Проблема пропорциональности в системе политических отношений общества тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.01, доктор политических наук Санжаревский, Игорь Иванович

Диссертация и автореферат на тему «Проблема пропорциональности в системе политических отношений общества». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 185115
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Санжаревский, Игорь Иванович
Ученая cтепень: 
доктор политических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
23.00.01
Специальность: 
Теория политики, история и методология политической науки
Количество cтраниц: 
296

Оглавление диссертации доктор политических наук Санжаревский, Игорь Иванович

В В Е Д Е Н И Е.

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА

ПРОПОРЦИЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ.

1.1. Феномен социально-политической пропорциональности.

1.2. Становление научного концепта социально-политической пропорциональности.

1.3.Теоретические подходы к изучению пропорциональности в политических отношениях.

Глава 2. ПРОПОРЦИИ В РАЗВИТИИ

ВНУТРИСИСТЕМНЫХ ОТНОШЕНИЙ.:.

2.1. Пропорции в сфере экономической политики.

2.2. Пропорциональность социальных отношений.

2.3. Социально-политическое структурирование.

2.4. Идеологическая парадигма и общественное сознание.

Глава 3. ПРОПОРЦИОНАЛЬНОСТЬ В РАЗВИТИИ

ОБЩЕСТВЕННЫХ СИСТЕМ.

3.1 Влияние демократии на совершенствование политических отношений.

3.2 Пропорциональность личности как субъекта политического процесса.

3.2 Государство и гражданское общество.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Проблема пропорциональности в системе политических отношений общества"

Вся жизнь современного общества пронизывается политическими отношениями. Имея множество форм своего проявления, они в совокупности представляют собой взаимодействие социальных групп, институтов, индивидов по поводу приобретения и использования политической власти, политических прав и свобод, политических возможностей устройства и управления обществом. Первичные, глубинные причины политических отношений могут находиться в сфере экономических, культурных, социальных потребностей людей, но непосредственные их основания всегда носят политический характер.

Являясь одним из существенных элементов общественной жизни, политические отношения представляют её наиболее сложные и ответственные формы. Их смысл в решающей степени заключается в установлении связи между интересами социальных субъектов (групп, личностей, институтов) с проблемами и интересами развития всей социальной целостности. Государство же выступает инструментом регулирования этой связи. В этой роли могут выступать и другие политические институты: партии, движения. Поэтому политические отношения практически всегда являются отношениями властного влияния. Множество связей между социальными субъектами, требующее такого же множества регулирующих воздействий характеризует всеобъемлющий масштаб, огромность и разнообразие системы политических отношений. Закономерно, что качественные и количественные параметры этой системы отношений напрямую зависят от степени демократичности всякого общества. Демократизация российского общества в последние два десятилетия значительно расширила и активизировала отечественную систему политических отношений.

Политические отношения как понятие категориального уровня, обладают определёнными характеристиками. Выделим некоторые из них. Политические отношения соединяют в себе, объединяют в неких целесообразных пропорциях интересы общие с интересами групповыми и личностными. Политические отношения являются самостоятельным компонентом политического процесса, в результате которого обеспечивается функционирование политической системы общества. Политические отношения представляют собой конкретный результат деятельности политических субъектов. Политические отношения протекают в реальных рамках пространства и времени и тем самым своей совокупностью формируют конкретное политическое пространство. Политические отношения существуют в двух различных, но связанных между собой состояниях: как функционирование политических институтов и как взаимодействие граждан и их объединений, стимулируемое специфическими интересами и мотивами.

Все эти характеристики носят существенный характер, достаточно активно изучаются современной политологией. В гораздо меньшей степени исследуется проблема пропорций в политике вообще, в политических отношениях, в частности. Между тем пропорциональность представляет собой важную характеристику политического процесса, по нашему мнению, является существенным принципом и формирования, и развития, и завершения всякого политического процесса. Соблюдение пропорциональности, как стихийное, так и сознательное, обеспечивает большую эффективность политического процесса, более рациональное взаимодействие его участников и лучшие условия для достижения I поставленных целей. Превращение политики во всё более регламентированное и управляемое явление расширяет сферу действия принципа пропорциональности в реальных процессах, повышает его методологическое значение в научном исследовании политики.

Наиболее зримое впечатление ответственного значения пропорциональности в политике обеспечивает самый крупный масштаб политических процессов: мировая политика. В сфере международных отношений, где действуют разнообразные субъекты политики, существует множество проблем глобального, регионального, двустороннего характера, сталкиваются интересы громадного масштаба, пропорциональность оказывается важнейшим принципом мировой стабильности. В- данном случае она обеспечивает равновесие различных сил, подводит их к взаимопониманию и сотрудничеству. Это касается и разных цивилизаций, и военных блоков, и экономических союзов, и обычного, традиционного для человечества государственного соперничества. Конечно, на характер международных отношений оказывают воздействие и другие факторы. Но наличие или отсутствие пропорциональности в каких-то регионах или сферах всегда стимулировало конфронтацию, конфликты, нестабильность. Считаем, что пропорциональность как принцип политических отношений приобретает всё большее значение по мере всё более усложняющегося развития человечества.

Между тем научная разработанность проблемы пропорциональности в политике явно недостаточна. Это относится и к отечественной политологии, и к политической науке вообще. Проблема пропорциональности в политике, особенно в государственном устройстве, в механизме осуществления политической, власти осознавалась уже Платоном и Аристотелем в их теоретических построениях идеального государства и рационального, разумного режима власти. Элемент пропорциональности закладывался ими в социальную структуру общества, в характер политических отношений, в механизм принятия властных решений. Ещё дальше в этом смысле продвинулся Н. Макиавелли, оставивший глубокий анализ форм и методов осуществления политической власти, выделивший их рациональные черты, среди которых можно отметить и пропорциональность в соотношениях целей и средств, силы и дипломатии. Основательную разработку принцип пропорциональности стал получать в новое время, вместе с появлением теоретических концепций Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш. Монтескье, Ф. Вольтера, Ж-Ж. Руссо, И. Канта, Т. Джефферсона и других политических мыслителей эпохи бурного буржуазного развития. В центре этих концепций оказалась демократия и её разнообразные составляющие. Демократизм государственного устройства, политического режима, социально — политического порядка, взаимоотношений личности и государства формировался во многом под воздействием осознаваемых гражданами и обществом в целом пропорций общественного развития. Так рождались концепции разделения властей; парламентаризма с равномерном представительством социальных групп; конституционализма с взвешенным соотношением свобод и ограничений, запретов; гражданского общества, федерализма и другие. Демократическое построение общества, в огромной степени основанное на гармонии интересов, и стихийно и сознательно стимулировало обращение учёных к принципу пропорциональности. Выделим четыре группы авторов.

Прежде всего, это — американские теоретики и пропагандисты идей республиканизма, гражданского равенства, федерализма Т. Лейн, Т. Джефферсон, А. Гамильтон, Дж. Мэдисон. В их трудах1 обосновывалась необходимость и возможность нового общественного устройства, обеспеченного внедрением ряда, политических конструкций. Наиболее важными из них являлись: приоритетность естественных и неотчуждаемых прав человека; обеспечение разделённости властей на всех уровнях государственного управления; федеративное устройство государства. Все эти конструкции широко дискутировались в американском обществе и были закреплены в Конституции США 1787 года. Интересно то, что все названные политические конструкции содержали существенный элемент пропорциональности. В подходе к проблеме прав он заключался в том, что только пропорциональное, обеспечение провозглашённых прав ресурсами, защитой гарантирует действительную свободу человека и реализацию его прав. Это же относится и к договорной сути государства, при которой гражданин передаёт ему часть своих прав и полномочий в обмен на пропорциональные по масштабу гарантии государства. Эффективность системы разделения властей обеспечивалась системой политико-правовых сдержек и противовесов, позволяющей сохранять пропорциональность разных ветвей государственной* власти. Наконец, конструкция федерализма содержала пропорциональность полномочий субъектов федерации и федеративного центра. Американские теоретики политики 18 века не анализировали специально роль принципа пропорциональности в. разработанной ими общественной системе, но вольно или невольно они широко использовали его в своём творчестве.

Более чёткое применение принципа пропорциональности находим в замечательном сочинении Ал. Токвиля2, опубликованном в 1835 - 1840 годах. Исследуя политическую систему и всё общество Соединённых Штатов через призму демократии, Токвиль во многих сферах находит пропорциональность структур, полномочий, ресурсов, влияний и именно в ней видит стабильность и эффективность всего политического развития. Так, анализируя общинное сообщество и созданную им систему местного самоуправления, Токвиль показывает пропорциональность их внутренней структуризации, обеспечивающую в значительной степени необходимую гармонию интересов разных групп населения. Наряду с этим местное

1 См., в частности: Лейн Т. Права человека; Век разума; Джефферсон Т. Автобиография; Заметки о штате Виргиния; Гамильтон А.; Мэдисон Дж. Заметки федералиста.

2 Токвиль Алексис. Демократия в Америке. Книга первая. самоуправление обеспечивало сохранение пропорций во взаимоотношениях общины с более крупными административными единицами. Рассматривая систему административной и судебной власти, Токвиль отмечает пропорциональность представленных им полномочий и на федеральном уровне, и в рамках отдельных штатов, что обеспечивало равновесие властей и системность их взаимоотношений. Он также оценил, пропорциональность партийной системы США., Наряду с этим Токвиль с беспокойством подчёркивал наличие существенных диспропорций в американском обществе. Среди них: соотношение между тремя расами, из которых составлено население, взаимоотношения между большинством и меньшинством - в политической сфере, при которых сложилось , насилие, а то и произвол большинства по отношению к меньшинству и некоторые другие3. Одним словом, А. Токвиль обратил внимание на важное значение принципа пропорциональности в организации структуры общества и государства, в механизмах их функционирования.

Наличие принципа пропорциональности в процессе построения государства, особенно союзного государства, а также в механизме его внутренних отношений глубоко показал одним из первых немецкий государствовед Георг Еллинек, второй половины XX века4. Он применил этот принцип и в анализе проблем государственного суверенитета, легализации и легитимации политических партий в европейских государствах XIX века. Мощное использование принцип пропорциональности получил в теоретических разработках К. Маркса5. Это касается прежде всего его теории классовой борьбы как главной движущей силы истории и общественного прогресса, объяснения процесса

3 См. об этом: Ачексис де Токвиль. Демократия в Америке. Пер. с франц. М. 2000. С. 194-204; 238-266.

4 Еллинек Г. Общее учение о государстве; Он же. Плюральное избирательное право; Он же. Права современного государства.

5 Маркс К. Капитал; Он же. Немецкая идеология; Он же. Гражданская война во Франции; Он же. Критика Готской программы. развития и смены общественно-экономических формаций, прогноза на возникновение и эффективность бесклассового, коммунистического общества. Во всём своём огромном исследовании политико-экономического развития общества Маркс опирался на данный подход, видя в пропорциональности основу для согласия и единства, а в диспропорциях - для политической борьбы, причём в диспропорциональности обычно он обнаруживал стихийную, объективную природу.

Конечно, наука XVIII — XIX веков, сознавая наличие и ответственность явления пропорциональности в социально-политическом развитии общества, ещё не доходила до вычленения и анализа его в качестве самостоятельного предмета исследования. Но факт учёта этого явления, использования его как принципа сравнительного анализа в рассмотрении общественных явлений обнаруживается в трудах многих политических мыслителей. Такой подход имеет место в политико-правовых разработках И: Канта6 по проблемам соотношения власти и права, этики и права, гражданина и: государства, личности и общества. Принцип пропорциональности чётко просматривается в кантовском «категорическом императиве», нравственном законе, который диктует: поступай так, чтобы максима твоего поведения могла быть вместе с тем и принципом всеобщего законодательства. Воздействие принципа соблюдения пропорций следует отметить в государственно-правовой концепции Рудольфа Иеринга, который обосновал определённую соотнесённость политических и правовых интересов государства. Он подробно развивал идею соответствия права, с одной стороны, частным интересом, с другой стороны, - потребностям государства. Он также

6 Кант И. Идеи всеобщей истории с космополитической точки зрения; Он же. Метафизические начала учения о праве.

7 Иеринг Р. Дух римского права на различных ступенях его развития; Он же. Борьба за право; Он же. Цель в праве. обосновал необходимость равновесного отношения государства к праву: принудительное - по отношению к самому себе. Интересное отражение принцип пропорциональности получил в научных воззрениях русского о . философа В. С. Соловьёва . Размышляя о социальном; прогрессе: и роли политической организации в его обеспечении, Соловьёв приходит к суждениям о необходимости гарантировать внутреннюю свободу людей, для чего требуется равновесное воздействие на человека со стороны государства и со стороны церкви. Наряду с этим подчёркивается необходимость некоего «социального партнёрства» во взаимоотношениях государства и церкви, нормальной связи, в том числе через постоянное согласие их высших представителей. Здесь речь идёт о пропорциональном воздействии на человека духовного и политического начал.

Самостоятельное место в обширном ряду теоретиков, так или иначе представлявших и использовавших принцип пропорциональности применительно к обществу, занимает выдающийся русско-американский социолог П. А. Сорокин9. Он выделил комплексный характер пропорциональности в смысле её наличия в самых разных общественно-политических сферах. Во-первых, в стратификации общества, которая, не смотря на любые конфигурации, неизбежно составляет определённые пропорции. Во-вторых, в социальной мобильности общества, которая подразумевает некие логические, вертикальные и горизонтальные, перемещения индивидов и групп в стратифицированном населении, причём перемещения эти,, внешне хаотические, в действительности полны влияний пропорциональности. В-третьих, в многочисленных взаимодействиях граждан под воздействием! цельного комплекса 8

Соловьёв B.C. Оправдание добра; Нравственная философия; Он же. Философские начала цельного знания.

9 Сорокин П.А. Проблема социального равенства; Он же. Социология революции; Он же. Социальная и культурная мобильность; Он же. Общество, культура и личность. экономических, социальных, духовных, политических факторов; формирующаяся при этом пропорциональность в отношениях между субъектами взаимодействия не нуждается в доказательстве. Таким образом, П. Сорокин широко использовал исследовательские подходы, основанные на принципе пропорциональности.

Разнообразие в использовании подхода «пропорции — диспропорции» представил Морис Дюверже в подробном исследовании института политических партий,10 увидевшем свет в 1951 г. Выявляя законы возникновения, развития и функционирования партий в рамках различных политических режимов и избирательных систем, Дюверже подробно описал действие принципа пропорциональности в этих процессах. Прежде всего он показал это на примере структурирования партий, основанного на; совокупности вертикальных и горизонтальных связей, господстве централизации и децентрализации, что всякий раз обеспечивает некие пропорции и тем самым создаёт структуру. Затем он рассматривает различные механизмы функционирования партий и вновь выходит на пропорции, связанные с внутрипартийной демократией, с выборностью партийных руководителей,, с взаимодействием с другими общественными и политическими институтами. Пропорциональность обнаруживается также в процессе образования. и развития различных союзов партий, партийных систем. Партии, как и многие организационные структуры, тяготеют к широкому применению принципа пропорциональности.

Ряд крупных и даже фундаментальных политологических исследований последних десятилетий, в которых затрагивается проблема пропорциональности, посвящены политическим системам11. Каждый из

10 Дюверже М. Политические партии. Пер. с франц. М. 2000.

11 Парсонс Т. Система современных обществ. Пер. с англ. М.1997; Эндрейн Ч. Сравнительный анализ политических систем. Пер. с англ. М.2000; Шнайдер Э. Политическая система Российской Федерации. Пер. с нем. М.2002. авторов в своём анализе политической системы в целом или отдельных её составляющих касается принципа пропорциональности. Так, Т. Парсонс, деля общество на четыре подсистемы, первичной или базовой из них считает социентальное сообщество, представляющее собой «сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей, систему

12 для которой характерны дифференциация и сегментация» . Затем он раскрывает упорядоченность этого сообщества, его самоорганизацию, пропорциональность многочисленных его элементов, а также отношений между ними. Исследуя процесс появления и развития важнейших компонентов политической системы, он показывает как во взаимодействии религии, экономики, права, образования с политикой, вырабатывалась пропорциональность, равновесность их влияния друг на друга, а также — на социентальное сообщество. Чарльз Ф. Эндрейн, излагая и систематизируя процесс возникновения, развития и распада многих политических систем, прошедших через историю человечества, в том числе и через; историю последней четверти XX века, выявляет разные элементы пропорциональности, так или иначе, регулирующие функционирование систем. Эберхард • Шнайдер, прослеживая процесс политической, трансформации в России, выходит на многие вопросы, связанные с пропорциональностью властных полномочий между президентом и парламентом, Государственной Думой и Советом Федераций, федеральным центром и регионами, представленной в Конституции РФ, в договорах о разграничении полномочий, в реальной политической практике. У всех авторов прослеживается понимание пропорциональности как необходимого скрепления политической системы и его внутреннего функционирования.

Поиск системности в сфере межэтнических отношений, выявление пропрций и диспропорций в процессах межнационального характера в

12 Парсонс Т. Указ. Соч. С.26. условиях современного общества осуществили Л. Н. Гумилёв, А. Козинг, Р. Г. Абдулатипов, Э. Хобебаум, Э. Геллнер, В. А. Тишков и другие13. Оценки большинства этих авторов свидетельствуют о принципиальной важности для состояния и общества и политической системы наличия эффективных пропорций во всех сферах отношений между этносами. В качестве аргументов использованы судьбы многих народов, политическое положение различных регионов, отношения в области культуры, религии,, экономики, языка, образования. Соблюдение определённых пропорций в межнациональных отношениях обычно является гарантом стабильности, разбалансированность устоявшихся соотношений часто несёт с собой появление тяжелейших конфликтов, кризис общества и государства.

Особенно наглядно фактор пропрциональности проявляется в сфере международных отношений и мировой политики. Здесь пропорциональность по самым- разным направлениям межгосударственного, межрелигиозного, межцивилизационнго общения представляв собой важнейший прицип мировой стабильности. Это убедительно показал С. Хантингтон; оперирующий такими понятиями как «баланс цивилизаций», «цивилизационный порядок»14 и убеждённый в том, что только сохранение равновесия между цивилизациями способно, сберечь человечество от мировой войны, от катастрофы общемирового столкновения. Глубокий анализ современного развития человечества, в рамках которого подтверждено многократное наличие состояния «пропорции — диспропорции», провели российские исследователи Влад.

11

См: Абдулатипов Р. Национальный вопрос и государственное устройство России. М. 2000; Геллнер Э. Нации и национализм. М. 1999; Гумилёв JI. Н. Этносфера. История людей и история природы. М. 1993; Он же. Древняя Русь и Великая степь. М.

1989; Козинг А. Нация в истории и современности. М. 1978; Жириков А. Л. Этнические факторы политической стабильности. М. 1995; Конфликтная этничность и этнические конфликты. М. 1994; Тишков В. А. Очерки теории и политики этичности в России. М.1997.

14

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.2003.

Иноземцев, С. Г. Киселёв, А. С. Панарин и другие15. В их трудах обнаруживается множество фактов мирового и отечественного развития, впрямую связанных с явлением пропорциональности в политике. Они не вычленяют его из общего контекста исследуемых явлений и процессов, но отмечают его самостоятельное и специфическое значение.

В исследованиях современных российских учёных наиболее разработанной с точки зрения использования принципа пропорциональности является сфера экономики и экономической политики16. Это естественно, поскольку переход общества на новые экономические ценности и механизмы потребовал коренного переосмысления характера прежних и анализа новых экономических структур и отношений между ними. Научный подход, основанный на использовании принципа пропорциональности, позволяет, на наш взгляд, объективно оценить процессы, происходящие в отечественной экономики, разработать модели её эффективного развития. Кроме того, в экономической сфере значение пропорциональности особенно очевидно. Это относится и к региональному, и к отраслевому, и к межотраслевому, и к национальному уровням экономического развития страны.

Проблеме пропорциональности непосредственно в рамках политического процесса посвящено значительное количество разнообразной научной литературы. Общая:особенность её заключается в

15 См: Иноземцев В. Расколотая цивилизация. М. 1999; Киселёв С. Г. Основной инстинкт цивилизаций. М. 2002; Панарин А. С. Искушение глобализмом. М. 2000 и др.

16 См: Аибросов Н. В. Эффективные пропорции управления и самоорганизации в экономики. Дисс. д-ра экон. наук. Иркутск. 1999; Доровский С. Б. Управление экономическими пропрциями региональной воспроизводственной системы (структурный аспект). Дисс. канд. экон. наук. Таганрог. 2000; Темпы и пропорции социально-экономических процессов в регионах Севера. Сборник науч. Ст. РАН. Москва. 2003; Кудинова Л. А. Оптимизация территориально-отраслевых пропорций непроизводственного потребления. Дисс. канд. экон. наук. Москва. 1993; Осипов Г. А. Макроэкономические пропорции: свойства и следствия. Москва. 2003; С авалей В. В.

Финансово-экономические пропорции развития региона. Диссд-ра экон. наук.

Хабаровск. 1997. том, что она в меньшей степени затрагивает теоретические: аспекты, вопросы, содержания, характеристики, механизмы действия принципа пропорциональности, а обычно рассматривает существующее положение с точки.зрения пропорциональности в каком-либо секторе политических отношений. Наиболее активно данная проблема разрабатывалась в таких направлениях, как процесс становления российского федерализма, взаимоотношения между центром и субъектами федеративного государства, между региональными властями и органами местного самоуправления, между различными ветвями власти, между гражданами — субъектами политики и государством17. Во всех этих сферах политические отношения строятся на основе определённых пропорций в полномочиях, в ресурсах, во влияниях. Пропорции определяют, диктуют целесообразность тех или иных решений и действий, формируют механизмы взаимодействия между данными субъектами российской политики. Сами, пропорции в названных сферах политических отношений формируются на основе национальных традиций, характера политической системы, конституционного законодательства. Их соблюдение обеспечивает большую стабильность и успешность политического развития общества, в том числе в современной России.

Проведённый анализ современного состояния научной разработанности проблемы нашего исследования позволяет высказать следующие суждения. Во-первых, проблема пропорциональности в политических отношениях до сих пор не подвергалась самостоятельному, систематическому изучению в монографической или диссертационных формах; это относится к отечественной и, с большой долей уверенности, к зарубежной науке. Во-вторых, обращение теоретиков к различным проявлением пропорциональности в жизни. общества и государства имеет

17 Литература по названной проблематике столь обширна, что не имеет смысла здесь называть даже фамилии авторов. Достаточно подробный перечень публикаций глубокие исторические традиции ибо сама научная логика подводила к пониманию её существенной роли в самых разных структурах, институтах, процессах, созданных деятельностью людей и функционирующих на протяжении достаточно длительного времени. Очень часто именно в пропорциональности предполагалось рациональное построение организаций и действий. В-третьих, явление пропорциональности, а вслед за этим и выводимый из него принцип пропорциональности в трудах учёных не абсолютизируется, но учитываются в обобщениях и оценках, в виде отдельных суждений по тем или иным проблемам теории и практики политического развития, причём часто они чётко подразумеваются за определениями гармонии, равновесия и даже системности. В-четвёртых, обнаруживается полное преобладание изучения практических проявлений пропорциональности в политике над теоретическим осмыслением самого принципа пропорциональности, механизмов его реализации в политических отношениях общества.

Всё это позволяет избрать в качестве самостоятельной научной проблемы принцип пропорциональности в= политике, его сущность, характер проявлений в реальном социально-политическом развитии общества. И тем самым восполнить существующий пробел в науке.

Цель данного исследования состоит в том, чтобы дать современное объяснение сути принципа пропорциональности в политике, показать масштаб, характер и значимость его проявлений в системе политических отношений общества, выявить механизмы его действия в различных формах политического процесса. Реализация данной, научной цели предполагает преобладание теоретического анализа проблемы, но широкое применение при этом получает использование разнообразных явлений и фактов общественного развития, без чего невозможно глубокое познание приводится в списке использованных в диссертации источников литературы. ни сути принципа пропорциональности, ни, особенно, характера его проявлений в современной политической жизни.

В диссертации ставятся следующие научные задачи: 1. Исследовать общие принципы и линии конструирования пропорциональных связей между элементами социально-политической системы и тем самым выявить наличие феномена пропорциональности в политических отношениях;

2. Сформулировать основные теоретические подходы к анализу отношений пропорциональности на различных уровнях их структурирования в политике;

3. Выявить основные пропорции социально-экономической политики современных государств и определить перспективы достижения ею оптимальной пропорциональности;

4. Обосновать возможность собственно политологического анализа основных внутренних пропорций в социальной организации современных обществ;

5. Выявить особенности и общие динамические характеристики становления пропорциональности в современных политических структурах общества;

6. Осуществить анализ и определить возможности достижения российским обществом пропорциональности в сфере идеологических отношений;

1. Исследовать потенциальные и реальные возможности приведения социально-политических систем в состояние пропорциональности при помощи механизмов современной представительной демократии;

8. Проанализировать специфику пропорций политического сознания и политического участия личности;

9. Определить характер и оценить практику реализации принципа пропорциональности в отношениях между институтами гражданского общества.

Методологическую основу исследования составил комплекс как классических, так и нетрадиционных принципов социально-политического развития реальности, которых придерживается автор, и, руководствуясь которыми, осуществляет исследование. Социально-политическая действительность анализируется исходя из того, что это внутренне противоречивая целостность, находящаяся в состоянии разно скоростной и много уровневой динамики. Одно, из ключевых положений методологии исследования заключается в авторском определении принципа «пропорциональности» и соответственно «диспропорциональности» социально-политической реальности, сквозь призму которых осуществляется анализ динамики социально-политических систем.

Несмотря на критическое отношение многих современных исследователей к ряду аспектов марксистской диалектики, считаем вполне продуктивным приложение всеобщих диалектических закономерностей к анализу социально-политической динамики, в соответствии с которыми развитие осуществляется через накопление противоречий и составляет основу принципа «борьбы и единства противоположностей» и во многом представляет результат их разрешения через принципы «отрицания отрицания» и «взаимных перерождений количественных изменений в качественные». Эти принципы составляют основу механизмов социально-политического развития.

При этом автор считает целесообразным руководствоваться, и неклассическим подходом при анализе стабильности или устойчивости состояния политической системы. Система находится в постоянном движении не к устойчивости, а к состоянию пропорциональности, которая также чрезвычайно динамична, многоуровнева и достигается за. счет t механизмов самоорганизации систем. Очевидно, что принципами авторегулирования могут служить и выше обозначенные диалектические закономерности. Эти динамические состояния неустойчивы, подвижны и характеризуются различным уровнем пропорциональности, поскольку в историческом развитии политической системы можно выделить фазы относительно медленного существования, переходные состояния, фазы ускорения или ее усложнения. Каждому из этих состояний соответствуют свои пропорции.

По сути, автор исходит из принципов, социосинергетической парадигмы, не входящей в: противоречие в заданном ракурсе с марксисткой теорией. Более того, полагаем, что творческий союз классической диалектики; и обновленческой I социосинергетической парадигмы может оказаться не только дружественным, но и плодотворным в научном плане.

Исходя из этого, стоит отметить, что принцип классического детерминизма, основанного на жестких причинно-следственных отношениях в развитии политических систем, не принимается автором в первозданном виде, а модернизируется. Принцип детерминированности развития имеет место, но иного типа. Внешняя детерминация существенно дополняется, а вернее корректируется внутренними механизмами самоорганизации, ведущими систему к состоянию пропорциональности, а потому принцип классического детерминизма — «чем больше, тем дальше или лучше» в данном случае может не работать. Очевидное решение, лежащее на поверхности не всегда может быть правильным. Отсюда следует принципы управления политическими системами — уловить, почувствовать, понять и чуть подкорректировать внутренние тенденции в движении системы. Таким образом, основу организации политической системы составляет нестандартное решение. «Лобовое» или очевидное стремление к пропорциональности может вызвать сильнейшее г разбалансирование политической системы и привести в конечном итоге к диспропорциональности. Полагаем, что на социально-политическом поле вступают в силу принципы своеобразного «сопротивления материла», так называемые «защитные механизмы». Однако может оказаться преобладающим и принцип «снежного кома», «цепной реакции» или. «домино», что собственно и составляет основу синергетического эффекта в социуме и системных качеств, приобретаемых политической системой.

Автором не только не отрицаются принципы классической системности при анализе динамических аспектов социально-политических образований, но и используются в качестве методологического инструментария те из них, которые не вступают в противоречие с обозначенными ранее. Среди множества качеств, которыми обладают социально-политические целостности нужно выделить основное свойство системы вообще и политической системы, в частности, — это взаимосвязь и взаимодействие ее элементов в рамках единого целого, безусловно, наряду с такими свойствами как неаддитивность этих элементов, функциональность составляющих частностей, её взаимодействие с внешней средой.

В нашем случае оказывается, например, вполне уместным принцип смещения системного равновесия, суть которого сводится к тому, что изменение первоначальных условий, при которых находится система, влечет за собой изменения в том направлении, которое должно способствовать компенсации этого воздействия. А потому желание ускорить, усилить, надавить извне, порой приводит к нежелательным последствиям или вовсе неожиданному эф фекту. В этом случае принцип управляемости системой не отрицается, однако наполняется иным содержанием. Классический принцип линейности развития автором отвергается вовсе.

Помимо обозначенных выше методологических принципов, считаем целесообразным применение научных методов, позволяющих решать проблемы точечного характера. Так, в рамках третьей главы одним из таких подходов является неоинституциональный подход, применение которого позволило выявить влияние политических институтов на состояние, системы «пропорциональность-диспропорциональность». Одновременно с неоинституционализмом используется структурализм, функционализм, метод выявления причинно-следственных отношений. Безусловно, неизбежны; сравнительно-исторический и сравнительно-иллюстративный методы.

Источниковая база проведенного исследования представлена государственными нормативно-правовыми актами, характеризующими интересы государственных институтов и властвующей элиты в вопросе обеспечения социально-политических пропорций и диспропорций. В первую очередь к анализу привлекался тот комплекс нормативно-правовой документации, который дает представление о свойственной современным государствам и обществам стратегии и тактике достижения внутренних и внешних пропорций своей активности. В настоящей работе анализ законотворчества различных институтов государственной власти федерального и регионального уровней позволил, выявить основные доктринальные противоречия в современной политике оптимизации экономических, классовых, сословных, идеологических и правовых пропорциональностей.

К исследованию были также привлечены материалы различных общественно-политических институтов. В первую очередь были использованы материалы, характеризующие деятельность отечественных политических партий. Современная российская многопартийность находится в процессе поиска собственной идентичности на основе выработки собственных пропорций внутрипартийной жизни и межпартийного взаимодействия. Эта творческая работа находит адекватное отражение в агитационно-пропагандистской деятельности и нормативной документации политических партий, а также в государственном законодательстве, регламентирующем, деятельность партий. Обращение к этой группе источников позволило осветить вопросы тактики достижения социально-политическими системами состояний пропорциональности.

Вопросы общей стратегии пропорционального развития социально-политических систем в настоящей работе характеризуются с опорой на такие источники как труды классиков европейской политической мысли прошлого и современности. Включение в структуру проводимого исследования трудов мыслителей либерального, консервативного и леворадикального направлений позволило; представить становление научного представления о принципах организации пропорциональных социально-политических систем как организованный процесс, имеющий закономерным итогом современные научные представления об основных пропорциях общественно-политического развития.

Источниками проведенного исследования послужили и различные обобщающие материалы независимых аналитических центров в России, характеризующие динамику пропорций и диспропорций в экономике, политике, политической культуре и социальной стратификации, начиная с конца 80-х гг. минувшего столетия. Из этих источников почерпнуты основные статистические показатели и оценки перспектив экономической, социальной и культурной политики, ставшие предметом критического разбора в настоящем исследовании.

В качестве источников были использованы и некоторые научные исследования современных отечественных и зарубежных специалистов, посвященные конкретным вопросам организации экономической сферы жизни общества, характеризующие особенности политического процесса в

России в целом и в части организации администраитивно-политического управления, идеологического творчества, создания новых социальных структур.

Обращение к проблеме противоречий современной демократии и перспектив становления в России новой социально-политической пропорциональности, характеризуемой понятиями «гражданское общество» и «правовое государство» обусловило использование в исследовании на правах источников различной научно-правовой аналитической литературы, характеризующей динамику и современное состояние правового поля российской политики, экономику, культуры и положение в этом поле личности гражданина.

Новизна предпринятого исследования определяется характером его теоретической концепции. Сформулировано представление о пропорциональности развития систем, как определенном стремлении их элементов к балансу, опорной точкой которого выступает опыт прежнего существования системы. В работе подвергнута критическому анализу тенденция отождествления политологами пропорциональности социально-политических систем с фактом разделения в них административных, и правовых, экономических функций* различных институтов. Исследователями акцент часто делается на противоречиях, работающих на разрушение и разбалансировку системы, которая; сохраняет целостность как бы вопреки всем внешним и внутренним обстоятельствам. В настоящей работе, напротив, в центр анализа поставлены те моменты, которые, вопреки свойственным любой социально-политической системе противоречиям, заставляют ее стремиться к развитию, сбалансированному во всех своих проявлениях.

Новым является анализ той роли, которую сыграла проблема пропорциональности социально-политических систем и процессов их развития в становлении современной политической науки. В работе показано, как политическая наука Европы и России, обнаруживая все новые линии пропорциональных связей в социально-политических системах, в XIX и XX вв. пришла к конструированию широких обобщений относительно взаимодействия экономической, политической, культурной и правовой сфер общественной деятельности, к научному представлению о принципах интеграции исторического опыта в современный политический процесс. Новыми являются представленные в монографии доказательства того, что появление многих фундаментальных политологических концепций Новейшего времени было непосредственно связано с попытками их авторов объяснить генезис, сущность и вероятные перспективы проявления: феномена социально-политической пропорциональности.

Новизной характеризуется с!руктурирование предмета исследования, согласованное с представлением о принципе пропорциональности как базовом принципе самоорганизации больших и малых социально-политических систем. Выявлены основные пропорции в экономической политике, в развитии социальных, культурных и правовых связей, превращающие к каждый момент исторического времени личность, социум и государство во внутренне сбалансированные и пропорциональные между собой системы. С этих позиций оценены перспективы институализации в России правового государства и гражданского общества.

На предмет пропорциональности исследована такая относительно новая для современной России система как политическая партия. В пропорциональности- стратегии и тактики политических партий, сложившейся в эпоху демократических реформ в России выделен ряд новых моментов, позволяющих определить место современного российского опыта многопартийности в контексте отечественного и мирового исторического опыта функционирования партийных систем.

В работе предложены новые трактовки сущности, свойств и противоречий демократических систем и осуществлен анализ возможностей достижения демократическими системами состояния внутренней пропорциональности. Анализ таких возможностей имеет большое значение для современной отечественной политической практики, обнаруживающей множество внутренних диспропорций в структуре российской демократии.

Заключение диссертации по теме "Теория политики, история и методология политической науки", Санжаревский, Игорь Иванович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из проведенного нами анализа со всей очевидностью следует, что в современном своем состоянии проблема социально-политической пропорциональности имеет два качества или ипостаси, выражаясь религиозным языком. Исторически она сложилась как проблема реальной политической практики высокоорганизованных социумов, проблема оптимальной формы и смысла взаимодействия государства и общества, личности и власти, общества и. личности. Как и всякая сложноорганизованная система европейские сообщества (и из;этого ряда нет оснований; исключать Россию, всегда интуитивно тяготели к тому, чтобы не нарушать исторически сложившихся пропорций в экономических, политико-культурных, административноинституциональных связях. Каждый раз, когда это забывалось и в массовом сознании радикализм масс брал верх над житейским консерватизмом тех же народных масс, системность социальной жизни напоминала о себе недоведенными до конца реформами и революциями, контрреформами и контрреволюциями. Каждый раз за покушение на сложившиеся пропорции европейским социумам приходилось дорого платить перерасходом своих жизненных ресурсов. Платили, вдвойне, поскольку приходилось на месте разрушенных сбалансированных систем создавать их более совершенные аналоги.

Отражением этой объективной динамики в зеркале европейской культуры стала, проблема пропорциональности: как традиция научной методологии и научного предмета. Постоянное балансирование обществ Европы на острие системы «пропорция-диспропорция» очень мало напоминало линейный процесс устремленности христианского мира к Царствию Божьему, моделируемый религией. На науку, таким образом, ложилась обязанность объяснить европейцам, почему развитие их цивилизации больше похоже на бег по кругу или колебания маятника. И, соответственно, дать аргументированный ответ на ключевой вопрос: а где же прогресс и в чем он состоит, если происходит смена одной пропорции на диспропорцию и, далее, наоборот. Фактически, европейская гуманитарная наука в последние два столетия своего существования оказалась перед необходимостью решать задачу такого же масштаба, какую в свое время решали мировые религии. Речь. шла о том, чтобы. представить европейскому сознанию максимально общую, фундаментальную, но, при этом, не выходящую за пределы формальной;и диалектической логик, свойственных гуманитарным наукам, концепцию существования и прогрессивного движения человечества.

На уровне своих логик наука к настоящему времени довела построение такой фундаментальной концепции (если ее представить своего рода вершиной пирамиды) до этапа создания многочисленных фундаметальных концепций по отраслям гуманитарной науки, соответствующим отраслям человеческой практики, в которых прослеживаются те или иные пропорции. Такие фундаментальные концепции в XIX и XX вв; сложились, в экономике. И здесь уместно привести в пример формационную концепцию пропорционального развития «базиса» и «надстройки» К. Маркса и Ф. Энгельса. Сложилось определенное фундаментальное понимание сути внутренних пропорций в социальных системах, чему яркие примеры теория классов Ф. Гизо и О. Тьери и теория постиндустриального общества. Пришло фундаментальное понимание пропорциональности человеческой психики, предельно выраженное в методологии бихевиоризма и в психоаналитической концепции К.-Г. Юнга. Все эти масштабные наработки надо было свести воедино в фундаментальную доктрину такого уровня охвата наблюдаемых реалий, какого достигло христианство. Европейское научное сообщество занялось другим, а именно поиском в ряду созданных отраслевых фундаментальных концепций одной или нескольких; каким можно было бы придать статус истины в последней инстанции, что противоречило и здравому смыслу и принципам относительности научных истин, постулируемым самой европейской наукой.

В определенной мере ученые оказались уведены в сторону от решения обозначенной задачи тотальным увлечением гегелевской диалектикой, которая; нарушение пропорции ставила1 на первое место в динамике развития систем! и позиционировала в качестве постоянного фактора прогресса, а приведение системы в сбалансированно-пропорциональное состояние атрибутировала как быстропреходящий феномен; в структуре общественного прогресса. В окружающей их реальности гуманитарии, подобно представителям других наук, чаще искали? и исследовали различные диспропорции элементов, социально-политических систем, уделяя гораздо меньше внимания< тому очевидному факту, что основное историческое время эти системы существовали и существуют в состоянии пропорциональности.

Была бы, с учетом современного состояния* научного знания,. -совершенно неоправданной претензия* на разработку в рамках одного небольшого исследования некоей универсальной схемы взаимной интеграции отраслевых фундаментальных теорий, описывающих пропорции на разных уровнях и в разных сферах человеческой практики, в мегатеорию, дающую целостное знание о пропорциях социума. В лучшем случае это было бы повторение интеллектуального опыта философии русского космизма. В худшем — заявка на создание квазинаучной религии.

В проведенном исследовании намечен только самый общий подход. Можно сказать, что смысл всего осуществленного анализа был в доказательстве принципиальной возможности решения той масштабной задачи; от решения которой европейская наука в свое время ушла. И в доказательстве того, что к решению этой задачи самое время вернуться, используя новейшие исследовательские методики и методологии, включая синергетику. Внутри пропорционально организованных систем в экономике, политике и культуре, в социальной жизни были выявлены такие связи и отношения, которые делают потенциально реализуемым теоретический синтез.

Более того, современная эпоха политических, экономических, культурных и демографических решений глобального масштаба показывает общую для человеческих социумов потенциальную готовность осуществить создание синтетической пропорциональности чисто на уровне практики, не сообразуясь с отношением науки к этому вопросу. Просто время, мировой цивилизации стало течь быстрее и ее внутреннее пространство стало в эпоху информационных технологий значительно теснее.

Современная политическая наука, в частности, не успев прочно институализироваться и легитимировать свои методологии в массовом сознании и сознании общественных элит, уже сейчас заметно склоняется к анализу социально-политических ситуаций «post factum». Тем самым она вторгается в предметное поле истории как науки, по определению изучающей (как об этом писал еще известный французский философ и политолог Р. Арон) завершенные и имеющие последствия социально-политические процессы, и уступает PR свою функцию исследования протекающих, незавершенных процессов и прогнозирования для общества возможных вариантов их завершения.

Поэтому есть смысл подробнее остановиться на том, что уже сейчас могут дать политической науке и политической практике сформулированные в настоящем исследовании представления о связях и отношениях между различными группами и видами социально-политических пропорциональностей. Все многообразие проявлений социально-политических пропорциональностей можно привести к некоторому общему знаменателю при помощи понятия «принцип пропорциональности». Можно говорить о существовании такого принципа в реальности и, соответственно, о корректности формулировки такой научной категории потому, что, как уже было отмечено, большую часть своей исторической жизни большинство социально-политических систем проживают в состоянии пропорциональности. Если; она и не касается каких-то частностей, то, в целом, все же прослеживается.

Для политической практики> знание этого принципа и понимание его сути, играет такую же роль, какую играют предупреждающие знаки в дорожном, движении: совершить, необдуманный маневр огромной социально-политической системой конечно можно, можно начать реформы, и- даже инициировать революцию. Но какова будет- цена намеренного нарушения пропорций общественно-политического состояния? Большую часть этой цены платит общество, но и государство, и политическая элита в целом, как наглядно показывает исторический опыт России в XIX и XX вв., а также опыт новейшей истории страны, неизбежно, оказываются в рядах плательщиков.

Выявленные в данном исследовании межпропорциональные связи — это конкретные рычаги управления комбинациями пропорций. Политические институты, грамотно воспользовавшиеся знанием этих рычагов имеют возможность доступа к тому самому главному звену, ухватившись за которое, говоря словами В.И. Ленина, можно вытянуть всю цепочку экономических, социальных,, политических и культурно-идеологических проблем.

Для» политической науки понимание универсальности принципа пропорциональности дает возможность достичь баланса в структуре ценностей и методологий, больше обращать внимания на то, что создает социально-политические системы, а не расшатывает их и, соответственно, дополнять методологии, описывающие конфликты, методологиями, описывающими состояния многократно раскритикованного «общественного договора», выражаясь современным языком — консенсуса, толерантности.

Понимание универсализма; принципа пропорциональности: дает возможность политической науке как сообществу индивидов, институтов и научных идей, осознать себя очень пропорциональной (в плане конструктивном и в плане динамики) системой. Само присутствие исторической политической мысли в контексте современных политологических рассуждений уже есть выражение определенного внутреннего баланса традиций и новаций в интеллектуальном процессе и воспоминание о заслугах научных предков не только тешит амбиции политолога, но фундаментально мотивирует весь характер его теоретических рассуждений, его методологический выбор.

Конкретизируем положения, касающиеся межпропорциональных связей. То, что экономика, в принципе, неотрывна от политики и наоборот - замечено давно. Но также давно замечено, что временами такие «отрывы» все же происходят по воле людей или по стечению объективных обстоятельств. Обычно эти обстоятельства и списывают на субъективный фактор или объективные обстоятельства. Однако обратимся к известному историческому примеру. НЭП. Субъективное желание элиты в политике учитывать законы экономики огромно. Есть желание общества трудовыми усилиями помочь политике. Итог — кризис и крах всей политико-экономической связки и силовой переход к новой конфигурации экономических и политических пропорций. Нечто подобное можно наблюдать и в, современной; России, где политика и экономика согласованы на уровне политических и экономических элит, но постоянно рассогласуются на уровне текущей социальной практики. Объяснить этот феномен можно, учитывая то обстоятельство, что экономикаи политика как системы тяготеют к собственной внутренней пропорциональности и вторжение извне в этот процесс даже под лозунгом достижения гармонии в отношениях политики и экономики, провоцирует нарушение именно внутренней пропорциональности, что и открывает дорогу действию субъективного фактора.

Есть проблемы у современной политологии и в плане интерпретации социальных процессов: Внимание аналитиков привлекают проявления гражданской активности населения. Но огромное число граждан абсолютно или относительно пассивно. И этот феномен в качестве предмета плохо вписывается в устоявшиеся методологии. На этот феномен можно посмотреть с точки зрения реакции общества на нарушения социальной пропорциональности под воздействием политики или экономики. Общество замирает, мобилизуя и резервируя внутренние ресурсы, совершенствуя внутренние пропорции на уровне бытовых практик, морали, религии, обычаев, когда перед ним маячит перспектива огромных ресурсозатрат на восстановление разрушенной усилиями политической и экономической элиты пропорциональности в социально-политической системе.

Анализ с позиции выявления пропорциональных связей может дополнить общепринятые методологии исследования проблемы «личность и демократия». Все смирились с тем фактом, что демократия, как никакая другая система, содействует растворению личностного начала в общественном. И, вероятно, просто не существует демократичных средств воспрепятствовать этому процессу. Вопрос можно поставить в плоскости, которая обычно игнорируется исследователями: до каких пределов возможно такое растворение, после чего демократия перестает быть демократией. Отечественные специалисты постулируют приход на место электоральной демократии в России демократического авторитаризма со свойственным ему невниманием к личности как таковой. Но теоретически этот процесс не верифицирован. А дело, может быть, в том, что, сталкиваясь с внутренней пропорциональностью личностной и групповой культуры (в широком смысле) демократия как итдеально-типическая пропорция начинает копировать реально-существующие элементы и ее собственная пропорциональность воспроизводит «матрицу» пропорций культуры личности и группы. Это не трудно уловимые средствами политической науки «ментальные» установки массового сознания, к которым постоянно апеллируют политологи. Это конкретный ряд предметов и объектов для политологического анализа, ставящего целью прогноз судьбы отечественной демократии.

В связи с этим нужно отметить и некоторые возможности для политической науки, открывающиеся в плане анализа проблем гражданского общества. Особенно проблемы многопартийности, которая в современной России изучается при помощи «западных» методологий.

Хотя очевидно, что российская многопартийность представляет собой » совершенно иную, чем: за рубежом, конфигурацию пропорций (между массой и лидерами, стратегией и тактикой, думской и публичной деятельностью, зарабатыванием денег и их тратой на электоральные процедуры. Ситуацию можно представить так, что процесс становления многопартийности, который внешне весьма хаотичен, на деле очень упорядоченно воспроизводит хаотичное состояние институтов гражданского общества в России. Споры о том, есть ли гражданская целостность в России, или ее нет — в данном случае не принципиальны. Есть элементы гражданственности, представленные достигшими внутренней пропорциональности или приближающимися к ней общественными институтами. Но (и здесь сказывается влияние экономической и политической сфер) они бесплодно конкурируют за передел одного и того же общественного ресурса, большая часть которого им просто недостижима в силу конфигурации внутренних пропорций. Например демографическая пропорциональность общественных объединений пенсионеров и ветеранов по определению не соответствует их претезии на контроль такого общественного ресурса, каким является информация, поскольку ресурс этот меняет характеристики пропорций с огромной скоростью, не соответствующей скорости изменений в пропорциях данных организаций. Эта бесплодная конкуренция разных уровней и принципов социальных пропорций имеет зеркальным отражением такую же бесплодную конкуренцию многих партий за ограниченный властный ресурс, большая часть которого по причине свойств пропорций стратегии и тактики, пропорций массы и вождей им просто недоступна.

Здесь обозначен только ряд сюжетов, проанализированных в настоящей работе, который, тем не менее, характеризует масштаб, сложность и несомненную перспективность дальнейшей исследовательской работы политологов в этом направлении.

Список литературы диссертационного исследования доктор политических наук Санжаревский, Игорь Иванович, 2004 год

1. О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Федеральный закон от 20 декабря 2002 года // Российская газета, № 241, 25.12.2002);

2. О выборах Президента Российской Федерации». Федеральный закон от 10 января 2003 года// Российская газета, № 6, 16.01.2003);

3. О политических партиях». Федеральный закон от 11 июля 2001 года //Российская газета,№ 133, 14.07.2001.

4. Об общественных объединениях» Закон РФ. // Собрание законодательства РФ. 1998. №30. С. 3608.

5. Антология мировой политической мысли в 5-ти томах. V том. Политические документы. М., 1999.

6. Выборы ГД ФС РФ третьего созыва 19 декабря 1999 г. Итоги. ЦИК РФ. М., 2000.

7. Выборы депутатов ГД ФС РФ. 1995 // Электоральная статистика. ЦИК РФ. М., 1996.

8. Конституции государств Европейского союза. М., 1997.

9. Конституции зарубежных стран. М., 1999.

10. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.

11. Политические партии и блоки на выборах (тексты избирательных платформ). Сост. З.М. Зотова, Т.А. Штукина. М., 1993.

12. Политические партии России. М., 1996.

13. Указ Президента РФ «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в Федеральном округе» в ред. указов Президента РФ от 21 июня 2000 г. №1149.

14. Указ Президента РФ №803 оот 3 июня 1996 г. «Об основных положениях региональной политики в Российской Федерации».

15. Уставы краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Российской Федерации. Вып. 1-3. М., 19951997.

16. Федерализм: проблемы формирования. Документы и материалы: в 2-х ч. Казань, 1997.1. Монографии и статьи

17. Абдулатипов Р. Национальный вопрос и государственное устройство России. М. 2000.

18. Аверин А.Н. Социальная рыночная экономика и социальное государство (на примере России и Германии) // Современная германия глазами российских ученых. Ростов н/Д., 2002.

19. Авраменко C.J1. От Гельвеции до швейцарской конфедерации // Международная жизнь. 1998. № 11-12.

20. Алленов С.Г. «Консервативная революция» в Германии 1920-х — начала 1930-х годов. Проблемы интерпретации // ПОЛИС. 2003 №4.

21. Американское государство накануне XXI века. Стратегия и тактика в экономике. М., 1990.

22. Анализ тенденций развития регионов России. 1992-1995. М., 1996. Андреев С.С. Политические системы и политическая организация общества. // СПН. 1992. № 1.

23. Андреев С.С. Политическое время и политическое пространство // Социально-политический журнал. 1993. №3.

24. Андреева Л.А. Процесс дехристианизации России и возникновение квазирелигиозности в XX веке 7/ Общественные науки и современность. 2003. №1.

25. Анохин М.Г. Партийные системы: виды и особенности функционирования в различных социально-политических условиях. М., 1991.

26. Анохин М.Г. Политическая система: переходные процессы. М., 1996. Анохин М.Г. Политические системы: адаптация, динамика, устойчивость (теоретико-прикладной анализ). М., 1996. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993.

27. Афанасьев М. Клиентелизм и российская государственность. М.,2000.

28. Афанасьев С.Л. Будущее общество: Ведущие социально-экономические тенденции современности. М.,2000.

29. Ахиезер А. Россия: критика исторического опыта. Новосибирск,1997.

30. Ашаев Д. Государство и государственность: российская альтернатива // Власть. 1999. №1.i

31. Ашин Г.К. Дискуссии о структуре власти и структуре элит в США // Общественные науки и современность. 2001. №1.

32. Базилева И., Эмерсон П. Через разногласия — к согласию // Век XX и мир. 1989. №11.

33. Бакун JT.A. Группы в политике. К истории развития американских теорий // Полис. 1999. №1.

34. Бакунин М.А. Философия. Социология. Политика. М.,1989.

35. Бане В Элементы неопределенности в переходный период // Полис. 1993. №1.; Филатов В.

36. Барзилов С., Новиков А., Чернышев А. Особенности развития политико-идеологических процессов в российской провинции. Саратов-Москва, 1997.

37. Барзилов С., Чернышев А. Регион как политическое пространство. // Свободная мысль. 1997. № 2.

38. Барзилов С., Чернышов А. Новые номенклатурные кланы, реальности региональной политики // Свободная мысль. 1999. №5.

39. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования: Пер. с англ. М., Akademia, 1999.

40. Белов Г.А. Политическая система. // Кентавр. 1995. № 2.

41. Белов Г.А. . Функции политических систем. // Кентавр. 1995. № 3.

42. Бердяев Н. Философия неравенства. М.,1990.

43. Брук Mi ван ден Третий Рейх // Полис. 2003. №5.

44. Буланов B.C. Некоторые методологические вопросы исследования рынка труда//Общество и экономика. 1997. №7-8.

45. Бурдье П. Начала. М., 1994.

46. Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

47. Буржуазное общество в поисках стабильности / А.А. Галкин, A.M. Салмин, С.В. Михайлов и др. М., 1991.

48. Васильчук Ю.А. Социальное развитие человека в XX веке. Фактор культуры // Общественные науки и современность. 2003. №1.

49. Васютинский Н.А. Золотая пропорция. М., 1990.

50. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

51. Вебер М. Образ общества // Избранное. М.,1994.

52. Венгеров А. Синергетика и политика // Общественные науки и современность. 1993. №1.

53. Володин А.Г. Россия: трудности межстадиального перехода или кризис цивилизации? // Полис. 2003. №5.

54. Вольтман JI. Политическая антропология. Исследование о влиянии эволюционной теории на учение о политическом развитии народов. М.,2000.

55. Геллнер Э. Условия свободы. Гражданское общество и его исторические соперники. М. 1995.

56. Гельман В. «Столкновение с айсбергом»: формирование концептов в изучении российской политики // Полис. 2001. №6.

57. Гельман В.Я. Институциональное строительство и неформальные институты в современной российской политике // Полис. 2003. №4.

58. Гизо Ф. О средствах правления и оппозиции в современной Франции // Классический французский либерализм. М.,2000.

59. Глобальное сообщество: Новая система координат (подходы к проблеме). СПб., 2000.

60. Голосов Г. Пределы электоральной инженерии: «смешанные несвязанные» избирательные системы в новых демократиях // Полис. 1997. №3.

61. Голосов Г.В. Сравнительная политология. Новосибирск, 1995.

62. Голуб О.Ю. Социальные механизмы адаптации на российском рынке труда. Саратов, 2002.

63. Голуб Ю., Динес В., Коннычев Д. Саратовская область: консолидация власти. // Власть. 1998. № 5.

64. Голуб Ю., Динес В., Коннычев Д. Формирование представительных органов местного самоуправления в Саратовской области 7/ Власть 1997. №8.

65. Горшков М.К. Российское общество в условиях трансформации (Социологический анализ): М.,2000.

66. Государственное регулирование рыночной экономики. М.,1991.

67. Гражданское общество в России: структуры и сознание. М., 1998.

68. Гринстайн Ф. Личность и политика // Социально-политические науки. 1991. №10.

69. Гудков Л., Дубинин Б. Российские выборы: время «серых» // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2000. №2.

70. Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М. 1989.

71. Гумилёв Л. Н. Этносфера. История людей и история природы. М.1993.

72. Гуторов В.А. Философия политики на рубеже тысячелетий: судьба классической традиции // Полис. 2001.№1.

73. Демидов А.И. Категория «политическая жизнь» как инструмент человеческого измерения политики // Полис. 2002. №3.

74. Демидов А.И. Учение о политике: философские основания. М., 2001.

75. Дж.Дж. Стур Открывая демократию заново // Полис. 2003. №5.

76. Долгов В.Г. Управление научно-техническим прогрессом. Л., 1988.

77. Долгов В.М. Особенности политического пространства провинциальной России // Политическая и правовая жизнь: федеральные и региональные проблемы. Пенза, 2001.ч

78. Долгов В.М. Политическое пространство современной России // Политическая и правовая жизнь модернизирующегося общества. Пенза, 2002.

79. Дюверже М. Политические партии. Пер. с франц. М. 2000. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии/ Пер. с фр. М., 1990.

80. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение/ Пер. с фр. М., 1995.

81. Ельмеев В .Я. Воспроизводство общества и человека. JL, 1988. Ерасов Б.С. Социальная культурология. М., 1996. Журавлева JI.K. Политические партии и партийные системы // Социально-политический журнал. 1996. №3.

82. Жириков А. А. Этнические факторы политической стабильности. М.1995.

83. Замятина Н.Ю. Модели политического пространства // Полис. 1999.4.

84. Заславская Т.Н. Теоретические вопросы исследования социально-территориальной структуры советского общества // Методологические проблемы комплексных исследований. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1983.

85. Заславская Т.И. Социальная структура современного российского общества// Общественные науки и современность. 1997. №2.

86. Здравомыслов А.Г. Власть и общество в России : кризис 90-х годов // Общественные науки и современность. 2000. №6.

87. Здравомыслова Е.А. Парадигмы западной социологии общественных движений. СПб., 1993.

88. Золотарева И.П. Конституционная реформа в Бразилии в 80-90-х гг. // Латинская Америка. 1997. №8-9.

89. Золотарева И.П. Президентская республика? Парламентаризм? Монархия? // Латинская Америка. 1996. №10.

90. Зубов А.Б. Парламентская демократия и политическая традиция Востока. Ретроспективная и сравнительная политология. М., 1990.

91. Зудин АЛО. Государство и бизнес в поскоммунистической России: цикличность и перспективы институализации // Куда идет Россия? Трансформация социальной сферы и социальной политики. М.,1998.

92. Иванов А. Суверенитеты трудно строить в вертикаль // Политбюро. 2003. №7.

93. Иванов В.Н., Матвиенко В .Я., Патрушев В.И, Молодых И.В. Технологии политической власти. Зарубежный опыт. Киев, 1994.

94. Иванов Н. Деньги делают в тени // НГ политэкономия. Прил. К «Независимой газете». М.,1999. №5.

95. Ильин М.В. Российский выбор: сделан, отсрочен, отменен? // Полис, 2003, №2.

96. Иноземцев В. Расколотая цивилизация. М. 1999.

97. Исаев М.А., Чеканский А.Н., Шишкин В.Н. Политическая система стран Скандинавии и Финляндии. М., 2000.

98. Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической мысли В 5 т. М., 1998 Т. 2.

99. Камалов М.М. Системный структурный функционализм Габриэля Алмонда как метод сравнительного политического анализа // Вестник Московского Университета. Сер. 12 (политические науки). 1997. №6.

100. Каменская Г.В., Родионов А.Н. Политические системы современности. М., 1994.

101. Касавин И.Т. Пространство и время: в поисках «естественной онтологии» знания // Общественные науки и современность. 2000. №1.

102. Качанов Ю. Политическая топология: структурирование политической действительности. М., 1995.

103. Кир дина С.Г. Институциональные матрицы: макросоциологическая объяснительная гипотеза// Социс. 2001. №2.

104. Киселёв С. Г. Основной инстинкт цивилизаций. М. 2002.

105. Ковалев А. Партии в регионах // Формирование партийно-политической системы в России. М., 1998.

106. Козинг А. Нация в истории и современности. М. 1978.

107. Конфликтная этничность и этнические конфликты. М. 1994.

108. Коломийцев В.Ф. Партии в зеркале западной политологии // Государство и право. 1995. №10.

109. Комаровский B.C. Механизмы взаимодействия структур государственного управления с институтами гражданского общества. М., 1997.

110. Комаровский B.C. Политический конфликт и политические ценности: сравнительный анализ // Политическая теория: тенденции и проблемы. М., 1994.

111. Констан Б. Принципы политики // Классический французский либерализм. М., 2000.

112. Коробко В. И. Золотая пропорция и человек. М., 2002.

113. Коробко В.И. Золотая пропорция: некоторые философские аспекты гармонии. М;, 2000

114. Красин Ю.А. Политическое самоопределение России: проблемы выбора // Полис. 2003.№ 1.

115. Краснов Б.И. Политическая система. // СПЖ. 1995. № 5. С. 67-85.

116. Кувалдиин В.Б. Президентская и парламентская республики как формы демократического транзита // Политические исследования. 1998. №5.

117. Кувалдин В.Б. Президентская и парламентская республики как Кузьминов Я., Сухомлинова О. Гражданское общество: экономические и политические факторы становления // Общественные науки. 1990. №5.

118. Куколев И. Региональные элиты: борьба за ведущие роли продолжается // Власть. 1996. №1.

119. Кулинченко В.А., Кулинченко А.В. О духовно-культурных основаниях модернизации России // Полис. 2003. №2.

120. Кьеза Д. «Всенародно избранный» // Свободная мысль. 1997. №5.

121. Лавров П.Л. Исторические письма // Утопический социализм в России. Л.,1982.

122. Ланцов С.А. российский исторический опыт в свете концепций политической модернизации // Полис. 2001. №3.

123. Лапаева В.В. Становление многопартийности в России (социально-правовой анализ) // Государство и право. 1995. №8!

124. Лапина Н. Предприниматели в политическом пространстве // МЭиМО. 1993. №6.

125. Лапкин В.В. Возможности количественного описания электоральной динамики // Полис. 2000. №2.

126. Лафонтен О. Общество будущего: Политика реформ в изменившемся мире. М.,1990.

127. Левада Ю. Социально-пространственная структура Российского общества. Центр и регионы // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. М., 1996. №2.

128. Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах. Сравнительное исследование. М., 1997.

129. Лейпхарт А. Конституционные альтернативы для новых демократий // Полис. 1995. №2.

130. Лейпхарт А. Сообщественная демократия // Политические исследования. 1992. №3.

131. Ленин В.И. Империализм как высшая стадия капитализма // Полн. собр. соч. М.,1969. Т.27.

132. Ленин В.И. О нашей революции (По поводу записок Н. Суханова) // Полное собрание сочинений. М.1960. Т.2.

133. Леонтьев К.Н. Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения // Избр. соч. М.,1993.

134. Лозовой В.Н., Семеренко Л.М., Демченко В.И. Политическая наука в США: история и современность. Ростов н/Д., 2003.

135. Лужков Ю.М. Путь к эффективному государству. М.,2002.

136. Луман Н. Понятие общества/ Проблемы теоретической социологии. С.-Пб., 1994.

137. Лысенко В., Матвеев В. Роль субъективного фактора в проведении реформ в регионах Российской Федерации // Экономические реформы: в регионах Российской Федерации. М.,1998.

138. Мадатов А.С. Пространственно-временные измерения демократии // Общественные науки и современность. 1998. №1.

139. Майоров А.Г. Концепции политических партий в трудах М.Острогорского и Р.Михельса // Политические партии России. Страницы истории. М., 2000.

140. Макроэкономические пропорции: свойства и следствия. М., 2003

141. Малов Ю. Построить партию в России. // Свободная мысль. 2000.1.

142. Малько А.В. Правовая политика как способ организации правовой жизни (на примере современной России) // Политическая и правовая жизнь модернизирующегося общества. Пенза-Саратов, 2002.

143. Манхейм К. Человек и общество в век преобразований. М.,1991.

144. Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Сочинения, 2-е изд. М.,1967. Т.8.

145. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Сочинения. Изд.-е второе. М.1955.

146. Маркс. К. Капитал. М., Политиздат, 1988.

147. Марченко В.Б. Основные идеологии современности. М., 2000.

148. Марченко Г. Политический ландшафт России.// Октябрь. 1996. №4.

149. Марченко М.Н. Очерки теории политической системы современного буржуазного общества. М., 1985.

150. Марченко М.Н. Политические теории и политическая практика в развитых капиталистических странах. М., 1992.

151. Матвеев Р.Ф. Аналитическая политология (В пяти частях). М., 1997.

152. Матвеев Р.Ф. Аналитическая политология. Саратов, 2002.

153. Матвеев Р.Ф. Теоретическая и практическая политология. М., 1993.

154. Мелцер Э. Политический механизм и рынок: выводы для демократических государств // Мировая экономика и международные отношения. 1991. №3.

155. Мельвиль А.Ю. Так что же случилось с «российским выбором»? // Полис. 2003. №4.

156. Меркель В., Круассан А. Формальные и неформальные институты в дефектных демократиях // Полис. 2002. №1-2.

157. Миллс Ч.Р. Социологическое воображение. М.,1998.

158. Милюков П.Н. Очерки истории русской культуры. В 3-х томах. М.,1993.

159. Митрохина Т.Н., Сорокина Ю.В., Тупиков А.В. Экология и политика в современном обществе. Саратов, 2003:

160. Могилевкин И. Россия: пространство как. экономическая и политическая категория // Мировая экономика и международные отношения. 1996. №8.

161. Модель партии XXI века // Свободная мысль. 2000. №6.

162. Модульный анализ социальных систем / Давыдов А.А., Васильева М.Н., Вардомацкий А.П. и др. Отв. ред. Давыдов А.А., Черныш М.Ф. М., 1993.

163. Моисеев С. Искушение суперпрезидентской системой // Pro et Contra. 1998. №3.

164. Моррас Ш. Будущее интеллигенции. М.,2003. С.23. Мочалов JI.B. О теории функциональной демократии участия в управлении делами общества Дж.Д. Коула // Вестн. Московского университета. Сер. 12. Политические науки. 2000. №2.

165. Мощелоков Е.Н. Теория длинных волн Н. Кондратьева и социально-политическая динамика России // Вестн. МГУ. Сер. 12, Политические науки. 1997. №4.

166. Общая социология: Учебное пособие/ Под ред. Эфендиева М., Инфа,2002.

167. Общество в разных измерениях: Социологи отвечают на вопросы. М., 1990.

168. Орлов А.Г. Президентские республики в Латинской Америке. М.,1995.

169. Осипов Г. А. Макроэкономические пропорции: свойства и следствия. Москва. 2003.

170. Очинский В.В.Золотая пропорция: суждения и опыт. Ставрополь,2003.

171. Павлинчук Е.И. Федеральная реформа Бельгии // Политические исследования. 1995. №5.

172. Панарин А. С. Искушение глобализмом. М. 2000. Панеях Э. Неформальные институты и использование формальных правил: закон действующий vs. закон применяемый // Политическая наука. 2003. №1.

173. Пантин В.И. Лапкин В.В. Волны политической модернизации в истории России. К обсуждению гипотезы // Политические исследования. 1998. №2.

174. Пантин В.И., Лапкин В.В. Эволюционное усложнение политических систем: проблемы методологии и исследования // Полис. 2002. №2.

175. Параджанов В.Д. Устойчивое развитие и проблема улучшения интеллекта// Общественные науки и современность. 2003. №2.

176. Парсонс Т. Система современных обществ. / Пер. с англ. М., Аспект-Пресс, 1997.

177. Перегудов С. Корпорации, общество, государство: эволюция отношений. М.,2003.

178. Перегудов С., Лапина Н., Семенеко И. Группы интересов и россйское государство. М., 1999.

179. Пивоваров Ю., Фурсов А. Русская система и реформы. // Pro et Contra. 1999. Т.4. №3.

180. Писарькова Л.Ф. Развитие местного самоуправления в России до великих реформ: обычай повинность, право // Отечественная история. 2001. №2-3.

181. Плеханов Г.В. История русской общественной мысли // Сочинения. М.-Л., 1925.

182. Плеханов Г.В. Материалистическое понимание истории // Сочинения. М.-Л., 1927.

183. Подойницина И.И. Общество открытых классов: Очерки о моделях социальной структуры. Новосибирск, 1999.

184. Политика мира и развитие политических систем М., 1979.

185. Попов Р., Сусаров А. Социальная напряженность и социальное неблагополучие // Регионы России в 1998 году. М.,1999.

186. Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 т. / Пер. с англ. под ред Садовского В.Н. М., Феникс, 1992.

187. Пугачев В.П. Политология. Справочник студента. М., 1999.

188. Пшизова С.Н. Какую партийную систему воспримет наше общество? // Полис. 1998. №4.

189. Резник Ю.М. Гражданское общество как феномен цивилизации. М.,1993.

190. Римашевская Н.М. Население России и социально-экономические трансформации: взгляд в XXI век // Власть. 1997. №12.

191. Рормозер Г., Френкин А. Консервативная революция. // Полис. 1992.1.2.

192. Руткевич М.Н. Общество как система: Социологические очерки. СПб.,2001.

193. Саква Р. Режимная система и гражданское общество // Полис. 1997.2.

194. Сарабьянов В.Н. Качество с точки зрения практического подхода // На переломе. Философия и мировозрение. Философские дискуссии 20-х годов. МЛ 990.

195. Скуратовский Г.М. Многофункциональная пропорциональная система. Новосибирск, 1996.

196. Смирнов В. Политическая система России на пороге XXI века // Власть. 2000. №2.

197. Сморгунов JI.B. Современная сравнительная политология. СПб.,2002.

198. Согрин В.В. Политическая история современной России. 1985 — 1994: от Горбачева до Ельцина. М., 1994.

199. Солженицын А.И. Как нам обустроить Россию // Комсомольская правда. 1990. 18 сентября.

200. Сорель Ж. Размышления о насилии. М.,1907.

201. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

202. Старостин A.M. Эффективность деятельности административно-политических элит: критерии оценки и анализ состояния в современной России. Ростов н/Д., 2003.

203. Степанов А. Искусство находить компромиссы // Европа. 2001. №1(8).

204. Студенческая молодежь в гражданском обществе. Региональный уровень. Саратов ,2003.

205. Сумбатян Ю. Роль армии в политических структурах Африки // Азия и Африка сегодня. 1998. №11.

206. Сюткина О.П. Место и роль корпоративной системы представительства интересов в процессе принятия политических решений в современной России // Власть и общество в постсоветской России: новые практики и институты. М.,1999.

207. Темпы и пропорции социально-экономических процессов в регионах Севера. Сборник науч. Ст. РАН. Москва. 2003.

208. Тишков В. А. Очерки теории и политики этничности в России. М.1997.

209. Тойнби А. Дж. Постижение истории. М., 1991

210. Токвиль А. де. Демократия в Америке. М., 1997.

211. Туровский Р.Ф. Политический ландшафт как категория политического анализа // Вестник Московского Университета. Сер. 12. 1995.

212. Утопический социализм в России. М.,1985.

213. Уфимцев В.В. А был ли выбор? // Полис. 2003. №4.

214. Фатеев С. Экономическая политика нынешней России: сравнение разных подходов // Власть. 1997. №8.

215. Фомин О.Н. «Золотая пропорция» легитимности власти: методология анализа// Власть. 2003. №4.

216. Франция глазами французских социологов. М., 1990.

217. Фролов А. Политические партии России: парадоксы выживания // Власть. 1998. №10-11.

218. Фурье Ш. Новый промышленный и общественный мир. М.,1939.

219. Фурье Ш. Теория четырех движений и всеобщих судеб. Проспект и анонс открытия // Избр. соч. М.,1938.

220. Хамраев В. Как переделят Россию // Власть. 2004. №11.

221. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.2003.

222. Холандер П. Анти-американизм. СПб.,2000.

223. Холмс С. Чему Россия учит нас теперь? Как слабость государства угрожает свободе // Pro et Contra. 1997. Т.2. №4.

224. Цветкова И.В. Философская культура в современном обществе // Общественные науки и современность. 2003. №5.

225. Чернышов А.Г. Регион как субъект политики. Саратов, 1999.

226. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 2000.

227. Чудаков М.Ф. Конституционное государственное npaEotзарубежных стран. Минск, 1998

228. Шаблинский И. Расколотое общество, консолидированная власть (заметки о политическом режиме, открывающем XXI век). // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 2002. №2(39).

229. Шапиро И. Демократия и гражданское общество // Полис. 1992. №4.

230. Шапиро И. Переосмысливая теорию демократии в свете современной политики // Полис. 2001. №4.

231. Шаститко А.Е. Неоинституционализм // Вестник МГУ. Сер.: Экономика. 1997. №6.

232. Шатилов А., Нечаев В. Региональные выборы: особенности технологии и характер предпочтений // Свободная мысль. 1997. №6.

233. Шихарев П.Н. Природа социального капитала: социально-психологический подход // Общественные науки и современность. 2003. №2.

234. Шнайдер Э. Политическая система Российской Федерации. М., 2002. Шохин А., Ашаев Д. В России может смениться форма правления // Независимая газета. 1999. 24 сент.

235. Шпенглер О. Закат Европы. М., 1993 Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996. Шугарт М., Кэри Д. Президентские системы // Современная сравнительная политология: Хрестоматия. М., 1997.

236. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995. Щербак А.Н. Коалиционная политика российских партий // Полис. 2002. №1.

237. Эклунд К. Эффективная экономика. Шведская модель. М., 1991. Элейзер Дж. Сравнительный федерализм // Политические исследования. 1995. №5.

238. Эндрейн Ч. Сравнительный анализ политических систем. Пер. с англ. М.2000.

239. Энтин JI.M. Разделение властей: опыт современных государств. М.,1995.

240. Юдин Ю.А. Политические системы независимых стран Тропической Африки. М., 1975.

241. Юнгер Э. Рабочий: господство и гештальт. Спб., 2000.

242. Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. М.,2003.

243. Диссертации и авторефераты

244. Акимов А.К. Регулирование социального развития региона в условиях становления рыночной экономики: Автореферат диссертации на соискание ученой степени д-ра экон.наук. М., 1994.

245. Алексеева А.В. Социальная политика как фактор экономического роста // Автореф. дисс. канд. экон. наук. М.,1999.

246. Амбросов Н.В. Эффективные пропорции управления исамоорганизации в экономике: Автореферат диссертации на соискание «ученой степени д-ра экон. наук. Иркутск, 1999.

247. Балан А.В. Корпоративная модель взаимодействия государства и гражданского общества: теория и практика // Автореф. дисс. канд. полит, наук. Екатеринбург, 2001.

248. Болдырева E.JI. Сравнительный анализ полупрезидентских республик (на примерах Финляндии и Франции). Дисс.канд. полит. Наук. СПб., 2000.

249. Грызлов Б.В. Политические партии и российские трансформации: теория и политическая практика. Авт.дисс.к.полит.н. СПб., 2001.

250. Доровский С. Б. Управление экономическими пропрциями региональной воспроизводственной системы (структурный аспект). Дисс. канд. экон. наук. Таганрог. 2000.

251. Данилов М.В. Партии в политическом пространстве современной России: Дисс. канд.полит.н. Саратов, 2003.

252. Ираскова В. А. Особенности конституционного развития в Швейцарии. Дис. канд. юрид. наук. JL. 1982.

253. Исаев Ю.В. Социальные проблемы становления и развития избирательной системы в субъектах Российской Федерации. Д.к.социол.н. Пермь, 1998.

254. Краснов Ю.К. Российская государственность: генезис, эволюция институтов, проблемы модернизации // Автореф. дисс. докт. полит, наук. М.,2000.

255. Кудинова JI. А. Оптимизация территориально-отраслевых пропорций непроизводственного потребления. Дисс. канд. экон. наук. Москва. 1993.

256. Матвеева О.М. Правовое положение депутат в парламентах стран Западной Европы. Дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994.

257. Мелихов М.Б. Экономико- статистическое моделирование социальной сферы (методология и анализ) // Автореферат, дисс. д-ра эконом, наук. М.,1997.

258. Никитин В.В. Влияние избирательной системы на процесстрансформации общества и опыт Российской Федерации. Дк.полит.н.1. М.,2000.

259. Никифоров А.Ю. Статус политических партий в постсоветской России: особенности формирования, типология, тенденции развития. Авт.д.к.полит.н. Уфа, 2001.

260. Савалей В. В. Финансово-экономические пропорции развития региона. Дисс. д-ра экон. наук. Хабаровск. 1997.

261. Старостенко К.В. Политический риск в системе государственной власти современной России: проблемы, противоречия, тенденции // Автореф. дисс. канд. полит, наук. Орел, 2000.

262. Тимошок А. А. Оптимизация ресурсного обеспечения демократической системы власти в России. Дис. канд. полит, наук. Саратов, 2002.

263. Тихонова Н.Е. Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике // Автореф. дисс. д-ра социолог, наук. М.,2000.

264. Уржа О.А. Теоретико-методологические основы управления процессами функционирования социальной структуры современногороссийского общества (социологический аспект): Автореферат диссертации на соискание ученой степени д-ра социол. наук. М., 2000.

265. Феоктистов Б.С.Финансово-стоимостные пропорции общественного воспроизводства (методология анализа,воздействующиефакторы,динамика: Дисс.канд.экон.наукв виде науч.докл. М., 1991.

266. Фомин В.Н. Конфигурационный подход в методологии социального управления // Автореф. дисс. канд. социолог, наук. Белгород, 2000.

267. Чернов П.В. Россия: этногеополитические основы государственности (генезис и основные закономерности) // Автореф. дисс. докт. полит, наук. М.,2000.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 185115