Протестное движение российского казачества в условиях политики военного коммунизма и ее последствий :1918-1922 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Филин, Михаил Викторович

Диссертация и автореферат на тему «Протестное движение российского казачества в условиях политики военного коммунизма и ее последствий :1918-1922 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 259093
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Филин, Михаил Викторович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
История. Исторические науки -- СССР -- Эпоха социализма и развернутого строительства коммунизма (1917-1991) -- Период победы пролетарской революции и построения социализма в СССР (1917-1937) -- Период иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918-1920) -- Участие классов, социальных групп и слоев населения в гражданской войне -- Участие казачества в гражданской войне
Количество cтраниц: 
215

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Филин, Михаил Викторович

Введение.

Глава I. Влияние политики военного коммунизма на российское казачество: протестные явления в 1918 г.

1.1. Теоретико-методологические аспекты исследования политики военного коммунизма в отношении аграрного населения страны.

1.2. Объективные и субъективные предпосылки и факторы вовлечения российского казачества в строительство новой жизни после Октября 1917 г.

1.3. Надежды и разочарования населения в казачьих областях.

Глава II. Протестное движение казачества в условиях политики расказачивания в 1919 г.

2.1. Насильственное расказачивание как часть политики военного коммунизма.

2.2. Кризис политики советского государства в отношении казачества: уроки казачьего протеста.

2.3. Роль Филиппа Миронова в изменении политики в отношении казачества.

Глава III. Апогей политики военного коммунизма и ее рецидивы: 1920-1922 гг.

3.1. Протестное движение российского казачества в 1920 г. - начале 1921 г.

3.2. Противоречия перехода к нэпу: последствия политики военного коммунизма в 1921-1922 гг.

3.3. Феномен повстанчества в Поволжье: серовщина.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Протестное движение российского казачества в условиях политики военного коммунизма и ее последствий :1918-1922 гг."

Общественный интерес к возрождению казачества сегодня закономерен и определен комплексом обстоятельств. Казачество является объектом внимания различных общественных движений и политических партий страны в качестве возможной реальной опоры. Основная часть российского казачества выступает носителем православных традиций, оказывая поддержку Русской Православной Церкви.

Федеральный Закон «О государственной службе российского казачества» от 5 декабря 2005 г. №154-ФЗ создает возможности для привлечения казачества к решению государственных функций, связанных с демографической проблемой, охраной и обустройством государственной границы, миграционной политикой, земельным вопросом, местным самоуправлением, природоохранной деятельностью, военно-патриотическим и духовным воспитанием молодежи, образованием, сохранением историко-культурного наследия и традиций, государственной семейной политикой и другими насущными вопросами укрепления российской государственности.

В то же время четко не определено, кого относить к современным казакам1. На практике принадлежность к казачеству нередко зависит от политической необходимости, сводится к своеобразной игре «в ряженых». Юридически казачество определяется как исторически сложившаяся «культурно-этническая общность людей». Отсутствуют точные данные о численности казаков - условно принята цифра в 4,5 млн человек". Существует также мнение, что казачий вопрос - тот же крестьянский вопрос, но в усложненном варианте. С этим нельзя не согласиться: объект главного интереса казачества, как и крестьянства, один и тот же - земля.

Изучение послеоктябрьской советской истории является актуальным в сегодняшней России, когда происходит трансформация системы власти, в результате чего в государстве появляются напряженные конфликты, возникают протест-ные явления, порой переходящие в вооруженные. При внимательном анализе конфликтов, несмотря на различные идеологические подходы, выявляется общее как в причинах их возникновения (одной из главнейших причин является непродуманная политика власти), так и в развитии, в способах их разрешения, в том числе с использованием военных методов. Анализ и учет опыта протестного

1 В тюркскич языкач слово «казак» или «козак» означает вочьный человек, что отражает реальное положение представителей данной общности. Вопрос о сущности такого уникальною российского феномена, как казачество, является диск>ссионным Одни исследователи рассматривают казаков как обособленную часть русского народа, субэтническое образование внутри не-к го, другие же считают возможным иризнать казачество самостоятельной этнической общностью, огдечьным счавянским народом Первая точка зрения выглядит более убедительной

О подчодач к определению казачества см Маркедонов С М Казачество единство игш многообразие? (Пробчемы терминологии и тинологизации казачьич сообществ) // Общественные науки и современность 2005 №1, Везотосныи В М. Кто такие казаки? // Родина 2004 №5, Савельев Г П Древняя история казачества М., 2005 Российское казачество Научно-справочное издание / Отв ред Г В. Габолина М , 2003 С 17 движения российского казачества против политики, получившей название «военного коммунизма», поможет избежать стратегических просчетов и тактических ошибок в стабилизации государственной власти и укреплении государственности на федеративных началах.

Для современной России актуален вопрос, поставленный Михаилом Булгаковым в ноябре 1919 г. в газетной статье под символическим названием «Грядущие перспективы»: что же будет с нами? Булгаков провидчески предупреждал: за достойное будущее придется заплатить дорогой ценой - неимоверным трудом, суровой и бедной жизнью, чтобы страна, разрушенная и окровавленная, смогла восстановить свою силу и могущество3. В тот переломный период мощный социальный протест народа, в том числе казачества, вынудил государственную власть к безотлагательному поиску принципиально новых путей выхода из глубокого общественного кризиса, в котором оказалась страна.

Изучение протеста казачества, порожденного политикой военного коммунизма в 1918 - 1921 гг. и ее последствий в 1921 - 1922 гг., позволяет идентифицировать природу казачьего сословия, выявить его смыслосодержащие интересы и настроения, позиционировать казачество в отношении других социальных гр>пп и слоев населения, определить пути привлечения казаков к решению государственных функций.

В развитии советской историографии по изучаемой теме можно выделить несколько этапов. Первый этап начался сразу же после рассматриваемых событий. Изучение проходило по горячим следам. Проблема освещалась в основном в рамках истории Гражданской войны в целом. Многие авторы являлись непосредственными участниками тех событий4. В частности, бывший член Реввоенсовета Республики И.Т. Смилга оставил воспоминания, в которых раскрыл причины и механизм изменения политики в отношении казачества высшим партийным и советским руководством осенью 1919 г., описал историю мятежного выступления Ф. Миронова, суда над мироновцами и решения о помиловании. Являясь непосредственным участником всех перечисленных событий в качестве члена РВСР, государственного обвинителя на суде, Смилга дал собственную интерпретацию (далеко не бесспорную) происходившею, выразил оценку взглядов Филиппа Миронова как позицию «советской середины»5. Для 1920-х годов характерно отсутствие общего методологического подхода, введение в оборот источников осуществлялось зачастую без какого-либо критического анализа. Существовали различные точки зрения о характере восстаний и протеста казачества против советской власти. Многие исследователи в

3Б>лгаковМ Собрание сочинений в 10 т I 1 М., 1995 С 87

4 Сми'па И.Г. Военные очерки. М, 1923, Егоров А И. Разгром Деникина в 1919 г М, 1923, Анишев А Очерки истории 1-ражданской войны 1917-1920 гг Л, 1925; Антонов-Овсеенко В А. Записки о гражданской воине. В 2-х т Л , 1924-1928, Лацис М Два года борьбы на вихрением фронте М, 1920, Как>рин НЕ Как сражалась революция В 2-х т. 1917-1920 п М ,1925 См . Смилга И.Т Указ соч. С 72-73,78,84-85,91-106. 4 советской историографии делали вывод о поголовно «бандитском» характере повстанческого движения. Термину «бандитизм», несущего в себе однозначно негативную оценку всех сил, участвовавших в «малой» гражданской войне, как правило, отдавали предпочтение в ряду с терминами «повстанчество», «бело-зеленое движение», «кулацкие восстания», «контрреволюционные мятежи», «мелкобуржуазная контрреволюция». Лингвистическое окончание -щина в период создания различных мифологем было призвано сформировать негативно-обличительное содержание явления в общественном мнении. Так появились миро-повщина, сапожковщина, серовщина и др6. В подобном контексте причастные к указанным явлениям становились бандитами, народные восстания - кулацкими и белогвардейскими.

Некоторые аспекты протестных явлений против Советской власти получили у ^ в этот период довольно подробное освещение . Большое количество работ, многие из которых написаны участниками рассматриваемых событий, было посвящено военным действиям против повстанцев. В этот период появляются оценочные суждения о социальном составе, уровне организованности и массовости выступлений. Формы протеста нередко рассматривались в контексте более общих проблем. В работах содержалось множество фактического материала, с помощью которого нетрудно было разрушить миф о бандитском характере протестных явлений. Впоследствии многие из трактовок и выводов, которые появились в это время, были отвергнуты советской исторической наукой.

Обсуждение темы расказачивания началось во второй половине 1920-х годов. Бурные дискуссии по поводу расказачивания в научной и художественной литературе и публицистике развернулись в 1928 г., когда начала печататься третья книга романа М.А. Шолохова «Тихий Дон» с описанием Вешенского восстания. К тому времени Вешенское восстание еще нигде не освещалось. Противники приклеили писателю ярлык апологета повстанцев с обвинениями в «казакоманст-ве», «любовании кулацкой сытостью» на том лишь основании, что в романе показано ущемление и притеснение казаков со стороны представителей официальных органов советской власти.

В конце 1920-х годов в отечественной историографии оформилась тенденция идеологического контроля и цензуры за трактовкой Гражданской войны в удобном для большевистской власти русле.

Обширный материал об участии казачества в Гражданской войне был представлен в зарубежной эмигрантской литературе 1920-1930-х годов, посвященной истории Белого движения. Российский читатель получил возможность ознакомиться с ними благодаря современному переизданию в нашей стране многочис

6 См.: Троцкий Л Д Уроки мироновщины // Правда. 1919 21 сентября Сегодня представ 1яет-ся впочне уместным употребление приведенных терминов (без всяких кавычек) в качестве нейтральных симвочов, обозначающих формальную сторону реальных социальный явчении

7 Калинин II М Русская Вандея. М -Л , 1926, Павловскии Г1 И Лнненковщина. М -Л , 1928, Парфенов II С Борьба за Дальний Восток. 1920-1922 Л , 1928, и др о ленных мемуаров и исследованиях представителей Белого дела , в публикациях казачьих деятелей: войсковых атаманов ГШ. Краснова, А.Г1. Богаевскот, А.И. Филимонова, Г.М. Семенова, председателя Кубанской Краевой Рады Д.Е. Скоб-цова, оренбургских казачьих генералов И.Г. Акулинина, A.B. Зуева, полковника Г.В. Енборисова, кубанского генерала М.А. Фостикова, полковников П. Маслова, Ф. Елисеева и др. Заметным явлением в зарубежной литературе стало издание «Истории казачества» A.A. Гордеева, белоэмигранта-историка, бывшего войскового старшины. 4-я часть его многостраничного исследования посвящена событиям революции и Гражданской войны9.

Особенностью ряда белоэмигрантских публикаций является наличие значительного фактического материала при освещении событий Гражданской войны, связанных с казачеством и казачьими областями. Работы эмигрантских исследователей характеризуются отличными от советского видением событий гражданской войны, иной методологической основой, трактовками и набором используемых исторических источников. Представленная авторами точка зрения в значительной степени субъективна, отражает мнение одной из противоборствующих сторон, участники Белого движения нередко в своих конъюнктурных целях трактовали события Гражданской войны в выгодном для себя свете. Мног ие работы подготовлены непосредственными очевидцами событий Гражданской войны -эмигрантами первой волны. Авторы трактовали события в советской России нередко с антикоммунистических, антисоветских позиций. Большинство из них не могли взглянуть на события революции и Гражданской войны беспристрастно. В частности, В. Добрынин посчитал достаточным основанием тезис - «жестокое вмешательство в донские дела» со стороны большевиков привело к изменению настроений казаков - для доказательства утверждения, что «в умах казаков Дона не укладывались идеи большевизма», на основании чего был сделан вывод: «Казачество совершенно непригодно для опытов большевизма»10.

Но при всем этом в литературе, написанной по горячим следам, раскрывались неизвестные эпизоды жизни казачества. Эмигрантские исследователи находились в менее жестких идеологических и цензурных рамках, поэтому представили широкий спектр мнений и оценок Гражданской войны, настроений казачества, участия казаков в протестных акциях, взаимоотношениях руководителей Белого движения с казачьими войсками.

На втором этапе развития советской историографии темы, который охватывает 1930-е - первую половину 1950-х годы, происходила унификация оценок, как в отношении Гражданской войны в целом, так и в отношении взаимоотноше

Деникин \ И Очерки русской смуты В 2 т. М , 1991; Врангель II. Н Записки, ноябрь 1916 -ноябрь 1920 г В 2 кн М , 1991, Мамонтов С. Походы и кони М , 2002, и лр

9 Недавно в России вышло в свет переиздание указанной книги Гордеев Л Л История казачества М,2006

10 Добрынин В Борьба с бочыневизмом па Юге России Участие в борьбе Донского казачества Февран, 1917-март 1920 Прага, 1921 С.39,110. ний юсударства и казачества11. Следование установкам краткою к>рса «Истории ВКП (б)» предопределило изначальную заданность стандарта для работы исследователей. Примечателен следующий факт: в 1939 г. особенно обострилась ожесточенная борьба вокруг «Тихого Дона» Шолохова: многочисленные противники романа называли его белогвардейским, белоказачьим, кулацким, антисоветским. Тема народного сопротивления военно-коммунистической политике советской власти после революции 1917 г., в том числе протестных явлений в казачьих областях, оказалась закрытой.

Многие работы этого периода были идеологизированы, исследовательские подходы страдали односторонностью и тенденциозностью. Изучение проблем казачества диктовались политическими установками, исходившими от высших партийных и государственных структур. Сама Гражданская война представлялась тогда как средство для создания морального престижа достижений большевиков и советского строя, искоренения буржуазной идеологии в сознании людей, создания легенды в глазах будущих потомков и мирового общественного мнения. Для достижения этой цели допускались 1рубые искажения и откровенная фальсификация фактов. Казачество при этом рассматривалось как реакционная сила, полицейская опора царизма, душитель революции и относилось к врагам народа. Дол-юе время умалчивались факты проведения массовых репрессий против казаков, их массового выселения на север страны. В советской историографии по проблематике казачества в основном были представлены исследования, посвященные изучению деятельности большевиков по привлечению казаков на сторону революции и советской власти, о красном казачестве, чтобы создать представление о триумфе большевистской идеологии в казачьей среде.

Третий этап советской историографии охватывает вторую половину 1950-х - середину 1980-х годов. Результатом «оттепели» в истории советского общества, начавшейся во второй половине 1950-х годов, стало то, что историки получили возможность разрабатывать многие проблемы, не получавшие освещения в предшествующие десятилетия.

В период хрущевской «оттепели» вновь возобновился интерес к теме расказачивания. Появились утверждения, что расказачивание причинило советской

1 ^ власти немалый ущербВ документальной повести Ю.В. Трифонова «Отблеск костра»13 писатель показал борьбу Ф. К. Миронова против политики расказачивания. Данная проблема была затронута в исследовании JIM. Спирина14. О массовых репрессиях против казаков в 1960-1970-е гг. писали литературоведы-шолоховеды В.А. Воронов, В.В. Гура, A.B. Калинин, В.В. Петелин, К.И. Прийма, С.Н. Семанов.

11 См История гражданской войны в СССР 1917-1922 гг. В 5 т. М , 1935-1960.

12 См. Ьерз Л И , Хмелевский К.А. Героические юлы Октябрьская революция и гражданская воина наДон\. Ростов н/Д, 1964.

13 Грифонов 10 Отбтеск костра. М , 1966

СниринЛМ Классы и партии в гражданской войне в России С1917-1920 I г) М, 1968

В опубликованном в 1968 г. официальном партийном издании - второй книге третьего тома Истории Коммунистической партии Советского Союза были впервые признаны допущенные ошибки в политике по отношению к казачест ву, директива Оргбюро ЦК РКП(б) в январе 1919 г., данная в циркулярном письме, объявлялась неверной. Отмечалось, что расказачивание нанесло серьезный вред Советской Республике. Однако, как было принято, ошибки списывались на местные партийные, советские и военные власти. ЦК коммунистической партии достались лавры организатора своевременного изменения политики в отношении казачества в 1919 г. (решение пленума ЦК РКП(б) от 16 марта 1919 г. о приостановлении применения против казаков мер, указанных в циркулярном письме Оргбюро и проведении политики расслоения; Тезисы о работе на Дону, опубликованные 30 сентября 1919 г., в которых «партия изложила свою политику по отношению к донским и всем остальным казакам»)15. Авторство Л. Троцкого в отношении Тезисов при этом умалчивалось.

Исследователи 1960-1980-х годов продолжали трактовать протестные выступления как «кулацкие», белогвардейские, контрреволюционные, повышенное внимание уделяли роли в них различных оппозиционных партий, заговорам бывших офицеров16.

Со второй половины 1980-х годов под влиянием политических процессов в СССР наметились новые подходы в изучении истории казачества в период революции и Гражданской войны17. В период поздней горбачевской «перестройки» и объявленной сверху гласности журнал «Известия ЦК КПСС» наконец впервые в истории опубликовал одиозный документ о расказачивании - Инструктивное

1Я письмо Оргбюро ЦК РКП(б) об отношении к казакам .

Начало современного этапа развития отечественной историографии датируется концом 1980-х- началом 1990-х гг. Позитивным методологическим явлением представляется выделение в Гражданской войне три периода: локальный - с октября 1917 г. до весны-лета 1918 г., глобальный - до осени 1920 г. (в

15 История Коммунистическом партии Советского Союза. В шести томах ТЗ Кн 2 М, 1968 С 357-358

16 Будённый СМ Пройденный путь Кн 1. М., 1958; Наумов В П. Летопись героической борьбы. Советская историография гражданской воины и империалистической интервенции в СССР М, 1972; Гражданская война и интервенция в СССР. Энциклопедия. М, 1983, Крушанов А. И Борьба за власть Советов на Дальнем Востоке и в Забайкалье 1917 - март 1918 г. В 1адивосток, 1962; Лисовский ПК. Разгром дутовшины (1917-1919) М., 1964, Борьба за втасть Советов в Восточном Забайкалье Иркутск, 1967, Героические годы борьбы и побед

Дальний Восток в огне гражданской войны) М, 1968, Бабичев ДС Донское трудовое казачество в борьбе за втасть Советов Ростов н/Д, 1969, Ермолин А. П. Казачество в революции М , 1981, Машин М Д Оренбургское и уральское казачество в годы гражданской воины Саратов, 1984, Наумов И. В Гражданская война на Дальнем Востоке в советскои историографии середины 1950-х-середины 1980-х тдов Иркутск, 1991

1 Казачество в ревоноциях и Гражданской воине. Черкесск, 1988; Белоказачье и красноказа-чье движение на Южном Урале в юды гражданской воины Челябинск, 1989, и др 13 Известия ЦК КПСС. 1989 № 6 С 177-178 европейской части России) и вновь локальный - в виде многочисленных, едва ли не повсеместных восстаний конца 1920 - 1922 гг. Окончание этого периода, отмеченное подавлением крупнейших восстаний и резким спадом волны вооруженного сопротивления, совпадает с завершением Гражданской войны на Дальнем Востоке19.

В связи с расширившимся доступом к архивным материалам и прекращением монопольного положения марксистско-ленинской идеологии в трактовке истории, исследователи получили возможность приступить к более широкому изучению проблем истории казачества в годы Гражданской войны. Проблемы казачества рассматривались в основном в региональном контексте.

Активный процесс перемен, сопровождаемый возрождением казачества, породил обширную литературу . Массовый характер получило издание публицистической литературы. Профессор Ростовского университета А.И. Козлов в своей монографии подверг критике домыслы некоторых публицистов, объясняющих насилие в годы Гражданской войны в отношении казачества происками «злокозненных сионистов» в лице Троцкого и Свердлова, «зоологически ненавидевших» казаков, объявив отказ от подобных мифов как первое условие научного подхода к проблеме расказачивания. Кровавые расправы в станицах, по заключению автора, явились выражением общей политики большевиков по отношению к казачеству, идейно-теоретические основы которой были разработаны теоретиками большевизма и «отлились в непререкаемые догмы о казаках как ста

7 1 новом хребте вандейских сил в России»" . Казаки с их особенными чертами хозяйства, быта, нравственного уклада не вписывались в систему большевистской диктатуры. Ожесточенное сопротивление, которое они оказывали, сделало их сосуществование немыслимым. Но вряд ли приемлема позиция автор свести изменения в политике большевиков по отношению к казачеству к простому лукавству. Большевистское руководство вынуждено было пойти на отдельные уступки и отказаться от наиболее жестоких форм расказачивания.

Публикуется значительное количество исследований на региональном материале. В числе заметных региональных изданий стал выход в свет трехтомной Истории казачества Азиатской России, 3-й том которой начинался с событий 1917 г.". Книга была подготовлена Институтом истории и археологии Российской академии наук в Екатеринбурге. Авторский коллектив (более 30 исследователей

9 Вопросы истории. 2002. №6 С 158

20 Казаки России: прошлое, настоящее, буд>щее. М. 1992, Казачество в истории России Краснодар 1993; Пробчемы истории казачества ХУ1-ХХ вв. Ростов н/Д, 1995, Возрождение казачества (история, современность, перспективы), Ростов н/Д, 1995; Проблемы казачье! о возрождения. Ч 1 Ростов н/Д, 1996, Нерехов А Я. Впасть и казачество Ростов н/Д, 1996; Семанов С Н Правое гавныи « Гихии Дон». М , 1999, и др

21 Козлов Л И Возрождение казачества история и современность (эво иоция, но штика, теория) Ростов н/Д, 1996 С 132 История казачества \.зиатскон России В 3-х т / Гл ред В В Алексеев ГЗ 1917-середииа 90-\ гг XX в /Огв ред ВФ Мамонов Екатсринб\рг, 1995

Екатеринбург, Челябинска, Оренбурга, Сибири и Дальнего Востока установил причинно-следственную связь между тяготами и бедствиями Первой мировой войны для казачества и коллизиями послереволюционных лет. Примерно половина 3-ю тома посвящена революции и Гражданской войне. Центральную идею книги составляет положение о том, что революция и Гражданская война коренным образом изменили экономическое положение, правовой и общественный статус казаков. В работе раскрывается процесс нарастания раскола в казачьей среде, подчеркивается, что раскол и ожесточенное противоборство не были чем-то случайным, как это нередко принято изображать, а связаны с жизненно важными интересами казаков, которые оказались под угрозой в результате осуществления первых мероприятий советской власти, особенно в области аграрной политики. Освещается проблема «расказачивания», ликвидации казачьего сословия.

Существенную роль в приращении научного знания играют международные и всероссийские научно-пракгические конференции, посвященные проблемам Гражданской войны, которые регулярно проводятся в Челябинске, Ростове-на-Дону, Краснодаре, Владивостоке, Новосибирске, Хабаровске и других городах. На этих конференциях впервые получили детальное обсуждение многие проблемы, которые ранее имели место лишь в постановочном плане: участие казачества в Гражданской войне в противоборствующих лагерях, протестные явления против насильственной политики коммунистической власти в казачьих областях, повстанческое движение23.

Комплекс региональных вопросов участия казачества в Гражданской войне рассматривается в диссертационных исследованиях24.

23 Гражданская воина на Востоке России: новые подходы, открытия, находки. Материалы науч конференции в Челябинске 19-20 апреля 2002. М., 2003; Казачество России: История и современность Материны междунар Науч. конференции. Краснодар, 2002; Казачество в России в XXI веке место и роль в обществе и юсударстве: Материалы науч.-практич конференции Ростов н/Д, 2001; Кубанское казачество, три века исторического пути: Материалы междунар. Науч.-практич конференции в станице Полтавской Краснодарского края, 23-27 сентября 1996 г Краснодар, 1997; Казачество Оренбургского края ХУ1-ХХ веков / Материалы науч. конференции. Оренбург, 1992, и др

4 Антропов О О Астраханское казачье войско в первой трети XX века опыт социально-исторнческо1 о анализа Дис канд. ист наук М , 1999; Венков А В Антибольшевистское движение на 101 е России (1917-1920 п ) Дисс докт. ист наук. Ростов н/Д, 1996, Лазарев А В Донское казачество в гражданской воине. 1917-1920 гг: Историографическое иссчедование Дис капд ист наук. М., 1994, Кондратенко О.В. Войско Донское и процессы возрождения российской юсу дарственное™ на Юге России в период гражданской войны (1917 - начало 19201 ) Дис. канд ист. наук Вотгоград, 2001, Ленков П Г. Казачество в период Гражданской воины (на примере социально-экономических проблем донскою казачества). Дис . канд ист наук М, 1994, Савченко СН Уссурийское казачье войско в годы Гражданской воины на Дальнем Востоке 1917-1922 п Дис. канд ист. наук Втадивосток, 1998, Смирнов Н Н Забайкальские казаки в системе взаимоотношении России с Китаем и Мошошеи Дис канд ист наук Вотгоград, 1995, Пеньковскии ДД Эмиграция казачества из России и ее последствия (1920-1945 гг.): Дис докт ист наук VI, 2006, и др

Участие казачества в Белом движении рассматривается в мноючисленных изданиях и публикациях по общей проблематике Белого движения, которая в последнее десятилетие превратилась в «модную» тему25. У части исследователей проявляется тенденция к 1ероизированной интерпретации восстаний и повстанческих движений. Некоторые авторы акцентируют свое внимание на отдельных фактах, которые будоражат сознание, вызывая эмоциональное восприятие истории бунтарства, но не создают полной и объективной картины явления.

Особое значение имеет современное фундаментальное научно-справочное издание «Российское казачество», подготовленное коллективом ведущих исследователей казачества под редакцией Т.В. Таболиной. В этом научно-справочном издании учеными и государственными служащими рассмотрены героические и трагические страницы истории всех казачьих войск в революциях и войнах XX века. Большую ценность представляют материалы об участии казачества в Гражданской войне в казачьих регионах Дона, Кубани, Терека, Урала, Оренбуржья, Забайкалья, Приамурья, Приморья и ряда других регионов . Однако даже в солидном многостраничном (880 стр.) научно-справочном издании казачьим восстаниям 1921 г. Вакулина, Маслакова, Фомина посвящены в общей сложности лишь три абзаца текста27.

Заслуживает внимания монографическое исследование Д.Д. Пеньковского на материалах российского казачества. Специальная глава в книге посвящена рассмотрению политических, военных и социально-экономических предпосылок эмиграции казачества из России. Указанные предпосылки рассматриваются в качестве фактора, заставившего казаков покидать пределы родной страны, чтобы сохранить жизнь своей семье в скитаниях на чужбине. В оценке роли Казачье! о отдела ВЦИК нельзя согласиться с автором книги. Он обратил внимание на некую беспомощность отдела в противостоянии насильственному расказачиванию: «Казачьему отделу ВЦИК оставалось лишь жаловаться», - пишет автор, - что важнейшие вопросы казачества рассматривались и решались без участия Казачьего отдела ВЦИК28. На самом деле Казачий отдел ВЦИК (создан в ноябре 1917 г. как Казачий комитет, в сентябре 1918 г. преобразован в отдел) являлся не бюрократической аппаратной структурой, а авторитетным представительным органом: в его состав входили выборные уполномоченные от казачьих областей. Именно

5 Карпов Н Д 1рагсдия Белого Юга М., 2005, Бордюгов Г А .Ушаков А. И ,Ч>раков В 10 Бе-чое де ю иделогия, основы, режимы вчасти. М , 1998, Тормазов В. Т Белое движение в 1раж-данской воине. 80 лет изучения М, 1998, Иоффе Г. 3 Белое движение могло победить М, 2003, Федюк В П Белые. Антиботыиевистское движение на ioie России 1917-1918 п М,

1996, Ушаков А И , Федюк В П. Белый K)i Ноябрь 1919 - ноябрь 1920гг М , 1997, Зимина В Д Белое движение в России. Вотгоград, 1997; Вотков С В Беюе движение в России состав, организационная стр>кт>ра М, 2001, Карпенко С В Очерки истории Бе гаю движения на Юге России (1917-1920 гг.). М , 2003 *6Российское казачество На>ч-справ изд М , 2003

Гам же С 123,125,126 г Пепьковскии ДД. Эмиграция казачества из России и ее нос 1едствия (1920-1945 ri ) М, 2006 С 65

Казачий отдел внес существенный вклад в изменение политики советскою и партийного руководства страны осенью 1919 г. - отказе от насильственною расказачивания. В июле 1919 г. Казачий отдел подготовил доклад в СНК об ошибках в расказачивании и проект порядка управления казачьими областями. Телефамма Ленина в адрес РВС Южною фронта от 3 июня 1919 г. о недопустимости перегибов в политике по отношению к казачеству была инициирована также Казачьим отделом. Примечательно, что даже могущественный в то время председатель РВС Республики Л. Троцкий в октябре 1919 г. был вынужден признать свою ошибку и принести письменные извинения Казачьему отделу (друюго подобного шага со стороны Троцкого трудно припомнить) за беспочвенные и поспешные публичные обвинения в адрес отдела за якобы пособничество мятежу Миронова. Что касается подписания Я.М. Свердловым циркулярного письма Оргбюро ЦК РКГ1(б) от 24 января 1919 г., в данном случае председатель ВЦИК, являясь одновременно председателем Оргбюро ЦК партии, не согласовал данный циркуляр с Казачьим отделом руководимого им ВЦИК, поскольку опасался протеста со стороны отдела.

Продолжается изучение проблем, связанных с расказачиванием и его гю

29 г> следствиями, репрессиями в отношении казачества . В литературе наметился интерес к научному изучению стихийного повстанческого движения в казачьей среде30. На смену стандартным штампам - «белобандитский», «кулацкий», «контрреволюционный» - пришли оценки, в той или иной степени объективно отражающие сложную и многостороннюю историю повстанческого движения. Одной из распространенных оценок стало обозначение повстанчества как некоей «третьей силы». Данная трактовка, основанная на тезисе об отрицании повстанцами как идеи Белого движения, так и большевистского военного коммунизма (лозунги «Долой продразверстку», «Долой комиссародержавие», «Советы без коммунистов»), нашла место даже в школьных учебниках. В ставшей крылатой и часто цитируемой пушкинской фразе о русском бунте - «бессмысленном и беспощадном» - выражается поверхностное отношение в применении к отдельным сюжетам советской истории.

Е.Ф. Жупикова считает термин «повстанчество» не совсем подходящим: по ее мнению, движение, обозначенное как повстанчество, не сводилось только к восстаниям, было далеко не «поголовным». Одновременно признается еще менее

29 Кислицын С.Л. Государство и расказачивание, 1917-1945 гг. Ростов н/Д, 1996, Трагедия казачества В 2-х т. М., 1996, Б> гай Н Ф , Гонов Л \1 Кавказ: народы в эшелонах (20—60—е юды) М , 1998, Б> I ай Н Ф Казачество России оггор/кение, признание, возрождение М , 2000, и др ;0 Ябаочкина И В Рецидивы Гражданской войны Антигосударственные вооруженные выступления и повстанческое движение в Советской России. 1921-1925 гг. М., 2000, Венков Л В. Лн-тнбочыиевистское движение на 101 е России на начальном этапе гражданской войны Ростов н/Д, 1995, Кратова Н В. Повстанческое движение в северо-западной части Кавказа и Предкавказья (1920-1922) Ростов п/Д, 2004, Жупикова ЕФ Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 годах (документальные публикации и новейшая отечественная историография) " Отечественная история 2004 №3, и др удачным для определения «малой» гражданской войны термин «бандитизм», неправомерно «соединяющий» и уравнивающий всех ее участников, тем самым значительно упрощая сущность движения. Предлагается, не отказываясь от термина «бандитизм», употреблять его, заключая термин в кавычки, не в оскорбительном значении слова, или заменять его более нейтральным термином «повстанчество»31.

В теоретической конструкции В.Е. Шамбарова повстанческое движение рассматривается как «зеленое», но определяемое не в качестве «третьего пути», а неким «нулевым вариантом» - «первичным хаосом», возвратом к многопартийным советам без диктата большевиков. «Нулевым вариантом» объясняется отсутствие самостоятельной роли «зеленого» движения. Для убедительности собственных смелых построений автор объявил Филиппа Миронова «близким к «зеленому мировоззрению»32.

Исследователь оренбургского казачества Л.В. Ганин для обозначения повстанческого движения ввел в употребление термин «казачья инсуррекция» («инсургент» - от латинского insurgent (insurgentis) - повстанец, участник восстания). В узком смысле данный термин, по мнению автора данной идеи, применим к оренбургским повстанцам, участвовавшим в вооруженном сопротивлении большевикам, независимо от войсковой власти, с 23 февраля 1918 г. (начало восстания в казачьем поселке Буранном) по 7 июля 1918 г. (день возвращения в Оренбург атамана Дутова и войскового правительства)33.

В монографии, изданной в Оренбурге, ее автор Л.И. Футорянский отвергает взгляд на казачьи области как на «русскую Вандею» - средоточие сил контрреволюции и реставрации. Он утверждает, что бытующие в современных трудах сведения о красном терроре в казачьих областях во много раз преувеличивают истинные масштабы данного явления, которое само по себе не заслуживает никакого оправдания3'.

Продолжается дискуссия по поводу природы Вешенского восстания, отражающего общую типологию народных восстаний против политики военнот коммунизма. Некоторые авторы по-прежнему, в русле советской историографии, настаивают на интерпретации Вешенского восстания как белогвардейского заговора, подготовленного офицерами под руководством белого командования. Выражением подобных взглядов является позиция литературоведа Ф.Ф. Кузнецова, директора Института мировой литературы им. A.M. Горького, члена-корреспондента РАН, которая была широко распропагандирована в печати и Ру

31 Ж\пиьова I: Ф . О численности повстанческих сил Северного Кавказа в 1920-1925 гг // Bern гвардия 2002 Л'»6 С 177

32 Шамбаров В Е. Белогвардеищина М , 2004. С 548-552

33 Ганин A.B. Хроника оренб>ргской казачьей инс>ррекции 1918 г // Белая тардия 2002 Л'26 С 51. j4 Фугорянекии J1 И Казачество России в oiHe Гражданской войны (1918-1920 п ) Open6\pi, 2003 С 108,414. нете35. Используя материалы допросов бывшего командующего вешенскими повстанцами Павла Кудинова органами советской контрразведки СМЕРШ из фонда Центрального архива ФСБ РФ, Кузнецов утверждает об определяющей роли «де-никинско-красновской закулисы в подготовке и руководстве восстанием». Однако объяснение автора не отличается убедительностью. Во-первых, трудно представить, чго казаки, добровольно открыв красновский фронт для частей Красной армии в начале января 1919 г., вдруг включились в конспиративную подготовку восстания. Во-вторых, всего лишь двух месяцев на подготовку восстания крупного масштаба, подобному вешенскому, никак не хватило бы. Наконец, штаб деморализованной и сократившейся более чем втрое Донской армии, откатившейся за Северский Донец, не был в состоянии организовать подготовку восстания среди казачьей массы, которая продемонстрировала свое отношение к командованию Краснова. Не обращая внимания на указанные факторы, Кузнецов приводит собственные рассуждения, которые противоречат даже документальным свидетельствам П. Кудинова (Кудинов утверждал о стихийном характере восстания, отрицал существование какой-либо тайной организации или подпольного центра). Он заявляет следующее. Организаторы восстания якобы выбрали «компромиссный» вариант руководства: с целыо маскировки военную власть (тактическую) отдали «офицерам из народа», а политическую (стратегическую) сохранили за белыми заговорщиками. В результате оказалось, что казачий офицер из народа Кудинов (сотник Вешенского полка, открывшего фронт), который ненавидел атамана Краснова и «окружавшую его дворянскую шайку, оплакивавшую «потерянный рай», стал тайной марионеткой в руках красновцев и «кадетов» -«золотопогонников». По Кузнецову, агентом белых стал не только Кудинов, но и его ближайший сподвижник начдив повстанцев Харлампий Ермаков (последний на допросах настойчиво доказывал, что он не враг советской власти). Причиной зависимости Кудинова от белых объявляется якобы присущая ему слабохарактерность. В этом также приходится сомневаться, если оценить достойное поведение бывшего командующего Вешенским восстанием в эмиграции, на допросах в советской контрразведке, а также в сталинских лагерях в течение почти одиннадцати лет! Даже следователям сталинской системы не удалось сломать Кудинова и добиться от него нужных для них клеветнических показаний.

До сих пор преобладают исследования по истории казачества периода Гражданской войны в региональном аспекте. По-прежнему характерны местные подходы и мозаичность в рассмотрении истории казачества. Большее количество исследований проводится на Дону, Кубани, Тереке, Урале, Приуралье и Приамурье36. Меньше казачеством занимаются в Поволжье, Забайкалье и Прибайкалье.

33 См Кузнецов Ф Голгофа Павча Кудинова. Литературный герой или реальный чеювек9 // Наш современник 2001 №4. С 252-283, http //ьр voskres ru/cntics/kuznczov3.htm.

36 Омен.ченко ИЛ. Герское казачество Вчадикавказ, 1991, Куценко И Я. Кубанское казачество Краснодар, 1993; Венков А.В Донское казачество в гражданской войне (1918-1920) Ростов н/Д, 1992, Мамонов ФФ Гибе п> русской Вандеи: Казачество Востока России в рею ионии и гражданской воине Челябинск, Екатеринбург, 1994, Абрамовскии АП, Кобшв ВС Орен

14

В современной зарубежной историографии протестное движение российского казачества изучается лишь в контексте крестьянского протеста в юды Гражданской войны37. Специальных работ на данную тему нет. Один из авторитетных западных специалистов - американский исследователь II. Кенез с сожалением констатировал, что отсутствие работ в западной историографии Гражданской войны о роли казачества является существенным пробелом, тем более что роль

38 казачества недооценивается . Не изменилась ситуация и сегодня.

Историографический анализ показывает, что, несмотря на значительное количество исследований, многие аспекты истории протестного движения российского казачества в условиях политики военного коммунизма и ее последствий не получили достаточного освещения. Особенно это относится к исследованию природы социального, экономического и политического протеста, выявлению его причин. Многие вопросы остаются дискуссионными. Методологические аспекты изучения протестного движения в условиях исторической трансформации являются неосвоенной областью научных изысканий, актуальна проблема выявления новых подходов в изучении социально-экономических и политических вопросов, связанных с казачеством. В этой связи представляет интерес установление соотношения между протестным движением российского казачества и политикой военного коммунизма, направленной на реализацию большевистской модели построения социализма.

Объективное исследование событий, происходивших в условиях политики военного коммунизма в масштабе всей страны еще только начинается. Речь идет не только и не столько об описательной стороне отдельных восстаний, выступлений, волнений - важнее объяснить, чем было вызвано протестное движение казачества не в отдельных регионах, а повсеместно во всех казачьих областях России. В данном случае не обойтись без раскрытия природы такого явления в ранней советской истории, как «военный коммунизм», выяснения его истоков и причин появления в российских условиях.

Предметом диссертационного исс гедования является феномен массовою и стихийного социального и политического протеста в казачьей среде против политики военного коммунизма и ее последствий в ходе перехода к нэпу. Объектом ovpiCKoe казачье войско в трех веках Челябинск, 1999, Фокин II И Финал трагедии. Уральские казаки в XX веке Историко-краеведческии очерк. М., 1996, Савченко С Н Уссурийское казачье войско в Гражданской воине на Дальнем Востоке (1917—1922 гг) Хабаровск, 2002, и др. л Rupp S The Struggle in the East: Opposition Politics in Siberia, 1918 Pittsburgh, 1998, Figes О Л People's Tragedy A History of the Russian Revolution. N.Y, 1997, Tiges 0. Peasant Russia, Civil War. Ihe Volga Country side in Revolution (1917-1921). New York, 1989, Swain G I he Origins of the Russian Civil War. London & New York, 1996, Brovkin V Behind the front lines of the civil war Political parties and social movements in Russia, 1918-1922. Princeton, New Jersey 1994, Кепе/ P Civil War in South Russia, 1919-1920. Berkeley, 1977 ji Кенез П Западная историография Гражданской войны в России Ч Россия XIX-XX вв Взгляд зарубежных историков М,1996 С. 192. исследования выступает российское казачество в 1918-1922 гг. Территориальные рамки изучения охватывают области 13 бывших казачьих войск.

Цегью исследования является оценка причин и факторов возникновения протестно1 о движения российского казачества, анализ его природы, динамики и форм социально-политического протеста в казачьей среде. Для достижения данной цели поставлены следующие исследовательские задачи'.

- оценить степень влияния политики военного коммунизма на российское казачество, предпосылки и факторы привлечения казачества к созданию народной власти и строительству новой жизни в 1918 г.; осмыслить причины прогесг-ных явлений;

- рассмотреть протестное движение казачества в условиях политики насильственного расказачивания в 1919 г., проявление кризисных явлений в политике советскою государства в отношении казачества, этапы ее трансформации;

- показать вклад Филиппа Миронова, как выразителя взглядов казачьей среды, в осуществление принципиального изменения политики партийною и советского руководства страны в отношении казачества;

- исследовать апогей политики военного коммунизма 1920 г. - начала 1921 г. и ее рецидивные последствия в процессе перехода к нэпу;

- рассмотреть особенности протестного движения казачества в 1920-1922 гг., формы протеста, идейные и организационные основы повстанчества.

Новизна диссертационного исследования определяется попыткой осмысления протестного движения казачества на общероссийском материале, основанном на архивных источниках, в том числе документах самих повстанцев. Условия, созданные политикой военного коммунизма, рассматриваются в качестве фактора порождения протестных явлений.

В работе обращается внимание на противоречивый характер политики советского государства в отношении казачества. Политика военного коммунизма, основанная на марксистских подходах, в отношении казачества, как части аграрного населения, в 1918 г. и большей части 1919 г. принципиально отличалась от политической линии большевистской партии в отношении крестьянства. Большевики ревизовали основу марксистского подхода к земледельческому населению -дифференциацию его на три основные группы. Казачество в этот период рассматривалось в качестве сплошной контрреволюционной массы, не ставился вопрос о его социальном расслоении, создании опоры советской власти в лице казаков-бедняков и середняков.

В отношениях российского казачества с большевизмом в диссертации выделяются периоды: первый этап (конец 1917 г. - 1918 г.) - ожидание казачеством от новой («народной») власти справедливого разрешения земельного вопроса, автономии казачьих областей, пробольшевистские настроения казаков-фронтовиков, сочувственное отношение основной массы казачьего населения, породившие гл>бокий социальный раскол в казачьей среде со «стариками», политические просчеты советского руководства страны, принявшего установку на решение казачьих проблем силовыми методами; второй этап (январь-авгусг 1919 г.) - курс советского руководства на насильственное расказачивание всего «контрреволюционного сословия», ответный массовый и стихийный протест казачества в различшлх формах, включая вооруженное сопротивление, в том числе в рядах Белого движения; третий этап (сентябрь 1919 г. - начало 1921 г.) - курс советскою руководства на социальную дифференциацию казачества, расслоение и создание социальной опоры в казачье среде, осуществление политического и морально-психологического давления на казачество. В процессе перехода к нэпу (формирование новой продовольственной политики, создание налоговой системы, регламентация системы землепользования) обращается внимание на последствия политики военного коммунизма, проявившиеся в течение 1921-1922 гг. как рецидивы, порождавшие многочисленные локальные очаги повстанческого движения в различных регионах страны, особенно после массовой демобилизации в Красной армии. События развивались по сходному сценарию во всех казачьих областях.

Анализ природы протестного движения российского казачества в 1918— 1922 гг. в советской России как гражданского противоборства по своему содержанию, позволил автору исследования сделать заключение о типологической общности протестных явлений на территории всех казачьих местностей, наличии в характеристике протестного движения тождественных черт. Объяснение подобной картины заключается, во-первых, в природе самого казачьего сословия, во-вторых, в проведении единой большевистской политики на территории всей страны, основанной на марксистском видении строительства нового общественного устройства. Общность условий создавала характерную тождественность протеста со стороны одного и того же субъекта. Социальная среда и сходные экономические условия в разных местах порождали одинаковые приемы борьбы повстанцев с органами власти. В качестве основы протестных явлений в работе рассматривается социально-экономический и политический протест, выраженный в стихийных и массовых формах.

Авторское видение изучаемой проблемы основано на доказательстве гипотезы, что трагедия российского казачества проистекала не из объективных социально-политических условий в казачьих землях, а из стратегических просчетов политики насильственного военного коммунизма. Население казачьих станиц и хуторов, являясь частью сельского населения России, испытало на себе все тяготы политики военного коммунизма. Основную часть 1919 г. расказачивание оказалось связано с массовым государственным террором, направленным в значительной мере на физическое истребление казаков и их «распыление» в крестьянской среде.

В диссертации показано, что Вешенское (Верхнедонское) восстание в марте - июне 1919 г. отразило характерные черты казачьего повстанчества для всех казачьих областей. Оно явилось массовым протестом населения казачьих станиц и хуторов против насильственною расказачивания,

Осмысление взглядов народного вождя Филиппа Миронова осуществляется в русле эволюции, что позволяет вычленить в их содержании системный и последовательный характер, включающий в себя ключевые направления экономической, социальной, политической, духовной, психологической жизни казачества. В подобном подходе взгляды Миронова выражают политическую программу против насильственной политики военного коммунизма, а не только протест против отдельных издержек партийной и государственной политики. В диссертации опровергается большевистский миф о «мироновщине», обусловленный якобы антисоветской направленностью.

Исследовательский интерес представляет типологическая характеристика протестного движения: само по себе движение протеста предполагает массовость, добровольность участия, наличие определенных политических лозунгов, разнообразие форм сопротивления (как активных, так и пассивных). В понятие «проте-стное движение» автор диссертации включает идейные основы протеста. В этой связи, наряду с политической программой Ф. Миронова, показательна политическая Декларация повстанческой «армии Воли Народа» В. Серова. В духе коммунистической идеи манифест повстанцев сформулировал задачи движения во всех основных сферах общественной жизни: экономической, политической, духовной, внешнеполитической.

Автор диссертационного исследования акцентирует внимание на принципиальный поворот политики высшего партийного и советского руководства страны в августе - сентябре 1919 г. в отношении казачества. Автор доказывает, что на практике начало изменению политики положило не решение пленума ЦК РКП(б) в марте 1919 г., как считалось в советской историографии, а более поздние документы: августовское Обращение В ЦИК и СНК к казакам всех войск, Тезисы ЦК РКП(б) о работе на Дону, принятые в сентябре 1919 г., (распространенные также на другие казачьи области). Суть изменения политической линии сводилась к возврату к марксистской установке - делению социальной среды по классовому подходу (казачья беднота, казаки-середняки и кулаки), использованию фактора имущественных различий и противоречий с целью расслоения казачьей среды, оказанию поддержку бедноте и середнякам. Классовый подход в отношении казачества стал определяющим.

В диссертации показано, что законодательное оформление политики советского государства в отношении казачества, декларированное осенью 1919 г., нашло отражение в 1920 г. в двух основных документах: декрете Совнаркома РСФСР от 25 марта 1920 г. «О строительстве советской власти в казачьих областях» и декрете В ЦИК и СНК РСФСР от 18 ноября 1920 г. «О землепользовании и землеустройстве в бывших казачьих областях». Казачество как особое военное сословие в России было ликвидировано, казаки уравнивались в нравах со всеми другими гражданами казачьих областей. Политика расказачивания приобретала новые формы. Установка на социальную дифференциацию казачества и расширение социальной опоры в казачьем населении преследовала определенную задачу - расказачить станицы, превратив их в крестьянские деревни, а казака - в крестьянина.

В качестве новизны диссертационного исследования можно выделить также следующее обстоятельство. Показано, что в период апогея военною коммунизма в Сибири проявился особенный феномен повстанческою движения, нехарактерный для европейской России: летом 1920 г. народное движение против коммунистической власти объединило интересы казачества и крестьянства Сибири. Крупнейшее в истории по численности и охвату территории ЗападноСибирское восстание 1921 г. также продемонстрировало народный протест против коммунистической власти, объединивший интересы казачества и крестьянства Сибири.

Особое внимание в работе обращено на последствия политики военною коммунизма в отношении казачества. Показано, что переход от военного коммунизма к нэпу не только имел поэтапный характер, но в значительной мере совершался при помощи методов военного коммунизма. Последствия политики военною коммунизма порождали протестные проявления на протяжении 1921-1922 гг.: само повстанческое движение в определенной степени являлось рецидивом политики военного коммунизма.

Хроноюгическиерамки исследования охватывают период с весны 1918 г. до осени 1922 г., когда протестное движение вследствие объективных и субъективных причин утратило активные формы повстанческого сопротивления. В рамках указанного периода выделяется поэтапный переход к нэпу, начавшийся в марте 1921 г., в значительной степени отягощенный рецидивными последствиями политики военного коммунизма. Рассматриваются также предпосылки и факторы, позволяющие утверждать о возможности вовлечения казачества в строительство новой жизни в России в послеоктябрьский период.

В диссертации использованы научные подходы и методы изучения исторической реальности. Изучение протестного движения российского казачества в годы начала строительства советского государства осуществлялось на основе принципов историзма, научной объективности, несовместимыми с идеологической зашоренностью и политическими амбициями. Автор стремился исследовать проблему в ее исторической эволюции и динамике, в контексте основных событий периода военного коммунизма и Гражданской войны, перехода к нэпу. Это потребовало использования комплекса основных общеисторических методов изучения, в числе которых историко-сравнительный, историко-генетический, ретроспективный, системный, статистический, проблемно-хронологический методы. Для раскрытия мотивационных аспектов протестною движения привлечен социально-психологический метод изучения.

Диссертационное исследование опирается на значительную источниковую базу. Массив исторических источников по изучаемой теме обширен. Весь комплекс можно разделить на несколько основных групп: опубликованные док>менты, архивные материалы, периодическая печать. Как особую группу следует выделить источники личного происхождения (воспоминания, мемуары, дневники).

Опубликованные документы составляют значительную часть источниковой базы, однако многие сюжеты и проблемы истории протестного движения казачества в изучаемый период не нашли в них отражения. Особенно это относится к опубликованным документам в период советской истории.

Ситуация изменилась во второй половине 1990-х гг. с увеличением объема оп>бликованных источников по истории Гражданской войны, в том числе по истории казачества. При этом публикуется много документальных материалов по повстанческому движению. Заметным явлением стало издание первого тома сборника документов «Советская деревня глазами ВЧК - ОГГ1У - НКВД», посвященного событиям 1918 - 1922 гг.39 Издание содержит большое количество ранее секретных документов, в том числе из фондов Центрального архива ФСБ РФ, отражающих настроения народных масс в данный период. Особый интерес представляют документальные сборники «Филипп Миронов. (Тихий Дон в 19171921 гг.)», «Крестьянское движение в Поволжье. 1919-1922», «За Советы без коммунистов», двухтомная «Сибирская Вандея. 1920-1921»'°. В сборниках документов по крестьянскому движению можно обнаружить немало документальных материалов по казачеству, составлявшему часть аграрного населения. Частности, в документах по Поволжью - о повстанческом движении с участием донских, астраханских, уральских казаков; в документах по Сибири - сибирских, енисейских, оренбургских, уральских, семиреченских казаков. Указанные сборники документов оснащены фундаментальным научным аппаратом: комментариями и примечаниями, указателями (именным, географическим). Исключение в этом отношении, составляет, к сожалению, «Сибирская Вандея».

Основное количество документального материала, использованного в диссертационном исследовании, содержится в архивных фондах центральных архивов: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСГ1И), Российского государственного военного архива (РГВА). Ряд документов вводится в научный оборот впервые.

В диссертации представлены важнейшие партийные и советские документы в отношении казачества в изучаемый период: циркулярное письмо Оргбюро ЦК РКП(б) об отношении к казакам от 24 января 1919 г.; постановление пленума ЦК РКГ1(б) от 16 марта 1919 г. о приостановке применения мер против казачества;

9 Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД 1918-1939 Документы и материалы В 4-х г 1 1 1918-1922/Под ред А. Береловича, В.Данилова. М, 2000 Фтипп Миронов (Тихии Дон в 1917-1921 п ) Документы и материалы / Под ред В Дани-юва, Т Шанина М., 1997, Крестьянское движение в Повочжье 1919-1922 гг Документы и материалы / Под ред В. Данилова и Т Шанина М., 2002, За Советы без комм>нистов: Крестьянское восстание в Тюменской 1>бернии 1921 Со док>ментов / Сост. В И. Шишкин Новосибирск, 2000, Сибирская Вандея. 1919-1921 Документы. В 2-х г / Сост. В И. Шишкин VI, 2000-2001.

Обращение ВЦИК и СНК от 14 августа 1919 г. к казакам Донского, Кубанскою, Терского, Астраханского, Уральского, Оренбургского, Сибирского, Семиречен-ского, Забайкальского, Иркутского, Амурского и Уссурийского казачьих войск; Тезисы ЦК РКП(б) о работе на Дону (сентябрь 1919г.); декрет СНК РСФСР о г 25 марта 1920 г. «О строительстве советской власти в казачьих областях», декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 18 ноября 1920 г. «О землепользовании и землеустройстве в бывших казачьих областях» (ГАРФ. Ф. Р-1235 ВЦИК, РГАСИИ. Ф.17).

Использованы для анализа протоколы заседаний Оргбюро ЦК РКП(б), на которых рассматривались проблемы казачества (РГАСПИ. Ф.17. Он. 112), протоколы заседаний и доклады Казачьего отдела ВЦИК, уполномоченных Казачьею отдела (ГАРФ. Ф. Р-1235. Оп.82,83,84). Подвергнуты детальному изучению документы Донского бюро РКП(б): доклады, докладные записки Донбюро в ЦК РКП(б), телеграммы и письма членов Донбюро (С.И. Сырцова, A.A. Френкеля) в центральный партийный орган; инструкции партийным органам и местным комитетам в Донской области, решения Донбюро (РГАСПИ. Ф.554); приказы и распоряжения Сибревкома (И.Н. Смирнова, Е.В. Полюдова и др. руководителей ревкома).

Собран и осмыслен фактический материал о деятельности Реввоенсовета Республики (РГВА. Ф.33987 и Ф.33988): приказы, телеграммы и распоряжения председателя РВС Л.Д. Троцкого, телеграммы и донесения члена РВСР И.В. Сталина, доклады в Реввоенсовет, инструкции, донесения командования в реввоенсовет и органы ВЧК, доклады главкома Красной армии С.С. Каменева в РВСР, деятельность РВС Южного, Кавказского, Туркестанского фронтов.

Введены в научный оборот документы, связанные с жизнью и деятельностью Филиппа Миронова (РГВА. Ф.24406. Оп.З). В их числе: доклады, телеграммы и письма Миронова в адрес В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого, М.И. Калинина, многочисленные воззвания и обращения к красноармейцам, населению, доклады в партийные и советские органы, личные письма, программа Рабоче-крестьянско-казацкой партии, протокол допроса Миронова, его речь на суде ревтрибунала 6 октября 1919 г., приговор чрезвычайного трибунала по делу Миронова от 7 октября 1919 г.

Освещению темы способствовало изучение документов Полевою штаба РВСР (РГВА. Ф.6.) и Штаба РККА (РГВА. Ф.7) о ликвидации «бандитизма»: приказы и инструкции советского и военного командования о подавлении восстаний и борьбе с повстанцами, доклады о действиях карательных частей против повстанцев, материалы местных органов партийной и советской власти, ревкомов, разведсводки и оперативные донесения помглавкома по Сибири В.И. Шори-на, штабов Южного фронта, Северо-Кавказского военного округа, Приуральскою, Приволжского и Заволжского военных округов, внутренних войск и ВЧК, частей особого назначения, обзоры боевых действий с повстанцами, отчеты различных opiairoB и комиссий «о борьбе с бандитизмом» (РГВА. Ф.11, 16, 100, 107, 1393, 16750, 25892, 25896, 25892).

Особую группу документов составили материалы повстанцев: обращения к населению, воззвания к красноармейцам (листовки вешенских повстанцев, штаба крестьянско-казачьей повстанческой армии Д. Шишкина, воззвания К. Вакулина, Г. Маслакова, Я. Фомина), приказы повстанческих штабов, донесения, протоколы заседаний органов повстанцев, документы армии «Воли Народа» под руководством В. Серова (Декларация реввоенсовета и командующего, листовки и обращения).

Автор диссертации широко использовал материалы периодической печати -газеты, журналы. Заслуживает одобрения практика подготовки и публикации целевых разделов по казачеству. В частности, несомненный интерес представляет специальный выпуск журнала «Родина» «Казаки» (2004. №5), полностью посвященный комплексному обзору важнейших проблем казачества, в том числе затронута сфера интересов автора данной диссертации.

Многочисленные материалы предлагаются на сайтах Рунета. В частности, диссертант ознакомился с разнообразным содержанием Ростовской электронной газеты по проблеме расказачивания на Дону, почерпнул полезную информацию в новостях Центрального архива ФСБ РФ. Однако значительная часть предлагаемых в «паутине» материалов нуждается в уточнении, дополнении, сравнении, проверке достоверности. По мнению автора диссертации, данное замечание можно отнести на счет создателей множества сайтов Белого движения.

Использование разнообразных групп и видов источников позволило автору диссертации собрать достаточную и достоверную источниковую базу для раскрытия цели и задач, поставленных в исследовании.

Апробация иссчедования осуществлялась в форме научных публикаций, выступлений на научных и научно-практических конференциях, участии в работе проблемной группы на кафедре истории МосГУ по теме «Советская модернизация». Диссертация обсуждалась на заседании кафедры истории Московского гуманитарного университета.

Диссертация имеет практическое значение. Материал исследования может быть использован в преподавании курса «Отечественная история». Работа представит интерес для научно-исследовательских организаций в области исследований по историческим и другим гуманитарным наукам. Исследование казачьей тематики представляет возможность для его использования в казачьих общественных объединениях и организациях.

Структура диссертации состоит из Введения, трех глав, каждая из которых структ\рно разделена на три параграфа, Заключения, Списка источников и литературы, Приложения. Приведенные Персоналии позволяют получить биографические данные об основных участниках изучаемых событий.

Заключение диссертации по теме "История. Исторические науки -- СССР -- Эпоха социализма и развернутого строительства коммунизма (1917-1991) -- Период победы пролетарской революции и построения социализма в СССР (1917-1937) -- Период иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918-1920) -- Участие классов, социальных групп и слоев населения в гражданской войне -- Участие казачества в гражданской войне", Филин, Михаил Викторович

Заключение

Проведенное диссертационное исследование позволяет сделать следующие заключения и выводы.

Теоретическими предпосылками военно-коммунистического эксперимента большевиков в России являлись марксистские взгляды, сформировавшиеся в XIX веке в Западной Европе под воздействием невиданного ранее прогресса в результате тотальной индустриальной экспансии. Большевики в Советской России попытались применить ортодоксальный марксизм к российским экономическим и политическим условиям, существенно отличным от западноевропейских. При этом игнорировался факт отсутствия в огромной аграрной стране необходимых социально-экономических предпосылок для революционного преобразования, которое в марксизме считалось социалистическим.

Советское государство не пожелало использовать на своей стороне казачество, которое веками занималось хлебопашеством и охраняло государственные рубежи. Главная причина отсталости России фокусировалась на сельском населении, включая казачество, поэтому, чтобы избавиться от прошлого в процессе строительства нового социалистического мира, требовалось изменить собственную природу данного социального слоя. Что касается возможных издержек и несогласия трудового земледельческого народа с подобной политикой, то эти проблемы рассматривались как несущественные - интересы населения в стратегическую схему приоритетов социальной трансформации по марксистской модели не укладывались.

В отношениях российского казачества с большевизмом можно выделить несколько этапов: первый этап (конец 1917 г. - 1918 г.) - ожидание казачеством от новой («народной») власти справедливого разрешения земельного вопроса, автономии казачьих областей, пробольшевистские настроения казаков-фронтовиков, сочувственное отношение основной массы казачьего населения, породившие глубокий социальный раскол в казачьей среде со «стариками», политические просчеты советского руководства страны, принявшего установку на решение казачьих проблем силовыми методами; второй этап (январь-август 1919 г.) - курс советского руководства на насильственное расказачивание всего «контрреволюционного сословия», ответный массовый и стихийный протест казачества в различных формах, включая вооруженное сопротивление, в том числе в рядах Белого движения; третий этап (сентябрь 1919 г. - начало 1921 г.) - курс советского руководства на социальную дифференциацию казачества, расслоение и создание социальной опоры в казачье среде, осуществление политического и морально-психологического давления на казачество. В процессе перехода к нэпу (формирование новой продовольственной политики, создание налоговой системы, регламентация системы землепользования) в течение 1921-1922 гг. проявлялись рецидивы политики военного коммунизма, порождавшие локальные очаги повстанческого движения в различных регионах страны. События развивались по сходному сценарию во всех казачьих областях.

Природа протестного движения российского казачества в 1918-1922 гг. в советской России как гражданского противоборства по своему содержанию, позволяет сделать утверждение о типологической общности протестных явлений на территории всех казачьих местностей. Характеристика протестного движения отражает тождественные черты. Объяснение подобной картины заключается, во-первых, в природе самого казачьего сословия, во-вторых, в проведении единой большевистской политики на территории всей страны, основанной на марксистском видении строительства нового общественного устройства. Общность условий создавала характерную тождественность протеста со стороны одного и того же субъекта. Социальная среда и сходные экономические условия в разных местах порождали одинаковые приемы борьбы с органами власти.

Неправомерно мнение о причислении казачьего бунтарства к организованному протестному движению. Содержательной его основой выступал социальный и политический протест, выраженный в стихийных формах. Стихийное, но массовое движение протеста нередко сливалось с протестным движением со стороны всего аграрного населения (совместное участие казачества с крестьянством в восстаниях в Сибири в 1920 г., Западно-Сибирском восстании 1921 г., повстанческом движении в Поволжье в 1920-1922 гг). Основу протестного движения со стороны казачества составлял добровольный характер участия всех его слоев. Повсеместное недовольство стало ответной реакцией на политику военного коммунизма со стороны советского государства, основанную на хлебной монополии, переросшей в продовольственную диктатуру, продовольственной разверстке, ми-литарном характере организации труда, который проявился в тяжких для сельского населения трудовых повинностях. Произвол местных органов советской власти, продработников, продотрядов представляется не причиной, а следствием военно-коммунистического эксперимента. Большевистские обещания 1917 г. (Декрет о земле, Декрет о мире), обусловленные тактическими соображениями, оказались отброшены в сторону.

Ожидавшийся трудовым земледельческим населением справедливый передел земли трансформировался в рамках коммунистической политики в национализацию. Но этим дело не ограничилось. Продукт крестьянского труда (хлеб в первую очередь) подвергался отчуждению от производителя в виде пресловутой «выкачки». Одновременно в разочарование воплотились ожидания, порожденные Декретом о мире.

Глубокий экономический кризис сопровождался трансформационным спадом. Регрессивные тенденции сворачивания товарного производства в сельском хозяйстве и эволюция в сторону господства натурального хозяйства проявились в принудительном отчуждении продукта сельскохозяйственного производства у широких слоев трудового казачества. Острие политики военного коммунизма повернулось в первую очередь против средних, а также бедных слоев земледельцев: военно-коммунистические методы подрывали основу и стимулы сельскохозяйственного производства. Заставить отдавать хлеб и другие продукты и не снижать при этом производство сельскохозяйственной продукции можно было только расширением мер принуждения и насилия.

Политика военного коммунизма породила не только системный экономический кризис, но и острый политический кризис, создавая оппозицию правящей власти: основная часть населения страны выражала как пассивное, так и активное противодействие политике советского государства, вылившееся в массовые и длительные по времени вооруженные восстания по всей территории Советской Республики, активное участие в Гражданской войне на стороне белых, массовой эмиграции за границу.

На практике большевистская власть отказалась от использования модели советской власти, основанной на принципах народовластия. Советская власть стала выражением партийной диктатуры. Вместо народной власти на практике возникла диктатура партии, фактически диктатура над народом. Советы, как в центре, так и на местах, не обладали реальной властью, подменялись созданием чрезвычайных органов - ревкомов, чрезвычаек, назначением комиссаров. Власть принадлежала большевистской партии и непосредственно подчиненной ей государственной системе, расправлявшейся со всеми, кого она считала «врагами народа».

Казачество ожидало от большевиков, что автономия казачьих областей будет сохранена, а разрешение земельного вопроса будет предоставлено самим казакам. Но этого не произошло. Среди казачества произошел сложнейший раскол, глубина и устойчивость которого усугубляла ситуацию. По мере того как большевики укреплялись на территории казачьих регионов, их отношение к казачеству становилось все более жестким. Осуществляя политику ликвидации казачества как социального слоя, советская власть проводила против него жесткую линию. Большевистские отряды нередко арестовывали или расстреливали сопротивлявшихся казаков, выселяли их, взимали контрибуцию с населения станиц, вывозили весь хлеб и скот для нужд Красной армии, осуществляли разбойные нападения на станицы и поселки, грабили личное имущество, сжигали усадьбы. Все это оказывало негативное влияние на казачество. Поэтому оно оказывало упорное сопротивление большевистской власти. Большевики взяли курс на уничтожение казачества как серьезной и опасной силы.

Можно сделать заключение, что расказачивание было целенаправленной политикой большевистского руководства по отношению к казачеству, направленной в значительной степени на истребление казаков и их растворение («распыление») в крестьянской массе. Расказачивание проявилось в комплексе насильственных политических, социально-экономических и физических действий, направленных на ликвидацию сословных и этнических черт казачества.

Большевистской властью был принят ряд жестких документов, направленных на ущемление и искоренение казачества. Были реализованы меры по физическому уничтожению части казачества, размыванию его экономической базы и выселению неугодных казаков из привычных мест проживания. Наиболее принципиальным из них было циркулярное письмо ЦК РКП(б) от 24 января 1919 г., которое определило политический курс большевиков по отношению к казакам. Этот курс последовательно проводился в жизнь во всех казачьих регионах. Была создана сеть концентрационных лагерей. Проведение большевиками политики расказачивания ломало исторически сложившееся казачье самоуправление, особенности жизни казачьего сообщества, ущемляло права казаков на землю, лесные угодья и другие привилегии. Многие традиционно казачьи районы были переданы другим губерниям и областям, некоторые станицы разграблены или сожжены.

Станицы упразднялись - вводились волости, поселки и хутора преобразовывались в села, изменялись названия. Советской властью совершалось насильственное вмешательство в казачий быт, казаки принудительно «загонялись» в коммуны. Все эти меры вели к разрыву связей в казачьем сообществе, сплоченности казаков.

В результате политики, проводимой по отношению к казачеству, часть казаков была загнана в концлагеря, часть расстреляна. Принудительное переселение несло казачеству отрыв от земли, утрату традиций, трудности адаптации в новых местах проживания, подневольный труд и жестокую расправу за неповиновение. Тех, кто открыто не подчинялся указаниям центра и местных органов власти, в срочном порядке отправляли на новые места поселений. Казаки, которые сопротивлялись этим жестоким мероприятиям, были репрессированы. Многие из них выселялись на Север.

Казачество вооруженным протестом отвечало на усиливавшееся государственное принуждение. Большевистская идеология трактовала любые формы протеста как «кулацкие», «белогвардейские», «белоказачьи» мятежи, а попытки вооруженного сопротивления как «бандитизм». Вооруженные выступления российских казаков против советской власти никак нельзя назвать мятежами. Более объективным, несомненно, представляется термин «восстание». Есть весомое основание утверждать, что упорным сопротивлением казаки предотвратили применение к ним еще более жестоких форм государственного принуждения, обусловленных коммунистической доктриной единого общегосударственного производства и распределения в системе бестоварного народного хозяйства, ликвидации классов - уничтожения земледельца как собственника.

Неправомерно сведение антибольшевистского протестного движения к общему знаменателю «третьей силы». Это относится как к стихийным акциям протеста, переросшим в массовые, организованные движения (Вешенское, Терское, Уральское, Западно-Сибирское восстания), так и единичным, локальным и разрозненным акциям сопротивления. В ряде восстаний участвовал уголовный, преступный элемент, кого в русской истории называли метким словом «лихие люди». Однако не они, а народная масса рядового казачества играли определяющую роль в повстанческом движении.

Народное понимание справедливого общественного устройства, выразившееся в протестном движении, в основном сводилось к лозунгу «Советы без коммунистов». Протест выражался не против Советов, а против военно-коммунистической политики, которая в сознании трудового казачества отождествилась с разрухой, бесправием, насилием, голодом и другими бедствиями. Отношение к советской власти характеризовалось восприятием ее как «истинной» власти, близкой интересам трудового народа. На повстанческих территориях указанный лозунг воплощался на практике путем создания выборных Советов.

Сопротивление казачества против политики военного коммунизма было окрашено также красками протеста против антирелигиозной политики советского государства: православие являлось одной из духовных опор в среде российского казачества (включая старообрядцев), часть казаков исповедовала также ислам, буддизм. Насаждение безбожия отталкивало казаков от новой власти.

Характерную типологию протестного движения казачества дополняли созданные повстанцами вооруженные формирования по принципу организации регулярной армии (аналогично Красной армии), включая политические отделы и политкомы. Военное руководство в основном осуществлялось младшим командным составом из казачьей среды, подготовленным и закаленным в сражениях двух войн - Первой мировой и Гражданской. Повстанческие формирования использовали эффективную партизанскую тактику в военном противоборстве с регулярными армейскими частями.

Противоборствующие стороны выступали под знаменем одной народной идеи справедливости, но с разными целевыми устремлениями. По оценке казачества, органы народной власти, завоеванной в результате революции и гражданской войны, переродились в бюрократические инструменты государственного насилия, руководимые лжекоммунистами и бывшими угнетателями.

Протестное движение не было однородным по целям, составу, лозунгам, имело региональные особенности. Рядовые казаки не могли мыслить категориями глобальных общегосударственных задач - они боролись за конкретные, местные интересы, против притеснений и произвола местной власти - продразверстки, трудовых повинностей, мобилизации, попыток коллективизации. Несмотря на размах, протестное движение оставалось местным, привязанным к родным станицам, хуторам и поселкам.

Гибельная перспектива повстанческого движения была предрешена и закономерна. Казачество, составлявшее всего лишь 2,4% населения России, отстраненное и изолированное в течение всей своей истории от участия в государственных делах, не имевшее опыта интегрированности в политическую структуру государства, объективно не могло выработать политическую альтернативу в виде собственных программных установок. Оформленное программное выражение интересов всего казачества имело исключительные примеры в виде политических разработок Филиппа Миронова, а также декларации повстанчества Василия Серова.

Локальность казачьего войскового мира, дополненная сезонным циклом сельскохозяйственных работ, объективно создавала непреодолимую преграду для организации протестного движения на централизованной основе, объединяющей, не говоря об основной части территории страны, хотя бы отдельные регионы. Разобщенность проявлений казачьего недовольства выразилась в следующем обстоятельстве: повстанческие проявления охватили территорию всех казачьих войск в виде локальных выступлений, не связанных между собой ни общим руководством, ни единой программой. Соединение казачьего протеста с протестом основного населения страны - крестьянства - стало возможно лишь в отдельных районах Сибири, Дальнего Востока. На европейской территории России сложились отчужденные и враждебные отношения, обусловленные остротой земельного вопроса.

Участники протестного движения существенно различались особенностями поведения, масштабом деятельности, численностью и составом. Размеры повстанчества уступали поведению «молчаливого большинства»: консерватизм как характерный архетип казачьей среды основывался на нежелании и боязни радикальных перемен. Легитимность центральной власти в мироощущении казаков подкреплялась идеей о сакральности власти как таковой. Разобщенность протестных проявлений усиливалась различной окраской (продовольственной, религиозной, национальной).

Противоборство отличалось характерным для гражданской войны ожесточением (и жестокостью) со стороны обеих сторон, значительными потерями, включая мирное население. Во время подавления восстаний были отработаны основные карательные технологии XX века. Методы подавления и ликвидации выступлений и восстаний со стороны органов советского государства продемонстрировали, помимо репрессивных мер, комплекс оперативно-военных, экономических, политических мероприятий.

С переходом страны к нэпу в среде казачества постепенно менялось отношение в пользу советской власти. Уставшее от революционных ломок и измученное тяготами войн, казачество тянулось к появившейся возможности трудиться в своем хозяйстве, к мирной жизни. Олицетворением данной мотивации можно назвать возвращение шолоховского героя Григория Мелехова, который после долгих шатаний, утопив винтовку в Дону, приходит на родную землю, в свой дом.

Казаки устали от войны и возлагали надежды на новую жизнь, которую открывала им новая экономическая политика. Протест земледельческого населения заставил большевистскую власть изменить свою политику и на сравнительно короткий срок нэпа предоставить им право относительно свободного хозяйствования. Объективные условия заставили большевиков отказаться от немедленного введения социализма и пойти на уступки требованиям народа.

Из-за длительной кровопролитной Гражданской войны силы казачества истощились. Потери в Гражданской войне казачьих войск как европейской (Донского, Кубанского, Терского, Астраханского), так и азиатской части России, особенно Уральского, Оренбургского и Сибирского оказались несопоставимы с Первой мировой войной.

За границу эмигрировали почти 300 тыс. казаков и членов их семей. В результате эмиграции многие казачьи войска потеряли свыше 50% своего мужского населения, особенно на Дону и Урале. Первая крупная волна эмиграции казачества происходила из Приуралья и Оренбуржья в начале 1920 г. Другая эмиграционная волна казаков в 1920-1921 гг. в Турцию и страны Западной Европы привела к тому, что одних только донских казаков и казачек эмигрировало за границу до 100 тыс. человек и примерно столько же казаков с Кубани, Терека и Волги. Третья крупная волна эмиграции казачества происходила в 1920-1922 гг. из Забайкалья, Приамурья и Приморья в Китай, Монголию и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. До 20% своего состава потеряли амурские и уссурийские казаки1.

Массовые репрессии против казачества нанесли огромный урон большинству казачьих областей. Многие станицы оказались полупустыми, их заселение переселенцами, особенно другими народами, впоследствии принесло серьезные проблемы. Так, вместо терских казаков на Северном Кавказе были заселены ингуши, чеченцы, осетины, кабардинцы, карачаевцы, дагестанцы и представители других национальностей. Современные события на Северном Кавказе не произошли бы, если бы казачество оставалось в своих станицах, а не было бы в массовом порядке депортировано. Казачество играло важную стабилизирующую роль. Выселение и эмиграция казаков за границу нарушила баланс стабильности на Северном Кавказе.

Сокращение трудоспособного населения впоследствии негативно сказалось на жизни многих регионов России, отразилось на демографической проблеме. Россия потеряла в лице эмигрировавшего и репрессированного казачества добротный генетический материал, который в течение ряда поколений формировался в суровых условиях Кавказа, Урала, Сибири и Дальнего Востока. В этих регионах выживала только наиболее сильная человеческая порода, которая в течение нескольких поколений впитывала в себя лучшие традиции казачества. Заложенная с детства система физической подготовки и интенсивного земледельческого труда, участие в военной службе и защите государственных границ приносила прекрасные результаты в последующих поколениях.

В соответствии с Федеральным Законом «О государственной службе российского казачества» настало время восстановить и продолжить систему подготовки молодых казаков как для службы в армии, так и по охране границ современной России.

Чрезвычайно важно восстановить роль казачества на Северном Кавказе как стабилизирующий фактор в национальных и территориальных отношениях народов этого стратегически важного региона. Важно также привлечь современное казачество к решению государственных задач в регионах Сибири и Дальнего Востока, отвечающих насущным геополитическим интересам России.

1 Пеньковский Д.Д. Указ. соч. С.88-89,388-389.

194

С участием российского казачества желательно решать комплекс вопросов ближайшего будущего Российской Федерации, связанных с укреплением государственности. В их числе: невойсковая охрана и обустройство государственной границы, миграционная политика, земельный вопрос, местное самоуправление, правоохранительная и природоохранная деятельность, военно-патриотическое и духовное воспитание молодежи, подготовка призывников к армейской службе, образование, сохранение историко-культурного наследия.

Для реализации Федерального Закона «О государственной службе российского казачества» от 5 декабря 2005 г. должны быть разработаны и утверждены государственная концепция развития казачества и федеральная целевая программа развития казачьих обществ. Для привлечения казаков к государственной деятельности по пресечению контрабанды наркотиков, оружия, борьбе с терроризмом, ликвидации чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий, обеспечению экологической безопасности требуется внесение изменений в Закон о государственной границе, Закон о милиции, другие законодательные документы. В связи с реформированием органов местного самоуправления, приведшей к появлению поселенческого уровня муниципальных образований - хуторов и станиц, одних участковых для наведения общественного порядка не хватит. В казачьих вотчинах за порядок должны отвечать сами казаки. Для этого необходимо использовать опыт создания казачьих муниципальных дружин, конных патрулей.

Общинные традиции российского казачества и сложившаяся практика казачьего братства должны быть востребованы в организации эффективного товарного земледельческого производства, хозяйственной жизни страниц, хуторов и поселков, повышении жизненного уровня аграрного населения. К сожалению, столь важные вопросы жизнедеятельности российского казачества в Федеральном Законе не нашли отражения.

Выполнение Федерального закона невозможно без обеспечения и его дополнения местными нормативно-правовыми актами на региональном уровне, в местах компактного проживания казаков: необходимы законы о муниципальных казачьих дружинах, постановления о развитии сети кадетских корпусов, решения межведомственных комиссий об участии казаков в природоохранных и экологических мероприятиях, определение порядка заключения договорных отношений.

Воинская служба казаков в частях Минобороны, которым присвоены традиционные казачьи наименования, в пограничных органах или Внутренних войсках МВД нуждается в продуманной организации. Задача состоит в том, чтобы казачьи части гармонично вписались в существующую систему Вооруженных Сил и стали одним из передовых ее отрядов. Вряд ли целесообразно «распылять» казако-призывников по разным частям и подразделениям, не имеющим статус казачьих. Но комплектованием, в том числе на контрактной основе, дело не ограничивается. Важно организовать эффективное шефство станиц над конкретными частями, где проходят службу молодые станичники, помогать офицерам воспитывать личный состав.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Филин, Михаил Викторович, 2007 год

1. Документы государственных органов Российской Федерации

2. О реабилитации репрессированных народов: Закон РСФСР от 26 апреля 1991 г. №1107— 1 // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №18. Ст. 572.

3. О создании комиссии по подготовке проекта Закона РСФСР «О реабилитации казачества»: Распоряжение Президента РФ от 9 декабря 1991 г. № 113-рп // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №51. Ст. 1819.

4. О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества: Указ Президента РФ от 15 июня 1992 г. №632 // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. №25. Ст. 1429.

5. О реабилитации казачества: Постановление Верховного Совета РФ от 16 июля 1992 г. №3321-1 // Российская газета. 1992.23 июля.

6. О концепции государственной политики по отношению к казачеству: Постановление Правительства РФ от 22 апреля 1994 г. №335 // Собрание законодательства РФ. 1994. №3. Ст. 210.

7. Об участии казачества в обеспечении общественного порядка: Письмо Министерства внутренних дел РФ от 28 июня 1994 г. №1/2899 // Казаки на службе России: Информационный бюллетень ГУКВ. Вып.2, сентябрь 1997 г. М., 1997.

8. О совете по делам казачества при Президенте Российской Федерации: Указ Президента РФ от 1 июля 1994 г. №1389 // Российская газета. 1994.5 июля; Собрание законодательства РФ. 1994. №10. Ст. 1118.

9. Об утверждении Положения о Совете по делам казачества при Президенте Российской Федерации: Указ Президента РФ от 1 декабря 1994 г. №2114 // Российская газета. 1994. 7 декабря; Собрание законодательства РФ. 1994. №32. Ст. 3333.

10. О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации: Указ Президента РФ от 9 августа 1995 г. №835 // Российская газета. 1994. 15 августа; Собрание законодательства РФ. 1995. №33. Ст. 3359.

11. О порядке привлечения членов казачьих обществ к государственной или иной службе: Указ Президента РФ от 16 апреля 1996 г. №563 // Российская газета. 1996.34 апреля.

12. О проведении эксперимента по невойсковой охране отдельных участков Государственной границы Российской Федерации: Указ Президента России от 19 июля 1996 г. №943 // Собрание законодательства РФ. 1996. №26. Ст. 3065.

13. О привлечении членов казачьих обществ к работам по охране лесов: Приказ Федеральной службы лесного хозяйства России от 12 июля 1996 г. №20 // Казаки на службе России: Информационный бюллетень ГУКВ. Вып.2, сентябрь 1997 г. М., 1997.

14. О создании Координационного совета МВД России по взаимодействию с казачьими обществами: Приказ МВД №478 от 27 августа 1996 г. // Казаки на службе России: Информационный бюллетень ГУКВ. Вып.2, сентябрь 1997 г. М., 1997.

15. Об управлении Президента Российской Федерации по вопросам казачества: Указ Президента РФ от 7 августа 1998 г. №920 // Собрание законодательства РФ. 1998. №32. Ст. 3846.

16. Об утверждении Положения об Управлении Президента Российской Федерации по вопросам казачества: Указ Президента РФ от 16 ноября 1998 г. №1397 // Российская газета. 1998. 19 ноября; Собрание законодательства РФ. 1998. №47. Ст. 5743.

17. Аграрная политика Советской власти (1917-1918 гг.): Документы и материалы. М.,1954.

18. Внутренние войска Советской республики 1917 1922: Документы и материалы. М.,1972.

19. Гражданская война в Оренбуржье (1917-1919 гг.): Документы и материалы. Оренбург,1958.

20. ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918 1960 (Документы) / Сост. А.И. Кокурин и Н.В. Петров. М., 2002.

21. Декреты Советской власти. М., 1957-1989. Т. 1-13.

22. За Советы без коммунистов: Крестьянское восстание в Тюменской губернии. 1921: Сб. документов / Сост. В.И. Шишкин. Новосибирск, 2000.

23. История Отечества в документах. 4.1.1917-1920 гг. М., 1994.

24. История Советской Конституции (в документах). 1917-1956. М., 1957.

25. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд. М., 1983-1986. Т. 1-7.

26. Крестьянское движение в Поволжье. 1919-1922 гг.: Документы и материалы / Под ред. В. Данилова и Т. Шанина. М., 2002.

27. Нестор Махно. Крестьянское движение на Украине. 1918-1921: Документы и материалы. М., 2006.

28. Офицерский корпус в политической истории России. Т.З. Документы и материалы 1920-1925 гг. / Сост. А.И. Панов. Калуга, 2003.

29. Политбюро ЦК РКП(б) ВКП(б). Повестки дня заседаний. 1919 - 1952. Каталог. Т.1. 1919-1929. М., 2000.

30. Сборник документов по земельному законодательству СССР и РСФСР. М, 1954. Сибирская Вандея. 1919-1920. Документы / Сост. В.И. Шишкин. Т.1. М., 2000; Т.2. М.,2001.

31. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1921.78.

32. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1922.25.

33. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1922.40.

34. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939. Документы и материалы. В 4-х т. Т. 1.1918-1922 / Под ред. А. Береловича, В. Данилова. М., 2000.

35. Сталинские депортации (Документы) / Сост. Н.Л. Поболь, П.М. Полян. М., 2005.

36. Съезды Советов в документах. 1917-1936. М., 1960-1962. Т. 3-4.

37. Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных республик: В 7 т. 1923-1937. М.,1957.

38. Филипп Миронов. (Тихий Дон в 1917-1921 гг.). Документы и материалы / Под ред. В. Данилова, Т. Шанина. М., 1997.1. Архивные источники

39. Государственный архив Российской Федерации.

40. Ф. Р—1235. Всероссийский центральный исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ВЦИК). Оп. 1,58,82-84 (Казачий отдел),95,105,140. Ф. Р—4711.Войсковое правительство Забайкальского казачьего войска (1918—1920).0п. 1.

41. Российский государственный военный архив.

42. Ф.6. Полевой штаб Реввоенсовета Республики. Оп.Ю.

43. Ф.7. Штаб Рабоче-крестьянской Красной армии. Оп. 2,6.

44. Ф.11. Всероссийский Главный штаб (Всероглавштаб). Оп. 1.

45. Ф. 16. Штаб войск Сибири (бывший Штаб Помглавкома по Сибири). Оп. 2,3.

46. Ф.100. Управление армиями Южного фронта (против Краснова и Деникина). Оп.З.

47. Ф.107. Управление армиями Юго-Восточного фронта. Оп.1.

48. Ф.192. Управление 9-й Кубанской армией (бывшей 9-й). Оп.1,6.

49. Ф.245. Управление 1-й Конной армии. Оп.З.

50. Ф.246. Управление 2-й Конной армии. Оп.6.

51. Ф.1317. Управление 26-й стрелковой дивизии. Оп.2.

52. Ф.1318. Управление 76-й стрелковой бригады. Оп.1

53. Ф.1320. Управление 78-й стрелковой бригады. Оп.1.

54. Вопросы истории (1989-2006).

55. Известия ВЦИК (1918-1922).

56. Известия ЦК КПСС (1989-1990).

57. Исторический архив (1989-2006).

58. Новая и новейшая история (1989-2006).

59. Общественные науки и современность (1989-2006).

60. Отечественная история (1992-2006).1. Правда (1918-1922).1. Родина (1996-2006).

61. Российская газета (1992-2006).

62. Ростовская электронная газета // http://www.cbslvao.ru/kazak/017tragedia.htm. Монографии, книги, брошюры

63. Абрамовский А.П., Кобзов B.C. Оренбургское казачье войско в трех веках. Челябинск,1999.

64. Анишев А. Очерки истории гражданской войны 1917-1920 гг. Л., 1925. Антонов-Овсеенко В.А. Записки о гражданской войне: В 2-х т. JI., 1924-1928. Ауский С. Казаки: Особое сословие. СПб., 2002.

65. Бабичев Д.С. Донское трудовое казачество в борьбе за власть Советов. Ростов н/Д, 1969. Белое дело: Избр. произведения в 16 кн. М., 1992-1996.

66. Белоказачье и красноказачье движение на Южном Урале в годы гражданской войны. Челябинск, 1989.

67. Берз Л.И., Хмелевский К.А. Героические годы. Октябрьская революция и гражданская война на Дону. Ростов н/Д, 1964.

68. Блюхер В.К. Статьи и речи. М., 1963.

69. Бордюгов Г.А., Ушаков А.И., Чураков В.Ю. Белое дело: идеология, основы режима власти. М., 1998.

70. Булдаков В. П. Красная смута: Природа и последствия революционного насилия. М.,1997.

71. Бухарин Н.И. Экономика переходного периода // Бухарин Н.И. Проблемы теории и практики социализма. М., 1989.

72. Васильев А. П. Забайкальские казаки: Исторический очерк. Т. 1-3. Чита, 1916-1918.

73. Васильев Ю.А. Модернизация под красным флагом. М., 2006.

74. Венков А. В. Донское казачество в Гражданской войне (1918-1920). Ростов н/Д., 1992.

75. Венков A.B. Антибольшевистское движение на Юге России на начальном этапе гражданской войны. Ростов н/Д, 1995.

76. Возрождение казачества (история, современность, перспективы). Ростов н/Д, 1995.

77. Возрождение казачества: история и современность: Сб. науч. статей. Новочеркасск,1995.

78. Волков С. В. Белое движение в России: состав, организационная структура. М., 2001. Героические годы борьбы и побед (Дальний Восток в огне гражданской войны). М.,1968.

79. Голдин В.И. Россия в гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980-х 90-е гг.). Архангельск, 2000.

80. Голос народа: Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 it. М., 1997.

81. Голъцев В.П. Командарм Миронов. Документальная повесть. М., 1991.

82. Гонов A.M. Проблемы депортации и реабилитации народов Северного Кавказа: 20-90-е годы XX в. Ростов н/Д, 1998.

83. Гонов A.M. Северный Кавказ: реабилитация репрессированных народов (20-90-е годы XX в.). Нальчик, 1998.

84. Гордеев A.A. История казачества. М., 2006.

85. Гражданская война в России: перекресток мнений. М., 1994.

86. Гражданская война в СССР. В 2-х т. М., 1986.

87. Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. М., 1983.

88. Гражданская война на Востоке России: новые подходы, открытия, находки / Материалы науч. конф. в Челябинске 19-20 апреля 2002 г. М., 2003.

89. Гражданская война на Дальнем Востоке (1918-1922 гг.): Воспоминания ветеранов. М.,1973.

90. Деникин А. П. Очерки русской смуты: В 2 т. М., 1991.

91. Донское казачество в гражданской войне: Сб. документов. 1918- 1919 гг. Ч. 1. М., 1993.1. Допрос Колчака. Л., 1925.

92. Душенькин В.В Вторая конная. М., 1968.

93. Егоров А.И. Разгром Деникина в 1919 г. М., 1923.

94. Ермолин А. П. Революция и казачество. 1917-1920 гг. М., 1982.

95. Жиромская В. Б. Население Российской Федерации в 1920-1930 гг. М., 1998.

96. Заседателева Л. Б. Терские казаки (середина XVI начало XX в.). М., 1974.

97. Зимина В. Д. Белое движение в России. Волгоград, 1997.

98. Ильин С.К. Этнические меньшинства в автономных областях и республиках РСФСР. 20-е годы. М., 1995.

99. Ипполитов Г.М., Казаков В.Д., Рыбников В.В. Белые волонтеры: Добровольческая армия: зарождение, расцвет и первые шаги к закату (1917 февраль 1919 г.). М., 2003.

100. Историография гражданской войны и империалистической интервенции (1918-1920). М., 1983.

101. История гражданской войны в СССР. 1917-1922 гг.: В 5 т. М., 1935-1960.

102. История донского казачества. Ростов н/Д, 2001.

103. История казачества Азиатской России: В 3-х т. Екатеринбург, 1995.

104. История Коммунистической партии Советского Союза. В шести томах. Т.З. Кн.2. М.,1968.1. Казаки России. М., 1992.

105. Казаки России: прошлое, настоящее, будущее. М., 1992. Казачество щит Отечества. М., 2005. Казачество в истории России. Краснодар, 1993.

106. Казачество в Октябрьской революции и Гражданской войне: Материалы Всесоюз. науч. конференции. Черкесск, 1984.

107. Казачество в революциях и Гражданской войне. Черкесск, 1988.

108. Казачество в России в XXI веке: место и роль в обществе и государстве: Материалы на-уч.-практич. конференции. Ростов н/Д, 2001.

109. Казачество Оренбургского края XVI-XX веков: Материалы науч. конференции / Сост. Ю.С. Зобов, Л.И. Футорянский. Оренбург, 1992.

110. Казачество России. Историко-правовой аспект: Документы, факты, комментарии. 19171940 гг. / Под ред. Н.Ф. Бугая, A.M. Гонова. Нальчик, 1999.

111. Казачество России: История и современность: Материалы междунар. науч. конференции. Краснодар, 2002.

112. Казачество. Мысли современников о прошлом, настоящем и будущем казачества. Ростов н/Д, 1992.

113. Казачество: Энциклопедия. М., 2003.

114. Какурин Н.Е. Как сражалась революция: В 2-х т. 1917-1920 гг. 2-е изд. М., 1990.

115. Калинин И.М. Русская Вандея. M.-JL, 1926.

116. Карпенко С.В. Очерки истории Белого движения на Юге России (1917-1920 гг.). 2-е изд. М., 2003.

117. Карпов Н. Д. Трагедия Белого Юга. 1920 год. М., 2005.

118. Кислицын С. А. Государство и расказачивание. 1917-1945 гг. Ростов-н/Д, 1996.

119. Козлов А.И. На историческом повороте. Ростов н/Д, 1977.

120. Константинова С. И. Вооруженные формирования противоболыпевистских правительств Поволжья, Урала и Сибири. Екатеринбург, 1997.

121. Кратова Н.В. Повстанческое движение в северо-западной части Кавказа и Предкавказья (1920-1922). Ростов н/Д, 2004.

122. Крушанов А. И. Борьба за власть Советов на Дальнем Востоке и в Забайкалье. 1917 -март 1918 г. Владивосток, 1962.

123. Крушанов А. И. Октябрь на Дальнем Востоке. Ч. 1-2. Владивосток, 1968-1969.

124. Кубанское казачество: проблемы истории и возрождения (к 200-летию основания Ека-теринодара и 43 кубанских станиц). Тезисы докладов междунар. науч. конференции / Отв. ред. П.В. Волобуев. Краснодар, 1993.

125. Кубанское казачество: три века исторического пути: Материалы междунар. пауч-практич. конференции в станице Полтавской Краснодарского края, 23-27 сентября 1996 г. Краснодар, 1997.

126. Кувакин В.А. Ленин: эффект неразорвавшейся бомбы // Вестник РФО. 2005. №1.

127. Кулаков А. В. Геополитические факторы и пограничная политика государства. М., 2004.

128. Куценко И.Я. Кубанское казачество. Краснодар, 1993.

129. Лацис М.И. Два года борьбы на внутреннем фронте: Популярный обзор двухгодичной деятельности Чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности. М., 1920.

130. Ленин В.И. VII Всероссийский съезд Советов (5-9 декабря 1919 г.)// Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.39.

131. Ленин В.И. Заседание Петроградского Совета (12 марта 1919 г.) // Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.38.

132. Ленин В.И. VIII съезд РКП(б) (18-23 марта 1919 г.) //Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.38.

133. Ленин В.И. Речь на совещании делегатов комитетов бедноты центральных губерний 8 ноября 1918 г. //Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.37.

134. Ленин В.И. Третий конгресс Коммунистического Интернационала. Доклад о тактике РКП 5 июля 1921 г.; Тезисы доклада о тактике РКП // Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44.

135. Ленин В.И. Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата // Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.39.

136. Ленинский сборник XXXVII. М., 1970.

137. Лившин А.Я., Орлов И.Б. Власть и общество: Диалог в письмах. М., 2002.

138. Лисовский Н.К. Разгром дутовщины (1917-1919). М., 1964.

139. Литвин А. Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922 гг. Казань, 1995.

140. Лосев Е.Ф. Миронов. М., 1991.

141. Мамонов В.Ф. Гибель русской Вандеи: Казачество Востока России в революции и гражданской войне. Челябинск, Екатеринбург, 1994.

142. Мамонтов С. Походы и кони. М., 2002.

143. Марковчин В. В. Три атамана. М., 2003.

144. Маркс К. Наброски ответа на письмо В.И. Засулич // Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения. В 9 т. Т.6. М., 1987.

145. Машин М.Д. Оренбургское и уральское казачество в годы гражданской воины. Саратов,1984.

146. Медведев P.A., Стариков С.П. Жизнь и гибель Филиппа Кузьмича Миронова. М., 1989.

147. Минц И.И. История Великого Октября. В 3-х т. М., 1967-1973.

148. Население России в XX веке: Исторические очерки. Т.1. 1900-1939 гг. / Отв. ред. В.Б. Жиромская. М., 2000.

149. Наумов В.П. Летопись героической борьбы. Советская историография гражданской войны и империалистической интервенции в СССР. М., 1972.

150. Наумов И. В. Гражданская война на Дальнем Востоке в советской историографии середины 1950-х-середины 1980-х годов. Иркутск, 1991.

151. Невский В.И. Как образовалась Советская власть и что ею сделано за три года. М.,1920.

152. Никитин А. Н. Государственность «белой» России: становление, эволюция, крушение. М., 2004.

153. Ойзерман Т.И. К вопросу о происхождении ленинизма // Проблемы: Социально-политические и философские очерки. М., 2006.

154. Октябрь и гражданская война в СССР. М., 1966.

155. Омельченко И.Л. Терское казачество. Владикавказ, 1991.

156. Оренбургское казачье войско. Поиски. Находки. Открытия. Сб. науч. статей / Отв ред. А.П. Абрамовский. Челябинск, 1999.

157. Павловский П.И. Анненковщина. М.-Л., 1928.

158. Парфенов П.С. Борьба за Дальний Восток. 1920-1922. JI., 1928.

159. Пепьковский Д Д. Эмиграция казачества из России и ее последствия (1920-1945 гг.). М.,2006.

160. Перехов А.Я. Власть и казачество. Ростов н/Д, 1996.

161. Прийма К.И. С веком наравне: Статьи о творчестве М.А. Шолохова. Ростов н/Д, 1991.

162. Проблемы истории казачества XVI-XX вв. / Отв. ред. А.И. Козлов. Ростов н/Д, 1995.

163. Проблемы истории казачества: Материалы науч. конференции «Казачество в истории России» (Анапа, 1993) / Отв. ред. В.Н. Ратушняк. Волгоград, 1995.

164. Проблемы казачьего возрождения. Ч. I. Ростов н/Д, 1996.

165. Российское казачество: Научно-справочное издание / Отв. ред. Т.В. 'Габолина. М., 2003. Россия XIX XX вв. Взгляд зарубежных историков. М., 1996.

166. Русские на Северном Кавказе. 20-30-е годы: Документы, факты, комментарии. Нальчик,1995.

167. Рыбников В.В., Слободин В.П. Белое движение в годы Гражданской войны в России: сущность, эволюция и некоторые итоги. М., 1993.

168. Савельев Е.П. История казачества. М., 2005.

169. Савченко С.Н. Уссурийское казачье войско в Гражданской войне на Дальнем Востоке (1917-1922 гг.). Хабаровск, 2002.

170. Сафонов Д.А. Великая крестьянская война 1920-1921 гг. и Южный Урал. Оренбург,1999.

171. Свято-Русское казачье войско: Спецназ Третьего Рима. М., 2004.

172. Семанов С.Н. Православный «Тихий Дон». М., 1999.

173. Семен Буденный / Авт. сост. С. Витошнев. Минск, 1998.

174. Семенов Г.М. О себе: Воспоминания, мысли и выводы. М., 2002.

175. Смирнов Н. Н. Слово о забайкальских казаках. Волгоград, 1994.

176. Спирин Л.М. Классы и партии в гражданской войне в России (1917-1920 гг.). М., 1968.

177. Сталин И.В. Сочинения. Т.4. М., 1947; Т.П. М., 1949.

178. Таболина Т.В. Возрождение казачества. 1989-1994. Истоки. Хроника. Перспективы. Т. 1.М., 1994.

179. Уссурийское казачье войско: история и современность (к 110-й годовщине образования УКВ)/Сост. В.Д. Иванов, О.И. Сергеев. Владивосток, 1999.

180. Ушаков А.И., Федюк В.П. Белый Юг. Ноябрь 1919 ноябрь 1920 гг. М., 1997.

181. Федюк В.П. Белые: Антибольшевистское движение на юге России. 1917-1918 гг. М.,1996.

182. Фокин Н.И. Финал трагедии. Уральские казаки в XX веке: Историко-краеведческий очерк. М., 1996.

183. Футорянский Л.И. Казачество России в огне Гражданской войны (1918-1920 it.). Оренбург, 2003.

184. Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. М., 2004.

185. Шерешевский Б. М. Разгром семеновщины. Новосибирск, 1996.

186. Яблочкина И.В. Рецидивы Гражданской войны. Антигосударственные вооруженные выступления и повстанческое движение в Советской России. 1921-1925 гг. М., 2000.

187. Arans D. How We Lost the Civil War: Bibliography of Russian Emigre Memoirs on the Russian Revolution, 1917-1921. Newtonville, 1988.

188. Brovkin V. Behind the front lines of the civil war. Political parties and social movements in Russia, 1918-1922. Princeton, New Jersey. 1994.

189. Figes 0. Peasant Russia, Civil War: The Volga Countryside in Revolution (1917-1921). New York, 1989.

190. Mawdsley E. The Russian Civil War. Boston, 1987.

191. Rupp S. The Struggle in the East: Opposition Politics in Siberia, 1918. Pittsburgh, 1998.

192. Svidine N. Cossack Gold: the Secret of the White Army Treasure. Boston, 1975.

193. Swain G. The Origins of the Russian Civil War. London & New York, 1996.

194. The Russian Revolution and Civil War 1917-1921: An annotated bibliography. London, 2003.

195. Kenez P. Civil War in South Russia, 1919-1920. Berkeley, 1977.1. Статьи

196. Акулииин И.Г. Оренбургское казачье войско в борьбе с большевиками. 1917-1918 годы // Гражданская война в России: Борьба за Поволжье. М., 2005.

197. Бугай Н.Ф. 20-40-е годы: депортация населения с территории Европейской России // Отечественная история. 1992. №4.

198. Бугай Н.Ф. Репрессированные народы: казаки // Шпион. 1994. №1(3).

199. Васильев В.В. Примечания к роману: Шолохов М. Тихий Дон. Кн. 3,4 / Под общей ред. В.В. Петелина М., 1995.

200. Вдовенко Г. Борьба терских казаков с большевиками в 1918 году // Сопротивление большевизму. 1917-1918 гг. М., 2001.

201. Войнов В. Правда об Оренбургском казачестве // Отечество: Краеведческий альманах. 1990. №1.

202. Ганин А.В. Тургайский поход и антибольшевистское повстанческое движение в Оренбургском казачьем войске (апрель июль 1918 г.) // Белая гвардия: Альманах. 2002. №6.

203. Ганин А.В. Хроника оренбургской казачьей инсуррекции 1918 г.// Белая гвардия. 2002.6.

204. Генис B.JI. Первая Конная армия: за кулисами славы // Вопросы истории. 1994. №12.

205. Горбач А. Белое движение в Терской области // Сопротивление большевизму. 1917-1918 IT. М., 2001.

206. Гулый Н. Восстание казаков на Таманском полуострове в мае 1918 г.// Сопротивление большевизму. 1917-1918 гг.

207. Дерябин А.И. Численность, организация и состав Вооруженных Сил на Юге России // Белое движение на Юге России (1917-1920): Неизвестные страницы и новые оценки. М., 1995.

208. Дорошин Н. Уральское казачье войско // Сопротивление большевизму. 1917-1918 гг.

209. Жупикова Е.Ф. Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 годах (документальные публикации и новейшая отечественная историография) // Отечественная история. 2004. №3.

210. Зотов В.Д. Казачество российский феномен // Свободная мысль. 1994. №10.

211. Казаки: Специальный выпуск // Родина. 2004. №5.

212. Кислицын С.А. К вопросу об этапах осуществления большевистской политической элитой политики расказачивания в 20-30-е гг. // Проблемы истории казачества: Сборник науч. трудов. Волгоград, 1995.

213. Кислицын С.А. Сергей Сырцов: от расказачивания до сталинской оппозиции // Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы. 1990. №2.

214. Кобзов B.C. Оренбургское казачество и Советская власть: к вопросу о взаимоотношениях // История Советской России: новые идеи, суждения: Тезисы докладов республик, науч. конференции. Тюмень, 1993.

215. Козлов А. Расказачивание // Родина. 1990. №6,7.

216. Козлов А.И. Харлампий Васильевич Ермаков // Вопросы истории. 2001. №4.

217. Кудинов П. Восстание верхнедонцев в 1919 г. // Отчизна. 1991. №6.

218. Кузнецов Ф. Голгофа Павла Кудинова. Литературный герой или реальный человек? // Наш современник. 2001. №4; http7/sp.voskres ru/critics/kuznezov3 htm.

219. Магомедов М.А. О некоторых особенностях Октябрьской революции и Гражданской войны на Северном Кавказе// Отечественная история. 1997. №6.

220. Маркедонов С.М. Казачество: единство или многообразие? (Проблемы терминологии и типологизации казачьих сообществ) // Общественные науки и современность. 2005. №1.

221. Мухачев Б. И. Дальний Восток России в 1917-1922 годах: Симпозиум ученых историков // Россия и АТР. Владивосток, 1997.

222. Литвин А.Л. Советская историческая литература о борьбе с эсеро-кулацкой контрреволюцией (1918-1921 гг.) // Историографическое изучение истории буржуазных и мелкобуржуазных партий России. Материалы конференции. М., 1981.

223. Революция и Гражданская война на Южном Урале глазами казачества // Урал в событиях 1917-1921 гг.: Актуальные проблемы изучения. Челябинск, 1999.

224. Савченко С.Н. Автономия Уссурийского казачьего войска в годы гражданской войны (1918-1919 гг.) // Материалы междунар. науч. конференции «Гражданская война на Дальнем Востоке России: итоги и уроки». Владивосток, 1994.

225. Савченко С.Н. Конец Уссурийского казачьего войска в годы гражданской войны (19181919 гг.) // Материалы междунар. науч. конференции «Эволюция и революция: опыт и уроки мировой и российской истории». Хабаровск, 1997.

226. Сибиряков Н.С. Конец Забайкальского казачьего войска // Минувшее: Исторический альманах. М., 1990. Вып.1.

227. Симонова Т. Черный передел: Переселение казаков с Северного Кавказа в 1918-1921 годах // Родина. 2002. №1.

228. Смирнов H.H. «Степные партизаны» Поволжья // Белая гвардия. 2002. №6.

229. Третьяков Н.Г. Из истории сопротивления коммунистическому режиму в России: общественно-политические воззрения участников Западно-Сибирского крестьянского восстания 1921 г. // Белая гвардия. 2002. №6.

230. Троцкий Л.Д. Уроки мироновщины // Правда. 1919. 21 сентября.

231. Узнародов М. Борьба коммунистов Дона за укрепление Советской власти и разрешение аграрного вопроса // Ученые записки Ростовского-на-Дону педагогического института. Вып. 1. Ростов н/Д, 1954.

232. Хвостов H.A. Казачество восточных районов России в годы революции и гражданской войны // Из истории социальной и общественно-политической жизни Советской Сибири. Томск, 1992.

233. Чернопицкий П.Г. Повстанческое движение крестьян и казаков Дона в 1920-1922 гг. // Известия высших учебных заведений Северо-Кавказского региона. 1998. №3 (103).

234. Чижов Д.Б. Попытка решения земельного вопроса на Дону (1918-1919 гг.) // Вопросы истории. 1997. №7.

235. Шулдяков В. Гибель Сибирского казачьего войска//Отечество. 1995. Вып. 6.

236. Диссертационные исследования

237. Антропов О.О. Астраханское казачье войско в первой трети XX века: опыт социально-исторического анализа: Дис. канд. ист. наук. М., 1999.

238. Венков A.B. Антибольшевистское движение на Юге России (1917-1920 гг.). Дис. докт. ист. наук. Ростов н/Д, 1996.

239. Жиромская В. Б. Население Российской Федерации в 1920- 1930—е годы: Дис. докт. ист. наук. М., 1998.

240. Кондрашенко О.В. Войско Донское и процессы возрождения российской государственности на Юге России в период гражданской войны (1917 начало 1920 г.). Дис. канд. ист. наук. Волгоград, 2001.

241. Лазарев A.B. Донское казачество в гражданской войне. 1917- 1920 гг.: Историографическое исследование: Дис. канд. ист. наук. М., 1994.

242. Ленков П.Г. Казачество в период Гражданской войны (на примере социально-экономических проблем донского казачества): Дис. канд. ист. наук. М., 1994.

243. Савченко С. Н. Уссурийское казачье войско в годы Гражданской войны на Дальнем Востоке 1917-1922 гг.: Дис. канд. ист. наук. Владивосток, 1998.

244. Смирнов H.H. Забайкальские казаки в системе взаимоотношений России с Китаем и Монголией: Дис. канд. ист. наук. Волгоград, 1995.

245. Пеньковский Д.Д. Эмиграция казачества в составе белых войск из России и ее последствия (1920-1945 гг.). Дис. докт. ист. наук. М., 2006.

246. Федюк В. П. Белое движение на Юге России. 1917-1920 гг.: Дис. канд. ист. наук. Ярославль, 1995.

247. Казачьи Войска в России в 1917 г.

248. Семиреченское казачье войско (свыше 26 тыс. населения) располагалось на территории юго-восточной части современной Республики Казахстан (столица город Верный). Казаки 19 станиц и 15 выселок владели 681 тыс. десятин земли. 26 десятин на 1 душу.

249. Забайкальское казачье войско (свыше 285 тыс. человек) располагалось на 10 млн десятин земли в 63 станицах и 516 поселках, расположенных на территории современных Республики Бурятия и Читинской области (столица Чита). 35 десятин на 1 душу.

250. Уссурийское казачье войско (около 34 тыс. человек) владело 617 тыс. десятин земли. 6 станиц, 67 поселков и 15 выселок размещались на территории современных Приморского и Хабаровского краев (столица Владивосток). 18 десятин на 1 душу.

251. Источник: Родина. 2004. №5. С. 17-21.1. Персоналии

252. Богаевский А.П. (1872-1934) казак станицы Каменской, генерал-лейтенант. 6(19) февраля 1919 г. после ухода с поста атамана генерала Краснова Большим войсковым Кругом был избран войсковым атаманом Всевеликого войска Донского.

253. Богуславский, Валентин большевик с дореволюционным стажем, из рабочих станицы Морозовской, являлся членом ЦИК Донской республики, председатель Морозовского ревкома.

254. Далматов Ф.И. (1894-1923) уроженец Новоузенского уезда Саратовской губернии. Участник Первой мировой войны, рядовой, был лектором в роте. Член РКП(б) с 1918 г. В 1920 г. - военком 7-го кавполка 2-й Туркестанской дивизии начдива A.B. Сапожкова.

255. Данилов Н.П. казак хутора Ермаковского станицы Вешенской, председатель Окружного Совета в период Вешенского восстания.

256. Денисов C.B. (1878-1957) казак станицы Луганской, генерал-лейтенант. С мая 1918 г. до февраля 1919 г. - управляющий военным и морским отделом Всевеликого Войска Донского и командующий Донской армией.

257. Микоян А.И. (1895-1978) советский государственный и партийный деятель. В 1920 г. стал секретарем Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), Северо-Кавказского крайкома партии.

258. Нестеров М.В. председатель Донской комиссии ВСНХ, сделал доклад об итогах расследования причин Вешенского восстания на заседании Казачьего отдела 30 июня 1919 г.

259. Полюдов Е.В. (1887-1948) из казаков, по профессии учитель, большевик с 1907 г. После освобождения Сибири от колчаковцев работал председателем Омского губернского ревкома и исполкома советов.

260. Сапожков A.B. из крестьян Самарской губернии, участник Первой мировой войны, подпоручик. С февраля 1919 г. командовал 22-й дивизией Красной армии и участвовал в боевых действиях на Уральском и Южном фронтах.

261. Серов В.А. (1898-1923) из уральских казаков, уроженец Новоузенского уезда Саратовской губернии. С 1913 г. служил в русской армии, урядник.

262. Смилга И.Т. (1892-1938) советский государственный и политический деятель Член Реввоенсовета Советской Республики, 3-й армии, Восточного, Юго-Восточного, Кавказского фронтов, начальник Политуправления РВСР. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

263. Смирнов И.Н. (1881-1936) из крестьян. Профессиональный революционер, член РСДРП с 1899 г., большевик. В годы Гражданской войны являлся членом Реввоенсовета Республики, Восточного фронта и 5-й армии. Председатель Сибирского ревкома, член ЦК РКП(б).

264. Трифонов Е.А. казак станицы Новочеркасской, член РСДРП(б) с 1904 г. С октября 1919 г. по май 1920 г. он был начальником этой дивизии. В июле 1920 г. - январе 1921 г. - военком Донской области.

265. Троцкий (Бронштейн) Л.Д. (1879-1940) советский государственный, партийный, военный деятель. После Октябрьской революции - нарком по иностранным делам, нарком по военным и морским делам. С сентября 1918 г. председатель РВС Республики.

266. Ходоровский И.И. член РСДРП(б) с 1903 г. В декабре 1918 г. - марте 1919 г. - начальник политотдела Южного фронта, член Реввоенсовета фронта, член РВС 9-й армии.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 259093