Проблема социального прогресса в философии Константина Николаевича Леонтьева тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.11, кандидат философских наук Шестакова, Ирина Григорьевна

Диссертация и автореферат на тему «Проблема социального прогресса в философии Константина Николаевича Леонтьева». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 142174
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Шестакова, Ирина Григорьевна
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
09.00.11
Специальность: 
Социальная философия
Количество cтраниц: 
143

Оглавление диссертации кандидат философских наук Шестакова, Ирина Григорьевна

Введение

Глава I. Своеобразие концепции К.Н. Леонтьева о социальном развитии и прогрессе

§1. Истоки идеи единства прогрессивного и цикличного развития (к предыстории вопроса)

§2. Концепция цветущей сложности и принцип восхождения от абстрактного к конкретному

Глава II. Историческая судьба критики эгалитарного прогресса

§1. «Средний европеец, как идеал и орудие всемирного разрушения» - классическое сочинение об эгалитарном прогрессе

§2. Национальное и общечеловеческое в культуре:

П.Е. Астафьев, B.C. Соловьев и К.Н. Леонтьев

§3. Дискуссия о социальной философии К.Н. Леонтьева в конце

XIX - начале XX века

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Проблема социального прогресса в философии Константина Николаевича Леонтьева"

Актуальность исследования. Идея прогресса, утвердившаяся в Новое время, подвергалась критике в XX веке, особенно в связи с глубокими социальными потрясениями и обострившимися противоречиями между научно-техническими достижениями и нравственным развитием. Проблема прогресса разрабатывалась некоторыми направлениями социальной философии (например, марксизмом), биологической теорией эволюции, но в социальной философии предпринимались также попытки объяснить исторические процессы как циклические, при этом цикличность обычно выступает как антипод теории прогресса.

В связи с этим особое значение приобретают мысли К.Н. Леонтьева (1831-1891) о таких циклах социального развития, в которых длительное историческое время занимает фаза подъема (прогресса) к «цветущей сложности» системы государственности, культуры. Если в XIX веке название работы К.Н. Леонтьева «Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения» выглядело, по меньшей мере, экзотическим, то в последнее столетие название и смысл леонтьевских идей, выраженных в этом неоконченном сочинении, стали более чем современными, в том числе и его провидческие мысли о засилье массовой культуры. Актуальными оказываются и его идеи о разнотипности прогрессивного развития, обоснование гибельной роли эгалитарного прогресса, но спасительной роли многообразия, неоднородности для долгой жизни систем. Его критика эгалитарного прогресса имеет не только исторический интерес, она нацелена на самые острые вопросы, которые обнаруживаются в современном развитии России. Несмотря на то, что интерес к творчеству Леонтьева в последнее десятилетие стремительно возрос, недостаточно исследованной остается его оригинальная концепция социального развития, в которой оказались органически соединены и отрицание эгалитарного прогресса, и восхищение цветущей сложностью культуры. В условиях обострившихся противоречий современной культуры и национальной государственности, мысли Леонтьева приобретают особую значимость.

Степень разработанности проблемы. Творчеству К.Н. Леонтьева посвящено в последнее десятилетие немало книг, статей, диссертаций. Представленная диссертация учитывает опыт изучения творчества Леонтьева как в конце XIX - начале XX веков, так и в последние десятилетия, когда к идеям Леонтьева стали проявлять все больший интерес в философии культуры, социологии, нравственной философии.

Леонтьев не был оценен по достоинству в свою эпоху. «Неузнанный феномен» - такая характеристика давалась ему современниками. «Леонтьева мало знают и еще меньше понимают»1. Почти неизвестен он был не только в годы жизни, но и в начале XX столетия; в 25-летие со дня его смерти в журнале, опубликовавшем статью о нем, редакция делает ссылку, что, не разделяя взглядов автора, она «охотно дает ей место на своих страницах, как представляющей действительно яркую характеристику загадочного до сих пор К.Н. Леонтьева»2.

Одним из немногих голосов, призвавших современников пристально вглядеться в учение Леонтьева, был голос Л.А. Тихомирова. В статье «Русские идеалы и К.Н. Леонтьев» (написанной уже после смерти Константина Николаевича) он отмечает, что «среди наших выдающихся публицистов нет ни одного, которого бы при жизни так упорно замалчивали . подведение итогов Леонтьева находится лишь в самом начале, и едва ли наша печать скоро разберется в отчаянном «реакционере», который в то же время - несомненно, человек, забежавший очень далеко «вперед», в такое будущее, что средний глаз плохо его даже схватывает»3.

Особо отметим статью В.В. Розанова «Теория исторического прогресса и упадка», которая была написана еще при жизни Леонтьева, идеи этой

1 Франк С.Л. Миросозерцание К.Н. Леонтьева // Леонтьев: pro et contra. Кн. 1. С. 235.

2 Закржевский А. Одинокий мыслитель // Христианская мысль, апрель-май 1916. Киев, апрель, С. 103.

3 Тихомиров Л.А. Русские идеалы и К.Н. Леонтьев // К. Леонтьев, наш современник. СПб., 1993. С. 202. статьи обсуждались в переписке Леонтьева с Розановым. Для нашего исследования эта статья замечательна не только адекватностью изложения мыслей Леонтьева, но и тем, что эта обширная работа непосредственно посвящена проблеме социального прогресса в интерпретации Леонтьева.

После смерти мыслителя вышла книга «Памяти К.Н. Леонтьева» (1911), в которой содержатся не только жизнеописание Леонтьева и личные воспоминания о нем, но даны исторически важные характеристики философии Леонтьева, в том числе его социальной философии (Розанов В.В., Коноплянцев A.M., Никольский Б.В. и др.).

В советский период имя Константина Николаевича Леонтьева упоминалось крайне редко, крупных научно-объективных работ о его творчестве не было, а те, крайне редкие, публикации о нем, появившееся в то время хоть и оживляли интерес к его творчеству, но все же не были свободны от идеологических оценок. В 1920 - 30-х гг. выходят несколько работ о Леонтьеве (П.Ф. Преображенский, М. Лучанский, П.К. Губер, В. Ермилов), в 1935 г. вышла в Литературном наследии «Автобиография» Леонтьева с обширными комментариями Мещерякова, после чего исследование творчества философа в России надолго прерывается.

В это время память о Константине Леонтьеве поддерживается благодаря русским мыслителям, работающим на Западе. Высокая оценка взглядам Леонтьева дается в работах H.A. Бердяева, В.В. Зеньковского, Ю.П. Иваска, П.В. Струве и Г.В. Флоровского4.

С конца 60-х годов в советской России начинают появляться статьи в философских журналах и диссертации, посвященные жизни и творчеству Леонтьева (Л.Р. Авдеева, П.П. Гайденко, А.Л. Янов, А.И. Абрамов, С.Г. Бочаров, H.H. Губанов, Н.В. Лиливяли, H.A. Рабкина).

4 См.: Бердяевы.А. Константин Леонтьев (очерк из истории русской религиозной мысли). Париж, 1926; Зеньковский В.В. История русской философии: в 2-х тт., Париж. 1948. Т.1; Струве П.Б. Константин Леонтьев // Возрождение. 1926. №362. С. 2-3; Флоровский Г.В. Пути русского богословия. Париж, 1937; Иваск Ю.П. Константин Леонтьев (1831-1891). Жизнь и творчество. Берн; Франкфурт-на-Майне, 1974.

В пятитомном издании «Истории философии в СССР» дается краткая справка о жизненном пути и концепции Константина Николаевича5 и указывается на то, что Леонтьев был «достойным предшественником» О. Шпенглера и Тойнби, со ссылкой на книгу Ричарда Хеэра6.

Вспышка интереса к творчеству К.Н. Леонтьева приходится на 1991 год- столетие со дня смерти Константина Николаевича. В этом году в Калуге - его родной губернии, состоялся всесоюзный семинар, посвященный творчеству Леонтьева. В семинаре принимали участие A.A. Корольков, Н.В. Дамье, Л.Р. Авдеева, H.A. Шестаков, А.П. Козырев, А .Я. Кожурин и др., многие из которых до сих пор обращаются к философским воззрениям Константина Николаевича. В том же году вышли книги A.A. Королькова «Пророчества Константина Леонтьева» и А.Ф. Сивака «Константин Леонтьев», в которых авторы стремились познакомить читателей с забытым мыслителем, особенностями его философии.

Значительным вкладом в изучение философских взглядов К.Н. Леонтьева явилось издание двухтомного сборника «К.Н. Леонтьев: pro et contra» (1995), в который включены лучшие работы о нем.

Непосредственное отношение к теме нашего исследования имеют следующие диссертационные работы: Ермаков В.А. «Философия культуры К.Н. Леонтьева», Дамье Н.В. «Философия истории К.Н. Леонтьева», Дробжева Г.М. «Проблема социокультурного идеала в социально-философских воззрениях К.Н. Леонтьева», Мартысюк П.Г. «Формирование и кризис идеи прогресса в европейской философии», Кожурин А.Я. «Социальные аспекты антропологии К.Н. Леонтьева и В.В. Розанова», Пашко Р.Г. «Концепция «византизма» Константина Леонтьева».

Категория «прогресс», к которой так часто апеллировал К.Н. Леонтьев, волновала умы многих мыслителей. Идея прогресса, как показано в историко-философских и социально-философских исследованиях имеет свою

5 История философии в СССР в 5-ти томах. Т. 3., М.: Наука, 1968. С. 338-341.

6 Р. Хеэр. Пионеры русской общественной мысли. М., 1955. историю. Известно, что античная мысль дала блестящие образцы диалектики движения, но в рассуждениях первых философов, как считают историки диалектики, менее всего обнаруживается картина поступательного развития, преобладает картина цикличности, вихрей, однако иную точку зрения высказывал А.Ф. Лосев . В литературе обоснованно связывают рождение категории прогресса с бурным развитием науки и промышленности Нового времени, которое породило теоретико-философские обоснования прогресса, в том числе социального. В эпоху Леонтьева этой проблеме уделялось особое внимание. Выходило множество научно-популярных работ, среди которых типичной была брошюра «Что такое прогресс? Размышления отшельника»8.

Эволюцию идеи прогресса пытался представить читателям Де Грееф Гильом, который отталкиваясь от слов Ог. Конта: «Всякая идея может быть понята только из ее истории». По мнению Г. Греефа общественное развитие соприкасается непосредственно с областью индивидуального и общественного счастья»9.

В 1898 году Н.Я. Грот в Московском психологическом обществе читает реферат «Критика понятия прогресса», мотивами прогресса (изобретения орудий, телефона, машин, фонографа) он считает стремление людей сохранить свои силы для лучшего употребления, с целью достигнуть покоя, досуга и духовной свободы, но во всех этих своих устремлениях, по Гроту, мы остаемся всего лишь подражателями природы10. Идея прогресса в трактовке Грота приобретает нравственную окраску, «умственной подпочвой всех теорий Грота было воззрение на мир, как на явление этического порядка»11. В это же время выходят работы о прогрессе С.С. Никольского, 12

П.Г. Виноградова .

7 Лосев А.Ф. Античная философия истории. - СПб.: Алетея, 2000.

8 Что такое прогресс? Размышление отшельника. СПб., тип. В. Спиридонова и К0, 1862.

9 Де Грееф Гильом. Общественный прогресс и регресс. Пер. с франц. Г. Паперсна. СПб., Ф. Павленков, 1896. С. 4.

10 Грот Н.Я. Критика понятия прогресса // Вопросы философии и психологии, 1898, кн. V (45). С. 15-16.

11 Н.Я. Грот: Сб. статей, Петербург, 1911. С. 157.

12 Виноградов П.Г. О прогрессе. М., 1998; Никольский С.С. Прогресс. Оренбург, 1908.

Эрн В.Ф. в марте 1907 г. в Религиозно-Философском обществе памяти

13

Вл. Соловьева читает доклад «Идея катастрофического прогресса» , пытаясь дать философскую характеристику христианской идее развития всемирно-исторической жизни. Всю человеческую историю Эрн рассматривает как поступательное движение Богочеловечества, как соучастие Бога и человека в едином процессе и в этом чувствуется влияние Вл. Соловьева.

Огромное количество работ о прогрессе написано в советский период развития философии, в них преимущественно интерпретировались взгляды Маркса, Энгельса, Ленина на социально-исторические процессы. В последнее время интерес к этой проблеме не исчезает. В 1989 году в городе Гродно прошла конференция «Противоречия современного общественного прогресса», в сборнике статей которой имеется ряд работ об отношении к прогрессу многих русских философов, в том числе и К.Н. Леонтьева14.

Для целей нашего исследования существенно отметить, что у наиболее глубоких ученых, занимавшихся проблемами эволюции, развития обнаруживался скепсис в отношении универсальности понятия «прогресс», а подчас и в правомерности использования этого понятия. Бесспорным классиком биологической теории эволюции был Ч. Дарвин, но у него возникали серьезнейшие сомнения в правомерности применения к миру живого понятия прогресс. Какой из видов животных или растений прогрессивнее, каковы критерии прогресса и возможны ли вообще такие критерии? - эти вопросы занимали Дарвина и последующих теоретиков эволюции живых систем (K.M. Завадский, Т. Добжанский, Э. Майр). В 60-70-е годы появилась серия работ A.M. Миклина, в которых подробно рассматривались многочисленные критерии органического прогресса, и обосновывалась мысль об ограниченности каждого из этих критериев. Правда, Миклин, как и его учитель K.M. Завадский, предполагали, что

13 Эрн В.Ф. Идея катастрофического прогресса // Русская мысль, X, 1909.

14 Тезисы докладов межвузовской научной конференции «Противоречия современного общественного прогресса». Гродно, 1989. возможно построение универсальной картины биологического прогресса с учетом синтеза многих критериев.

Противоречивость социального бытия привела к противоречивости оценок социального прогресса- от восторженного к нему отношения до полного отрицания. XX век - это не только век тотального увлечения идеями прогресса как на уровне научного, так и обыденного сознания, но это и век критики прогресса. Обнаружилась поляризация: одни считают прогресс естественной и необходимой формой социального развития, другие, как уже отмечалось выше, обнаружив сомнительные результаты нравственного, эстетического развития цивилизованного человечества, вовсе отказывают понятию социального прогресса в праве на существование.

В диссертации, таким образом, использованы не только работы о Леонтьеве, но и исследования о прогрессе органических систем; как социальных, так и биологических.

Цели и задачи исследования. Целью работы является определение содержания концепции цветущей сложности, разработанной Леонтьевым, сопоставление этой концепции со взглядами на прогресс, как его современников, так и мыслителей, творивших в более позднее время.

Выполнение поставленной цели предполагает реализацию следующих задач:

1. последовательно исследовать идеи Леонтьева о социальном прогрессе, высказанные им как в работах, которые ныне называют философскими, так и в его публицистических литературно-критических статьях, заметках и очерках;

2. обратиться не столько к хронологии творческого развития идей прогресса у самого Леонтьева, сколько к выявлению смысла этих идей высказанных в разное время в его трудах, поэтому хронологический принцип использован в диссертации лишь отчасти;

3. исследовать категории и понятия, образующие основу социально-философских взглядов Леонтьева: «цветущая сложность», «эгалитарный прогресс», «средний европеец» и др.;

4. выделить особо его наиболее отточенную работу «Византизм и славянство», но для целей нашего исследования не менее важны также не завершенная, но наполненная провидческими идеями, работа «Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения», «Племенная политика как орудие всемирной революции», «Грамотность и народность» и ряд других;

5. провести ретроспективный сравнительный анализ социально-философских взглядов К.Н. Леонтьева и других теорий общественного прогресса, т.к. о цикличности развития написано значительное количество работ (Шпенглер, Тойнби, Сорокин), поэтому в диссертации эти концепции рассматриваются лишь в той степени, в какой они повторяют или развивают идеи Леонтьева, в той мере, которая требуется для их сопоставления;

6. выявить влияние социальной теории К.Н. Леонтьева на развитие взглядов других мыслителей.

Теоретическая и методологическая основа исследования строилась на обобщении как достижений философии прошлых веков (Платон, Аристотель, Гегель, Маркс), так и современных методологических работ.

В работе использованы метод единства исторического и логического, метод восхождения от абстрактного к конкретному, методология системного подхода.

Источниковедческой и историографической базой работы явились: собрание сочинений К.Н. Леонтьева, его письма, свидетельства современников, исследования, опубликованные в последнее время.

Научная новизна диссертационного исследования и положения, выносимые на защиту:

1. Исследование творчества Леонтьева позволяет обосновать утверждение о том, что он был глубоким теоретиком социального развития, в том числе и прогресса, отвергнувшим не сам по себе прогресс, а лишь упрощенные представления о нем.

2. Независимо от немецких философов (Гегеля, Маркса), Леонтьев открыл метод восхождения от абстрактного к конкретному, выявив его содержательный смысл в развитии культур. Переход от первоначальной простоты к цветущей сложности означал для Леонтьева движение к единству многообразия, то есть к конкретности в терминологии Гегеля.

3. Если для теоретиков социальной философии прогресс и циклическое развитие обычно являются антиподами, то Леонтьев сумел совместить эти концепции. Исторические циклы жизни культур, государств, наций имеют стадию восхождения к органической сложности, цветению, то есть фактически - это классическое объяснение прогрессивной ветви развития.

Вместе с тем это развитие к совершенству имеет свои временные ограничения, которые в значительной степени зависят от воли людей, от их стремлений к удержанию красоты национальной культуры, силы государства. Социальный прогресс в форме движения к цветущей сложности не имеет, таким образом, автоматического характера: народы и культуры могут погибать раньше срока, предопределенного исторической цикличностью.

4. Значение идей Леонтьева для теории прогресса состоит еще в том, что он раньше теоретиков эволюционизма в биологии открыл два принципиально различных типа прогресса. В эволюционной теории А.Н. Северцов их характеризовал как противоположность чисто биологического прогресса (размножение, рост численности особей) и ароморфоза (качественное совершенствование живых систем). Если для биологии теория Северцова имела революционное значение, то для социальной философии, на наш взгляд, не оценены идеи Леонтьева о принципиальном различии эгалитарного прогресса (создающего лишь видимость прогресса, а в действительности разрушающего целостность общества, культуры, народа) и восхождения к цветущей сложности. Культура, достигшая совершенства, переживает в дальнейшем, согласно выводам Леонтьева, стадию вторичного смесительного упрощения, т.е. деградации, регресса (это также имеет аналогии с позднейшими открытиями в биологии А.Н. Северцова), но она не исчезает совсем, а продолжает жить и развиваться в других национальных культурах (греческая культура, например, преемственно включена в культуры европейских народов и в русскую культуру). 5. Существенными для современной социальной философии остаются мысли Леонтьева о различии культуры и научно-технического прогресса (цивилизационного развития). Это позволяет провести четкие границы между культурой подлинной, опирающейся на религию, народные традиции и псевдокультурой, которую в последнее столетие обычно именуют массовой культурой.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Основные положения и выводы диссертации могут быть использованы в дальнейшей разработке концепции прогресса К.Н. Леонтьева, а также в теории общественного развития. Результаты работы представляется возможным использовать при написании пособий по социальной философии, в чтении лекций по русской философии.

Апробация работы. Основные положения и выводы работы обсуждались на научных конференциях межвузовского (Бийск, 1998), регионального (Горно-Алтайск, 1998) и международного (Новосибирск,

Заключение диссертации по теме "Социальная философия", Шестакова, Ирина Григорьевна

Заключение

В XX веке распространились массовая научно-техническая образованность, усредненная грамотность и, конечно же, ложно понимаемая свобода, ведущая нас по пути эгалитарного прогресса, в котором Константин Николаевич еще в XIX веке предвидел приход среднего человека -представителя массовой культуры, как противоположности национальной культуры, определявшей духовный мир народа.

Последние полтора десятилетия сопровождались в отечественной науке возрастанием интереса к творчеству Леонтьева, т.к. его труды посвящены проблеме выбора исторического пути России, а эти проблемы оказались особенно актуальными. Только сейчас мы можем оценить значение теоретико-социальных идей Леонтьева в истории русской и мировой философии.

К.Н. Леонтьева по праву относят к консерваторам, а вместе с тем и к критикам идеи прогресса, тем более что немало его высказываний на эту тему звучат афоризмами («Жизнь видимо пошлеет от прогресса»1 и тому подобные).

Однако Леонтьев выступал не против истинного прогресса, ведущего к усложнению, к «цветущему многообразию», а лишь против эгалитарного прогресса, в котором он видел некую антикультурную, техногенную силу, представляющую собой комплекс тенденций, которые уничтожают духовные, культурные, творческие основания бытия отдельной человеческой личности и народов.

Леонтьева не увлекали спекулятивные идеи философии, его справедливо называли художником мысли. Он глубоко эстетически переживал процессы, свидетельствующие о движении России по пути эгалитарного прогресса. Его убеждение в том, что Европа уже исчерпала

130 свои возможности культурного расцвета, звучат как предостережения для России, которая еще богата своими творческими ресурсами.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Шестакова, Ирина Григорьевна, 2002 год

1. Авдеева JI.P. Философско-методологические аспекты консервативной социологии Леонтьева // Актуальные проблемы истории философии народов СССР. М., 1981. Вып. 9. С. 56-79.

2. Александров А. Памяти К.Н. Леонтьева. Письма К.Н. Леонтьева к Анатолию Александрову. Сергиев Посад, 1915. 139 с.

3. Аристотель. О возникновении животных. М. Изд-во: АН СССР. 1940.

4. Асмус В.Ф. Задача пересоздания действительности и философия // Русская философия: Имена. Учения. Тексты: Сб. / Сост. Солнцев Н.В. -М. 2001.С. 441-454.

5. Астафьев П.Е. Смысл истории и идеалы прогресса (две публичные лекции П.Е. Астафьева читанные в Москве 15-го и 17-го марта 1885 г. М. 1886 г.-62 с.

6. Астафьев П.Е. Национальность и общечеловеческие задачи // Философия нации и единство мировоззрения. М.: Москва, 2000. С. 25-57.

7. Астафьев П.Е. Объяснение с г-ном Леонтьевым // Философия нации и единство мировоззрения. М.: Москва, 2000. С. 58-65.

8. Батенин С. С. Человек в его истории. Л., 1976. - 310 с.

9. Бердяев H.A. К. Леонтьев философ реакционной романтики // К.Н. Леонтьев: pro et contra. Кн.1. СПб.: РХГИ, 1995. С. 208-235.

10. Бердяев H.A. Константин Леонтьев (Очерк из истории русской религиозной мысли). Париж, 1926. 268 с.

11. Бердяев H.A. Смысл истории. М.: Мысль, 1990. - 173 с.

12. Бердяев H.A. Судьба России. Самосознание. Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 1997. 438 с.

13. Бердяев H.A. Философия неравенства: Письма к недругам по социальной философии // Русское зарубежье: Из истории социальной и правовой мысли. Л.: Лениздат, 1991. С. 7-243.

14. Биология человека и социальный прогресс. Сб. науч. Трудов. Пермь, 1982.-200 с.

15. Боголепов С.Г. Исторические следы прогресса в связи с современной культурой. М., 1912, 44 с.

16. Бородаевский В. О религиозной правде Константина Леонтьева // К.Н. Леонтьев: pro et contra. СПб., 1995 Кн.1. С. 253-265.

17. Бочаров С.Г. Эстетический трактат Леонтьева // Вопросы литературы.1988. № 12.

18. Булгаков С. Основные проблемы теории прогресса // Айхенвальд Ю. Проблемы идеализма. Сборник статей под редакцией П.И. Новгородцева. Изд. Моск. Психолог. Общества. 1903.

19. ВанчуговВ.В. Очерк историй философии «самобытно-русской» М., 1994. 402 с.

20. Виноградов П.Г. О прогрессе. М., 1898. // Вопросы философии и психологии. 1898, кн. 42/2/(1), С. 254-314.

21. Володихин Д.М. «Высокомерный странник». Философия и жизнь Константина Леонтьева М. 2000. - 192 с.

22. Гагарин A.C. Кризис европоцентризма и судьба России: культурологические воззрения К.Н. Леонтьева и О. Шпенглера // Культуры в диалоге. 1992. Вып. 1.

23. Гайденко П.П. Наперекор историческому процессу (Константин Леонтьев литературный критик) // Вопросы литературы. 1974, №5. С. 178-184.

24. Гайденко П.П. Эволюция понятия науки. М.: Наука, 1980. 566 с.

25. Галактионов A.A., Никандров П.Ф. Русская философия IX-XIX вв. Л.,1989.

26. Гегель Г. В. Ф. Философия истории. СПб., 1993. - 479 с.

27. Гегель. Кто мыслит абстрактно? // Гегель. Работы разных лет в двух томах. Т. 1. С. 387-394.

28. Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М.: Наука,1977. 704 с.

29. Гесиод. Труды и дни. 109-201 // Фрагменты ранних греческих философов. М., 1989. 4.1.

30. Глушкова Т.М. «Боюсь, как бы история не оправдала меня.» // К.Н. Леонтьев. Цветущая сложность. М., 1992. С. 6-67.

31. Глушкова Т. Преждевременный Константин Леонтьев // Домострой. 1991. №4.

32. Говоруха-Отрок Ю.Н. Заметки о прогрессе и цивилизации. М.: Унив. тип., 1895,20 с.

33. Говоруха-Отрок Ю.Н. Несколько слов по поводу кончины К.Н. Леонтьева // К.Н. Леонтьев: pro et contra. Кн.1. СПб.: РХГИ, 1995. С. 15-20.

34. Голосенко И.А. Социальная философия неославянофильства: Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев // Социологическая мысль в России: Сб. Л.: Наука, 1978.

35. Голосенко И.А. К. Н. Леонтьев // Социологическая мысль в России. Л.,1978.

36. Грифцов Б.А. Судьба К.Н. Леонтьева // Русская мысль. 1913. 1, 2, 4.

37. Грот Н.Я. Опыт нового определения понятия "прогресс" // Одесса, 1883. 21 с.

38. Грот Н.Я. Сб. статей, Петербург, 1911.

39. Грот Н.Я. Критика понятия прогресса// Вопросы философии и психологии, 1898, кн. V (45). С. 780-804.

40. Губанков H.H. К истории борьбы эстетизма с техницизмом в буржуазной культурологии // Искусство в системе культуры. Л., 1981.

41. Гулыга А. В. Русская идея и ее творцы. М., 1995.

42. Данилевский Н. Я. Россия и Европа. СПб. 1995. - 552 с.

43. Де Грееф Гильом. Общественный прогресс и регресс. Пер. с франц. Г. Паперсна. СПб., Ф. Павленков, 1896. 340 с.

44. ДобровВ. Религиозно-эстетические взгляды Леонтьева. Кандидатское сочинение. Машинопись. 1916. 345 с.

45. Долгов К.М. Восхождение на Афон. Жизнь и миросозерцание Константина Леонтьева. М., 1997. 399 с.

46. Долгоруких А. Россия и пути прогресса. Опыт приложения естественнонаучных, биологических знаний к разрешению семейных, общественных и государственных вопросов. М., 1912. 79 с.

47. Евлампиев И.И. История русской метафизики. В 2-х тт. СПб.: Алетейя, 2000.

48. Емельянов Б.В., Куликов В.В. Русская философия на страницах русских журналов: Библиограф. Указатель. Вып. 1. Екатеринбург, 2001. 192 с.

49. Ермилов В. Мечта художника и действительность // Красная новь. 1939. №1. С. 229-266.

50. Завадский К.М. К пониманию прогресса в органической природе // сб.: Проблемы развития в природе и обществе, М.-Л., 1958.

51. Закржевский А. Одинокий мыслитель // Христианская мысль, апрель-май 1916. Киев, апрель. С. 103-119. май. С. 104-120.

52. Замалеев А.Ф. Лекции по истории русской философии. СПб., 1994.

53. Замараев Г.И. Памяти К.Н. Леонтьева // К.Н. Леонтьев: pro et contra. Кн. l.C. 200-208.

54. Зандер Л. Константин Леонтьев о прогрессе. // Русское обозрение. Пекин, 1921. №5-6.

55. Зеньковский В.В. Основы христианской философии. (История христианской мысли в памятниках). М.: Канон +, 1997. - 560 с.

56. Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. М., 1997.

57. Зеньковский В.В. История русской философии. В 2-х Т. Л.: изд-во «ЭГО», 1991.

58. Иваск Ю.П. Константин Леонтьев (1831-1891) Жизнь и творчество // К.Н. Леонтьев: pro et contra. Кн. 2. СПб.: РХГИ, 1995. С. 229-651.59

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 142174