Просодическая система татарского языка тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.02, доктор филологических наук Салимов, Халил Халимович

Диссертация и автореферат на тему «Просодическая система татарского языка». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 83351
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Салимов, Халил Халимович
Ученая cтепень: 
доктор филологических наук
Место защиты диссертации: 
Елабуга
Код cпециальности ВАК: 
10.02.02
Специальность: 
Языки народов Российской Федерации
Количество cтраниц: 
366

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Просодическая система татарского языка"

В современном языкознании возрос интерес к звучащей речи, и в связи с этим многие лингвисты все больше и больше внимания обращают к такой интересной ее области, как просодика.

Под просодикой или просодией понимается: 1) система фонетических средств (высотных, силовых, временных), реализующихся в речи на всех уровнях речевых сегментов (слог, слово, словосочетание, синтагма, фраза, сверх фразовое единство, текст) и играющих смыслоразличительную роль; 2) общее название для фонетических супрасегментных характеристик речи как на уровне восприятия (высота тона, громкость, длительность), так и на физическом уровне (частота основного тона, интенсивность, время); 3) супрасегментные средства организации речи: расчленения и объединения речевых сегментов (повышение и понижение тона, распределение ударения, темпоральные изменения, паузация); 4) система фонетических средств, характеризующих слог1.

Когда-то этот термин родился как учение о поэтических особенностях слова, а в настоящее время гораздо расширился объем и содержание этого предмета. Некоторые ученые предлагают различить термины «просодия», «просодика» и «просодемика»2. При этом просодия выступает как субстанциональное понятие, относящееся к материальным средствам реализации звучащей речи, как частота основ

1 Лингвистический энциклопедический словарь. — М. : «Советская энциклопедия», 1990. — С. 401-402

2Потапова Р.К. Просодия, просодика, просодемика. // Просодия текста: Тез. докл. метод, конференции. — М., 1982. — С.29-32. ного тона, интенсивность, длительность. Просодика характеризуется особенностями реализации слога в потоке речи, спецификой организации слоговой последовательности в определенное структурное рит-мо-мелодическое единство. В терминах просодики осуществляется описание индивидуальной и языковой просодии говорящего, т.е. просодике присущи все семиологически нерелевантные функции. В терминах просодемики описываются семиологически релевантные явления звучащей речи (тоны в тональных языках, реализация главно-ударного слога и т.д.). Образно говоря, просодия — это строительный материал, просодика — это способ постройки задуманного, просоде-мика — это социальное назначение постройки и ее отличие от построек по тому или иному признаку1.

Иногда просодия определяется несколько упрощенно, например, «общее название таких ритмико-интонационных сторон речи как высота тона, длительность, громкость»2.

В некоторых работах термин «просодия» употребляется как абсолютный синоним термина «интонация». «Тем не менее понятия «просодика» и «интонация» не совпадают. Термин «просодика» шире, но в определенном отношении — и уже термина «интонация». Если просодическая структура — это способ организации звуковых последовательностей, начиная со слога (слог, слово, ритмическая группа, синтагма, высказывание), то под интонацией, по крайней мере в наиболее распространенном сейчас значении этого слова, понимается лишь способ просодической организации синтагм и высказываний. С другой стороны, говоря о просодике, обычно имеют в виду лишь средства просодической организации речевых единиц, тогда как в понятие интонации (интонация языка, его интонационной системы) входит и содержательный аспект»3.

1 Дубовский Ю.А. Просодические контрасты в языке. — Симферополь: СГУ, 1983.— С. 21.

2 Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь лингвистических терминов. — М.: «Просвещение», 1976. — С. 344.

3Светозарова Н.Д. Интонационная система русского языка. — Л. : Изд-во ЛГУ, 1982. — С. 6-7.

Среди теоретических работ, рассматривающих сущность просодии и интонации, особый интерес представляет оригинальная концепция В.А. Артемова1. Автор считает, что в просодии человеческой речи мы имеем в снятом виде качественно трансформированные звуковые формы первичного сигнального общения. Наш современный язык носит трехслойный характер. Генетически первичным, дочлено-раздельным является язык просодический, переходным — интонационный и наиболее совершенный язык слов (фонем). При этом просодический слой проникает в интонационный, порождая его в качестве рудимента в слое языка слов. Интонационный слой проникает в слой языка слов. Обратного проникновения не существует. Таким образом, просодия вовсе не есть нечто супрасегментное по отношению к интонации, она вовсе не после, а до интонации, она субинтонационна, до-интонационна, дочленораздельна. А интонация — первичная расчлененность звукового, музыкального просодического потока речи. И по отношению к языку слов (предложений, фонем) просодия никак не может быть названа супрасегментной, так как она дочленораздельна, досегментна, она канва, по которой вышиваются фразы языка слов (фонемы).

Интересно мнение автора о том, что просодия современных языков есть рудимент дорасчлененного, дословесного языка первобытного человека или какого-то дочеловека. В процессе развития человечества возникающие абсолютные акустические значения частоты основного тона, интенсивности и длительности остались просодическими, а относительные (частотные, силовые и временные уровни, интервалы и диапазоны) породили интонацию, будучи в то же время порождены и развиты ею. Поскольку интонация реализовала общечеловеческие психосоциальные формы коммуникации в виде повествования, во

Артемов В.А. Психология речевой интонации : (Интонация и просодия).—

М.Д976.—С. 42-53. проса, побуждения и восклицания, то интонационные структуры оказались весьма сходными в различных языках. Современные функции просодии ограничились реализацией, экспрессией социально-психологических модальных отношений общающихся. Любое сообщение не только логично, но и социально психологично. Логически существенное выделяется интонационно, а психологически существенное — просодически. Просодия как любой модальный вид звукового строя речи накладывается на весь ее данный отрезок в данной ситуации вербального общения, а не на отдельную фразу, синтагму или слово. Просодия — это ритмико-музыкальная канва любого высказывания на всем его мелодическом протяжении. Эта канва различна в различных языках. Иначе говоря, просодия присуща языку, как символически значимой системе, хотя она и не имеет языковых значений языка слов1.

В «Татарской грамматике» просодика определяется традиционно, как «совокупность всех суперсегментных единиц, или ритмико-интонационных свойств речи»2.

В данной работе мы будем исходить из такого определения: Просодия (или просодика) — это совокупность фонетических средств (частота основного тона, длительность, интенсивность, тембр, паузы), реализующихся в речи на всех ее уровнях (включая звуки), совокупность средств, играющих смыслоразличительную роль (включая и эмоциональный смысл), и способствующих расчленению и объединению речевых сегментов.

1 Артемов В.А. Психология речевой интонации : (Интонация и просодия).— М., 1976.— С. 4648.

2 Татарская грамматика . — Т.1 . Происхождение языка. Фонетика. Фонология. Графика и орфография. Орфоэпия. Словообразование. — Казань : Таткнигоиздат, 1993. — С. 96.

Степень изученности темы. К изучению вопросов просодики обращалось большое число знаменитых отечественных и зарубежных ученых. Из самых значительных работ, посвященных общим проблемам просодии, нужно назвать труды В.А. Артемова1, Ю.А. Ду-бовского2, Л.П. Блохиной и Р.К. Потаповой3, Н.Д. Светозаровой4 и др.

Имеется большое количество работ, посвященных изучению просодических особенностей отдельных (особенно русского, английского, немецкого) языков5, где представлены описания просодического строя целых языков, в некоторых из этих работ описание дается и в сопоставительном или в сравнительном аспекте.

В последние годы активизировалась работа по исследованию просодики тюркских языков, например, казахского, азербайджанского и т.п. Представляющими значительный интерес и ориги

1 Артемов В.А. Психология речевой интонации : (Интонация и просодия). — М., 1976. — 4.1. — 76 с. и 4.2. — 88 с.

2 Дубовский Ю.А. Анализ-синтез-анализ просодии устного текста и его составляющих (экспериментально-фонетическое исследование) : Дис. .д-ра. филол. наук. — Минск, 1978.— 325 е.; Дубовский Ю.А. Просодические контрасты в языке. — Симферополь: СГУ, 1983.— 92 е.; Дубовский Ю.А. Вопросы просодии устного текста. — Минск: Изд-во Минского ГПИИЯ, 1975. — 294 с.

3Блохина Л.П. Просодические характеристики речи и методы их анализа. — М., 1980. — 75 е.; Блохина Л.П., Потапова Р.К. Роль просодики в системе супрасегментных характеристик // Вопросы фонологии и фонетики. — М. 1971. — С. 30-33.; Блохина Л.П., Потапова Р.К. Методика анализа просодических характеристик речи. — М., 1977.; Потапова Р.К. Просодия, просодика, просодемика. // Просодия текста: Тез. докл. метод, конференции. — М., 1982. — С.29-32.;

4 Светозарова Н.Д. Интонационная система русского языка. — Л. : Изд-во ЛГУ, 1982. — 175 е.; Светозарова Н.Д. Просодическая организация высказывания и интонационная система языка : Автореф. дис. . д-ра. филол. наук. — Л., 1983. — 32 с.

5 Батура С.Ф. Просодические характеристики современной французской разговорной речи : Дис. . канд. филол. наук. — Минск, 1983. — 150 е.; Алексеева Т.И. Описание единиц просодии русского и болгарского языков : Дис. . канд. филол. наук. — М., 1995. — 184 е.; Гайду-чик С.М. Просодическая система современного немецкого языка. — Минск., 1972. — 107 е.; Махран М.И. Сопоставительное изучение просодической организации русского и арабского языков : Дис. . канд. филол. наук. — М., 1984. — 130 е.; Метлюк А.А. Просодия белорусского языка в условиях двуязычия. — Минск., 1982. — 195 е.; Просодический строй русского языка. — М., 1996. — С.28.; Славянское и балканское языкознание. Просодия. — М.: Наука, 1989. — 243 с. нальными в этом плане являются труды по изучению просодии тюркского слова А.Джунисбекова1. В качестве серьезных исследований следует назвать труды Э.Э. Мамедова.2, О.Д. Розыевой3, Э.И. Мирзое

В татарской лингвистике «просодия» как особый раздел фонетики начал выделяться лишь в 80-х годах, обозначившись как самостоятельный раздел в программе для студентов вузов «Современный татарский литературный язык»5. Вопросы же, касающиеся просодии татарского языка (хотя конкретно этот термин и не обозначается), освещались, уже начиная с работ В.А. Богородицкого, а далее — в трудах Г.Шарафа, У.Ш.Байчуры, Ш.Н. Асылгараева, Т.И. Ибрагимова, P.M. Балтаевой. Заранее отметим то, что в специальных разделах данного исследования мы еще будем останавливаться на том, как освещались эти вопросы в работах татарских фонетистов. Из самых последних работ, выполненных по татарской просодии, можно выделить ряд исследований Х.Х. Салимова6.

1 Джунисбеков А. Проблемы тюркской словесной просодии : Автореф. дис. . д-ра. филол. наук. . — Алма-Ата, 1988.— 58 е.;Джунисбеков А. Просодика слова в казахском языке. — Алма-Ата: Наука, 1987. — 38 с.

2 Мамедов Э.Э. Просодика азербайджанского языка с позиции суперсегментной фонологии. // Советская тюркология — 1986 — №3. — С. 21-26.

3 Розыева О.Д. Просодическая организация стилей произношения в тюркских языках . — Ашхабад, 1990. — 119 с.

4 Мирзоев Э.И. Просодический анализ вокативных единиц английского и азербайджанского языков (экспериментально-фонетическое исследование) : Дис. . канд. филол. наук. — Баку, 1988. — 257 с.

5 Хэзерге татар эдэби теле. Программа, (под редакцией М.З.Закиева, Д.Г.Тумашевой, Г.Х. Ахатова). — Казан, 1982. — 44 с.

6 Салимов Х.Х. Татарское словесное ударение и качественные изменения гласных // Вопрос структуры татарского языка. Казань, 1986. - С. 65-71.; Салимов Х.Х. Основное, второстепенное вариативное ударение в татарском языке// Языки, духовная культура и история тюрков: трад ции и современность: Труды международной конференции. - Казань, 1992.- Т.1.- С. 238-240. Салимов Х.Х. Фонетика. Фонология. Просодика. // Татарская грамматика: В 3 т. - Казань, 199 - Т.1. - С. 54-108; Салимов Х.Х. Дифференциация в восприятии и передаче просодики татарск] слов // Вопросы дифференцированного обучения : Межвузовский сборник научных трудов. Казань, 1997. - С. 141-144.; Салимов Х.Х. О словесном ударении в татарском и русском язык; // Проблемы двуязычия в современных условиях : Материалы всероссийской научной кон^ ренции . - Казань, 1994. - С. 75-77.; Сэлимов Х.Х. Татар теле просодикасы Ьэм аны мэктеп ейрэну // Актуальные проблемы двуязычия в республике Татарстан. — Набережные Челн: 1997. — С.78-79.

В связи с тем, что поднятые вопросы представляют большой интерес и определенную сложность, необходимо отдельно остановиться на проблемах изучения ударения, сингармонизма и интонации.

Словесное ударение издавна было объектом внимания тюркологов, в том числе и татарских лингвистов. Мнения лингвистов по этому поводу иногда и расходились. A.M. Щербак пишет, что нередко об ударении в одном и том же языке делаются прямо противоположные заключения1.

Е.Д. Поливанов писал об ударении как признаке единства слова, поскольку на одно слово приходится одно ударение, и что в тюркских языках с постоянным ударением на последнем слоге слов оно определяет не только единство слова (позволяет сосчитать число слов в воспринимаемой фразе), но и границы между словами2.

Интересно мнение по этому поводу А.Н. Кононова. По его мнению, под ударением оказываются только подлежащее и сказуемое, а слова, образующие остальные члены предложения, произносятся без ударения 3.

A.M. Щербак пишет, что в тюркском праязыке факты, позволяющие говорить о значительной функциональной нагрузке словесного ударения, отсутствуют и что роль словесного ударения была, очевидно, небольшой и в чисто фонетических процессах, в отличие от слоговой акцентуации4.

М.И. Трофимов определяет словесное ударение в тюркских языках не как самостоятельное средство смыслоразличения, а в основ

1 Щербак A.M. Сравнительная фонетика тюркских языков. — JI.: Наука, 1970. — С.117.

2 Поливанов Е.Д. Русская грамматика в сопоставлении с узбекским языком. — Ташкент, 1933. — С.47.

3 Кононов А.Н. Грамматика современного узбекского литературного языка. — M.-JL, 1960. — С. 52.

4 Щербак A.M. Сравнительная фонетика . — С.117. ном как сопровождающий признак позиции слова в предложении. Интересно его замечание, что «тюркская система ударения и гармонии гласных являются средствами объединения слова в единое целое. В какой-то степени дублируют друг друга и вместе с тюркским порядком слов создают в речи большую избыточность (как в графике точка и прописная буква совместно служат для определения границ предложений)»1.

Т.Т. Талипов пытается объяснять почти все изменения как в области вокализма, так и в области консонантизма исключительно влиянием словесного ударения, репласацией древнетюркского ударения с начальной позиции многосложного слова на последующий слог2.

Башкирский ученый Э.Ф. Ишбердин считает, что башкирское ударение строго зафиксировано и оно служит в основном для выражения эмоциональности и модальности3.

Некоторыми крупными учеными-фонетистами утверждается, что словесного ударения как словесной просодии в тюркских языках нет, что его полностью заменяет сингармонизм4, что «В сингармонических как языках, которым с грамматической точки зрения свойственна, правило, ярко выраженная агглютинативность, слову также не принадлежит центральная роль в языковом механизме и . сингармонические модели берут на себя частично именно те функции, которые выполняет словесное ударение. Наличие последнего тем самым становится необязательным»5.

1 Трофимов М.И. Проблемы тюркского ударения . — С.163.

2 Талипов Т.Т. Историческое развитие фонетической системы уйгурского языка // АДД, 1983. — С.51.

3Ишбердин Э.Ф. Ударение и система гласных башкирского языка.// Советская тюркология. — 1980. — 5. —С. 55-58

4Джунисбеков А. Проблемы тюркской словесной просодии. // АДД. - Алма-Ата, 1988. — С.17.

5 Касевич В.Б., Шабельникова Е.М., Рыбин В.В. Ударение и тон в языке и речевой деятельности. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. — С.54.

Ряд лингвистов в звуковой системе тюркских языков находит место как ударению, так и сингармонизму. Например, М.И. Трофимов считает, что они могут сосуществовать как ритм и рифма в стихосложении1, и что «уменьшение избыточности в связи с нарушением гармонии и отклонением от тюркской модели ударения требуют более высокой разрешающей способности человеческого уха для восприятия речи. В таких условиях гармония и система ударения дополняют друг друга, так что существование ни одной из них нельзя считать излишним в связи с существованием другой»2.

Интересно мнение по этому поводу Ю.В. Щеки: «. в речевых реализациях можно обнаружить, очевидно, любые случаи смещения или отсутствия словесного ударения, и в то же время каждое слово и каждая словоформа, состоящая из нескольких слогов, имеет как структурные единицы ударение на вполне определенном слоге. В этих утверждениях нет противоречия — наоборот, словесное ударение как важный элемент структуры данной единицы является сконцентрированным выражением, обобщением всего многообразия ее конкретных акцентных реализаций, в котором (обобщении) включены, так сказать, учтены все выявленные в структуре языка функции ударения. В этой связи из самого факта существования речевого многообразия акцентных реализаций не следует делать вывод об ограничении различительных, дифференциальных функций ударения»3. О неправомерности отрицания существования словесного ударения говорят и исследователи тюркских языков Сибири: «постановка вопроса об от

1 Трофимов М.И. О соотношении между ударением и редукцией гласных // Советская тюркология. — 1981. — 3. —С.51.

2 Трофимов М.И. Проблемы тюркского ударения и уйгурского вокализма. — Бишкек, 1991. — С.163.

3 Щека Ю.В. Интонология турецкого языка и проблемы ее общетеоретического обоснования : Дис. .д-ра. филол. наук. — М., 1993. — С. 41-42. сутствии словесного ударения в тех или иных языках методологически не верна»1.

Одним из постоянно привлекавших внимание фонетистов-тюркологов вопросов просодии слова был сингармонизм.

Еще В.В. Радлов обратил внимание на этот интересный аспект. Он считал причину возникновения гармонии гласных морфологической, тесно связанной с внутренней языковой формой урало-алтайских языков2. Им дано фонетическое и фонематическое объяснение сингармонизма, а описанием положения произносительных органов (придаточной трубы) он определяет физиологическую основу гармонии гласных. Ведущим элементом гармонии, по его мнению, является гласный сегмент слова.

Бодуэн де Куртенэ подробно описывает это явление и считает, что в туранских (тюркских — Х.С.) языках все подчиняется господствующему слогу, отдельные слова и слоги должны рассматриваться как самостоятельные слова, пока они в одном определенном выражении в разрез законам гармонии гласных сохраняют им свойственные гласные. Если же они скрепляются цементом гармонии гласных, то образуют из отдельных односложных слов одно многосложное. Так же происходит слияние двух слов в единое целое, если гласные одного гармонично сливаются с гласным другого3.

Н.А. Баскаков видит в противопоставлении губных и негубных звуков в тюркских языках возможность дифференциации значений корневых морфем, так как только в корнях слов губные и негубные гласные и согласные звуки служат средством различения реального

1 Тялкин А.Д. Словесная акцентуация : наблюдения и подходы к исследованиям // Исследования звуковых систем Сибирских языков. — Новосибирск, 1989 — С.94.

2 Radloff W.W. Phonetique der NÔrdlchen Turksprachen. — Leipzig, 1882. — C.52.

3 Бодуэн де Куртенэ И.А. Резья и Резьяне// Славянский сборник. — Спб.,1876. — С.223-224. значения корневых морфем. А поскольку корневая морфема всегда совпадает с первым слогом, то фонематическое противопоставление лабиализованных и нелабиализованных звуков встречается только в первых слогах, в последующих это противопоставление теряет фонематическое значение1. H.A. Баскаков указывает на обусловленность дифференциального признака противопоставления передних и задних фонем в тюркских языках не свойством отдельных гласных или согласных фонем, а свойством целого тюркского слова. Фонологическую роль палатального сингармонизма он видит в консолидации фонем в слове и словоделении в потоке речи, а лабиального сингармонизма — в корневой морфеме2.

М.А. Щербак видит основу гармонии гласных в слоговом сингармонизме как явлении вокально-консонантной гармонии в пределах односложного слова3. Наиболее древней из двух разновидностей гармонии он считает палатальную.

A.A. Реформатский считает, что сингармонизм в тюркских языках не просто фонетическое явление и тем более не только разновидность ассимиляции, а это — фундаментальное структурно-типологическое явление, затрагивающее фонетические уровни и морфологический ярус структуры языка4. Он согласен с мнением Ж. Дени о том, что явление гармонии гласных имеет отзвук в некоторых согласных.

B.А. Виноградов считает обычное понимание противоречащим самой идее просодического подхода, так как оно ставит корень в какое-то исключительное с фонологической точки зрения положение по отношению к слову; сингармонизм есть модель всего слова, включая

1 Баскаков H.A. Тюркские языки // Языки народов СССР. — Т.2. — М., 1966. — С.18

2 Баскаков H.A. Тюркские языки . С.19

3 Щербак A.M. Сравнительная фонетика. — С. 121.

4 Реформатский A.A. Иерархия фонологических единиц и явления сингармонизма // Исследования по фонологии. — М., 1966. — С.122-123. корень, на который в равной мере распространяется акцентный признак слова, выраженный гармонирующим дифференциальным признаком1.

В татарском языкознании сингармонизм был описан, с подлинно научной точки зрения, В.А. Богородицким. Его заслуга заключалась в том, что он сформулировал законы сингармонизма гласных в аспекте синхронии и диахронии, рассмотрев гласные через призму этого оригинального тюркского явления, как бы вынес за скобку то общее, что характерно для каждого гласного звука в отдельности, и сделал это общее предметом специального рассмотрения2. В.А.Богородицкий видит в гармонии гласных, или сингармонизме, одну из наиболее особенностей тюркских (в том числе и татарского) языков, когда гласные корня видоизменяют определенным образом вид вокализма суффиксов и флексийных окончаний. При этом вокализм корня представляет одну существенную особенность: гласные выступают каждый в своей индивидуальности без чередования с другими гласными, тогда как в придаточных морфемах гласные ограничены двумя основными типами — гласным либо широким, либо узким, видоизменяющимся сообразно с корневым вокализмом в отношении палатальности или непалатальности, а также губности или ее отсутствия3.

Кроме выделения сингармонизма как одной из характерных черт тюркских языков, он указывает на принципиальную возможность деления вокального состава слова на корневую и аффиксальную морфемы, их функциональную неравнозначность: в корневой морфеме гласные выступают в большем разнообразии, нежели в прида

1 Виноградов В.А. К интерпретации сингармонизма как морфонологического явления // Проблемы структурной лингвистики. — М., 1972. — С.346-347.

2 Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков // Фонетика. — М.: Наука, 1984. -С.435

8 Богородицкий В.А. Введение в татарское языкознание.—■ Казань: Таткнигоиздат, 1953.- С. 117 точных. Причем он предлагает сначала обратиться к гласным корневым и притом ударенным, поскольку при ударении качество гласного выступает, выражая все свои основные качества, и гласный свободен от ослаблений, связанных с неударенностью. Этим объясняется и то, что наряду с наличием сингармонизма в тюркских языках В.А.Богородицкий не отрицает и присутствие словесного ударения в фонетическом облике татарского слова.

В.А. Богородицкий видит в небной и губной гармонии комплекс сингармонических признаков.

Г.Алпаров выдвигает оригинальную и интересную точку зрения: он объясняет сингармонизм «ленью» языка, к тому же признает гармонию не только гласных, но и согласных, т.е. называет сингармонизм «гармонией звуков в прогресивном порядке»1 .

В настоящее время в татарском языкознании сингармонизм определяется как гармония гласных и утверждается положение, что вокализм корня подчиняет себе вокализм аффиксов. В работах часто сингармонизм делят на два вида: на палатальную и на губную гармонию. Палатальную гармонию считают более сильной и относят ко всему слову, а лабиальную — только к корню. Консонантный состав слова почти никогда не учитывается при анализе сингармонизма. Зато пытаются подробно описывать случаи нарушения сингармонизма.

В современной тюркской фонетике сингармонизм рассматривается совершенно с новой точки зрения. Это произошло благодаря работам известного казахского фонетиста А. Джунисбекова. В данной работе сингармонизм в татарском языке мы будем описывать, опираясь на методику2, предложенную этим ученым (подробнее об этой методике речь пойдет в специальном разделе).

Алпаров Г. Сайланма хезмэтлэр. — Казан, 1945. — С. 41.

2А.Джунисбеков. Просодика слова в казахском языке. — Алма-Ата: Наука, 1987. — 92 с.

Изучение интонации имеет почти столетнюю историю. Основы научного рассмотрения интонации в отечественном языкознании были заложены в трудах В.А.Богородицкого, А.А.Шахматова, A.M. Пешковского, Л.В.Щербы. Далее это учение получило развитие в трудах А.А.Реформатского, Л.Р.Зиндера, Г.П.Торсуева, М.И. Мату-севич , Л.В.Бондарко и др.

Первые исследователи интонации посредством экспериментов прежде всего обращали внимание на логическое ударение. В.А. Бого-родицкий, говоря об изменении звуков во фразе, пишет: «Подобно тому как в отдельном слове выделяется по силе, длительности, высоте ударный слог, так и в целой фразе выделяется по тем же качествам то слово, на которое, как говорят, падает логическое ударение. Прочие слова той же фразы составляют с этим словом одно целое, так что гласные приспособляются к нему. Благодаря логическому ударению на одном слове во фразе, все остальные слова более или менее ослабляются, причем это ослабление распространяется на все второстепенные слова, хотя и не в одинаковой мере»1.

Большая заслуга в освещении вопросов интонации русской речи принадлежит A.M. Пешковскому, который расширил представление о ритмико-мелодических способах выражения тех или иных оттенков значения в русском языке. A.M. Пешковский обратил внимание на специфику интонации в отношении ее связи с грамматической системой языка. В статье "Интонация и грамматика" автор, указывая на роль интонации как фонологического средства языка, устанавливает ее место в грамматической системе: «Чем яснее выражено какое-либо синтаксическое значение чисто грамматическими средствами, тем

1 Богородицкий В.А. Фонетика русского языка в свете экспериментальных данных. — Казань, 1930. — 212-213 с. слабее может быть его интонационное выражение (вплоть до полного исчезновения), и наоборот, чем сильнее интонационное выражение, тем слабее может быть грамматическое (тоже до полного исчезновения)»1.

Фундаментальная разработка теории интонации связана с именем Л.В.Щербы. С 1937 года интонационные наблюдения вводятся Л.В.Щербой в раздел, посвященный синтаксической фонетике, книги «Фонетика французского языка». Автор рассматривает здесь вопрос о синтаксическом членении речевого потока, выделяя в самостоятельную главу материалы по мелодической характеристике французского языка. В этой главе излагается теория синтагмы — единицы, которая безусловно, должна стоять в центре фонетики. По мнению Л.В.Щербы, синтагма выполняет семантические и синтаксические функции, получающие выражение в интонации2.

Учение об интонации прошло в своем становлении несколько этапов, которые определялись общим развитием лингвистической теории и совершенствованием акустической аппаратуры. Изучение интонации началось с выявления ее роли в различении типов высказывания (вопроса, побуждения и т.д.), затем в центре внимания оказались проблемы соотношения интонации и синтаксиса. С 60-х годов нашего столетия ведется интенсивный поиск единиц интонации, а в 70-е годы происходит переориентация исследований в сторону изучения интонации текста.

Существует огромное количество определений интонации, отличающихся друг от друга как по форме так и по существу. Такое положение дел вообще характерно для трудов по суперсегментной фонетике.

1 Пешковский A.M. Интонация и граматика // Пешковский А.Н. Избранные труды.- М., 1954.— С.181.

2 Щерба Л.В. Фонетика французского языка. — М., 1955.

В «Русской грамматике» дается следующее определение: «Интонация - это звуковое средство языка, с помощью которого говорящий и слушающий выделяют в потоке речи высказывание и его смысловые части, противопоставляют высказывания по их цели (повествование, волеизъявление, вопрос) и передают субъективное отношение к высказываемому»1. Далее читаем: «интонация — это различные соотношения количественных изменений тона, тембра, интенсивности, длительности звуков, служащие для выражения смысловых и эмоциональных различий высказываний».

Исследователи интонации признают за определенными интонационными формами определенные функции. Л.Р.Зиндер отмечает: если мы связываем с интонацией «определенный смысл, значит, она имеет объективное лингвистическое значение»2. Однако далее JI.P. Зиндер пишет: «вопрос о том, являются ли интонационные средства языковыми знаками, или же они представляют только план выражения такого знака, остается нерешенным»3.

При исследовании интонации возникает проблема: является ли эмоциональность компонентом значения слова или оттенком значения?

А.Н.Леонтьев утверждал, что эмоция выражает личностное отношение к складывающимся или возможным ситуациям, к своей деятельности и своим проявлениям в ней4.

Л.Р.Зиндер указывает, что поиск специального выражения конкретных эмоций следует искать в области тембра. К такому же выводу пришла E.H. Винарская5.

1 Русская грамматика. Т.1. — М.: Наука, 1980. — 96 с.

2 Зиндер Л.Р. Общая фонетика. - М., 1979. - С.268.

3Там же. — С.273

4 Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание , личность. — М., 1975.

5 Винарская E.H. Психо-физиологический взгляд на проблему просодики // Просодия текста : Тезисы межвузовской конференции. —М., 1982, ч.П.

Л.В.Минаева отметила регулярную интонационную маркированность производно-переносного значения. Автор подчеркивает, что «реализация семантической структуры слова находится в тесной связи с его реальным звучанием»1.

Большое значение имеет исследование интонации для анализа художественных текстов, для выделения их смысловой структуры. В интерпретации текста огромную роль играет акцентное выделение. Т.М. Николаева полагает, что акцентное выделение возникает там, где необходимо выйти за пределы ситуации, что акцентное выделение оказывается связанным с «видением мира», с «картиной отражения мира» индивидом, с интерпретацией окружающих человека ситуа-" 2

ЦИИ .

Описание интонации в виде бинарных оппозиций не только мелодических, но также временных и динамических характеристик на материале коротких русских предложений было произведено М.Г. Радиевской3. Использование минимального набора признаков (вышениже, быстрее-медленнее, громче-тише) позволило описать и противопоставить интонации четырех типов высказываний. При этом мелодика оказалась наиболее информативной в противопоставлении логического ударения нейтральному синтагматическому.

Теоретические вопросы интонации русского языка подробно описаны в трудах И.Г.Торсуевой, О.Ф.Кривновой, Т.М. Николаевой, Н.Д.Светозаровой, Е.А.Брызгуновой. Новое решение вопроса о системе фразовых ударений предложила Т.М.Николаева4, которая установила на основе смыслового анализа текста пять типов акцентных вы

1 Минаева Л.В. Просодия и семантика слова // Контекстуально-типологические исследования. — Иваново, 1979.

2 Николаева Т.М. Семантика акцентного выделения. — М., 1982.

3 Радиевская М.Г. Проблема бинарного описания интонационных характеристик речи : Авто-реф. дис. . канд. филол. наук. — Л., 1973.

4 Николаева Т.М. Акцентно-просодические средства выражения категории определенности-неопределенности // Категория определенности-неопределенности в славянских и балканских языках. — М.,1979. делений, обладающих собственной семантикой и находящихся в сложных отношениях с категорией определенности-неопределенности имени.

Разнородность интонационных единиц, их сложные взаимоотношения в системе находят отражение и в классификации интонем латышского языка, произведенной Л.К.Цеплитисом. Автор выделяет четыре семантические группы интонем: 1) интеллектуальные) куда входят интонемы актуального членения, интонемы отношений и ин-тонемы основных форм высказываний; 2) волюнтативные, разделяющиеся на повествовательные; 3) эмотивные (интонемы гнева, испуга, презрения, обиды, печали, равнодушия, радости, стыда, удивления); 4) изобразительные1.

В.Н.Всеволодский-Гернгросс в своей книге «Теория интонации» выделяет «интонацию» русского языка в связи с задачами выразительного чтения. Исходя из логико-психологической категории, перечисляет 16 интонаций2. 7 основных типов, к которым сам автор сводит свои 16 интонаций, можно обнаружить в других классификациях. В этом перечне две группы интонаций — соотносимые с коммуникативными и с синтаксическими категориями. Автор это деление не проводит.

А.Н. Гвоздев выделяет3 четыре типа мелодий для одиночных речевых тактов, входящих в одно высказывание, соотносимых с основными коммуникативными типами высказываний и пять типов — для сочетания речевых тактов, входящих в одно высказывание, которые передают различные семантико-синтаксические связи в расчлененном виде.

1 Цеплитис Л.К. Анализ речевой интонации. — Рига, 1974.

2 Всеволодский-Гернгросс В.Н. Теория интонации. - Пг.,1922.

3 Гвоздев А.Н. К вопросу о фонологических средствах русского языка// Избранные труды по орфографии и фонетике.-М.,1963.

В книге Т.М. Николаевой «Фразовая интонация славянских языков»1 находим перечень интонаций. Выбор типов предложений, одинаковый для всех славянских языков, определяется объемом имеющихся знаний об интонации и задачами типологического анализа, одна из которых - проследить, как соотносятся те или иные интонационные рисунки с теми или иными типами предложений.

В книге «Интонация сложного предложения в славянских языках»2 Николаева Т.М. выявила в русском и других славянских языках специфические интонационные единицы, реализующиеся на синтагматической оси в расчлененном высказывании. Передаваемые «интонемами» оттенки связи между синтагмами не всегда укладываются в рамки традиционных синтаксических категорий, Автор, характеризуя основные типы сочетаний интонационных параметров, ограничивается примерами фраз и указаниями на знаки препинания и лишь в отдельных случаях называет содержательные категории. Можно сопоставить четыре наиболее употребительные интонемы с упоминаемыми другими авторами типами интонаций: 1 — интонация связи, подчинения, 2 — противительная, сопоставительная, 3 — пояснительная; 4 — интонация вводности.

В книге И.Г.Торсуевой «Теория интонации» интонационная система описывается исходя из типов высказываний. Поэтому наиболее полно представлена та часть системы, которая соотносится с оформлением коммуникативных типов высказываний. Проводится разграничение между интонациями общего и частного вопросов, особо выделяется интонация побудительных высказываний. Новое в описании И.Г.Торсуевой — интонация импликации. Характерную особенность мелодических моделей И.Г.Торсуевой составляет отсутствие соотнесенности мелодических подъемов и падений с ударными и безудар

1 Николаева Т.М. Фразовая интонация славянских языков. - М., 1977.

2 Николаева Т.М. Интонация сложного предложения в славянских языках. — М., 1969. ными слогами выделяемых слов и представление моделей через мелодические уровни1.

Единицами интонационной классификации Е.А.Брызгуновой являются ИК. Выделяются они на основе «оппозиции высказываний с одинаковым синтаксическим строением и лексическим составом или оппозиций высказываний с разным синтаксическим строением, но одинаковым составом словоформ»2. Иначе говоря, классификация Брызгуновой основана на следующем положении: то или иное фонетическое различие только в том случае может создавать разные интонационные конструкции, если оно используется для противопоставления по смыслу хотя бы одной пары высказываний, совпадающих по звуковому строю.

Тюркология, в том числе и татарское языкознание, не может, к сожалению, представить такое обилие исследований интонации, хотя при изучении синтаксиса тюркских языков авторы касались и вопросов интонации, потому что в тюркологии традиционно считалось, что вопросы интонации касаются больше синтаксиса, нежели фонетики. Лишь в последнее время, в связи с применением экспериментально-фонетических методов при исследовании интонации она (интонация) стала предметом и объектом исследования фонетики.

Недостаточная изученность этих вопросов характерна для фонетических исследований тюркских языков в целом. В журнале «Советская тюркология» отмечалось, что в области фонетики тюркских языков проделана определенная работа по установлению экспериментальными методами фонематической системы языков, акцентуации и интонации слова и ряда других фонетических явлений.

1 Торсуева И.Г. Теория интонации. - М.1974 - С.121-127.

2Врызгунова Е.А. Интонация. — Киев, 1978. — С. 20.

Вместе с тем признается, что многие вопросы синтаксической фонетики, фонетической структуры слова в потоке речи остаются пока неизученными1.

Как было замечено нами выше, в последние годы несколько активизировалась работа по экспериментально-фонетическому изучению интонации тюркских языков.

Общая характеристика интонации тюркских языков хорошо представлена в работах А.Н. Нурмахановой2. Интересно отметить , что интонация татарской фразы соответствует общим положениям об интонационном оформлении коммуникативных типов высказываний в тюркских языках. Так, данные трех тюркских языков (узбекского, каракалпакского и казахского), приводимые в ее работе, свидетельствуют о том, что простому предложению в этих языках присуще изменение мелодического контура восходяще-нисходящего направления на главноударном слоге.

Несколько научных работ, экспериментально описывающих интонационные особенности различных синтаксических конструкций своих родных языков, появилось у казахских3 , киргизских4,

1 Ширалиев М. Ш. , Асадуллаев С.Г. Советская тюркология и задачи журнала «Советская тюркология» // Советская тюркология — 1970. — №1. — С.5.

2 Нурмаханова А.Н. Типы предложений по модальности и интонации в тюркских языках // АДД.— Ташкент, 1966.; Нурмаханова А.Н. Интонация как способ выражения эмоций// Фонетика языков сибири и сопредельных регионов. — Новосибирск : Наука, 1986. — С. 132; Нурмаханова А.Н. Типы простого предложения в тюркских языках.— Ташкент,1965.— С. 125-127.

3 Кемелева К.Н. Фонетическая реализация основных интонационных типов в условиях сингармонизма : Дис. канд. филол. наук.—Л.,1988.— 218 е.; Утесбаева Ж.М. Интонационные конструкции казахского текста : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Алма-Ата, 1990. — 29 е.; Бекмагамбетова Ш.Х. Интонация как средство выражения эмоций (экспериментально-фонетическое исследование на материале эмоции сожаления в казахском языке) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Фрунзе, 1978. — 25 с.

4 Дуйшеев Ж. Интонация простого вопросительного предложения в современном киргизском языке (опыт экспериментально-фонетического исследования) : Дис. . канд. филол. наук. — Фрунзе, 1980.— 176 е.; Токтаналиев К.Т. Побудительное предложение в современном киргизском литературном языке : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — М., 1984. — 18 е.; Чанакова Ы. Интонация вопросительных предложений в современном киргизском языке (опыт экспериментально-фонетического исследования) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Фрунзе, 1980. — 18 с. азербайджанских1 и узбекских2 лингвистов. Начались экспериментальные исследования интонации турецкого3 языка. В связи с развитием контрастивной лингвистики, что в свою очередь вызвано проблемами изучения иностранных языков в национальной аудитории, появилось множество экспериментальных работ, посвященных сопоставительному анализу интонационных систем тюркских и рома-но-германских языков4.

Несмотря на отмеченную выше недостаточную степень изученности интонационной системы татарского языка, татарское языкознание все же располагает определенными исследованиями в этой области.

Первые указания на специфику интонационных типов предложений в татарском языке имеются у Г. Алпарова5 и Р. Ф. Шакиро-вой6. Первое, относительно подробное, рассмотрение татарской интонации обнаруживаем в работах В. Н. Хангильдина7. Описывая различные типы предложений по цели высказывания, автор указывает

1 Маметкулиев Д.Г. Варьирование интонации в терминальной синтагме (экспериментально-фонетическое исследование) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Баку, 1989. — 22 е.; Мех-тиев Н.А Побудительное предложение и экспериментальное исследование его интонации в современном азаербайджанском языке : Дис. . канд. филол. наук. — Баку, 1973. — 227 е.; Наджафова С.Д. Интонационная структура сложноподчиненных предложений с определительным придаточным в современном азербайджанском языке (экспериментально-фонетическое ис-следо-вание) : Дис. . канд. филол. наук. — Баку, 1989. — 244 с.

2 Ниязов Д.М. Интонация повествования в современном узбекском литературном языке : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Ташкент, 1969. — 31 е.; Юлдашева X. Интонация вопросительных фраз современного узбекского литературного языка (экспериментально-фонетическое исследование) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Ташкент, 1988. — 21 с.

3 Щека Ю.В. Интонология турецкого языка и проблемы ее общетеоретического обоснования : Дис. .д-ра. филол. наук. — М., 1993. — 374 с.

4 Абдулкасымова Г.Н. Интонационно-семантический анализ восклицательных речевых единиц в английском и узбекском языках (экспериментально-фонетическое исследование) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Л., 1988. — 15 е.; Базарбаева З.М. Интонация вводных единиц в языках различного типа (на материале французского, казахского и русского языков) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Тбилиси, 1983. — 17 е.; Овезова Д.Б. Интонационные характеристики речи при разных типах двуязычия (экспериментально-фонетическое исследование на материале туркменского, русского и английского языков) : Дис. . канд. филол. наук. — Л., 1985. — 187 е.; Шаяхметова Э.Р. Соотношение интерферирующих систем при обучении интонации иностранного языка в национально-двуязычной аудитории (экспериментально-фонетическое исследование на материале английской речи башкирско-русских билингвов) : Дис. . канд. филол. наук. — Л., 1986. — 240 с.

5 Алпаров Г. Сайланма хезмэтлэр. — Казан, 1945. — С. 140-145

6 Шакирова Р. Хвзерге татар теле фонетикасына кереш. — Казан, 1954. — С.88-90.

7 Хангильдин В. Н. Татар теле грамматикасы. — Казан, 1959. — С. 361-378. на то, что каждый из типов предложений реализуется своими интонационными средствами. В произнесенном предложении мелодический контур может принимать самые разнообразные формы. По мнению В. Н. Хангильдина, повествование отмечается понижением тона голоса, вопрос — резким повышением. В побудительных предложениях тон, понижаясь, резко падает, причем крутизна падения зависит от коммуникативной значимости приказа.

Автор однако признает относительную аутентичность подобного описания, оставляя право последнего слова за экспериментальными данными.

Вопросы интонационной структуры татарского языка довольно подробно рассматриваются и М.З. Закиевым1. В повествовательных предложениях М.З. Закиев отмечает сочетание повышения с понижением тона голоса. В зависимости от местонахождения слова, на которое падает ударение, мелодический контур выглядит по-разному, но всегда с падающей концовкой. Так, например, если ударное слово находится в середине фразы, то тон речи будет постепенно повышаться до середины, а к концу — постепенно падать:

ЗУР аныц белен каен

Вез твбендэ утырабыз.

Мы с ним сидим под большой березой'.

Если ударное слово занимает начальное положение, то восходящая часть тона будет вовсе отсутствовать: Иртэ белен кырау твшэ. 'Утром бывают заморозки'.

1 Закиев М.З. Синтаксический строй татарского языка. Казань: Изд-во КГУ, 1963. —

С. 59-70.

В вопросительном предложении, продолжает автор, ударение падает на то слово, значение которого выясняется. Ударный слог этого слова произносится более протяжно и на более высоком тоне. В зависимости от места слова в предложении рисунок мелодии может выглядеть по-разному. Например, кэнкип- ме? су

Болында

Высохла вода на лугу?') Кояш шулай яндырганмы? 'Солнцем так выжгло?'

Побудительные предложения, заключает М.З.Закиев, произносятся четко и ясно при более повышенном тоне. Степень повышения тона определяется степенью побуждения к действию.

Первые данные инструментального анализа мелодической структуры татарской фразы приводятся в экспериментально-фонетическом исследовании У. Ш. Байчуры1. Работа специально не посвящена проблемам синтаксической фонетики, однако, рассматривая общие вопросы звукового строя татарского и некоторых других тюркских языков, автор на основе инструментальных данных конкретизирует и уточняет вышеприведенные высказывания, базирующиеся на слуховых наблюдениях, относительно интонации в татарском языке. В исследовании отмечается, что наиболее общая картина интонации татарской фразы сводится к восходяще-нисходящему движению тона.

Например, Ачып чыкты 'Открыв, вышел' 118 144 132 99*

1 Байчура У.Ш. Звуковой строй татарского языка в связи с некоторыми другими тюркскими и финно-угорскими языками. Дис. . докт. филол. наук. — Т.4. — Казань, 1960. Высота тона в гд.

Син кайда тугансын? Тде ты родился?' 152 183 139 120 114 110 Ак кош оча 'Летит белая птица'

137 161 141 127 Просодия татарской синтагмы методами экспериментальной фонетики впервые была специально исследована Ш.Н. Асылгараевым1. Автор рассматривает некоторые общие вопросы синтагматического членения речевого потока, приводит на материале татарского языка подробный анализ параметров, составляющих интонацию. Работа ценна и тем, что в ней перед исследователями татарской речевой интонации ставится задача не просто научного изучения явления, а подчеркивается необходимость внедрения результатов исследования в практику преподавания в средней и высшей школе — для повышения культуры речи говорящих на татарском языке. В экспериментальном разделе работы на базе обширного материала описывается интонационная организация простого распространенного и нераспространенного предложений в татарском языке.

В работе Р. М. Балтаевой2 экспериментальными методами исследуется интонационная структура общего вопроса в современном татарском языке.

На основе анализа воспринимаемых качеств и акустических свойств выделенных шести типов общего вопроса автор делает следующие выводы по их интонационному оформлению: общий вопрос в татарском языке оформляется восходяще-нисходящим терминальным тоном. В зависимости от типа общего вопроса восходяще-нисходящее движение тона в главноударном слоге может характери

1 Асылгараев Ш.Н. Синтагматическое членение татарской речи.: Дис. . канд. филол. наук. — Казань, 1968.

2Балтаева Интонационная структура общего вопроса в татарском языке.: Дис. . канд. филол. наук. — Казань, 1973. зоваться широким или узким диапазоном, может варьироваться крутизна восходящей или нисходящей части мелодической кривой, равно как коммуникативный центр вопроса может перемещаться в широких пределах .

Чуть позже сравнительно-типологический анализ интонаций татарского и английского языков проводит Н. С. Гиззатуллин1. Он пытается определить типологические характеристики интонационной структуры синтагмы в английском и татарском языках и выделяет три критерия, которыми определяется типология интонационных контуров синтагм в сопоставляемых языках. Это: движение тона в главноударном слоге, в предъядерных слогах и заядерных слогах. Правда, на оригинальность в исследовании татарской интонации автор не претендует, признав, что фактический материал и данные инструментального анализа татарской интонации заимствованы им из экспериментально-фонетических работ У.Ш.Байчуры, Ш.Н. Асылга-раева и Р.М.Балтаевой.

К вопросам ударения и интонации татарского языка часто обращались специалисты по выразительному чтению2. Но в этих работах вопросы интонации освещены в прикладном аспекте и практически ничего нового в теорию татарской интонации не добавляется.

Таковы вкратце данные по татарской интонации, которыми сегодня располагает татарская лингвистика.

Досадно, что, в то время как просодия некоторых других языков исследована экспериментально-фонетическими методами до мель

1 Гизатуллин Н.С. Сравнительно-типологический анализ интонации коммуникативных типов предложений английского и татарского языков в учебных целях // Обучение иностранному языку в условиях билингвизма. — Казань : КГПИ, 1981. — С. 117-145.

2 Нигъмэтуллин Э.З. Сэнгатле укырга ейрвник. — Казан : Тат. кит.нэшр., 1968. — 176 е.; Га-лимуллин Ф.Г. Мэктэптэ сэнгатьле уку. — Казан : КГПИ нвшр., 1984. — 101 е.; Низамов И.М. Ничек ейтергэ? Ничек язарга? Татар интонацияее Ьвм аны язуда белдерунец кайбер мэсьэлэлэре. — Казан: Тат. ГЖ нвшр., 1990. — 36 е.; Нуриев Г.С. Татар сахнэ сейлвме. — Казан : «Мирас», 1998. — 190 с. чайших подробностей*, в татарской лингвистике в последнее время и к исследованиям просодии (в том числе и синтаксической фонетики), и к экспериментально-фонетическим исследованиям вообще, обращаются редко.

Актуальность и новизна темы диссертации. Если учесть то богатство информации, передаваемой в речи просодическими характеристиками, важность и необходимость проведенного нами исследования становятся явными и неоспоримыми.

Во-первых, просодия как наука, как раздел языкознания в татарской лингвистике совершенно отсутствует. Первое практическое рассмотрение просодических данных татарского языка представлено в «Татарской грамматике» (данный раздел был написан автором настоящего исследования). Бесспорна необходимость специального монографического исследования татарской просодии как таковой вообще, в то же время результаты данной работы могут стать определенном вкладом в разработку вопросов просодии в общей тюркологии.

Во-вторых, налицо недостаточность просодико-орфоэпических нормативов татарской речи. Например, несмотря на чрезвычайную важность для любого языка наличия орфоэпических словарей, первый татарский орфоэпический словарь1 был составлен и опубликован лишь в 1995 году (составителем которого был автор настоящего исследования). К тому же этот словарь имеет относительно небольшой объем (14,0 п.л.) и малый тираж, так что имеется острая необходимость в издании серьезного, развернутого, подлинно научного орфоэпического словаря татарского языка, научной базой для составления такового и послужат материалы данного исследования. Например, вышеназванная диссертация Наджафовой С.Д. «Интонационная структура сложноподчиненных предложений с определительным придаточным в современном азербайджанском языке» (Баку, 1989) посвящена экспериментально-фонетическому исследованию просодических особенностей лишь одного вида сложноподчиненных предложений азербайджанского языка.

1 Сэлимов Х.Х. Татар теленец орфоэпик сузлеге. — Чаллы: «Камаз» нэшрияты, 1995. — 128 с.

В-третьих, важность данного исследования исходит из проблем методики преподавания родного языка, конкретно — из проблем обучения орфоэпическим нормам родного языка. «В области интонации родного языка актуальными остаются задачи повышения культуры чтения и публичной речи путем изучения богатейших возможностей интонации в передаче оттенков смысла, дифференциации просодическими средствами языковых стилей, ограничения интонации литературного языка о диалектной и просторечной интонации. Можно сказать, что перед лингвистами стоит задача создания «интонационной орфоэпии» — свода правил нормативного интонационного оформления речи»1. Не секрет, что в процессе обучения родному языку учителя татарского языка ставят, прежде всего, перед собой одну задачу — научить детей правильно писать, а задача обучения орфоэпическим нормам (тем более проблемы «интонационной орфоэпии») остается вне поле зрения. Для этого же необходимо, чтобы учителя татарского языка сами до тонкостей знали просодические особенности татарской речи. Таким образом, результаты данного исследования должны найти применение и в этом плане. К тому же такие педагогически ориентированные описания просодических характеристик необходимы и для тех, кто занимается преподаванием татарского языка лицам, не знающим татарский язык (что, в свою очередь тоже представляет большую актуальность), ибо описание интонации другого языка обычно опирается на определении просодических единиц этого языка.

В-четвертых, для того чтобы обучать татарских школьников и студентов русскому и иностранному языкам, а значит и правильно интонировать русский или какой-либо иностранный язык, также необходимо сопоставлять просодические характеристики татарского

1 Светозарова Н.Д. Интонационная система русского языка. Л. : Изд-во ЛГУ, 1982. —

С. 8. языка и этих языков. В нашем исследовании дается подробная характеристика просодической системы татарского языка, которая может лечь в основу контрастивных наблюдений. В связи с принятием «Закона о языках народов РТ» и увеличением работ по сопоставительной грамматике русского и татарского языков данный аспект получает все более ощутимую значительность.

В-пятых, как нами было уже отмечено, особенности просодии издавна привлекали внимание специалистов в области выразительного чтения, сценической речи. Они проводили тонкие наблюдения над эмоциональной речью и пытались определить интонационные характеристики татарской речи1. Правда, при определении интонационных особенностей авторы в основном опирались на субъективные наблюдения, лишь некоторые2 из них основывали свои выводы на данных экспериментально-фонетических исследований. Эти авторы, изучавшие основы сценической речи, и не ставили перед собой задачи теоретического осмысления просодических явлений. Поэтому результаты нашего исследования, на наш взгляд, будут теоретической основой для работ по выразительному чтению и по сценической речи. Данные о просодических характеристиках татарского языка могут явиться важнейшим материалом для работников радио и телевидения, в первую очередь, для дикторов и журналистов (в настоящее время в периодической печати даются совершенно обоснованные претензии радиослушателей и телезрителей относительно неправильного и ненормированного произношения, а иногда и просто неверного говорения на татарском языке).

1 Нигъметуллин Э.З. Сэнгатле укырга ейрэник. — Казан : Тат. кит.нэшр., 1968. — 176 е.; Га лимуллин Ф.Г. Мэктэптэ сэнгатьле уку. — Казан : КГПИ нэшр., 1984. — 101 с; Хайруллин А. X. Тел курке — суз. — Казан: Тат.кит.нэшр., 1978. — 112 е.; Хайруллина А.Х. Дере сейлергэ ейрэнегез. — Казан: «Казан», 1992. — 96 с.

2 Асылгэрэев Ш.Н. Сэнгатьле укуныц теп элементлары // Совет мэктабе. — 1974 — №4-5.; Нуриев Г.С. Татар сэхнэ сейлэме. — Казан : «Мирас», 1998. — 190 с.

Надо помнить и то, что целью данного исследования является не просто описание просодических характеристик татарского языка, а изучение просодической системы татарского языка в целом. Утверждение о допустимости и целесообразности автономного рассмотрения просодической системы базируется на лингвистическом тезисе о том, что язык является семиотической системой, а также на идее о возможности независимого уровневого анализа языка1. Системный подход предполагает комплексное, интегрированное рассмотрение просодических характеристик речи как единого целого. Как и всякий системный объект, просодия допускает множественность ее расчленения в зависимости от конкретных задач, поставленных в исследовании. Исходя из схемы2, предложенной Л.А. Кантером в названном труде для системного анализа речевой интонации, мы определили, что реализация системного подхода к просодии означает главном образом следующее: а) зависимость каждого просодического элемента, свойства и отношения от его места, функций и т.д. внутри целого; б) возможность описания просодической системы через установление ее структуры, т.е. сети связей и отношений; в) обусловленность поведения просодической системы поведением отдельных ее элементов и свойствами структуры; г) учет взаимодействия между элементами интонационной системы; д) учет взаимодействия просодической системы с другими языковыми системами, т.е. с окружающей ее внутрилингвистической средой;

1 Кантер Л.А. Системный анализ речевой интонации. — М.:«Высшая школа», 1988. — С. 18

2 Там же. — С. 18. е) учет взаимодействия просодической системы с внешними и экстралингвистическими факторами, т.е. с окружающей ее внелин-гвистической средой; ж) рассмотрение каждого просодического элемента как подсистемы, структуированной по законам данной просодической системы.

После принятия такой схемы становится понятной и структура нашего исследования — отдельное рассмотрение подсистемы звуков, слогов, слов, синтагм, отдельных синтаксических конструкций.

Цели и задачи исследования. Итак, целью и задачами данной работы является исследование просодической системы татарского языка, т.е. дать описание просодических характеристик, просодических особенностей звуков, слогов, слов, синтагм, фраз, предложений татарского языка. Естественно, невозможно в одной работе рассмотреть все просодические тонкости каждого из этих языковых, речевых единиц. Мы в данной работе предприняли попытку выяснить, проанализировать и классифицировать основные просодические особенности этих речевых и языковых единиц, дать их наиболее типичные просодические характеристики. Следует признать, что ряд вопросов по просодии все же остается — в определенной степени — открытыми.

Методика работы. При классификации единиц просодической системы татарского языка мы будем придерживаться двух параллельных подходов: классификация по линии выделения компонентов просодии и функциональных слоев1. Сюда входят и анализ теоретических проблем интерпретации просодических характеристик, и описание конкретных просодических признаков в акустическом и перцептивном аспектах, и рассмотрение их функционирования.

1 Антипова A.M. Структура просодии // Фонетика языков Сибири и сопредельных регионов. — Новосибирск : Наука, 1986. — С. 21-22.

Работа проводилась широким применением экспериментальных методов. Подбор материала и проведение основных экспериментов основывались на методике, предложенной Л.П. Блохиной и Р.К. Потаповой1. В качестве экспериментального материала взяты различные виды языковых единиц: 1) изолированно произнесенные звуки татарского языка; 2) изолированные татарские слова; 3) те же слова в составе словосочетаний и предложений; 4) различные типы синтаксических конструкций татарского языка (надо признаться, для того чтобы сократить объем экспериментальной работы, мы ввели некоторое ограничение с требованием минимальной величины анализируемых предложений и предельной простоты их структуры); 5) искусственные слова и предложения, составленные по типичным лексическим и синтаксическим моделям татарского языка*.

Основная экспериментальная работа проводилась в Лаборатории экспериментальной фонетики Елабужского пединститута совместно с учеными-физиками института. Значительная часть экспериментов осуществлялась в Лаборатории экспериментально-фонетических исследований ИИФФ СО АН СССР под руководством В.М. Наделяева (1979-80гг.). Часть работы выполнена в Лаборатории экспериментальной фонетики Казанского госуниверситета.

Экспериментальный материал по составленной нами программе записан в основном от пяти дикторов, потому что не было необходимости в привлечении для записи большего количества испытуемых. Мы разделяем мнение Л.В. Щербы о том, что «индивидуальная речевая система» является лишь конкретным проявлением «языковой системы», и потому исследование первой для познания второй вполне

1 Блохина Л.П. Просодические характеристики речи и методы их анализа. — М., 1980. — 75 е.; Блохина Л.П., Потапова Р.К. Методика анализа просодических характеристик речи. — М., 1977. Конкретнее об экспериментальных материалах речь пойдет в соответствующих разделах. закономерно и требует лишь поправки в виде сравнительного исследования ряда таких «индивидуальных языковых систем»1.

Материал записан в двух- и трехкратным повторении всей программы каждым из дикторов. В соответствии с требованием эксперимента подбирались дикторы, хорошо владеющие татарским литературным языком:

Диктор Х.З. — 1942 года рожд., из Рыбно-Слободского района РТ, по специальности — актер Татарского Академического театра им. Г.Камала, Народный артист Республики. Образование — высшее.

Диктор А.Х. — 1941 года рожд., из Сармановского района РТ, по специальности — актер Татарского Академического театра им. Г.Камала, Заслуженный артист Республики. Образование — среднее специальное.

Диктор Р.Н. — 1946 года рожд., из Арского района РТ, по специальности — диктор Казанского телевидения. Образование — высшее.

Диктор М.Н. — 1954 года рожд., из Чувашской республики, по специальности преподаватель татарского языка, артист Народного театра. Образование — высшее.

Диктор Д.С. — 1957 года рождения, из Азнакаевского района РТ, по специальности преподаватель татарского языка, артистка Народного театра. Образование — высшее.

В редких случаях, несмотря на то, что это не совсем принято в экспериментальной фонетике, в качестве диктора участвовал и экспериментатор, автор данной работы. Мы сочли это возможным, учитывая тридцатилетний опыт автора в качестве чтеца, актера и режиссера самодеятельной сцены.

1 Щерба Л.В. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании // Изв. АН СССР. — Отд. обществ, наук. — 1931. — С. 123.

При записи дикторы читали слова и предложения в орфографическом написании (предварительно проглядев список фраз). Место и степень ударения обозначились лишь при необходимости (например, в случаях сопоставления акцентных вариантов одного и того же слова). Между словами и предложениями делались паузы, которые позволяли избежать интонации перечисления. От дикторов требовалось, чтобы они произносили каждое слово и предложение по отдельности, спокойно и в естественном для них темпе. Поставленная экспериментатором задача исследования дикторам была не известна. При каждом произнесении диктор сознательно стремился сохранить один и тот же уровень громкости. Естественность произношения оценивалась дикторами при воспроизведении, а также непосредственно при проведении акустического анализа. Неудачные в техническом отношении записи не учитывались и не анализировались.

Записи делались на профессиональных студийных магнитофонах Татарского республиканского радиовещания и Казанского телевидения, частично — в лингафонных кабинетах Елабужского пединститута профессиональными радиооператорами.

С этих записей были получены осциллограмы (осциллограф Н-117, скорость протяжки лент 250 м/сек., частота отметчика времени 50 гц) , интонограммы (интонограф системы ЛЭФИ ИИФФ СО АН СССР), спектрограммы (спектрометр типа СЗЧ и анализатор НЧ FSP 80). Часть магнитофонных записей обработана на компьютере при помощи программ Sound Forge 4.0 и Cool Edit 95.

По результатам экспериментов составлены таблицы данных, основные из которых приводятся в данном исследовании. В основном, все положения и выводы диссертационной работы основываются на этих экспериментальных данных.

При вычислении необходимых параметров мы пользовались общепринятыми формулами математической статистики1, которые предложены ведущими специалистами в области просодики2.

Методы исследования. Таким образом, в исследовании были применены метод системного анализа; статистический анализ; метод аудирования; сопоставительно-типологический метод; фонологический анализ; инструментальные методы (осциллографический, спектрографический и интонографический).

Некоторые более узкие вопросы исследования, например, методики проведения экспериментов, будут отражены ниже, в специальных разделах.

Замечания по транскрипции. В данной работе употребляется международная фонетическая транскрипция, основанная на латинской графике и принятая журналом «Советская тюркология». Данная транскрипция, несколько измененная и дополненная нами, содержит следующие знаки: [а] — заднерядный гласный нижнего подъема, [а] — переднерядный гласный нижнего подъема, [и] — заднерядный огубленный гласный верхнего подъема, [й] — переднерядный огубленный гласный верхнего подъема, [±] — переднерядный неогубленный гласный верхнего подъема, [о] — заднерядный огубленный гласный среднего подъема, [у] — заднерядный неогубленный гласный среднего подъема, [о] — переднерядный огубленный гласный среднего подъема, [е] — переднерядный неогубленный гласный среднего подъема, [а°] — огубленный вариант заднеряднего гласного нижнего подъема

1 Головин Б.Н. Язык и статистика. — М.:Просвещение, 1971. — 190 е.; Носенко И.А. Начала статистики для лингвистов. М.: Высшая школа, 1981. — 156 с.

2 Цеплитис Л.К. Анализ речевой интонации. — Рига, 1974. — 218 е.; Блохина Л.П., Потапова Р.К. Методика анализа просодических характеристик речи. — М., 1977. и"], [и1*], [з.3] — конечные дифтонгоидные варианты соответствующих гласных b] — губно-губной смычный шумный звонкий согласный, [р] — губно-губной смычный шумный глухой согласный, [\Л/] — губно-губной щелевой сонорный согласный,

Т] — губно-зубной щелевой шумный глухой согласный, [v] — губно-зубной щелевой шумный звонкий согласный, [ш] — губно-губной смычно-проходной сонорный согласный, [с1] — переднеязычный смычный звонкий согласный, [1;] — переднеязычный смычный глухой согласный, в] — переднеязычный однофокусный щелевой глухой согласный, г] — переднеязычный однофокусный щелевой звонкий согласный, [§] — переднеязычный двухфокусный щелевой глухой согласный, [г] — переднеязычный двухфокусный щелевой звонкий согласный, c] — переднеязычный длиннофокусный щелевой глухой согласный, [С] — переднеязычный длиннофокусный щелевой звонкий согласный, [П] — переднеязычный носовой сонант,

1] — переднеязычный боковой сонант, [г] — переднеязычный дрожащий сонант, [Л — среднеязычный сонант, к] — заднеязычный смычный глухой согласный, — заднеязычный смычный звонкий согласный,

О.] — увулярный смычный глухой согласный, у] — увулярный щелевой звонкий согласный, т|] — увулярный сонант,

Ь.] — фарингальный согласный, — «хамза», ларингальный согласный.

40

Апробация работы. Теме диссертации автор посвятил раздел «Просодики» в «Татарской грамматике» (I том, 1993г., 1 п.л.), удо стоенной Государственной премии РТ, разделы своих научно-методи ческих публикаций, например, пособий «Гласные звуки татарского языка» (Куйбышев, 1989, 5 п.л.), «Фонетика современного татарско го языка» (Казань, 1983, 3,8 п.л.), «Фонетика татарского языка» (Елабуга, 1998, 4,0 п.л.), ряд статей в сборниках Института языкознания, литературы и искусствоведения им. Г.Ибрагимова АНТ, Казанского государственного университета, Казанского педагогического университета, в различных журналах. Как результат исследований автора в этом направлении составлен им первый «Орфоэпический словарь татарского языка» (Н.Челны, 1995, 14 п.л.). Общий объем публикаций составил более 45 п.л. По теме диссертации автором сделано 3 доклада на Международных научных конференциях и множество докладов и выступлений на всесоюзных, общероссийских, республиканских и межвузовских научных конференциях.

Структура диссертации предопределена логикой раскрытия темы. Она состоит из введения, 2 глав, заключения и библиографии, насчитывающей 413 названий.

Заключение диссертации по теме "Языки народов Российской Федерации", Салимов, Халил Халимович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Если учесть то богатство информации, передаваемой в речи росодическими характеристиками, важность и необходимость проеденного нами исследования становятся явными и неоспоримыми.

В то время как просодия некоторых языков исследована экспе-иментально-фонетическими методами до мельчайших подробностей, татарской лингвистике и к исследованиям просодии (в том числе : синтаксической фонетики), и к экспериментально-фонетическим :сследованиям вообще обращаются редко (особенно в последние де-ятилетия).

Целью и задачами данной работы мы определили исследование росодической системы татарского языка, т.е. описание просодиче-ких характеристик, просодических особенностей звуков, слогов, лов, синтагм, фраз, предложений татарского языка.

В данной работе мы исходили из такого определения: Просодия или просодика) — это совокупность фонетических средств (частота сновного тона, длительность, интенсивность, тембр, паузы), реали-ующихся в речи на всех ее уровнях (включая звуки), совокуп-ость средств, играющих смыслоразличительную роль (включая и моциональный смысл) и способствующих расчленению и объедине-:ию речевых сегментов.

В исследовании были применены метод системного анализа; татистический анализ; метод аудирования; сопоставите льно-ипологический метод; фонологический анализ; инструментальные сетоды (осциллографический, спектрографический, интонографи-еский).

Как было уже сказано, целью данного исследования являлось е просто описание просодических характеристик татарского языка, изучение просодической системы татарского языка. Просодиче-кую систему татарского языка мы определили следующим образом:

Исследование просодических характеристик мы провели после-овательно от минимальной единицы (звука) к самым крупным еди-ицам — слову, предложению, фразе.

Как показали результаты наших экспериментов, нельзя ставить езкую грань по длительности между группами относительно долгих : относительно кратких гласных татарского языка. Можно сказать, бсолютная длительность гласных не имеет существенного значения ля фонематических характеристик исконно татарских гласных. Но ри включении заимствованных гласных [о], [е], [у] в систему татар-кого вокализма это различие приобретает большой вес, ибо единстенным дифференциальным признаком, различающим фонемы [о] и э], [е] и [е], является длительность. К тому же относительно крат-ие гласные количественной редукции поддаются легче.

Исконно татарские согласные по своей акустической длитель-ости ранжируются в определенном порядке. Наибольшая длитель-ость согласных обнаружена в татарских глухих щелевых согласных. Они превышают соответствующих звонких согласных в тех же :озициях на 40-120%. Длительность татарских сонантов не отличатся от длительности шумных звонких согласных.

Нельзя определить точные данные о собственной мощности каждого звука татарского языка. Нам удалось лишь противопоставить [екоторые группы звуков по их интенсивности.

Каждому гласному звуку татарского языка свойственна некоторая определенная высота основного тона, но эта высота не только различна у разных дикторов, но и часто различается у одного и того *е диктора в зависимости от позиции, от контекста, от интонации )разы. И все это вызывает сомнение по поводу того, что определения частота основного тона может быть постоянной характеристикой :акого-либо гласного.

Особо важной просодической характеристикой звуков (особенно ласных) является их тембр. Роль просодического тембра возраста-т при определении природы семантических оттенков в звуках та-арского языка.

Оказалось, что многие татарские звуки имеют определенные емантические оттенки, точнее, фонетические значения. Некоторые признаки характерны целому ряду звуков. Например, признак гладкий» характерен всем гласным, для заднерядных гласных ха-»актерным является еще и признак «большой».

В татарском языке довольно много слов, фонетическое значение оторых очень близко или даже совпадает с лексическим значением, [ри возможности выбора , при наличии синонимов, говорящий ста-ается употреблять тот синоним, фонетическое значение которого олыпе подходит лексическому. В историческом плане слова, фоне-ическое значение которых совершенно не подходит лексическому, ели выпадают из лексики, или приобретают другое значение, больше подходящее фонетическому. Фонетическое значение слов нахо-;ит отражение и в татарской антропонимике. Например, среди та-■арских антропонимов мужских личных имен, начинающихся на ласный, в два раза больше женских личных имен с таким началом. 1ри угадывании имени неизвестного человека по его портрету ауди-юры называют их именами, у которых фонетическое значение составляющих звуков больше подходит внешним данным или назван-1ым чертам характера неизвестного. Нам же кажется, что основой фонетической значимости звуков служат просодические характеристики звуков, такие, как длительность, интенсивность и особенно зросодический тембр, т.е. спектральные характеристики звуков.

Из просодических особенностей слога можно назвать следующие: длительность гласного, находящегося в открытом слоге, в 1,3 — 1,5 раза больше длительности такого же гласного закрытого слога; длительность гласного абсолютно открытого слога (Г) больше длительности такого же гласного любого типа слога, находящегося в такой же позиции; увеличение числа слогов и звуков в слове приводит к уменьшению длительности гласного; длительность согласных также зависит от типа слога; тип слога не влияет на качество гласного, нет прямой зависимости качества татарских гласных от характера слога; частота основного тона не зависит также от структуры слога и подчиняется общей тенденции движения тона более высоких единиц речи, в состав которых входит данный слог; одним из факторов, лияющих на интенсивность, является открытость-прикрытость на-ала слова, т. е. открытость-прикрытость начального слога; интен-ивность согласных имеет некоторую зависимость от типа слога: ин-енсивность щелевых и смычных согласных перед гласным слогоно-ителем, т.е. в слогах типа СГ, выше интенсивности соответствующих огласных в позиции ГС; интенсивность сонорных согласных в ко-сечной позиции (слоги типа ГС) превосходит интенсивность соответ-твующих согласных в начальной позиции (слоги типа СГ).

Ударение. Когда ударение на конечном слоге, постоянным со-гутствующим признаком ударности является длительность, а интен-:ивность в таких случаях всегда больше у гласных первых слогов, ^[ожно предположить, что слово устремляется к какой-то акустической симметрии, к акустическому равновесию: на конце слова самый длительный гласный, а в начале слова — самый сильный, интенсивней.

Когда ударение не на конечном слоге, признак ударности полностью переходит к интенсивности: ударный гласный почти всегда интенсивнее остальных безударных гласных. Зато, как было уже заметено, длительность в таких случаях теряет эту свою функцию. Другими словами, второй функциональный признак оказывается избыточным.

По результатам аудиторского анализа о роли длительности и интенсивности в восприятии ударения можно сделать такой вывод: в словах с ударением на конечном слоге главную роль играет длительность, а в словах, где ударение на первом слоге, вопрос может решаться двояко: а) если ударный гласный более длителен, он воспринимается как ударный; б) если ударный короче безударного, роль показателя ударности переходит к интенсивности, при неконечном ударении интенсивность почти всегда является сопутствующим признаом ударности, правда, при этом несколько затрудняется различение дарности-безударности звука.

Движение частоты основного тона внутри слога, в самом глас-юм, не связано с ударностью-безударностью гласного, а является ча-тью интонационного рисунка предложения, т. е. связано с интонацией предложения.

Как показали результаты спектрального анализа, изменения эормантной структуры в связи с ударением, вдобавок к тому, что они [езакономерны, еще и незначительны, т.е. ударение в татарском сзыке мало влияет на качественную сторону гласных звуков.

В татарском языке можно выделить четыре основных акцент-гых типа: ударение на конце фонетического слова; ударение в начале фонетического слова; ударение в середине фонетического слова; уда-)ение «останавливается» перед каким-либо аффиксом. Акцентные 'ипы в различных частях речи распределяются по-разному.

В татарском языке неодносложные проклитики и энклитики )бычно имеют второе ослабленное (побочное) ударение, выделение юбочного ударения сопровождается усилением всех акустических гараметров гласного звука, входящего в этот слог. Возможна различная комбинация расположения главного и второстепенного ударений з многосложных словах: главноударный слог может предшествовать второстепенному ударению, может расположиться и за ним.

Сингармонизм. Анализ фактов татарского языка позволяет выделить четыре сингармонических тембра (твердый, мягкий, лабиальный, нелабиальный). Сингармонизм предполагает однородную тем-5ральную организацию всех звуков, как гласных, так и согласных, доставляющих фонетический облик слога, и это касается и однослож-аых, и многосложных слов, где однородный тембр объединяет уже злоги. Нарушение сингармонизма в пределах слога недопустимо.

Сингармотипы татарских гласных образуются путем противо-составления гласных звуков по ряду, по участию губ, по подъему. У ласных татарского языка образуются три сингармотипа: 1) гласные ¡ерхнего подъема (закрытые Г3 ) — реализуются в виде шести син--армозвуков; 2) гласные нижнего подъема (открытые Г0) — реали-$уются в виде трех сингармозвуков; 3) гласные среднего подъема полуоткрытые Гпо) — реализуются в виде четырех сингармозвуков.

В татарском языке довольно много случаев нарушения сингармонизма: сложные слова, заимствования и др. При подчинении заимствований закону палатальной гармонии наблюдается ярко выраженная тенденция к палатализации слова. Татарский язык отли-пается несколько меньшим стремлением к сингармонизации заимствований по сравнению с другими тюркскими языками.

Мы выдвинули в этой работе такую гипотезу: губная гармония является более ранним фонетическим явлением, чем палатальная гармония, и в различных тюркских языках сохранились лишь «отголоски» этого явления разного типа, которые подробно описаны В.А. Богородицким. Поэтому губная гармония более последовательно действует в языках, где сохранились исконные гласные, а в татарском и башкирском языках, где произошел известный перебой гласных, огубляюще действуют лишь «потомки старых узких корневых гласных» (по выражению В.А. Богородицкого).

В татарском языке, в отличие от некоторых других языков, есть закономерности употребления гласных в зависимости от гласных соседних слогов (дистантная сочетаемость гласных): гласный второго слога зависит от гласного первого, гласный третьего — от гласных первого и второго и т. д.

В данной работе интонация понимается как совокупность просодических средств, которые оформляют предложение как единое елое, служат для выражения его смысла и участвуют в образовании языке ограниченного числа интонационных типов, обязательных [ля всех носителей данного языка и противопоставленных друг дру-у по их функции; как совокупность средств, которые участвуют в сленении и организации речевого потока в соответствии со смыслом Еередаваемого сообщения.

Мы решили выделить следующие главные функции интонации: сонститутивная, или организующая функция; дистинктивная, или )азличительная функция интонации; коммуникативная функция штонации, которая заключается в выражении коммуникативного сипа высказывания; модальная функция, которая заключается в выражении отношения говорящего к собеседнику, к содержанию высказывания, в выражении эмоций и волевых проявлений говорящего; стилистическая функция интонации, которая заключается в отражении в речи экстралингвистических факторов.

Интонация складывается из следующих акустических компонентов: 1) движение основного тона, или мелодический компонент; 2) длительность, или темпоральный компонент; 3) интенсивность, или динамический компонент; 4) логическое ударение; 5) пауза; 6) гембр.

В татарском языке, как и во многих других языках, в выражении различных интонационных категорий участвуют одновременно несколько просодических средств. В то же время можно говорить и об обусловленности выбора сочетаний этих средств. Изменение лишь одной просодической характеристики из такого сочетания средств может существенно изменить семантику высказывания. В татарском языке почти у каждого компонента интонации есть своя определенная смысловая нагрузка. Самую большую нагрузку несет на себе мелодический компонент.

В данной работе мы решили провести анализ интонационных диниц по двум критериям: сначала по семантическому методу, за-■ем — по формальному.

На основе результатов, полученных нами в ходе эксперимен-'ально-фонетических исследований, мы сочли возможным выделить :ле дующие семантические типы интонационных единиц: интонация ювествования (или завершенности высказывания), интонация вы-*еленности, интонация незавершенности, вопросительная интонация, побудительная интонация и восклицательная интонация. По данным нашего исследования, вышеперечисленные интонационные типы отличаются между собой основными просодическими параметрами.

Интонация повествования характеризуется восходяще-нисходящим движением частоты основного тона и часто— понижением ее на последнем гласном синтагмы. Последний гласный под синтагматическим ударением имеет значения, приближающиеся к средней индивидуальной частоте основного тона. Мелодический максимум локализуется в начале предложения, на ритмически ударенном гласном первого слова предложения. Данный тип интонации характеризуется наибольшей степенью падения тона к концу фразы. Вместе с понижением частоты основного тона увеличивается длительность к концу фразы. Среднеелоговая длительность меньше, чем при интонации выделенности. Интенсивность уменьшается к концу звучания.

Для интонации выделенности характерен рисунок мелодики завершенности. Место мелодического максимума зависит от места выделенного слова в синтагме. Поэтому при интонации выделенности возможны два максимума частоты основного тона: в начале предложения и в конце. При этом типе интонации среднее логовая лительность фразы наибольшая. Таким образом, при интонации ыделенности, в отличие от интонации завершенности, мелодиче-кий максимум располагается в любом месте предложения. Так же, :ак интонация завершенности, интонация выделенности характери-уется нисходящим или восходяще-нисходящим движением частоты юновного тона.

Независимо от смысла и характера незавершенности, интона-щя незавершенности оформляется восходящим тоном. По общему мелодическому рисунку интонация незавершенности очень близка к юпросительной интонации, имеющей восходящее движение. Начало гредложения при интонации незавершенности такое же, как при штонации завершенности, но может наблюдаться и нисходяще-восходящее движение.

Обычно рассматриваются отдельно интонация общего и инто-тция специального вопроса, ибо наблюдается довольно значитель-юе расхождение в просодических характеристиках этих предложе-шй.

Для всех видов интонации вопросительных фраз татарского 1зыка характерным является подъем частоты основного тона на во-1росительном предикате. Однако отдельные виды вопроса различаются между собой по общему движению основного тона.

В вопросительных предложениях с вопросительным словом, зыражающим предикат вопроса, движение частоты основного тона зависит от положения вопросительного слова. Максимум частоты основного тона в этих предложениях смещается в ту сторону, где располагается смысловой центр фразы. В татарском языке интонация общего вопроса реализуется более контрастно, чем специальный вопрос. В эмоционально окрашенной вопросительной фразе частотный уровень выше. Следовательно, смещение частотного уровня в опросительных предложениях обусловливается, помимо смыслового [ коммуникативного планов, участием в составе фразы вопросите ль-гой частицы или вопросительного слова, а также наличием эмоцио-[альных признаков. В нейтральных вопросительных предложениях зразы с вопросительной частицей обладают большим количеством различительных просодических признаков, чем фразы с вопроси-ельными словами.

Из просодических характеристик вопросительной интонации гаиболее вариативным является частотный диапазон фразы. Частот-[ый диапазон фраз с интонацией общего вопроса шире, чем во фра-¡ах со специальным вопросом. Частотный интервал начала и конца [зразы с вопросительным словом не является дифференциальным гризнаком, он больше зависит от расположения смыслового центра. 1ем ближе к началу фразы расположен смысловой центр (чаще это - вопросительное слово), тем выше начальная частота основного тога и больше интервал начала и конца.

В специальном вопросе различительным признаком, диффе-)енцируюгцим отдельные виды вопроса, является интервал частоты >сновного тона на вопросительном слове. В этом аспекте вопросительные предложения с эмоциональными признаками, по сравнению з нейтральными, отличаются более контрастными просодическими характеристиками.

Мы выделили четыре группы побуждений, отличающиеся друг эт друга различными просодическими характеристиками: побудительные высказывания, означающие категорическое требование, зриказ, запрет и т.п.; побудительные высказывания, означающие хросьбу, уговаривание, убеждение, извинение и т.п.; побудительные высказывания, означающие наставление, совет, предостережение и г.п.; побудительные высказывания, означающие приглашение, приыв, допущение, разрешение, согласие и т.п. Очень трудно выделить росодические характеристики, общие для всех групп и типов по-уждений татарского языка. Можно назвать лишь то, что чаще всего ги высказывания произносятся в более высоком тональном регистре о сравнению с повествовательной интонацией; пик интенсивности очти всегда находится в ударном слоге, и наблюдается небольшое нижение темпа по сравнению с той же повествовательной интона-;ией.

По просодическим признакам восклицательные фразы татар-кого языка можно делить на четыре группы: восклицание-беждение, восклицание-подтверждение, восклицание-оценка, вос-:лицание-отрицание.

В результате сравнения результатов аудиторского и акустиче-кого анализов видов восклицания с повествованием выявлены сле-;ующие общие просодические признаки восклицательной интонации: увеличение относительной интенсивности главноударного сло-а; увеличение относительного максимального уровня частоты ос-[овного тона фразы; увеличение относительного интервала падения [астоты основного тона ударного слога.

При формальной классификации интонационных единиц мы определили их термином «интонационные конструкции» (ИК). По ¡анным экспериментально-фонетического анализа мы выделили аесть интонационных конструкций. Получилось всего 16 видов аести ИК. Каждый из 16 видов ИК представлен 16 разновидностями, различающимися деталями рисунков предцентровых, центровых г постцентровых частей. Функциональная нагрузка и выполняемые функции у различных интонационных конструкций весьма различ-[ы, наиболее богата — по функциям оформления тех или иных ¡труктурных и смысловых разновидностей высказывания — ИК-3. а ней следуют ИК-2, ИК-1, ИК-4, ИК-5 и ИК-6.

Синтагмы характеризуются следующими интонационными ризнаками: синтагматическим ударением, мелодикой, паузами, [росодические характеристики синтагматического ударения очень азнообразны и к тому же выступают в различных комбинациях, то разнообразие усиливается и при конкретизации объекта иссле-ования. Обилие вариантов движения тона на гласном под синтагма-ическим ударением даже в одном и том же предложении, произне-энном различными дикторами и с различной интонацией, говорит о ом, что почти невозможно определить какие-либо общие законо-:ерности движения тона, характеризующие синтагматическое уда-ение в татарском языке.

Основным просодическим средством, на котором основывается интагматическое членение, является пауза. Правда, следует при-нать, что пауза не является единственным средством, разделяющим интагмы, и вовсе не обязательно, чтобы она имела место после ка-сдой синтагмы.

Просодическая структура синтагмы является составной частью росодической структуры более высокой единицы речи, в состав ко-орой она входит, но, поскольку синтагма образует более автоном-ую единицу, чем слог или слово, ее просодические характеристики [огут в той или иной степени приближаться к характеристикам за-онченного предложения или фразы.

Темпоральные характеристики синтагм зависят от состава син-агм и их позиции, при увеличении состава синтагмы темп также величивается и — наоборот. Длительность выделенных синтагма-ическим ударением слогов и компрессия безударных слогов зависят т позиции синтагмы в предложении и фразе. Наиболее выделенным [ долгим (если там не краткие гласные) является главноударный юг последней синтагмы.

Тональные характеристики синтагмы также зависят от пози-ии в предложении, от коммуникативного типа предложения и др.

Интенсивность синтагм, в основном, находится в прямой зави-амости от направления движения тона, но не всегда такая зависи-ость проявляется одинаково, и в некоторых случаях наблюдается гсутствие корреляции между этими просодическими параметрами.

В ходе экспериментальных наблюдений нами было выделено и пределено множество интересных просодических особенностей у азличных типов высказываний, у различных синтаксических кон-грукций.

В интонационной организации сложноподчиненных предложе-ий участвуют все просодические характеристики. В разных струк-уфно-семантических видах предложений они проявляются в разных омбинациях, т.е. каждому из этих видов предложений присущи зои интонационные особенности. Варьирование интонационных груктур сложноподчиненных предложений происходит в рамках яределенного диапазона, но они не способны самостоятельно диф-еренцировать предложения.

Общими просодическими признаками, характерными для ввод-ых единиц всех трех позиций, являются суженные тональные и инамические диапазоны, а остальные просодические компоненты тправление движения основного тона, уровень интенсивности, эмп и паузы) проявляются в различных комбинациях в зависимо-ги от позиции вводной единицы относительно включающего пред-ожения.

При рассмотрении обращений в просодическом аспекте прежде зего надо различить обращения, расположенные в начале, в сере-ине и в конце предложения. Иногда различаются просодические арактеристики простых и сложных обращений.

Просодические характеристики высказываний, фраз, обращен-ых к детям, значительно модифицированы по сравнению с фразой >ечью), обращенной к взрослым. Особенно сильно изменяются об-¡ефразовые просодические признаки. Надо обратить внимание на зеличение показателей уровня частоты основного тона на фоне шжения амплитуды интенсивности, что создает своеобразное соот-эшение просодических параметров в структуре речи, обеспечиваю-[ее ее специфическую «мягкую» окраску. Эту окраску мы создаем, эльзуясь тональной палитрой просодии. Видимо, некоторая певу-зсть речи, обращенной к детям, объясняется именно этим.

Выражения речевого этикета, отличающиеся по своему комму-нкативному заданию и целям применения, характеризуются опре-шенным комплексом просодических характеристик. Было установ-шо, что интонационные структуры различных выражений речевого пикета отличаются друг от друга различной степенью активности елодического, динамического и темпорального компонентов инто-ации.

Главным компонентом, организующим интонацию выражений ?икета, является движение частоты основного тона. Сравнение ме-эдических характеристик выражений приветствия и прощания во ремя диалога выявило, что ответные реплики произносятся, как равило, на более высоком регистре, чем первая реплика.

Все выражения речевого этикета характеризуются увеличением нтенсивности, а обращения и усиливающие, уточняющие части ^их высказываний характеризуются меньшими показателями ин-шсивности относительно главного слова, несущего основную ин-ормацию.

По темпоральным характеристикам более высокий темп имеют сражения приветствия и благодарности по сравнению с выраже-яями прощания. В диалогах выявлено ускорение темпа произнесе-яя в ответных репликах. Выражения прощания характеризуются скорением темпа произнесения, чем выражения приветствия, что $язано, видимо, опять с важностью начального момента установле-яя контакта.

Экспериментальные исследования, проведенные нами, показа-д, что одни и те же фразы, произнесенные нейтрально и эмоцио-ально, имеют различные просодические характеристики, т. е., дру-1ми словами, просодические характеристики могут выражать эмо-иональное состояние говорящего. В организации эмоциональной эчи участвуют все просодические характеристики, они участвуют з взаимосвязи, иногда взаимокомпенсируют друг друга. Наблюда-тся и некоторые закономерности взаимоотношений этих просоди-эских параметров. Но в то же время надо признать, что ни один из росодических параметров не обладает дифференцирующей функ-ией какой либо эмоции.

Просодическая структура основных интонационных типов та-зрского языка мало зависит от семантики высказываний — пра-йльно интонированные асемантические искусственные предложе-ия легко узнаются аудиторами и обладают теми же просодически-и параметрами, что и «естественные предложения»; к тому же, чем еныпе по размеру искусственная конструкция, тем ярче выражается в ней просодические характеристики; в реализациях искусст-энных конструкций диапазон изменения просодических признаков уть шире, чем у естественных конструкций, видимо, это необходи-о для компенсации отсутствующего семантического фактора.

Просодические характеристики звукопредложений (предло-:ений, состоящих из одного звука) довольно ярко повторяют те же

331 нсустические параметры, которые были выявлены в «нормальных» :интаксических конструкциях. Это говорит о том, что можно с уве-)енностью говорить о просодических характеристиках даже отдельных звуков.

В заключение отметим, что мы не претендуем на окончательное >азрешение всех вопросов о просодической системе татарского язы-са. В частности, спорными могут представляться положения автора > выделении просодических характеристик отдельных звуков, о сосуществовании словесного ударения и сингармонизма и т. д. Мы вполне осознаем то, что взяли для исследования слишком широкий спектр вопросов, но мы сделали это с одной определенной целью: щть общую характеристику всей просодической системы татарского тзыка; причиной того, что объектом исследования стала очень емкая )бласть научных исканий, послужило отсутствие серьезных работ, связанных с татарской просодией. Хочется надеяться, что данные, 1риведенные в нашей работе, послужат материалом для дальней-лих, более углубленных, лингвистических исследований.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Салимов, Халил Халимович, 1999 год

1. Абдулкасымова Г.Н. Интонационно-семантический анализ восклицательных речевых единиц в английском и узбекском языках (экспериментально-фонетическое исследование) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — JL, 1988. — 15 с.

2. Абдуллина P.C. Тел Ьэм сейлэм берэмлеге буларак паузалар // Фен Ьэм мэктэп. — 1997. — №9 . — С.86-88.

3. Абдыгаппарова С.К. Интегрирурующая функция текстовой просодии (на материале английского языка) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — М., 1986. — 23 с.

4. Абрамова И.А. Интонация предложения и просодия слова : Дис. . канд. филол. наук. — JI., 1988. — 192 с.

5. Агафонова JLC., Бондарко JI.B., Вербицкая JI.A. и др. О некоторых характеристиках русской речи в зависимости от разных темпов произнесения // Слух и речь в норме и патологии. — JL, 1974. — 1. — С. 10-17.

6. Аксенова Г.Н. К проблеме временной организации единиц речи// Просодия устного текста // Сб. научных трудов МГПИЯ им. М.Тореза. — 1987, вып. 298.

7. Актуальные вопросы интонации. — М., 1984.— 165 с.

8. Алпаров Г. Сайланма всврлэр. — Казан, 1945. — 330 с.

9. Алексеев И.Е. Типология структурно-коммуникативных и интонационных систем высказывания в якутском языке : Автореф. дис. . докт. филол. наук. — Алма-Ата, 1994. — 58 с.

10. Алексеева Т.И. Описание единиц просодии русского и болгарского языков : Дис. . канд. филол. наук. — М., 1995. — 184 с.

11. Антонова Д.Н. Фонетика и интонация. — М. : "Русский язык", 1988. — 177 с.

12. Артемов В.А. Интонация и просодия // Вопросы филологии и фонетики. — М,. 1971. — С. 11-16.

13. Артемов В.А. Психология речевой интонации : (Интонация и просодия). — М., 1976. — 4.1. — 76 с.

14. Артемов В.А. Психология речевой интонации : (Интонация и просодия). — М., 1976. — 4.2. — 88 с.

15. Артемов В.А. Метод структурно-функционального изучения речевой интонации. — М., 1974. — 160 с.

16. Артемов В.А. Об интонеме // Phonetica. — 1965. — Vol.12. — №3-4.

17. Артемов В.А. Речевая интонация // Эксперментальная фонетика. — Вып.З. — Минск, 1971. — С. 12-43.

18. Виноградов В.А. Сингармонизм и фонология слова: Автореф. дис. . канд. филол. наук. — М., 1966. — 22 с.

19. Виноградов В. В. Понятие синтагмы в синтаксисе русского языка // Вопросы синтаксиса современного русского языка. — М., 1950.— С.12-24.

20. Вопросы интонации. — М., 1953. — 254 с.

21. Давлетова Г.Р. Интонационные средства выражения коммуникативного членения сложноподчиненного предложения (на материале современного немецкого языка) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — М., 1979. — 25 с.

22. Дворжецкая М.П. Интонация перечисления в современном английском языке (экспериментально-фонетическое исследование): Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Киев, 1968. — 19 с.

23. Дементьева О.В. Просодические характеристики и восприятие вопросительных высказываний (экспериментально-фонетическое исследование на материале русского и французского языков) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Л., 1988. — 16 с.

24. Дербилова Ж.И. Вариативность просодической структуры слова в различных коммуникативных типах предложений : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Л., 1980.— 14 с.

25. Джафарова А.С. Акцентная структура слов в азербайджанском языке // Звуковые системы сибирских языков. — Новосибирск, 1989. — С. 20-23.

26. Джунисбеков А. Проблемы тюркской словесной просодии : Автореф. дис. . д-ра. филол. наук. Алма-Ата, 1988. — 58 с.

27. Джунисбеков А. Просодика слова в казахском языке. — Алма-Ата: Наука, 1987. — 38 с.

28. Джунисбеков А. Сингармонизм в казахском языке. — Алма-Ата : Наука, 1980. — 76 с.

29. Добровольская Л.Я. Акцентные единицы в формировании просодической структуры фразы (экспериментально-фонетическое исследование) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Минск, 1975.29 с.

30. Дубовский Ю.А. Анализ-синтез-анализ просодии устного текста и его составляющих (экспериментально-фонетическое исследование) : Дис. .д-ра. филол. наук. — Минск, 1978.— 325 с.

31. Ермоленко Г.И. Модальная семантика речевой просодии и ее метаязык (экспериментально-фонетическое исследование) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Пятигорск, 1988. — 18 с.

32. Кинкин Н.И. Механизмы речи. — М., 1958. — 356 с.

33. Кирмунский В. Рифма, ее история и теория. — JI.,1923.

34. Златоустова Л.В., Потапова Р.К., Трунин-Донской В.Н. Общая и прикладная фонетика. — М. : Изд-во МГУ, 1986. — 304 с.

35. Златоустова Л.В. Фонетические единицы русской речи. М. : МГУ, 1981.— 105 с.

36. Златоустова Л.В. Фонетическая структура слова в потоке речи. — Казань, 1962. — 155 с.

37. Зорина З.Г. Есть ли лабиальная гармония в лугомарийском языке? // Международный конгресс финно-угроведения. 10-16 июля 1985 г. Ч. 3. — Сыктывкар, 1985. — С. 59-62.

38. Зорина З.Г. Фонетические особенности функционирования русского языка в условиях двуязычия. — Йошкар-Ола, 1996, — 475 с.

39. Зэкиев М.З. Хэзерге татар эдеби теле. Синтаксис. — Казань : Изд-во Казан, ун-та, 1958.— 243 с.

40. Зэкиев М.З., Асылгараев Ш.Н. Щемлэнец синтагмаларга буленеше. // Совет мэктэбе. — 1967. — №4. — С.31-35.

41. Интонация и фонология // Сборник научных трудов Университета дружбы народов им. П. Лумумбы. — М. 1980. — 88 с.4ртлач С.Ш. Опыт интонационно-мелодического анализа русской речи. — Л. : ЛГИТМиК, 1990. — 101 с.

42. Ясаебекова С.З. Роль просодии в выражении обращенности речевых актов (экспериментально-фонетическое исследование на материале французского языка) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — М., 1988.— 18 с.

43. Зсхаков Ф.Г. Законы словесного ударения в татарском языке// Исследования по сравнительной грамматике тюркских языков. — 4.1. — Фонетика. — М. : Изд-во АН СССР, 1955. — С. 329-332.

44. Яшбердин Э.Ф. Ударение и система гласных башкирского языка // Советская тюркология. — 1980. — 5. — С. 55-58

45. Дшбердин Э.Ф. Эмфатическое ударение в башкирском языке // Фонетика языков сибири и сопредельных регионов. — Новосибирск : Наука, 1986. — С. 120-121.

46. Халенчук М.Л., Касаткина Р.Ф. Побочное ударение и ритмическая структура русского слова на словесном и фразовом уровнях // Вопросы языкознания. — 1993. — №4. — С. 23-28.

47. ЕСамбуленко Н.С. Интонационные портреты функционально-семантических вариантов просьбы в английской речи (экспериментально-фонетическое исследование) : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Одесса, 1987. — 16 с.

48. ЕСантер Л.А. Системный анализ речевой интонации. — М., 1983.— 128 с.

49. ЕСантер Л.А. Экспериментально-фонетическое исследование интонационной структуры английских речевых единиц, выражающихположительные эмоции : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — М., 1973. — 17 с.

50. Касаткина Р.Ф. Русская диалектная суперсегментная фонетика : Дис. .д-ра. филол. наук. — М, 1988. — 378 с.

51. Сасевич В.Б. Анакцентнык языки и сингармонизм // Фонетика языков сибири и сопредельных регионов. — Новосибирск : Наука, 1986. — С. 14-17.

52. Сасевич В.Б. К типологии просодических систем // Исследование звуковых систем языков Сибири. — Новосибирск : «Наука», 1984. — С. 173-187.

53. Сасевич В.Б. Слог в общем и дальновосточном языкознании // Теория языка. Методы ее исследования и преподавания. — Л., 1981.— С. 46-68.

54. Сасевич В.Б., Шабельникова Е.М., Рыбин В.В. Ударение и тон в языке и речевой деятельности. — Л. : Изд-во ЛГУ, 1990. — 68 с.

55. Сацнельсон С.Д. Фонемы, синдемы и промежуточные образования // Фонетика, фонология, грамматика. — М., 1971. — С. 46-64.

56. Семе лева К.Н. Фонетическая реализация основных интонационных типов в условиях сингармонизма : Дис. . канд. филол. наук. — Л., 1988. — 218 с.

57. Сиекбаев Д. Г. Фонетика башкирского языка (Опыт описательного и сравнительно-исторического исследования).— Автореф. дис. . докт. филол. наук.— М., 1959. — 46 с.

58. Сиекбаев ЭЗ^.Г. Башкорт теленец фонетикаЬы. — бфе, 1958.

59. Сиекбаев Ж.Г. Хвзерге башкорт теленец лексикаЬы Ьэм фразеоло-гияЬы. — Эфе : Башкортостан китап нвшрияте, 1966.— 276 с.

60. Снязева Н.И. Ритмическая организация научной речи (экспериментально-фонетическое исследование на материале современного английского языка в сопоставлении с белорусским ) : Дис. . канд. филол. наук. — Минск, 1981. — 168 с.

61. Соведяева Е.И. Проблемы акцентуации марийского языка. — М.: Наука, 1970. — 136 с.

62. Сотлеев В.И. Акустические признаки чувашского словесного ударения // Советская тюркология. — 1981. —№4. — С.57.

63. Сохнович Т.К. Роль просодических средств в дифференциации коммуникативных типов высказываний: Автореф. дис. . канд. фи-лол. наук. — Минск, 1975. — 21 с.

64. Краснова Т.А., Войтович И.К. Опознание интонации неродного языка в свете проблемы интерференции языковых единиц // Проблемы двуязычия и многоязычия в современных условиях. — Йошкар-Ола, 1993. — С. 54-56.

65. Сривнова О.Ф. Некоторые особенности интонационной системы русского языка : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — М., 1969. — 13 с .

66. Хривнова О.Ф. Об акцентной функции мелодики (на материале русского языка) // Интонация. — Киев : "Вища школа", 1978. — С. 46-56.

67. Кудашев Г.К. Татар телендэ фонетик Ьэм морфологик узгерешлер // Эзлэнулэр, уйланулар, табышлар. — Казан : ТКН, 1989. — 249294.

68. Курбатов Х.Р. Иске татар поэзиясендв тел, стиль, метрика Ьэм строфика. — Казан : ТКН, 1984. — 164 с.

69. Курбатов Х.Р. Татарская лингвистическая стилистика и поэтика. — М. : Наука, 1978,— 418 с.

70. Курбатов Х.Р. Система татарской лингвистической стилистики и поэтики. : Автореф. дис. . докт. филол. наук. — Казан, 1992. — 46 с.

71. Курбатов X. Сейлву стиле узенчвлеклвре (орфоэпия) // Татар теле

72. Мамедов A.M. Контрастивно-типологический анализ просодики фонологических систем : Автореф. дис. . д-ра. филол. наук. — Баку, 1990. — 53 с.

73. Датусевич М.И. Современный русский язык. Фонетика. — М.: Просвещение, 1976. — 288 с.

74. Лахаматов А. Акцентуация речевого такта в русском и узбекском языках // Советская тюркология — 1985 — №5. — С.44-46

75. Дахаматов А. К вопросу о функциях тюркского ударения // Советская тюркология. — 1984. — №2. — С. 65.

76. Пахмутова Л.Т. Опыт исследования тюркских диалектов. Мишар-ский диалект татарского языка. — М. : Наука, 1978. — 268 с.

77. Шахраи М.И. Сопоставительное изучение просодической организации русского и арабского языков : Дис. . канд. филол. наук. — М., 1984. — 130 с.

78. УГедведова Т.Г. Просодические и спектральные характеристики эмоционально окрашенной речи : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — М., 1977. — 26 с.

79. Медведева Т.Г., Шевченко Т.И. Сопоставительный анализ просодических форм выражения эмоций у мужчин и женщин // Просодия текста: Сб. науч.тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. — М., 1980. — Вып. 169.— С. 203-215.

80. Метлюк A.A. Взаимодействие просодических систем в речи билингва (теоретическое и экспериментально-фонетическое исследование) : Дис. .д-ра. филол. наук. — Минск, 1989. — 308 с.

81. Метлюк A.A. Просодия белорусского языка в условиях двуязычия. — Минск., 1982. — 195 с.

82. Гиколаева Т.М. Соотношение фразовой и словесной просодии // Сборник филологии и лингвистики, 16. — Нови Сад, 1971. — С. 26-32.1иколаева Т.М. Фразовая интонация славянских языков. — М., 1977. — 280 с.

83. Зиязов Д.М. Интонация повествования в современном узбекском литературном языке : Автореф. дис. . канд. филол. наук. — Ташкент, 1969. — 31 с.

84. Зорк O.A. Изучение интонации на современном этапе некоторые задачи интонационных исследований // Иностранные языки в школе.— 1970. — №4. — С.11-19.

85. Зорк O.A. Интонация // Крушельницкая К.Г. Очерки по сопоставительной грамматике немецкого и русского языков. — М., 1961.

86. Климов Х.Х. Аккомодация гласных в татарском языке. // Советская тюркология. —1984. — №4. — С. 60-68.

87. Шалимов Х.Х. Вокализм барабинского диалекта татарского языка (экспериментально-фонетическое наблюдение) // Исследование звуковых систем языков Сибири. — Новосибирск : «Наука». Сибирское отделение, 1984. — С. 17-22.

88. Казань, 1992. — Т.1. — С. 238-240.

89. Шалимов Х.Х. Ударение местоимений // Татарская грамматика. В 3-х т. Т.2. / Российская АН. АН Татарстана. ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова. — Казань : Татар, кн. изд-во, 1993. — С. 263-264.

90. Шалимов Х.Х. Ударение служебных слов // Татарская грамматика. В 3-х т. Т.2. / Российская АН. АН Татарстана. ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова. — Казань : Татар, кн. изд-во, 1993. — С. 361-363.

91. Геворошкин В.В. Звуковые цепи в языках мира. — М. : «Наука», 1969.— 188 с.

92. Дерба JI.В. Фонетика французского языка. — М. : Изд-во лит-ры на иностранных языках, 1955. — 304 с.

93. Kaimberg В. Les novelles tendance de la linguistique. — Paris, 1968.adloff W.W. Phonetique der Nördlchen Türksprachen. — Leipzig, 1882.ala В. Nature acoustique des voyelles. — Pragae, 1956.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 83351