседневную жизнь нацистской Германии, но с таким же успехом могло быть сказано и о революционной России. Опубликованные в настоящее время подборки частных писем

52 Людтке А., Что такое история повседневности? Ее достижения и перспективы в Германии // Социальная история. Ежегодник 1998/99. М., 1999. С.89. революционной поры, не содержат корреспонденции из Ярославля53. В отделе рукописей Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге нам удалось найти подборку писем Н.Г1. Дружинина, в 1917 г. редактировавшего крупнейшую в Ярославле газету "Голос"54. К сожалению, в них больше содержится информации о политической ситуации в городе, чем о бытовых деталях.

Не удалось нам найти и дневниковых записей ярославцев -современников революции. Для воссоздания атмосферы общественных настроений в настоящей работе использованы дневники, однако авторы их, как правило, описывают ситуацию в столицах55. Единственное исключение — это дневник уроженца Рыбинска поручика А. Лютера, но и он больше пишет о положении российского офицерства в дни революции, нежели о родном городе56.

Немногим лучше обстоит дело и с мемуарами. Несколько лет назад были опубликованы интереснейшие воспоминания С.В. Дмитриева - о дореволюционном Ярославле57 и B.JL Орлова - о Любиме той же поры58. Они содержат множество ярких бытовых деталей, но события 1917 года авторами совершенно не затрагиваются. Почти пятьдесят лет назад был издан сборник воспоминаний участников революции в Ярославле59. Но

53 Частные письма эпохи гражданской войны. По материалам военной цензуры // Неизвестная России. XX век. Вып. 2. М., 1992; «Зато теперь свобода.» Письма крестьян и городских обывателей в Учредительное собрание и обзор хода избирательной кампании 1917 г. // Неизвестная России. XX век. Вып. 2. М., 1992; Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг. М., 1997.

54 ОР ГНБ. Ф. 266.

55 Амфитеатров-Кадашев В. Страницы дневника// Минувшее. Т. 20. М., 1996; Готье Ю.В. Мои заметки. М., 1997; Князев Г.А. Из записной книжки русского интеллигента за время войны и революции. 1914-1922 гг. // Русское прошлое. № 2-5. СПб. 1992-1993; «Ну, полно мне загадывать о ходе истории.» (Из «Дневника матери-хозяйки в годы революции в России») // Отечественная история. 1997. № 3; Ростоковский Ф.Я. Дневник для записывания. (1917-й: революция глазами отставного генерала). М., 2001.

56 Лютер А. Дневник офицера // Памятники Отечества. 1992. № 25.

57 Дмитриев С.В. Воспоминания. Ярославль, 1999.

58 Орлов B.JI. Старый Любим и вся Россия. Ярославль, 2000.

59 Воспоминания ветеранов Октября. Ярославль, 1957. редакторская правка сделала их до крайности тенденциозными и однообразными. Такое можно было написать о любом городе, ярославские реалии здесь абсолютно не просматриваются.

Нехватку опубликованных источников личного происхождения в какой-то мере компенсируют материалы неопубликованные. В Государственном архиве Ярославской области хранится фонд под названием "Коллекция воспоминаний участников революционных событий и социалистического строительства в Ярославском крае" (Ф. Р-849). Здесь отложились самые разные по объему и содержанию воспоминания. Авторами большинства являются старые большевики, писавшие мемуары на склоне лет, многое забывшие, а остальное корректировавшие по официальным учебникам. Но даже в таких рукописях иногда можно найти какую-то деталь, дополняющую картину повседневной жизни в эпоху революции. Особняком стоят рукописные воспоминания В.К.Бурцева, старого журналиста, сотрудничавшего в "Северном крае" и "Голосе". Его рассказ о Февральской революции в Ярославле, наверное, самый яркий и подробный из существующих.

В ГАЯО хранится и личный фонд врача Г.И. Курочкина (1875-1958). Среди прочего здесь находится объемная рукопись "Повседневный быт нашей семьи". Это очень интересный и детальный рассказ, чем-то напоминающий воспоминания С.В. Дмитриева. К сожалению, в 1917 г. Курочкина не было в Ярославле, он находился на фронте, но его письма родным (тоже сохранившиеся в архиве) могут быть использованы для характеристики настроений солдат и офицеров в период революции.

Большое количество неопубликованных воспоминаний участников революции отложилось в Центре хранения документации новейшей истории Ярославской области (ЦДНИ ЯО). Основная часть из них сосредоточена в фонде Истпарта (Ф. 394). Истпарт - Комиссия по истории Октябрьской революции и РКП (б), целенаправлено собирал в 1920-е гг. материалы, связанные с историей революционного движения. Фонд этот хорошо известен, но, тем не менее, нам удалось найти здесь материалы, не упоминавшиеся предыдущими исследователями.

Очень необычна рукопись под заголовком "Дневник юного белогвардейца". Непонятно, как она попала в фонд Истпарта, кто ее автор. Возможно, он был одним из участников июльского 1918 г. восстания, откуда и такое название. В самой же рукописи нет никаких следов того, что она принадлежала "белогвардейцу", да и вообще сколь-нибудь серьезных упоминаний о политике. Автор дневника в 1917 г. закончил 5 класс реального училища в Петрограде. Его восприятие революции - это восприятие совсем молодого человека, переживающего к тому же первую любовь. Как человеческий документ, как источник для реконструкции психологии современника революции, дневник может дать очень много. К сожалению, семья автора переехала из столицы в Ярославль только в декабре 1917 г. и потому интересующие нас бытовые реалии представлены в рукописи очень незначительно.

Еще одни малоизвестные исследователям воспоминания оказались в архивном деле, озаглавленном "Выписки из протоколов заседания Ярославского исполкома, ВРК, газеты "Голос" об Октябрьском перевороте". Неизвестно, как они очутились там, поскольку об октябрьском перевороте здесь фактически ничего не говорится. Автор воспоминаний, некто Кобыляков, был одним из служащих Ярославской временной каторжной тюрьмы ("Коровников"). Он подробно описывает ситуацию в тюрьме в первые дни после свержения монархии, освобождение политзаключенных, настроение уголовников и последующий развал дисциплины. Воспоминания Кобылякова интересны тем, что они рассказывают о революционных событиях именно с позиции тюремного служащего, а не политзаключенного. Содержащаяся в этих мемуарах информация позволила во многом скорректировать данные газет и архивов о появлении в Ярославле "птенцов Керенского" и причинах роста уголовной преступности.

Ограниченные возможности источников личного происхождения в w значительной степени восполняются материалами периодической печати. Следует согласиться с И.Б. Нарвским в том, что газетный материал до сих пор явно недооценен историками60. Разумеется, все, кто занимался историей революционного движения в Ярославском крае, не обходили вниманием и газеты. Но, как правило, исследователи искали в газетах политическую информацию, а рубрика "Местная жизнь" просматривалась постольку-поскольку. Это можно понять — сложно искать что-то важное среди

4 бесконечных заметок о задержанных на улицах пьяницах или утерянных документах. Между тем, для историка повседневности эти, на первый взгляд, мало значащие детали и есть составляющие общей картины.

Можно сказать, что газеты представляют собой коллективный дневник городской жизни, очень подробный, фиксирующий день за днем. Это во многих случаях делает их источником первостепенной важности61. Газетная информация вполне репрезентативна. В провинциальных городах, где не происходило событий общегосударственного значения, газеты, для того, чтобы привлечь читателя, фиксировали любую сенсацию местного масштаба. Г

К тому же, в 1917 г. уже не существовало прежней цензуры и не успела появиться цензура новая, постепенно утвердившаяся после прихода к власти большевиков. По большей части сведения, сообщаемые газетами, можно считать достоверными. Это диктовалось обстановкой жесткой конкуренции на рынке местной прессы. Газета, позволившая напечатать откровенную выдумку, мгновенно стала бы объектом критики других органов печати. В

60 Нарский И. Жизнь в катастрофе. С. 28.

61 В цитированной книге И.Б. Нарского в главе, посвященной интересующему нас периоду, (называется она «Неизвестная революция: 1917 год глазами обывателя») из 268 сносок, 241 дана на газеты. Это доказывает, что характер источников примерно одинаков применительно к любому региону. такой ситуации немногие бы решились рисковать авторитетом, а значит подписчиками.

В Ярославской губернии в 1917 г. выходило свыше двух десятков газет. К сожалению, полных комплектов уездных изданий нет даже в центральных книгохранилищах. Около десятка газет издавалось в самом Ярославле. Это, прежде всего, "Голос", "Ярославская мысль", "Свободное слово". В последнем случае под одним и тем же названием фигурируют две абсолютно разные газеты. Одна - выходившая в марте 1917 г. и через три недели прекратившая издание,' вторая - тот же "Голос", сменивший название в конце октября, после того как прежняя редакция была распущена по приказу Военно-революционного комитета. К традиционным изданиям в дни революции добавились "Известия Ярославского исполнительного комитета", "Труд и борьба" - орган Совета рабочих и солдатских депутатов (с приходом большевиков она сменила название на "Власть труда"). Политические пристрастия редакций мало отражались на освещении местной жизни. Можно увидеть только то, что "Голос" уделял этому больше внимания, в то время как "Труд и борьба" чаще публиковала политические декларации. Мы пытались привлечь и материалы центральной прессы, но для освещения повседневной жизни в провинции они мало что дают. Так, нам удалось просмотреть почти полный комплект "Русских ведомостей" и единственным упоминанием о Ярославской губернии здесь стала короткая заметка о расстреле ростовских воров, помещенная под рубрикой "Анархия".

Газетная информация обладает одним очевидным недостатком - она сложно поддается статистическому обобщению. В этом случае на помощь приходят многочисленные справочники, издававшиеся как до, так и после революции. В 1917 г. по всей стране проходила городская перепись, приуроченная к составлению списков избирателей в преддверии выборов в Учредительное собрание. Первичные материалы ее сохранились плохо (хотя некоторые из них нам удалось выявить в архивах), но первые сводные данные по Ярославлю все же были опубликованы . Статистические сведения, не попавшие в это издание, можно найти в более поздних сборниках63. Особенно следует отметить статистический сборник, составленный М.И. Гуревичем, где содержится обильная и самая разнообразная информация64. К статистическим источникам мы относим и справочные книги по Ярославской губернии, выпускавшиеся перед революцией на протяжении свыше двадцати лет65. Помимо адресов различных присутственных мест и указания фамилий должностных лиц, такие книги обычно содержат и важнейшие статистические данные.

Подводя итог характеристике источников, можно заключить, что в количественном и качественном отношении они вполне достаточны для того, чтобы дать разностороннюю картину повседневной жизни горожан в дни революции.

Состояние источниковой базы и степень изученности темы позволяют нам поставить цели и задачи нашего исследования. Цель его состоит в том чтобы выявить двойную взаимосвязь:

1. Каким образом обстановка революции повлияла на повседневный быт и мораль жителей провинциального города;

2. Как изменения в быту и морали отразились на поведении городского обывателя и таким образом оказали влияние на ход революции.

62 Перепись населения г. Ярославля. 1917 г. Вып. 1. Население по полу, возрасту, месторождению, семейному положению, грамотности и национальностям. Ярославль, Б.г. (1917).

63 Список фабрик, заводов и др. промышленных предприятий Ярославской губернии по данным всероссийской промышленной и профессиональной переписи 1918 года. М., 1920; Ярославская губерния в цифрах: статистический справочник. Ярославль, 1927.

64 Гуревич М. Историко-статистический сборник по Ярославскому краю. Ярославль, 1922.

65 См.: Справочная книга по Ярославской губернии на 1916 год. Ярославль, 1916.

Мы уже писали о том, что в нашем понимании повседневность включает в себя общественные настроения, бытовые реалии и общественную мораль. Исходя из этого и поставленной выше цели, вытекают следующие конкретные задачи:

1. Выяснить, каким образом в период революции проходила борьба с "пережитками старого строя";

2. Как утверждалось, первоначально на уровне знаков и символов, новое, революционное сознание;

3. Какими путями формировался образ "врагов революции";

4. В чем состояло содержание жилищного вопроса, продовольственной проблемы и каковы были их социальные последствия;

5. В чем были причины крушения системы городского хозяйства и как это повлияло на поведение горожан,

6. Какие изменения претерпели традиционные социальные аномалии: пьянство, адюльтер и проституция, как эти изменения отразили революционную эпоху и, в свою очередь, повлияли на нее;

7. Каковы были масштабы и роль уголовной преступности и ее влияние на общественные настроения.

Поставленная цель и задачи определили структуру работы. Три главы диссертации соответственно посвящены изучению общественных настроений городского обывателя, различным аспектам революционного быта и главнейшим проявлениям девиантного поведения. Разбивка глав на параграфы определяется конкретизацией главной проблемы.

Главный персонаж этой диссертации - городской обыватель, независимо от своей формальной сословной, классовой и профессиональной принадлежности. Мы, разумеется, не можем отрицать отличия в мотивах и формах поведения представителей различных социальных групп, но в данном случае нас в большей мере интересует сходство, чем различие, общие тенденции, которые мы и постараемся показать. 1

I. РЕВОЛЮЦИЯ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАСТРОЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ

Общественное настроение, как мы уже отмечали, это своеобразное "переживание" общественных изменений, затрагивающих как отдельного индивида, так и общество в целом. В основе их лежит субъективная реакция человека на существующие социально-политические условия жизни. Естественно, что реакция различных людей на одни и те же явления бывает крайне разнообразной. Но общественные настроения носят массовый характер, то есть отражают ту усредненную норму, которая и определяет активную или пассивную позицию общества по отношению к происходящему. Общественные настроения во многом "предсознательны" и продиктованы не рациональным, а эмоциональным аспектом восприятия1.

В отличие от общественного мнения, общественные настроения представляют собой оценку не конкретных событий, а эпохи в целом. По этой причине в данной главе мы не предполагаем рассматривать реакцию городского населения на смену составов правительства, й корниловское выступление и т.д. Исключение - Февральская революция, поскольку именно она стала отправной точкой новой фазы развития общественных настроений. Нас интересуют эволюционные стадии этого процесса - крушение старой и формирование новой системы ценностей, начало политического размежевания. В связи с последней темой мы сочли необходимым затронуть межнациональные взаимоотношения, поскольку поиск "врага" часто следовал проторенной ранее дорогой.

1 Савельева О.О. Общественное сознание, мнение, настроение // Обществознание в школе. 1999. №5. С. 23.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Ольнева, Ольга Владимировна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящем исследовании мы стремились выяснить, каким образом обстановка революции повлияла на повседневный быт и мораль жителей провинциального города и как, в свою очередь, изменения в быту и морали отразились на поведении городского обывателя. Материал, приведенный нами ранее, позволяет вполне определенно ответить на эти вопросы.

Если попытаться найти слово, предельно емко характеризующее быт эпохи революции, то таковым, несомненно, будет слово нищета. Изначальные причины ее нужно искать в событиях и явлениях времени, предшествовавшего революции. Дезорганизация экономики в связи с началом мировой войны, непосильная для народного хозяйства страны нагрузка - вот факторы, положившие начало разрухе. Но революция ускорила те процессы, которые начинались раньше, и сломала то, что еще сохранялось целого. Важнейшими дезорганизующими факторами, принесенными революцией были развал власти и извращенное понимание свободы. Именно крайне неудачная деятельность центральных и местных властей превратила продовольственные трудности в угрозу прямого голода. Уничтожение прежней системы правоохранительных органов имело следствием взрывной рост уголовной преступности.

Свобода, воспринятая как вседозволенность, привела к крайнему росту эгоизма: классового, профессионального и индивидуального. Любое проявление шкурничества, откровенно хулиганские, а то и преступные деяния оправдывались наступившей свободой. Для значительной части городских обывателей главным завоеванием революции стало право выливать помои прямо на городских улицах, плевать на пол и не платить за проезд в трамваях. Объективно назревавшая разруха была чудовищно ускорена "разрухой в головах".

Для характеристики нравов революционной эпохи лучше всего подходит слово одичание. Социальные аномалии стали повседневной нормой. Повальное пьянство (и это, заметим, в условиях сохраняющегося сухого закона), либерализация отношений между полами вылившаяся в прямую насмешку над лозунгами эмансипации, рост преступности. Еще раз отметим то, что кражи провоцировались не столько нищетой, сколько безнаказанностью. Исследователи и ранее обращали внимание на архаизацию массового сознания в период революции1. В ситуации, когда перестали действовать большинство правовых норм, возрождались пещерные законы.

В ощущениях обывателя преобладал страх. Страх перед голодом (еще отнюдь не голод), страх лишиться крыши над головой, страх перед преступниками и защитниками революции (различия между ними чаще всего были несущественными). Страх имел двоякие последствия. Для кого-то это была апатия и стремление спрятаться от окружающего мира. Именно апатия, порожденная страхом, породила равнодушие к политическим переменам и массовый абсентеизм на выборах. Но резкий подъем агрессивности тоже был порождением страха. Страх перед грядущим голодом вызвал самочинные обыски и продовольственные погромы, страх перед преступностью вызвал к жизни самосуды. Это яркая особенность революции - любое массовое действие носит агрессивный характер (в толпе страх материализуется).

В заключении принято давать выводы, а не приводить новые аргументы. Тем не менее, мы позволим себе привести очередную выдержку из ярославских газет, скорее не в качестве аргумента, а характерной иллюстрации. Напомним, что в первой главе мы процитировали стихотворение некоего "Символиста", отражавшее эмоциональный настрой

1 См.: Булдаков В.П. Революция, насилие и архаизация массового сознания в гражданской войне: провинциальная специфика//Белая гвардия. № 6. М., 2001. первых недель революции. Контрастом по сравнению с ним служат столь же непритязательные стихи, опубликованные в "Голосе" в середине сентября. Просвета нет на сером небе, Нет утешения в печали дня. Товаров нету в магазинах, А в лампочках по вечерам огня.

Домовладелец грязь разводит, Зловонием окраины полны, Лицей отбросы в город свозит, Полгорода страдает без воды.

И каждый день несет невзгоды, Позор и обнищание стране, Потерю нам доставшейся свободы И чувства радости в безрадостной душе2.

В этих строчках можно найти все мрачные реалии революционной жизни. Но еще более важно настроение и то, что за этим настроением скрывается. Слова, вырвавшиеся случайно, чаще всего точнее характеризуют мысли, чем специально подготовленная речь. Обратим внимание на "доставшуюся свободу". Большинству жителей России свобода досталась как абсолютно нежданный подарок. Что с нею делать дальше - никто толком не знал.

Первой реакцией обывателя на изменившиеся условия была попытка приспособиться к ним. Приспособление это затрагивало только внешнюю сторону и потому не шедшее дальше социальной мимикрии. Уничтожение "символов старого строя" было ответом на страх перед переменами. Но уже в ходе всеобщего ликования первых недель революции выработалась и новая поведенческая модель, ориентировавшаяся на тех, "кто был ничем". Революция "превращает социальных изгоев в функциональные величины истории, а те начинают действовать и объяснять происходящее на доступном им уровне"3. Это проявилось во множестве символических мелочей: от манеры лузгать семечки до поголовной манеры одеваться под солдат.

Это наверняка понравилось многим, но беда была в том, что в бытовом отношении революция не улучшила, а очень быстро ухудшила качество жизни. Отсюда и разочарование в революции (для обывателя политическая составляющая всегда значила меньше бытовой). История с "подарком для бабушки" была не просто хулиганством, а своеобразным выступлением против революции (в этом смысле милиционер Рысин не ошибся). Хулиганская же форма протеста была вполне в духе новых стандартов поведения.

Разочарование и крушение надежд почти автоматически вело к поиску виноватых. Революция предложила широкий выбор "врагов": представители "старого строя", духовенство, офицеры и, наконец, просто "буржуи". Но общественное сознание упорно стремилось вернуться к прежним стереотипам и виноватыми, как всегда, оказались евреи. Это тоже можно считать проявлением архаизации массового сознания.

В провинции этот процесс шел гораздо быстрее, чем в столицах. На первый взгляд, провинциальная жизнь на начальном этапе революции еще долго сохраняла инерцию мирного времени. Политическая борьба здесь и близко не приближалась к столичному накалу. Но в этой тишине провинция дичала быстрее, чем центры, обосабливалась и теряла связь с цивилизацией.

2 Голос (Ярославль). 1917. 17 сентября.

3 Булдаков В.П. Революция, насилие и архаизация массового сознания в гражданской войне: провинциальная специфика. С. 5.

Провинциальный обыватель был, несомненно, жертвой революции. Его кажущаяся безобидность и беззащитность способна вызвать жалость. Но, движимый стремлением приспособиться во что бы то ни стало, он сам превратился в безликую силу, в значительной мере способствовавшую нарастанию кризиса.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Ольнева, Ольга Владимировна, 2005 год

1. Законодательные акты и нормативные документы

2. О запрете продажи для питьевого употребления спиртных напитков и спиртосодержащих средств // Вестник Временного правительства. 1917. 30 марта.

3. Об утверждении правил о порядке учета и хранения лака и политуры, а равно о передвижении и продаже означенных изделий // Собрание узаконений и распоряжений правительства. № 205. 26 августа 1917 г. С. 2226-2246.

4. Об изменении постановления о переводе времени на один час вперед // Собрание узаконений и распоряжений правительства. № 210. 1 сентября 1917 г. С. 2356.

5. О расширении предоставленных лицам женского пола прав на поступление на государственную службу // Собрание узаконений и распоряжений правительства. № 216. 9 сентября 1917 г. С. 2446 2447.1.. Опубликованные документы

6. Бабкин М.М. Духовенство РПЦ и Февральская революция 1917 г. Документы и материалы Святейшего Синода, епархиальных, городских, благочинских съездов и собраний российского духовенства. М.: ГУУ, 2002. С. 52.

7. Долгоиграющие фальшивки // Родина. 1990. № 11. С. 70.

8. Козляков В.Н. "На грубое насилие мы ответим демонстрацией нашей солидарности." (Ярославский Комитет спасения Родины и революции в1917 году) // Ярославская старина. Вып. 3. Ярославль, 1996. С. 63 90.

9. Из показаний члена РСДРП (меньшевиков) П.А. Богданова-Хорошова суду ревтрибунала 16 августа 1923 г. // Ярославское восстание. Июль.1918 года. М.: Посев, 1998. С. 105 110.

10. Описание дел секретного стола канцелярии Ярославского губернатора за 1914 год//Ярославская старина. Вып. 1. Ярославль. 1924. С. 125 197.

11. Революционное движение в России после свержения самодержавия. М., 1957. 857 с.

12. Революционное движение в России в апреле 1917 года. Апрельский кризис. М., 1958. 935 с.

13. Революционное движение в России в мае-июне 1917 года. М., 1959. 662 с.

14. Революционное движение в России в июле 1917 года. Июльский кризис. М., 1959.626 с.

15. Революционное движение в России в августе 1917 года. Разгром корниловского мятежа. М., 1959. 696 с.

16. Революционное движение в России в сентябре 1917 года. Общенациональный кризис. М., 1961. 631 с.

17. Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного восстания. 1-24 октября 1917 года. М., 1962. 579 с.

18. Служить Отечеству честь имею. Сборник документов по истории органов внутренних дел Ярославского края в ХУШ- начале XXI вв. / Под. ред A.M. Селиванова. Ярославль, 2002. 631 с.

19. Установление Советской власти в Ярославской губернии. Сб. документов и материалов. Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1957. 498 с.

20. I. Воспоминания, дневники, письма

21. Амфитеатров-Кадашев В. Страницы дневника // Минувшее. Т. 20. М., 1996. С. 435 636. .

22. Бонч-Бруевич М.Д. Вся власть Советам. М.: Военное издательство, 1958. 358 с.

23. Бухарин К. Страничка из истории рыбинской организации РСДР партии (большевиков) в 1917 году // Рыбинск в революции. 1917-1922. Рыбинск, 1922. С. 12 18.

24. Вархолов В. Воспоминания железнодорожника// Рыбинск в революции. 1917-1922. Рыбинск, 1922. С. 25 27.

25. Воспоминания ветеранов Октября. Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1957. 116 с.

26. Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг. М.: РОССПЭН, 1997. 323 с.

27. Готье Ю.В. Мои заметки. М.: Терра, 1997. 592 с.

28. Дмитриев С.В. Воспоминания. Ярославль: Александр Рутман, 1999. 392 с.

29. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте: мемуары. М.: Республика, 1993. 384 с.

30. Князев Г.А. Из записной книжки русского интеллигента за время войны и революции. 1914 1922 гг. // Русское прошлое. № 2. СПб. 1991. С. 97- 199; №4. СПб., 1993. С. 35 - 149; № 5. С. 148-242.

31. Корнев Н. Мои воспоминания // Рыбинск в революции. 1917 1922. Рыбинск, 1922. С. 7 - И.

32. Лютер А. Дневник офицера // Памятники Отечества. 1992. № 25. С. 149163.37. "Ну, полно мне загадывать о ходе истории." (Из "Дневника матери-хозяйки в годы революции в России") // Отечественная история. 1997. № 3. С. 76-95.

33. Милиции С.В. Из моей тетради. Последние дни Преображенского полка // Архив русской революции. Т. 2. М.: Терра, 1991. С. 170 193.

34. Орлов В.Л. Старый Любим и вся Россия. Ярославль: Александр Рутман, 2000.416 с.

35. Михайловская Н.А. Мой Ярославль и его дорогие обитатели // Русская провинция: миф текст - реальность. М., СПб., 2000. С. 459 - 474.

36. Поссе В.А. В годы гражданской войны // Русское прошлое. Вып. 2. СПб., 1991. С. 200-282.

37. Ростоковский Ф.Я. Дневник для записывания. (1917-й: революция глазами отставного генерала). М.: РОССПЭН, 2001. 496 с.

38. Сорокин П. Дальняя дорога. Автобиография. М., 1992. С. 283.

39. Частные письма эпохи гражданской войны. По материалам военной цензуры // Неизвестная Россия. XX век. Вып. 2. М.: Историческое наследие, 1992. С. 200 252.

40. Шульгин В.В. 1917 1919 гг. // Лица: биографический альманах. Т. 5. М.: СПб.: Феникс, 1994. С. 121 - 328.1.. Периодическая печать

41. Вестник Временного правительства. 1917. Апрель-октябрь.

42. Вестник Рыбинской биржи. 1917. Январь- март.

43. Вестник полиции (Петроград). 1915. Ноябрь.

44. Власть труда (Ярославль). 1917- Ноябрь-декабрь.

45. Голос (Ярославль). 1917. Январь-октябрь.

46. Известия Ярославского исполнительного комитета. 1917. Март.

47. Искры (Москва). 1917. Январь-октябрь.

48. Поволжский вестник (Кострома). 1917. Март.

49. Призыв (Рыбинск) 1917. Июль-сентябрь.

50. Русские ведомости (Москва). 1917. Январь-октябрь.

51. Рыбинский листок. 1917. Январь-сентябрь.

52. Свободное слово (Ярославль). 1917. Март.

53. Свободное слово (Ярославль). 1917. Ноябрь.

54. Труд и борьба (Ярославль). 1917. Апрель-октябрь.

55. Ярославская мысль. 1917. Август.

56. Ярославские губернские ведомости. 1917. Январь.

57. V. Статистические сборники

58. Гуревич М. Историко-статистический сборник по Ярославскому краю. Ярославль, 1922. 234 с.

59. Движение цен в Ярославской губернии за сентябрь 1914 октябрь 1916 года. Ярославль: Статистический отдел губернского земства, 1916. 32 с.

60. Население г. Любима Ярославской губернии. Ярославль: Статистический отдел губернского земства, 1913. 25 с.

61. Перепись населения г. Ярославля. 1917 г. Вып. 1. Население по полу, возрасту, месторождению, семейному положению, грамотности и национальностям. Ярославль, б.г. 74 с.

62. Список фабрик, заводов и др. промышленных предприятий Ярославской губернии по данным всероссийской промышленной и профессиональной переписи 1918 года. М., 1920. 115 с.

63. Справочная книга Ярославской губернии на 1916 год. Ярославль, 1916. 104 с.

64. Ярославская губерния в цифрах: статистический справочник. Ярославль: Ярославский губстатотдел, 1927. 436 с.

65. VI. Архивные материалы Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ)

66. Ф. 266. Н.П. Дружинин. On. 1. Д. 19, 34, 50, 232, 385, 554, 588.

67. Государственный архив Ярославской области (ГАЯО)

68. Ф. 73. Канцелярия ярославского губернатора. Оп. 7. Д. 1450, 1483. Оп. 9 . Д. 802, 883.

69. Ф. 79. Ярославское губернское правление. Оп. 5. Д. 3421. Оп. 7. т. 2. Д. 4458. Оп. 14. Д. 513.

70. Ф. 288. Ярославская городская полиция. On. 1. Д. 1077, 1136, 1156, 1159, 1161. 1162, 1163, 1091.

71. Ф. 335. Ярославская губернская тюремная инспекция. On. 1. Д. 2231, 2244, 2440, 2442, 2443, 2445, 2448, 2452, 2455, 2456, 2457, 2458, 2461, 2463, 2464, 2465, 2466.

72. Ф. 337. Ярославское исправительно-арестантское отделение. On. 1. Д. 737, 738.

73. Ф. 338. Ярославская временная каторжная тюрьма. On. 1. Д. 1679, 1685, 1690,1691,1696.

74. Ф. 346. Ярославский окружной суд. Оп. 4. Т. 4. Д. 7329, 7330, 7331, 7367, 7368, 7372, 7374, 7375. Оп. 5. Т. 7. Д. 8753. 8801. Оп. 6. Д. 68. Оп. 76. Д. 161. Оп. 8а. Д. 149,215.

75. Ф. 347. Прокурор ярославского окружного суда. On. 1. Д. 1169, 1170, 1172. Оп. 2. Д. 380, 1698, 1702.

76. Ф. 485. Ярославское губернское земство. Оп.1. Д. 2307, 2308, 2309, 2310, 2311, 2313, 2314. Оп. 2. Д. 848, 852, 865, Оп. 4. Д. 2310.

77. Ф. 512. Романово-Борисоглебская городская управа. On. 1. Д. 1148, 1152, 1185, 1190, 1202.

78. Ф. 642. Ярославский губернский статистический комитет. Оп. 2. Д. 389. Он. 2а. Д. 101. 116, 538, 539, 540, 541, 542, 543, 544, 545.

79. Ф. 936. Ярославская губернская тюрьма. On. 1. Д. 466, 479.

80. Ф. 1167. Ярославская окружная по делам о выборах в Учредительное собрание комиссия. Оп. 2. Д. 42, 64.

81. Ф. 1419. Романово-Борисоглебский уездный комиссар временного правительства. On. 1. Д. 5, 8, 9.

82. Ф. 1448. Ярославский губернский комиссар временного правительства. On. 1. Д. 26, 33,34,35,37, 47.

83. Ф. 1527. Ярославский временный исполнительный комитет общественного порядка. On. 1. Д. 1, 2, 6, 7, 8, 9.

84. Ф. Р-191. Подотдел губернского уголовного розыска. On. 1. Д. 27, 48, 50, 55.

85. Ф. Р-849. Коллекция воспоминаний участников революционных событий и социалистического строительства в Ярославском крае. On. 1. Д. 4, 18, 27, 29, 43,67.

86. Ф. Р-2562. Г.И. Курочкин. On. 1. Д. 32, 33, 35, 162, 163, 170.

87. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области (РФ1. ГАЯО)

88. Ф. 2. Ростовская городская дума и городская управа. On. 1. Д. 1213, 1213а, 1214, 1216.

89. Ф. 211. Ростовский уездный комиссар Временного правительства. On. 1. Д. 4, 8, 14, 18, 19, 20, 21, 25, 26, 27, 28, 29.

90. Ф. 336. Ростовский уездный и волостные комитеты общественной безопасности. On. 1. Д. 7.

91. Центр хранения документации новейшей истории Ярославской области1. ОДНИ ЯО)

92. Ф. 394. Испарт. Он. 1. Д. 31, 33, 35, 36, 41, 42,44, 64, 82. Он. 2. Д. 4, 5, 9. Он. 5. Д. 16, 17, 22, 23, 65, 66, 68, 75, 80, 84.1. ИССЛЕДОВАНИЯ1. Монографии

93. Баниге B.C., Брюсова В.Г. Ростов Ярославский. Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1957. С. 187 с.

94. Блиох И.С. Будущая война в техническом, политическом и экономическом отношениях. Т. IV. СПб.: И.А. Ефрон, 1898. 259 с.

95. Булдаков В. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М.: РОССПЭН, 1997. 376 с.

96. Бухарин К., Назаров А. Десять лет Рыбинской организации ВКП (б) (1917 1927 г.). Рыбинск, 1927. 54 с.

97. Волков С. В. Трагедия русского офицерства. М.: Станица, 1999. С. 382.

98. Гейфман А. Революционный террор в России. 1894-1917. М.: Кронпресс, 1997.448 с.

99. Генкин Л.Б. Ярославские рабочие в годы гражданской войны и иностранной интервенции. Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1958. 271 с.

100. Груздев П.Н. Борьба за Октябрь в Ярославской губернии. Ярославль: Истпарт, 1927. 120 с.

101. История Ярославля с древнейших времен до наших дней / Автор текста А.Р. Хаиров. М.: Интербук-бизнесс, 1999. 350 с.

102. История Ярославского края с древнейших времен до конца 20-х гг. XX века / под ред. A.M. Селиванова. Ярославль: ЯрГУ, 2000. 368 с.

103. Канищев В.В. Русский бунт бессмысленный и беспощадный. Погромное движение в городах России в 1917-1918 гг. Тамбов.: ТГУ, 1995. 162 с.

104. Ковалев А.И., Пуришев И.Б. Углич. Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1960. 202 с.

105. Колоницкий Б.И. Символы власти и борьба за власть: к изучению политической культуры российской революции 1917 года. СПб.: Дмитрий Буланин, 2001. 348 с.

106. Колоницкий Б.И. Погоны и борьба за власть в 1917 году. СПб.: Остров, 2001. 83 с.

107. Кочешков Г.Н. Российские землевладельцы в 1917 г. Ярославль.: ЯГПУ, 1994. 111с.

108. Критский П.А. Путеводитель-справочник по Ярославлю на 1916 год. Ярославль, 1916. 112 с.

109. Лебина Н.Б., Шкаровский М.В. Проституция в Петербурге (40-е гг. XIX-40-е гг. XX в.). Спб.: Прогресс-Академия, 1994. 224 с.

110. Лебина Н.Б. Повседневная'жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920-1930 годы. СПб.: Летний сад, 1999. 320 с.

111. Лебина Н.Б., Чистиков А.Н. Обыватель и реформы. Картины повседневной жизни горожан в годы нэпа и хрущевского десятилетия. СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. 340 с.

112. Марасанова В.М., Федюк Г.П. Ярославские губернаторы. 1777 1917. Ярославль, 1998. 420 с.

113. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIH-начало XX вв.). СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. Т.1. 548 е.; Т. 2. 566 с.

114. Москвич Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Волге. Одесса: Тип. Л. Нитче, 1903. 425 с.

115. Мусаев В.И. Преступность в Петрограде в 1917-1921 гг. и борьба с ней. СПб.: Дмитрий Буланин, 2001. 206 с.

116. Нарский И. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917 1922 гг. М.: РОССПЭН, 2001. 632 с.

117. Осокина Е.А. Иерархия потребления. О жизни людей в условиях сталинского снабжения. 1928-1935. М., 1993. 144 с.

118. Осокина Е.А. За фасадом "сталинского изобилия": распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927-1941 гг. М.: РОССПЭН, 1998. 271 с.

119. Очерки городского быта дореволюционного Поволжья. Ульяновск: Средневолжский научный центр, 2000. 693 с.

120. Петроград на переломе эпох. Город и его жители в годы революции и гражданской войны. СПб.: Дмитрий Буланин, 2000. 349 с.

121. Прокопович С.Н. Война и народное хозяйство. М.: Дело, 1917. 214 с.

122. Протасов Л.Г. Всероссийское Учредительное собрание. История рождения и гибели. М. РОССПЭН, 1997. 368 с.

123. Полевой Н. История русского народа. Т. 1. М.: Вече, 1997. 635 с.

124. Размолодин М.Л. Черносотенное движение в Ярославле и губерниях Верхнего Поволжья в 1905-1915 гг. Ярославль: Александр Рутман, 2001. 248 с.

125. Резвый Н.И., Козлов П.И. Борьба за власть Советов в Ярославской губернии. Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1957. 259 с.

126. Рейли Д.Дж. Политические судьбы российской губернии: 1917 год в Саратове. Саратов: Слово, 1995. 400 с.

127. Ривош Я.Н. Время и вещи. Очерки по истории материальной культуры в России начала XX века. М.: Искусство, 1990. 304 с.

128. Соболева Н.А., Артамонов В.А. Символы России. М.: Панорама, 1993. 208 с.

129. Соколов А.Б. Введение в современную западную историографию. Ярославль, 2002. 132 с.

130. Титов А.А. Ярославль. Путеводитель по Ярославлю с планом города. М.: Изд. И.А. Вахрамеева, 1883. 140 с.

131. Титов А.А. Вымирающий город. Ярославль, 1877. 9 с.

132. Тихомиров И.А. Ярославское Поволжье (краткий путеводитель). Ярославль: Тип. В.В. Шпеер, 1909. 98 с.

133. Утехин И. Очерки коммунального быта. М.: ОГИ, 2001. 248 с.

134. Федюк В.П., Герасимова А.А. На поприще ума. Сто лет истории Ярославской областной универсальной библиотеки им. Н.А. Некрасова. Ярославль: Александр Рутман, 2002. 96 с.

135. Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 1930-е годы: город. М.: РОССПЭН, 2001. 336 с.

136. Фицпатрик Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 1930-е годы: деревня. М.: РОССПЭН, 2001. 421 с.

137. Энгельштейн JT. Ключи счастья. Секс и поиски путей обновления России на рубеже XIX-XX веков. М.: Терра, 1996. 572 с.

138. Яров С.В. Горожанин как политик. Революция, военный коммунизм и НЭП глазами петроградцев. СПб.: Дмитрий Буланин,1999. 319 с.

139. Яров С.В. Пролетарий как политик. Политическая психология рабочих Петрограда в 1917-1923 гг. СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. 223 с.

140. Яров С.В. Крестьянин как политик. Крестьянство Северо-Запада России в 1918-1919 гг.: политическое мышление и массовый протест. СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. 168 с.

141. Ярославль: очерки по истории города. XI в. октябрь 1917 г. Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1957. 369 с.

142. Ярославль социалистический. Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1960. 367 с.

143. Figes О. People's tragedy. The Russian Revolution 1891-1924. Pimlico; London, 1997. 924 p.

144. Figes O., Kolonitsskii B. Interpreting the Russian Revolution: The Language and Symbols of 1917. New Haven; London, 1999. 198 p.

145. Goldman W.Z. Women, The State and Revolution. Soviet family Polity and Social Life. 1917-1936. Cambridge, 1993. 356 p.

146. Phillips L.L. Bolsheviks and the Bottle. Drink and Worker Culture in St. Petersburg, 1900-1929. Northern Illinois University Press, 2000. 250 p.1. Статьи

147. Абросимова T.A. Социалистическая идея в массовом сознании 1917 г. // Анатомия революции. 1917 год в России: массы, партии, власть. Спб., 1994. С. 176- 187.

148. Аксенов В.В. 1917 год в художественном восприятии современников // Отечественная история. 2002. № 1. С. 96 101.

149. Аксенов В.Б. 1917 год: социальные реалии и киносюжеты // Отечественная история. 2003. № 6. С. 8 21.

150. Александров Н.М. Социально-демографические процессы в деревне Верхнего Поволжья в пореформенный период // Материалы всероссийской научной конференции, посвященной 200-летию

151. Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. История. Ярославль, 2003. С. 94 97.

152. Асташов А.Б. Русский крестьянин на фронтах первой мировой войны // Отечественная история. 2003. № 3. С. 72 86.

153. Быкова А.Г. Проституция в городах Западной Сибири (1880-е 1914 г.) // Социс. 2000. № 5. С. 59 - 65'.

154. Большие резервы "малой истории1': круглый стол // Отечественная история. 2001. № 6. С. 118 128.

155. Боченкова И.Д. Религиозное сознание провинциального обывателя XIX века (по материалам Ярославской губернии) // Региональная история в российской и зарубежной историографии. Ч. 1. Рязань, 1999. С. 158 161.

156. Бочкарев В.Н. Предпосылки революции 1917 года в Ярославском крае // Ярославская старина. 1924. Вып. 1. С. 5 62.

157. Бочкарев В.Н. Очерки по истории революционного движения и борьбы с ним в Ярославском крае// Каторга и ссылка. 1923. № 5. С. 56 85.

158. Бочкарев В.Н. Промышленность Ярославской губернии начала XX века // Производительные силы Ярославской губернии. Ярославль, 1928. С. 107 -140.

159. Булдаков В.П. От войны к революции: рождение "человека с ружьем" // Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997. С. 55-75.

160. Булдаков В.П. Историографические метаморфозы "Красного Октября" // Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. М., 1996. С.179 205.

161. Булдаков В.П. Революция и человек (методологические заметки) // Крайности истории и крайности историков. М., 1997. С. 21 39.

162. Булдаков В.П. Революция, насилие и архаизация массового сознания в гражданской войне: провинциальная специфика // Белая гвардия. № 6. М.: Посев, 2001. С. 4-11.

163. Бухараев В.М. Провинциальный обыватель в конце XIX- начале XX века: между старым и новым // Социальная история. Ежегодник 2000. М., 2000. С. 19-33.

164. Бухараев В.М., Аккуратов Б.С. От неприятия скопидомства до борьбы с "контрреволюцией быта" // Отечественная история. 2002. № 1. С. 159 -174.

165. Волобуев П.В. Вступительное слово // Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997. С. 4 5.

166. Волобуев П.В. Реформа или революция: исторические реалии и политические иллюзии // Крайности истории и крайности историков. М., 1997. С. 7-9.

167. Герасименко Г.А. Трансформация власти в 1917 году // Отечественная история. 1997. №1. С. 60 76.

168. Голосенко И.А. "Русское пьянство": мифы и реальность // Социологические исследования. 1986. № 3. С. 203 209.

169. Гольц Г.А., Тархов С.А. Городской транспорт // Отечественная история с древнейших времен до 1917 г. Энциклопедия. Т. 1. М., 1994. С. 600-602.

170. Горинов М.М. Москва в двадцатых годах // Отечественная история. 1996. №5. С. 3- 17.

171. Диунов М.Ю. Беспорядки в ярославском гарнизоне (осень-зима 1917 г.) // "От мудрости и святости былого.". УП Тихомировские чтения. Ярославль. 1999. С. 172 173.

172. Дмитриев А.В. Слухи как объект социологического исследования // Социологические исследования. 1995. № 1. С. 5 — 11.

173. Дякин B.C. Первая мировая война и мероприятия по ликвидации так называемого немецкого засилья // Первая мировая война. 1914-1918. Сб. статей. М., 1968. С. 23-36.

174. Жукова JL Девочку взяла "мадам". Жизнь проституток 100 лет назад // Родина. 1997. № 6. С. 59 -63.

175. Журавлев С.В., Соколов А.К. Повседневная жизнь советских людей в 1930-е годы // Социальная История. Ежегодник 1997. М. 1998. С. 287 232.

176. Журавлев В.В. Год 1917-й в контексте исторических традиций России // Российская провинция в годы революций и гражданской войны. 19171922. Нижний Новгород, 1998. С. 25 36.

177. Зверев В.М. "Яма" Российской империи. Социологическая история "рынка любви" // Российская провинция. 1995. № 4. С. 134 139.

178. Зориков А.Н. Криминогенная обстановка как результат и фактор социальной мобильности в России в начале XX века // Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997. С. 5 11.

179. Иерусалимский Ю.Ю. Архитектурный облик русских городов второй половины XIX века // Роль творческой личности в развитии культуры провинциального города. Первые Алмазовские чтения. Ярославль, 2000. С. 152 153.

180. Измозик B.C., Семенов В.Е., Рабжаева М.В. Петроград на переломе эпох. Город и его жители в годы революции и гражданской войны // Отечественная история. 2002. № 5. С. 205 210.

181. Канищев В.В. Приспособление ради выживания (мещанское бытие эпохи "военного коммунизма") // Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997. С. 98 115.

182. Канищев В.В., Протасов Л.Г. Соотношение сознательности и стихийности в революционных выступлениях средних городских слоев осенью 1917 года // Городские средние слои в трех российских революциях. М., 1989. С. 94 111.

183. Колоницкий Б.И. Антибуржуазная пропаганда и "антибуржуйское" сознание // Отечественная история. 1994. № 1. С. 17 27.

184. Колоницкий Б.И. "Демократия" как идентификация. К изучению политического сознания Февральской революции // Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1997. С. 109 -118.

185. Колоницкий Б.И. "Политическая порнография" и десакрализация власти в годы первой мировой войны (слухи и массовая культура) // Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1998. С. 67 -80.

186. Колоницкий Б.И. Культ А.Ф. Керенского: образы революционной власти //Отечественная история. 1999. № 4. С. 105-108.

187. Кочешков Г.Н. Итоги деятельности Временного правительства (март -октябрь 1917 г.)//Ярославский педагогический вестник. 1997. № 3. С. 67 -70.

188. Красовская Ю.В. Ярославская городская дума в октябре-декабре 1917 года // "От мудрости и святости былого.". VTI Тихомировские чтения. Ярославль, 1999. С. 169 170.

189. Кулик В.Н. Российские женщины в 1917 г. // Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М, 1997. С. 76 85.

190. Куприянов А.И. Историческая антропология: проблемы становления// Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. М., 1996. С. 366- 385.

191. Латынов В.В. Слухи: социальные функции и условия появления // Социологические исследования. 1995. № 1. С. 12 17.

192. Лебина Н.Б. Теневые стороны жизни советского города 20-30-х гг. // Вопросы истории. 1994. № 2. С. 30 52.

193. Лебина Н. "Ленька Пантелеев сыщиков гроза" // Родина. 1995. № 1.С. 58 - 65.

194. Лебина Н.Б. "Папа, отдай деньги маме." // Родина. 1996. № 12. С. 69 73.

195. Лебина Н. Коммунальный, коммунальный, коммунальный мир // Родина. 1997. № 1.С.16-20.

196. Леви Д. К вопросу о микроистории // Современные методы преподавания новейшей истории. М. 1996. С. 170 184.

197. Литвак К.Б. Самогоноварение и потребление алкоголя в российской деревне 1920-х годов// Отечественная история. 1992. № 4. С. 74 88.

198. Логинов В.Т. Продовольственная политика (осень 1917 года) // Свободная мысль. 1997. № 10. С. 26-36.

199. Лысенко Н. Флаг национального российского государства каким ему быть?//Москва, 1991. № 12

200. Людтке А. Что такое история повседневности? Ее достижения и перспективы в Германии // Социальная история. Ежегодник 1998/99. М.: РОССПЕН, 1999. С. 77 100.

201. Миловидова Н.В. Жизнь и быт рабочих России в 20-е гг. XX в. (из истории повседневности) // Предприниматели и рабочие России в условиях трансформации общества и государства в XX столетии. Ч. 2. Кострома, 2003. С. 77 82.

202. Миронов Б.Н. Преступность в России в XIX- начале XX в. // Отечественная история. 1998. № 1. С. 24 42.

203. Миронов Б.Н. "Сыт конь- богатырь, голоден сирота": питание, здоровье и рост населения России во второй половине XIX - начале XX века// Отечественная история. 2002. № 2. С. 30 - 42.

204. Нелипович С.Г. Репрессии против подданных "центральных держав" // Военно-исторический журнал. 1996. № 6. С.32 42.

205. Ольшанский Д.В. Массовые настроения переходного времени // Вопросы философии. 1992. № 4. С. 3 15.

206. Осокина Е.А. Люди и власть в условиях кризиса снабжения. 1939-1941 // Отечественная история. 1995. № З.С.16 32.

207. Павлюченков С.А. Веселие Руси: революция и самогон // Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М. 1997. С. 124-142.

208. Павлова Э. В. Итоги выборов в городские думы и Учредительное собрание в городах Верхневолжского региона // Путь в науку. Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета. Ярославль, 1996. Вып. 3. С.77 80.

209. Паршин А.Г. Развитие городского хозяйства в Ярославле на рубеже XIX XX в.в.// Путь в науку. Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета. Ярославль, 1995. Вып.2. С.57 - 59.

210. Петухова И.А. История одного пьедестала // Анфас (Рыбинск), 1999. 29 апреля.

211. Поляков Ю.А. Человек в повседневности (исторические аспекты) // Отечественная история. 2000. № 3. С. 125 132.

212. Погшнова М.В. Организация помощи беженцам первой мировой войны (на примере Ярославского городского комитета помощи беженцам) // Народ, политика и власть в истории России. Ярославль, 2000. С. 91 97.

213. Работнов Н.Г. Тайны Ярославского застенка // Ярославская старина. Вып. 1. Ярославль, 1924. С. 63 124.

214. Резвый Н.И., Козлов П.И. Рождение Советской власти в Ярославской губернии //Установление Советской власти на местах в 1917-1918 гг. М., 1959. Вып. 2. С. 71 103.

215. Репина Л.П. Смена познавательных ориентаций и метаморфозы социальной истории // Социальная история. Ежегодник 1998/99. М., 1999. С. 7-38.

216. Рогалина Н.А., Телицин В.Л. Заботы и мысли интеллигентной женщины в дни революции ("Дневник матери-хозяйки") // Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997. С. 85 97.

217. Савельева И.М., Полетаев А.В. Микроистория и опыт социальных наук // Социальная история. Ежегодник 1998/99. М., 1999. С. 101 -119.

218. Савельева О.О. Общественное сознание, мнение, настроение // Обществознание в школе. 1999. № 5. С. 14 23.

219. Сазонова Е.А. Доходный дом и его обитатели (по материалам города Ростова) // История и культура Ростовской земли. Ростов, 1996. С. 127 136.

220. Сегал Д. "Сумерки свободы": о некоторых темах русской ежедневной печати 1917-1918 гг. // Минувшее. Исторический альманах. М.: Прогресс-Феникс, 1991. С. 131 198.

221. Сивков К. Николай II и его царствование: библиографический обзор // Голос минувшего. 1917. № 9-10. С. 386.

222. Синявская Е.С. Менталитет и социальное поведение рабочих, крестьян, солдат в период первой мировой войны // Отечественная история. 2001. № 1. С. 192- 194.

223. Соколов А.К. Социальная история России новейшего времени: проблемы методологии и источниковедения // Социальная история. Ежегодник 1998/99. М. 1999. С. 39 76.

224. Тихомиров Н.В. Ярославские социалисты-революционеры в 1917 году // "От мудрости и святости былого.". VII Тихомировские чтения. Ярославль, 1999. С.168 170.

225. Тощенко Ж.П. Социальное настроение феномен современной социологической теории и практики // Социологические исследования. 1998. № 1.С. 21-35.

226. Уваров А.И. Электрификация губернии и ее перспективы // Производительные силы Ярославской губернии. Ярославль, 1928. С. 103 -107.

227. Фирсов С. Экспроприация совести. Хулиганство как социальное явление // Звезда. 1997. № 9. С.178 187.

228. Федюк В.П. А.Ф. Керенский и крушение "эпохи надежд" // Ярославский педагогический вестник. 1997. № 3. С. 88 92.

229. Федюк В. П. Кадеты и ярославский мятеж 1918 года // Великий Октябрь торжество идей марксизма-ленинизма. М., 1987. С.59 - 65.

230. Федюк В.П. Ярославль. Весна 1917-го.//Историко-революционные памятники Ярославской области. Ярославль, 1989.

231. Федюк В.П. Пролетариат Верхнего Поволжья на выборах в городские думы и Учредительное собрание в 1917 году // Рабочие Центрального промышленного района России в борьбе за победу и утверждение завоеваний Великого Октября. Горький, 1989. С. 70-75.

232. Федюк В.П. Жандармы и шпионы: борьба с "немецким засильем" в Ярославской губернии в годы первой мировой войны // Демидовскийвременник. Исторические исследования в Ярославском государственном университете. Ярославль, 2004. С. 214-233.

233. Федюк В.П. Большевики и их политические противники на выборах в Учредительное собрание // Партия и массы в свете ленинской концепции. Ярославль, 1991. С. 141 150.

234. Хасегава Ц. Государственность, общественность и классовость: преступление, полиция и государство во время русской революции в Петрограде//Новый мир истории России. Форум российских и японских исследователей. М., 2001. С. 218 246.

235. Холяев С.В. Три Февраля 1917 года // Вопросы истории. 2003. № 7. С. 26-38.

236. Шинкаренко Е.А. Зрелища и увеселения в Ярославле конца XIX-начала XX века // Роль творческой личности в развитии культуры провинциального города. Первые Алмазовские чтения. Ярославль, 2000. С. 182 185.

237. Юхнева Е. Дом для "старых русских". Барская квартира сто лет назад // Родина. 2003. № 10. С. 26-29.1. Авторефераты

238. Акоева Н.Б. Экономическая, политическая и социальная повседневность Кубанского казачества на рубеже веков (конец XIX-начало XX веков). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ставрополь, 2002. 24 с.

239. Беловинский JI.B. Культурно-исторические аспекты повседневности: содержание, структура и динамика. Автреф. дис. . докт. ист. наук. М., 2003. 40 с.

240. Быкова А.Г. Проституция в истории больших городов Западной Сибири (1880-е- 1914 г.). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Омск, 1999. 28 с.

241. Бухарин JI.A. Борьба Коммунистической партии с буржуазной и мелкобуржуазной контрреволюцией в первые годы Советской власти (октябрь 1917-1920 гг.). По материалам Ярославской губернии. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 1985. 24 с.

242. Гайдис А.С. Меньшевистские организации Верхнего Поволжья в 1903-начале 1920-х гг. (на материалах Ярославской и Костромской губерний). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 2003. 18 с.

243. Диунов М.Ю. Тыловые гарнизоны русской армии в 1917 году (по материалам губерний Верхнего Поволжья). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 1999. 23 с.

244. Зайцева Е.А. Ставропольская губерния в период гражданской войны: экономические, социальные и культурные аспекты. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ставрополь, 2002. 27 с.

245. Зоткина Н.А. Феномен девиантного поведения в повседневной жизни российского общества на рубеже XIX XX вв.: преступность, пьянство, проституция (на материалах Пензенской губернии). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пенза, 2002. 20 с.

246. Канищев В.В. Городские средние слои в период формирования основ советского общества. Октябрь 1917-1920 гг. (по материалам Центра России). Автореф. дисс. докт. ист. наук. М., 1998. 36 с.

247. Красовская Ю.В. Городские думы Ярославской и Костромской губерний в 1917 начале 1918 гг. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 2001. 24 с.

248. Корниенко Т.А. Социальная повседневность населения Северного Кавказа в годы первой мировой войны (август 1914- февраль 1917 г.). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Армавир, 2001. 25 с.

249. Лапшин Ф.А. Армия и революционный процесс в провинции в 1917-начале 1918 гг. (по материалам Верхнего Поволжья). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Кострома, 2001. 35 с.

250. Палюлина И.А. Отношение к Учредительному собранию в провинции в 1917-начале 1918 гг. (на материалах губерний Верхнего Поволжья). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Кострома, 2001. 28 с.

251. Панин С.Е. Повседневная жизнь советских городов в 1920-е гг.: пьянство, проституция, преступность (на материалах Пензенской губернии). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пенза, 2002. 23 с.

252. Романова Н.А. Меньшевики Поволжья в 1917 году. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Самара, 1998. 20 с.

253. Савченко М.В. Производство и потребление водки в России в годы казенной винной монополии в начале XX века (на материалах Пензенской губернии). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пенза, 2002. 22 с.

254. Сазонова Е.И. Материальная культура и быт русского провинциального города конца XVIII- начала XX вв. (на примере городов Владимирской и Ярославской губерний). Ярославль, 2002. 19 с.

255. Соболев И.Г. Борьба с "немецким засильем" в России в годы первой мировой войны. Автореф. дисс. канд. ист. наук. СПБ., 1998. 18 с.

256. Тихомиров Н. В. Партия социалистов-революционеров в 1917-1918 гг. (на материалах губерний Верхней Волги). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 2001. 21 с-.

257. Федотова И.Н. Общественные исполнительные комитеты северной части Центрального района России (на материалах Владимирской, костромской, Тверской и Ярославской губерний). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Владимир, 2001. 25 с.

258. Федюк В.П. Крах кадетской политики в 1917 году (по материалам Верхнего Поволжья. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 1984.

259. Холяев С.В. Участие политических партий в борьбе за власть в 1917 году (по материалам Верхневолжских губерний). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 1998. 19 с.

260. Ястребов А.Е. Культурный облик губернского провинциального города Центрального Черноземья в конце XIX- начале XX вв. (Орел, Курск, Воронеж). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Орел, 1999. 23 с.1. Справочные издания

261. Великая Октябрьская социалистическая революция. Энциклопедия. 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1987. 639 с.

262. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1983. 704 с.

263. Де-Рошефор Н.И. Иллюстрированное урочное положение. Пособие при составлении и проверке смет, проектировании и исполнении работ. СПб., 1906. 730 с.

264. Карманный словарь иностранных слов. СПб.- Киев-Харьков: Изд. Ф.А. Иогансон, 1906. С.746.

265. Политические деятели России. 1917 год. Биографический словарь. М.: Российская энциклопедия, 1993. 432 с.

266. Политические партии России. Конец XIX первая треть XX века. Энциклопедия. М. :РОССПЭН, 1996. 800 с.

267. Ярославский край в "Энциклопедическом словаре" Брокгауза и Ефрона. Ярославль, 1996. 272 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 214363