Проблема собственности в Столыпинской аграрной реформе тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Бобкова, Наталья Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Проблема собственности в Столыпинской аграрной реформе». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 186871
Год: 
1997
Автор научной работы: 
Бобкова, Наталья Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
217

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Бобкова, Наталья Александровна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ СОБСТВЕННОСТИ

§ 1 Проблема собственности в отечественном правоведении.

§ 2 Собственность как объект экономических исследований.

§ 3 Тема собственности в либеральных и народнических концепциях.

ГЛАВА ВТОРАЯ

ЭВОЛЮЦИЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОГРАММЫ ПЕРЕУСТРОЙСТВА ИНСТИТУТОВ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ

§ 1 Этапы формирования и сущность столыпинской аграрной программы.

§ 2 Финансовое обеспечение земельной реформы.

§ 3 Место землеустройства в процессе трансформации деревни

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

РЕАКЦИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ КРУГОВ НА ИЗМЕНЕНИЕ ИНСТИТУТОВ СОБСТВЕННОСТИ

§1 Юридический аспект трансформации собственности.

§ 2 Экономическая наука о преобразованиях в сфере землевладения.

§3 Альтернативные проекты аграрной модернизации.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Проблема собственности в Столыпинской аграрной реформе"

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ определяется особым отношением к проблеме собственности на землю в дореволюционной и современной России. Решение данной проблемы является важнейшей составляющей процесса формирования гражданского общества и правового государства, который продолжается в России с 1861 г. и по сегодняшний день. В условиях перехода от традиционного к современному обществу, тема собственности может служить своеобразным показателем взаимодействия власти и общества в период реформ, а также общей направленности.

Само понятие "проблема собственности" является исторической категорией. Оно выражает определенную степень свободы личности относительно социума и государства и реализуется в конкретно-исторических условиях. Для периода столыпинских аграрных преобразований данная проблема проявлялась в следующих аспектах:

- обеспечение государством своей социальной опоры среди определенной группы землевладельцев;

- соответствие культурным и ментальным традициям общества, выраженное в соотношении "частное-общее";

- выбор приоритетной формы землевладения для обеспечения эффективного развития народного хозяйства.

Известно, что именно столыпинская аграрная реформа была последней попыткой адаптации старых экономико-правовых структур самодержавной России к новым требованиям. Причем она являлась составной частью общемодернизационного процесса., проходящего в условиях трансформации монархической формы правления. По-сути, комплекс столыпинских реформ был призван стимулировать процесс формирования гражданско-правовых институтов, создавая на их основе прочную социальную опору для третьеиюньской политической системы.

В наши дни перед обществом и государством встали проблемы, аналогичные тем, которые были поставлены и решались в начале XX века. Причем важнейшая из них — проблема собственности на землю — вновь является одним из краеугольных камней переустройства современного общества.

Важно отметить, что вопрос о собственности лежит на стыке целого ряда экономико-правовых, социально-политических и исторических факторов, определяющих эволюцию данного института. Поэтому его рассмотрение в контексте столыпинского аграрного преобразования требует анализа всего комплекса вышеуказанных компонентов.

ПРЕДМЕТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ является эволюция гражданско-правовых институтов в аграрной сфере в период столыпинских реформ. При этом в качестве основного аспекта изучения была выбрана тема земельной собственности как предмета научно-политических дискуссий и инструмента правительственной политики.

Важно отметить, что в диссертации затронуто несколько факторов, составляющих проблему собственности в начале века. Так, отношение к данному вопросу выявляет степень зрелости общественной мысли и готовности социально-политических сил к кардинальным реформам, влияние модернизации собственности на эволюцию властных структур и уровень подготовленности населения к социально-экономическим изменениям в стране.

Выбор данного предмета исследования обуславливается отсутствием исторической науке обращения к теме собственности в период столыпинских преобразований, в том числе в контексте перехода общества от традиционных к современным формам социально-экономических отношений.

ЦЕЛЬЮ ИССЛЕДОВАНИЯ ставится выявление сущности проблемы земельной собственности и механизмов ее реализации в рамках столыпинской аграрной реформы.

В соответствии с поставленной целью, предполагается решить следующие ЗАДАЧИ.

- проанализировать генезис проблемы собственности в специальных научных исследованиях и идеологических концепциях конца XIX-начала XX вв.;

- проследить эволюцию взглядов правительственной бюрократии на проблемы землевладения и выявить причины появления именно столыпинского варианта модернизации земельной собственности;

- выявить механизмы реформирования институтов землевладения в деревне;

- исследовать реакцию научных и общественных кругов на модернизацию форм собственности.

ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ работы охватывают период столыпинской аграрной реформы — 1906-1916 гг. Начальная точка исследования связывается с выходом первого пореформенного документа — указа 9 ноября 1906 г.

Что касается конечной даты исследования, логически правильно определить ее именно 1916 г., когда были получены последние предреволюционные данные, связанные со статистическим и социологическим анализом реформы.

СТЕПЕНЬ НАУЧНОЙ РАЗРАБОТКИ ПРОБЛЕМЫ. Несмотря на обширную историографию столыпинской аграрной реформы, следует отметить, что количество работ, непосредственно касающихся проблемы собственности невелико.

Вследствие этого, а также из-за многоплановости тем и сюжетов, рассматриваемых в контексте указанной проблемы, историографический материал можно подразделить по проблемно-хронологическому принципу на три периода. Первый этап (1907-1917) характеризуется четкой дифференциацией научно-публицистических работ по проблемам исследования (правовых, экономических, социологических), связанных с темой собственности. Поэтому ученые при анализе состояния и развития пореформенного землевладения исходили из специфики своей науки.

Так, правоведы стремились проанализировать процесс реформирования институтов землевладения с точки зрения его соответствия историческим, юридическим и другим предпосылкам, выступая при этом с позиций исторического направления в правоведении. Они также пытались установить, насколько преемственной является эволюция форм землевладения относительно уже имеющихся институтов земельной собственности. В этом юристы исходили из принципов критического направления в правоведении.

Одной из наиболее значительных работ, соединившей в себе оба методологических принципа, было исследование правоведа и публициста, неонародника А.А.Леонтьева1. В ней впервые была сделана попытка анализа дискуссий об общинной и личной формах землевладения применительно к столыпинской аграрной реформе. Исследуя труды крупнейших теоретиков и историков права (С.В.Пахмана, К.Д.Кавелина, Д.И.Мейера, К.П.Победоносцева и др.). Леонтьев проследил эволюцию научных концепций по проблемам, связанным с земельной собственностью.

Он установил, что данное преобразование обуславливалось однобоким подходом к проблеме кризиса форм землевладения в деревне, причем в ходе ее учитывался интерес лишь правящей элиты общества. При этом разработки отечественных ученых, а так же крестьянские традиции игнорировались.

Остальные работы первого периода, посвященные правовым аспектам столыпинской реформы, рассматривали лишь отдельные проблемы, в том числе по вопросам собственности. Среди них необходимо выделить статьи ученых и практиков на страницах "Журнала министерства юстиции"2, "Право"3 и др.

Данные исследования стремились показать конфликт, наметившийся в деревне между основными субъектами правоотношений — "община - семья", "община - личность", "личность - семья". При этом учеными ставилась проблема: может ли научная и правительственная среда начала XX века адекватно оценить процессы, происходившие внутри сельского общества с тем, чтобы предложить ему эффективную программу выхода ив кризиса ?

Ответом на этот и другие вопросы было убеждение абсолютного большинства правоведов, что интересы правительства и деревни лежат в разных плоскостях, т.к. для крестьянина собственность не стала важнейшим фактором его жизнедеятельности, а власть подвергла реформированию именно этот институт гражданского права. Внедряя незнакомые деревне формы земельной собственности, реформаторы еще больше отдаляли от себя крестьянство и делали невозможным дальнейшее конструктивное сотрудничество деревни и власти.

Экономическая наука того периода рассматривала проблему земельной собственности с точки зрения выбора наиболее эффективной формы хозяйствования на земле. При этом, исследователи отталкивались от исторически обусловленных систем землевладения и землепользования. Так, видны^ученый — экономист А.И.Чупров4, будучи сторонником мелкого личного крестьянского хозяйства, указывал, что оно может стать основной экономико-правовой формой в России лишь спустя значительное время. Критикуя столыпинскую аграрную реформу, Чупров предостерегал, что форсированные методы внедрения частных форм хозяйства в общинную деревню вызовут отторжение всего позитивного, что несет в себе личная собственность.

Другой исследователь — видный неонародник — Н.П.Огановский5 задавался вопросом о закономерности аграрной эволюции в России и правомочности насаждения западных систем землевладения. Исследователь полагал, что в силу ряда объективны и субъективных обстоятельств, аграрные преобразования в России должны происходить по иному сценарию, нежели на Западе. Важно отметить, что Огановский особое внимание обращал на мировоззрение земледельца, которое, по его мнению, обуславливалось не собственническим, а пользовательским подходом к земле, что затрудняло формирование психологии собственника в деревне.

Исследователь отмечал, что правительство допустило серьезную ошибку, дискредитируя крестьянскую общину в глазах деревни, приписывая ей качества, которых она не имела. Огановский отмечал, что у власти нет достаточно сильного противовеса общине, чтобы крестьянство могло отказаться от вековых систем землевладения и земледелия.

На втором историографическом этапе (1917 - кон.80-х гг.) отмечается постепенное ослабление исследовательского интереса к вопросам, связанным с проблемой собственности в столыпинской реформе. Данная тема упоминается лишь косвенным образом в работах, посвященных иным аспектам столыпинских преобразований. Так, С.М.Дубровский6 полагал, что правительство пыталось создать в деревне институт частных крестьянских хозяйств исключительно ради укрепления самодержавной формы власти. В свою очередь, В.С.Дякин7 рассматривал преобразования в деревне как двойственный процесс: с одной стороны, шла форсированная ломка общины "сверху", а с другой — внедрение крестьянских частных хозяйств для поднятия агрикультурного уровня деревни.

П.Н.Зырянов считает, что реформа — сложный процесс, подверженный изменениям8. На начальном этапе правительство стремилось "вбить клин" в общину, дабы погасить очаг революционного напряжения. И лишь на втором этапе, приблизительно с 1908 г., реформаторы поставили задачу формирования частного собственника в деревне. Однако, этим планам не суждено было сбыться, т.к. ". мелкий собственник был заменен массовым, хозяйство которого было заведомо некрепким. "9.

Позиции данных исследователей отражают собой этапы историографии не только столыпинской аграрной реформы как процесса, но подготавливают появление историографии по теме собственности в рамках данного преобразования. Однако для осмысления феномена собственности важно обратиться не только к произведениям, анализировавшим ход реформы, но и к работам, посвященным осмыслению психологии государственных деятелей рубежа XIX-XX веков, смены генераций в кругах высший бюрократии. Данные произведения помогают осознать пути формирования именно столыпинского варианта аграрной реформы.

Наиболее заметными с точки зрения изучения предпосылок столыпинских преобразований, стали монографии В.К.Чернухи10 и М.С.Симоновой11. В первой работе анализируются дискуссии, развернувшиеся в правительстве по поводу земельной собственности. При этом, В.К.Чернуха приходит к выводу, что "частнособственническая" тенденция исподволь оформлялась уже с 1861 г. и постепенно завладела умами большинства государственных деятелей.

В монографии М.С.Симоновой показано, какими путями в бюрократической среде формировалось индивидуалистическое течение, стремившееся упрочить самодержавие через частную собственность в деревне. Показывается также противостояние двух генераций чиновничества — "старого" и "нового", причем их отличие видится автору в отношении к формам аграрного преобразования. "Старые" бюрократы, в лице С.Ю.Витте, предлагали постепенные изменения в правовом статусе земледельца, а, следовательно, и в типах хозяйствования. "Новая" же генерация, в лице В.И.Гурко, требовала форсированной ломки общинных отношений как тормозящих агрикультурный прогресс.

Продолжая тему бюрократических генераций, необходимо упомянуть о работе американского исследователя Д.Мэсси12. Автор всесторонне проанализировал социальную среду, уровень образования, идейные и другие факторы, выдвинувшие на первое место в ряду столичной бюрократии сторонников индивидуализма.

Таким образом, историческая наука двигалась к пониманию столыпинского аграрного преобразования как многостороннего и противоречивого процесса, подверженного изменениям во времени. С одной стороны, необходимость реформы предопределяли объективные причины, вызванные кризисом в экономической и политической сферах общественной жизни. Но, с другой стороны, направленность преобразования обуславливалась, в том числе, и субъективным фактором появления на политическом Олимпе генерации чиновничества, предлагавшей западные методы модернизации общества. Причем базисом предполагаемых реформ должна была стать замена коллективных форм собственности на частные.

Третий историографический этап проблемы собственности начинается на рубеже 80-90-х гг., когда указанная тема вновь выходит на одно из первых мест в ряду вопросов, связанных со столыпинским преобразованием. К этому периоду в исторической науке была преодолена необходимость в строго детерминированной марксистско-ленинской методологии, что позволило рассматривать столыпинскую реформу в контексте различных моделей общественного развития. Наметилась тенденция изучения аспектов данной реформы в русле непосредственно российского исторического опыта. Наконец, антропоцентричность современных исследований позволяет выявить субъективную сторону столыпинского преобразования не только по отношению к "образованному меньшинству", но и по отношению к крестьянству. Важно отметить крайне малый объем работ, анализировавших правовые аспекты проблемы собственности. Можно указать лишь одну статью И.Н.Милоголовой13, косвенным образом касающейся темы столыпинского преобразования. Обращает на себя внимание, что автором максимально привлекались законодательные источники и широкая историографическая база дореволюционного периода.

Наибольшее количество работ, посвященных теме собственности, написаны на стыке истории, экономики и психологии. Так, статья Л.В.Милова14 анализирует различия в трактовке "частная собственность" на Западе и в России. Милов отмечает, что на протяжении веков противостояние в российской деревне шло по линии "община - крепостничество", а не "община - частный собственник". Тем самым, автор показывал, что главная проблема России второй половины XIX - начала XX вв. состояла не в выборе приоритетов землевладения, а в освобождении личности и в предоставлении ей свободы труда и в частном хозяйстве, и в общине. Вместе с тем, автор отмечает, что у крестьян не сложилось четкого представления о личном землевладении. Напротив, хозяйственноклиматические условия определили не собственнический, а пользовательский подход к земле и продуктам труда.

Некоторые аспекты формирования экономических концепций реформаторов, а так же реакции на них общественных сил затронуты в отдельных публикациях и научных журналах15 и периодической печати16. Нельзя не отметить материалы международной конференции "Менталитет и аграрное развитие России (XIX - XX вв.), состоявшейся в 1994 г. в Москве17. На материалах данного форума необходимо остановиться несколько подробнее, поскольку там были обобщены наиболее важные концепции до данной теме исследования.

Так, в статье JI.B. и В.П.Даниловых "Крестьянская ментальность и община" рассматривается крестьянское мировоззрение как исторический феномен. Сознание крестьян формировалось в рамках малого сообщества — "общины", где "мы" (общинники) и "они" (остальные) четко дифференцировались. Поэтому даже с разложением общины в начале XX в. (что само по себе является достаточно дискуссионным), общинная ментальность осталась основой деревенской психологии.

Исторически обусловленный характер миропонимания накладывал отпечаток и на отдельные аспекты хозяйственно-правовой жизни, в том числе на собственность. Как отмечали исследователи: "Собственность — категория историческая. В традиционных крестьянских сообществах нет собственности в современном понимании. Права распоряжения, владения и пользования здесь слиты воедино ,."18.

Данная тема звучит и в статье С.Ю.Яхшияна "Собственность в менталитете русских крестьян". Автор отмечает, что крестьянская собственность изначально формировалась на двух уровнях: как тягловое состояние и как семейно-потребительское. Причем, первое было всегда важнее. "В менталитете русских крестьян, — пишет исследователь, — отложилось признание преимущества прав общины в отношении крестьянской недвижимости ."'9.

По его мнению, собственность, и с точки зрения происхождения, и в плане предназначения, увязывалась с выполнением своих обязанностей перед Государем. Крестьяне отрабатывали тягло, а дворяне — службу, несмотря на то, что изменение сознания собственника у дворян произошло скорее, чем у крестьян. Последние узнали собственность с негативной стороны, когда им пришлось выкупать надельную землю, бывшую частной собственностью дворянства. Поэтому, личное землевладение, считает автор, никогда не довлело над крестьянством, но служило ему в качестве одной из форм хозяйствования.

В полемику с С.Ю.Яхшияном вступил А.В.Гордон, который полагает, что основой крестьянского миропонимания является прагматизм, выражающийся в признании деревней частной собственности, когда она стала способствовать росту и прогрессу сельского хозяйства.

Одновременно, автор призывает отказаться от стереотипов, типа "противостояние России и Запада", "коллективное сознание русского крестьянина" и др. как не отражающих сущности перемен в деревни с изменением социально-экономической обстановки. В этой связи, столыпинское аграрное преобразование могло опереться на сформировавшееся частнособственническое мировоззрение крестьянства, что, вместе с тем, не устраняло некоторых негативных моментов: ущемление интересов общины и подмена чувства хозяина на чувство захватчика помещичьей земли.

Несмотря на спорность представленной концепции, автор поднял принципиальной важности момент относительно отказа от стереотипных концепций. Уровень теоретических разработок по теме собственности и другим дискуссионным проблемам общественного развития России рубежа веков позволяет приступить к реконструкции глубинных основ крестьянского мировоззрения.

Отчасти подобные попытки были сделаны уже в рамках данной конференции. Так, И.Н.Слепнев в статье "Новые рыночные реалии и их преломление в менталитете пореформенного крестьянства". По его мнению, земледелец, несмотря на личную за-крепощенность, считал землю своей. Тем более его чувство окрепло в нем после отмены крепостного права. "Способ осуществления крестьянской реформы, — пишет исследователь, — при котором все крестьяне получали земельный надел, сохранение общинных порядков укрепило их в представлении о своих исконных правах на землю. Причём абстрактному юридическому понятию о праве собственности на землю при таком складе мышления не оставалось места"20.

Несколько заслуживающих внимание замечаний содержится так же в стенограмме обсуждения докладов и сообщений. Так, например, В.П.Данилов сделал интересное пояснение о различии в понимании собственности в начале века и на сегодняшний день. ". когда речь шла о земельном обороте того времени, речь шла не о земельном обороте рыночного порядка. Речь шла не о собственности на землю . а об обмане. Крестьянин продавал свои вложения труда в эту землю, а не землю"21. Именно эта, русская, а не римская трактовка применения права собственности, помогает лучше понять причины неприятия деревней в целом последнего аграрного преобразования царской России.

Некоторые неизвестные аспекты деревенского и дворянского миропонимания были подняты в рамках работы межвузовской научной конференции, состоявшейся в апреле 1995 г. в Москве22. Исследователи, в частности, отмечали, что проблема собственности вскрыла пропасть, образовавшуюся между миром деревни и "образованным меньшинством". Более того, и интеллектуальные круги, и крестьянство не желали корректировать свое мнение, пойдя бы тем самым на взаимные уступки ради преодоления аграрного кризиса.

Необходимо отметить, что тема собственности поднималась и в контексте эволюции различных идеологических течений, прежде всего либерализма. Так, в 1995 году на суд российского читателя была представлена книга В.В.Леонтовича "История либерализма в России, 1762-1914"23. В контексте темы собственности особенный интерес вызывает вторая часть книги - "Развитие гражданской свободы, 1856-1914", где автор проанализировал аграрные преобразования и возникавшие по этому поводу дискуссии в правительстве и обществе.

Красной нитью через все произведение проходит убеждение автора в том, что народное правосознание вполне соответствовало общепринятым и на Западе гражданским юридическим нормам. Многое из этих норм атрофировалось вследствие крепостного состояния, однако, это не могло уничтожить стремления народа к частной инициативе и личной собственности.

Столыпинскую реформу Леонтович рассматривал как последнюю попытку либерализации деревни и общества. Однако она оказалась неудачной, т.к. у реформаторов, объективно выражавших либеральные идеи, была задача преодолеть ". старомосковский принцип верховной собственности государства на землю .,."24. При этом, автор подчеркивал, что частная собственность на землю была необходимым элементом развития традиций либерализма в России, поднятия личности до уровня ее самоценности, независимо от социального статуса.

Тему развития либеральных традиций в России продолжает монография В.В.Шелохаева "Либеральная модель переустройства России"25. Анализируя генезис данной идеологии как определенного типа мышления, автор показал трагическое несоответствие либеральных концепций развития и реальной ситуации в России начала XX века. При этом тема собственности явилась лакмусовой бумажкой отношения общества и власти к проблеме свободы личности. Одновременно, исследователь показал, что провал либеральной идеи построения гражданского общества в начале XX века не лишает данную идеологию самоценности и возможности реализации в новых условиях.

Таким образом, изучение собственности как объекта научных разработок на сегодняшний день представляет собой разрозненный историографический материал. Думается, это современным историкам еще только предстоит возродить традиции ис-торико-правовой и социологическо-правовой школ, существовавших в дореволюционной России и занимавшихся проблемами эволюции различных феноменов общественной жизни, в том числе и собственности.

ИСТОЧНИКОВУЮ БАЗУ исследования составляют следующие группы материалов:

- государственные законодательные акты;

- научно-публицистические труды;

- материалы о деятельности различных государственных органов;

- документы общественных организаций и политических партий;

- мемуары общественных и государственных деятелей;

- периодическая печать;

- архивные документы.

К первой группе источников относятся статьи Полного Собрания законов российской империи с особыми приложениями. Толкование законов дается по третьему собранию, как наиболее полному на период столыпинской аграрной реформы. При этом, наиболее тщательному анализу подвергся 10 том, в котором приводятся основы гражданского законодательства, а так же тома 26, 30 и 31, где содержатся тексты пореформенных документов. Ко второй группе источников относится научно-публицистическая литература, выступающая для данного исследования в качестве источников. Прежде всего, это работы представителей науки — экономистов, юристов, социологов, этнографов26. Они помогают воссоздать картину формирования проблемы собственности на интеллектуальном уровне, показать всю полноту дискуссий по данной проблеме.

Отдельные материалы данной группы представлены трудами идеологов политической оппозиции — либералов и народников27. Исследования мировоззрения представителей данных политических течений воссоздают процесс выработки альтернативных проектов аграрной реформы, особенно в вопросах собственности. Одновременно, источники показывают, какое место в этих концепциях занимает указанная проблема.

Отметим, что анализ данной литературы в качестве источников по вопросам собственности в столыпинской аграрной реформы предпринимается впервые.

Третья группа материалов представлена отчетами Государственной Думы за 1907-1910 гг., материалами заседаний Государственного совета за 1911 г., циркулярами министерств и ведомств.

Отдельно следует выделить труды Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности за 1905 г. и редакционной комиссии М В Д по пересмотру законоположений о крестьянах за 1903 г. последняя группа источников необходима не только для выявления смены приоритетов правительственной политики, но и для понимания позиций отдельных государственных деятелей.

В особую категорию материалов о деятельности государственных органов относятся сборники обзоров работы землеустроительных комиссий за 1907-1911 гг., а также юбилейный сборник сельскохозяйственного ведомства за 75 лет его существования28.

К документам общественных и политических организаций относятся материалы Союза земельных собственников и Всероссийского союза землевладельцев29. Сюда относятся так же программы и документы либеральных и народнических партий30. Обращение к материалам подобного рода позволяет выяснить, какое место занимала проблема собственности в общественно-политических концепциях как в теоретическом, так и в практическом аспектах.

Мемуарная литература представлена воспоминаниями государственных и общественных деятелей, современников столыпинских преобразований, а также самих реформаторов31. Данная категория источников позволяет не только восстановить картину готовившихся и проходивших преобразований, но, что наиболее важно, проследить, какими путями формировалось мировоззрение тех или иных государственных и общественных деятелей. В конечном итоге, подобный анализ помогает уяснить, почему был выбран именно столыпинский вариант аграрной реформы.

Периодическая печать представлена как официальной прессой, так и научно-публицистическими изданиями. Среди первой категории выделяются газета "Известия главного управления землеустройства и земледелия" за 1906-1912 гг. и "Журнал министерства юстиции" за 1900-1915 гг. Ко второй категории источников относятся прежде всего журналы. Среди них — "Русское богатство" за 1907-1911 гг., "Жизнь для всех" за 1911 г., "Записки Русского географического общества по отделению экономики" за период 1880-х гг., а так же газета "Крестьянское дело" за 1911 г. и другие издания.

Периодическая печать как источник исследования позволяет составить наиболее оптимальную картину проходивших преобразований или событий, предшествовавших им. Кроме того, периодическая печать позволяет исследовать материалы, не вводившиеся ранее в научный оборот, например крестьянские мнения о столыпинской реформе.

Архивные материалы представлены фондами ГАРФ. Для исследования изучены единицы хранения съездов уполномоченных дворянских обществ (434); трудовой группы (522) и личного фонда А.Ф.Мейендорфа (573).

МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА определяется спецификой проблемы собственности как связующего звена целого комплекса историко-ментальных экономико-правовых и социально-политических составляющих. Поэтому анализ данного вопроса прежде всего предполагает использование междисциплинарного метода исследования. Данный метод позволяет выявить, каким образом столыпинская аграрная реформа повлияла на все сферы общества: власть, политическую оппозицию, научные круги, деревню. Одновременно с этим, становится видна взаимосвязь и взаимовлияние этих структур друг на другая понимание особенности чужого мировоззрения.

При данном подходе оказывается, что модернизация институтов собственности совершенно по-разному сказывалась на различных частях общества. Так, для интеллектуальных кругов был важен философский аспект преобразования. Ученые и общественные деятели предвидели, что за изменением форм собственности неизбежно последует трансформация мировоззрения народа, отход от коллективизма в пользу индивидуализма.

Напротив, деревня воспринимала проходящую аграрную реформу с точки зрения эффективности своего жизнеобеспечения. Однако для крестьянства было принципиально важна не только практическая значимость преобразования, но и то, насколько оно будет способно удовлетворить извечные чаяния деревни о свободной земле и свободном труде на ней.

В исследовании используется так же компаративный метод, который дает возможность осветить формирование проблемы собственности на интеллектуальном уровне. Сопоставление различных точек зрения в рамках научных дискуссий конца XIX - начала XX века показывает динамизм и многогранность полемики вокруг указанной темы. Кроме того, метод дает возможность выдвигать различные гипотезы о появлении именно столыпинского варианта аграрной реформы.

Для освещения проблемы подготовки и проведения столыпинского преобразования, применяется проблемно-хронологический метод. Он позволяет сфокусировать исследование на эволюции взглядов правительства по вопросам собственности на землю, показать соперничество "коллективистского" и "индивидуалистического" течений в чиновничестве и выявить, какое место тема собственности занимала непосредственно в программе преобразований.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ состоит в том, что результаты данного исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения темы собственности не только в историческом, но также в экономико-правовом и этнографическом аспектах. Одновременно с этим, диссертация может быть применена при анализе феномена собственности в российских условиях.

В то же время, результаты исследования могут быть использованы в лекционных курсах по соответствующей тематике.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА работы состоит в том, что в ней впервые показывается проблема собственности в контексте столыпинской аграрной реформы. Причем это делается не только в практическом, но и в теоретическом аспекте. В работе показывается, какими путями шла дискуссия о земельной собственности в кругах интеллектуальной элиты России, исследуется процесс выбора приоритетов аграрного развития в бюрократической среде, приведший к появлению столыпинского варианта преобразований в деревне. В исследовании делается попытка предложить альтернативный путь аграрного развития не только для начала века, но и для современных условий.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Леонтьев А.А. Крестьянское право. Систематическое изложение особенностей законодательства о кре-стьянах.СПб., 1909.

2 См.: Ризников С.А. Отменена ли статья 19 Общего Положения Высочайшим Указом 9 ноября 1906 г.? // Журнал министерства юстиции. 1908,№ 7.

3 Озерский Н.Н. Выход из общины и прва личного собственника на участие и пользование угодьями общества. // Право.1911, № 8.

4 Чупров А.И. Крестьянский вопрос. Статьи 1900-1908. М.,1909.

5 Огановский Н.П. Закономерности аграрной эволюции. Т.1-З.Саратов,1900-1914; Первые итоги великой реформы. // Русское богатство.1911,№ 10-11; Индивидуализация землевладения и ее последствия.М.,1914; Аграрная эволюция в России после 1917 г. М.,1917; Революция наоборот. Пг.,1918.

6 Дубровский С.М. Столыпинская земельная реформа.М.,1963.

7 См.: Кризис самодержавия в России, 1885-1917. Л.,1984.

8 Зырянов П.Н. Петр Столыпин: политический портрет.М.,1992; Крестьянская община Европейской России, 1907-1914.М.,1992.

9 Зырянов П.Н. Крестьянская община .С.93.

10 Чернуха В.К. Крестьянский вопрос в правительственной политике России (60-70 гг. XIX в.). Л., 1972.

11 Симонова М.С. Кризис аграрной политики царизма накануне первой российской революции.М., 1987.

12 Мэсси Д. Правительство и крестьянство в России, 1861-1906: предпосылки столыпинских реформ. Урбана, 1987.

13 Милоголова П.Н. О праве собственности в пореформенной крестьянской семье. 1861-1900. // Вестник Московского университета.Сер.: История.М., 1995, № 1.

14 Милов Л.В. Если говорить серьезно о частной собственности на землю. // Свободная мысль. 1993,№ 2.

15 Глаголев А.И. Формирование экономической концепции П.А.Столыпина (1885-1905). // Вопросы экономики. 1990,№ 10; Горичева Л .В. Экономические проблемы и национальное самосознание. // Вопросы экономики. 1993,№ 8.

16 Острецов В.М. Собственность, земля, право. // Русский вестник. 1992,№ 35.

17 Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX вв.). М.,1996.

18 Там же.С.27.

19 Там же.С.94.

20 Менталитет и аграрное развитие .С.225.

21 Там же.С.370.

22 Россия в новое время. Образованное меньшинство и крестьянский мир: поиск диалога. Материалы межвузовской научной конференции 21-22 апреля 1995 г. М.,1995.

23 Леонтович В.В. История либерализма в России, 1762-1914.М., 1995.

24 Там же.С.301.

25 Шелохаев В.В. Либеральная модель переустройства России.М.,1996.

26 Каблуков Н.А. Лекции по экономии сельского хозяйства. 1897; Кавелин К.Д. Общинное владение. СПб., 1876; Кассо Л.А. Русское поземельное право.М.,1905; Мейер Д.И. Русское гражданское право.М., 1873; Пахман С.В. Обычное гражданское право в России. Т.1-2.СПб., 1877-1878; Рейнбот А.Е. Материалы по статистике движения землевладений в России.СПб., 1896; Скворцов А.И. Основы экономии земледелия. 4.1. СПб.,1900; Трубецкой Е.Н. История философии права.Киев,1898; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права.М., 1995; Щербина Ф.А. Крестьянские бюджеты.Воронеж 1900 и др.

27 Вихляев П.А. Аграрный вопрос с правовой точки зрения.М.,1906; Воронцов В.П. Очерки сельского хозяйства.Статьи 1882-1888.СПб.,1911; Герценштейн М.Я. Аграрный вопрос в программах различных партий.М.,1906; Мануйлов А.А. Поземельный вопрос в России.М.,1905; Михайловский Н.К. Полное собрание сочинений. T.III, IV, УП.СПб.,1909; Социализация земли.Вып.2.М.,1908. Чичерин Б.Н. Собственность и государство.М.,1882.

28Департамент государственных земельных имуществ. Обзор деятельности землеустроительных комиссий, 1907-1911.СПб.См.также: Сельскохозяйственное ведомство за 75 лет его деятельности (1837-1912). Пг.,1914.

29 Всероссийский союз землевладельцев. Съезд 1906 г. Журнад заседаний.М., 1906; Записки Центрального Совета союза земельных собственников о деятельности Крестьянского поземельного банка.СПб.,1907.

30 Протоколы Центрального Комитета и заграничных групп Конституционно-демократической партии, 1905-сер. 1930-х гг.Т.1.М.,1994; Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы.1900-1907. T.I.М.,1996. Партия "Союз 17 октября". Протоколы съездов и заседаний ЦК. 1905-1907. T.I.М.,1996

31 См.: Шипов Д.И. Воспоминания и думы о пережитом.М.,1918; Крыжановский С.Е. Воспоминания. Берлин, б/г.; Маклаков В.А. Вторая Дума: воспоминания современника.Париж,1939; Витте С.Ю. Воспомина-ния.Т.1-3.М.,1960; Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания.1903-1919.Т.1-2.М., 1991; Милюков П.Н. Воспоминания.М., 1991; Русское общество 40-50-х годов XIX в. Воспоминания

Б.Н.Чичерина.Ч.2.М.,1991; Кофод К. 50 лет в России, 1878-1920.М.,1997.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Бобкова, Наталья Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Тема собственности в столыпинской аграрной реформе — проблема уникальная, поскольку она позволяет не только соединить в себе внутренние структурные элементы преобразования, но и выйти на понимание феномена российского реформаторства в целом.

Важно отметить, что данное преобразование воплотило в себе западную модель модернизации социальных институтов, вершиной которой должно было стать гражданское общество капиталистического образца. По мнению большинства государственных и общественных деятелей того времени, в России шел процесс обособления ". гражданского права от публичного. Право гражданское становилось все более свободным от политической и национальной исключительности и более общим"1.

Исторический момент" образования в российских условиях системы частного права приходился, по мнению исследователей, на реформу 1861 г. С этого момента данная отрасль юриспруденции теряла свои внешние особенности, но приобретала отличия от публичного права. Можно сказать, что в российском праве стали образовываться две замкнутые и законченные системы юридических отношений2.

В русле данных умонастроений формировалось мировоззрение практически всей образованной общественности конца XIX - начала XX вв.: деятелей науки, политической элиты, высшего чиновничества. Однако, наряду с этим, существовал и другой фактор, существенно влиявший на деятельность этих групп. Речь идет о появлении крестьянства как самостоятельного социально-экономического и правового феномена, бывшего белым пятном для всей интеллектуальной элиты.

Казалось, что обе эти тенденции должны развиваться параллельно, и крестьянство должно постепенно стать полноправной частью гражданского общества. Однако, исследования ученых показывали, что в деревне еще не выработалось тенденции к отделению публичного от частного права. Более того, вне зависимости от своего социального и экономического положения, земледельцы видели в коллективных формах собственности практически единственный гарант своего выживания.

Помимо этого, учеными высказывалась мысль о том, что данные формы гораздо лучше подходят к хозяйственным, климатическим, географическим, нравственным и другим условиям российского сельского хозяйства. Наука, в первую очередь юриспруденция, пришла к выводу, что модернизировать аграрную сферу можно и без радикального изменения традиционных хозяйственно-правовых форм. Достаточно было лишь придать процессу отделения публичного права от частного более широкое понимание, а именно, предоставить населению сохранять за собой те формы правоотношений, которые позволяли им наиболее эффективно и комфортно удовлетворять потребности в производстве и потреблении.

Однако политико-экономический кризис, а так же прозападная ориентированность большинства исследователей значительно деформировали процесс формирования в крестьянской среде частного права в широком смысле. Вместо этого, вся вина за кризисное положение сельского хозяйства была возложена на общину и, в целом, на коллективные формы землевладения. Подразумевалось, что они сдерживают инициативу отдельного крестьянина, порождая общее недовольство жизнью и властью.

Данное расхожее заблуждение возникло вследствие того, что в абсолютном большинстве случаев общинно-семейные отношения регулировались обычным крестьянским правом. Между тем, по мнению ученых, эта система правоотношений сложилась во-многом под воздействием фискальной политики государства и, следовательно, носила на себе отпечаток публичного права.

Наиболее добросовестные исследователи предупреждали, что это — лишь одна из гипотез, выдвигаемых наукой, которая может не вполне соответствовать действительности. Более того, ученые предостерегали наиболее радикальных реформаторов от поспешных шагов по преобразованию общинно-семейного хозяйства в частное, т.к. при этом затрагивалась сама основа мировоззрения русского крестьянина.

Строго говоря, к началу XX в. наука еще не могла четко себе представить сущности деревенского миропонимания. Концепции "Божьей земли", "соборности", учение о понимании собственности через пользование, трудовая теория — все это было лишь отдельными звеньями общей цепи сельского представления о мире, земле, собственности и личности. Для того, чтобы постичь глубину крестьянского миропонимания, исследователю приходилось отказываться от заранее заготовленных шаблонов, взятых из западной науки.

Однако, для глубокого изучения феномена русского сельского хозяйства требовалось значительное время. Еще больший срок был необходим для того, чтобы оздоровить традиционные институты правоотношений и сделать крестьянина полноправным субъектом гражданского общества. Между тем, необходимость модернизации поземельных отношений была продиктована общим кризисом политико-экономической жизни России, что предопределило направленность и сроки аграрного преобразования.

Как отмечают современные исследователи: "Модернизация любой политической системы является одной из наиболее сложных, ибо она всегда затрагивает самые "болевые точки" господствующих политических элит, и, следовательно, стоящих за ними социальных сил"3. В условиях революционной ситуации в стране это означало, что будет выбран тот путь реформирования, который обещает дать наиболее быстрый и эффективный результат, его задачей станет создание социальной опоры власти.

Данная общественная прослойка должна была обладать четырьмя свойствами: быть политически консервативной, экономически сильной, хозяйственно прогрессивной и количественно значительной4. Ситуация усугублялась тем, что в правительственных кругах сложились негативное отношение к коллективным формам собственности и хозяйствования, поэтому и попытки их трансформации не обсуждались на правительственном уровне даже в виде проектов. Практической проработке подверглась лишь идея создания в деревне института крестьянской частной собственности. По мнению столичной бюрократии, только он мог соответствовать всем вышеуказанным факторам.

Проведение аграрного преобразования было возложено на П.А.Столыпина, в котором соединились все характерные черты эпохи общественного кризиса. Прежде всего, он был воспитан на идеях позитивизма и защиты интересов отдельной личности. Вместе с тем, в нем уживалось интуитивное недоверие к общественным силам, особенно в контексте выработки совместного проекта социально-экономических преобразований. Столыпин был искренне убежден, что только неукоснительное следование положениям Указа 9 ноября и другим законодательным актам обеспечит наивысшую эффективность процессу реформирования.

Однако, проблема заключалась в том, что у правительства не было четкой программы преобразования общества, и, в частности, деревни. Отсутствовала проектная смета расходов, необходимых хотя бы для первичной реализации аграрного преобразования; в зачаточном состоянии находился институт землеусторителей, на которых легла вся тяжесть работы на местах; не было системы кредитно-ссудных учреждений, призванных осуществить вхождение крестьянства в сферу рыночных отношений и т.д.

Нельзя сказать, что проведение аграрной реформы по любому другому сценарию потребовало бы меньше материальных и физических затрат. Напротив, ценность столыпинской аграрной реформы заключается в том, что она поставила задачу создания инфраструктуры деревни, соответствовавшей новым экономическим и социальным требованиям. Однако эти задачи шли вразрез с крестьянским представлением об аграрной реформе. Последнее уже успело почувствовать себя некой силой, способной через своих представителей в Думе требовать учета интересов деревни. Важно отметить, что для крестьян проблема создания массового частного собственника была не только малоактуальной, но и откровенно искусственной, отодвигающей в тень главную задачу — ликвидацию малоземелья.

Согласно исследованиям, в годы реформы ". размеры земельной нужды крестьян достигали, по разным оценкам, от 18,7 млн. до 51,5 млн. дес."5. На практике это означало, что, хотя нормы наделения крестьян, как общинных, так и частников, превышали среднезападные, в условиях России значительная часть землевладельцев из крестьян становилась нерентабельной прежде всего из-за нехватки земли.

Проблема малоземелья как нельзя лучше характеризует двойственность ситуации, в которую попало правительство при проведении аграрной реформы. С одной стороны, только трансформация гражданско-правовых отношений могла дать реформаторам прогнозировано быстрое появление социальной опоры власти. Но, с другой стороны, данная опора не имела соответствующей хозяйственной базы в деревне. Причем не только малоземелье как таковое могло подорвать экономическую мощь и общинного и частного землевладения, но и сопутствующие ему проблемы: низкий культурный уровень земледельческих хозяйств, большая зависимость от природно-климатических колебаний, невозможность выделения площадей под пастбища, что в свою очередь, приводило к оскудению плодородного слоя земли и т.д.

Более того, многие экономисты склонялись к мысли, что исключительно земледельческие регионы гораздо беднее тех, где хлебопашество соседствует хотя бы с возделыванием технических культур, или, что еще лучше, с кустарно-промышленным производством. Между тем, правительство финансировало в первую очередь хлебные хозяйства, т.к. именно они старались по-возможности часто покупать участки земли, чтобы покрыть возрастающую нехватку собственного зерна. Данная тенденция была особенно заметна в Европейской части России.

Возникала ситуация, при которой правительство стремилось поддерживать наиболее отсталую часть крестьянского населения с точки зрения его хозяйственной перспективности, что могло быть объяснено спецификой русского сельского хозяйства, но не логикой самого преобразования. Очевидно, что реформаторы могли скорее обнаружить желательную опору власти среди производителей технических культур, представителей сельской буржуазии и весьма немногочисленной прослойки животноводческих хозяйств, но их удельный вес, по сравнению с остальной частью крестьянского населения, был невелик. Кроме того, при ином варианте преобразования не было бы необходимости в кардинальной ломке общинного хозяйства, которое, на самом деле, тревожило реформаторов не столько как хозяйственно отсталая форма, сколько как потенциальная база для развития социалистических идей.

Таким образом, можно сказать, что для столичной бюрократии тема собственности рассматривалась прежде всего в политическом аспекте, тогда как остальные стороны данной проблемы имели для нее второстепенное значение. Напротив, для деревни сама проблема собственности на землю отодвигалась на второй план по сравнению с остальными вопросами хозяйственно-экономического развития.

Между этими двумя субъектами находилась отечественная политическая элита, формировавшая собой ряд идеологических направлений. Причем, наиболее творчески к проблеме собственности относились представители либеральных и народнических партий. Только они рассматривали эту тему в контексте общей социально-экономической и политической модернизации российского общества и стремились выработать свою точку зрения на место собственности в рамках аграрного преобразования. Важно отметить, что либеральные и народнические исследователи сумели не только заложить теоретические основы собственных идеологических концепций, в том числе по хозяйственно-правовым вопросам, но дать юридической и экономической наукам ряд оригинальных гипотез, способствовавших развитию отечественной научной мысли.

Вместе с тем, с началом аграрного преобразования, которое являлось частью общей трансформации общественных отношений, положение либералов и народников существенно осложнилось. С одной стороны, многие положения, выдвигаемые в ходе реформы в деревне, были созвучны и с их постулатами. Однако, принципиальная задача у данных идеологических течений и у правительства была различна. Первые стремились осуществить смену государственного правления и политического режима, а вторые — сохранить и упрочить существующую структуру политической власти. Поэтому, проблема собственности, как и проблема аграрного развития в целом, стали разменной картой в борьбе власти с оппозицией. Даже при наличии представительного органа — Государственной' Думы — стороны не могли договориться по поводу совместных действий, направленных на оздоровление аграрного сектора России, а, вслед за ним, и всей социально-экономической сферы общества.

Вместе с тем, думается, что проблема собственности не была реализована в рамках столыпинской аграрной реформы. Так, реформаторами была неверно выбрана приоритетная форма землевладения, которая должна была способствовать выходу из кризиса народного хозяйства России. Частная собственность на землю оказалась тем деструктивным элементом, который при неправильном применении сделал процесс разрушения общины практически необратимым. Значительная часть единоличных крестьянских хозяйств оказались экономически нерентабельными и бесперспективными.

Отметим так же, что идея частной собственности не стала частью крестьянского миропонимания. Этому способствовал ряд объективных и субъективных причин: отсутствие традиций частного землевладения в хозяйственно-правовой практике деревенской жизни; отождествление частного собственника с "барином", а не хозяином; потерей (в отличии от общинников) гарантий выживания в случае разорения; разочарование в процессе реформирования, в ходе которого не была выполнена извечная крестьянская мечта — свободный труд на свободной земле и т.д.

Наконец, правительство не сумело создать из крестьян-единоличников социальную опору самодержавной форме правления. С учетом предыдущих факторов, можно с уверенностью сказать, что власть утратила то доверие, которое у нее еще сохранялось в деревне.

Думается, что наиболее серьезный просчет реформаторов заключался в игнорировании российского правового опыта, в первую очередь в отношении собственности. Кроме того, форсированные темпы преобразования превращали процесс модернизации собственности в деформацию институтов землевладения. Таким образом, неудача столыпинских аграрных преобразований подвели общество и власть к невозможности преодоления общего кризиса развития эволюционным путем.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Бобкова, Наталья Александровна, 1997 год

1. АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ (СПИСОК ФОНДОВ).

2. Государственный архив Российской федерации (ГАРФ).

3. Ф.434 (Материалы съездов уполномоченных дворянских обществ).

4. Ф.522 (Трудовая группа 1906-1917).3. Ф.573 (Мейендорф А.Ф.).

5. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ.

6. Полный свод законов Российской империи (далее-ПСЗ). Собр.З.Т.36.отд.36657. // Высочайше утвержденное общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости.

7. ПСЗ. Собр.З.Т.36, отд.1, № 36659. // Положение о выкупе крестьянами, вышедшимииз крепостной зависимости, их усадебной оседлости и о содействии правительства к приобретению сими крестьянами в собственность полевых угодий.

8. ПСЗ. Собр.З.Т.36, отд.1, № 36659. // Местное положение о поземельном устройствекрестьян, водворенных на помещичьих землях в губерниях Великороссийских, Новороссийских и Белорусских.

9. ПСЗ. Собр.З.Т. 10, ч.1.// Свод законов гражданских.

10. ПСЗ. Собр.З.Т.26. отд.1, № 28528. //Указ Правительствующему Сенату одополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования 9 ноября 1906 г.

11. ПСЗ. Собр.З.Т.30, отд.1, № 33743. // Закон об изменении и дополнении некоторыхпостановлений о крестьянском землевладении от 14 июня 1910 г.

12. ПСЗ. Собр.З.Т.31, отд.1, № 35370. // Закон о землеустройстве от 29 мая 1910 г.

13. МАТЕРИАЛЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ.

14. Абрамович К.Г. Крестьянское право по решениям Правительствующего Сената.1. Спб., 1912.

15. Главное управление землеустройства и земледелия. Смета доходов и расходовотдела сельской экономики и сельскохозяйственной статистики. Пг., 1909-1916.

16. Государственная деятельность председателя Совета министров статс-секретаря1. П.А.Столыпина.СПб.,1911.

17. Государственный совет. Стенографический отчет: 6 сессия. 1910-1911. СПб.,1911.

18. Департамент государственных земельных имуществ. Инструкция надзирателям длязаведывания на местах казенными землями и оброчными статьями. СПб.,1910.

19. Департамент государственных земельных имуществ. Обзор деятельности землеустроительных комиссий. 1907-1911. СПб., 1912.

20. Департамент государственных земельных имуществ. Отчетные сведения одеятельности землеустроительных комиссий.Т. 1-3.Пг., 1913-1916.

21. Обзор деятельности Переселенческого управления за 5 лет существования III

22. Государственной Думы. СПб., 1912.

23. Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Протоколы покрестьянскому делу. Заседания с 8.12.1904 по 30.03.1905.СПб.,1905.

24. Отчет Саратовского губернатора П.А.Столыпина за 1904 г. // Красный архив.1926, №4.

25. Сельскохозяйственное ведомство за 75 лет его деятельности (1837-1912).Пг.,1914.

26. Список специалистов и инструкторов по сельскохозяйственной части ведомства

27. Департамента земледелия (по 15 июля 1911 г.).СПб. 1911.

28. Статистический ежегодник России. Отд.IV. М., 1915.

29. Столыпин П.А. "Нам нужна Великая Россия." Полное собрание речей в

30. Государственной Думе и Государственном Совете,1906-1911 гг. М., 1991.

31. Труды Редакционной комиссии по пересмотру законоположении о крестьянах. СПб.,1903.Т.1.

32. Труды местных комиссий о нуждах сельскохозяйственной промышленности.

33. Гродненская губерния.Т.IX. СПб., 1903. 1.4. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ.

34. Всероссийский союз землевладельцев. Съезд 1906 г. Журнал заседания М., 1906.

35. Записки Центрального Совета Союза земельных собственников о деятельности

36. Крестьянского банка. СПб., 1907.

37. Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы, 1900-1905 гг.1. Т.1.М., 1996.

38. Партия "Союз 17 октября". Протоколы съездов и заседаний ЦК. 1905-1907.1. Т.1.М., 1996.

39. Политические партии России (koh.XIX -1 чет. XX в.). Энциклопедия М.,1996.

40. Программы политических партий России (koh.XIX нач.ХХ в.).М., 1995.

41. Совещание крестьянских деятелей Юго-Западного края. Труды. 1-8 апреля 1909 г.1. Киев, 1909.

42. Съезд сельских хозяев в Санкт-Петербурге в 1865 г. по случаю 100-летнего юбилея императорского Вольного экономического общества. СПб., 1866.15. МЕМУАРЫ.

43. Витте С.Ю. Воспоминания.Т. 1-3.М., 1960.

44. Головин К.Ф. Мои воспоминания.Т. 1-2.СПб., 1908-1910.

45. Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания. 1903-1919. Т.1-2.М., 1991.

46. Крыжановский С.Е. Воспоминания. Берлин, б.г.

47. Маклаков В.А. Вторая Дума: воспоминания современника. Париж. 1939.

48. Милюков П.Н. Воспоминания.М.,1991.

49. Половцев А.А. Дневник. // Красный архив.Т.3-4.М.-П., 1923.

50. Русское общество 40-50 годов XIX в. Воспоминания Б.Н.Чичерина. 4.2. М.,1991.

51. Шипов Д.И. Воспоминания и думы о пережитом. М., 1918.16. СОЧИНЕНИЯ.

52. Аграрный вопрос. Сборник статей.М., 1906.

53. Аникин С.В. Как смотрят социалисты-революционеры и социал-демократы накрестьянство и земельный вопрос. Спб., 1906.

54. Анненков Н.А. Система русского гражданского права. Т. 1-2. СПб.,1894-1895.

55. Бринкман фон А.А. К вопросу о ликвидации сервитутных отношений. // Вестникправа. 1906,.№ 1.

56. Бутовский А.Н.Продажа четвертичных земель. // Ж М Ю. 1906, № 10.

57. Быт великорусских крестьян-землепашцев (на примере Владимирской губернии).

58. Материалы этнографического бюро кн.В.Н.Тенишева.СПб., 1993.

59. Васильчиков А.И. Землевладение и земледелие в России и других европейскихгосударствах. Т. 1-2. СПб., 1876.

60. Васьковский Е.В. Понятие владения по русскому праву. // Ж М Ю. 1896, № 4.

61. Витте С.Ю. Записка по крестьянскому делу.СПб., 1904.

62. Вихляев П.А. Аграрный вопрос с правовой точки зрения. М., 1906.

63. И. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права М.Ф.Владимирского-Буданова. Киев-СПб., 1900.

64. Влияние урожаев и хлебных цен на некоторые стороны русского народногохозяйства.Т. 1-2.СП6., 1896-1897.

65. Воронцов В.П. Очерки сельского хозяйства. Статьи 1882-1888. Спб.,1911.14,15.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 186871