Проблема национальной самоидентификации австрийских немцев в середине XIX - начале XX в. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.03, кандидат исторических наук Сироткина, Евгения Викторовна

Диссертация и автореферат на тему «Проблема национальной самоидентификации австрийских немцев в середине XIX - начале XX в.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 207135
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Сироткина, Евгения Викторовна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Тамбов
Код cпециальности ВАК: 
07.00.03
Специальность: 
Всеобщая история (соответствующего периода)
Количество cтраниц: 
210

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Сироткина, Евгения Викторовна

Введение.

Глава I. Теории национализма и австро-немецкий национальный вопрос.

1.1. Теоретические концепции наций и национального сознания.

1.2. Понятия „Kulturnation" («культурнацион») и „Staatsnation" («штаатснацион») в австрийской общественной мысли середины XIX - начала XX в.

1.3. «Критические точки» в процессе национальной самоидентификации австрийских немцев (середина XIX - начало XX

Глава II. Социальные аспекты эволюции национального самосознания австрийских немцев в середине XIX - начале XX в.

11.1. Австро-немецкая государственная и политическая элита.

11.2. Австро-немецкая интеллигенция.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Проблема национальной самоидентификации австрийских немцев в середине XIX - начале XX в."

Актуальность темы. В начале XXI в. одним из центральных предметов исследований для историков, политологов, этнологов стали национализм, наследие полиэтничных империй, историческая легитимность многонациональных государств. Российская Федерация является многонациональной страной, в которой выстраивается новая модель взаимоотношений центра, национальных и административных регионов. В этой связи опыт Габсбургской многонациональной империи, достижения и просчеты австрийской национальной политики представляют интерес и остаются актуальными в общественно-политическом отношении.

В настоящее время изучение феномена наций и национализма — одно из интенсивно развивающихся направлений как в зарубежной, так и в отечественной науке. Вместе с тем трудно назвать еще какие-либо исторические явления, которые бы приводили к большим разногласиям среди исследователей, чем «нация» и «национализм». В середине XIX — начале XX в. «нация» считалась само собой разумеющимся, хотя и труднообъяснимым понятием. Под «нацией» подразумевалась сложившаяся общность людей, определяемая своим историческим прошлым, своей общей культурой, своим этническим составом и, в значительной степени, своим языком.

Сам этноним «австриец» несет в себе нагрузку в большей степени государственно-политическую, нежели этническую. При этом общие этнические корни австрийские немцы делили с другими автономными немецкоговорящими нациями, что сказалось на эволюции и* национального сознания. Поэтому в контексте данного исследования мы будем рассматривать «нацию» не только как государственно-политическое, но и как этническое и социокультурное понятие. Принцип классификации европейских наций на «Staatsnation» («штаатснацион»), т.е. нации, которые складывались на базе государственно-политической целостности, и на «Kulturnation» («культурнацион»), когда стержневую базу формирования наций видели в их культурно-языковой общности, был заложен в конце XVIII - начале XIX в.

Категория «Staatsnation» приобретает значение политического объединения полноправных граждан, имеющих абсолютное право на государственную самостоятельность. Категория «Kulturnation» обозначает народ, который воспринимает себя как нечто целое, будучи объединяемый, главным образом, общим языком и общими культурными традициями, отделяющими его от остальных народов (и точно также воспринимаемый этими другими народами). На развитие австро-немецкой национальной идеи в середине XIX - начале XX в. оказывали влияние и та, и другая концепции.

Еще одним важным понятием диссертационного исследования является «имперское сознание». Применительно к австрийскому государству второй половины XIX - начала XX в. мы пользуемся классической трактовкой «империи» как крупного государственного образования Нового времени, объединяемого династическим принципом и обладающего общими государственно-правовыми рамками. Таким образом, под «имперским сознанием» мы понимаем прежде всего чувство династической преданности Габсбургам и государственно-историческую идентификацию со всей территорией владений правящего дома, а отнюдь не стремление австрийских немцев к «подавлению» или «притеснению» других наций многонациональной империи.

Процесс формирования национальных общностей в рамках империи Габсбургов представляет собой особый опыт в практике полиэтничных государств Европы XIX в. При этом самые большие трудности на пути складывания самостоятельного национального сообщества предстояло преодолеть титульному этносу Габсбургской империи - австрийским немцам. Слишком долго здесь сказывалось наличие многовековых этнокультурных и исторических традиций, связывавших немецкоговорящие европейские нации. И в первую очередь речь шла о прямом, а еще чаще косвенном воздействии германского, точнее общегерманского фактора. Занимаясь изучением процесса национального становления разных народов империи, отечественные историки меньше всего уделяли внимания австро-немецкому этносу, тем самым ограничивая возможность представить целостную картину и дать объективный анализ национального развития Габсбургской монархии.

Степень изученности темы. Подъем национализма на рубеже XX-XXI вв. стимулировал значительный рост исследований этого феномена. За последние три десятилетия зарубежными учеными выдвинут ряд теоретических концепций наций и национализма.

Наиболее заметными в работах как историков, так и ученых из смежных областей науки стали два аспекта понимания национализма. Во-первых, речь идет о виртуальной природе нации. Причем, не только национализм трактуется как сугубо произвольное понятие, но и нация интерпретируется как исключительно искусственная категория. Нация есть плод вымысла самозваных этнократов, стремящихся к власти и спекулирующих на национальной идее в политической борьбе. Нация не имеет корней ни в природе, ни в истории. Отсюда был выведен второй аспект - современность наций и национализмов. Прошлое на которое уповают националисты — только миф, оно существует лишь в сознании националистов и их последователей, даже если оно и не было цинично сфабриковано для современных политических целей. Нация ведет отсчет лишь с момента прихода националистов к власти: это сугубо современное понятие, точнее категория эпохи модерна, существенными признаками которой являются утверждение индустриального капитализма, социально-политические революции, бюрократизация и секуляризация1.

Что касается отечественных исследователей, то вплоть до конца 1980-х гг. эта тема оставалась фактически табуированной для них. Само лексическое поле, в котором могла бы идти дискуссия о национализме, было оккупировано и деформировано идеологией настолько, что на русский язык было трудно переводить и издавать даже западные тексты по национальной проблематике2. Однако за последние полтора-два десятилетия российские ученые занялись успешным освоением этой стороны обществознания, обратившись к изучению как российских национальных проблем, так и проблем, связанных с национализмами на территории постсоветского пространства. Упомянем в этой связи прежде всего работы С.В.Лурье3, М.О.Мнацаканяна4, В.Ю.Хотинец5, Т.Г.Стефаненко6, Ж.Т.Тощенко7. Кроме того, можно отметить также специальные издания научно-тематических сборников, состоящих из статей отечественных специалистов по проблемам наций и национализмов8.

В целом возросшее за последние годы количество публикаций по истории Австрии свидетельствует, что российские историки занялись активным заполнением «белых пятен», которыми была отмечена «австрийская» часть отечественной историографии как дореволюционного, так и советского периодов9. При этом исследователи все чаще обращаются к историческому опыту этой центральноевропейской многонациональной империи с двумя ключевыми вопросами: каким образом на протяжении нескольких столетий, несмотря на все несомненные и трудноразрешимые проблемы, Габсбургам удавалось сохранять устойчивость и единство этой «лоскутной» империи и по каким же все-таки причинам в 1918 г. она распалась?10.

Традиции изучения формирования наций и национального самосознания у народов Центральной Европы в конце XVIII - начале XX в. были заложены дореволюционной российской и советской историографией. Прежде всего это относилось к народам, которые проживали на территории Габсбургской империи11. Наиболее значительным достижением в данном направлении стало появление в 1980-1981 гг. коллективной монографии «Освободительные

12 движения народов Австрийской империи» . Намеченные подходы в изучении проблем наций и национализмов не были отброшены и получили дальнейшую разработку в трудах российских историков постсоветского времени13.

Однако при очевидном и глубоком интересе ученых ко всем без исключения более или менее угнетенным нациям Габсбургской империи в этих, да и в других работах блистательно отсутствовал титульный этнос империи — австрийские немцы. Впервые этот весьма специфичный для Австрии немецкий национальный вопрос был затронут в исследованиях С.В. Кретинина, который обратился к изучению взглядов ведущих представителей австрийского социал-демократического движения по национальному вопросу14.

Т.М. Исламов в своей знаковой статье, посвященной анализу становления и развития Габсбургской империи, обратил внимание на особенности складывания австро-немецкой общности15. Процесс нациообразования австрийских немцев, считает Т.М. Исламов, в конце XIX - начале XX в. делал лишь первые шаги, и обусловлено это было, среди прочего, специфическими чертами австро-немецкого национального самосознания. «Двойная лояльность» (по отношению к Австрии и к Германии) помешала австрийским немцам сделать окончательный выбор в пользу собственно австрийской нации16.

После Второй мировой войны в зарубежной исторической науке было предложено несколько оригинальных концепций наций, основанных на конкретном изучении проблем империи Габсбургов.

В концепции национализма, развиваемой в трудах американского историка австрийского происхождения Роберта Канна, нация и все, что с ней связано, предстают как явление исторически преходящее. Единственный постоянный фактор в любом государственном организме, включающем в себя несколько национальностей, это отдельный человек, который рассматривался Канном не как член той или иной этнической группы, а как «наднациональный» человек, представляющий всю полиэтничную общность. Ученый никогда не скрывал своего сожаления по поводу того, что за четыре долгих столетия существования империи Габсбургов так и не удалось создать такой тип «наднационального» человека, который бы обеспечил ее дальнейшее существование в будущем. Возможности появления такого человеческого типа Канн ставил в прямую зависимость от соотношения и характера интегрирующих и дезинтегрирующих факторов и процессов, протекавших в империи Габсбургов17. Важное место в исследованиях Канна занимает также изучение характера и функций национализма в полиэтничных государствах. В этнически гомогенном обществе Канн допускает возможность «благополучного» развития национализма, даже весьма радикального и интенсивного, как только удается достигнуть конгруэнтность нации и государства. Этот тип национализма Канн называет интегральным. В многонациональном же организме возрастает вероятность длительных конфликтов, что постоянно приводит к столкновениям. Теоретически они могут быть устранены или смягчены в случае, если конфликтующие стороны находят решения для удовлетворения своих культурно-политических устремлений. Но такой исход неимоверно труден, поскольку постоянно наталкивается на почти непреодолимые препятствия, в основе которых лежат существенные политические, культурные, социальные различия между далеко не равными по уровню своего развития этносами.

Профессор Венского университета Рихард Плашка характеризует нацию как «большую социальную группу, интегрированную в результате воздействия определенных объективных и субъективных предпосылок». Национализм, по его мнению, это двойственное явление. С субъективной стороны — это «позиция», ориентирующая на идентификацию с большой социальной группой в качестве интегрированного в нее члена. Объективная же сторона национализма представляется ученому «интеграционной силой, связывающей при определенных предпосылках большую группу». Плашка придерживается той точки зрения, что современный национализм является продуктом перехода к новому буржуазному индустриальному обществу, а постоянное взаимовлияние вновь возникающих экономических и технических условий, порождает социальную мобильность и, как следствие, национальные движения. В качестве объективных предпосылок национализма Плашка выделяет и группу критериев, связанных с политико-организационными связями в государстве. В целом же, в концепции Плашки нация в субъективном плане проявляет себя в воле образовать и сохранить себя, в утверждении своего бытия. Кроме того, Плашкой был введен в научный оборот термин „Rollenbild", который он определял как «совокупность этико-нравственных ценностных и функциональных представлений интегрирующейся национальной группы, ее объективизированное самопонимание»18.

Австрийский профессор Эрнст Брукмюллер, виднейший специалист по социальной истории Австрии, рассматривает нацию как один из элементов больших социальных групп», возникающих в ходе капиталистической индустриализации общества, как своего рода «сверхлокальную и сверхрегиональную» группу. Он отделяет факторы образования нации (общественные потребности многонационального государства, рост городов, возросшая социальная мобильность населения, значительная по силе «переоценка» национального языка, литературы, народной культуры, фольклора в эпоху романтизма, рост значения политики в социальной мобильности) от путей нациообразования, которые определяются субъективными (самоидентификацией, чувством групповой принадлежности) и объективными факторами (созданием сети культурно-просветительных учреждений, читален, национальной печати и т.п.)19.

В целом для историографии на современном этапе оказался характерным интерес к национальному чувству. На первый план при изучении национализма выходят его психологические функции, а сам национализм рассматривается не просто как идеология, а как чувство, способствующее подъему и воспитанию национального самосознания. Национальное самосознание и национальная самоидентификация становятся самостоятельными предметами исторического анализа и в изучении процесса национальной дифференциации Австрии в XIX в.20

Вместе с тем вопрос об австрийской нации и о национальной принадлежности австрийских немцев один из наиболее острых в историографии, испытывал на себе колебания политической конъюнктуры. Вплоть до середины 1960-х гг. тон в австрийской университетской науке и школьном образовании задавали профессора и учителя, поклонявшиеся великогерманской идее. Ведущими представителями подобного «общегерманского» понимания национально-исторического развития австрийцев были Р. Кайндль21, П. Молиш22 и Г. фон Србик23.

Бурная полемика вокруг понимания австрийской нации как «государственного сообщества» или как «языковой и культурной общности» развернулась в 1960-х - 1970-х гг. В 1967 г. был опубликован сборник статей

Австрийская нация. Между двумя национализмами». Авторы сборника выступали за отказ от парадигмы «Kulturnation» в трактовке национального австрийского строительства как совершенно не обоснованной. Общность языка, по их мнению, еще не является сама по себе основополагающим принципом образования нации, так же как и различие языков не может препятствовать формированию наций (подтверждением тому может служить пример Швейцарии и США)24. В том же году австрийский историк П. Бергер выступает в печати со статьей об истоках складывания идеи австрийской государственной нации («Staatsnation»), исходя из понимания нации как государственно-политической реалии25.

1972 год в рамках дискуссии по проблемам австрийской нации был отмечен еще одной примечательной статьей историка А.К. Малли. Малли призывал своих коллег не рассматривать понятие «австрийская нация» изолированно, вне исторического контекста, обращая внимание на то, каким образом это понятие изменялось на протяжении XVIII-XX вв. в зависимости от смены политических курсов. К сожалению, признавал Малли, и до сих пор это понятие продолжает оставаться «неизменным компонентом идеологическо-политической лексики»26.

В первой половине 1980-х годов появились четыре книги, посвященные становлению и развитию собственно австрийской нации австрийских историков каждая из них достойна самого пристального внимания. Их авторы представляли разные поколения и отличались друг от друга по своим научно-мировоззренческим подходам, но в одном они были едины: австрийская нация

- это существующая реальность, а не умозрительная конструкция.

Первым в череде этих работ стал труд историка Феликса Крайсслера (родился в 1917 г.) «Австриец и его нация. Учебный процесс с препятствиями»27. Свою главную задачу Крайсслер видел в поиске убедительных доказательств того, что австрийская нация является уже само собой разумеющимся фактом, возникнув как фактор сопротивления политике германского нацизма в 1938-1945 гг.

В 1981 г. увидела свет последняя крупная работа историка Фридриха Геера (1916-1983) «Борьба за австрийскую идентичность»28, в которой он рассматривал проблемы складывания австрийской национальной общности, начиная со средневековой эпохи и заканчивая временем Второй республики на общем фоне катастроф европейской и австрийской истории. Геер крайне негативно оценивал период XIX - начала XX в. в эволюции австрийской нации. По его мнению, именно тогда, а точнее в эпоху правления императора Франца Иосифа, было разрушено уже складывавшееся ранее австрийское сознание, и обвиняет в этом Геер, прежде всего, самого Франца Иосифа и его политику. Преступной ошибкой со стороны Франца Иосифа, пишет Геер, было то, что он, отказавшись от перестройки Австрийской империи в федерацию национальностей, предпочел участь «сателлита Берлина и венгерских магнатов

ЛЛ

Будапешта» . Именно политическая линия, избранная Францем Иосифом, утверждал Геер, позволила втянуть Австрию в страшную мировую войну, а затем послужила причиной гибели этой уникальной многонациональной империи.

В 1982 г. под редакцией Георга Вагнера (родился в 1916 г.) был издан труд «Австрия: От государственной идеи к национальному сознанию», который вобрал в себя не только исторические исследования, но и речи многих политических деятелей об австрийской нации, а также данные социологических опросов граждан Австрии на протяжении 1956-1980 гг. относительно их представлений о собственной национальной принадлежности30. Все работы, собранные в данном томе, преследовали одну цель: обоснование тезиса об австрийской нации как независимой национальной общности. В частности, историк Эрнст Хоор в своей статье «Изменения австрийской государственной идеи. От Священной Римской империи к австрийской нации» доказывает, что на самом деле Священная Римская империя, в которой Австрия на протяжении четырех столетий занимала лидирующее положение, никогда не являлась Германской империей, а избираемый император никогда не был германским императором. Что же касается разговоров о «германской нации» Священной

Римской империи, то они есть ни что иное как вымыслы немецких националистов позднего времени31. Основные причины трудностей эволюции национального австрийского сознания у немцев Габсбургской империи в XIX -начале XX в. Хоор видит в том, что Австрия вступила в эру складывания национальных государств по-прежнему как «наднациональная империя», в которой для австрийских немцев как по государственно-правовым, так и по политическим соображениям просто не существовало возможности заявить о своем «монопольном» праве на образование австрийской нации .

Наконец, в 1984 г. упомянутый выше Э. Брукмюллер - историк, уже относящийся к следующему поколению (родился в 1945 г.) — опубликовал свою книгу «Австрийская нация: Социально-исторические аспекты ее развития»33. Он, так же как и его предшественники, рассматривая различные этапы процесса оформления австрийской нации начиная со средних веков и заканчивая современностью, завершает свой труд утверждением, что после 1945 г. австрийская нация стала, безусловно, самостоятельной национальной общностью. В отличие от работ своих коллег Брукмюллер значительно больше внимания уделил влиянию не только политических и культурных, но также социальных и экономических факторов на процесс нациообразования. Он особо выделяет «языковой национализм» XIX — начала XX в., рассматривает систему образования и воспитания в Австрии, обращается к изучению процесса бюрократизации австрийского государства и тому, какое воздействие на складывание национального австрийского сознания могли оказать, например, введение всеобщей воинской повинности или развитие гражданского права в XIX в. В целом, по мнению Брукмюллера, социальная база для оформления нации у австрийских немцев была значительно благоприятнее, чем у других национальных групп Австрии: это и сильная буржуазная прослойка общества, и общий высокий образовательный уровень немецкого населения, и мощный экономический потенциал, сосредоточенный в руках немцев. В то же время ментальная установка «хозяина в доме», т.е. претензии на исключительно лидирующие позиции во всей Монархии, и угроза этим притязаниям со стороны эмансипаторских национальных движений других этнических групп способствовали тому, что национализм австрийских немцев в конце XIX —

1Л начале XX в. принимает «оборонительный характер» .

Казалось, что тема закрыта и австрийским историкам удалось доказать национальную суверенность и самобытность существования австрийского народа. Однако в середине 1980-х гг. спор об истоках и развитии австрийской нации вспыхнул с новой силой. В 1985 г. увидела свет книга историка из ФРГ Карла Дитриха Эрдмана «След Австрии в немецкой истории: три государства,

35 две нации, один народ?» . А в апреле того же года автор этой работы выступил с научным докладом, содержавшим основные положения его монографии. По мнению Эрдмана, предмет немецкой истории после произошедших в результате Второй мировой войны территориальных изменений охватывает три государства, а именно Австрийскую республику, Федеративную Республику Германии и Германскую Демократическую Республику; две нации — австрийскую нацию и нацию немцев ФРГ и ГДР, возникшую на развалинах прежней малогерманской империи, и один народ — на основе которого и были образованы эти две нации и три государства. И сама монография и доклад Эрдмана вызвали жаркие споры как среди профессиональных историков о /

Австрии, так и в прессе. Профессор Новой истории Геральд Штурц в том же 1985 году в стенах Венского университета делает доклад на тему «От имперской к республиканской истории: о проблеме непрерывности в новой австрийской истории». Тем самым Штурц встает во главе тех австрийских ученых, которые отвергли положения Эрдмана как по государственно-политическим, так и по историческим причинам. Эта группа историков отрицала длительную, пусть и частичную, общность германской и австрийской истории, о которых говорил Эрдман, и полагала, что март 1938 г. стал моментом окончательного отказа от всякого рода попыток интерпретации австрийской истории как части германской истории и от желания подвергать сомнениям самостоятельность австрийской нации.

Взаимоотношениям между Австрией и соседней Германией, учитывая судьбоносный характер этих связей в австрийской историографии, уделяется самое пристальное внимание. Ученые скрупулезно разбирают влияние, складывавшихся веками политических, экономических, социальных и культурных отношений на процесс национального становления австрийцев37.

Любопытный опыт постижения связи между процессом складывания национального сознания у австрийцев и изменением толкования в течение веков самого понятия «Австрия» предпринял в своих работах академик Эрих Цёллнер38. Аналогичные исследования были продолжены и в работах последователей Цёллнера, академиков Г.Вальтер-Клингенштайна39 и Г. Штурца40.

Большое внимание в трудах историков было уделено роли и значению национального вопроса для политической жизни Австрийской империи41. Роль правящей австрийской династии Габсбургов в решении национальных проблем Австрии и ее отношение к «германскому» вопросу, собственные национальные предпочтения членов императорской фамилии рассматриваются в работах А.

АО

Вандрушки и Б. Хаман .

Гораздо реже объектом специального анализа, с точки зрения развития национального самосознания, становились различные социальные слои австро-немецкого общества. Исследования подобного рода касались австрийской знати, армии, бюрократии43, буржуазии44 и рабочего класса45.

Вместе с тем во всех исторических исследованиях, посвященных теме складывания национального самосознания у народов Австрийской империи, самое скромное место отводилось вопросам национальной самоидентификации собственно австрийских немцев. Попытки изучения истории немцев в Австрии как особой этнической группы предпринимались в первую очередь Р. Канном46, а также коллективом австрийских историков под руководством А. Вандрушки и П. Урбанича в фундаментальном труде «Габсбургская монархия в 1848-1918 гг.»47. В главе, посвященной немцам, был предложен детальный анализ экономических, социальных, региональных, политических и культурных аспектов жизни этой этнической группы в Австрии. Что касается проблем национального самосознания австрийских немцев в XIX - начале XX в., то по мнению одного из авторов данной главы Бертольда Зуттера, обращение австрийских немцев к «немецкому национализму» в конце XIX - начале XX в. было обусловлено социально-экономическим и политическим развитием австрийского государства. Зуттер полагает, что экономические и политические кризисы рубежа веков привели к разочарованию немцев в либеральных ценностях, к неверию в способность государства защищать и обеспечивать их интересы. В результате, к началу Первой мировой войны уровень идентификации австрийских немцев с собственным государством заметно снижается, а обращения к соседней Германской империи — «защитнице» всех немцев и их интересов, напротив, становятся все более частыми.

Австрийское этно-национальное сознание, довольно подробно и обстоятельно разбираемое историками применительно к эпохе Средневековья и к XX в., фактически не рассматривается в самую противоречивую, а возможно и самую интересную, пору его эволюции - в XIX столетии — времени уникальных, хотя, может быть, и мнимых альтернатив.

Говоря об историографии диссертационного исследования в целом, следует отметить, что отечественные и зарубежные историки ограничивались разработкой отдельных аспектов, не создавая комплексных работ по проблемам национальной самоидентификации австрийских немцев.

Объектом диссертационного исследования являются австрийские немцы. Речь в данном случае идет о той части австрийцев, которые идентифицировали себя с немецким языком и немецкой культурой. Одна из существенных особенностей национальной истории Австрии заключалась в чрезвычайной запутанности ее этно-национальной структуры. В австрийской половине империи - Цислейтании - уровень этнической чересполосицы был еще более высоким, чем в венгерской части империи. В 1851-1910 гг. из 17 коронных земель Цислейтании лишь в четырех подавляющее большинство жителей составляли немцы: в Нижней Австрии их было в среднем 96 %, в

Верхней Австрии - 99 %, в Зальцбурге - 99 %, в Форарльберге - 95 %. В Штирии проживало около 70 % немцев и 30 % словенцев, в Каринтии - около 70 % немцев и 30 % словенцев, в Тироле - около 60% немцев и 40 % итальянцев, в Богемии - около 60 % чехов и 40 % немцев, в Моравии - около 70 % чехов и 30 % немцев, в Силезии - около 50 % немцев, 20 % чехов и 30 % поляков. Наконец, в Крайне более 90 % населения было словенским, в Герце проживало более 60 % словенских и около 30 % итальянских жителей, основными жителями Галиции были поляки и русины, Буковины — русины, а Далмацию заселяли сербы и хорваты48. В процентном соотношении ко всему населению Цислейтании немцы в 1851 г. составляли 36, 12%, в 1880 г. - 36, 75 %,в 1890 г. -36, 05%, 1900 г.-35, 78 %, в 1910 г.-35, 58 %49.

Предметом диссертационного исследования является процесс национальной самоидентификации, трансформации национальных чувств и представлений у австрийских немцев в историческом контексте кризисных внутри- и внешнеполитических изменений в Австрийской, позже Австро-Венгерской империи в середине XIX - начале XX в.

Географические границы исследования в основном включают земли западной части империи - Цислейтании.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают период с кануна революции 1848-1849 гг. и до начала Первой мировой войны. Выбор этого исторического отрезка времени обусловлен объективными причинами. В Австрии в период борьбы против Наполеона развивается национальное движение. Причем, если для народов, живущих в консолидированных государствах, вопрос о соотношении национализма и политики не возникал, то в Австрии, как и в других странах, где люди, говорящие на немецком языке, не были сосредоточены в рамках одного государства, понимание нации быстро политизировалось. Поэтому накануне и в период революции 1848-1849 гг. австрийские немцы оказались перед реальной дилеммой — предпочесть чувство привязанности к истории Австрийской империи и правящей Габсбургской династии либо отдать приоритет закрепленному в исторической памяти этнокультурному родству с иными немецкоговорящими нациями. На протяжении второй половины XIX столетия и вплоть до начала Первой мировой войны австрийские немцы с той или иной мерой свободы, но вполне осознанно имели возможность выбора между «австрийством» и «германством». Первая мировая война и события 1934-1945 гг. привели к резкому росту немецко-националистических настроений, которые, учитывая экстремальные условия существования, эскалацию насилия и стрессовые пограничные обстоятельства, уже нельзя признать результатом добровольного и разумного выбора.

Цель исследования — изучение национальной самоидентификации австрийских немцев в середине XIX — начале XX в.

Исходя из поставленной цели, в диссертации решаются следующие исследовательские задачи:

- проанализировать влияние концепций «Kulturnation» и «Staatsnation», «великогерманской» и «великоавстрийской» идей на национальное самосознание австрийских немцев; показать историческую обусловленность и динамику изменений национального самосознания австрийских немцев в середине XIX — начале XX в.;

- раскрыть особенности национального самосознания австро-немецкой государственной, политической и общественной элиты, ее взгляды на перспективы национального развития австрийских немцев;

- выявить своеобразие национальной самоидентификации в массовом сознании австрийских немцев.

Методологической основой исследования служат принципы научной объективности и историзма. Они диктуют необходимость изучения процесса национальной самоидентификации австрийских немцев в контексте тенденций развития такого сложного многонационального государственного образования как Габсбургская империя. Диссертационное исследование выполнено на основе междисциплинарного подхода, т.е. с учетом познавательных принципов и приемов исторической этнологии, социологии, политологии, этнопсихологии, позволяющих комплексно анализировать феномен национальной идентичности австрийских немцев.

Источниковую базу диссертации составили разнообразные по своему характеру документы и материалы.

Существенную роль в изучении национального состава населения Габсбургской империи играют официальные статистические и этнографические сл материалы . Значимыми являются также данные статистики выборов в австрийский рейхсрат, свидетельствующие о том, какие политические партии и национально-политические программы вызывали на рубеже XIX-XX вв. отклик со стороны австро-немецкого электората51.

Отдельную группу источников составили сборники документов как по общей истории Австрийской империи, так и посвященные непосредственно национальным вопросам . В сборники включены основные положения австрийских конституций XIX в., государственные акты как по проблемам внутренней, так и внешней политики, тексты законов, регулировавших национальные отношения в Австрии на протяжении XIX - начала XX в. Кроме того, в них содержатся тексты выступлений видных политических деятелей Австрии того периода по важнейшим, в том числе и национальным, вопросам жизни империи.

Процесс складывания представлений о собственной национальной идентичности у австрийских немцев прослеживается по материалам, в частности по статьям национально-политического характера, одной из самых влиятельных либеральных газет Австрии «Die Neue Freie Presse» («Ди Нойе Фрайе Прессе»).

Основная информация, необходимая для анализа идейно-теоретических установок и национальных программ австро-немецких политических партий, представлена в документальной публикации К. Берхтольда53.

Были изучены работы австрийских политических мыслителей по национальным вопросам: В.Андриана-Вербурга54 и Ф.Шузельки55 предмартовский период), К.Л.Брука56 (период неоабсолютизма), известного либерального мыслителя революционного периода и времени подготовки Соглашения 1867 г. А.Фишхофа57, а также лидеров политических партий и

58 движений на рубеже XIX-XX вв.

Основой для изучения взглядов австро-немецкой интеллигенции стали сочинения историков59, ученых других областей знаний, а также писателей и поэтов Австрии60. Представители интеллектуальных кругов, нередко являясь создателями национальных мифов, одновременно оказывались самыми преданными их приверженцами. Обосновывая национальную самостоятельность австрийских немцев либо, напротив, отвергая их национальную независимость от Германии, они задавали систему координат поиску австрийской национальной идеи.

Для выяснения специфики национальной самоидентификации австрийских немцев на уровне массового сознания был привлечен обширный фольклорный материал: сказки, легенды, исторические сказания, идиоматические выражения, песни и анекдоты, популярные среди немецкого населения Австрии той поры61.

Отдельную группу источников составили документы личного характера — tV) мемуары, дневники, переписка современников . Эмоциональная искренность данной группы источников позволяет раскрыть взгляды современников на национальный вопрос и на собственную национальную идентичность, не ангажированные политическими или общественными условностями.

В совокупности использованные материалы представляют собой информационный массив, достаточный для реализации цели и задач данного исследования.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые в отечественной историографии предпринимается попытка рассмотреть процесс национальной самоидентификации австрийских немцев в контексте политических изменений середины XIX - начала XX в.

Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в том, что она вносит определенный вклад в изучение общих закономерностей и особенностей процессов нациообразования.

Практическая ценность диссертационного исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при подготовке учебных пособий, общих и специальных курсов по Новой истории, в трудах по национальной психологии, в практической деятельности специалистов по национальной политике.

Апробация исследования. Основные положения диссертационной работы изложены автором в 5 публикациях, в также представлены в выступлениях на научных конференциях в Тамбове (Державинские чтения 2004, 2005 гг., Чичеринские чтения 2004 г.) и в Липецке (Межвузовская научная конференция аспирантов и студентов 2004 г.). Диссертация обсуждена на кафедре всеобщей истории ТГУ им. Г.Р. Державина и рекомендована к защите.

Заключение диссертации по теме "Всеобщая история (соответствующего периода)", Сироткина, Евгения Викторовна

Заключение

Складывание национальной идентичности австрийских немцев — процесс многоплановый и неоднозначный. Сама проблема определения австро-немецкой национальной идентичности является яркой иллюстрацией V несовпадения идеальных моделей (один этнос - одна нация - одно государство) с социально-политическими и этнонациональными реалиями исторического процесса. Для австрийских немцев «австрийство» как выражение их любви к родине, привязанности к историческим корням и преданности Габсбургской династии, правившей почти на протяжении 600 лет в Австрии, было внутренне глубокой переживаемой ценностью, впрочем, так же как и неизменно ощущаемое ими «неразделимое» единство со всеми немцами.

Национальное развитие австрийских немцев испытывало влияние и обуславливалось как этногенетической близостью с немцами Германии, так и длительными государственно-историческими связями со славяно-мадьярским этническим миром Австрийской империи. На протяжении своей почти тысячелетней государственной, интеллектуальной, экономической, ♦ политической и военной истории австрийские немцы относились к этому огромному пространству мультинациональной Дунайской империи. Само этно-национальное и культурное развитие австрийских немцев никогда не ограничивалось исключительно территорией внутренней немецкой Австрии, а определялось всей областью господства Габсбургского дома как целостного государственного образования.

Австрийское (австро-немецкое) национальное самосознание, отличное от германо-немецкого, начинает складываться еще с конца XVIII столетия, уходя своими корнями в эпоху правления «просвещенных монархов» Марии-Терезии и Иосифа II. Столкновения с революционной Францией в конце XVIII в., а затем антинаполеоновские войны начала XIX в. послужили причиной национального подъема и способствовали распространению массовых патриотических настроений в Австрии, эти процессы становятся очевидными в

1808-1809 гг. Именно тогда граф Филипп Штадион сказал о том, что Австрия «конституировалась как нация».

В предмартовский период в австрийской общественной мысли были заложены два принципиально разных подхода в понимании дальнейшего австрийского (австро-немецкого) нациостановления. В основе первого лежала концепция „Kulturnation", т.е. восприятие нации как преимущественно этногенетической и культурно-языковой общности. Сторонники данного подхода (Ф. Шузелька, К. Брук, А. Шеффле) выступали за объединение всех европейских немцев в общую нацию и за присоединение земель Австрии, которые некогда являлись членами Германского союза, непосредственно к Германии. Это направление в дальнейшем активно разрабатывалось сторонниками «великогерманской идеологии», а в конце XIX — начале XX в. пангерманским движением Австрии.

Сторонники концепции „Staatsnation", напротив, отдавали приоритет этнополитическим и государственно-правовым моментам в складывании австрийского национального сообщества. Приверженцем данного пути эволюции австрийской нации, судя по его высказыванию, и являлся граф Штадион. В 40-х гг. XIX столетия насущную необходимость образования государственной австрийской нации доказывает австрийский патриот и активный политический деятель барон В. фон Андриан-Вербург, в середине века идею „Staatsnation" в своих политических сочинениях активно пропагандирует австрийский либеральный политик А. Фишхоф, а в последней трети XIX - начале XX в. она становится базой возникшей «великоавстрийской идеологии», сторонниками которой являлись в том числе наследники австрийского престола - кронпринц Рудольф и эрцгерцог Франц Фердинанд. В отличие от концепции „Kulturnation", основные категории которой - языковая и культурная общность - были доступны и понятны самому широкому кругу австро-немецкого населения, концепция „Staatsnation" так и не смогла стать столь же популярной и завоевать симпатии большинства австрийских немцев. Кроме того, «великоавстрийское» движение, оставаясь преимущественно эмоционально-психологическим общественным направлением, не сумело предложить австрийским немцам реализуемых на практике подходов к оформлению общегосударственной австрийской нации.

Процесс нациообразования австрийских немцев еще с конца XVIII в. ^ относился, главным образом, к границам Габсбургской империи, а процессы эволюции немецкой «австрийской» и немецкой «германской» наций шли фактически параллельно друг другу, но отнюдь не в одном направлении. Общественно-политические кризисы середины XIX - начала XX в. не только оказали заметное воздействие на национальную самоидентификацию австрийских немцев, они предопределили как бесспорно сильные, так и очевидно слабые ее стороны.

На протяжении второй половины XIX — начала XX в. в австро-немецкой среде продолжали складываться представления о неизбежном национальном размежевании Австрии с Германией, и о необходимости независимого национального становления австрийских немцев от немецко-германского окружения. Жестокое разочарование в «общем германском отечестве» постигло австрийских немцев уже в 1848-1849 гг. в результате совместной работы австрийских и германских депутатов в стенах общегерманского Франкфуртского парламента. Тогда австрийцы впервые реально столкнулись с откровенным неприятием и нежеланием со стороны германских немцев учитывать их интересы и считаться с ними. Рубежным моментом в ходе отделения австрийских немцев от Германии и консолидации их в самостоятельную нацию стало вычленение Австрии из Германии в 1866 г. и объединения германских государств под эгидой Пруссии в Германскую империю в 1871 г. Обострение немецко-чешских противоречий и «богемское» противостояние конца XIX - начала XX в. стали катализатором распространения националистических настроений среди австрийских немцев и вновь усилившихся симпатий по отношению к Германской империи.

Впрочем, лишь небольшое радикально настроенное меньшинство австрийских немцев выступало с требованием разрушения Австро-Венгерской империи и аншлюса внутренних немецких областей империи к Германии. Пангерманизм в конце XIX - начале XX в. не смог обрести решающего влияния на социально-политическую жизнь Австрии и стать ведущей национальной силой. Лишь на короткое время, в период острого политического кризиса Габсбургской монархии в конце XIX в., связанного с «языковыми законами» Бадени, шовинистические настроения захлестнули австрийских немцев и выдвинули на первый план такие одиозные политические фигуры, как Г. фон Шёнерер и его единомышленники.

Внутренней гомогенизации национального сознания австрийских немцев в середине XIX - начале XX в. также не произошло. Его важнейшими составляющими оставались имперская и культурно-историческая компоненты (сюда можно отнести и историко-географический локальный патриотизм, и память о совместной жизни и борьбе австрийских народов за историческое существование Австрийской империи, и представления о собственной этнокультурной индивидуальности). В то же самое время немецкий язык, общие культурные традиции и не столь давно канувшая в Лету общая Священная Римская империя не позволяли забыть и об этно-исторической близости австрийских и германских немцев. Отказ от общеимперской (германской) принадлежности как одной из доминант самоидентификации австрийских немцев происходил чрезвычайно трудно.

Политика австрийского правительства, ориентированная по-прежнему на сохранение «наднационального» характера австрийской государственности и на поиск компромиссов с лидерами других народов зачастую даже в ущерб немецкому населению, стала одной из причин обращения австрийских немцев в конце XIX - начале XX в. в сторону Германии. При этом национальные движения славянских народов Австрии за культурно-автономное развитие придавали национализму австрийских немцев скорее вынужденный, «оборонительный» характер, нежели позицию сознательного выбора в пользу достижения собственного национального единства. Только Германия со своими несомненными социально-экономическими и политическими успехами, по мнению австрийских немцев, могла сделать то, на что казалось неспособным австрийское правительство, а именно учитывать и защищать интересы немцев.

Во второй половине XIX — начале XX в. ни государственная и политическая элита, ни представители интеллектуальных слоев общества так и А смогли предложить продуктивных программ национального развития и стать во главе национального движения австрийских немцев империи. И политики, и интеллигенция, даже будучи зачастую самыми преданными патриотами Австрии, не переставали идентифицировать себя с «германской нацией поэтов и мыслителей», являя собой пример двойной лояльности. Концентрация усилий на удержании за собой гегемонистских позиций во всей империи в сочетании с попытками сохранить «наднациональный» характер габсбургского государства вели к отказу от ясно обозначенных взглядов и убеждений по национальному австро-немецкому вопросу. Подобная позиция австро-немецкой элиты лишала ориентиров и возможностей осознанной успешной национальной консолидации австрийских немцев в этот период времени.

Вместе с тем, на наш взгляд, нельзя недооценивать попыток к национальному объединению австрийских немцев, предпринимаемых массовыми австро-немецкими политическими партиями на рубеже XIX-XX в. Их призывы к единению, вне зависимости от политических взглядов и предпочтений немцев Австрии, с целью представления и защиты общих австро-немецких национальных интересов, а также создание блока «Немецкого общего поручительства» и национальной «Троицыной программы» (1897-1899 гг.) доказывали не только желание, но и реальную готовность австрийских немцев стать на путь утверждения австрийской нации.

В конце XIX - начале XX в. ситуация осложнилась распространением среди городского австро-немецкого населения шовинистических и немецко-Ш националистических настроений. Толчком для них стали объективные социально-экономические особенности развития Цислейтании, вызвавшие череду миграционных волн славянского населения в ранее преимущественно немецкие города Австрии, эти процессы стали также причиной обострения конкуренции на рынке труда. Все это обострило межэтническую напряженность в австрийских городах и способствовало вовлечению городской интеллигенции, мелкой буржуазии и рабочих в немецко-националистические движения. В существенно меньшей степени эти социально-экономические процессы и изменения умонастроений коснулись австро-немецких крестьян, и потому они вплоть до конца существования Монархии продолжали придерживаться традиционной государственно-династической лояльности.

Несмотря на то, что австрийские немцы в XIX — начале XX в. уже сделали реальные шаги на пути к осознанию и декларированию своей национально-государственной идентичности, перехода к вполне определенному, обособленному, самостоятельному австрийскому самосознанию так и не произошло. Формирование австро-немецкой нации происходило чрезвычайно медленно, наталкиваясь на многочисленные препятствия — психологические, моральные, политические, идеологические и культурные. А выбор между политико-государственной и культурно-языковой идентификацией, лояльностью по отношению к Австрии или к Германии затруднялся историческими и общественными реалиями развития Австрии во второй половине XIX - начале XX в.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Сироткина, Евгения Викторовна, 2005 год

1. ИСТОЧНИКИ.1. Материалы статистики.

2. Czoernig К. v. Ethnographie der osterreichischen Monarchic. Mit einer ethnographischen Karte in vier Blattern. Hrsg. durch die Kaiserl. Konigl. Direktor der administrativen Statistik. Wien, 1855-1857. Bd. 1-3.

3. Die Ergebnisse der Reichsrahtswahlen // Osterreichische Statistik. 1886; 1898; 1901; 1907.1. Периодическая печать.

4. Die Neue Freie Presse. 1866-1871; 1895-1900.

5. Документальные публикации.

6. Дебаты по национальному вопросу на Брюннском партайтаге / « Интернациональная социал-демократия и борьба национальностей Австрии» // Пер. с нем. Киев-Петербург, 1906. 80 с.

7. Berchtold К. Osterreichische Parteiprogramme 1868-1966. Wien, 1967. 528 S.

8. Frass О. Quellenbuch zur osterreichischen Geschichte. Wien, 1962. Bd. III. (Von Joseph II bis zum Ende der GroBmacht). 352 S.

9. Kaindl R. F. Der Volkerkampf und Sprachenstreit in Bohmen in Spiegel der zeitgenossischen Quellen. Mit einem Anhang = Ausblick in die Zukunft. Wien-Leipzig, 1927. 72 S.

10. Die Nationalitatenproblen in Osterreich 1848-1918. Ausgewahlt und eingeleitet vom H. und S. Lehmann. Gottigen, 1973. 126 S.

11. Srbik H. R. v. Quellen zur deutschen Politik Osterreichs. Berlin, 1934-1938. -5 Bde.

12. Srbik H. R. v. Quellen zur deutschen Politik Osterreichs. 1859-1866. Unter Mitw. von O. Schmidt Hrsg. von H. Srbik. Osnabruck, 1967. 2 Bde.

13. Die volkerrechtliche Praxis der Donaumonarchie von 1859 bis 1918 : Ein Auswahl von Dokumenten / Hrsg. von Verosta S., Seidl-Hohenverdern I. Wien, 1996. Bd. 1.389 S.; Bd. II. 665 S.

14. Vormarz und Revolution 1840-1849. (Quellen zum politischen Denken der Deutschen im 19. und 20. Jahrhundert. 4) / Hrsg. Fenske H. Darmstadt, 1991. 449 S.1. Публицистика.

15. Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия. Пг.-М., 1918. 154 с.

16. Витте Е. де. Вена. Ее владетели и немецкое население. Б.м., 1913. 26 с.

17. Витте Е. де. Пангерманизм. Сост. Е. де Витте. Почаев, 1909. 21 с.

18. Каутский К. Кризис Австрии. Язык и нация / Пер. с нем. Киев, 1905. 30 с.

19. Ленин В.И. «Больные вопросы» нашей партии. «Ликвидаторский» и «национальный» вопросы // Полн. собр. соч. 5-е изд. М., 1961. Т. 22. С. 223230.

20. Ленин В.И. Тезисы по национальному вопросу // Полн. собр. соч. Т. 23. С. 314-322.

21. Ленин В.И. Критические заметки по национальному вопросу // Полн. собр. соч. Т. 24. С. 113-150.

22. Ленин В.И. О праве наций на самоопределение // Полн. собр. соч. Т. 25. С. 255-320.

23. Ленин В.И. Революционный пролетариат и право наций на самоопределение // Полн. собр. соч. Т. 27. С. 61-68.

24. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии // Сочинения. Издание 2-е. М., 1957. Т. 4. С. 419-459.

25. Маркс К. О книге Фридриха Листа «Национальная система политической экономики» // Соч. Т. 42. С. 228-258.

26. Реннер К. Государство и нация. Исследования с государственно-правовой точки зрения возможных принципов разрешения национального вопроса. / К национальному вопросу в Австрии. / Пер. с нем. СПб., 1906. 62 с.

27. Сталин И.В. На пути к национализму//Соч. М., 1951. Т. 2. С. 285-289.

28. Сталин И.В. Марксизм и национальный вопрос // Соч. Т. 2. С. 290-362.

29. Сталин И.В. Национальный вопрос и ленинизм // Соч. Т. 11. С. 333-355.

30. Энгельс Ф. Революция и контрреволюция в Германии // Соч. Т. 8. С. 3113.

31. Энгельс Ф. По и Рейн // Соч. Т. 13. С. 278-285.

32. Энгельс Ф. Германия и панславизм // Соч. Т. 11. С. 202-208.

33. Andrian-Werburg. V.v. Osterreich und dessen Zukunft. Hamburg, 1843. 168 S.

34. BahrH. Austrica. Berlin, 1911. 201 S.

35. Bruck K.L.v. Die Aufgaben Osterreichs. Leipzig, 1860. 98 S.

36. Fischhof A. Ein Blick auf Osterreichs Lage. Sendschreiben an die Redaction «Telegraf» von A. Fischhof. Wien, 1866. 48 S.

37. Friedjung H. Der Ausgleich mit Ungarn. Politisch Studie iiber das VerhaltniB Osterreichs zu Ungarn und Deutschland. Leipzig, 1877. 92 S.

38. Friedmann O. Bernhard. Ein letzter Schritt zur Einigung Osterreichs. Von O. Bernhard Friedmann. Wien, 1869. 25 S.

39. Hofmannsthal H.v. Osterreichische Aufsatze und Reden. Wien, 1956. 156 S.

40. Muller R. Osterreich und der Mensch. Eine Mystik des Donau-Alpenmenschen von Robert Muller. Berlin, 1916. 107 S.

41. Renner K. Der Kampf der osterreichischen Nation um den Staat. Von Rudolf Springer. Leipzig-Wien, 1902. 2 Bde.

42. Renner K. Die Nation: Mythos und Wirklichkeit. Wien, 1964. 144 S.ft rt

43. Osterreich und die Volker Osterreichs nach dem Kriege im Jahre 1866. Prag, 1866. 72 S.

44. Schuselka F. Deutsche Worte eines Osterreichers. Hamburg, 1843. 212 S.

45. Spitzer D. „Wiener Spaziergange." Von D. Spitzer. Neue Sammlung. 2 Aufl. Wien, 1874. 256 S.

46. Сочинения австрийских историков XIX начала XX в.

47. Бах М. Австрия в первую половину XIX века. СПб., 1906. 670 с.

48. Бах М. История австрийской революции 1848 г. М.-Пг., 1923. 576 с.

49. Гумплович Л. Социология и политика / Пер. с нем. М., 1895. 124 с.

50. Майлат И.Н. История Австрии. Сочинение графа Майлата/ Пер. с нем. М., 1858.

51. Friedjung Н. Der Kampf um die Vorherrschafi in Deutschland. 1859 bis 1866. Stuttgart-Berlin, 1902.

52. Friedjung H. Osterreich von 1848 bis 1860. Stuttgart, 1908. 2 Bde.

53. Friedjung H. Das Zeitalter des Imperialisms 1884-1914. Berlin, 1919-1922. 3 Bde.

54. Charmatz R. Osterreichs innere Geschichte von 1848 bis 1907. Leipzig, 19091912. 2 Bde.

55. Hartmann L.M. Uber historische Entwicklung. Sechs Vortrage zur Einleitung in die historische Soziologie. Gotha, 1905. 89 S.

56. Helfert J.A. Geschichte Osterreichs vom Ausgange des Wiener Oktober Aufstandes 1848. Prag, 1876. 4 Bde.

57. Huber A. Geschichte Osterreichs. Gohha, 1885. 6 Bde.

58. Kaindl R.F., Mayer F. M. Geschichte und Kulturleben Deutsch-Osterreichs. Auf Grundlage der „Geschichte Osterreichs" von F. M. Mayer bearb. von R. F. Kaindl. Wien-Leipzig, 1929. 401 S.

59. Kaindl R.F. 1848/49 1866 - 1918/19. Des deutschen Volkes Weg zur Katastrophe und seine Rettung. Munchen, 1920. 70 S.

60. Krones F. v. Osterreichische Geschichte von der Urzeit bis 1526. Leipzig, 1899. 199 S.

61. Molisch P. Geschichte der deutsch-nationalen Bewegung in Osterreich von ihren Anfangen bis zum Zerfall der Monarchic. Mit einem Beitrage: Das Wesen der deutschnationalen Bewegung. Jena, 1926. 278 S.

62. Molisch P. Briefe zur deutschen Politik in Osterreich von 1848 bis 1918. Ausgew. und bearb. von Paul Molisch. Wien-Leipzig, 1934. 396 S.

63. Pichl E. Georg Schonerer und die Entwicklung des Alldeutschtumes in der Ostmark. Ein Lebensbild. Wien, 1912-1923. 6 Bde.

64. Redlich J. Das osterreichische Staats und Reichsproblem. Geschichtliche Darstellung der inneren Politik der habsburgischen Monarchie von 1848 bis zum Untergang des Reiches. Leipzig, 1920-1926. 2 Bde.

65. Reschauer II, Stnets M. Das Jahr 1848. Geschichte der Wiener Revolution. Wien, 1871-1872. 2 Bde.N

66. Springer A. Geschichte Osterreichs seit dem Wiener Frieden 1809. Leipzig, 1863-1865. 2 Bde.

67. Srbik H. R.v. Deutsche Einheit. Idee und Wirklichkeit vom Heiligen Reich bis Koniggraz. Munchen, 1935. 2 Bde.

68. Srbik H.R.v. Gestalten und Ereignisse aus Osterreichs deutscher Vergangenheit. Leipzig, 1942. 70 S.

69. Srbik H. R. v. Osterreich in der deutschen Geschichte. Munchen, 1936. 79 S.1. Эпистолярные материалы.

70. Briefe Kaiser Franz Josef I an seine Mutter. 1838-1872. Hrsg. und eingeleitet von F. Schniirer. Munchen, 1930. 412 S.

71. Briefwechsel zwischen Anastasius Griin und Ludwig August Frankl (18451876). Berlin, 1897. 402 S.1. Мемуары и дневники.

72. Цвейг С. Вчерашний мир. Воспоминания европейца. М., 1991. 544 с.

73. Канетти Э. Человек нашего столетия: Пер. с нем. М., 1990. 474 с.

74. Benedikt Н. Damals im alten Osterreich: Erinnerungen. 3Aufl. Wien-Munchen, 1990. 365 s.

75. Beust F.F. v. Aus drei Viertel-Jahrhunderten Erinnerungen und Ausgezeichnungen F.F. von Beust. In 2 Bde. Stuttgart, 1887. Bd.l. 1809-1866. 462 S.; Bd.2. 1866-1885. 579 S.

76. Fuchs A. Geistige Stromungen in Osterreich 1867-1918. Wien, 1949. 320 S.

77. Funder F. Vom Gestern ins Heute. Aus dem Kaiserreich in die Republik. 2 Aufl. Wien-Munchen, 1953. 718 S.

78. Chlumecky L. v. Erzhetzog Franz Ferdinands. Wirken und Wollen. Berlin, 1929. 378 S.

79. Plener E. v. Erinnerungen. Stuttgart-Leipzig, 1911 -1921. 3 Bde.

80. Przibram L. v. Errinerungen eines alten Osterreichers. Stuttgart-Leipzig, 19101912. 2 Bde.

81. Redlich J. Schicksalsjahre Osterreichs. 1908-1919. Das politische Tagebuch Josef Redlichs. Bearbeitet von F. Feller. Graz-Koln, 1953. Bd.I(1908-1914). 295 S.; Bd.II (1915-1919). 397 S.

82. Renner K. An der Wende zweiter Zeiten. Lebenserinnerungen von Karl Renner. 2 Aufl. Wien, 1946. 303 S.

83. Schaffle A.E. Aus meinem Leben. 2 Bde. Berlin, 1905.

84. Springer A. Aus meinem Leben von Anton Springer. Berlin, 1892. 387 S.1. Фольклорный материал.

85. Alpenburg J. N. v. Myhten und Sagen Tirols. Wiesbaden, 1971. 432 S.

86. Bechstein L. Die Volkssagen, Marchen und Legenden des Kaiserstaates Osterreich / Gesam. u. hrsg. von L.Bechstein. Leipzig, 1841.

87. Braumann F. Alpenlandische Sagenreise. Spannende Geschichte aus Osterreich, Bayern, Schweiz, Sudtirol und Krain. Linz, 1974. 260 S.

88. Haybach R. Unter gotischen Darchern. Sagen und Legenden aus dem alten Wien. Wien, 1941. 254 S.

89. Humor aus Osterreich. Von Abraham a Santa. Clara bis Waggerl. Innsbruck, Frankfurt am Main, 1967.

90. Jelusich M. Geschichten aus dem Wiener Wald. Osterreichische Anekdoten gesam. und erzalt von Mirke Jelusisch. Wien-Leipzig, 1940.

91. Kainz W. Weststeirische Sagen, Marchen und Schwanke. Graz, 1974. 199 S.

92. Sagen aus Osterreich. Bd. 1: Wien, Niderosterreich, Burgenland. 1983; Bd. 2: Oberosterreich, Steimark, Karnten. 1985.

93. Und senden ihr Lied aus: Lyrik osterreichischen Dichterinnen von 12. Jahrhundert bis zur Gegenwart / Gesamm., ausgew. u. mit einem Nachw. von Minna Le. Wien-Munchen, 1963. 242 S.

94. Vernaleken Th. Mythen und Brauche des Volkes in Osterreich. Als Beitrag zur deutschen Mythologie, Volksdichtung und Sittenkunde. Wien, 1859.

95. Zitzenbacher W. Osterreich historische Legenden. Innsbruck, Frankfurt am Main, 1975. 183 S.

96. Произведения художественного творчества.

97. Австрийская новелла XIX века. М., 1959. 703 с.

98. Грильпарцер Ф. Пьесы / Пер. с нем. М., 1961. 768 с.

99. Музиль Р. Человек без свойств: Роман / Пер. с нем. М., 1984. — Кн. 1. 751 е.; Кн. 2. 502 с.

100. Рот Й. Марш Радецкого. Роман / Пер. с нем. М., 1978. 442 с.

101. Цвейг С. Статьи и эссе / Пер. с нем. М., 1987. 448 с.

102. Хорват Э.ф. Пьесы / Пер. с нем. М., 1980. 559 с.

103. Darf ich storen? Stimmen iiber Osterreich / Hrsg. von Ludwig Reiter. Wien-Munchen, 1962. 110 S.

104. Grillparzer F. Gesammelte Werke: In 10 Bde. Wien, 1924.

105. Machek E. Das osterreichische Wort. Gedanken und Ausspriiche groBer Osterreicher. Graz-Wien, 1959. 127 S.1. ИССЛЕДОВАНИЯ.1. Общие работы.

106. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Пер. с англ. М., 2001. 288 с.

107. Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991. 320 с.

108. Коротеева В.В. Теории национализма в зарубежных социальных науках. М., 1999. 140 с.

109. Лурье С.В. Историческая этнология: Учебное пособие для вузов. М., 1997. 448 с.

110. Лурье С.В. Национализм, этничность, культура. Категории науки и историческая практика // Общественные науки и современность. 1999. № 4. С. 101-111.

111. Мнацаканян М.О. Интегрализм, феноменология и национальный интерсубъективный мир повседневности // Социс. 2000. № 3. С. 84-96.

112. Мнацаканян М.О. Об интегральной теории национально-этнической общности//Социс. 1999. №9. С. 60-66.

113. Мыльников А.С. Народы Центральной Европы: формирование национального самосознания. XVIII XIX в. Санкт-Петербург, 1997. 176 с.

114. Мыльников А.С. О сравнительно-историческом изучении процесса становления европейских наций // Новая и новейшая история. 1986. №3. С. 114-118.

115. Мыльников А.С., Фрейдзон В.И. Формирование наций в Центральной и Юго-Восточной Европе в XVIII-XIX вв. // Вопросы истории. 1987. № 8. С.60-78.

116. Нации и национализм: Пробл.-темат. сб. / РАН ИНИОН; Ин-т сравнит политологии. Гл. ред. Ю.С. Пивоваров. М., 1999. 220 с.

117. Национализм и формирование наций. Теории — модели — концепции / Под ред. А.И.Миллера. М., 1994. 195 с.

118. Нации и национализм / Б.Андерсон, О.Бауэр, М.Хрох и др.; Пер. с англ. и нем. М., 2002. 416 с.

119. Нация и национальный вопрос в странах Центральной и Юго-Восточной Европы во второй половине XIX начале XX в. / Отв. Ред. Т.М. Исламов. М., 1991.294 с.

120. Полянский В.О. Историческая память в этническом самосознании народов // Социс. 1999. №3. С. 11-20.

121. Реальность этнических мифов / Под ред. М.Б.Олкотт, А.Малашенко. М., 2000. 98 с.

122. Рождение ребенка в обычаях и обрядах стран Зарубежной Европы. М., 1999.518 с.

123. Скворцов Н.Г. Этничность: социологические перспективы // Социс. 1999. № 1.С. 21-31.

124. Смит Э. Национализм и модернизм: Критический обзор современных торий наций и национализма / Пер. с англ. М., 2004. 464 с.

125. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.; СПб., 2000. 320 с.

126. Тощенко Ж.Т. Этнократия: история и современность (социологические очерки). М., 2003. 432 с.

127. Фрейдзон В.И. Нация до национального государства. Историко-социологический очерк Центральной Европы XVIII в. — начала XIX в. Дубна, 1999. 96 с.

128. Фрейдзон В.И. Переход от феодальной народности к нации в странах Центральной и Юго-Восточной Европы // Новая и новейшая история. 1983. № 4. С.49-67.

129. Хаванова О.В. Нация, отечество, патриотизм в венгерской политической культуре: движение 1790 года. М., 2000. 191 с.

130. Хобсбаум Э. Век Империи. 1875-1914 / Пер. с англ. Ростов н/Д., 1999. 512с.

131. Хобсбаум Э. Век Капитала. 1848-1875 / Пер. с англ. Ростов н/Д., 1999. 480 с.

132. Хобсбаум Э. Век Революции. 1789-1848 / Пер. с англ. Ростов н/Д., 1999. 480 с.

133. Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года / Пер. с англ. СПб., 1998.305 с.

134. Хотинец В.Ю. Психологические характеристики этнокультурного развития человека // Вопросы психологии. 2001. № 5. С. 60-73.

135. Хотинец В.Ю. О содержании и соотношении понятий этническая самоидентификация и этническое самосознание // Социс. 1999. № 9. С. 6774.

136. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. М., 2000. 240 с.

137. Хюбнер К. Нация: от забвения к возрождению. / Пер. с нем. М., 2001. 399 с.

138. Plaschka R.G. Nationalismus, Staatsgewalt, Widerstand: Aspekte nationaler und sozialer Entwicklung in Ostmittel- und Sudosteuropa. Munchen, 1985. 495 S.1. Справочные издания.

139. Краткая Литературная Энциклопедия / Гл.ред. А.А.Сурков. М., 1964. T.I. 1088 с.1. Специальные исследования.

140. Авербух Р.А. Революция в Австрии (1848 1849 гг.). М., 1970. 246 с.

141. Австро-Венгрия: интеграционные процессы и национальная специфика. М., 1997.318 с.

142. Австро-Венгрия: опыт многонационального государства: Сб.ст. / Т.М.Исламов, А.И.Миллер. М., 1995. 231 с.

143. Айрапетов А.Г. Австро-Венгрия: взгляд историков на реалии многонационального государства // Вестник Тамбовского университета. Сер.: Гуманитарные науки. Тамбов, 1996. Вып. 3-4. С. 28-35.

144. Айрапетов А.Г. Историческая судьба Австро-Венгрии // Вопросы истории. 1999. № 1. С. 137-144.

145. Айрапетов А.Г. От империи Габсбургов к идее Дунайской конфедерации // Вопросы истории. 2004. № 2. С. 129-136.

146. Венгры и их соседи по Центральной Европе в Средние века и Новое Время. Сб. ст. / Под ред. Т. М. Исламова, А. С. Стыкалина, М. Ю, Юрасова. М., 2004. 342 с.

147. Виноградов А. Закат дома Габсбургов: К истории правящей австрийской династии. // Родина. 1993. № 8/9. С. 24-27.

148. Европейские революции 1848 года. «Принцип национальности» в политике и идеологии. М., 2001. 456 с.

149. Исламов Т.М. Австро-Венгрия в первой мировой войне. Крах империи // Новая и новейшая история. 2001. № 5. С. 14-46.

150. Исламов Т.М. Империя Габсбургов. Становление и развитие. XVI-XIX вв. // Новая и новейшая история. 2001. № 2. С. 11-42.

151. Исламов Т.М. О «народе», «нации» и «народности» в Австрии и их правовом прошлом // Новая и новейшая история. 1995. № 4. С. 28-30.

152. Исламов T.M. Проблемы нации и национализма в современной австрийской историографии // Новая и новейшая история. 1995. №4. С. 2843.

153. Кайзеры: Священная Римская империя, Австрия, Германия / Пер. с нем. Ростов н/Д, 1997. 636 с.

154. Кампиц П. Австрийская философия // Вопросы философии 1990. № 12. С. 150- 167.

155. Кан С.Б. Революция 1848 г. в Австрии и Германии. М., 1948. 232 с.

156. Коржалка Й. О характере и особенностях пангерманизма в Германии и Австрии // Славяно-германские отношения. М., 1964. С. 63-94.

157. Кретинин С.В. Карл Реннер: жизнь и деятельность (1870-1950) // Новая и новейшая история. 1999. № 5. С. 115-134.

158. Кретинин С.В. Нация и социализм: Немецкий национальный вопрос и социал-демократия, 1918 -1939 гг. Воронеж, 2001. 183 с.

159. Кретинин С.В. Отто Бауэр (1882-1938) и австромарксизм // Новая и новейшая история. 1997. № 2. С. 126-147; № 3. С. 187-207.

160. Лозинский С.Г. Национальный вопрос и политические партии в Австрии. М., 1907. 83 с.

161. Менассе Р. Страна без свойств: Эссе об австрийском самосознании / Пер с нем. СПб., 1999. 127 с.

162. Митрофанов П.П. История Австрии с древнейших времен до 1792 г. Изд. 2-е. М., 2003. 160 с.

163. Освободительные движения народов Австрийской империи: Возникновение и развитие. Конец XVIII в. 1849 г. М., 1980. 609 с.

164. Освободительные движения народов Австрийской империи: Период утверждения капитализма. М., 1981. 464 с.

165. Павленко О.В. «Воображаемые нации» Австрийской империи в революции 1848 -1849 гг. // Славянский мир в социокультурном измерении. Сборник науч. тр. Вып.1. Ставрополь, 2003. С. 48-64.

166. Павленко О.В. Мечта, не ставшая реальностью. // Славянский альманах. М., 2000. С. 100-115.

167. Полтавский М.А. История Австрии. Пути государственного и национального развития / РАН, Ин-т всеобщ, истории : В 2-х тт. М., 1992.

168. Полтавский М.А. Становление социал-демократического движения в Австрии // Новая и новейшая история. 1984. № 3. С. 35-53.

169. Полубояринова Л.Н. Поэтика австрийской прозы XIX века. Кемер. гос. ун-т, 1995. 100 с.

170. Пристер Е. Краткая история Австрии / Сокр. пер. с нем. М., 1952. 510 с.

171. Проблемы этнической истории Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в новое и новейшее время. Сборник научных трудов. Вып. 1. / Под ред. С.В. Кретинина. Воронеж, 2002. 296 с.

172. Проблемы этнической истории Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в новое и новейшее время. Сборник научных трудов. Выпуск 2. / Под ред. С.В. Кретинина. Воронеж, 2005. 147 с.

173. Ратнер Н.Д. Возникновение пангерманизма в Австрии. (К вопросу об идеологии шёнерианства) // Австро-Венгрия и славяно-германские отношения. М., 1965. С. 88-145.

174. Ратнер Н.Д. Очерки по истории пангерманизма в Австрии в конце XIX века. М., 1970. 223с.

175. Ротштейн Ф.А. Две прусские войны. М.; Л., 1945. 182 с.

176. Славяне и их соседи. Средние века раннее новое время. Выпуск 9. 1000-летнее соседство: мирные связи и конфликты. М., 1999. 254 с.

177. Слободкин Г.С. Венская народная комедия XIX века. М., 1985. 223 с.

178. Травин Д. Новый мир старой империи: Модернизация Австро-Венгрии // Звезда. 2002. № 2. С. 163-184.

179. Центральная Европа в новое и новейшее время / Отв. Ред. А.С.Стыкалин. М., 1998.231 с.

180. Черепанова Е.С. Австрийская философия как самосознание культурного региона. Екатеринбург, 2000. 270 с.

181. Черников И.И. Гибель империи. М.-СПб., 2002. 640 с.

182. Шимов Я. Австро-Венгерская империя. М, 2003. 608 с.

183. Шорске K.J1. Вена на рубеже веков: политика и культура. СПб., 2001. 511 с.

184. Andics Н. Das osterreichische Jahrhundert. Die Donaumonarchie 1804-1918. Wien-Munchen-ZUrich, 1974. 400 S.

185. Arlt H. Osterreichische Literatur. Strukturen, Transformationen, Widerspruchsfelder. 2000. 405 S.

186. Die Auflosung des Habsburgerreiches. Zusammenbruch und Neuorientierung im Donauraum / Hrsg. von R.G. Plaschka und K. Mack. Wien, 1970. 556 S.

187. Berger P. Die Idee einer osterreichischen Staatsnation bis 1938 // Der Donauraum. 1967. № 12. S. 57-71.

188. Blaas R. Das Kardinalprotektorat der deutschen und osterreichischen Nation im 18. und 19. Jahrhundert // Mitteilungen des Osterreichischen Staatsarchvs. Wien, 1957. Bd. 10. S. 148-185.

189. Bruckmuller E. Nation Osterreich: Sozialhistorische Aspekte ihrer Entwicklung. Wien-Koln-Graz, 1984. 271 S.

190. Bruckmuller E. Sozialgeschichte Osterreichs. Wien-Miinchen, 2001. 526 S.

191. Biirgertum im 19. Jahrhundert: Deutschland im europaischer Vergleich / Hrsg. von Kocka J. Munchen, 1988. 3 Bde.

192. Deutschland und Osterreich: Ein bilaterales Geschichtsbuch / Hrsg. Von Robert A. Kann und Friedrich E. Prinz. Wien-Miinchen, 1980. 596 S.

193. Fischer E. Die Entstehung des osterreichischen Volkschrakter. Wien, 1945. 45 S.

194. Franz G. Liberalismus. Die deutschliberale Bewegung in der Habsburgischen Monarchie. Munchen, 1955.

195. Franzel E. Der Donauraum in Zeitalter des Nationalitatenprinzips (1789-1918). Bern, 1958. 166 S.

196. Hantsch H. Die Nationalitatenfrage im alten Osterreich. Das Problem der konstruktiven Reichsgestaltung. Wien, 1953.

197. Die Habsburgermonarchie, 1848-1918. Im Auftrag der Kommission fur die Geschichte der osterreichisch-ungarische Monarchic (1848-1918) / Hrsg A. Wandruzka. Wien, 1980. Bd. III. Т. 1. 774 S. T. 2. 775 S.

198. Heer F. Der Kampf um die osterreichische Identitat. Wien-Koln-Graz, 1981. 711 S.

199. Historica. Studien zum geschichtlichen Denken und Forschen / Hrsg. von Hugo Hantsch. Wien, 1965. 198 S.

200. Die Quellen der Geschichte Osterreichs / Hrsg. von E. Zollner. Wien, 1982.

201. Kann R.A. Das Nationalitatenproblem in der Habsburgermonarchie. Geschichte und Ideengehalt der nationalen Bestrebungen vom Vormarz bis zur Aufldsung des Reiches im Jahre 1918. 2 Aufl. Graz-Koln, 1964. 2 Bde.

202. Kaufmann P. Brauchtum in Osterreich: Feste, Sitten, Glaube. Wien-Gamburg, 1982. 326 S.

203. Konrad H. Nationalismus und Internationalismus: Die osterrichische Arbeitbewegung vor dem Ersten Weltkrieg. Wien, 1976. 214 S.

204. Kreissler F. Der Osterreicher und seine Nation. Ein LernprozeB mit

205. Hindernissen. Wien-Koln-Graz, 1984. 733 S. ft

206. Lhotsky A. Osterreichische Historiographie. Wien, 1962. 235 S.

207. Lutz H. Osterreich-Ungarn und die Griindung des Deutschen Reiches: Europaischen Entscheidungen, 1867-1871. Frankfurt am Main-Berlin-Wien, 1979. 608 S.

208. Mally A.K. Der Begriff „osterreichischen Nation" seit dem Ende des 18. Jahrhunderts // Der Donauraum. 1972. № 17. S. 48-66.

209. Meineke F. Weltburgertum und Nationalstaat. Studien zur Genesis des deutschen Nationalstaat. Munche-Berlin, 1922. 553 S.

210. Mommsen H. Arbeiterbewegung und Nationale Frage: Ausgewahlte Aufsatze von Hans Mommsen. Gottingen, 1979. 429 S.

211. Mommsen H. Die Sozialdemokratie und die Nationalitatenfrage im habsburgischen Vielvolkerstaat. Wien, 1963. 465 S.

212. Pauley B.F. Eine Geschichte des osterreichischen Antisemitismus. Von Ausgrenzug zur Auslosung. Wien, 1984.

213. Preradovich N. v. Die Fuhrungsschichten in Osterreich und Preuften (18041918). Wiesbaden, 1955. 240 S.t1 210. Probleme der Franzisko-Josephinischen Zeit 1848-1916 / Hrsg. von F. Engel

214. Janosi und H. Rumpler. Wien, 1967. 119 S.

215. Osterreichs Sozialstruckturen in historischer Sicht / Hrsg.von E. Zollner. Wien, 1980. 172 S.

216. Osterreich: Von der Staatsidee zum Nationalbewufttsein: Studien und Ansprachen mit einem Bildteil zur Geschichte Osterreichs / Hrsg. v. G. Wagner. Wien, 1982. 735 S.

217. Die osterreichische Nation. Zwischen zwei Nationalismen / Herausgegeben *> von Albert Massiczek. Wien Frankfurt - Zurich, 1967.

218. Religion und Kirchen im alten Osterreich / Hrsg. von Stirnemann A. Und Wilfinger G. Innsbruck-Wien, 1996. 269 S.

219. Rozenblit M. Die Juden Wiens, 1867-1914: Assimilation und Identitat.Wien-Koln-Graz, 1988. 254 S.

220. Schimetschek B. Der osterreichische Beamte: Geschichte und Tradition. Wien, 1984. 244 S.

221. Seeler H.J. Das Staatsangehorigkeitsrecht Osterreichs. Von Hans-Joahim Seeler. Frankfurt am Main-Berlin, 1957. 188 S.

222. Spectrum Austriae / Hrsg. von O.Schulmeister, J.C.Allmayer-Beck und A.

223. Wandruszka. Wien, 1957. 735 S.

224. Volk, Land und Staat: Landesbewusstsein, Staatsidee und nationale Fragen in der Geschichte Osterreichs / Hrsg. von E. Zollner. Wien, 1984. 184 S.

225. Vom Ethnos zur Nationalist: Der nationale Differenzierungsprozess am Beispiel ausgewahlter Orte im Karnten und im Burgenland / Hrsg. von A. Moritsch. Wien-Munchen, 1991. 256 S.

226. Vajda G.M. Wien und die Literaturen in der Donaumonarchie: Zur Kulturgeschichte Mitteleuropas 1740-1918. Wien, 1994. 246 S.

227. Wandruszka A. Das Haus Habsburg. Die Geschichte einer europaischen Dynastie. 2 Aull.Freiburg, 1968.190 S.

228. Wandruszka A. Schicksalsjahr 1866. Graz-Wien, 1966. 304 S.

229. Was heiBt Osterreich? Inhalt und Umfang des Osterreichbegriffs vom 10. Jahrhundert bis heute / Hrsg. von R. Plaschka. Wien, 1995. 365 S.

230. Weinzierl E. Osterreichische Nation und osterreichisches Nationalbewufitsein //Zeitgeschichte. 1989. № 17. S. 44-62.

231. Wollstein G. Das "GroBdeutschland" der Paulskirche. Nationale Ziele in der burgerlichen Revolution 1848/49. Diisseldorf, 1977. 386 S.

232. Zollner E. Geschichte Osterreichs. Von den Anfangen bis zur Gegenwart. MUnchen, 1974. 694 S.

233. Zollner E. Der Osterreichbegriff: Formen und Wandlungen in der Geschichte.

234. Wien, 1988. 103 S. Диссертации и авторефераты диссертаций.

235. Котова Е.В. Кризис Австрийской империи и образование Австро-Венгрии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1986. 26 с.

236. Медяков А.С. Внешняя политика Австро-Венгрии. 1867-1871 гг. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1996. 26 с.

237. Нестерова О.В. Австрийские либералы и проблемы модернизации империи Габсбургов в 1860-1870-е годы. Диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Тамбов, 2004. 200 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 207135