Продовольственный вопрос в аграрной политике Советского государства: опыт решения в период нэпа тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, доктор исторических наук Васильев, Андрей Анатольевич

Диссертация и автореферат на тему «Продовольственный вопрос в аграрной политике Советского государства: опыт решения в период нэпа». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 394441
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Васильев, Андрей Анатольевич
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
537

Оглавление диссертации доктор исторических наук Васильев, Андрей Анатольевич

Введение . 3

Раздел I. Теоретико-методологичесике основы, историография и источники исследования . , 32

Раздел II. Переход к нэпу: концепция аграрно-продо-вольственной политики и её восприятие в Поволжье . 117

Раздел III. Подъём сельского хозяйства и развитие агропродовольственного рынка на основе нэпа . 231

Раздел IV. Продовольственный аспект советской аграрной политики в условиях свёртывания нэпа (1928 - 1929 гг.) 387

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Продовольственный вопрос в аграрной политике Советского государства: опыт решения в период нэпа"

Актуальность темы данного диссертационного исследования определяется необходимостью анализа и обобщения исторического опыта решения продовольственного вопроса в контексте аграрной политики Советского государства нэповского периода, извлечения уроков из данного опыта и выявления того, что можно было бы творчески и учесть сегодня. Конечно, на том историческом этапе наше государство было с другой политической системой и идеологией, командными высотами в его руках, включая собственность на национализированную землю. Однако нэп, начавшийся с замены «военно-коммунистической» продразвёрстки вдвое меньшим продналогом и восстановления рыночных отношений (пусть и в ограниченной форме), дал ценный опыт решения продовольственного вопроса на основе повышения материальной заинтересованности крестьян в результатах труда и частного предпринимательства, что требует осмысления и с позиции исторической науки.

Исследование исторического опыта решения продовольственного вопроса в контексте советской аграрной политики 1921 - 1929 гг. диктуется самой жизнью страны в постперестроечный период, когда оказалась утраченной её продовольственная независимость. В 1990-е гг. произошёл глубокий спад агропродовольственного потенциала Российской Федерации в ущерб её национальной безопасности и социально-экономическому прогрессу. В последний период российское руководство уделяет повышенное внимание возрождению сельского хозяйства и более полному решению на этой основе продовольственного вопроса в стране и её регионах. Свидетельством тому является принятие таких важных государственных документов, как национальный проект «Эффективное сельское хозяйство», «Концепция социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года» с её аграрным разделом и другие. Хотя их реализация осложняется в связи с нынешним экономическим кризисом, охватившим весь мир, в том числе Россию.

Продовольственная политика Советского государства нэповского периода 1921 - 1929 гг. формировалась и осуществлялась с учетом конкретно-исторической обстановки в стране и особенностей ее регионов, прежде всего хлебопроизводящих, включая Поволжье.

Переход от продразвёрстки к продналогу с двукратным снижением объёма был вызван политическим кризисом, причиной которого послужили тяжелейшее состояние народного хозяйства и продолжение политики «военного коммунизма» после окончания гражданской войны.

В процессе реализации нэповского курса государственная продовольственная политика совершенствовалась и претерпевала изменения. Первые полтора года нового курса потребовали от председателя Советского правительства В.И. Ленина и его единомышленников в партии приложить большие усилия, чтобы концептуально утвердить принципы поступления хлеба и другого продовольствия в государственные закрома, промышленным рабочим и всему городскому населению через налогообложение и свободную торговлю. Одновременно с этим шёл процесс юридического закрепления основ аграр-но-продовольственной политики Советского государства. При становлении новой экономической политики был принят Земельный кодекс и подзаконные акты, регулирующие и обеспечивающее право пользования сельскохозяйственными землями. Тогда получили законодательное утверждение рынок и свободный товарооборот между промышленностью и сельским хозяйством. Были закреплены права производственной, промысловой и потребительской кооперации. Всё это послужило основой преодоления тяжелейшего голода 1921 - 1922 гг. и относительно достаточного обеспечения населения страны продовольствием уже в 1922/23 хозяйственном году.

В течение восстановительного периода 1921 - 1925 гг. Советское государство в своей налоговой политике смогло уйти от комбинированного применения продналога и конфискационно-распределительных методов. Был пережит кризис «ножниц цен» на промышленные и сельскохозяйственные товары в пользу первых, когда в конце 1923 - начале 1924 гг. крестьяне перестали покупать промтовары по взвинченным ценам, резко снизился товарооборот и поставки хлеба на рынок, население городов стало испытывать недостаток продовольствия. Правительство учло тот негативный опыт волюнтаристских принципов ценообразования и с большей энергией взялось за развитие системы экономического регулирования и стимулирования поставок хлеба потребителю; решало вопросы государственных заготовок и снабжения промышленного населения и городов хлебом и другими продуктами питания посредством системы денежного налогообложения сельхозпроизводителя, государственных и кооперативных закупок, свободного рынка.

В период подъёма экономики 1926 - 1927 гг. стали очевидны значительные успехи нэповской продовольственной политики Советского государства, но и проявились негативные явления. Удалось добиться высокого обеспечения населения продовольствием. Потребление на душу населения повысилось до уровня передовых экономик мира. В то же время уровень аграрного производства так и не достиг довоенных показателей. Оставалась низкой товарность крестьянского хозяйства. Разразился второй кризис нэпа 1925/26 г., на этот раз связанный с провалом хлебозаготовительной кампании и экспортно-импортного плана.

Завершающий период нэпа включает 1928 - 1929 гг., когда стало очевидно, что нэповская государственная аграрно-продовольственная политика неспособна справиться с проблемами динамичного наращивания товарного производства и поставок государству и на рынок такого количества хлеба и другого продовольствия, которого требуют индустриализация народного хозяйства и быстро растущее промышленное население и город. Свободный рынок не стимулировал дальнейшего роста сельскохозяйственного производства. Нарастали трудности с развитием товарооборота между промышленностью и сельским хозяйством; продвижение сельскохозяйственных машин и техники происходило в значительной степени под давлением или по прямому указанию губернской и уездной исполнительной власти. Трудности товарооборота поставили под угрозу функционирование государственной финансово-кредитной и денежной системы, так как сниженные закупки промтоваров создавали их переизбыток на складах государственных и кооперативных торговых организаций. Соответственно эти организации не могли рассчитаться по обязательствам перед поставщиками, по кредитам и налогам, не получали средств для закупки хлеба и других продовольственных товаров. Нарушение товарооборота создавало дефицит денежных средств и втягивало участников рынка в кризисные отношения натурального обмена. При этом на продовольственном рынке раскручивался спекулятивный механизм ценообразования.

Постепенного нарастания перечисленных проблем не произошло. События развивались очень быстро, поэтому финансово-кредитный и денежный кризис не успели получить своего развития. В 1927/1928 хозяйственном году разразился последний и самый острый кризис хлебозаготовок, потребовавший ввести карточную систему в городах и скорректировать экономическую политику. Изменения потребовались в первую очередь в продовольственном вопросе. Необходимо было срочно увеличивать поставки хлеба государству и в быстро развивающиеся промышленные города. Для этого Советское правительство усиливает прямое государственное управление, расширяет командно-распределительные права государственных органов в отношении крестьянского хозяйства, вводит дополнительные репрессивно-конфискационные меры. Понимая из прошлого опыта политики «военного коммунизма», что чрезвычайные меры не могут носить долгосрочного характера, что необходимо создание постоянно функционирующего механизма высоких поставок сельскохозяйственной продукции, прежде всего хлеба, руководство страны начинает форсированно утверждать коллективные формы хозяйствования, которые должны обеспечить стабильное, динамично растущее товарное производство на селе. Власть меняет принципы отношений с кооперацией, полностью подчиняя её себе; резко ограничивает свободу рыночного товарооборота.

Опыт продовольственной политики Советского государства в годы нэпа 1920-х гг. имеет непреходящее значение. В ней была предпринята попытка одновременного использования преимуществ свободного рынка и государственного регулирования. Но полного всестороннего понимания таких возможностей ещё не произошло. Тема не получила необходимого научного изучения и анализа всех её сторон. Этот пробел, особенно в свете переживаемых проблем продовольственного обеспечения современной России, растущего напряжения на мировом продовольственном рынке, необходимо восполнить, чтобы извлечь из того опыта уроки, позволяющие избежать многих ошибок и творчески учесть достижения в современной продовольственной политике.

Региональными рамками диссертационного исследования избраны губернии Нижнего и Среднего Поволжья - Самарская, Саратовская, Симбирская (с 1924 г. - Ульяновская), Пензенская, Царицынская (с 1925 г. - Сталинградская), Астраханская губернии, которые в 1928 г. вошли в Средне-Волжский край (Пензенская, Ульяновская и Самарская) и Нижне-Волжский край (Саратовская, Сталинградская, Астраханская). Являясь по своим социально-экономическим характеристикам типичными для Российской Федерации, занимая устойчивое ведущее положение в аграрном секторе страны, район Нижней и Средней Волги в своём совокупном опыте раскрывает опыт решения продовольственного вопроса не только регионального, но и общероссийского значения. Однако в отечественной историографии нет целостного исследования, в котором комплексно рассматривался бы этот опыт, раскрывающий особенности в осуществлении советской аграрно-продовольственной политики времён нэпа в Поволжье.

Объектом исследования как раз и выступает исторический опыт и проблемы осуществления советской аграрно-продовольственной политики нэповского периода в Поволжье.

Предметом исследования являются принятые соответствующими республиканскими (РСФСР) и губернскими (с 1928 г. - Нижне-Волжского и Средне-Волжского края) властями меры по решению этих проблем, прежде всего зерновой проблемы. Эти меры, начиная с замены продразвёрстки вдвое меньшим продналогом на крестьян с правом частной торговли излишками продукции, были направлены на послевоенное восстановление и подъём сельского хозяйства, развитие продовольственного рынка, обеспечение продуктами питания растущего городского населения и хлебного экспорта в связи с курсом XIV съезда ВКП(б) (1925 г.) на индустриализацию, открывавшей путь к развёртыванию оборонного комплекса и техническому перевооружению всего народного хозяйства.

Цель исследования состоит в том, чтобы всесторонне, на основе новых методологических подходов и без идеологических стереотипов рассмотреть опыт решения продовольственного вопроса как приоритетного в аграрной политике нэповского периода, стремясь извлечь и сформулировать вытекающие из опыта уроки.

В соответствии с поставленной целью в диссертации выдвигаются и решаются следующие задачи:

- проанализировать историографию по теме диссертации, определить методологический арсенал исследования; на базе изучения архивных документов и других источников раскрыть исторические факторы, обусловившие необходимость той аграрно-продовольственной политики, которая проводилась советской властью конкретно в Поволжье;

- исследовать основной массив законодательных актов и административных решений по разработке и осуществлению государственной аграрнопродовольственной политики, выяснить ее особенности в губерниях Поволжья с учетом объективных и субъективных факторов;

- изучить основные противоречия и сложности процессов в сфере сельскохозяйственного производства и продовольственного обеспечения государства и промышленного населения в условиях нэповской рыночной экономики, охарактеризовать главные проблемы становления новых общественных отношений, особенно во взаимосвязи с большевистским курсом на укрепление «смычки» рабочего класса с крестьянством, которая имела решающее значение для развития высокотоварного сельскохозяйственного производства и для успеха продовольственной политики;

- определить основные этапы, стратегию и тактику правящей партии в решении аграрно-продовольственных вопросов в 1921 - 1929 гг., их претворения в жизнь в конкретных условиях Поволжья.

Цель и задачи диссертационного исследования, избранная методология и новые материалы, вводимые автором в научный оборот, позволяют в значительной мере переосмыслить опыт аграрно-продовольственной политики нэповского периода, дают основание говорить о научной новизне диссертации.

Новизна исследования заключается как в самой постановке научной проблемы, так и в выборе хронологических рамок исследования, в попытке провести системный анализ аграрно-продовольственной политики Советского государства в контексте нэпа, в конкретно-исторических условиях восстановительного периода и первых лет индустриализации страны. Это одна из первых работ, в которой комплексно изучается опыт решения продовольственного вопроса с использованием рыночных отношений в пределах, установленных нэпом и подвергавшихся корректировке. Диссертант чётко формулирует свою позицию и выдвигает собственное понимание ряда аспектов исследуемой темы, характеризует качественное своеобразие отдельных стадий в решении продовольственного вопроса на материалах Поволжья в 1921

- 1929 гг., выделяя кризисы, когда закономерность роста нэповской экономики села сменялась закономерностью её спада.

Автор стремился провести системный анализ сущности и основных направлений аграрно-продовольственной политики, проблем поволжского села, во многом до конца ещё не отражённых в современной исторической литературе. Региональный подход и ранее присутствовал во многих работах, но зачастую лишь в виде иллюстрации партийных и государственных документов по решению продовольственного вопроса. Диссертант стремился раскрыть тенденции в развитии аграрно-продовольственного сектора на основе обобщения опыта. В диссертации показано, что разработка и становление региональной аграрно-продовольственной политики осуществлялась противоречиво, не всегда достигался нужный баланс общесоюзных и местных интересов. Реализация этой политики проходила нередко методом проб и ошибок, что негативно сказывалось на положении крестьянства. Новизна исследования заключается также в попытке автора более широко рассмотреть продовольственный вопрос в органической взаимосвязи с «генеральной линией» большевистской партии на индустриализацию, имевшей ключевое значение в укреплении обороноспособности страны, без чего в дальнейшем было бы невозможно противостоять германскому фашизму.

На защиту выносятся следующие положения:

1. После гражданской войны в России, когда исчерпала себя политика продовольственной развёрстки, правящая РКП(б) под воздействием крестьянских восстаний и вопреки коммунистической догматике была вынуждена заменить её вдвое меньшим продовольственным налогом, что явилось первым и решающим шагом Советского государства в переходе от «военного коммунизма» к нэпу в интересах крестьянства и для спасения советской власти. Наряду с кронштадским мятежом самым мощным было восстание крестьян в Тамбовской губернии. Однако в вузовской учебной литературе «белым пятном» остаётся то, что не менее широкое участие принимали в нём крестьяне Саратовской и Пензенской губерний, на территории которых под Ртищевом и Сердобском 47-тысячной армии повстанцев было нанесено основное поражение, причём уже после отмены продразвёрстки - в апреле 1921 года. Новая аграрно-продовольственная политика сыграла важнейшую роль и в преодолении голодав Поволжье после неурожайных 1920 - 1921 годов.

2. Изученные диссертантом материалы архивов (центральных и областных) дают более точное представление о восприятии новой аграрно-продовольственной политики и нэпа в целом правящей партией и массами. В советской литературе пропагандировался ленинский тезис: суть нэпа - максимальный подъём производительных сил и улучшение положения рабочих и крестьян, поэтому он получил поддержку всех трудящихся. Но это не вся правда. Исследованные диссертантом документы свидетельствуют: в областях Поволжья, например, большинство сельского населения - середняки (подавляющая часть крестьянства), и крупные деревенские предприниматели позитивно расценивали нэп и его продовольственный компонент, но были недовольны им крестьяне-бедняки и батраки, до нэпа освобождавшиеся от сельхозналога. Эти недовольные были едины в неприятии нэпа с неквалифицированными рабочими и частью партаппарата, причём не только в лице антикрестьянской троцкистской оппозиции, как считалось до сих пор. Немало «борцов за принципы» в Поволжье демонстративно выходили тогда из партии в знак протеста.

3. Успешное решение продовольственного вопроса в нэповский период было неотделимо прежде всего от соблюдения принципа эквивалентности в рыночных отношениях между городом и деревней, промышленностью и сельским хозяйством. В диссертации прослеживается закономерность: вслед за нарушением этого принципа наступает кризис, ущерб от которого намного превосходит предполагавшуюся выгоду от допущенного нарушения. Автору думается, что этот урок прошлого было бы целесообразно иметь в виду и в нынешней аграрно-продовольственной политике с учётом новых условий, когда страна утратила продовольственную независимость.

4. Государственная аграрно-продовольственная политика времён нэпа была эффективна при условии её активности и результативности на региональном уровне. Необходима была чёткая регламентация компетенций центральных и местных органов власти и управления, причём прежде всего в сфере продовольственного вопроса. Но при формальным признании полномочий регионов Нижнего и Среднего Поволжья не всегда учитывались их особенности, возможности и рыночные потребности. Эффективные позиции в аграрно-продовольственной политике выстраивались тогда, когда достигался равноправный баланс интересов центра и мест при ведущем значении общесоюзных интересов. И это - также урок, актуальный для нашего времени, когда осуществляется национальный проект «Эффективное сельское хозяйство» и особенно необходимо гармоничное сочетание общих и региональных интересов в решении продовольственного вопроса, прежде всего в ценовой политике.

5. На примере аграрных регионов Нижней и Средней Волги особенно наглядно раскрывается ещё один урок нэпа - его неспособность противостоять влиянию складывавшейся командно-административной системы под флагом классового подхода к хлебному вопросу и в целом к решению продовольственного вопроса. В наиболее концентрированном виде это проявилось в политике «ограничения кулачества как класса». В системе налогообложения основная тяжесть возлагалась именно на кулаков, чьи хозяйства были наиболее эффективны в производстве товарного зерна. Негативные экономические последствия «ограничения кулачества как класса» усугублялись регулярно проводимым уравнительным переделом земли. В Поволжье при росте сельского населения это влекло за собой общее дробление крестьянских дворов, падение их мощности и товарности (в 1927 г. - вдвое по сравнению с довоенным уровнем).

6. Нэповская экономика, в том числе сельское хозяйство, отягощаемая трудностями и негативными воздействиями со стороны власти, не утрачивала до конца главного достоинства - известной свободы хозяйственной деятельности товаропроизводителей, в том числе частной инициативы и предприимчивости крестьян в развитии производства зерна и другой продукции. На Нижней и Средней Волге уже в 1925 г. на восстановленных посевных площадях валовой сбор зерна примерно на 20 % превысил среднегодовой сбор в 1909 - 1913 гг. и заготовлено его было вдвое больше по сравнению с 1922 г., а в 1926 г. на довоенный уровень вышло животноводство. Доходы крестьян в среднем превзошли дореволюционный уровень примерно на треть. Улучшалось снабжение пищевой промышленности сельскохозяйственным сырьём. В 1927/28 хозяйственном году по уровню потребления пищевых продуктов показатели дореволюционной России были позади как по стране в целом, так и в регионах Поволжья. В этом наиболее концентрированно отражаются итоги аграрно-продовольственной политики нэповского периода.

7. Научная разработка исторического опыта решения продовольственного вопроса на путях нэпа требует ясного представления о его свёртывании в 1928 - 1929 годах. Со времён перестройки среди учёных по этому вопросу развернулась дискуссия, в центре которой оказалось противопоставление сталинской «генеральной линии» партии на индустриализацию за счёт крестьянства и «бухаринской альтернативы» постепенного ненасильственного решения этой задачи на путях нэпа. Но каким бы ни был окончательный вердикт учёных по этому вопросу, не подлежит сомнению одно: реализация «бухаринской альтернативы» делала невозможным форсированное развёртывание тяжёлой промышленности, отодвигало переход Советского Союза в разряд мощных индустриальных держав и, следовательно, обеспечение его обороноспособности на неопределённый срок. А это было смертельно опасно в канун Великой Отечественной войны. Развёртывание индустриализации за счёт крестьянства (увеличение налогов и цен на промтовары) вызвало «хлебную стачку» деревни, введение в 1928 г. карточной системы на продукты и сокращение втрое импорта зерна на нужды индустриализации, переход власти к чрезвычайным мерам, а с осени 1929 г. - к принудительной для большинства крестьян сплошной коллективизации. Колхозы, которые было легче обобрать, в Поволжье по товарности оказались в 2 - 3 раза эффективнее индивидуалов. Хопёрский округ в 1929 г. первым в стране завершил сплошную коллективизацию. С того года под дымовой завесой сталинского вывода, что крестьяне пошли в колхозы добровольно «целыми сёлами, волостями, районами и даже округами» решался и продовольственный вопрос.

Научное и практическое значение результатов диссертационного исследования заключается в том, что выявлены в процессе этого исследования и введены в научный оборот источники дают более полное представление об аграрно-продовольственной политике государства в нэповский период, помогают переосмыслить с современных позиций некоторые её аспекты. Проделанный анализ и обобщение опыта решения продовольственного вопроса на том историческом этапе позволили сформулировать вытекающие из данного опыта уроки, выработать некоторые научные рекомендации, которые по мнению диссертанта, могут быть востребованы и учтены в современной аграрно-продовольственной политике, когда продовольственный вопрос вновь требует более полного решения. Материал диссертационного сочинения может быть использован при подготовке учебных пособий по специальности «Отечественная история», учебных курсов по аграрной истории России, новых обобщающих трудов по истории Поволжья, в краеведении его областей.

Апробация диссертационной работы осуществлялась на всех этапах исследования. Её основное содержание нашло отражение в двух монографиях и статьях, в том числе и в рекомендованных ВАК журналах «Власть» и «Вестник СГСЭУ». По отдельным положениям диссертации автор выступал на научных конференциях всероссийского и регионального уровня, таких, как: «Россия на рубеже веков: история и современность» (Всероссийская научно-теоретическая конференция, Саратов, 2002 г.), «Наши мысли о России. Учёные анализируют, размышляют, предлагают» (Всероссийская научно-практическая конференция, Саратов, 2007 г.),

Структура диссертации соответствует цели и задачам исследования и включает, помимо введения, четыре раздела, заключение, список использованных источников и литературы.

Методологическую базу диссертации составляют основополагающие классические принципы научного познания - объективности и историзма. Принцип объективности направлял исследователя по пути получения объективно-истинных знаний, ориентировал исследователя на раскрытие прежде всего объективной обусловленности, политических и социально-экономических причин разработки и осуществления большевистским руководством регулирования (а не управления) в аграрном производстве, через налоговую и ценовую политику, свободного сбыта своей продукции сельхозпроизводителем на рынке и свободного выбора форм хозяйствования крестьянином. Он ориентирует на раскрытие объективной обусловленности как успехов аграрно-продовольственной политики в периоды восстановления и подъёма экономики, так и нарастания кризисных явлений в ней в годы свёртывания нэпа, на научный анализ положительного и отрицательного в этой деятельности СНК, Наркомпрода, Наркомзема, Нарокмфина, Наркомторга, губисполкомов, губпродкомов, потребительской и сельскохозяйственной производственной кооперации в губерниях Поволжья. Принцип историзма тоже органически присущ научному познанию данной проблемы. Продовольственная политика Советской власти в 1921 - 1929 гг. изучалась в развитии и взаимосвязи с конкретной исторической эпохой, с социально-политическими процессами, которые происходили в рассматриваемый период, то есть оценивались в контексте того времени. Применение принципа историзма в диссертации обусловливает изучение социально-политической борьбы вокруг продовольственной проблемы в её развитии и диалектической взаимосвязи её сторон, позволило раскрыть, как и по каким причинам изменялась продовольственная политика советской власти в различные периоды -в канун и во время реализации новой экономической политики.

Диссертант использовал в работе возможности формационного подхода при раскрытии мировоззрения РКП(б) и уровня развития общества на исходе гражданской войны 1918 - 1920 гг., в период нарастания острейшего экономического и политического кризиса зимы 1920 - 1921 года. Такой подход к анализу явлений и событий (в определенной мере позволил уяснить реальную обстановку в тех условиях, расстановку сил внутри партии большевиков, различные позиции сторонников и противников утверждения нэповских принципов. Он позволил глубже понять политику большевиков, их собственные оценки того продовольственного положения и объяснить, чем руководствовалось Советское правительство в принятии решений по реализации аграрно-продовольственной политики в 1920-е годы. Однако многие научные вопросы не укладываются в рамки данного подхода. Для преодоления узости формационного подхода необходим и иной методологический арсенал. В научном анализе советской аграрно-продовольственной политики 1921 - 1929 гг. диссертант применил цивилизационный подход, который ставит в центр исторического анализа человека с его интересами и ментально-стью. Используя данный подход, автор диссертации получил более широкие возможности дать объяснение по многим проблемам, до настоящего момента являющимся спорными: о восприятии крестьянством изменённых принципов политики: с прямого управления на регулирование государством хозяйственно-экономической деятельности сельхозпроизводителя; о социальной противоречивости задач этой политики, вызванных развитием товарного производства, но обострявших проблемы землепользования и лишних рабочих рук в деревне, увеличивающегося разрыва в доходах между крепкими и слабыми крестьянскими хозяйствами; о результатах аграрно-продовольственной политики.

Диссертант широко опирался на общенаучные и специальные методы исторического исследования. Сравнительно-исторический метод позволил проанализировать продовольственную политику Советского государства в 1921 - 1929 гг. в сравнении с этапами предшествующего развития; раскрыть причинно-следственные связи в процессе утверждения нэповского аграрно-продовольственного курса; сопоставить опыт продовольственной работы прошлых правительств. С его помощью удалось более чётко установить и понять генезис аграрно-продовольственной политики. Статистический метод дал возможность определить эффективность продовольственной политики большевистского руководства страны, влияние политики на сельскохозяйственное производство, выяснить отличие поставленных целей и задач от реально полученных результатов на базе цифровых данных. С помощью этого метода удалось выяснить региональную специфику продовольственной политики, дифференцированный подход центра к определению налоговой нагрузки на губернии, результаты деятельности губпродкомов до их ликвидации, губернских земельных управлений, кооперации, губернских торговых организаций. Проблемно-хронологический метод применялся в исследовании причин изменения продовольственной политики, развития её рыночной формы, завершившейся восстановлением агропродовольственного рынка, а также последовавшего затем замедления развития и нарастания кризисных явлений, потребовавших расширения командно-административных, распределительных и конфискационных мер на этапе свёртывания нэпа. С помощью этого метода выяснилось, как совокупность всех объективных и субъективных факторов влияла на развитие стратегии, тактики и методов реализации продовольственной политики.

Автор диссертации использовал комплексный подход к анализу теоретической, законодательной, политической и организационной деятельности

ЦК РКП(б), Совнаркома, ВЦИК, Наркомпрода, Наркомзема, Наркомфина, Наркомторга по вопросам аграрно-продовольственной политики. Также комплексно рассмотрены вопросы ее реализации на местах, специфика экономических и социально-политических задач в отдельных губерниях и особенности хозяйствования в них, взаимоотношения местных губернских, уездных исполнительных комитетов с центральными органами власти, наркоматами земледелия, финансов, торговли, исполкомами других губерний, торговыми и кооперативными объединениями и промышленными отраслями.

Продовольственная политика Советского государства в 1921 - 1929 гг. получила известное освещение в исторической литературе советского и постсоветского времени, в трудах зарубежных учёных. Однако, на наш взгляд, этот вопрос научно разработан недостаточно. А продовольственная политика советской власти в 1921 - 1929 гг. на материалах губерний Поволжья специальному комплексному исследованию вовсе не подвергалась. Между тем роль поволжских губерний в продовольственном снабжении государства, его вооружённых сил и городов была всегда высока. Близость к промышленным районам страны, развитая транспортная инфраструктура, удобный водный путь и высокий спрос на сорта твёрдой пшеницы на мировом рынке хлебов, которыми обеспечивало степное Заволжье, отводили Нижнему и Среднему Поволжью особое место среди других хлебопроизводящих регионов. В данной диссертации впервые предпринимается попытка исследования продовольственного вопроса в аграрной политике Советского государства в годы нэпа 1921 - 1929 гг. на материалах губерний Поволжья.

Когда господствовал культ личности Сталина, то в исторической литературе была канонизирована трактовка нэпа, что экономическая политика 1920-х гг. - это политическое явление, вынужденное отступление от прямого пути строительства социалистического общества. Признавалась необходимость утверждения рыночных экономических отношений, но нэп рассматривался и оценивался лишь как борьба капиталистических и социалистических начал. В этом противостоянии должен был победить социалистический сектор, и построен фундамент социалистической экономики. В историографии того времени нэповский период интерпретировался как прямолинейный процесс перехода от рыночной к плановой экономике сельского хозяйства и от частной собственности через кооперацию - к государственной. Тогда же в отечественной историографии утвердилось сталинское положение, что новая экономическая политика продолжалась до середины 1930-х годов. Очевидная тенденциозность рассмотрения аграрной политики через призму политических задач и решений препятствовала объективным выводам по проблемам поставок хлеба, товарности крестьянского производства. Конъюнктурное определение границ нэповского курса не позволило установить истинные причины отказа от рыночных методов регулирования, развития кризисных явлений в снабжении государства, промышленных рабочих и городов продовольствием.

Не так уж мало неприемлемого, по мнению диссертанта, и в современной литературе по продовольственному вопросу и в целом по нэповской аграрной политике Советского государства. По-прежнему принципиальные возражения вызывает, например, неопределённость и произвольное определение конечной даты новой экономической политики. В этом прослеживается дань конъюнктуре или непринципиальный подход к определению хронологических границ нэпа.

Хронологические рамки данного диссертационного исследования определяются 1921 - 1929 годами. Датировка нэповского периода, а значит и его аграрно-продовольственной политики, до сих пор является предметом дискуссии. В нашей литературе ещё до недавнего времени повторялось сталинское утверждение, что нэп продолжался до «победы социализма», закреплённое в Конституции СССР 1936 г., но это противоречило действительности1. А сегодня распространена точка зрения, что нэп был свёрнут к 1928 году2. Диссертант придерживается мнения, что этот период охватывает 1921 -1929 гг., а потому исследует опыт решения продовольственного вопроса в этих хронологических рамках.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определены его объект и предмет, цели и задачи, хронологические и территориальные рамки, раскрывается новизна и научно-практическое значение диссертации.

В первом разделе «Методология, историография и источниковая база исследования» определяются теоретико-методологические основы работы, даны историографический анализ и характеристика источниковой базы исследования. Автор подробно остановился на теории и методах, позволивших получить искомый результат.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Васильев, Андрей Анатольевич

Выводы

1. После впечатляющих успехов нэпа в решении продовольственного вопроса в восстановительный период, когда и в Поволжье производство сельскохозяйственной продукции превысило уровень 1913 г. на 12 %, положение стало меняться с принятием курса правящей компартии на индустриализацию страны и коллективизации сельского хозяйства. В 1928 - 1929 гг. произошло свёртывание нэпа, а продовольственный вопрос, оставаясь центральным в советской аграрной политике, стал обостряться. Это особенно отчётливо раскрывается на примере Поволжья - важнейшей житницы страны.

В деревне, в том числе поволжской, преобладало натуральное хозяйство и крестьяне потребляли 85 % собственной продукции. К тому же формирование агропродовольственного рынка в стране и регионах осложнялось медленным развитием промышленности до перехода и форсированной индустриализации. После восстановительного периода власть всё больше опиралась не на рыночные, а на командно-административные начала, которые ломали механизм нэпа, и товарооборота между городом и деревней нарушался. У Советского государства ещё не было возможности обеспечить крестьянство сельскохозяйственной техникой и удобрениями, а значит и повысить эффективность аграрного производства.

2. В последние два хозяйственных года нэпа выполнение плана хлебозаготовок становилось всё более трудным делом. Возможности экспорта зерна, за счёт которого закупались станки и оборудование для строящихся заводов и фабрик, сокращались. А технико-экономическая отсталость СССР, его зависимость от импорта оборудования в условиях ухудшения международного положения (разрыв Англией торговых и дипломатических отношений с СССР в 1927 г. и угроза новой интервенции, военного конфликта с китайскими милитаристами в 1929 г.) были чреваты ослаблением обороноспособности государства. Страна встала перед необходимостью ускорения индустриализации и укрепления оборонной мощи, а в связи с этим - иного решения продовольственного вопроса.

Набравший силу во второй половине 20-х гг. «большой скачок» в индустриализации повлёк за собой крутой перелом политики Советского государства в деревне - форсирование коллективизации сельского хозяйства. На примере аграрных регионов Нижней и Средней Волги выявляется неспособность нэпа противостоять влиянию складывавшейся командно-административной системы под флагом классового подхода к решению продовольственного вопроса. В наиболее концентрированном виде это проявлялось сперва в политике «ограничения кулачества как класса». В системе налогообложения основная тяжесть возлагалась именно на кулаков, чьи хозяйства были наиболее эффективны в производстве зерна и другой продукции. Как следствие «анитикулацкой линии», в 1927/28 хозяйственном году экспорт зерна сократился втрое по сравнению с 1926/27 хозяйственным годом, а во всех городах с 1929 г. была введена карточная система распределения продуктов питания.

3. Научная разработка исторического опыта решения продовольственного вопроса на путях нэпа сопряжена с дискуссией, в центре которой оказалось противопоставление сталинской линии на форсированную индустриализацию за счёт крестьянства на основе принудительной для его большинства сплошной коллективизации и «бухаринской альтернативы» продолжения нэпа. Из колхозов, которые в Поволжье оказались по товарности в 2 - 3 раза эффективнее единоличных хозяйств, было легче выкачивать средства в пользу индустриализации, прежде всего хлеб на экспорт и для растущего населения промышленных городов. Бухаринская «правая» оппозиция в партии не отрицала коллективизацию, но отводила ей вспомогательное место, считая, что основой аграрного сектора долго ещё должны быть индивидуальные крестьянские хозяйства, способные обеспечить страну продовольствием.

Сторонники «бухаринской альтернативы» были также в земельных управлениях Нижне-Волжского края и Средне-Волжской области (края с 1929 г.). Вслед за исключением из руководства ВКП(б) Н.И. Бухарина, А.И. Рыкова и М.П. Томского были разгромлены группы их сторонников в партийных и советских органах Нижне-Волжского и Средне-Волжского края. Были пресечены репрессивным путём «хлебная стачка» деревни и крестьянские выступления против чрезвычайных мер в контексте политики «ликвидации кулачества как класса»: в Поволжье, как и всей стране, кулаки составляли 4 - 5 % крестьянских хозяйств, а раскулачиванию подверглось 15 %. Это негативно сказалось на производстве сельскохозяйственной продукции и агропродовольственном рынке. Власть увеличивала налоговый пресс на единоличников, форсируя колхозное строительство. И отнюдь не до «победы социализма», закреплённой в Конституции СССР 1936 г., продолжался нэп согласно известному тезису Сталина, а был сломан в год «великого перелома», когда большевики развернули «сплошную коллективизацию». К концу 1929 г. уровень коллективизации на Нижней и Средней Волге был «довести» до 62 - 63 %. А в 1932/33 г. Поволжье испытало голод.

При всём драматизме, а то и трагизме событий, связанных с форсированной коллективизацией и индустриализацией, приходится, однако, признать, что «бухаринская альтернатива» продолжения нэпа делала невозможным быстрое развёртывание тяжёлой промышленности и, следовательно, укрепление обороноспособности СССР на неопределённый срок. А это было смертельно опасно в канун Великой Отечественной войны. Колхозная деревня, пережив все испытания конца 20-х - 30-х годов, явилась не только главным ресурсом для индустриализации, но создала мощный продовольственный фонд, который был столь необходим стране в пятилетней войне, на пути к Великой Победе над германским фашизмом.

Заключение

Материалы диссертационного исследования подтверждают, что продовольственный вопрос в аграрной политике Советского государства являлся важнейшим аспектом нэпа. Советским правительством была предпринята попытка реализовать в известной мере принципы свободного рынка и государственного регулирования, связать взаимовыгодными отношениями всех участников хозяйственно-экономического процесса. Вместе с тем, конечно же, учитывается, что большевистское руководство страны вкладывало в экономическую политику своё понимание их взаимных интересов.

Однако было бы ошибочно вести отсчёт всем решениям правящей РКП(б) - ВКП(б) от политических задач, от программных целей построения социалистического общества и внутрипартийного противостояния. Большевистское руководство способно было преодолевать шоры собственных политико-теоретических планов и руководствоваться насущными хозяйственно-экономическими задачами. Коммунистические лидеры умели предпринимаемые сугубо хозяйственные шаги облачить в идейно-политическую форму последовательного строительства социализма, объясняя отклонения от утверждённых постулатов творческим подходом. Ярким примером тому служит утверждение нэповской концепции аграрно-продовольственной политики.

Острейший экономический и политический кризис зимы 1920/21 года был вызван кризисом политики «военного коммунизма». Ещё на VIII Всероссийском съезде Советов в декабре 1920 г. председатель СНК В.И. Ленин указал на то, что после окончания гражданской войны прямого перехода к социалистическому хозяйствованию не произойдёт, что необходимо пройти через переходный период1. На этом же съезде было признано, что основной задачей должно стать не изъятие хлеба, а стимулирование сельскохозяйственного производства. Воплощение этих идей в жизнь начинается через три Ленин В.И. ПСС. Т. 42. С. 138. месяца, с утверждением на X съезде РКП(б) новой экономической политики. Правительственный декрет включал в себя три основных тезиса: 1) замена развёрстки хлебным налогом; 2) уменьшение налога в два раза относительно развёрстки; 3) расширение права земледельца на использование излишков. Неотъемлемым условием их реализации была интеграция аграрной и продовольственной составляющих в единую политику.

По мере утверждения нэповской концепции растёт и противодействие ей со стороны многих коммунистов и советских работников, вызванное растерянностью, непониманием и разочарованием в связи с предпринятыми шагами по возрождению капиталистических принципов в экономике. Они воспринимали экономические решения большевистского руководства страны как капитуляцию перед натиском мелкобуржуазной стихии крестьянства. Политико-мировоззренческое неприятие нэпа приобретает устойчивый и упорный характер под воздействием нараставшего экономического кризиса и катастрофического положения с продовольственным снабжением, особенно в условиях голода 1921 - 1922 гг. в Поволжье. В сложившихся чрезвычайных обстоятельствах потребовалась жёсткая концентрация управленческих функций в руках государства, позволяющих перераспределить зерно, чтобы обеспечить голодающие регионы.

Острый недостаток хлеба у крестьянина-производителя нивелировал стимулирующие возможности свободного товарообмена, нечего было предлагать на продовольственном рынке, а цены на имеющиеся промышленные товары были чрезвычайно высокими. Как свидетельствуют исследованные материалы губерний Поволжья, среди промышленных рабочих начались волнения и забастовки. Возмущение вызвала отмена продовольственных пайков. Подобные факты объективно требовали использования мобилизационных методов прежней политики.

Осенью 1921 г. председатель СНК В.И. Ленин подводит черту под дискуссией о судьбе нэпа и твёрдо заявляет, что новой экономической политике нет альтернативы в сложившихся условиях. Конфискационнораспределительные методы в продовольственной работе - это чрезвычайные и временные меры во время борьбы с голодом, но нэповские принципы в аг-рарно-продовольственной политике - гарантированное землепользование для крестьянина, свобода выбора форм обработки земли и свободная торговля излишками своего труда - в сложившихся условиях являются единственной возможностью вывести экономику страны из кризиса.

В течение года, с осени 1921 г. до конца 1922 г., осуществляется комплекс законодательных и организационных мероприятий в аграрно-продовольственной сфере. Разработаны и утверждены земельный кодекс, система налогообложения крестьянского двора, закладываются основы рыночного товарооборота, агропродовольственного рынка, утверждается государственное регулирование, а не управление экономикой.

Утверждение нэповских принципов и благоприятный урожай 1922 г., как показали исследованные материалы губерний Поволжья, в этом регионе, наиболее пострадавшем от засухи и голода, успешно происходило восстановление экономики деревни.

В 1923 г. процесс восстановления народного хозяйства страны затормозился из-за разразившегося кризиса сбыта промтоваров, так называемого кризиса «ножниц цен». Советское правительство спешило как можно быстрее наладить усиленное финансирование промышленности. Многие в ЦК РКП(б) и СНК руководствовались прямой логикой, что рост сельскохозяйственного производства без промедления должен дать пропорциональное увеличение средств для промышленности. Подспудно часть партийного и советского руководства стремятся настроить новую систему руководства народным хозяйством на старый лад волюнтаристских методов «военного коммунизма» вопреки законам экономики.

Соответствие экономики общественно-политическому устройству Советского государства доктринёрски считалось главным мерилом в оценках политики партии и правительства. В период переосмысления советской истории во второй половине 1980-х - в 1990-е гг. этот подход останется доминирующим. Среди широкой общественности, благодаря главным образом многочисленным конъюнктурным публицистическим работам (статьям и книгам), утвердится мнение, что все проблемы и кризисы нэпа были порождены политическими причинами - стремлением большевиков к созданию тоталитарной системы. Увлечение развенчанием коммунистических идей социалистического прошлого привело к тому, что из опыта большевистского руководства (увлечённого развенчанием капиталистической системы) в постсоветскую историографию перекочевало стремление придать всем проблемам и явлениям политический характер и политическую целесообразность. Отсюда проистекает и неверное истолкование уроков нэпа, аграрно-продовольственной политики и, в частности, причин кризиса товарооборота 1923 - начала 1924 года.

В начале нэповского восстановительного периода «живая сила» свободы выбора форм хозяйствования и торговли для крестьянина привела к опережающим темпам восстановления сельского хозяйства относительно промышленности. К концу 1922 г. общие показатели восстановления аграрного производства составили 37 %, а промышленности - 25 %\ Но цены на продовольствие из-за большого спроса после нескольких лет недоедания и голода оставались завышенными, а промтовары город готов был отдавать по низким ценам, лишь бы иметь возможность приобрести хлеб и другие продукты питания. В этой связи возникло решение, дабы не допустить нерациональной распродажи промышленной продукции по низким ценам, взвинтить их рыночную стоимость. Результатом стало сокращение товарооборота на четверть из-за резкого снижения покупки крестьянами сельскохозяйственных машин, орудий труда и других промтоваров.

Из анализа кризиса сбыта вытекает вывод, что отсутствие государственного регулирования, как и чрезмерное вмешательство в рыночное ценообразование, отрицательно сказывается на поддержании равновесия цен на

1 Бокарев Ю.П. Нэп как самоорганизующаяся и саморазрушающаяся система // НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. М., 2006. С. 127. промышленные и сельскохозяйственные товары. Кстати сказать, и в недавнем опыте преобразований аграрного производства, во второй половине 1980-х - в 1990-е гг. этот урок из опыта нэпа игнорировался или воспринимался односторонне - упорно отстаивалась идея саморегулирующегося рынка без какого-либо вмешательства государства. Эти надежды не оправдались. На нерегулируемом рынке аграрная отрасль оказалась самым уязвимым звеном, попавшим в зависимость от поставщиков горюче-смазочных изделий, сельскохозяйственной техники и торговых посредников. В результате рынок диктует цены крестьянину на его продукцию (хлеб, молоко, мясо) ниже себестоимости. Сегодня серьёзную озабоченность вызывает сокращение сельских трудовых ресурсов, экспансия импортного продовольствия на отечественный рынок, утрата продовольственной безопасности. Существует острая необходимость в выработке форм и методов участия государства в регулировании агропродовольственного рынка.

Анализ первого кризиса нэпа позволил диссертанту сделать ещё один принципиально важный вывод. Истоки кризиса заключались не в подмене рыночного саморегулирующего механизма государственным вмешательством в ценообразование, а в дефицитном рынке. Следует согласиться с определением И.Б. Орлова, что в 1923 г., в сущности, случился «кризис недопроизводства и недопотребления»1. Изначально кризис начал развиваться на почве завышенных цен на хлеб и другое продовольствие из-за неудовлетворённого спроса. Затем, когда прямыми директивами правительства ценовое соотношение кардинально изменилось в пользу промтоваров и крестьянин отказался от их приобретения, обостряется экономическое положение промышленных рабочих и служащих. Предприятия, не реализовавшие свою продукцию, вынуждены снижать зарплату своим работникам и увольнять их. Осенью 1923 г. во многих губерниях, главным образом в городах, ещё были

1 Орлов И.Б. Проблемы единой экономики // Россия нэповская / под ред. А.Н. Яковлева. М„ 2002. С. 156. рецидивы голода1. Это стало следствием недостатка средств у предприятий и рабочих. После прямого распоряжения правительства тресты и синдикаты снизили цены на свою продукцию. И тут же кризис сбыта сменился товарным голодом в 1924 году. Кризис 1923 - начала 1924 г. показал, что рынок не способен должным образом регулировать товарооборот в условиях недостатка товаров и средств.

Дефицит слагаемых рыночного товарооборота периодически проявлялся на протяжении всех лет новой экономической политики, что требовало вмешательства государства с целью восстановления товарооборота между городом и селом.

Исследование кризисов нэпа привело диссертанта к выводу, который позволяет понять и учесть объективное внутреннее противоречие аграрной и продовольственной составляющих единой политики. Сельскохозяйственное производство отличает от других отраслей ярко выраженная аритмия. Только уборочная кампания определяла результаты всего хозяйственного года. Затем в течение трёх - четырёх месяцев крестьянин проявлял максимальную активность при сдаче хлеба государству по налоговым обязательствам, что избавляло его от необходимости хранить продолжительное время зерно, предназначенное для налоговых выплат, а на рынке, продавая хлеб, приобрести самые насущные промтовары и предметы быта. Но для успешного проведения продовольственной политики важно поддержание равномерных поставок в течение всего года, что гарантирует приёмные пункты зерна, хранилища и транспорт от перегрузки и потерь, а рынок - от избытка осенью, острого дефицита весной и сильных колебаний цен.

Анализ государственной аграрно-продовольственной политики в период нэпа привёл автора диссертации к некоторым выводам относительно социальной политики в деревне. На сегодня в литературе преобладающей остаётся точка зрения, что большевистская политика демонстративной поддержке бедняка и маломощного середняка была крайне вредна и кроме раскола

1 Известия ЦК КПСС. 1990. № 7. С. 190. внутри крестьянского общества в угоду властным амбициям коммунистов ничего другого не преследовала. Действительно, большевики провозгласили классовый подход основным принципом своей политики и неуклонно следовали ему. Но имело место и другое: решения принимались в соответствии с объективными требованиями экономической политики.

Вопрос поддержки бедной части сельского населения за счёт зажиточных хозяев - наиболее сложный для выявления соотношения объективной необходимости и руководящего значения субъективных политико-идеологических установок. Научный анализ материалов губерний Поволжья подтвердил, что стремление Советского государства поддержать бедняка имело под собой объективную необходимость стабильных и равномерных поставок зерна государству по налоговым обязательствам и на рынок. Острая нужда в средствах и отсутствие хороших зернохранилищ заставляли маломощных хозяев спешить сдать и продать хлеб. В этой связи осенью наблюдался большой поток зерна, с которым не справлялись государственные заготовители, и на рынке падали цены. Бедняк осенью дёшево продавал хлеб, а весной, испытывая недостаток в нём, дорого покупал. Сезонная неравномерность предложений хлеба порождала спекулятивное ценообразование и люмпенизацию бедноты, которая выливалась в рост внутрисельского потребления хлеба, сокращение товарных поставок, сокращение налогооблагаемой базы и, как следствие, кризисные явления в аграрной и продовольственной политике.

На том переломном этапе в развитии нашего государства в аграрно-продовольственной политике не было однозначно положительных решений и в первую очередь в преодолении хозяйственно-экономической дифференциации крестьянских хозяйств. Все мероприятия по развитию нэповской политики требовали вложения средств, а основным источником являлось крестьянство. Следовательно, финансовая поддержка, налоговые льготы для бедноты ложились бременем на деревню, точнее на её зажиточную часть. Архивные материалы губерний Поволжья, опубликованные документы подтверждают, что рынок в тех обстоятельствах не являлся альтернативой, удовлетворяющей интересы всего крестьянства. Его тоже ещё предстояло развивать. Рыночная экономика - сама продукт товарного производства.

В первоначальной основе своей рынок - это среда, сформированная товарооборотом, товарно-денежными отношениями (наличием оборотного капитала, денежных средств), спросом и предложением (наличием товарности и специализации производства), широкими конкурентными возможностями. Формирование рыночного механизма регулирования имманентно развитию рыночной среды. В Советском государстве рынок начал своё становление на основе неподавленной «военным коммунизмом» «сухаревки», «мешочничества» и мобилизационных методов преодоления последствий послевоенной разрухи и голода 1921 - 1922 годов. Поэтому упование на саморегулирующие возможности рынка в восстановительный период нэпа не оправданы. Его так же, как и сельское хозяйство и промышленность, необходимо было восстанавливать.

Одновременное решение всех задач не могло быть одинаково успешным. Анализ кризиса сбыта на материалах губерний Поволжья также показал, что нэп в принципе не мог быть бескризисной моделью. Стимулирование производственной инициативы крестьянина требовало снижения налогового бремени, свободного ценообразования на все виды товаров, но при дефицитности рынка нерегулируемы государством цены на промышленные и сельскохозяйственные товары имели тенденцию к спекулятивному росту, который вызывал инфляционные процессы и кризисные явления в денежной и финансово-кредитной системе. Снижение налогов замедлило бы перераспределение средств в пользу промышленности, в том числе и по переработке сельхозпродукции. Обеспечение роста товарооборота, стабильных цен и поставок на агропродовольственный рынок требовало регламентации экономической деятельности крестьянских хозяйств со стороны государства. Поэтому, когда оно пыталось регулировать все процессы при помощи рыночных методов, противоречия постепенно нарастали, а их обострение требовало прямого вмешательства правительства и местной исполнительной власти.

Зависимость крестьянского хозяйства от государственной поддержки, а продовольственного рынка - от прямого регулирования определялась природно-климатическим фактором. Л.В. Милов подробно и обстоятельно описал в своей работе1, что во всех сельскохозяйственных регионах России условия были тяжёлыми или из-за короткого и неустойчивого лета, или по причине частых засух и резкой смены климата. Сильная засуха и неурожай постигли Поволжье и ряд других районов в 1924/25 хозяйственном году. Исследованные материалы губерний Поволжья позволили выяснить, что последствия бедствия были преодолены благодаря предпринятым государством комплексным мерам. Совнарком и СТО создали Комиссию по борьбе с последствиями неурожая при СНК СССР, которая занималась вопросами доставки семенного материала, фуража для сохранения скота в крестьянских хозяйствах; были списаны задолженности по налогам и разработана новая система налогообложения для кризисных районов; выделены средства на поддержание хозяйств; установлено государственное регулирование рынка с целью недопущения спекулятивной торговли по завышенным ценам и для обеспечения местного потребления . Проблему удалось успешно и оперативно локализовать благодаря скоординированным действиям исполнительной власти всех уровней.

Трудности восстановительного периода нэпа поставили перед большевистским руководством ряд сложных задач. Сначала пришлось признать, что никакой альтернативы рыночной экономике нет. Затем первый кризис нэпа

1923 г. показал, что рынок не справляется с задачей регулирования цен. Комплексное применение мобилизационных мер государством потребовалось и в

1924 г. - во время неурожая в Поволжье.

1 Милое Л. В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998. С. 7-12.

2 ГАРФ. Ф. 7820. Д. 1. Л. 2; Д. 2. Л. 182.

Советское правительство извлекло уроки из того опыта. На материалах Саратовской, Пензенской, Астраханской и других губерний Поволжья диссертант показал, что руководство страны, местная исполнительная власть, прибегая к прямому управлению, последовательно развивали нэповские принципы. Совершенствовалась налоговая система. Проводилась работа по землеустройству крестьянских хозяйств с целью ликвидации чересполосицы, препятствовавшей росту товарного производства и внедрению передовой агрикультуры. Развивался агропродовольственный рынок благодаря кооперации, частной и государственной торговле на нём. В целом хозяйственно-экономическое положение деревни стало весьма благополучным. И это подтверждают в своих оценках как бывшие политические оппоненты болыпеви

1 2 ков , так и современные учёные . Потребление продовольствия на душу населения повысилось до уровня богатых передовых мировых держав.

Вывод не носит патетики советской историографии. Из него не следует, что наступил период абсолютного благополучия, когда все решения принимались в интересах крестьянина, в продовольственном вопросе достигнуты абсолютные результаты. Нет, всё было далеко не так однозначно. И абсолютизация результатов, главным образом в их интерпретации, противоречит научным методологическим основам. Диссертант считает необходимым это подчеркнуть, дабы не сложилось ложное впечатление от сделанных выводов.

Как свидетельствуют материалы губерний Поволжья, акцентирование усилий на поддержке беднейших крестьянских дворов порождало иждивенческие настроения в деревне, когда крестьянин не спешил лишиться статуса бедняка, следовательно, не стремился к развитию своего хозяйства. А на зажиточные и крепкие середняцкие хозяйства перекладывалась налоговая нагрузка, препятствуя развитию их товарности, накапливанию оборотных средств для наращивания производственных мощностей. В продовольственной политике отрицательное воздействие оказывало несовершенство налого

1 См.: Маслов С.С. Колхозная Россия. М., 2007.

2 См.: Грациози А. Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 19171933. М., 2008. вой системы, неправомерные действия представителей власти, которые своё неумение или нежелание вести кропотливую работу, требующую знаний, компенсировали командно-административными действиями. Уровень жизни в деревне значительно отставал от городского. Поэтому под теми положительными оценками периода восстановления и развития экономики и агро-продовольственного рынка следует понимать и достижение равновесия рыночной и государственной составляющих в хозяйствовании и в управлении экономикой.

Баланс в экономике был нарушен в пользу рынка, когда разразился второй кризис нэпа, вызванный провалом хлебозаготовительной кампании и срывом экспортно-импортного плана 1925/26 хозяйственного года. Крестьянин отказался сдавать хлеб государству по фиксированным ценам и реализо-вывал его на рынке в два раза дороже. Государство перешло к прямому регулированию цен и административным мерам воздействия, чтобы стабилизировать ситуацию. Сделать это удалось, и советское правительство вернулось к нэповским принципам хозяйственно-экономического управления. Но кризис показал, что рынок не стал самостоятельным регулирующим механизмом.

В 1925/26 г. правительство планировало основную часть хлебозаготовок (70 %) осуществить осенью. Задача была продиктована требованиями рыночной экономики добиться стабильной динамики поставок на агропродо-вольственный рынок и устойчивых цен на нём. Большие закупки осенью позволяли поддержать оптимальные цены, а весенняя интервенция хлеба из государственных закромов на рынок не давала им значительно расти. На мировом рынке Советское государство имело возможность опередить других крупных экспортёров дешёвого хлеба в Европу из Северной Америки и Аргентины. Но планы были сорваны из-за слаборазвитой промышленности.

В августе 1925 г. крестьянин мало вёз хлеба на продажу. Причиной являлся товарный голод. Правительство поднимает закупочные цены, так как заключены крупные договоры на экспорт зерна и в портах ожидают его подвоза зафрахтованные суда. В это же время на хлебопроизводящие районы обрушились дожди, затянувшие сроки уборочной кампании. В выигрыше в этой ситуации оказались крепкие крестьянские хозяйства, оснащённые современными высокопроизводительными орудиями труда и машинами. Они успели убрать урожай и продать его по высоким ценам. Во второй половине сентября, когда удалось собрать урожай остальным хозяйствам, закупочные цены снизились, потому что произошло их падение на мировом рынке, и для государства закупки по августовским ставкам становились нерентабельными. Рынок тоже не мог ничего предложить. Продолжали срываться сроки и объёмы поставок промтоваров, сельскохозяйственной техники. К 1 января 1926 г. было поставлено в деревню немногим более 50 % от запланированного. Поэтому у крестьянина не было стимула выходить на рынок с предложениями своей продукции.

Слабая техническая оснащённость крестьянских хозяйств, дефицит промтоваров, неразвитая транспортная инфраструктура не позволяли добиться стабильного, динамично развивающегося товарооборота и исключить сезонные и спекулятивные колебания цен на продовольственном рынке.

Стала очевидной первоочерёдность задачи индустриализации страны. Соответствующее решение как раз и было принято во время кризиса в декабре 1925 г. на XIV съезде ВКП(б). Но в последующие месяцы нарушенное равновесие было восстановлено и оснований для кардинальной постановки вопроса о судьбе нэпа ещё не возникло.

С началом реализации плана индустриального строительства быстро прогрессировали коренные противоречия нэпа. Ускоренное развитие промышленности дало толчок росту городов и промышленного населения. Возникла нужда в принципиально иных, гораздо больших объёмах сельскохозяйственной товарной продукции. А в сельском хозяйстве в этот же период наблюдается стагнация. Деревня не имеет стимула и возможностей для расширения товарного производства. Стоимость промышленных товаров высока, они не отвечают требованиям по своему качеству, и не решена проблема их дефицита на рынке. Кредитование закупок дорогостоящих машин и орудий труда также мало привлекало крестьянина. Он считал целесообразным продолжать использовать старые, даже архаичные (деревянная соха) орудия труда, но не работать на оплату кредитных обязательств за приобретённую дорогостоящую технику. Слабая заинтересованность крестьянина в рынке и кредитовании ослабляла денежную систему. Соответственно, деньги для крестьянина не являлись основным оборотным капиталом и резервом. Основной валютой для него оставался хлеб. Это ещё больше обостряло проблемы товарооборота, наращивания средств и направления их на развитие промышленности.

Критической точки противоречия достигли осенью 1927 г. после сбора урожая и начала хлебозаготовительной кампании и привели к самому острому кризису хлебозаготовок. В 1927/28 г. государству удалось заготовить хлеба всего около 50 % от запланированного. Стало очевидно, что нэповская аг-рарно-продовольственная политика не справляется с задачами стабильного и динамичного наращивания производства и обеспечения продовольствием и средствами быстро растущего городского населения и промышленности.

Два последовавшие друг за другом хлебозаготовительных кризиса окончательно убедили большевистское руководство в необходимости изменить формы сельскохозяйственного производства и принципы продовольственной политики. 1928 - 1929 гг. стали периодом свёртывания нэпа.

Исследованные материалы губерний Поволжья позволили выяснить, что формирование концепции колхозного строительства в этот период было имманентно развитию кризиса. Во время него и до окончательного свёртывания нэпа нерешённые проблемы аграрно-продовольственной политики остро проявились. На начальном этапе развивается хозяйственная дифференциация деревни. В первые несколько недель хлебозаготовительной кампании 1927/28 г. основными поставщиками хлеба были маломощные хозяйства. Поступления от них в общем объёме были незначительными и быстро завершились. А крепкие и зажиточные хозяева погасили налоговые обязательства деньгами от продажи мясо-молочной продукции и технических культур.

Продавать хлеб государству по фиксированным ценам для них было нецелесообразно. Они реализовывали его на рынке или оставляли в резерве. В этой связи государственные заготовки в октябре 1927 г. резко падают, создавая угрозу реализации продовольственной политики и экспортно-импортных операций. Крайне низкие государственные хлебозаготовки приводят к перебоям со снабжением промышленных районов. На рынке начинается спекулятивный рост цен на хлеб, а затем - на все продовольственные товары.

Инфляция раскручивается ещё быстрее из-за того, что в промышленных отраслях происходил в предкризисный период продолжительный необоснованный рост зарплат рабочих, не соответствующий низкой производительности предприятий. На фоне перебоев с поставками хлеба ажиотажный спрос и рост цен ведут к нарушению равновесия товарооборота, кредитно-денежной системы, индустриального развития. Во многих городах местные власти с 1928 г. стали вводить продовольственные карточки для обеспечения промышленного населения хлебом. Было утверждено решение широко применять ст. 107 УК РСФСР к тем, кто отказывается сдавать хлеб.

Государство вновь обращается к командно-административным мерам, усиливает взыскание всех недоимок с крестьян, распространяет государственные займы и требует усиленно провести кампанию по самообложению. Предпринятые шаги дали определённые результаты, но товарооборот приобрёл форму натурального обмена. При этом товара явно не хватало, а поступивший в деревню далеко не всегда доходил до тех, кто сдавал хлеб, и распределялся по усмотрению местных органов власти преимущественно в немногочисленные тогда колхозы, совхозы и среди бедноты. Как свидетельствуют материалы Поволжья, крестьянство крайне возмущали предпринятые меры, и с его стороны стали раздаваться угрозы сократить запашку полей до размеров, обеспечивающих собственное потребление.

На материалах Пензенской, Саратовской, Царицынской и других губерний Поволжья диссертант показал, как на угрозы сокращения засева полей власти ответили активной работой по организации кооперативов и коллективных хозяйств из маломощных крестьянских дворов с целью расширения запашки полей. Другими словами, изменения аграрной политики происходили сообразно нараставшим угрозам.

К лету 1928 г. напряжение в аграрно-продовольственной сфере в Поволжье и в других регионах удалось временно снять. На июльском 1928 г. пленуме ЦК ВКП(б) принимаются решения вернуться к экономическим принципам регулирования. Руководство партии постановило повысить государственные закупочные цены на зерно, снизить применение репрессивно-конфискационных мер и оживить рынок и частную торговлю. Для подготовки заготовительной кампании 1928/29 г. была создана Комиссия Оргбюро ЦК, которая предложила для оздоровления рынка целенаправленно увеличить производство промтоваров для крестьянства, утвердить повышенные планы снабжения деревни и завезти «сверх импортного плана до 30 млн рублей товаров из-за границы для производственного и личного снабжения деревни»1. Предпринятые советским правительством меры ещё вписывались в контекст новой экономической политики, так как не были подвергнуты ревизии её базовые принципы.

Широкое применение внеэкономических методов в 1928 г. стало реакцией на обострившиеся проблемы товарооборота и аграрно-продовольственной политики, а не поводом для свёртывания нэпа. Предпринятые советским правительством меры вписывались в контекст новой экономической политики, так как не были подвергнуты ревизии её базовые принципы.

Анализ состояния сельского хозяйства, агропродовольственного рынка, кризисных явлений в аграрно-продовольственной политике государства привели диссертанта к выводу, что альтернативы индустриализации в кратчайшие сроки не было. Документы центральных архивов, материалы губерний Поволжья, историографические разработки убедительно доказывают необходимость и неизбежность масштабного преобразования всей промышленности

1 РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 12. Л. 76. страны в сжатые сроки. Это было обусловлено конкретно следующими факторами. Во-первых, слабыми производственными возможностями промышленности, не способной обеспечить рынок качественными товарами в необходимых объёмах, установить прочные экономические связи с сельхозпроизводителем (отсюда спекулятивные колебания цен, отказ крестьянина от поставок хлеба и закупок фабрично-заводской продукции, слабая капитализация крестьянского двора). Во-вторых, отсутствием машинной техники в крестьянском хозяйстве, изношенностью устаревшего оборудования на предприятиях по переработке сельскохозяйственного сырья, аналогичным состоянием транспортной отрасли и путей сообщения, что и определяло отсутствие динамики в развитии крестьянского хозяйства. Наконец, для решения проблем аграрного перенаселения и землеустройства необходимо было привлечение промышленных мощностей, которых не было.

Научное исследование продовольственного вопроса в аграрной политике Советского государства в 1921 - 1929 гг., опыта ее осуществления в губерниях Поволжья позволило сформулировать в диссертации важнейшие уроки, в том числе и горькие, и определить вытекающие из них научные рекомендации, которые, по мнению автора, было бы полезным учесть в наше время. Ибо действие принципа историзма не может ограничиваться изучением вопросов аграрно-продовольственной политики государства только в прошлом, а позволяет понять и осмыслить поучительные уроки этого прошлого для настоящего и будущего.

Первый урок. В продовольственной политике государства нельзя ущемлять и тем более игнорировать жизненные интересы крестьянства. Они касаются прежде всего земли, которая должна принадлежать тем, кто на ней трудится. В период новой экономической политики законодательно действовало право пользования землёй для всех тружеников. Ныне, когда в законодательном порядке ставится вопрос о свободной купле-продаже пашенных земель в частную собственность, необходимо, на наш взгляд, в полной мере учитывать исторические особенности регионов. Так, казачество, в том числе на территории нынешних Саратовской, Волгоградской и Астраханской областей, было привержено общественным формам собственности на землю. Казачья община демонстрировала российский вариант коллективного рыночного хозяйства, и это обстоятельство нельзя игнорировать в продовольственной политике при любом политическом строе.

Второй урок, извлечённый из исследованного опыта продовольственной политики Советского государства напоминает о необходимости эквивалентного обмена между городом и деревней в условиях, не требующих чрезвычайных мер. Из опыта нэпа для нас, сегодняшних, вытекает необходимость обеспечения такого обмена, тем более при утрате продовольственной независимости страны.

Третий урок учит важности регулирующей роли государства в продовольственном снабжении населения в условиях рыночного хозяйствования, каким является и нынешнее время. И еще в современной продовольственной политике было бы целесообразно, с нашей точки зрения, при разработке экономической стратегии государства обеспечивать гармоничное сочетание его интересов с интересами крупного экономического региона типа Поволжья и входящих в него областей, выполняющих роль житниц страны.

Из сформулированных здесь уроков вытекает ряд рекомендаций.

1. Как показал опыт нэпа, отсутствие устойчивых широких связей сельского хозяйства и промышленности ведёт к ценовой войне, которая не разрешается рыночными методами, а здесь требуется государственное регулирование.

2. Долгосрочные взаимовыгодные отношения государства и крестьянства возможны в том случае, когда крестьянское хозяйство имеет достаточные основные и оборотные фонды, которые гарантируют исполнение договорных и налоговых обязательств, и их создание необходимо поддерживать.

3. Производственная конкуренция на селе необходима, но должна носить ограниченный характер. Принципиально важно обеспечить максимальному числу крестьянских дворохозяйств возможность трудовой деятельности на земле. Это ведёт к росту агропродовольственного рынка, увеличивает товарооборот города и села, создаёт и регулирует рыночную стоимость сельскохозяйственной земли, сохраняет социальную стабильность.

4. Крестьянские хозяйства, как полагает диссертант, должны иметь равные возможности и обязательства при различных производственных формах, как и охраняемый законом свободный доступ к организации индивидуальной или различных видов коллективной производственной деятельности.

5. Необходим доступ к рынкам сбыта мелких и крупных товаропроизводителей, близлежащих сёл и удалённых.

6. Целесообразно широкое использование контрактации на долгосрочной договорной основе, доступное для крестьянина и выгодное для банков и других финансовых учреждений кредитование сельхозпроизводителя.

7. Для государства и общества предпочтительно установление и поддержание сбалансированных цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию.

8. По мнению диссертанта, требуется обоснованная экономическая ответственность сельхозпроизводителя за обеспечение продовольственного рынка необходимым количеством продукции.

9. Решение продовольственного вопроса предполагает также наличие аппарата и системы мер, гарантирующих потребителя от дефицита и спекулятивных цен на продовольственном рынке.

Наконец, думается, было бы целесообразно подробнее включить в учебные курсы по отечественной истории материалы об опыте осуществления аграрно-продовольственной политики России в 1921 - 1929 гг. на региональном уровне, в том числе в стратегически важном Поволжье.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Васильев, Андрей Анатольевич, 2009 год

1. ИСТОЧНИКИ 1.1 АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

2. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ)

3. Секретариат председателя Совета народных комиссаров и Совета труда и обороны (Ф. 5).

4. Центральный комитет РКП(б) ЦК ВКП(б) (Ф. 17).

5. Протоколы заседаний Совета Народных Комиссаров (Ф. 19).4. Цюрупа А.Д. (Ф. 158).

6. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

7. Совет Народных Комиссаров РСФСР Совет Министров РСФСР (Ф. 130).

8. Центральная комиссия по борьбе с бедностью в деревне при Всероссийском Центральном исполнительном комитете (Ф. 1066).

9. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет РСФСР (Ф. 1235).

10. Протоколы заседаний и распоряжений СНК (секретариат А.И. Рыкова) (Ф. 5446).

11. Комиссия по борьбе с последствиями неурожая при СНК СССР (Ф. 7820).

12. Российский государственный архив экономики (РГАЭ)

13. Народный комиссариат земледелия РСФСР (Ф. 478).

14. ЦСУ сельского хозяйства (Ф. 1562).

15. Народный комиссариат продовольствия РСФСР (Ф. 1943).

16. Комиссия Оргбюро ЦК ВКП(б) (Ф. 5240).

17. Всесоюзное государственное объединение «Союзсельхозснабжение» (Ф. 8387).

18. Государственный архив новейшей истории Саратовской области (ГАНИСО)

19. Саратовский губернский комитет РКП(б) ВКП(б) (Ф. 27).

20. Нижне-Волжский краевой комитет ВКП(б) (Ф. 55).

21. Государственный архив современной документации Астраханской области (ГАСДАО)

22. Астраханский губернский комитет РКП(б) ВКП(б) (Ф. 1).

23. Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИУО)

24. Симбирский (Ульяновский) губернский комитет РКП(б) ВКП(б) (Ф. 1)

25. Симбирский уездный комитет РКП(б) ВКП(б) (Ф. 7).

26. Государственный архив Пензенской области. Отдел фондов общественно-политических организаций (ГАПО ОФОПО)

27. Пензенский губернский комитет РКП(б) ВКП(б) (Ф. 36.)

28. Самарский областной государственный архив социально-политической истории (СОГАСПИ)

29. Самарский губернский комитет РКП(б) ВКП(б) (Ф. 1).

30. Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО)

31. Царицынский губернский комитет РКП(б) ВКП(б) (Ф. 1).

32. Второй Донской окружной комитет ВКП(б) Сталинградского губернского комитета (Ф. 12).

33. Нижне-Волжский краевой комитет ВКП(б) (Ф. 76).

34. Филоновский станичный комитет РКП(б) ВКП(б) Царицынского уезда (Ф. 9108).

35. Государственный архив Астраханской области (ГААО)

36. Астраханский губернский исполнительный комитет Совета рабочих, красноармейских, крестьянских и ловецких депутатов (Ф. 1).

37. Астраханский губернский отдел внутренней торговли (Ф. 1047).

38. Астраханский окружной совет депутатов трудящихся и Окрисполком (Ф. 1095).

39. Астраханский губернский продовольственный комитет (Ф. 1373).

40. Астраханский губернский союз производителей рыбопромыслово-кооперативных товариществ и артелей ловцов (Ф. 1431).

41. Плановая комиссия Астраханского губернского исполнительного комитета (Ф. 1493).

42. Астраханский отдел Всесоюзного кооперативного банка (Ф. 1618).

43. Земельный отдел Енотаевского уездного исполнительного комитета Астраханской губернии (Ф. 2183).

44. Государственный архив Волгоградской области (ГABO)

45. Земельное управление исполнительного комитета Царицынской (Сталинградской) губернии (Ф. 10).

46. Усть-Медведецкая заготовительная контора Царицынской губернии (Ф. 14).

47. Сталинградский губернский Совет рабочих, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов и исполнительный комитет (губисполком) (Ф. 37).

48. Царицынский губернский продовольственный комитет (Ф. 342).

49. Комиссия помощи голодающим при исполнительном комитете Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Царицынской губернии (Ф. 1607).

50. Царицынский губернский продовольственный комитет (Ф. 2534).

51. Царицынский губернский комитет по борьбе с последствиями неурожая (Ф. 4626).

52. Царицынский губернский исполнительный комитет. Декреты СТО и НКФ СССР об укреплении финансового положения в стране (Ф. 5020).

53. Государственный архив Пензенской области (ГАПО)

54. Исполнительный комитет Пензенского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (губисполком) (Ф. 2).

55. Пензенский губернский продовольственный комитет (Ф. 9).

56. Пензенская губернская комиссия по ликвидации последствий голода (Губпомгол) (Ф. 298).

57. Пензенский окружной исполнительный комитет (Ф. 424).

58. Исполнительный комитет Верхне-Ломовского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Нижне-Ломовского уезда Пензенской губернии (Ф. 629).

59. Государственный архив Саратовской области (ГАСО)

60. Земельное управление исполнительного комитета Саратовской губернии Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Губ-зу) (Ф. 313).

61. Саратовская товарная биржа (Ф. 336).

62. Саратовский губернский отдел рабоче-крестьянской инспекции СССР (Ф. 338).

63. Народный комиссариат внешней и внутренней торговли (Ф. 345).

64. Комиссия по борьбе с последствиями неурожая при Саратовском губернском исполнительном комитете (1924 1925 гг.) (Ф. 416).

65. Саратовский губернский отдел внутренней торговли «Губвнуторг» исполнительного комитета Саратовского губернского Совета (Ф. 441).

66. Комиссия по борьбе с последствиями голода при исполнительном комитете Саратовского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Ф. 453).

67. Плановая комиссия при исполнительном комитете Саратовского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Губплан) (Ф. 466).

68. Исполнительный комитет Саратовского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (губисполком) (Ф. 521).

69. Саратовский губернский продовольственный комитет Народного комиссариата продовольствия РСФСР (Ф. 523).

70. Комиссия помощи голодающим при исполнительном комитете Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Саратовского уезда (уисполкома) Саратовской губернии (Ф. 608).

71. Управление уполномоченного полномочного представительства правительства РСФСР и УССР при всех заграничных организациях помощи России по Нижнему Поволжью (АРА) (1921 1923 гг.) (Ф. 790).

72. Нижне-Волжская контора «Союзколхозбанка» Всесоюзного сельскохозяйственного кооперативно-колхозного банка (Ф. 870).

73. Исполнительный комитет Новоузенского уезда Саратовской губернии (Ф. 1374).

74. Земельное управление исполнительного-комитета Саратовского краевого Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Крайзу) (Ф. 2803).

75. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО)

76. Симбирский губернский продовольственный комитет (Ф. 127).

77. Исполнительный комитет Симбирского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (губисполком) (Ф. 200).

78. Исполнительный комитет Языковско-Теньковского волостного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (волисполком) (Ф. 246).

79. Приказы, циркулярные письма, переписка Симбирского губернского исполнительного комитета с уездными исполкомами (Ф. 264).

80. Отдел внутренней торговли исполнительного комитета Ульяновского окружного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Окрвнуторг) (Ф. 333).

81. Исполнительный комитет Сенгилеевского уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (уисполком) (Ф. 394).

82. Ульяновский окружной союз потребительских обществ (Окрпотреб-союз) (Ф. 961).

83. Центральный государственный архив Самарской области (ЦГАСО)

84. Протоколы заседаний президиума совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Студенецкой волости, Пугачёвского уезда, Самарской губернии (Ф. 21).

85. Самарское губернское статистическое отделение губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Ф. 76).

86. Исполнительный комитет Самарского губернского Совета рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов (1917 1928 гг.) (Ф. 81).

87. Самарская губернская комиссия по ликвидации последствий голода исполнительного комитета Самарской губернии Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (1922 1923) (Ф. 87).

88. Самарская губернская комиссия помощи голодающим (Самгубпомгол) исполнительного комитета Самарского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (1921 1922) (Ф. 130).

89. Исполнительный комитет Самарского окружного совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Ф. 341).

90. Исполнительный комитет Самарского губернского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Ф. 779).

91. Средне-Волжская областная плановая комиссия Средне-Волжского оргкомитета (Ф. 1246).

92. СБОРНИКИ ДОКУМЕНТОВ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ

93. Восьмой Всероссийский съезд Советов. М., 1921.

94. Всероссийская конференция РКП(б). № 3, 21 декабря. М., 1921.

95. ВЧК ОГПУ. Документы и материалы / редактор-составитель Ю.Г. Фелыптинский. - М., 1995.

96. ВЧК ОГПУ о политических настроениях северного крестьянства. 1921 - 1927 годы. По материалам информационных сводок ВЧК - ОГПУ / сост. Г.Ф. Доброноженко. - Сыктывкар, 1995.

97. Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918- 1932 гг. / Отв. ред. А.К. Соколов. М., 1998.

98. Громан, В.Г. Народное хозяйство СССР. Упадок и возрождение. Меморандум международной экономической конференции в Женеве в мае 1927 г. М.-Л., 1928.

99. Данилов, В.П., Ивницкий, H.A. О деревне накануне и в ходе сплошной коллективизации // Документы свидетельствуют. М., 1986.

100. Два года работы правительства РСФСР. Материалы к отчёту правительства за 1924 1925 и 1925 - 1926 гг. - М., 1927.

101. Двенадцатый съезд РКП(б): 17-25 апреля: Стенографический отчет. -М., 1923.

102. Двенадцатый съезд РКП(б). 17-25 апреля 1923 года: Стенографический отчёт. М., 1968.

103. Девятый Всероссийский съезд Советов. 23 28 декабря: Стенографический отчёт. - М., 1922.

104. Декреты Советской власти. Т. XVI. М.: «Российская политическая энциклопедия »(РОССПЭН), 2004.

105. Декреты Советской власти. Т. XVII. М.: «Российская политическая энциклопедия » (РОССПЭН), 2006.4

106. Десятый съезд РКП(б). 8-16 марта 1921 года: Стенографический отчёт. М., 1963.

107. Деятельность Самарского губернского комитета помощи голодающим по отчётам (за декабрь 1921 г. июнь 1922 г.). - Самара, 1922.

108. Директивы ВКП(б) в области хозяйственной политики / Под ред. М. Савельева. М., 1928.

109. Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации. 1927 1932 гг. - М., 1989.

110. Итоги борьбы с голодом. Сборник статей и отчётов. М., 1922.

111. Итоги десятилетия советской власти в цифрах. 1917 1927. - М., 1927.

112. Итоги последгола. М., 1923.

113. Как ломали нэп. Стенограммы пленумов ЦК ВКП(б) 1928 1929 гг. В 5-ти томах. Под общ ред. А. Яковлева. - М., 2000.

114. Калинин, М.И. О деревне. Л., 1925.

115. Калинин, М.И. Всесоюзный староста М.И. Калинин о крестьянских обществах взаимопомощи: Речи, статьи, доклады. М., 1925.

116. Кооперативно-колхозное строительство в СССР. 1917 1922. Документы и материалы. - Т. 1. - М., 1990.

117. Кооперативно-колхозное строительство в СССР. 1923 1927. Документы и материалы. - Т. 2. - М., 1991.

118. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК. Ч. 1.-М., 1954.

119. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК (1898 1986) / Институт марксизма - ленинизма при ЦК КПСС.-9 изд. доп. и испр. - Т. 2. 1917- 1922.-М, 1983.

120. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК (1898 1986). - Т. 3. 1922 - 1925. - М., 1983.

121. Крестьянские истории. Российская деревня 20-х годов в письмах и документах / Составитель С.С. Крюкова. М., 2001.

122. Крестьянское движение в Поволжье. 1919 1922 гг. Документы и материалы. - М., 2002.

123. Ленин, В.И. План заключительного слова по докладу о замене развёрстки натуральным налогом // П.С.С. Изд. 5-е Т. 43. - М., 1974.

124. Ленин, В.И. Доклад о замене развёрстки натуральным налогом 15 марта. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 43. - М., 1974.

125. Ленин, В.И. Доклад Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров о внешней и внутренней политике 22 декабря. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 43. - М., 1974.

126. Ленин, В.И. О продовольственном налоге (значение новой политики и её условия). // П.С.С. Изд. 5-е Т. 43. - М., 1974.

127. Ленин, В.И. Заключительное слово по докладу о продовольственном налоге 27 мая. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 43. - М., 1974.

128. Ленин, В.И. Доклад о продовольственном налоге 26 мая. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 43. - М., 1974.

129. Ленин, В.И. Доклад о тактике РКП 5 июля. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 44.-М., 1974.

130. Ленин, В.И. Новая экономическая политика и задачи политпро-светов (доклад на II Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г.). // П.С.С. Изд. 5-е Т. 44. - М., 1974.

131. Ленин, В.И. Доклад о новой экономической политике 29 октября (VII Московская губпартконференция. 29-31 октября). // П.С.С. Изд. 5-е-Т. 44.-М., 1974.

132. Ленин, В.И. Заключительное слово (VII Московская губпартконференция. 29 31 октября). // П.С.С. Изд. 5-е - Т. 44. - М., 1974.

133. Ленин, В.И. О значении золота теперь и после полной победы социализма. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 44. - М., 1974.

134. Ленин, В.И. О внутренней и внешней политике республики (отчёт ВЦИК и СНК 23 декабря). // П.С.С. Изд. 5-е Т. 44. - М., 1974.

135. Ленин, В.И. О международном и внутреннем положении Советской республики (речь на заседании коммунистической фракции Всероссийского съезда металлистов 6 марта 1922 г.). // П.С.С. Изд. 5-е Т. 45.-М, 1974.

136. Ленин, В.И. Пиьсмо в Политбюро ЦК РКП(б) о тезисах Е.А. Преображенского «Основные принципы политики РКП в современной деревне». // П.С.С. Изд. 5-е Т. 45. - М„ 1974.

137. Ленин, В.И. Письмо В.М. Молотову для пленума ЦК РКП(б) с планом политдоклада на XI съезде партии. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 45. -М, 1974.

138. Ленин, В.И. О проекте резолюции о работе в деревне. // П.С.С. Изд. 5-е-Т. 45.-М, 1974.

139. Ленин, В.И. Политический отчёт Центрального Комитета РКП(б) 27 марта. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 45. - М, 1974.

140. Ленин, В.И. Речь на пленуме Московского совета 20 ноября 1922 г. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 45. - М, 1974.

141. Ленин, В.И. О кооперации. // П.С.С. Изд. 5-е Т. 45. - М, 1974.

142. Лубянка. ВЧК ОГПУ - НКВД - МТБ - МВД - КГБ. 1917 -1960. Справочник / сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров / Под ред. Р.Г. Пи-хоя. — М. 1997.

143. Милютин, В. Аграрная политика СССР. 3-е изд. - М, 1929.

144. Народное хозяйство СССР: Статистический сборник. М.-Л, 1932.

145. Народное хозяйство Астраханской области за 50 лет. Стат. сб. -Волгоград: Нижне-Волж. книж. изд-во, 1967.

146. Народное хозяйство Волгоградской области за 50 лет. Стат. сб. -Волгоград: Нижне-Волж. книж. изд-во, 1967.

147. Народное хозяйство Куйбышевской области за 40 лет. Стат. сб. -Куйбышев, 1957.

148. Народное хозяйство Пензенской области. Стат. сб. Пенза, 1958.

149. Народное хозяйство Саратовской области за 50 лет Советской власти. Стат. сб. Саратов, 1967.

150. Неизвестная Карелия. Документы спецорганов о жизни республики. 1921 1940 гг. - Петрозаводск, 1997.

151. Новое законодательство в области сельского хозяйства: сборник декретов. М., 1923.

152. Одиннадцатый съезд РКП(б). 27 марта 2 апреля 1922 года: Стенографический отчет. - М., 1922.

153. Одиннадцатый съезд РКП(б). 27 марта 2 апреля 1922 года: Стенографический отчёт. - М., 1961.138. О земле.-T. 1.-М., 1921.

154. Отчёт народного комиссариата земледелия IX Всероссийскому съезду Советов. М., 1921.

155. Отчёт Пензенского губкома ВКП(б) ХХ-й Губернской партконференции (ноябрь 1927 г.). Пенза, 1924.

156. Отчёт Пензенского губкома РКП(б) и ГубКК XVI созыва за время с мая по ноябрь 1924 г. Пенза, 1924.

157. Отчёт Самарского губисполкома о работе губисполкома и состоянии хозяйства губернии. Самара, 1924.

158. Отчёт Самарского губкома ВКП(б) XV губпартконференции. Декабрь 1925 декабрь 1926 гг. - Самара, 1926. - 176 с.

159. Отчёт Самарского губернского экономического совещания. -Вып. 1. Самара, 1921.

160. Отчёт Самарского губернского экономического совещания. -Вып. 3. Самара, 1922.

161. Пензенская энциклопедия / Гл. ред. К.Д. Вишневский. Пенза, 2001. Самарский округ Средне-Волжской области. Обзор хозяйства. -Самара: Издание Самарского окрплана, 1929

162. XV конференция ВКП(б). 26 октября 3 ноября 1926 г.: Стенографический отчёт. - M.; JI., 1927.

163. Пятнадцатый съезд ВКП(б). 2-19 декабря 1927 года: Стенографический отчёт. -М., 1962.

164. Пять лет власти Советов. М., 1922.

165. Ратысовский, И.С., Ходяков, М.В. История Советской России. -СПб., 2001.

166. Рыков, А.И. Об итогах объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) 14-23 июля 1926 г. М.-Л., 1926.

167. Рыков, А.И. Статьи и речи. М.-Л., 1926. Т. 1; М.-Л., 1928. Т. 2; М.-Л., 1929. Т. 3.

168. Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925 - 1936 гг. Сборник документов. - М., 1996.

169. Саратовская партийная организация в годы восстановления народного хозяйства. Документы и материалы 1921 1925 гг. / Под ред. В. Осипова, Н. Полянцева и др. - Саратов: Саратов, книж. изд-во, 1960.

170. Саратовская партийная организация в годы социалистической индустриализации страны и подготовки сплошной коллективизации сельского хозяйства. Документы и материалы. 1926 1929 гг. - Саратов: Саратов, книж. изд-во, 1960.

171. Сборник статистических сведений. 1918 1923. За 5 лет работы ЦСУ.-М., 1924.

172. Сборник статистических сведений по Пензенской губернии. 1920 1926 гг.-Пенза, 1927.

173. Сборник статистических сведений по Самарской губернии. -Вып. I. Самара: Самарское губстатбюро, 1924.

174. Сборник статистических сведений по Средне-Волжскому краю. 1925/26 1928/29 гг. - Вып. 1. - Самара, 1930.

175. Сборник статистических сведений по Царицынской губернии. -Царицын: Изд-во ГСНХ, 1923.

176. Сельское хозяйство Союза ССР в 1925 1926 году. По данным налоговых сводок по единому сельхозналогу. - М., 1927.

177. Сельское хозяйство СССР. 1925 1928: сб. стат. сведений к XVI Всесоюзной партконференции. М., 1929.

178. Сибирская Вандея. Документы. В 2-х т. / Составитель В.И. Шишкин. М., 2001.

179. Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства РСФСР (СУ РСФСР). М., 1919 - 1925.

180. Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства (СЗ СССР). М.: Управление делами СНК СССР и СТО, 1923 - 1929.

181. Советская деревня. Т. 1. - М., 1970.

182. Советская деревня глазами ВЧК ОГПУ - НКВД. 1918 - 1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 1. 1918 - 1922 / Под ред. А. Бере-ловича, В. Данилова. -М., 1998.

183. Советская деревня глазами ВЧК ОГПУ - НКВД. 1918 - 1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 2. 1923 - 1929 / Под ред. А. Бере-ловича, В. Данилова. - М., 2000.

184. Советы Тамбовской области. 1922 1956 гг.: Сб. документов и материалов. - Воронеж, 1991.

185. Средне-Волжская область. Сборник материалов к Первой областной конференции ВКП(б) и Первому областному съезду Советов. -Самара, 1928.

186. Среднее Поволжье в цифрах. Статистический справочник. Самара-Москва, 1928.

187. Средняя Волга. Социально-экономический справочник. Москва- Самара: Средневолжское краевое государственное изд-во, 1932.

188. Сталин, И.В. Крестьянский вопрос. М.-Л, 1925.

189. Сталин, И.В. К вопросам ленинизма. M.-JL, 1926.

190. Сталин, И.В. Сочинения. Т. 5. - М., 1947.

191. Статистический ежегодник за 1925 год. Самарская губерния. -Вып. I. Самара: Изд-во «Самполиграфпрома», 1926.

192. Статистический ежегодник за 1927 год. Саарская губерния. -Вып. II. Самара: Изд-во «Самполиграфпрома», 1928.

193. Стенографический отчёт Первой Средне-Волжской областной конференции ВКП(б). 20 23 августа 1928 года. - Самара, 1928.

194. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Док-ты и мат. Т. 1. Май 1927 ноябрь 1929 г. / Отв. ред. В. Данилов. -М., 1999.

195. Тринадцатый съезд РКП(б). 23-31 мая 1923 г.: Стенографический отчет. М., 1963.

196. Тяжесть обложения в СССР (социальный состав, доходы и налоговые платежи населения Союза СССР в 1924/25, 1925/26 и 1926/27 годах) / Доклад комиссии Совета Народных Комиссаров Союза ССР по изучению тяжести обложения населения Союза. М., 1929.

197. Ульяновский округ Средне-Волжской области (краткий экономический обзор). Ульяновск: Изд-во Ульяновского окрплана, 1928. Хозяйство Нижнего Поволжья к 1925 - 1926 г. - Саратов: НижнеВолжская областная плановая комиссия, 1926. - 269 с.

198. XIV съезд ВКП(б). 18-31 декабря 1925 г. Стенографический отчёт. М.: Госиздат, 1926. - 1029 с.

199. Энциклопедия Саратовского края (в очерках, фактах, событиях, лицах). Саратов, 2002.13 ПЕРЕОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ1. А) журналы

200. Большевик. Далее Коммунист. Орган ЦК ВКП(б). - М., 1927 -1928.

201. Вестник Саратовского Губкома РКП(б). Ежемесячный партийный журнал. Саратов, 1921 - 1924.

202. Вестник Среднего Поволжья. Орган Самарского губисполкома и Средне-Волжской плановой комиссии. Самара, 1925 - 1926.

203. Вестник финансов. Официальный отдел. М., 1923 - 1924.

204. Вопросы истории. М., 1988 - 1993.

205. Вопросы истории КПСС. М., 1991.

206. Вопросы философии. 1991.-М., 1991.192. Знамя. -М., 1988.

207. Известия ЦК КПСС. М., 1989- 1991.

208. Известия ЦК РКП(б).-М., 1921.

209. Коммунист. М., 1988 - 1990.

210. Красная новь. Орган губкома, губиспокома. Пенза, 1921.

211. Коммунистический путь. Орган саратовского Губкома ВКП(б). -Саратов, 1921 1927.

212. Молодой коммунист. М., 1989.

213. На аграрном фронте. M., 1925 - 1927.200. Новый мир. М., 1992.201. Огонёк. -М., 1990.202. Октябрь. 1993. М., 1993.

214. Отечественная история. М., 1992, 1993.

215. Плановое хозяйство. Орган Госплана СССР. М., 1924 - 1929.

216. Под знаменем ленинизма. Орган Пензенского губкома ВКП(б), губисполкома и межкоопсовета. Пенза, 1927.

217. Под знаменем марксизма. Орган Пензенского губкома ВКП(б), губисполкома и межкоопсовета. Пенза, 1928.

218. Пути сельского хозяйства. М., 1927.

219. Союз потребителей. Орган Центросоюза. М., 1925.

220. Среднее Поволжье. Орган Средне-Волжской областной плановой комиссии. Самара, 1928 - 1929.

221. Статистическое обозрение. М., 1928.

222. Хозяйственное строительство. Ежемесячный политико-экономический журнал Пензенского губисполкома. Пенза, 1928.

223. Хозяйство на новых путях. Ежемесячный экономический журнал. Орган Сталинградской губернской плановой комиссии. Сталинград, 1924.213. Юность. -М., 1990.

224. Экономическая жизнь. Орган ВСНХ, Наркомзема, Наркомфина. -М., 1923.

225. Экономические науки. М., 1990. Б) газеты

226. Аргументы и факты. М., 1990.

227. Беднота. Орган ЦК ВКП(б). М., 1922.

228. Борьба. Орган Царицынского губкома РКП(б) и губисполкома Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Царицын, 1921 -124.

229. Бюллетень Военпродбюро. Орган Военного продовольственного бюро.-М., 1921.

230. Деревенский коммунист. Орган Пензенского губкома РКП. 1924.221. Известия НКФ. М., 1921.

231. Известия ЦИК СССР. М„ 192? - 192?.

232. Известия ВЦИК. Орган ВЦИК Советов рабочих, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов. М., 1921 - 1922.

233. Коммунист. Орган Астраханского губкома РКП, губисполкома и губпрофсовета. Астрахань, 1924.225. Неделя.-М., 1989.

234. Новая степь. Орган Новоузенского укома, уисполкома. Ново-узенск, 1921.

235. Новое Заволжье. Орган Пугачёвского укома, уисполкома. Пугачёв, 1921.

236. Правда. Орган ЦК и МК ВКП(б). -М., 1921 1925.

237. Саратовские Известия. Орган Саратовского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, губисполкома и губкома РКП. -Саратов, 1921 1928.

238. Советская деревня. Орган Саратовского губкома РКП(б), Губисполкома, Горсовета и Губпрофсовета. Саратов, 1921 - 1928.

239. Социалистический вестник. М., 1923.

240. Экономическая жизнь. Орган ВСНХ. М., 1921.

241. Экономическая жизнь. Орган Астраханского ГСНХ. М., 1922.1.. МОНОГРАФИИ, ИССЛЕДОВАНИЯ И СТАТЬИ

242. Алексанов, П.А. В борьбе за социалистическое переустройство деревни: Крестьянская взаимопомощь 1921 1932 гг. -М., 1971.

243. Архив Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923 -1927. Т. 1 -4.-М., 1990.

244. Богданов, Д.П. К вопросу об организации торгового аппарата Средне-Волжской Области. // Среднее Поволжье. 1928. № 2, (июль).

245. Бокарев, Ю.П. Нэп как самоорганизующаяся и саморазрушающаяся система. // НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. М., 2006.

246. Бокарев, Ю.П. Социалистическая промышленность и мелкое крестьянское хозяйство СССР в 20-е годы: источники, методы исследования, этапы взаимоотношений. -М., 1989.

247. Борисов, Н.С., Левандовский, A.A., Щетинов, Ю.А. Ключ к истории Отечества. М., 1993.

248. Борисов, Ю.С. Производственные кадры деревни. 1917 1941. -М., 1991.

249. Большаков, A.M. Деревня. 1917 1927. -М., 1927.

250. Большаков, A.M. Очерки деревни СССР. 1917 1927. - М., 1928.

251. Бухарин, Н.И. Избранные произведения. М.: Политиздат, 1988.

252. Бухарин, Н.И. Проблемы теории и практики социализма. М., 1989.

253. Бухарин, Н.И. Избранные произведения. Путь к социализму. -М., 1988.

254. Быстрова, И.В. Государство и экономика в 1920-е годы: Борьба идей и реальность. // Отечественная история. 1993. № 3.

255. Валентинов, Н. (Н. Вольский) Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина. Годы работы в ВСНХ во время НЭП. Воспоминания. М., 1991.

256. Вайнштейн, A.JI. Обложение и платежи крестьянства в довоенное и революционное время. Опыт статистического исследования. -М., 1924.

257. Венер, М. Лицом к деревне: советская власть и крестьянский вопрос. 1924 1925 гг. // Отечественная история. 1993. № 10.

258. Вишневский, Н. Сельское хозяйство СССР в 1925/26 с-х году // На аграрном фронте. 1926. № 9.

259. Вишневский, Н. Сельское хозяйство Союза ССР за десять лет революции. // На аграрном фронте. 1927. № 11-12.

260. Власов, Ю.Н. Феномен реформаторства в переломные эпохи: Культурологический анализ. М., 1998.

261. Волобуев, О., Кулешов, С. Очищение. История и перестройка. М., 1989.

262. Гагарин, А. Хозяйство, жизнь и настроение деревни: (по итогам обследования Починковской волости в Смоленской губернии). M.-JI, 1925.

263. Гензель, П.П. Налогообложение в России времён нэпа (Избранные статьи) М., 2006.

264. Георгиева, Н.С., Георгиев, В.А. История России. Учебное пособие. Истор. фак-т МГУ. М, 2008.

265. Гимпельсон, Е.Г. НЭП. Новая экономическая политика Ленина -Сталина. Проблемы и уроки. (20-е годы XX века). М, 2004.

266. Гимпельсон, Е.Г. Политическая система и нэп: неадекватность реформ. // Отечественная история. 1993. № 2.

267. Голанд, Ю.М. Дискуссии об экономической политике в годы денежной реформы 1921 1924. -М, 2006.

268. Голанд, Ю.М. Как свернули нэп? // Знамя. 1988. № 10.

269. Голанд, Ю.М. Кризисы, разрушившие нэп. М, 1991.

270. Голанд, Ю.М. Кризисы, разрушившие нэп. Валютное регулирование в период нэпа. М, 1998.

271. Государство Российское и его история / Под общ. ред. В.В. Рыбникова, В.А. Динеса. Саратов, 2002.

272. Горинов, М.М., Цакунов, C.B. Ленинская концепция нэпа: Становление и развитие. // Вопросы истории. 1990. № 4.

273. Дан, Ф. Болезнь режима. // Социалистический вестник. 1922. № 13 14 (35 -36). 20 июня.

274. Данилов, A.A. История отечества. Вып 2. - М, 1992.

275. Данилов, В.П., Дмитренко, В.П., Лельчук, B.C. Нэп и его судьба. // Историки спорят. 13 бесед. М, 1988.

276. Данилов, В.П. К вопросу о понимании нэпа. // НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. Сборник. М, 2006.

277. Данилов, В.П. К характеристике общественно-политической обстановки в советской деревне накануне коллективизации. // Исторические записки. 1966. Т. 79.

278. Данилов, В.П. Наконец-то хрестоматия крестьяноведения издается в России! // Великий незнакомец: Крестьяне и фермеры в современном мире: Хрестоматия / Сост. Т. Шанин. М., 1992.

279. Данилов, В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. М., 1977.

280. Данилов, В.П. Советская доколхозная деревня: социальная структура, социальные отношения. М., 1979.

281. Данилов, В.П. Советская налоговая политика в доколхозной деревне. // Октябрь и советское крестьянство / ред. И.М. Волков. М., 1977.

282. Демидов, А.И. Учение о политике: философские основания. -М., 2001.

283. Дмитренко, В.П. «Военный коммунизм», нэп. // История СССР.-М., 1990. №3.

284. Дмитренко, В.П. Советская экономическая политика в первые годы пролетарской диктатуры. -М., 1986.

285. Дмитренко, В.П. Четыре измерения нэпа. // Вопросы истории КПСС. 1991. №3.

286. Дмитренко, В.П. Четыре измерения нэпа. // Нэп: приобретения и потери. -М., 1994.

287. Есиков, С.А., Есикова М.М. Сельскохозяйственное просвещение и аграрная культура России в конце XIX начале XX веков (1880-е - 1917 гг.): монография. СПб., 2008.

288. Бфанов, Л.Д. Крестьянская взаимопомощь Сибири: Из опыта партийного руководства кресткомами. 1921 1932 гг. - Томск, 1982.

289. Жарова, Л.Н., Мишина, И.А. История Отечества. 1900 1940 гг.-М., 1992.

290. Зиновьев, Г.Е. Лицом к деревне: Статьи и речи. М.-Л., 1925.

291. Зиновьев, Г.Е. Манифест кулацкой партии. // Большевик. 1927. № 13.

292. Измозик, B.C. Глаза и уши режима. Государственный контроль за населением Советской России в 1918 1928 гг. - СПб., 1995

293. Ильиных, В.А. Государственное регулирование заготовительного хлебного рынка в условиях НЭПа (1921 1927 гг.). // НЭП: приобретения и потери. - М., 1994.

294. Историки спорят. 13 бесед / Под общ. ред. B.C. Лельчука. М., 1988.

295. Исторические записки. Т. 79. М., 1966.

296. История крестьянства СССР. История советского крестьянства. -Т. 1. Крестьянство в первое десятилетие Советской власти. 1917 — 1927.-М., 1986.

297. История России: В 2-х т. Т. 2: С начала XIX в. до начала XXI века / А.Н. Сахаров, Л.Е. Морозова, М.А. Рахматуллин и др.; Под редакцией1. A.Н. Сахарова. М., 2006.

298. История России: советское общество. 1917 1991 гг. / Под ред.1. B.В. Журавлева. М., 1997.

299. История России: проблемы цивилизационного развития Учебное пособие / Под общей редакцией В.В. Рыбникова, В.А. Динеса. Саратов, 1999.

300. История России: XX век. М., 1997.

301. Кабанов, В.В. Аграрная революция в России. // Вопросы истории. 1989. № 11.

302. Кабанов, В.В. Кооперация, революция, социализм /В.В. Кабанов. -М.: Наука, 1996.

303. Кабанов, В.В. Крестьянское хозяйство в условиях «военного коммунизма». -М., 1988.

304. Кабанов, В.В. Пути и бездорожье аграрного развития России в XX веке. // Вопросы истории. 1993. № 2.

305. Каганович, П. Учёт первого опыта по продналогу. // Правда. 1921. 19 ноября.

306. Калинин, М.И. За три года: Статьи, беседы, речи (1919 1927 гг.). - Л., 1926 - 1929. Кн. 1 - 3.

307. Климин, И.И. Российское крестьянство в годы новой экономической политики (1921 1927). Часть первая. СПб., 2007.

308. Климов, Д.А. Организация государственной системы по снабжению машинами сельского хозяйства Средне-Волжской Области. // Среднее Поволжье. 1928. № 2 (июль).

309. Ковальченко, И.Д. Аграрный строй России второй половины XIX начала XX вв. - М., 2004.

310. Кон, С.С. Проблемы промышленности и рынка в Советской России.-М., 1991.

311. Кондратьев, Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. Избранные труды. / Сост. Яковец Ю.В. М., 2002.

312. Кондратьев, Н.Д. К вопросу о дифференциации деревни // Пути сельского хозяйства. 1927. № 5.

313. Кондратьев, Н.Д. К вопросу об особенностях условий развития сельского хозяйства СССР и их значении. 8 октября 1927 г. // Известия ЦК КПСС. 1989. №7.

314. Кондратьев, Н.Д. Особое мнение: Избр. Произведения. В 2 кн. / Сост. В.В. Симонов. М., 1993. Кн. 1 2.

315. Кондратьев, Н.Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. М., 1996.

316. Кондратьев, Н.Д. Проблемы экономической динамики. М., 1989.

317. Кондратьев, Н.Д. Экспорт сельскохозяйственных товаров СССР. // Пути сельского хозяйства. 1927. № 10.

318. Кондратьев, Н.Д., Огановский, Н.П. Перспективы развития сельского хозяйства СССР. М., 1924.

319. Кондратьева, Т. Большевики-якобинцы и призрак термидора. -М., 1993.

320. Костиков, В. Изгнание из рая. // Огонёк. 1990. № 24.

321. Крестьяне и власть. Тезисы докладов и сообщений научной конференции. 7-8 апреля 1995 г. Тамбов, 1995.

322. Крицман, Л. Героический период великой русской революции. М, 1924.

323. Кругов, А.И. Большевистская власть и крестьянство Ставрополья (1921 1922 гг.). // Крестьяне и власть. Тезисы докладов и сообщений научной конференции 7-8 апреля 1995 г. Тамбов, 1995.

324. Крумин, Г. Хлебозаготовительная кампания и политика хлебных цен //Деревенский коммунист. 1924. № 1.

325. Крупская, Н.К. Политико-просветительская работа: Сб. статей (1920- 1923).-М., 1924.

326. Крупская, Н.К. На третьем фронте / Н.К. Крупская. М., 1927.

327. Кукушкин, Ю.А. Сельские Советы и классовая борьба в деревне (1921 1932 гг.).-М, 1968.

328. Лаптев, И.И. Советское крестьянство: Исторический очерк. М., 1939.

329. Ларин, Ю. Советская деревня. М., 1925.

330. Ларин, Ю. Экономическое и социальное значение проблемы розничных цен в деревне // На аграрном фронте. М., 1925. № 7 - 8.

331. Лепешкин, А.И. Советы власть трудящихся. 1917 - 1936. - М., 1966.

332. Львов, А. Хлебозаготовительная кампания 1926/27 г. // На аграрном фронте. 1927. № 8 9.

333. Лященко, П.И. История народного хозяйства СССР. Т. 2. - М., 1956.

334. Лященко, П.И. История народного хозяйства СССР. Т. 3. - М., 1956.

335. Лященко, П.И. Русское зерновое хозяйство в системе мирового хозяйства к изучению основных тенденций мирового рынка. М., 1927.

336. Макаров, Н.П. Организация крестьянского хозяйства. М.,1926.

337. Макаров, А., Матюхин, Б., Никишин, И. Динамика крестьянского хозяйства (По материалам динамических переписей ЦСУ за 1920 1926 гг.). - М., 1928.

338. Маслов, П.П. Основы экономической политики. M.-JI. 1926.

339. Маслов, П.П. Развитие сельского хозяйства до и после революции. // Известия ЦК КПСС. 1989. № 10.

340. Маслов, С.С. Колхозная Россия; (сост. Л.В. Никифоров, Т.Е. Кузнецова, A.B. Соболев, A.M. Никулин); Ин-т экономики РАН. М., 2007.

341. May, В.М. Реформы и догмы 1914 1929 /В.М. May. -М., 1993.

342. Микоян, А.И. Рынок и крестьянское хозяйство. // На аграрном фронте. 1926. № 9.

343. Милов, Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998.

344. Милютин, В. О хозяйственной политике СССР и основных задачах нашей политики в городе и деревне // На аграрном фронте. 1926. № 4.

345. Милютин, В. О хозяйственном положении СССР и основных задачах нашей политики в городе и деревне. // На аграрном фронте. 1926. №4.

346. Милютин, В.П. История экономического развития СССР 1917 —1927.-М, 1928.

347. Минц, JI.E. Аграрное перенаселение и рынок труда в СССР / Л.Е. Минц. М.-Л, 1929.

348. Мошков, Ю.А. Зерновая проблема в годы сплошной коллективизации сельского хозяйства СССР. 1929 1932. - М, 1966.

349. Мунчаев, Ш.М., Устинов, В.М. История России. М, 1997.

350. Никольский, С.А. Аграрные реформы и крестьянство. // Октябрь. 1993. № 8.

351. Никольский, С.А. Земледелие и крестьянство как природно-исторические явления. // Вопросы философии. 1991. № 2.

352. Нэп в контексте исторического развития России XX века. М, 2001.

353. Нэп: завершающая стадия. Соотношение экономики и политики / В.П. Дмитренко и др. М, 1998.

354. Нэп и хозрасчет. / Под ред. Н.Я. Петракова. М, 1991.

355. Нэп: разработка и осуществление. М, 1982.

356. Нэп. Приобретения и потери / Р.У. Дэвис, В.П. Дмитренко, В.А. May и др. -М, 1994.

357. НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. М, 2006. Обыденный нэп: Сочинения в письмах школьников 20-х гг. // Неизвестная Россия. XX век. Кн. 3. - М, 1993.

358. Октябрь и советское крестьянство (1917 1927). - М, 1977.

359. Очерки экономических реформ / Отв. ред. Ю.Ф. Воробьёв. М, 1993.

360. Павлюченков, С.А. Военный коммунизм в России: власть и массы.-М, 1997.

361. Павлюченков, С.А. Крестьянский Брест, или предыстория большевистского НЭПа. М, 1996.

362. Павлюченков, С.А. Экономический либерализм в пределах политического монополизма. // Россия нэповская. Под ред. А.Н. Яковлева. -М, 2002.

363. Павлюченков, С. С чего начинался нэп? // Трудные вопросы истории: Поиски. Размышления. Новый взгляд на события и факты. М., 1991.

364. Парфенов, И.Д. Методология исторической науки: Курс лекций. Саратов, 2001.

365. Позняков, В. О закон ценности, хлебе и методологии. // Под знаменем марксизма. 1928. № 1.

366. Политическая история России: Учебное пособие / Отв. ред. В.В. Журавлёв. М., 1998.

367. Поляков, A.A. Диверсия под флагом помощи. М., 1985.

368. Поляков, В.А. Голод в Поволжье 1919 1925 гг. Происхождение, особенности, последствия. - Волгоград., 2007.

369. Поляков, Ю.А., Дмитренко, В.П., Щербань, Н.В. Новая экономическая политика: разработка и осуществление / Ю.А. Поляков, В.П. Дмитренко, Н.В. Щербань. М.: Изд-во политической литературы, 1982.

370. Поляков, Ю.А. 1921-й: победа над голодом. М., 1975.

371. Преображенский, Е.А., Бухарин, Н.И. Пути развития: дискуссии 20-х годов. Л., 1990.

372. Прокопович, С.Н. Что дал России нэп // Нэп. Взгляд со стороны. -М., 1991.

373. Поляков, Ю.А. Переход к нэпу и советское крестьянство / Ю.А. Поляков.-М., 1967.

374. Рассказов, Л.П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно-командной системы в Советском государстве (1917- 1940 гг.). Уфа, 1994.

375. Реформы в России: 1985 в 1995. М., 1996.

376. Россия нэповская / Под ред. А.Н. Яковлева. М., 2002.

377. Рогалина, HJL Новая экономическая политика и крестьянство. // НЭП: приобретения и потери. М., 1994.

378. Росницкий, Н. Лицо деревни: По материалам обследования 28 волостей и 32730 крестьянских хозяйств Пензенской губернии. М.-Л., 1926.

379. Рупасов, А.И. К истории торговли и распределения в Петрограде (1917 1920). // Некоторые вопросы отечественной истории: События и судьбы. - СПб., 1994.

380. Рыков, А.И. Избранные произведения. // Ред. Коллегия Л.И. Абалкин, С.С. Шаталин. М., 1990.

381. Рыков, А.И. Основные вопросы нашей политики в деревне // На аграрном фронте. 1925. № 10.

382. Рязанов, В.Т. Экономическое развитие России. Реформы и российское хозяйство в XIX XX вв. - СПб., 1998.

383. Савченко, К.Д. И.В. Сталину. 10 мая 1927 г. // Известия ЦК КПСС. 1989. № 8.

384. Сенявский, A.C. Новая экономическая политика: современные подходы и перспективы изучения // НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. М., 2006.

385. Сидорова, Л.А. Инновации отечественной историографии: опыт рубежа 50-х 60-х годов. // Проблемы источниковедения и историографии. М., 2000.

386. Смирнов, А.П. Политика советской власти и расслоение крестьянства (кулак, середняк, бедняк). М., 1926.

387. Советское крестьянство. Краткий очерк истории (1917 1969). -М., 1970.

388. Советское крестьянство: Краткий очерк истории (1917 1970). 2 изд. -М., 1973.

389. Соловьев, А.И. Политология: политическая теория, политические технологии. М., 2000.

390. Солопов, А.Н. Кого считали кулаком в 20-е годы. // Вопросы истории КПСС. 1990. № 10.

391. Сорокин, П.А. Современное состояние России // Новый мир. 1992. №4, 5.384. «Социализм это рай на земле»: Крестьянские представления о социализме в письмах 20-х годов // Неизвестная Россия. XX век. Кн. 3. -М., 1993.

392. Суворова, JI.H. Многоукладная экономика, рынок и государство в России в 1920-е гг. // НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. М., 2006.

393. Трапезников, С.П. Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос. -М., 1967. Т. 2.

394. Трапезников, С.П. Исторический опыт КПСС в осуществлении ленинского кооперативного плана. В 2-х т. 2-е изд. - Т. 2. - М., 1976.

395. Телицын, В Л. Восстановление сельского хозяйства. // Россия нэповская / Под общ. ред. А.Н. Яковлева. М., 2002.

396. Троцкий, Л.Д. Новый курс. М., 1924.

397. Троцкий, Л.Д. Новый курс // Молодой коммунист. 1989. № 8.

398. Троцкий, Л.Д. Восемь лет. Итоги и перспективы. М., 1926.

399. Троцкий, Л. Сталин. Т. 2. - М., 1990.

400. Феноменов, М.Я. Советская деревня. Опыт краеведческого обследования одной деревни (д. Гавдыши Валдайского уезда Новгородской губ.). Ч. 1. Производительные силы. - М., 1925.

401. Фридберг, Л. Продналог главное звено перехода к Новой экономической политике. // Экономические науки. 1990.

402. Ханин, Г.И. Динамика экономического развития СССР. Новосибирск, 1991.

403. Хенкин, Е.М. Очерки истории борьбы Советского государства с голодом (1920 1922). - Красноярск, 1988.

404. Чаянов, A.B. Записка о современном состоянии сельского хозяйства по сравнению с его довоенным положением и положением сельского хозяйства капиталистических стран. // Известия ЦК КПСС. 1989. № 6.

405. Чаянов, A.B. Крестьянское хозяйство. Избранные труды. М., 1989.

406. Чаянов, A.B. Организация крестьянского хозяйства. М., 1925.

407. Чаянов, A.B. Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации. М., 1991.

408. Шишкин, В.А. Власть. Политика. Экономика. Послереволюционная Россия (1917- 1928 гг.). СПб., 1997.

409. Шпет, Г.Г. История как проблема логики. Критические и методологические исследования: В двух частях / Под ред. B.C. Мясникова. М., 2000. Ч. 2.

410. Шуваев, K.M. Старая и новая деревня: Материалы исследования с. Ново-Животинного и дер. Моховатки Березовского района Воронежской области за 1901 и 1907, 1926 и 1937 гг. -М., 1937.

411. Ягов, О.В. Кустарно-промысловая кооперация Поволжья в условиях реализации новой экономической политики. Самара - Пенза, 2008.

412. Яковлев, Я. Наша деревня. Новое в старом и старое в новом. 4 изд. М., 1925.

413. Яковлев, Я.А. Итоги развития аренды в сельском хозяйстве и задачи нашей экономической политики // Большевик. 1927. № 15/16.

414. I. ИССЛЕДОВАНИЯ ЗАРУБЕЖНЫХ АВТОРОВ И ЛИТЕРАТУРА НА ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКАХ

415. Боффа, Д. История Советского Союза: В 2 т. М., 1990.

416. Верт, Н. История советского государства. 1900 1991. - М., 1997.

417. Грациози, А. Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 1917 1933. - М, 2001.

418. Дойчер, И. Незавершенная революция. М, 1991

419. Kapp, Э. История Советской России. Кн. 1. Том 1 и 2. Большевистская революция 1917 1923. Пер. с англ. / Предисл. Ненарокова А.П. -М., 1990.

420. Kapp, Э. Русская революция от Ленина до Сталина. 1917 1929. -М., 1990.

421. Конквест, Р. Жатва скорби. // Вопросы истории. 1990. № 7.

422. Конквест, Р. Террор голодом. // Бунин И.Л. Золото партии. -СПб, 1994

423. Коэн, С. Бухарин: Политическая биография. 1888 1938. - М, 1988

424. Пайпс, Р. Россия при большевиках. М, 1997.

425. Прокопович, С.Н. Народное хозяйство СССР. В 2-х т. Т. 1. -Нью-Йорк, 1952.

426. Скотт, Дж. Благими намерениями государства. Почему и как провалились проекты улучшения условий человеческой жизни: Пер. с англ. Э.Н. Гусинского, Ю. И. Турчаниновой. -М, 2005.

427. Такер, Р. Сталин: Путь к власти, 1879 1929. История и личность.-М, 1990.

428. Трельч, Э. Историзм и его проблемы: логическая проблема философии истории. М, 1994.

429. Фицпатрик, Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 30-е годы: деревня; (пер. с агл. Л.Ю. Пантина). 2-е изд.-М, 2008.

430. Deutsch, К. Politics and government. How People Decide Their Fate. Boston, 1976.1.. ДИССЕРТАЦИИ

431. Алексеева Е.А. НЭП в современной историографии. Дисс. канд. ист. наук / М, 1995. 214 с.

432. Архипов, В.А. Политика Советского государства по отношению к частной торговле и промышленности в период нэпа. Дисс. докт. ист. наук/М, 1982.-395 с.

433. Виноградов, C.B. Становление и развитие смешанной экономики в условиях НЭПа, 1921 1927 гг. Дисс. канд. ист. наук / М, 1992. - 226 с.

434. Воронов, И.Е. Осуществление новой экономической политики на селе во Владимирской, Калужской и Рязанской губерниях в 1921 -1927 гг. Дисс. канд. ист. наук / Рязань, 1993. 221 с.

435. Голубев, Е.Е. Уровень жизни советских рабочих в годы новой экономической политики, 1921 1927 гг.: (На материалах губерний Верхнего Поволжья) / Ярославль, 1995.

436. Кондрашин, В.В. Крестьянское движение в Поволжье в 1918 -1922 гг. Дисс. докт. ист. наук / Пенза, 2001. 561 с.

437. Кристкалн, A.M. Голод 1921 г. в Поволжье: (Опыт современного изучения проблемы). Дисс. канд. ист. наук / М, 1997. 223 с.

438. Лившиц, А.Э. Деятельность партийных организаций Поволжья по осуществлению новой экономической политики в годы восстановительного периода (1921 1925 гг.) Дисс. докт. ист. наук / М, 1976. -414 с.

439. Лютов, Л.Н. Реформирование промышленности России в годы нэпа, 1921 1929 гг. Дисс. докт. ист. наук / Саратов, 1997. - 369 с.

440. Малыхин, К.Г. Новая экономическая политика в общественно-политической литературе 20-х годов. Дисс. канд. ист. наук / Ростов-на-Дону, 1992.-281 с.

441. Мальчук, В.Н. Потребительская кооперация в системе социально-экономических отношений Советского государства (1917 1928 гг.). Дисс. канд. ист. наук / Саратов, 1999. - 217 с.

442. Милованова, М.Ю. Кооперативное движение в сельском хозяйстве Автономной области немцев Поволжья, 1921 1924 гг. Дисс. канд. ист. наук / Саратов, 1995. - 152 с.

443. Олесеюк, Е.В. Разработка экономической политики Коммунистической партии в трудах В.И. Ленина (1917 1921 гг.). Дисс. докт. ист. наук / М., 1979. - 340 с.

444. Орлов, И.Б. Новая экономическая политика: государственное управление и социально-экономические проблемы. 1921 1928 гг.: Дисс. докт. ист. наук / М., 2000. - 365 с.

445. Парамонова, Р.Н. Развитие системы кооперации Среднего Поволжья в условиях новой экономической политики, 1921 1928 гг. Дисс. канд. ист. наук / Самара, 2001. - 239 с.

446. Сабуров, H.H. Борьба Коммунистической партии за установление экономической смычки социалистической промышленности с крестьянским хозяйством в восстановительный период (1921 1925 гг.). Дисс. докт. ист. наук / Л., 1980. - 394 с.

447. Селиванов, A.M. Социально-политическое развитие российской деревни в первые годы новой экономической политики. Дисс. докт. ист. наук / Ярославль, 1994. 553 с.

448. Северьянов, М.Д. Социально-политические аспекты новой экономической политики в Сибири: Дисс. докт. ист. наук / Иркутск, 1994. -459 с.

449. Сергеев, И.И. Ленинское учение о государственном капитализме и его значение в хозяйственной политики партии в первые годы НЭПа (1921 1923 гг.). Дисс. докт. ист. наук / Саратов, 1975. - 376 с.

450. Сидоров, В.А. Осуществление Коммунистической партией ленинской политики вовлечения среднего крестьянства в строительство социализма (1921 1929 гг.). Дисс. докт. ист. наук / М., 1982. - 426 с.

451. Скрыпников, A.B. Взаимоотношения города и деревни в 1921 -1927 годах: (На материалах Центрально-Чернозёмной области). Дисс. канд. ист. наук / Воронеж, 1993. 222 с.

452. Филимонов, В.Я. Взаимоотношения города и деревни в 1921 -1925 гг.: (По материалам Центра и Северо-Запада РСФСР). Дисс. докт. ист. наук / М., 1989. 414 с.

453. Цибульский, В.А. История взаимоотношений города и деревни в первые годы НЭПа (1921 1924 гг.). Дисс. докт. ист. наук / Л., 1972. -835 с.

454. Чернопицкий, П.Г. Социально-экономическое развитие деревни Северо-Кавказского края в 1920 1929 гг. Дисс. докт. ист. наук / Ростов-на-Дону, 1989.-423 с.

455. Юдина, Т.В. Социально-экономическое положение рабочих Нижнего Поволжья в период НЭПа, 1921 1928 гг. Дисс. канд. ист. наук / Волгоград, 1997. - 231 с.

456. Яблочкина, И.В. Антигосударственные вооружённые выступления и повстанческие движения в Советской России. Дисс. докт. ист. наук/М., 2000.-506 с.

457. Ягов, О.В. Кустарно-промысловая кооперация Поволжья в условиях реализации новой экономической политики. Дисс. докт. ист. наук / Самара, 2009. 335 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 394441