Поздний палеолит Западно-Сибирской равнины тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.06, доктор исторических наук Зенин, Василий Николаевич

Диссертация и автореферат на тему «Поздний палеолит Западно-Сибирской равнины». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 163651
Год: 
2003
Автор научной работы: 
Зенин, Василий Николаевич
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Новосибирск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.06
Специальность: 
Археология
Количество cтраниц: 
432

Оглавление диссертации доктор исторических наук Зенин, Василий Николаевич

Введение

Глава 1. Палеогеография Западно-Сибирской равнины в неоплейстоцене

1.1. Геолого-палеогеографическая история неоплейстоцена

1.2. Оптимальность природных условий освоения человеком Западно-Сибирской равнины в неоплейстоцене

1.2.1. Геохимический ландшафт как определяющий фактор освоения палеолитическим человеком Западно-Сибирской равнины

1.2.2. Литоресурсы

1.3. Проблема начального освоения территории (досартанский этап)

Глава 2. Позднепалеолитические местонахождения сартанского возраста: обзор и характеристика

Глава 3. Геоархеологическое местонахождение Волчья Грива

3.1. Первый этап исследований

3.2. Дискуссионные проблемы генезиса местонахождения

3.3. Второй этап исследований

3.3.1. Стратиграфия местонахождения и условия залегания ископаемых остатков

3.3.2. Каменный инвентарь

3.3.3. Геохронология местонахождения

3.3.4. Состав и морфология остатков мамонтов

3.3.5. Палеогеографическая реконструкция и генезис местонахождения

Глава 4. Многослойное геоархеологическое местонахождение

Шестаково

4.1. Геология, палеогеография и рельеф в районе местонахожден ия

4.1.1. Особенности геологического строения и рельефа

4.1.2. Биоклиматические условия образования отложений

4.2. Первый этап исследований местонахождения

4.2.1. Разведочные исследования 1976 года

4.2.1.1. Каменный инвентарь

4.2.2. Стационарные исследования 1977 - 1978 гг.

4.2.2.1. Каменный инвентарь

4.3. Второй этап исследований местонахождения

4.3.1. Проблемы стратиграфии и корреляции разрезов

4.3.2. Культурные горизонты 1—

4.3.3. Культурный горизонт

4.3.3.1. Каменный инвентарь

4.3.4. Культурный горизонт

4.3.4.1. Археологические материалы

4.3.5. Культурные горизонты 7

4.3.5.1. Археологические материалы

4.3.6. Исследование береговых обнажений (расчистки I и II)

Глава 5. Среда обитания и некоторые проблемы адаптации древнего населения

5.1. Литофагия и феномен зверовых солонцов

5.2. Фаунистический состав, тафономия и абсолютный возраст ископаемых остатков. Возможности геоархеологических исследований

Глава 6. Проблемы хронологии и корреляции местонахождений позднего палеолита Западно-Сибирской равнины

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Поздний палеолит Западно-Сибирской равнины"

Современное палеолитоведение Северной Евразии характеризуется активизацией междисциплинарных исследований древнейших объектов первобытной культуры. Этот подход вызвал качественное изменение в системе тематических направлений, связанных с глобальными проблемами древнейших и последующих миграций, становления и эволюции рода Ношо, его проникновением в криоаридные зоны материка и адаптацией к меняющимся природным условиям. Открытия последних десятилетйй на Урале, в Казахстане, Центральной и Северной Азии в корне меняют бытовавшие представления об этих территориях как периферийных и оставшихся в стороне от центров возникновения, становления и развития палеолитических технологий вплоть до времени позднего палеолита. Контрастным отражением этих познавательных процессов явились результаты изучения палеолитических объектов Сибирского региона, позволившие расширить территориальные и хронологические границы древней ойкумены. Палеолит Сибири представлен десятками комплексно изученных многослойных объектов, в отложениях которых содержатся свидетельства обитания первобытных сообществ от эпохи позднего ашеля — раннего мустье до финальной стадии позднего палеолита. Эти опорные геоархеологические местонахождения сопровождают численно превосходящие их пункты дислокации палеолитических материалов, как стратифицированных, так и экспонированных на поверхности. Абсолютное большинство палеолитических местонахождений выявлено в преобладающих условиях пересеченного рельефа горных областей Южной Сибири, плато и плоскогорий, в долинах крупнейших рек Северной Азии и их притоков. Иная ситуация сложилась для равнинных территорий, крупнейшей из которых является Западно-Сибирская равнина.

Краткая история исследований. Положение Западно-Сибирской равнины на стыке палеолитических районов Русской равнины, Урала, пояса гор Южной Сибири и Восточной Сибири обеспечивало постоянное внимание к ней исследователей древнейшего прошлого. Начиная с первых академических экспедиций XVIII века и до обнаружения палеолитической стоянки в городе Томске в 1896 году [Кащенко, 1901] о возможности заселения Западно-Сибирской равнины палеолитическими охотниками можно было судить лишь предположительно на основании сборов костей плейстоценовой фауны и случайных находок каменных изделий неясного возраста. Раскопки профессора зоологии Н.Ф. Кащенко подвели определенную черту в этом вопросе, подтвердив одновременность мамонтовой фауны и следов деятельности человека. Принятая им методика раскопок и фиксация элементов культурного слоя по тому времени были безупречными. Будучи неспециалистом в области первобытной истории, Н.Ф. Кащенко уделил особое внимание скелету мамонта и условиям его залегания. Отдельно анализировались кости со следами повреждений, часть которых Н.Ф. Кащенко убежденно принимал за следы деятельности человека. Горные породы определялись А.П. Карпинским, а образцы древесины В.В. Сапожниковым. Геологическое описание разреза выполнено А.Н. Державиным. В вопросе определения каменного инвентаря Н.Ф. Кащенко консультировался с И.Т. Савенковым. По сути исследования Томской стоянки продемонстрировали первый и весьма успешный опыт применения комплексного подхода в изучении палеолитических стоянок, что принесло ей широкую известность в научном сообществе. Многократные обращения многих исследователей палеолита к материалам Томской стоянки стали устойчивой традицией [Громов, 1948; Замятнин, 1951; Ефи-менко, 1953 и др.], однако каменный инвентарь из раскопок Н.Ф. Кащенко долгое время оставался неизученным. Первая попытка типологической классификации каменного инвентаря Томской стоянки была предпринята в 1949 году Е.М. Пеняевым, но она так и не была опубликована [Пеняев, 1949]. Этот пробел был исправлен в совместной публикации З.А. Абрамовой и В.И. Ма-тющенко в 1973 году [1973], отметивших микролитический облик инвентаря. Спустя пять лет, по древесному углю, запаянному Н.Ф. Кащенко в стеклянную колбу, была получена радиоуглеродная дата 18300±1000 (ГИН-2100), уточняющая геологическую оценку возраста стоянки [Цейтлин, 1983].

Более 60-ти лет Томская стоянка оставалась единственным палеолитическим объектом на территории равнины вплоть до обнаружения в 1960 году Ачинской палеолитической стоянки геологом Г.А. Авраменко [Авраменко, 1963]. Ее последующие раскопки и изучение материалов проводили В.И. Ма-тющенко (1963-1964 гг.), В.Е. Ларичев (1972 г.) и М.В. Аникович [1976]. Выразительный инвентарь стоянки вызвал отчетливые ассоциации с индустрия-ми Мальты и Бурети, Самаркандской стоянки и имени Талицкого [Абрамова, 1966; Окладников, 1968].

Открытое еще в 1957 году и исследованное Б.С. Кожамкуловой, П.Ф. Савиновым и Г.В. Полуниным [1961] местонахождение мамонтовой фауны Волчья Грива стало рассматриваться как палеолитическая стоянка после раскопок Э.В. Алексеевой и И.А. Волкова в 1967 году. В последующие годы (1968 и 1975 гг.) кроме Э.В. Алексеевой и И.А. Волкова изучением Волчьей Гривы занимались А.П. Окладников, А.Д. Колбутов, Н.К. Верещагин, C.JI. Троицкий, Б.Г. Григоренко, С.М. Цейтлин, В.И. Молодин [Алексеева, Волков, 1969; Алексеева, Верещагин, 1970; Окладников и др., 1971; Окладников, Молодин, 1983; Цейтлин, 1979]. Итоги развернувшейся дискуссии о генезисе местонахождения были суммированы З.А. Абрамовой [1989], однако действительная природа образования "костища" так и осталась под вопросом.

Первые палеолитические материалы в сопровождении костей мамонта были получены в 1970 году Т.М. Потемкиной в местонахождении Шикаевка I. В 1971 - 1973 гг. в 100 м к югу от нее раскопана стоянка Шикаевка II, где вскрыты два почти полных скелета мамонтов. Памятник исследовался В.Т. Петриным с участием Н.Г. Смирнова и С.М. Цейтлина. Близость двух местонахождений позволило предположить существование здесь кладбища мамонтов, а каменный инвентарь демонстрировал близость к южноуральским памятникам каменного века [Цейтлин, 1979; Петрин, 1983, 1986].

В 1965 году В.Ф. Старков обнаружил местонахождение ископаемой фауны Гари, а О.Н. Бадер и Ю.Б. Сериков в 1973 и 1974 годах выявили здесь палеолитические материалы [1981]. Последующие исследования памятника позволили Ю.Б. Серикову предположить приуроченность следов деятельности человека к природному кладбищу мамонтов и возможные связи гарин-ского населения с Южным Уралом [2000].

В 1967 году В.Ф. Генингом были обнаружены палеолитические материалы на многослойной стоянке Черноозерье II. Последующее изучение местонахождения проводилось им совместно с В.Т. Петриным в 1968 - 1971 гг. [1985]. Отчетливая многослойность памятника с выразительными структурными объектами (жилища, очаги), представительный каменный и костяной инвентарь в сопровождении остатков разнообразной фауны позволили охарактеризовать местонахождение как участок сезонного обитания охотников и рыболовов.

На 1970-е - начало 1980-х годов приходятся открытие и изучение палеолитических местонахождений Новый Тартас, Венгерово 5, Елбань 3, Мо-гочино I, Шестаково, Березовый Ручей 1-2 и Большой Кемчуг [Окладников, Молодин, 1978, 1983; Кулемзин, 1980; Okladnikov, Molodin, 1980/1981; Пет-рин, 1983, 1986; Вишняцкий, 1984; Вишняцкий и др., 1986; Лисицын, 2000.], поступили сведения о находке костей мамонта и отщепа в с. Воронино-Яя [Алексеева, Матющенко, 1973]. В 1990 году В.Н. Широковым проведены раскопки открытой А.Н. Малявкиным в 1984 году и разведанной в 1988 году Н.Б. Виноградовым стоянки Троицкая I [Широков и др., 1996].

Таким образом, к началу 1990-х годов на территории ЗападноСибирской равнины стали известны 18 палеолитических местонахождений. В последние годы этот список пополнился стоянками открытыми Ю.Б. Сериковым (Гари II, Рычково, Евалга), А.Ф. Павловым (Луговское), С.В. Лещинским и В.Н. Зениным (28 местонахождений).

При непосредственном участии и под руководством автора стационарно исследованы местонахождения Волчья Грива (1991, 2000 и 2001 гг.), Шестаково (1992-1999 гг.) и Арышевское 1 (1999 г.). Были разведаны местонахождения в районе Большого Кемчуга (8 пунктов в 2000-2001 гг.), Луговское (2002 г.), Арышевское 2 (2000 г.), Воронино-Яя (1998 г.) и открыты еще около 20-ти пунктов дислокации палеолитических материалов, в том числе стратифицированных.

Большинство палеолитических местонахождений Западно-Сибирской равнины относится к сартанскому времени (Рис. 1). Представлены они довольно ограниченным списком, различаются условиями залегания и геоморфологическим положением, численностью и качественным составом коллекций вещественных материалов. Местонахождения не образуют территориальных группировок, отстоят, друг от друга порой на сотни километров и, судя по стратиграфической позиции и радиоуглеродным датировкам, находятся в широком хронологическом диапазоне. Другим существенным обстоятельством является явная диспропорция в изученности объектов и отражении их в научных публикациях. Более известны результаты исследований Томской и Ачинской стоянки, местонахождений Черноозерье И, Шикаевка II, Могочино I, Гари. Отрывочны сведения о стоянках Новый Тартас и Венгеро-во - 5. Редкие подъемные сборы каменных изделий из местонахождений Ел-бань - 3, Халдеево, Новочернореченский 1 и 2 [Зенин и др., 2000], Скрипачи и других [Зенин и др., 2001] позволяют лишь допустить возможность отнесения их к палеолиту. Весьма перспективные для комплексного изучения местонахождения Гари II, Рычково,'Евалга, Луговское, Арышевское 2 [Сериков, 2000; Павлов и др., 2002; Зенин и др., 2000], Среднеберезовское [Зенин и др., 2001] и другие находятся в начальной стадии исследования. Отдельные изделия из камня и бивня мамонта, определяемые по морфологии и стилистике как палеолитические, хранятся в различных научных учреждениях Западной Сибири в качестве экспонатов и фактически неизвестны научной общественности.

Результаты исследований Шестаково и Волчьей Гривы опубликованы лишь частично. Начальный этап археологического изучения этих местонахождений представляют раскопки, выполненные академиками А.П. Окладниковым и В.И. Молодиным. Последующее изучение объектов (с 1991-1992 гг.) осуществлялось под общим руководством академика А.П. Деревянко. Необходимо отметить, что исследования палеолитических стоянок носили комплексный характер, обеспеченный участием многих представителей гуманитарных и естественных дисциплин.

Актуальность темы определяется некоторым отставанием в изученности палеолитической эпохи Западно-Сибирской равнины в сравнении с окружающими территориями, которое медленно, но неуклонно сокращается. Исследования последних лет привели к увеличению числа палеолитических объектов и расширили хронологические рамки процесса заселения равнины в эпоху палеолита. Тем самым, наметилась тенденция к некоторому переосмыслению палеолитической истории равнины на основе последних открытий и продолжающихся исследований ранее известных местонахождений. Возникла необходимость и целесообразность обобщения всего массива накопленной к настоящему времени междисциплинарной информации по геоархеологическим объектам равнинной части Западной Сибири и, прежде всего, относящихся к позднему палеолиту. Материалы наиболее ранних палеолитических местонахождений явно указывают на проникновение человека в пределы равнины уже в ермаковское время и, возможно, в эпоху среднего неоплейстоцена. При этом научная значимость Шестаково и Волчьей Гривы как опорных геоархеологических объектов весьма велика не только с позиций палеолитоведения Сибири, но и для стратиграфической тематики финально-каргинского и сартанского времени. В совокупности с другими позднепалео-литическими объектами они позволяют расширить представления о развитии и вариабельности каменного инвентаря, особенностях палеоэкологии и среды обитания человека, его адаптации, стратегиях выживания и хозяйствования.

Цели и задачи исследования. Основная цель диссертации — всесторонний анализ и систематизация всего объема геоархеологической информации позднепалеолитических местонахождений в контексте геохронологии и диi намики развития культуры первобытного населения на фоне окружающей природной среды на территории Западно-Сибирской равнины. Достижение этой ведущей цели предполагает решение следующих задач: определение оптимальных условий освоения палеолитическим человеком Западно-Сибирской равнины, включая фиксацию и прогнозирование ее первоначального заселения; выяснение закономерностей расположения палеолитических объектов на основе анализа геологического строения территории, с направленностью на определение районов перспективных для поиска древнейших местонахождений; технико-типологический и морфологический анализ палеолитического инвентаря; определение его стадиально-хронологической позиции; выяснение специфики индустриальных комплексов, ее причинности и проявления в системе аналоговых связей индуст-рий окружающих территорий; установление хронологических параметров отложений, вмещающих культурные остатки методами абсолютного и относительного датирования; реализация междисциплинарного подхода в изучении крупнейших зооархеологических местонахождений Западной Сибири; обоснование геохимической природы локальной аккумуляции мамонтовой фауны на территории равнины и определение роли человека в этом процессе.

Методика исследований. Решение поставленных задач реализуется через изучение природно-кулыурных объектов — геоархеологических местонахождений неоплейстоцена. Скрытая в них информация раскрывается преимущественно в геолого-палеогеографическом, хронологическом и культурно-историческом направлениях. Изучение проблемы освоения ЗападноСибирской равнины предполагает выяснение зависимости расселения палеолитического человека от геологического строения территории. Влияние этого фактора на человека регулируется климатическими условиями, рельефом, геохимическими ландшафтами, пищевыми ресурсами и наличием каменного сырья. Детальное изучение археотафономии палеолитического культурного слоя методами планиграфии, структурного анализа и микростратиграфии, в сочетании с данными естественнонаучных исследований, позволяет моделировать различные аспекты производственно-хозяйственной деятельности и быта первобытного населения. Определение специфики индустриальных комплексов на основе морфологического и технико-типологического анализа характеризует стадиально-хронологическую и культурную позицию в звеньях палеолитических индустрий сопредельных территорий. В основе оценки хронологии и корреляции, основных культурно-технических и палеоэкологических проявлений лежат показатели относительной и абсолютной геохронологии, сравнительно-морфологический анализ археологических источников. Синтез результатов гуманитарных и естественнонаучных дисциплин дает возможность прогнозирования перспективных площадей с оптимальными условиями для расселения человека, влияет на моделирование палеогеографических реконструкций, устанавливает систему связей человека с окружающей средой.

Научная новизна работы. Диссертация обобщает всю имеющуюся информацию о палеолите Западно-Сибирской равнины - одной из наименее изученных областей Северной Азии. Установлена высокая перспективность поиска палеолитических местонахождений на основе геолого-археологического прогнозирования, определяемого геологическим строением территории и палеогеографическими обстановками прошлого. Прослежена лимитирующая роль ледниково-подпрудных бассейнов и дефицита лито-ресурсов на процессы освоения равнины в палеолите. В научный оборот в полном объеме вводятся материалы опорных геоархеологических объектов позднего палеолита Западно-Сибирской равнины. Предложен новый в отечественном палеолитоведении аспект исследования процессов освоения человеком Северной Азии, учитывающий явление литофагии среди растительноядных животных. Установлена прямая связь травоядных животных и косвенная связь палеолитических групп с геохимическими палеоландшафтами Са-Na-Mg - классов, в условиях которых формировались своеобразные минеральные оазисы - зверовые солонцы. Прослежены тафономические особенности крупнейших скоплений мамонтовой фауны на исследуемой территории и привлекательность последних для палеолитического населения.

Практическая ценность работы. Представленные материалы и основные выводы диссертации востребованы специалистами гуманитарных и естественнонаучных направлений в исследованиях палеолитической, палеогеографической и стратиграфической тематики неоплейстоцена, при чтении лекционных курсов в вузах по археологии и геологической истории четвертичного периода. Пространственная и геоморфологическая позиция стратифицированных комплексов позднего палеолита прямо влияет на уточнение палеогеографических реконструкций ледниково-подпрудных бассейнов юга ЗападноСибирской равнины в позднем неоплейстоцене. Коллекционные материалы палеолитических объектов Западно-Сибирской равнины используются в музейных экспозициях научных учреждений Сибири, в выставочной деятельности за рубежом. Опорные палеолитические стоянки Западно-Сибирской равнины посещались специалистами из США, Японии, Кореи, Бельгии и Франции.

Источниковедческая база. Основу диссертации составили материалы экспедиционных исследований автора на опорных палеолитических комплексах Западно-Сибирской равнины - Волчья Грива, Шестаково. Их дополняют результаты поиска и разведки более 20-ти пунктов дислокации палеолитических материалов, обнаруженных за последние четыре года исследовательской деятельности автора. В обобщающих разделах привлечены аналитические данные палеолитических коллекций, публикаций и архивные материалы из научных учреждений и музеев Санкт-Петербурга, Новосибирска, Барнаула, Красноярска, Иркутска, Томска, Ханты-Мансийска, Ачинска. Морфолого-типологическая оценка технокомплексов осуществлялась с опорой на классификационные схемы описания инвентаря, апробированные на палеолитических материалах Енисейского края и Приангарья. Другим важным источником для диссертации явились данные междисциплинарных исследований разрезов плейстоценовых отложений, полученные специалистами в области естественных наук: В.М. Кабановой (палинология), И.Н. Феде-невой (почвоведение), Е.Д. Агаповой (геохимия), Т.А. Дупал (микрофауна), Э.В. Алексеевой, Н.Д. Оводовым, Е.Н. Мащенко, И.В. Фороновой (макроте-риофауна), И.А. Волковым, С.М. Цейтлиным, С.В. Николаевым, В.П. Чехой,

С.В. Лещинским (геология, геоморфология), С.И. Коноваленко (петрография), Й. ван дер Плихтом, Э.Дж.Т. Джаллом, Л.А. Орловой (радиоуглеродное датирование).

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации представлены в 39 научных работах на русском и иностранных языках, в том числе в монографии. Результаты исследований изложены в докладах на симпозиумах и конференциях международного уровня в Новосибирске (1998), Томске (2000, 2001), Красноярске (2000), Иркутске (2001), Вене (1999), Иерусалиме (2000), на заседании Отдела палеолита Института истории материальной культуры РАН в Санкт-Петербурге (2000), а также регулярно обсуждались на заседаниях сектора палеолита Института археологии и этнографии СО РАН.

Заключение диссертации по теме "Археология", Зенин, Василий Николаевич

Заключение

Малочисленность палеолитических местонахождений, рассредоточенных на обширных пространствах Западно-Сибирской равнины, резко контрастирует на фоне других палеолитических регионов Северной Евразии. Долгое время считалось, что освоение этой территории древним населением имело место лишь в финале плейстоцена - во второй половине сартанского времени [Петрин, 1986; Абрамова, 1989], а главным препятствием представлялась акватория ран-несартанского ледниково-подпрудного Мансийского озера с уровнем бассейна около 125 метров [Волков, Орлова, 2000]. Новейшие геологические исследования допускают существование подпрудно-долинных озер не позднее раннезы-рянского (ермаковского) времени, с абсолютными отметками до 70 метров [Астахов, 1999 и др.]. Противоречит реконструкции сартанского подпрудного водоема и местоположение палеолитических стоянок (возрастом 20-14 тысяч лет назад) на отметках 110 — 25 метров. Таким образом, сравнительно позднее (вероятно моложе 30000 л.н.) проникновение древнего населения и редкость палеолитических стоянок в центральных и южных районах равнины (бассейн р. Иртыш) были вызваны иными факторами.

Основными препятствиями для заселения этих районов выступают особенности геологического строения территории (отсутствие каменного сырья) и мозаичное сочетание геохимических ландшафтов, влияющее на разнообразие растительных сообществ и состав фауны крупных млекопитающих - основы охотничье-собирательского хозяйства. Освоение юго-восточных районов равнины не имело столь резкой зависимости от источников литоресурсов и осуществлялось под влиянием и в русле общих процессов становления палеолитических культур сибирского региона. Указанные различия носят объективный характер и находят отражение в динамике развития литотехнологий, что позволяет рассматривать район Прииртышья в качестве особой природной зоны, являвшейся своеобразным "барьером" для мигрирующих групп палеолитических охотников.

Комплексные исследования последних лет значительно увеличили объем геоархеологической информации, в том числе и по проблеме первоначального освоения Западно-Сибирской равнины. Открытие ранне- и среднепалеолитиче-ских индустрий в Казахстане, Горном Алтае, Кузбассе, Туве, Приангарье, Монголии, на Енисее позволило приступить к поиску древнейших местонахождений и на пространствах равнинной части Западной Сибири. В результате были обнаружены свидетельства проникновения первобытных охотников в юго-восточные районы равнины уже в ермаковское и, возможно, в более раннее время. Их представляют архаичные индустрии стоянок-мастерских Воронино-Яя, Арышевское-1, Усть-Болыыой Улуй, Большой Улуй, основанные на использовании коренных выходов горных пород - кварцитовидных песчаников. По предварительным оценкам технологический облик инвентаря характеризуется признаками клектонского, радиального и леваллуазского расщепления. Условия залегания единичного изделия из местонахождения Александровское и морфология орудий из Кордона позволяют проводить параллели с древнейшим палеолитическим комплексом Кузбасса - Мохово I.

По-видимому, к ермаковскому времени следует относить стратифицированные материалы из местонахождения Некрасовское и подъемные коллекции Большого Кемчуга (средневыветренная серия). Для этой группировки палеолитических объектов характерно преимущественное использование иных коренных пород — окремненных сидеритов и алевролитов. Индустриям присущи достаточно развитые приемы параллельного и леваллуазского расщепления, техника двусторонней обработки изделий. Дальнейшее развитие этих литотехнологий прослеживается в слабовыветренных материалах Большого Кемчуга и палеолитического клада у села Шестаково. К настоящему времени коренные выходы указанных пород камня установлены только в районе села Большой Кемчуг, что позволяет предположить транспортировку готовых изделий на расстояние от 70 км (Некрасовское) до 220 км (Шестаковский клад). В связи с обнаружением древнейших индустрий, следует отметить их приуроченность к коренным лито-ресурсам, что может облегчить поиск аналогичных объектов в будущем, на основе необходимых геологических сведений.

Малочисленные и лишенные сколько-нибудь точного геохронологического обоснования наборы инвентаря других местонахождений (Арышевское - 2, Красная Речка - 1-2, Новочернореченская - 1, Малый Кемчуг) предварительно определяются лишь по морфологии и сохранности поверхности в широком хронологическом диапазоне - от первой половины каргинского термохрона и древнее. Все указанные выше местонахождения предлагается отнести к начальному этапу освоения Западно-Сибирской равнины с условным определением - "палеолитические индустрии досартанского возраста". Это допущение определяется фрагментарностью и предварительным осмыслением каменного инвентаря, условий его залегания и хронологических позиций. В настоящее время мы не располагаем сколько-нибудь определенными сведениями о преемственности этих индустрий с материалами более поздних местонахождений в пределах равнины. Технологические и морфологические различия между ними достаточно отчетливые и позволяют предполагать возможные перерывы в освоении юго-восточной части равнины. Открытым и фактически неисследованным остается вопрос о начальных периодах становления и развития позднепалеолитической культуры. Вероятность прослеживания культурной преемственности от ранних палеолитических индустрий к более поздним пока допускается лишь для материалов из местонахождений Большого Кемчуга.

Следующий этап развития палеолитических индустрий на территории Западно-Сибирской равнины представляют местонахождения, геохронология которых в полном объеме совпадает с сартанским криохроном. Первой половине этого времени принадлежат индустрии Томской и Ачинской стоянок, которые иногда рассматривают как локальные варианты мальтинско-буретской культуры [Абрамова, 1979; Аникович, 1999], сопоставимые с объектами средней поры позднего палеолита [Лисицын, 2000] или средней стадии развития пластинчатых индустрий [Васильев, 1996] Приенисейского края. Опорным геоархеологическим объектом этого хронологического диапазона (от 25 до 18 тысяч лет) является местонахождение Шестаково. Индустриальные комплексы нижней части разреза Шестаково (культурные горизонты 5-8) характеризуются выразительным набором микроинвентаря, направленностью индустрии на получение мелких пластинок и широким использованием отщепов и осколков для изготовления орудий.

Сходство каменного инвентаря Шестаково с близкими по возрасту инду-стриями позднего палеолита Западной Сибири, Поволжья, Урала, Енисея и Приангарья прослеживается достаточно четко как в первичном расщеплении, так и в основных категориях орудийного набора. Полного совпадения не наблюдается, что может быть объяснимо территориальной удаленностью, свойствами используемого сырья, функциональными особенностями объектов, культурно-генетическими и хронологическими различиями. Отличия между комплексами выражаются, прежде всего, в широкой вариабельности типологии изделий и их количественного соотношения. В одних индустриях для изготовления орудий преимущественно использовались пластинки, в других отмечается сочетание пластинки и отщепа. Наиболее близкие параллели устанавливаются для инвентаря Шестаково и Томской стоянки. Ачинская стоянка в большей мере тяготеет к кругу енисейских местонахождений (Лиственка, сл. 19, Волчиха, Усть-Ижуль II, Малый Ижуль III, Афанасьева Гора, Шленка, Тарачиха и др.). Их сопоставление с инвентарем местонахождений в бассейне Иртыша (Шикаевка II, Волчья Грива и др.) возможно лишь по хронологическим параметрам и некоторым деталям вторичной отделки.

Наиболее выразительные индустрии этого этапа палеолита Сибири (Мальта, Буреть, Ачинская стоянка) часто сравнивают с поздним палеолитом Европы, вплоть до утверждения миграционной природы европейско-сибирского сходства. Эта проблема остается дискуссионной и далекой от окончательного решения. Исследования палеолита Западно-Сибирской равнины — "транзитной" территории между Европой и Средней Сибирью - положительного ответа на миграционную гипотезу не дают.

Разнообразие палеолитических индустрий Сибири и их типологических проявлений, в условиях современного уровня изученности этой громадной территории, объективно сказываются на процессе совершенствования классификационных схем типологического анализа. Прямого сопоставления хронологически близких индустрий зачастую недостаточно для определения культурно-генетических связей. Это выразилось в приостановке процесса обоснования и выделения культур, в оперативном использовании понятий "инвентарь типа Та-рачихи" или "индустрия мальтинского круга", в расширении списка "атипичных" групп инвентаря. Зеркальным отражением этой тенденции является ситуация с культурным определением палеолитических индустрий ЗападноСибирской равнины, включая комплексы инвентаря Шестаково. Хронологические параметры этих комплексов устанавливаются достаточно четко, однако генезис и последующее развитие индустрий во многом остаются неопределенными.

Обращает на себя внимание устойчивая тенденция к уменьшению размеров изделий именно на раннесартанских местонахождениях Сибири. "Микроли-тизация" индустрий особенно характерна для Западно-Сибирской равнины и могла быть изначально вызвана возросшей мобильностью охотничьих групп. Это допускает вероятность передачи культурных или технических "образцов", составляющих особые элементы сходства между удаленными индустриями, но возникшими на основе различных предшествующих культур. Технический и технологический уровень развития палеолитических индустрий раннего этапа позднего палеолита в Сибири фактически обеспечил возможности перехода к микроиндустриям раннесартанского времени, а их последующая трансформация происходит во второй половине сартанского похолодания (с рубежа ~ 16 - 15 тыс. лет назад). С этого времени различия в технокомплексах становятся более контрастными. В Иртышском бассейне прослеживается дальнейшее развитие мелкопластинчатых технологий на основе призматического расщепления, а индустрии Обь-Енисейского междуречья приобретают совокупность признаков, присущих афонтовско-кокоревской группировке. Это "размежевание" прослеживается и в смещении ареалов массового обитания мамонтов из восточного Приобья в Прииртышье и, вероятно, в долину Енисея (рефугиумы?). Доминирующая роль мамонтов подтверждается скоплениями костей этого вида на большинстве палеолитических стоянок, за исключением Черноозерья II и Вен-герово-5.

Особое место в списке палеолитических местонахождений занимают так называемые "мамонтовые кладбища" - Шестаково, Волчья Грива, Луговское. Основная причина их образования заключается в длительной (не менее 5 — 7 тысяч лет) аккумуляции костей на специфических природных объектах — зверовых солонцах, что вызвано особенностями экологии мамонтов и их уязвимостью при минеральном голодании. Ее обоснованность подтверждается анализом поведения травоядных млекопитающих в эндемичных районах Западной Сибири и на современных зверовых солонцах, свидетельствами литофагии плейстоценовых животных, геохимическим составом фагиальных пород региона, сведениями о палеогеографической ситуации и неотектонике позднего неоплейстоцена. Особенности состава остатков мамонтов в Шестаково, Волчьей Гриве и Луговском позволяют сделать вывод о том, что деятельность человека не являлась первопричиной образования "кладбищ". Мамонт для первобытного населения, несомненно, являлся промысловым видом, а объектом непосредственной охоты становились одиночные, больные или слабые животные, не имеющие возможности оказать активное сопротивление. Отличное знание поведения животных, их миграционных маршрутов, зон или участков сезонной концентрации позволяло палеолитическим охотникам прогнозировать время и место добычи мамонтов. Зверовые солонцы, природные ловушки и вероятные места переправ через реки для этих целей подходили идеально.

В практике палеолитоведения Сибири проблема литофагии рассматривается впервые, что и предопределяет ее преимущественно гипотетический характер. Основная сложность исследований заключается в определении диагностических признаков зверовых палеосолонцов в разрезах позднего неоплейстоцена. Примеры Шестаково, Луговского и Волчьей Гривы являются лишь первой попыткой выявления таких признаков, обоснованность которых может быть подтверждена или отвергнута в будущем. Тем не менее, уже сейчас есть весомые основания полагать, что зверовые солонцы в жизни охотничьих коллективов палеолита и более поздних эпох играли далеко не последнюю роль. Локальная группировка разновременных поселений в районе Шестакова, приуроченность целого ряда стоянок Западно-Сибирской равнины к меловым отложениям и иным по происхождению глинистым минералам с фатальными свойствами свидетельствуют об этом вполне определенно.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Зенин, Василий Николаевич, 2003 год

1. Абрамова З.А. О локальных различиях палеолитических культур Ангары и Енисея // Советская археология. 1966. - № 3. - С. 9 - 16.

2. Абрамова З.А. Палеолит Енисея. Кокоревская культура. Новосибирск: Изд-во Наука, 1979. - 200 с.

3. Абрамова З.А. Палеолит Северной Азии // Палеолит Кавказа и Северной Азии. Л.: Изд-во Наука, 1989. - С. 145-243.

4. Абрамова З.А., Григорьева Г.В. Верхнепалеолитическое поселение Юдиново. Спб.: ИИМК, 1997. - Вып. 3. - 149 с.

5. Абрамова З.А., Григорьева Г.В., Кристенсен М. Верхнепалеолитическое поселение Юдиново. Спб.: ИИМК, 1996. - Вып. 2. — 162 с.

6. Абрамова З.А., Матющенко В.И. Новые данные о Томской палеолитической стоянке // Из истории Сибири. Томск: Изд-во ТГУ, 1973. -Вып. 5.-С. 16-23.

7. Авраменко Г.А. Палеолитическая стоянка у г. Ачинска (предварительное сообщение) // Мат-лы и исследования по археологии, этнографии и истории Красноярского края. — Красноярск: Красноярское книжное изд-во, 1963.-С. 21-26.

8. Агаджанян А. К. Структура населения млекопитающих Северной Евразии в позднем плейстоцене // Эволюция жизни на Земле. — Томск: Изд-во НТЛ, 2001. С. 467.

9. П.Алексеева Э.В. Млекопитающие плейстоцена юго-востока Западной Сибири (хищные, хоботные, копытные). М.: Наука, 1980. - 187 с.

10. Алексеева Э.В. К возрастной и индивидуальной изменчивости некоторых костей скелета мамонта // Вопросы географии Сибири. — Томск: Изд-во ТГУ, 1985.-№ 1.-С. 40-46.

11. И.Алексеева Э.В. Мамонты позднепалеолитической стоянки Волчья Грива в Барабинской лесостепи // Археология Северной Пасифики. Владивосток: Дальнаука, 1996. - С. 410-412.

12. Н.Алексеева Э.В., Верещагин Н.К. Охотники на мамонтов в Барабинской степи //Природа. 1970. - № 1. - С. 71-74.

13. Алексеева Э.В., Волков И.А. Стоянка древнего человека в Барабинской степи (Волчья Грива) // Проблемы четвертичной геологии Сибири. -Новосибирск: Наука, 1969. С. 142 - 150.

14. Амирханов Х.А. Зарайская стоянка. М.: Научный мир, 2000. - 248 с.

15. Ананьев А.Р. Геология мезозойских отложений района д.Усть-Серты на р.Кие (Западная Сибирь) // Ученые записки ТГУ. Томск, 1948.- № 10.-68 с.

16. Ананьев А.Р. Чулымо-Енисейская впадина // Рукопись неопубликованной монографии. Томск, 1951. — 430 с.

17. Аникина А.П., Бахнов В.К., Ильин В.Б. Закономерности распределения микроэлементов в почвенном покрове Западно-Сибирской равнины // Этюды по биогеохими и агрохимии элементов — биофилов. — Новосибирск: Наука, 1977. С. 12 - 27.

18. Аникович М.В. Некоторые итоги раскопок Ачинской палеолитической стоянки // Сибирь, Центральная и Восточная Азия в древности (эпоха палеолита). Новосибирск: Наука, 1976. - С. 155-169.

19. Аникович М.В. Днепро-Донская историко-культурная облать охотников на мамонтов: от "восточного граветта" к "восточному эпиграветту" // Восточный граветт. М.: Научный мир, 1998. - С. 35 — 66.

20. Аникович М.В. О миграциях в палеолите // Stratum plus. — 1999. № 1. -С. 72-82.

21. Аиисюткин Н.К. Опыт использования массивности сколов как показателя относительной хронологии в палеолите // Методические проблемы археологии Сибири. Новосибирск: Наука, 1988. - С. 97 - 107.

22. Архипов С.А. Четвертичный период в Западной Сибири. Новосибирск: Наука, 1971.-329 с.

23. Архипов С. А. Стратиграфия четвертичных отложений Тюменского нефтегазоносного региона. Уточненная стратиграфическая основа. — Новосибирск: Изд-во ИГТ СО АН СССР, 1987. 51 с.

24. Архипов С.А. Хроностратиграфия плейстоцена — основа для палеокли-матических реконструкций и периодизации истории биоты // Эволюция климата, биоты и среды обитания человека в позднем кайнозое Сибири. Новосибирск: Изд-во ОИГТМ СО АН СССР, 1991.-С. 17-30.

25. Архипов С.А. Хронология геологических событий позднего плейстоцена Западной Сибири // Геология и геофизика. 1997. - Т.38, № 12. -С. 1863- 1884.

26. Архипов С.А., Волкова B.C. Геологическая история, ландшафты и климаты плейстоцена Западной Сибири. Новосибирск: НИЦ ОИГГМ СО РАН, 1994. - 105 с.

27. Астахов В.И. Последнее оледенение арктических равнин России: Ав-тореф. дисс. . док. г.-м. наук. Санкт-Петербург: СПбГУ, 1999. - 41 с.

28. Астахов С.Н. Палеолит Тувы. Новосибирск: Наука, 1986. - 174 с.

29. Бадер О.Н., Сериков Ю.Б. Гаринское палеолитическое местонахождение на Сосьве // Советская археология. 1981. - № 3. - С. 242 - 248.

30. Бгатов В.И. Подходы к экогеологии (Жизнь и геологическая среда). — Новосибирск: Изд-во НГУ, 1993. 222 с.

31. Бгатов В.И., Лазарев П.А., Спешилова М.А. Литофагия и мамонтовая фауна: препринт. Якутск: ЯНЦ СО АН СССР, 1989.- 34 с.

32. Борисов М.А., Зенин В.Н., Лещинский С.В. Некоторые результаты разведочных работ в районе с. Большой Кемчуг // Проблемы археологии,этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2001 . - Т. VII. - С. 51 - 54.

33. Васильев С.А. Поздний палеолит Верхнего Енисея (по материалам многослойных стоянок района Майны). СПб.: Центр "Петербургское Востоковедение", 1996.— 224 с.

34. Васильевский Р.С., Бурилов В.В., Дроздов Н.И. Археологические памятники Северного Приангарья. Новосибирск: Изд-во Наука, 1988. -224 с.

35. Вдовин А.С. Памятник каменного века на Большом Кемчуге // Проблемы археологии, истории, краеведения и этнографии приенисейского края. Красноярск: Краснояр. гос. ун-т; Краснояр. краевой краевед, музей, 1992.-С. 85-86.

36. Величко А.А., Кононов Ю.М., Фаустова М.А. Геохронология, распространение и объем оледенения Земли в последний ледниковый максимум в свете новых данных // Стратиграфия. Геологическая корреляция. М.: Наука, 2000. - Т. 8. - № 1. - С. 3 - 16.

37. Верещагин Н.К. Млекопитающие Кавказа. М.- Л.: Изд-во АН СССР, 1959.-703 с.

38. Верещагин Н.К. Охоты первобытного человека и вымирание плейстоценовых млекопитающих в СССР // Материалы по фауне антропогена СССР, 1971. Тр. ЗИН АН СССР. - т. 49. - С. 200 - 232.

39. Верещагин Н.К. О происхождении мамонтовых кладбищ. Природные обстановки и фауны прошлого. — Киев: Изд-во АН УССР, 1972. Вып. 6.-С. 131-148.

40. Верещагин Н.К. Берелехское "кладбище" мамонтов // Тр. ЗИН АН СССР. 1977. - Т. 10. - Вып. 2. - С. 1 - 76.

41. Верещагин Н.К. Почему вымерли мамонты. М.: Наука, 1979. - 127 с.

42. Верещагин Н.К., Тихонов А.Н. Исследование бивней мамонтов // Труды ЗИН АН СССР. 1986. - Т. 149. - С. 3 - 14.

43. Вишняцкий Л.Б. Позднепалеолитическая стоянка Березовый Ручей 1 // Проблемы исследования каменного века Евразии. Красноярск: КФ СО РАН, 1984. - С. 99 - 102.

44. Вишняцкий Л.Б. Костяные изделия с пазами из позднепалеолитической стоянки Березовый Ручей 1 // Советская археология. 1987. - № 3. — С. 202 - 203.

45. Вишняцкий Л.Б., Курочкин Г.Н., Мелентьев А.Н., Лисицын Н.Ф. Палеолитическая стоянка в Красноярском крае // КСИА. 1986. - Вып. 188.-С. 100-105.

46. Волков И.А. Периоды обводнения и аридизации внеледниковой зоны // Проблемы четвертичной геологии Сибири. Новосибирск: Наука, 1969. -С. 17-32.

47. Волков И.А. Пределы распространения сартанского ледника в Западной Сибири // Геология и геофизика. 1997. - № 6. - С. 1049 - 1054.

48. Волков И.А., Архипов С.А. Четвертичные отложения района Новосибирска (оперативно-информационный материал). Новосибирск: Изд-во ИГГ СО АН СССР, 1978. - 90 с.

49. Волков И.А., Гросвальд М.Г., Троицкий С.Л. О стоке приледниковых вод во время последнего оледенения Западной Сибири // Известия АН СССР. Сер.геогр., 1978. № 4. - С. 25 - 35.

50. Волков И.А., Орлова Л.А. Каргинско-сартанское время и голоцен юго-восточной части Западной Сибири по данным радиоуглеродного метода датирования // Геология и геофизика. 2000. - Т.41, № 10. — С. 1428 - 1442.

51. Гарутт В.Е., Тихонов А.Н. Происхождение и систематика семейства слоновых Elephantiadae Gray, 1821 со специальным обзором состава трибы Mammuthini Brooks, 1828 // Мамонт и его окружение: 200 лет изучения. -М.: Геос, 2001. С. 47 - 70.

52. Гвоздецкий Н.А., Михайлов Н.И. Физическая география СССР. Азиатская часть. М.: Мысль, 1978. - 512 с.

53. Гвоздовер М.Д., Леонова Н.Б. Клад кремня из верхнепалеолитической стоянки Каменная Балка II // Проблемы палеолита Восточной и Центральной Европы. Л.: Наука, 1977. - С. 127—136

54. Генинг В.Ф., Петрин В.Т. Позднепалеолитическая эпоха на юге Западной Сибири. — Новосибирск: Наука, 1985. 89 с.

55. Герасимов М.М. Раскопки палеолитической стоянки в селе Мальте: Предварительный отчет о работах 1928 1932 гг. //Известия ГАИМК. — Вып. 118.-М.-Л., 1935.-С. 78- 124.

56. Горбунов М.Г. К изучению Яйского горизонта кремнистых пород в Западной Сибири // Доклады АН СССР. М.: Изд-во АН СССР, 1960. -Т. 133, №2.-С. 427-430.

57. Григорьев Г.П. Относится ли стоянка Талицкого к сибирскому палеолиту? // Проблемы первобытной культуры. — Уфа: Изд-во Гилем, 2001. -С. 136-155.

58. Громов В.И. Палеонтологическое и археологическое обоснование стратиграфии континентальных отложений четвертичного периода на территории СССР // Труды Ин-та геол. наук АН СССР, 1948. Вып. 64. -Сер. геол., № 17. - С. 401 - 410.

59. Дергачева М.И. Археологическое почвоведение. — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1997. 228 с.

60. Дергачева М.И. Педогумусовый метод реконструкции палеоклиматов // Проблемы реконструкции климата и природной среды голоцена и плейстоцена Сибири. Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1998. — С. 132- 142.

61. Деревянко А.П. Некоторые проблемы в изучении палеолита в Сибири // Современные проблемы Евразийского палеолитоведения. Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2001. - С. 116 - 125.

62. Деревянко А.П. Переход от среднего к позднему палеолиту на Алтае // Археология, этнография и антропология Евразии. — 2001а. № 3 (7). -С. 70- 103.

63. Деревянко А.П., Аубекеров Б.Ж., Петрин В.Т., Таймагамбетов Ж.К., Артюхова О.А., Зенин В.Н., Петров В.Г. Палеолит Северного Прибалхашья (Семизбугу пункт 2, ранний поздний палеолит). - Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1993. - 114 с.

64. Деревянко А.П., Зенин А.Н., Олсен Д., Петрин В.Т., Цэвээндорж Д. Палеолитические комплексы Кремневой Долины (Гобийский Алтай). — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2002. (Каменный век Монголии).-288 с.

65. Деревянко А.П., Зенин В.Н. К проблеме "человек и мамонт": геоархеологический аспект // Палеоэкология плейстоцена и культуры каменного века Северной Азии и сопредельных территорий. — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1998.-Т. 1.-С. 92-99.

66. Деревянко А.П., Зенин В.Н., Лещинский С.В., Мащенко Е.Н. Особенности аккумуляции костей мамонтов в районе стоянки Шестаково в Западной Сибири // Археология, этнография и антропология Евразии. -2000.-№3(3).-С. 42-55.

67. Деревянко А.П., Зенин В.Н., Мащенко Е.Н. Исследование палеолитической стоянки Шестаково в 1997 году // Проблемы археологии, этнографии и антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1997. - Т. III. - С. 36 - 42.

68. Деревянко А.П., Зыкина B.C., Маркин С.В., Николаев С.В., Петрин В.Т. Первые раннепалеолитические объекты Кузнецкой котловины (стратиграфия, палеогеография и предварительные археологические определения). Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1992. - 62 с.

69. Деревянко А.П., Молодин В.И., Зенин В.Н., Лещинский С.В., Мащенко Е.Н. Позднепалеолитическое местонахождение Шестаково. Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2003. - 168 с.

70. Деревянко А.П., Шуньков М.В. Индустрии с листовидными бифасами в среднем палеолите Горного Алтая // Археология, этнография и антропология Евразии. 2002. - № 1 (9). - С. 16 - 42.

71. Дроздов Н.И., Чеха В.П. Каменное сырье эпохи палеолита бассейна Енисея // Экология древних и современных обществ. — Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 1999. С. 82 - 84.

72. Ефименко П.П. Первобытное общество. Очерки по истории палеолитического времени. Киев: Изд-во АН Украинской ССР, 1953. - 663 с.81 .Ефремов И.А. Тафономия и геологическая летопись. // Труды ПИН АН СССР. 1950. - T.XXIV. - 177 с.

73. Зенин В.Н., Лещинский С.В. Новое палеолитическое местонахождение в Томской области (предварительное сообщение) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий -Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1998а. С. 98-102

74. Зенин В.Н., Лещинский С.В. Новые данные о палеолитическом местонахождении Воронино-Яя в Томской области // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 19986. С. 96-97.

75. Зенин В.Н., Лещинский С.В. Литоресурсы палеолитического населения юго-востока Западно-Сибирской равнины // Эволюция жизни на Земле.- Томск: Изд-во НТЛ, 2001. С. 491 - 493.

76. Зенин В.Н., Лещинский С.В., Борисов М.А. Новые объекты палеолита в бассейне р. Чулым // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2001 . Т. VII. - С. 120 - 125.

77. Зенин В.Н., Лещинский С.В., Борисов М.А., Старцева С.В. Новые сведения о местонахождении Большой Кемчуг // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2000 . Т. VI. - С. 124 - 130.

78. Зубаков В.А. Глобальные климатические события плейстоцена. — Л.: Гидрометеоиздат, 1986. — 288 с.

79. Зыкин B.C., Зыкина B.C., Орлова Л.А. Стратиграфия и основные закономерности изменения природной среды и климата в плейстоцене и голоцене Западной Сибири // Археология, этнография и антропология Евразии. 2000. - № 1 (1). - С. 3 - 22.

80. Зыкина B.C. Реконструкция природной среды позднего плейстоцена Сибири по палеопочвам // Геодинамика и эволюция земли. — Новосибирск: Изд-во НИЦ ОИГГМ, 1996. С. 222 - 224.

81. Зыкина B.C., Волков И.А., Дергачева М.И. Верхнечетвертичные отложения и ископаемые почвы Новосибирского Приобья. М.: Наука, 1981.-204 с.

82. Иванова М.В., Кузьмина И.Е., Праслов Н.Д. Фауна млекопитающих Гмелинской позднепалеолитической стоянки на Дону // Тр. ЗИН АН СССР. 1987. - Т. 168. - С. 66 - 86.

83. Ильин'В.Б. О районировании почвенного покрова в биогеохимических целях // Этюды по биогеохими и агрохимии элементов — биофилов. Новосибирск: Наука, 1977. - С. 5 - 11.

84. История развития растительности внеледниковой зоны ЗападноСибирской низменности в позднеплиоценовое и четвертичное время // Труды ИГиГ. М.: Наука, 1970. - Вып. 92. - 364 с.

85. История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Каменный век. — Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2000.-312 с.

86. Кащенко Н.Ф. Скелет мамонта со следами употребления некоторых частей тела этого животного в пищу современным ему человеком // Записки Императорской академии наук. С. - Петербург, 1901. - VIII серия. - Т. XI, № 7. - 60 с.

87. Кинд Н.В. Геохронология позднего антропогена по изотопным данным // Труды ГИН РАН. М.: Наука, 1974. - Вып. 257. - 255 с.

88. Ковальский В.В. Геохимическая экология. М.: Наука, 1974. -299 с.

89. Кривоногое С.К. Стратиграфия и палеогеография Нижнего Прииртышья в эпоху последнего оледенения (по карпологическим данным). Новосибирск: Изд-во Наука, 1988. - 232 с.

90. Кулемзин A.M. Шестаковский археологический ком-плекс//Археология Южной Сибири. Кемерово: Изд-во КГУ, 1980. -С. 95 - 106.

91. Кунгуров A.JI. Мальтинский культурный слой поселения Ушлеп-6 // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. -Барнаул: Изд-во Алт.ун-та, 1996. С. 45 - 50.

92. Ларичев В.Е. Отчет о раскопках Ачинской палеолитическом стоянки летом 1972 г. / Рукопись из личного архива В.Е. Ларичева. Новосибирск, 1972.

93. Ларичев В.Е., Арустамян А.И. Ачинская скульптура из бивня мамонта аналоговый вычислитель древнекаменного века Сибири //

94. Древности Сибири и Дальнего Востока. — Новосибирск: Наука, 1987. -С. 106- 120.

95. Лаухин С.А. Палеогеография юго-востока Западно-Сибирской низменности во время последнего оледенения // Известия АН СССР. Сер.геогр., 1981. № 6. - С. 101 - 113.

96. Лаухин С. А. Возможности обнаружения палеолита на западе Западно-Сибирской равнины // Экология древних и современных обществ. Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 1999. - С. 57 - 61.

97. Леонова Н.Б., Несмеянов С.А. Проблемы палеоэкологической характеристики культурных слоев // Методы реконструкций в археологии. Новосибирск: Наука, 1991. - С. 219-246.

98. Лещинский С.В. Зависимость расселения палеолитического человека от миграций крупных травоядных млекопитающих на юго-востоке Западно-Сибирской равнины // Эволюция жизни на Земле. Томск: Изд-во НТЛ, 1997. - С. 120 - 121.

99. Лещинский С.В. Геология и палеогеография позднепалеолитиче-ской стоянки Шестаково // Палеоэкология плейстоцена и культуры каменного века Северной Азии и сопредельных территорий. Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1998. - Т. 1. - С. 209 - 220.

100. Лещинский С.В. Влияние геологического строения региона на расселение палеолитического человека (юго-восток ЗападноСибирской равнины) // Геохимия ландшафтов, палеоэкология человека и этногенез. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1999. - С. 472 - 473.

101. Лещинский С.В. Стратиграфия и палеогеография плейстоцена юго-востока Западно-Сибирской равнины: Автореф. дисс. . канд. г.-м. наук. Томск: ТГУ, 2000а. - 27 с.

102. Лещинский С.В. Большой Исток новое коренное местонахождение мамонтовой фауны в Западной Сибири // III века горногеологической службы России. - Томск: Изд-во 'Тала Пресс", 20006. -Т. 2. - С. 394 - 396.

103. Лещинский С.В. Новые данные о геологии и генезисе местонахождения Волчья Грива // Современные проблемы Евразийского па-леолитоведения. Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2001. — С. 244 -251.

104. Лещинский С.В., Вяткин И.А., Туманцев В.В., Гнеушев А.В. Местонахождение Кулачье (Западная Сибирь) новое скопление in situ остатков млекопитающих мамонтового комплекса // Эволюция жизни на Земле. - Томск: Изд-во НТЛ, 2001. - С. 496 - 500.

105. Липнина Е.А. Мальтинское местонахождение палеолитических культур: современное состояние изученности и перспективы исследования: Автореф. дис. канд. ист. наук. Новосибирск, 2002. - 24 с.

106. Лисицын Н.Ф. Относительная и абсолютная хронология позднего палеолита юга Средней Сибири. — СПб.: Изд-во ИИМК РАН, 1997. — 120 с.

107. Лисицын Н.Ф. О европейско-сибирских контактах в позднем палеолите // Stratum plus. 1999. - № 1. - С. 121 - 125.

108. Лисицын Н.Ф. Поздний палеолит Чулымо-Енисейского междуречья. — СПб.: Центр "Петербургское Востоковедение", 2000. — 232 с.

109. Маркин С.В. Палеолитические памятники бассейна реки Томи. -Новосибирск: Наука, 1986. 177 с.

110. Маркин С.В. Эволюция взглядов А.П. Окладникова в палеолито-ведении Северной и Центральной Азии // Палеоэкология плейстоцена и культуры каменного века Северной Азии и сопредельных территорий.- Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1998. Т. 1. - С. 16 - 32.

111. Мащенко Е.Н. Состав и морфологические особенности популяции мамонтов Севского местонахождения // IV Совещание по изучению мамонтов и мамонтовой фауны. JL: ЗИН АН СССР, 1991. - С. 39 -40.

112. Мащенко Е.Н. Структура стада мамонтов из Севского позднеп-лейстоценового местонахождения // Тр. ЗИН РАН. 1992. - Т. 246. - С. 41-59.

113. Мащенко Е.Н. Фрагмент скелета эмбриона мамонта с сибирской позднепалеолитической стоянки // Природа. 1993. - № 11.-С. 121.

114. Мащенко Е.Н. Структура стада мамонтов Севского позднеплей-стоценового местонахождения (Брянская область, Россия). // Всероссийское совещание Комиссии по изучению четвертичного периода. М.: ГИНРАН, 1994.-С. 162.

115. Мащенко Е.Н. Мамонты из позднеплейстоценового местонахождения Севск (Брянская область, Россия) // Первое международное мамонтовое совещание (16-22 октября 1995 г., Санкт-Петербург, Россия).- Цитология, 1995. Т. 37, № 7. - С. 692.

116. Мащенко Е.Н. Новые данные об особенностях биологии мамонта // Природа. 1999. - № 10. - С. 42 - 53.

117. Мащенко Е.Н., Лещинский С.В. Состав и морфология остатков мамонтов местонахождения Волчья грива // Эволюция жизни на Земле.- Томск: Изд-во НТЛ, 2001. С. 507 - 511.

118. Медведев Г.И. О геостратиграфии ансамблей эолово-коррадированных артефактов Байкальской Сибири // Современные проблемы Евразийского палеолитоведения. — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2001. С. 267 - 272.

119. Медоев А.Г. Геохронология палеолита Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1982.-64 с.

120. Николаев С.В., Маркин С.В. Первые материалы нижнего палеолита на юго-востоке Западной Сибири // Хроностратиграфия палеолита Северной, Центральной и Восточной Азии и Америки. — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1990. С. 242 - 245.

121. Ожередов Ю.И., Яковлев Я.А. Археологическая карта Томской области. Томск: Изд-во Том. Ун-та, 1993. - Т. 2. - 208 с.

122. Окладников А.П. Палеолитические жилища в Бурети (по раскопкам 1936- 1940 гг.)//КСИИМК- 1941.-№ Ю.-С. 16-31.

123. Окладников А.П. Освоение палеолитическим человеком Сибири // Мат-лы по четвертичному периоду СССР. М.; Л., 1950. — Вып. 2. -С. 150- 158.

124. Окладников А.П. Древние связи культур Сибири и Средней Азии // Бахрушинские чтения 1966 г. — Новосибирск: Б.и., 1968а. — Вып. 1. -С. 144-157.

125. Окладников А.П. Страница из жизни палеолитического мастера: клад каменных изделий у пос. Аил (с. Кузедеево) // Из истории Сибири и Алтая. Барнаул: Б.и., 19686. - С. 58 - 70.

126. Окладников А.П. Отчет о раскопках верхнепалеолитической стоянки в селе Большой Кемчуг // Рукопись полевого научного Отчета. -Новосибирск: Ин-т истории, филологии и философии СО АН СССР, 1975,-28 с.

127. Окладников А.П. Научный Отчет о раскопках Шестаковской палеолитической стоянки (Кемеровская область) в 1976 г. // Рукопись полевого научного Отчета. Новосибирск: Ин-т истории, филологии и философии СО АН СССР, 1977. - 24 с.

128. Окладников А.П., Молодин В.И. Археологическое исследование палеолитической стоянки Шестаково (лето 1977 года) // Рукопись полевого научного Отчета. Новосибирск: Ин-т истории, филологии и философии СО АН СССР, 1978а. - 14 с.

129. Окладников А.П., Молодин В.И. Стоянки каменного века // Памятники истории и культуры Сибири. Новосибирск: Наука, 19786. -С. 9- 19.

130. Окладников А.П., Молодин В.И. Археологическое исследование палеолитической стоянки Шестаково летом 1978 года // Рукопись полевого научного Отчета. Новосибирск: Ин-т истории, филологии и философии СО АН СССР, 1979. - 11 с.

131. Окладников А.П., Молодин В.И. Палеолит Барабы // Палеолит Сибири. Новосибирск: Наука, 1983.-С. 101 - 106.

132. Орлов Д.С. Химия почв. М.: Изд-во МГУ, 1992. - 400 с.

133. Орлова JI.A. Голоцен Барабы: стратиграфия и радиоуглеродная хронология. — Новосибирск: Наука, 1990. — 128 с.

134. Орлова JI.A., Кузьмин Я.В., Дементьев В.Н. История "мамонтовой фауны" Таймыра по радиоуглеродным данным (с обзором хронологии мамонтов Сибири). В печати.

135. Павлов А.Ф., Мащенко Е.Н. Особенности тафономии и состава фауны млекопитающих позднеплейстоценового местонахождения Луговское // Эволюция жизни на Земле. Томск: Изд-во НТЛ, 2001. - С. 522-524.

136. Павлов П.Ю., Волокитин А.В., Свендсен И-И. Новые данные о стоянке Бызовая (северо-восток Европы) // Современные проблемы Евразийского палеолитоведения. — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2001.-С. 301 -309.

137. Палеогеография Западно-Сибирской равнины в максимум позд-незырянского оледенения. — Новосибирск: Наука, 1980. 107 с.

138. Палеолит Костенковско-Борщевского района на Дону 1879-1979. -Л.: Наука, 1982.-285 с.

139. Палеолит СССР. М.: Наука, 1984. - 382 с.

140. Паничев A.M. Зверовые солонцы Сихотэ-Алиня (биолого-геологический аспект). Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1987. - 208 с.

141. Паничев A.M. Литофагия в мире животных и человека. М.: Наука, 1990.-224 с.

142. Пеняев Е.М. Томская палеолитическая стоянка // Архив музея истории материальной культуры при ТГУ. Томск, 1949. - 22 с. - Архивный № 100/1. - Рукопись.

143. Перельман А.И. Геохимия элементов в зоне гипергенеза. М.: Недра, 1972. - 288 с.

144. Перельман А.И. Геохимия ландшафта. М.: Высш. школа, 1975. -342 с.

145. Петрин В.Т. Палеолитические памятники Восточного Зауралья (Западно-Сибирская равнина): Автореф. дисс. . канд. ист. наук. Новосибирск, 1983. - 16 с.

146. Петрин В.Т. Палеолитические памятники Западно-Сибирской равнины. Новосибирск: Наука, 1986. - 144 с.

147. Петрин В.Т. Палеолитическое святилище в Игнатиевской пещере на Южном Урале. Новосибирск: Изд-во Наука, 1992. - 206 с.

148. Плотников К.И. Этиология, патогенез, терапия и профилактика летних гастроэнтеритов и пневмоний ягнят в Кулундинской степи: Ав-тореф дисс. доктор, ветеринар, наук. -М., 1962. 28 с.

149. Полунин Г.В. О крупном захоронении мамонтов в Барабинской степи // Материалы по геологии, гидрогеологии, геофизике и полезным ископаемым Западной Сибири. Труды СНИИГГиМС. — Новосибирск: Изд-во СНИИГГиМС, 1961. Вып. 14. - С. 46 - 48.

150. Постановления Межведомственного стратиграфического комитета и его постоянных комиссий. СПб., 1996. - Вып. 28. - 24 с.

151. Постановления Межведомственного стратиграфического комитета и его постоянных комиссий. СПб., 1998. - Вып. 30. - 47 с.

152. Постнов А.В., Анойкин А.А., Кулик Н.А Критерии отбора каменного сырья для индустрий палеолитических памятников бассейна реки Ануй (Горный Алтай) // Археология, этнография и антропология Евразии. 2000. - № з (3). - С. 18 - 30.

153. Праслов Н.Д. Мамонт в жизни палеолитического человека // Первое международное мамонтовое совещание (16-22 октября 1995 г., Санкт-Петербург, Россия). Цитология, 1995. - Т. 37, № 7. - С. 634 -635.

154. Пучков П.В. "Мамонтовое собирательство" вместо или после "мамонтовых побоищ"? // Vita Antiqua. Киев: Изд-во Стилос, 2001. -№3-4.-С. 138-148.

155. Рагозин JI.A. Геологический очерк района трассы Ачинск Енисейск // Материалы по геологии Западно-Сибирского края. - Томск: Изд-во ЗСГТ, 1936. - № 30. - 47 с.

156. Радиоуглеродная хронология палеолита Восточной Европы и Северной Азии: проблемы и перспективы. СПб.: Изд-во ИИМК РАН, 1997.- 143 с.

157. Развитие ландшафтов и климата Северной Евразии: Поздний плейстоцен голоцен; элементы прогноза. — М.: Наука, 1993. - 102 с.

158. Сергин В .Я. Скопления костей мамонта на палеолитических поселениях // Советская археология. 1991. - № 4. - С. 9 - 22.

159. Сериков Ю.Б. Палеолит и мезолит Среднего Зауралья. Нижний Тагил: Изд-во НТГПИ, 2000. - 430 с.

160. Соффер О.А. Верхний палеолит Средней и Восточной Европы: люди и мамонты // Проблемы палеоэкологии древних обществ. Вып. А.- 1(1).- М.: Изд-во Росс. откр. ун-та, 1993. - С. 99 - 118.

161. Станко В.Н., Григорьева Г.В., Швайко Т.Н. Позднепалеолитиче-ское поселение Анетовка И. — Киев: Изд-во Наукова думка, 1989. — 140 с.

162. Стасюк И.В., Томилова Е.А. Новое палеолитическое местонахождение Малый Ижуль III // Археология и этнография Сибири и Дальнего Востока. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 1998. - С. 26 - 28.

163. Унифицированная региональная стратиграфическая схема четвертичных отложений Западно-Сибирской равнины: Объяснительная записка. Новосибирск: Изд-во СНИШТиМС, 2000 г. - 64 е., прил.

164. Урбанас Е.В. Зубы мамонта из позднепалеолитической стоянки села Костенки Воронежской области // Труды ЗИН АН СССР. 1980. -Т. 93.-С. 81-90.

165. Феденева И.Н., Зенин В.Н., Борисов М.А. Эволюция процессов почвообразования в сартанское время на юге Западно-Сибирской низменности в связи с колебаниями климата // Современные проблемы почвоведения в Сибири. Томск: ТГУ, 2000. - Т. 1. - С. 204 - 207.

166. Фирсов JI.B., Орлова JI.A. Радиоуглеродное датирование кости мамонта стоянки Волчья Грива // Материалы полевых исследований Дальневосточной археологической экспедиции. — Новосибирск: Б.и., 1971.-Вып. 2.-С. 132- 134.

167. Цейтлин С.М. Геология палеолита Северной Азии. М.: Наука, 1979.-286 с.

168. Цейтлин С.М. Томская стоянка (данные новых исследований) // Бюл. Комиссии по изучению четвертичного периода. 1983. - JST° 52. -С. 181-182.

169. Чеха В.П. Ископаемые почвы // Куртакский археологический район. Красноярск: ПО "Сибирь", 1990. - Вып. 3. - С. 21 - 33.

170. Чочиа Н.Г., Евдокимов С.П. Палеогеография позднего кайнозоя Восточной Европы и Западной Сибири (ледниковая и ледово-морская концепция). Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 1993. - 248 с.

171. Чубур А.А. Роль мамонта в культурной адаптации верхнепалеолитического населения Русской равнины в осташковское время // Восточный граветт. М.: Научный мир, 1998. - С. 309 - 329.

172. Чубур А.А. "Мамонтовое собирательство" в бассейне Десны // Природа. 1993. - № 7. - С. 54 - 57.

173. Шварцев C.JI. О соотношении составов подземных вод и горных пород // Геология и геофизика. 1992. - JNTs 8. - С. 46 - 55.

174. Шварцев C.JI. Гидрогеохимия зоны гипергенеза. М.: Недра, 1998.-366 с.

175. Шуньков М.В. Археология и палеогеография палеолита СевероЗападного Алтая: Автореф. дисс. . докт. ист. наук. — Новосибирск: ИАЭт СО РАН, 2001. 54 с.

176. Щербакова Т.И. Материалы верхнепалеолитической стоянки Та-лицкого (Островской). Екатеринбург: Изд-во УрО РАН, 1994. — 95 с.

177. Щербакова Т.И. Каменный инвентарь гротов Столбового и Близ-нецова на фоне палеолитических индустрий Урала // Проблемы первобытной культуры. Уфа: Изд-во Гилем, 2001. - С. 156 - 169.

178. Широков В.Н., Косинцев П.А., Волков Р.Б. Палеолитическая стоянка Троицкая I на реке Уй // Новое в археологии Южного Урала. Челябинск: Изд-во "Рифей", 1996. - С. 3 - 17.

179. Экогеохимия Западной Сибири. Тяжелые металлы и радионуклиды. Новосибирск: Изд-во НИЦ ОИГГМ, 1996. - 248 с.

180. Agenbroad L.D. Hot Springs, South Dacota. Entrapment and taphon-omy of Columbian Mammoth. In: Quaternary extinctions. Tucson: The University of Arizona Press, 1984. P. 113 - 127.

181. Agenbroad L.D. The mammoth population of the Hot Springs Site and associated megafauna. In "Megafauna and Man: The Discovery of Americas Heartland". Hot Springs, South Dacota: Mammoth Site of Hot Springs, 1990.-V. 1.-P. 5-32.

182. Agenbroad L.D., Mead J.I. Distribution and paleoeocology of central and western North American Mammuthus. In Proboscidea. Oxford University Press, 1996. P. 280 - 288.

183. Frison G.C. Experimental use of clovis weaponry and tools on African elephants // American Antiquity, 54 (4), 1989, pp. 766 784.

184. Germonpre M. Taphonomy of Pleistocene mammal assemblages of the Flemish Valley, Belgium // Bulletin de linstitut Royal des sciences naturelles de Belgique, 1993. V. 63. - P. 271 - 309.

185. Haynes G. Age profiles in elephant and mammoth bone assemblages. Quaternary Reserch. 1985. N 24. - P. 333 - 345.

186. Haynes G. Late Pleistocene mammoth utilisation in North Eurasia and North America. Archaeozoologia. 1989. N3. - P. 81 - 108.

187. Haynes G. The mountains that fell down: life and death of Heartland mammoths. In "Megafauna and Man: The Discovery of Americas Heartland". Hot Springs, South Dacota: Mammoth Site of Hot Springs, 1990. V. 1.-P. 22-31.

188. Haynes G. Mammoths, mastodonts and elephants. Cambridge University Press, 1991.-413 p.

189. Lister A., Bahn P. Mammoths. New York, 1994 - P. 126 - 131.

190. Loy Т.Н., Dixon E.J. Blood residues on fluted points from Eastern Beringia//American Antiquity, 63 (1), 1998, pp. 21 -46.

191. Maschenko E.N. Individual development, biology and evolution of woolly mammoth Mammuthus primigenius (Blumenbach, 1799) // Cranium. -2002.-V. 19(1).-P. 4-120.

192. Nikolaev S.V., Petrin V.T. Dammed Basins of the Last Glaciation in Western Siberia and Localization of Ancient Man's Sites // Journal of Korean Ancient Historical Society. Seoul, 1996. - № 4 - p. 291 - 300.

193. Okladnikov A.P., Molodin V.I. Shestakovo. Early Man News. Tubingen. 5/6. 1980/1981.-P. 34.

194. Pavlov P., Svendsen J., Indrelid S. Human presence in the European Arctic nearly 40,000 years ago // NATURE. 2001. - V. 413. - P. 64 - 67.

195. Soffer О. A. The Upper Paleolithic of the Central Russian Plane. N.Y.: Academic Press, 1985. 539 p.

196. Stuart A.J., Sulerzhitsky L.D., Orlova L.A., Kuzmin Y.V., Lister A.M. The latest woolly mammoth {Mammuthus primigenius Blumenbach) in Europe and Asia: a review of the current evidence // Quaternary Science Reviews 21 (2002). P. 1559 - 1569.

197. Zenin V.N., Maschenko E.N., Leshchinskiy S.V., Pavlov A.F., Grootes P.M., Nadeau M-J. The first direct evidence of mammoth hunting in Asia (Lugovskoye site, Western Siberia). — In press.1. Таблицы

198. Пороговые концентрации микроэлементов в почвах, рекомендованные для животноводства России Ковальский, 1974; Экогеохимия., 1996.

199. Элемент Пределы содержания элементов (грамм/тонна)недостаточное норма избыточное1. Со <7 7-30 >301. Си <15 15-60 >601. Мп <400 400- 1500 > 15001. Zn <30 30-70 >701. Sr <3 3 600 >600

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 163651