Провинциальная интеллигенция в социальной структуре современного российского общества тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.04, кандидат социологических наук Волгина, Наталия Дмитриевна

Диссертация и автореферат на тему «Провинциальная интеллигенция в социальной структуре современного российского общества». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 73554
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Волгина, Наталия Дмитриевна
Ученая cтепень: 
кандидат социологических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
22.00.04
Специальность: 
Социальная структура, социальные институты и процессы
Количество cтраниц: 
119

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Волгина, Наталия Дмитриевна

Введение.

Глава 1. Влияние социальных изменений в российском обществе на статусные характеристики интеллигенции.

§ 1. Интеллигенция и социально-трансформационные процессы.

§ 2. Социальное расслоение провинциального социума и интеллигенция.

§ 3. Знутригрупповая структура провинциальной интеллигенции: социальный состав и основания классификации.

Глава 2. Основные тенденции эволюции

Провинциальной интеллигенции.

§ 1. Интеллигенция как средний слой: пределы и возможности социальной адаптации к новым социальным условиям.

§ 2. Интеллигенция и региональная власть: особенности и перспективы взаимодействия.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Провинциальная интеллигенция в социальной структуре современного российского общества"

Проблема социальных функций и общественной роли русской, российской интеллигенции в отечественной социологии всегда имела существенное значение. Она включала и включает не только собственно теоретико-методологические аспекты, но и мировоззренческие, нравственно-этические свои стороны и вопросы. Тема об исторической ответственности русской интеллигенции являлась и является одной из наиболее актуальных и острых в науке, в политике и в социальной жизни. Особенно это становилось злободневным в переломные моменты социального процесса и политической истории. Пожалуй, ни одной общественной группе в русской социологии не уделено столько внимания, сколько интеллигенции. Вместе с тем многие принципиальные вопросы функционирования данной группы далеки от своего решения. Круг этих вопросов чрезвычайно широк, начиная от правомерности считать работников интеллектуального труда собственно интеллигенцией, особой социальной группой со специфическими социальными функциями и кончая проблемой якобы исчезновения, маргинализации интеллигенции в современных условиях. Пожалуй, одним из основных противоречий^ происходящей в России социальной трансформации 1 является противоречие между потребностями возрастания социальной роли высококвалифицированного, интеллектуально насыщенного управленческого и творческого труда и процессом расслоения, люмпенизации, депрофессионализации его носителей. Функции интеллигенции постепенно переходят в область деятельности и общественной роли федеральной и региональных административных элит. Элиты имитируют прежние функции интеллигенции, претендуют на представительство интересов всего общества, с чем ранее была связана интеллигенция.

Теоретический спор об исторической ответственности и социальной роли русской интеллигенции обычно обострялся в период общественных катаклизмов или когда происходило осмысление их последствий. Достаточно вспомнить события трех русских революций, после которых вышла масса социологической, политологической, философской, мемуарной литературы о действиях интеллигенции в целом и отдельных ее лидеров и представителей в период этих событий. Причем данная литература была неоднозначной по своей направленности, пафосу, идейному содержанию. Одни исследователи приносили своего рода покаяние, раскаивались в своем революционном романтизме и политическом экстремизме. Другие извлекали уроки на будущее, стараясь снять своего рода, ответственность за заблуждения прошлых лет, за идеализацию революционного бунта и русского мужика, который неоправданно стал объектом мифологизации со стороны интеллигенции. Третьи пытались сформулировать и обосновать некую модель социального поведения интеллигенции, лишенную политических крайностей и идеологической ангажированности1. Во всех направлениях явно превалировала морализаторская, нравственно-этическая тенденция, нежели социологическая. Интеллигенция как социальная группа рассматривалась глазами самой же интеллигенции. Присутствовал при этом не только, возможно не столько, взвешенный социологический анализ, сколько описание и осмысление своих социально-профессиональных комплексов и заблуждений. Это был как бы взгляд изнутри, а не со стороны. Эмоциональный во многом настрой исследователей едва ли не напрямую ассоциировался с объективной характеристикой интеллигенции. И, пожалуй, до настоящего времени мы имеем социологический материал по этой группе в том плане и аспекте, в каком интеллигенция думает сама о себе. Собственно это в значительной степени не анализ, а самопознание интеллигенции, ее самопогружение в свои социальные комплексы.

1 См.: Русская идея. В кругу писателей и мыслителей русского зарубежья. ТЛ, 2. М., 1994; Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991; Пути Евразии. Русская интеллигенция и судьбы России. М., 1992; Интеллигенция. Власть. Народ. Антология. М., 1993.

С началом перестройки, тем более с радикализацией реформ в период президентства Б.Ельцина, вопрос об интеллигенции обозначился особым образом. Политический режим сделал ставку на интеллектуальное и профессиональное обеспечение проводимых реформ, на повышение роли глобальных социальных стратегий, разрабатываемых и обосновываемых в научных исследовательских центрах, в высших учебных заведениях. В подкреплении к этому был осуществлен ряд мероприятий законодательного характера по повышению социального статуса и улучшению материального положения работников интеллектуального труда. Этих вопросов касался и указ №1 президента Российской Федерации. К сожалению, интеллектуальный порыв и в мировоззрении, и в области социальных технологий не состоялся. Умственный труд стал мало престижным и мало оплачиваемым. Социальный слой интеллигенции быстро размывался: частью занимался проблемами преимущественно физического выживания. Интеллигенция, как и в прежние времена, оказалась невостребованной властью и обществом. Невостребованность, люмпенизация и радикализация этой группы явились очередным фактом современных трансформационных процессов. Торможение так называемых либерально-радикальных реформ господствующего политического режима во многом связано с нарастанием социальной апатии части интеллигенции и с переходом другой ее части с право- на леворадикальные позиции.

Для современной российской провинции данные обстоятельства сказались особо негативным образом, поскольку на данном уровне социальная база формирования и воспроизводства интеллигенции, характер ее общественных функций довольно специфичны по сравнению с привилегированными индустриальными центрами, тем более со столичным обществом. «Окукливание» провинциальных территорий, то есть нарушение их экономического единства и политической целостности привело к социальной дезорганизации интеллигенции, к замыканию их в пределах административно- / территориальных квартир. Негативно сказалось и снижение социального престижа умственного труда. Неокоммунистическая и демократическая номенклатура стала претендовать на представительство и выражение общенациональных интересов, что ранее традиционно входило в функции интеллигенции. Эта группа понесла крупные социальные потери вследствие общего нарастания технократических тенденций во власти, в управлении, в социальной организации общества. Суживание ее социальных функций было в ' основном обусловлено кризисными явлениями в социальной сфере, в тех областях общественной жизни, которые связаны с бюджетным финансированием. Таким образом, маргинализация провинциальной интеллигенции, сужение ее социальных функций, падение социальной роли обусловлено рядом негативных экономических, социальных и политических процессов последнего времени: а) ухудшением материального положения работников умственного труда вследствие упадка высоких технологий на производстве; б) нарастанием и проявлением кризисных ситуаций в социальной сфере, которая является одной из основных областей приложения интеллектуального труда; в) технократизацией управления и власти, сведением их к осуществлению технологических операций со стороны аппарата управления, что приводит к ограничению инновационных технологий и возможностей, что обычно входит в сферу компетенции интеллигенции; г) нарастанием авторитарных тенденций в региональной власти, ограничением гражданских прав в области обмена информацией, свободы слова и т.п., и вследствие этого дегуманизация общественных отношений, что также ограничивает социальные возможности интеллигенции; д) ухудшением сферы нравственности, морали, культуры в регулировании общественных отношений, носителями которых в российском обществе являлась интеллигенция.

Теоретическая и практическая значимость социальных проблем провинциальной интеллигенции, таким образом, обусловлена выяснением запасов прочности в функционировании регионального социума, насколько традиции высокопрофессиональной и интеллектуальной деятельности проявляются в его саморегулировании. Проблема интеллигенции связана во многом с выяснением соотношения технократизма и гуманизма в современных трансформационных процессах, роли нравственно-этических начал в области политических отношений. Характер современных социальных функций провинциальной интеллигенции позволяет выявить и социологически описать вектор социальной эволюции регионов. Интеллигенция как субъект общественных отношений и объект анализа дает представление об особенностях функционирования системы управления и власти, социальной сферы, в первую очередь образования и культуры. Через функции и роль данной группы социальная сфера является субъектно обозначенной и саморегулирующейся социальной системой.

Интеллигенция в данном случае выступает как бы в трех ипостасях. Во-первых, как субъект регионального социального процесса, носитель институциональных изменений. Интеллигенция выступает и как объект экономической и политической трансформации и своего рода ее социальное следствие. Кроме того, она является своего рода накопителем определенного социального опыта в его негативных и позитивных социальных качествах. Причем, этот опыт с помощью интеллигенции получает свое концептуальное, идеологическое и мировоззренческое выражение. Собственно интеллигенция в силу своих профессиональных возможностей и опыта способна к концептуализации и научному осмыслению общественного опыта.

Несмотря на актуальность, практическую и теоретическую значимость поставленной проблемы, она остается малоисследованной и неоднозначной в современных научных решениях и концептуальных построениях. Явно превалирует не социологический подход в анализе общественной роли s интеллигенции, а нравственно-этический и морализаторский аспект. Причем данная группа характеризуется вне общих тенденций современного социального процесса, вне новой структуры субъектов общественных отношений. Она рассматривается как функционирующая группа наряду со средними слоями и элитой и практически мало пересекаясь с ними. Таким образом, интеллигенция и интеллигентность квалифицируются преимущественно не с точки зрения своего социологического содержания и качества, а как определенная обществоведческая метафора, как символ духовности, совестливости и нравственности. Провинциальная же интеллигенция обычно исследуется по принципу своей отсталости от столичного интеллектуального бомонда2.

Однако в отечественной социологической литературе накоплен большой теоретико-методологический и историко-эмпирический материал по проблемам социальной роли и общественных функций русской интеллигенции, который позволяет отследить и обозначить определенные глобальные процессы в эволюции этой группы, проявляющиеся и в настоящее время. Один из таких процессов можно считать проявлением исторической и социальной инерции, другие свидетельствуют о преемственности в развитии интеллигенции как особой социальной группы. Имеющиеся научные достижения в данном плане связаны с именами Авксентьева Н., Адамовича Г., Бердяева H.A., Вейле В., Герцена А.И., Иванова-Разумника Н., Ильина И.А., Кистяковского Б.А., Лаврова П.Л., Леонтьева К.Н., Милюкова П., Новгородцева П.И., Розанова В.В., Солоневича И., Сорокина П., Степуна Ф.А., Струве П.Б., Трубецкова Н.С., Туган-Барановского М, Ульянова Н., Федотова Г., Флоровского Г., Франка С.Л. и др. Основное внимание в работах этих авторов уделено проблемам формирования русской интеллигенции как особой социальной группы, ее роли в революционных событиях 1905, 1917 годов. Эта роль характеризуется как довольно противоречивое и неоднозначное явление. С

2 См.: Барзилов С., Чернышов А. А. Провинция: элита, номенклатура, интеллигенция // Свободная мысль. 1996. №1. одной стороны, интеллигенция рассматривается как закономерное следствие пересечения ряда социальных тенденций, как субъект культурного процесса, которая своим появлением знаменует существенный прорыв просвещенного русского общества в сторону общемировых тенденций и достижений. С другой стороны, эта группа воплощала в своих качествах разрыв и несогласованность двух социальных потоков: политической эволюции российского социума и его культурного развития. Политика и культура, если и в определенных случаях пересекались, то давали не столько положительный, сколько отрицательный опыт. Конфликт между властью и интеллигенцией, постоянно тлеющий, в период социальных катаклизмов принимал довольно радикальные формы при активном участии обеих сторон. Отсюда происходили, казалось бы, несвойственные представителям интеллектуального труда социальные характеристики: радикализм социального мышления и политического действия, общественная беспочвенность и невостребованность властью и обществом.

В отношениях между властью и обществом интеллигенция по ряду принципиальных социальных вопросов занимала маргинальное положение. Этому уделяли существенное внимание в своих работах вышеуказанные авторы. Основной акцент они делали на особой исторической и социальной ответственности русской интеллигенции, на уроках ее хождения в народ или, как сейчас говорят, в провинцию, в регионы. Тема отношений интеллигенции и провинциального социума в этих работах занимает особое место. Одним из основных социальных сюжетов в них является вопрос о союзе радикальной интеллигенции и революционного рабочего и крестьянского движения, о соединении радикального мышления и радикального действия, что для нашего времени, как это показывают текущие политические события, имеет немаловажное значение.

Несмотря на всю теоретико-методологическую и мировоззренческую значимость работ классиков отечественной социологии, они, тем не менее, напрямую и непосредственно не связаны с современными социальными проблемами российской интеллигенции. Многие проблемы и противоречия современной интеллигенции обусловлены ее советско-коммунистическим происхождением, прежней связью с тоталитарным общественным порядком и авторитарным политическим режимом. В данной связи существенное значение имеют исследования ряда авторов проблем функционирования советской интеллигенции, ее роли в организации плановой экономики и тоталитарной власти. Это исследования Авторханова А.Г., Аитова H.A., Ануфриева Ю., Андреева С.Ю., Афанасьева М., Байрац Д., Басина Е., Бобио Н., Булкина А.К., Великого П.П., Дмитриева A.B., Заславской Т.И., Замогильного С.И., Зиновьева

A., Клямхина PL, Козина Н.Г., Крыштановской О.В., Моисеева H.H., Семенова

B.C., Левады Ю.А., Левина М., Осипова Г.В., Руткевича М.Н., Толстых В. и др. Работы данных авторов, связанные с характеристикой интеллигенции тоталитарного общества , также неоднозначны по своему содержанию и направленности, поскольку написаны в различных условиях и с различной целью. Основное внимание уделено не столько мировоззренческим позициям и социально-политическим ориентациям интеллигенции, сколько ее внутригрупповой, в первую очередь, отраслевой структуре, социальным основаниям, в первую очередь, отраслевой, структуре, социальным основаниям э дифференциации, стратообразующим признакам, всему тому, что не касалось политико-идеологических и мировоззренческих вопросов. Причем, постоянно и ритуально подчеркивалась вторичная роль интеллигенции по отношению к рабочему классу в организации производства и политической власти. Лейтмотивом подобных исследований являлся тезис о слиянии интеллигенции с рабочим классом и крестьянством при якобы сохранении и даже возрастании ведущей роли рабочего класса. Обосновывалось формирование определенных пограничных групп в этом процессе в лице так называемых «рабочих-интеллигентов», «крестьян-интеллигентов», «интеллигентных рабочих». Политизация проблемы роли интеллигенции в советском обществе осуществлялась в сторону преуменьшения ее роли в пользу рабочего класса.

Тем не менее, в работах звучала уже тогда тревожная нота о деклассировании, маргинализации интеллигенции, об упадке ее социальной роли в силу самых различных причин: ее преимущественно рабоче-крестьянского происхождения, некачественного образования, сращивания с коммунистической партийной номенклатурой и т.п. Провинциальная интеллигенция рассматривалась в основном на уровне села или небольшого города районного масштаба. Это сельские учителя, врачи, работники культуры. Как правило, интеллигенции и в этом случае отводилась вспомогательная роль.

Социальная проблематика современной российской интеллигенции в настоящее время как бы оттеснена на второй план публикациями о средних слоях общества и о местных федеральных элитах. Многие социальные качества и параметры интеллигенции сейчас перенесены на средние слои и элиту. Интеллигенция как бы утратила свою социальную определенность и качественность. Поэтому в социологии стало набирать силу мнение об исчезновении интеллигенции как социальной группы и субъекта общественных отношений. Стали появляться публикации о ее растворении в других общностях и социальных стратах. Видимо, в силу текущей политической конъюнктуры об интеллигенции на некоторое время просто забыли. Тем самым актуализируется вопрос о разделении проблем и понятий «интеллигенция», «элита», «средние слои». Отсюда закономерным является обращение к исследовательским работам об элитах и средних слоях, получивших за последние годы существенное развитие. Это публикации Абрамова А., Андреева С.Ю., Ашина Г., Бадовского Д.В., Восленского М.С., Головачева Б.В., Давыдова Ю.Н., Деменченка Э.В., Дискина Е., Магомедова А.К., Миллса Р., Мясникова О.Г., Охотского Е.В., Суркова Л.В. и др. Собственно за последние год - полтора поубавилось в такого рода публикациях эйфории относительно ведущей роли и радужных перспектив элиты и средних слоев. Региональные элиты отчетливо обозначились своим социальным эгоизмом и политическим сепаратизмом, закрытостью границ и ориентацией на самовоспроизводство, связью с криминальной экономикой и теневой властью. Средние слои также не продемонстрировали своей социальной ответственности и состоятельности.

Таким образом, актуализировалась проблема выделения, обоснования и социологического описания референтной группы, воплощающей в своих качествах наиболее устойчивые, перспективные и долговременные тенденции. Необходима социальная точка отсчета в моделировании и прогнозировании социальных процессов, чем долгое время и вполне оправданно служила интеллигенция. В данном случае важен субъект общественных отношений в качестве основного звена в построении различных социологических концепций и принятии политических решений. Провинциальная интеллигенция в силу своего социального положения вполне может явиться таким звеном. Она менее всего, по сравнению с интеллигенцией привилегированных промышленных и административных центров, затронута социальным разложением, групповым эгоизмом, коррупцией, ценностями несвойственного для России образа жизни. Кроме того, провинциальная интеллигенция по уровню своей жизни, запросам и социальным ориентациям ближе к основной массе населения и, по сути дела, возглавляет протестное движение на местах. Свою социальную перспективу она связывает, в основном, с получением образования, повышением социального статуса; меньше ориентируется на власть, на обслуживание ее интересов, меньше втянута в сферу посреднического бизнеса и теневого капитала.

Существенную роль в изучении поставленной проблемы играют исследования, касающиеся вопросов функционирования провинциального социума, образа жизни, что дает представление о тех социально-экономических условиях, в которых находится провинциальная интеллигенция. Социальные функции местной интеллигенции детерминированы и воплощены в определенных внешних обстоятельствах, которые исследуются в работах Алаева Э.Б., Азраэла Д.Р., Битовой Е., Борисова С., Вагина В., Васильевой Т., Дулыцикова Ю.С., Зубаревич Н., Лаврова А., Лившица А.Я., Марченко Г.В.,

Паина Э., Петрова Н., Смирнягина Л.В., Трейвиша А., Третьякова А., Хоперской Л., Явлинского Г.А. и др. Роль и функции интеллигенции как особой социальной группы в работах этих авторов не рассматриваются, тем не менее, они дают общее представление об основных тенденциях регионализации и организации провинциальной общественной жизни. Эти тенденции и воплощает в своих социальных качествах местная интеллигенция.

Исходя из актуальности темы исследования, ее научной и практической значимости, а также недостаточной разработанности, можно сформулировать цель и задачи работы.

Цель исследования заключается в анализе основных тенденций и закономерностей в функционировании интеллигенции как особой социальной группы в условиях кризисного провинциального социума.

В соответствии с целью ставятся следующие задачи:

- проанализировать особенности функций и социальной организации провинциальной интеллигенции как особой социальной группы;

- исследовать особенности взаимосвязей интеллигенции с политической элитой и средними слоями на региональном уровне, определяемые с одной '/ стороны, социальной природой и функциями интеллигенции, с другой стороны, переходным, кризисным состоянием общества, снижением престижа и падением статуса качественного умственного труда, роли нравственно-этических факторов в регулировании общественных отношений;

- рассмотреть социально-экономические и политические основания дифференциации провинциального социума и характер влияния данной дифференциации на статусные характеристики интеллигенции;

- дать характеристику внутригрупповой организации провинциальной интеллигенции, принципов отношений между ее основными элементами; проанализировать особенности отношений провинциальной интеллигенции с региональной властью, определить характер ее социально-политических настроений и социальных ориентаций.

Теоретико-методологической базой диссертационной работы послужили научные разработки, в основном, отечественных социологов, политологов, социальных психологов, специалистов по теории культуры, народного образования, высшей школы, с чем профессионально связана интеллигенция. Особую значимость имели работы Сорокина П., Ильина И.А., Бердяева H.A., Струве П.Б., Новгородцева ПЛ., Соловьева B.C., Солоневича И. Диссертационное исследование опирается на следующие положения и выводы, сделанные этими авторами:

- об особенностях формирования и эволюции русской интеллигенции в условиях трансформационных процессов в российском обществе;

- о социальных истоках и теоретических основаниях социально-политического радикализма русской интеллигенции;

- о взаимосвязи социально-экономического положения данной группы и ее общественно-политических ориентаций;

- о роли интеллигенции в духовном и идеологическом процессах в русском обществе;

- об исторической ответственности и нравственном долге интеллигенции в условиях социальных катаклизмов и политических кризисов;

- о взаимосвязи морально-этических и партийно-идеологических принципов в политическом процессе и в социальном реформировании;

- о проблемах отношений образованных кругов русского общества с крестьянскими массами и рабочим классом* как столицы, так и провинции.

Объектом исследования является современная провинциальная интеллигенция как определенным образом организованная общность со свойственными ей социальными функциями, закономерностями и тенденциями развития.

Предметом исследования выступают процессы интеграции и дифференциации, происходящие как в самой провинциальной интеллигенции, так и в ее отношениях с региональным сообществом.

В зависимости от актуальности темы исследования, его цели и задач определяется новизна диссертации:

- впервые в качестве самостоятельной проблемы рассмотрены функции и роль провинциальной интеллигенции в условиях кризиса современного российского общества;

- соотнесены основные тенденции в функционировании интеллигенции, региональной политической элиты и средних слоев;

- рассмотрена внутригрупповая дифференциация провинциальной интеллигенции по социально-экономическим и политическим основаниям;

- проанализированы адаптационные возможности провинциальной интеллигенции к новым экономическим и социальным условиям, пределы ее социальной прочности, в рамках которых она сохраняет свое социальное качество;

- дана характеристика особенностей образа жизни, социальных приоритетов и ценностных ориентаций данной группы.

Эмпирическую базу исследования составили данные социально-экономической статистики по уровню жизни работников высшего и среднего образования, деятелей культуры и некоторых категорий провинциального населения, профессионально занятых квалифицированным умственным трудом. С целью анализа особенностей образа жизни и социальных ориентаций интеллигенции автором проведен опрос методом анкетирования в Саратовской области (областном центре и ряде городов областного значения, а также в сельской местности). Всего опрошено 250 респондентов.

Научно-практическое значение содержащихся в диссертации выводов и положений заключается в возможности их применения в преподавании социологии, политологии, теории социальной работы, теории менеджмента, региональных проблем организации производства и общественной жизни. Теоретические положения работы могут явиться основой в дальнейшей разработке проблем интеллигенции, политической элиты,

16 средних слоев, а также регионального уровня их функционирования. На это, в частности, нацеливают прогностические оценки, содержащиеся в исследовании относительно перспектив эволюции провинциальной интеллигенции, местной политической и предпринимательской элиты.

Основные разделы диссертации обсуждались на методологических семинарах в Саратовском государственном университете, в Саратовском государственном техническом университете, на Всероссийской научной конференции «Человек в социокультурном мире» (Саратов, 17-19 ноября 1998 г.), на заседании Межрегионального семинара «Перспективы становления Поволжского регионализма» (Астрахань. 28-30 мая 1998 г.)

Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения, библиографии.

Заключение диссертации по теме "Социальная структура, социальные институты и процессы", Волгина, Наталия Дмитриевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Современная российская провинциальная интеллигенция переживает сложный и кризисный этап в своем развитии. Она внутренне дифференцирована как в экономическом, так и в политическом отношении, причем по своим характеристикам и тенденциям экономическая дифференциация не совпадает с политической дифференциацией. Среди экономических факторов внутригрупповой дифференциации явно преобладают имущественные, причем непосредственно связанные с самосохранением данной группы. Это та социальная грань, за пределами которой интеллигенция утрачивает свою социальную специфику. Низкий жизненный уровень интеллигенции своеобразно сказывается на процессах ее самоорганизации. В развитии и самовоспроизводстве интеллигенции доминируют процессы дифференциации над процессами интеграции. Хотя интеграция проявляется в основном на уровне самосохранения и самовыживания этой группы. Это объединение всеобщей бедностью и тотальной социальной анонимностью.

Интеллигенция сохраняется преимущественно не за счет своих социальных резервов, а за счет интеграции в нехарактерные для нее формы жизнедеятельности: в предпринимательство, в политический менеджмент, в обучение бизнес-слоя, в обслуживание криминальной экономики и теневой власти. Одним словом, провинциальная интеллигенция постепенно разобщается по таким социально-экономическим нишам, которые тяготеют к другим субъектам общественных отношений, которые напрямую не связаны с социальной ролью и функциями провинциальной интеллигенции.

Она интегрируется в новую социальную структуру в значительной степени через свои несистемные свойства. Интеграция в трансформирующуюся систему общественных отношений происходит во многом через маргинализацию этой группы. Она составляет значительную часть «новых бедных» и эта тенденция усиливается. Соединение системных и несистемных свойств в функциях интеллигенции свидетельствует о возможности развития этой группы, но и о противоречивости этих тенденций.

Дифференциация провинциальной интеллигенции имеет две стороны, два уровня. Первый уровень - это ослабление и постепенный распад внутригрупповых взаимосвязей, увеличение социальной дистанции между высшей, средней и низшей интеллигенцией. Второй уровень - постепенный переход пограничных групп интеллигенции в другие социальные группы, интеграция с ними. Высшая интеллигенция смыкается с управленческой элитой, выступая отчасти ее социальной базой, проводником экономических и социально-политических интересов. Происходит это не только по объективным внешним причинам, но и в силу традиционных для интеллигенции особенностей менталитета - желания быть востребованной властью, эластичности политического мышления, конформизма, гибкости мировоззренческих установок. Качество «еще не элиты», но «ужу не интеллигенции» имеет не только негативные, но и позитивные для нашего времени моменты. Оппортунистические тенденции в высшей интеллигенции компенсируют, смягчают социальный радикализм средней интеллигенции, которая реализует и воплощает совершенно другой по своему характеру состав социальных качеств интеллигенции: оппозиционность по отношению к власти, безгосударственность, неприятие политических авторитетов, радикализм политического мышления.

Наблюдается своего рода разделение труда между высшей и средней интеллигенцией по воспроизводству качеств данной группы. Объединяет же их одно свойство, характерное для интеллигенции в целом, - абсолютизация тех или иных форм социального действия и реагирования на ситуацию. У высшей интеллигенции - соглашательство с властью, политический оппортунизм, ставка на решение текущих внутригрупповых, корпоративных проблем. У средней интеллигенции - это неприятие диалоговых форм отношений с властью. В целом же высшая и средняя интеллигенция воспроизводит в своем единстве и взаимодействии одновременно и левый радикализм, и правый политический оппортунизм. В политическом отношении это выигрышная позиция, поскольку при любом изменении социального процесса и радикализм, и оппортунизм в интеллигенции сохраняются и воспроизводятся. Изменяются их субъекты - носители, но в рамках самой интеллигенции.

Низшая интеллигенция выпадает из данной расстановки внутри провинциальной интеллигенции. Социальная дистанция между ней и высшей и средней интеллигенцией определяется существенными различиями между городом и деревней, между различными уровнями умственного труда. Сельский образ жизни, связь с личным подсобным хозяйством низшей интеллигенцией способствует ее интеграции в сельское население в большей степени, чем собственно интеллигенцию.

Социальный распад в интеллигенции обусловлен тремя основными обстоятельствами: а) смыканием низшей интеллигенции с крестьянством и рабочим классом на базе сближения жизненного уровня и социальных ориентаций; б) переходом высшей интеллигенции на позиции обслуживания и концептуализации интересов местной административной элиты; в) радикализацией мышления и поведения средней интеллигенции. То, что интеллигенция занята в сфере образования, здравоохранения, культуры не гарантирует ее от деклассирования. Интеллигенция как группа испытывает кризис, прежде всего, по причине кризиса тех социальных институтов, с которыми она была традиционно связана. Гуманитарная сфера не обеспечивает необходимой социальной отдачи и материальной поддержки, тем самым нарушается взаимосвязь между общностно-групповой и институциальной структурами общества. На первый план выдвигаются вторичные обстоятельства функционирования интеллигенции: обеспечение выживаемости и самосохранения, политико-идеологическая ангажированность. Первичные факторы функционирования и самовоспроизводства интеллигенции постепенно ■ разрушаются, а вторичные не могут обеспечить ее самосохранения.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Волгина, Наталия Дмитриевна, 1999 год

1. Авраамова Е., Дискин И. Социальные трансформации и элиты // Общественные науки и современность. 1994, №3.

2. Аитов H.A., Филиппов Ф.Р. Управление развитием социальной структуры советского общества / Под ред. В.А.Мансурова. М.: Наука, 1988.

3. Амвросов A.A. От классовой дифференциации к социальной однородности общества. М.: Мысль, 1972.

4. Астахова В.И. Советская интеллигенция и ее роль в общественном прогрессе. Харьков: ХГУ, 1976.

5. Бабаева Л.В., Лапина Г.П. Малый бизнес в России в эпоху экономических реформ. М.: РАН, Институт социологии, 1997.

6. Бабаева Л.В., Чирикова А.Е. Бизнес-элита России. Образ мировоззрения и типы поведения // Социологические исследования. 1995, №4.

7. Беляева Л.Н. Формирование среднего слоя России и его специфика // Кризисный социум нашего общества в трех измерениях. М., 1994.

8. Берви-Флеровский В.В. Избранные экономические произведения в 2-х т. М.: Соцэкгиз, 1958-1959.

9. Бессонова О. Раздаточная экономика как российская традиция // Общественные науки и современность. 1994, №3.

10. Бородкин Ф.М., Михеева А.Р. (отв. ред.). Социологические аспекты перехода к рыночной экономике. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН: 1994.

11. Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М.: Наука, 1990.

12. Бунин И.М. и др. Бизнесмены России. 40 историй успеха. М.: ОА ОКО, 1994.

13. Бутенко А.П. О характере созданного в России общественного строя // Социологические исследования. 1994, №10.

14. Бляхман Л.С., Здравомыслов А.Г., Шкаратан О.И. Движение рабочей силы на промышленных предприятиях. М.: Экономика, 1965.

15. Бляхман Л.С., Шкаратан О.И. НТР, рабочий класс, интеллигенция. М.: Политиздат, 1973.

16. Весолов Ю.В. Экономическая социология: история идей. С.Петербург: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1995.

17. Веселовский В. Классы, слои и власть / Под ред. А.Г.Здравомыслова. Пер. с польск. М.: Прогресс, 1981.

18. Виленский A.B., Чепуренко А.Ю. Малое предпринимательство в России: состояние и перспективы // Мир России. 1994, №2.

19. Восленский М.С. Номенклатура. М.: МП Октябрь, 1991.

20. Виленский A.B., Чепуренко А.Ю. Малое предпринимательство в России: состояние и перспективы // Мир России. 1994, №2.

21. Восленский М.С. Номенклатура. М.: МП Октябрь, 1991.

22. Высшая школа как фактор изменения социальной структуры развитого социалистического общества / Отв. ред. М.Н.Руткевич и Ф.Р.Филиппов. М.: Наука, 1978.

23. Гимпельсон В. Новое российское предпринимательство: источники формирования и стратегии социального действия. Мировая экономика и международные отношения. 1993, №6.

24. Гладкий Ю.Н., Чистобаев А.И. Основы региональной политики. С.Петербург, 1998.

25. Грицай О.В. Иоффе Г.В. Трейвиш А.И. Центр и переферия в региональном развитии. М., 1991.

26. Голенкова З.Т. Социальные процессы при социализме // Общественные науки. 1986, №4.

27. Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д., Казаринова И.В. Маргинальный слой: феномен социальной самоидентификации // Социологические исследования. 1996, №8.

28. Гордон Л.А. Социальная политика в сфере оплаты труда // Социологические исследования. 1987, №4.

29. Гордон J1.A., Назимова А.К. Рабочий класс СССР: тенденции и перспективы социально-экономического развития / Отв. ред. Э.В.Клопов. М.: Наука, 1985.

30. Гордон JI.A. Четыре рода бедности в современной России // Социологический журнал. 1994, №4.

31. Гудков JL, Левада Ю. И др. Бюрократизм и бюрократия: Необходимость уточнений // Коммунист. 1989, №2.

32. Давыдов Ю.Н. Труд и свобода. М.: Высшая школа, 1962.

33. Дементьев Е. Фабрика, что она дает населению и что она у него берет. М.: Тип. Сытина, 1893.

34. Джилас М. Новый класс лицо тоталитаризма. М.: Новости, 1992.

35. Динамика ценностей населения реформируемой России / отв. ред. Н.И.Лапин, Л.А.Беляева. М.: Эдиториал УРСС, 1996.

36. Дудченхо B.C. Инновационные технологии. М., 1996.

37. Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология. М., 1994.

38. Дулыциков Ю.С. Региональная политика и управление. М., 1998.

39. Ершова Н.С. Трансформация правящей элиты России в условиях социального перелома // Куда идет Россия? Альтернативы общественного развития. Под ред. Т.И.Заславской: в 3 т. М.: Интерцентр, 1994-1996.

40. Заславская Т.И. Бизнес-слой российского общества: понятие, структура, идентификация // экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. М., 1994, №5.

41. Заславская Т.И. Доходы работающего населения России // Экономические и социальные перемены. 1994, М2.

42. Заславская Т.И. Социализм, перестройка и общественное мнение // Социологические исследования. 1991, №8.

43. Заславская T.PI. Стратификация современного российского общества // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. М, 1996, №1.

44. Заславская Т.И., Рывкина Р.В. Социология экономической жизни. Новосибирск: Наука, 1991.

45. Изменение классовой структуры общества в процессе строительства социализма и коммунизма / Гл. ред. Г.Е.Глезерман. М.: ВПШ и АОН, 1961.

46. Ильин В.И. Основные контуры системы социальной стратификации общества государственно-монополистического социализма//рубеж. 1991, №1.

47. Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. М., 1997.

48. Использование системного подхода в проектировании и управлении развитием городов / Ред. Г.Н.Фомина. М.: Стройиздат, 1997.

49. Ионин Л.Г. Культура и социальная структура // Социологические исследования. 1996, №2.

50. Кахк Ю.Ю. Черты сходства: Социологические очерки. Таллин: Ээсти Раамат, 1974.

51. Качанов Ю.Л., Шматко Н.А. Как возможна социальная группа?: (О проблеме реальности в социологии) // Социологические исследования. 1996, №2.

52. Классы, социальные слои и группы в СССР / Отв. ред. Ц.А.Степанян и В.С.Семенов. М.: Наука, 1968.

53. Косолапов Н.А. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем. Основы теории и методологии. М., 1994.

54. Костин Л.А. Производительность труда и технический прогресс. М.: Экономика, 1974.

55. Кравченко А.И. Социология труда в XX веке. Историко-критический очерк. М.: наука, 1987.

56. Красильникова М.Д. Богатые: 1% населения // Экономические и социальные перемены Мониторинг общественного мнения. 1996, №3.

57. Кугель С.А. Новое в изучении социальной структуры. М.: Об-во Знание РСФМР, 1968.

58. Куриянова З.В. Рынок труда. 1995 год // экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. 1996, .№1.

59. Куприянова З.В. Безработица. Реальность, ожидания, лопасения // экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. 1996, №5.

60. Куприянова З.В. Малые частные предприятия на рынке труда // экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. М., 1995,4.

61. Левада Ю.А. Элита и масса в общественном мнении: проблема социальной элиты // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. М. 1994, №6.

62. Ленин В.И. Великий почин // Полн. Собр. соч. Т.39.

63. Ленин В.И. Развитие капитализма в России // Полн. Собр. соч. Т.З.

64. Лукина В.И., Нехорошков С.Б. Динамика социальной структуры населения СССР. М.: Финансы и статистика, 1982.

65. Магун B.C. Трудовые ценности российского населения // Вопросы экономики. 1996, №1.

66. Малые предприятия: новые этапы развития// Экономика и жизнь. 1996, №2.

67. Межевич М.Н. социальное развитие и город: Философские и социологические аспекты / Под ред. М.В.Борщевского. Л.: наука, Ленингр. Отд., 1979.

68. Молодежь и высшее образование. София, 1982, на рус. и англ. яз.

69. На путях политической трансформации (политические партии и политические элиты постсоветского периода). Вып. 8. 4.1,2. М., 1997.

70. Обзор экономики России. 1995, №2.

71. Одайник В. Психология политики. С.-Петербург, 1996.

72. Острогорский М.Я. Демократия и политические партии. М., 1997.

73. От социализма к коммунизму / Ред. П.Н.Федосеев и др. М.: АН СССР, 1962.

74. Подъем культурно-технического уровня рабочего класса в СССР / Ред. М.Т.Иовчук. М.: Соцэкгиз, 1961.

75. Полляк Г.С. Профессия как объект статистического учета. СПб: политех. Ин-т им.Петра Великого, 1913.

76. Проблемы изменения социальной структуры советского общества / Под ред. Ц.А.Степаняна и В.С.Семенова. М.: Наука, 1968.

77. Проблемы развития социальной структуры общества в Советском Союзе и Польше / Под ред. В.Весоловского и М.Н. Руткевича. М.: наука, 1976.

78. Проблемы социальной мобильности, кн. 1,2. Сер Переводы и рефераты: за рубежом / Под ред. М.Н.Руткевича и Ф.Р.Филиппова. М.: ИНИОН, ИСИ АН СССР, 1974.

79. Проблемы теории и форм управленческих технологий. Майкоп -Ростов-на-Дону, 1999.

80. Проблемы формирования гражданского общества // Отв. ред. З.Т.Голенкова. М.: ИС РАН, 1993.

81. Процессы изменения социальной структуры в советском обществе / Под ред. М.Н.Руткевича. Свердловск: УГУ, 1967.

82. Процессы социального расслоения в современном обществе / Под ред. З.Т. Голенковой. М.: ИС РАН, 1993.

83. Психология масс. Хрестоматия. Самара, 1998.

84. Рабочий класс и инженерно-техническая интеллигенция в социалистических странах / Под ред. Г.Денисовского. М.: Наука, 1989.

85. Рабочий класс и технический прогресс. М.: Наука, 1965.

86. Радаев В.В. Что изучает экономическая социология // Российский экономический журнал. 1994. С.49-55.

87. Радаев В.В. Хозяйственная система России сквозь призму идеологических систем // Вопросы экономики. 1995, №2.

88. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Власть и собственность // Социологические исследования. 1991, №11.

89. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: Наука, 1995.

90. Роль государства в развитии общества: Россия и международный опыт. М., 1997.

91. Новое российское предпринимательство в оценках экспертов // Мир России. 1993, №3.

92. Развитие социальной структуры общества в СССР / Отв. ред. В.Н.Иванов. М.: наука, 1985.

93. Региональные проблемы социальной мобильности / Отв. ред. Ф.Р.Филиппов. М.: наука, 1991.

94. Российская элита: опыт социологического анализа / Под ред. К.И.Микульского. М.: Наука, 1998-1996. Части 1 и 2.

95. Российское предпринимательство: опыт социологического анализа/ Под ред. Н.И.Лапина. М.: ИНИОН РАН, 1993.

96. Руткевич М.Н. интеллигенция в развитом социалистическом обществе. М.: Политиздат, 1977.

97. Руткевич М.Н. сближение классов и социальных групп на этапе развитого социализма в СССР. М.: Знание, 1976.

98. Руткевич М.Н. Тенденции развития социальной структуры советского общества. Лекция. М.: Мысль, 1975.

99. Руткевич М.Н., Филиппов Ф.Р. Социальные перемещения. М.: Мысль, 1970.

100. Рывкина Р.В. Советская социология и теория социальной стратификации // Постижение. М.: Прогресс, 1989.

101. Рывкина Р.В. Социальная структура общества как регулятор развития экономики. АН СО Институт экономики и организации промышленногопроизводства. Новосибирск, 1988.

102. Рывкина Р.В. Влияние новой правящей элиты на ход и результаты экономических реформ // Социологические исследования. 1995, №11.

103. Рывкина Р.В. Формирование новых экономических классов в России // Социологический журнал. 1994, №4.

104. Сорокин П.А. Система социологии. Пг.:Колос, 1920. Т. 1,2.

105. Социальная инженерия. Курс лекций / Под ред. Ю.М.Резника, В.В.Щербины. М.: Союз, 1996.

106. Социальная инженерия. Сборник трудов семинара. / Под ред. Ю.М.Резника, В.В.Щербины. М.: Союз, 1996.

107. Социальное развитие советской интеллигенции / Отв. ред. Р.Г.Яновский. М.: наука, 1986.

108. Социально-стратификационные процессы в современном обществе / Под ред. З.Т.Голенковой. М.: ИС РАН, 1993. Кн. 1,2.

109. Социология труда / Под ред. Н.И.Дряхлова, А.И.Кравченко, В.В.Щербины. М.: МГУ, 1993.

110. Социальные структуры и социальные субъекты / Под ред. В.А.Ядова. М.: ИС РАН, 1992.

111. Социальные проблемы труда и производства. Советско-польское сравнительное исследование / Под ред. Г.В.Осипова и Я.Щепаньского. М. -Варшава, 1969.

112. Социальные технологии в системе производства зарубежных стран. Хрестоматия / под ред. Г.Д.Никредина и др. Минск-Волгоград, 1993. Т. 1,2.

113. Социальные технологии. Толковый словарь / под ред. В.Н.Иванова и др. М.-Белгород, 1995.

114. Способы адаптации населения к новой социально-экономической ситуации в России. М., 1999.

115. Стабилизация регионального развития. Общий подход и опыт конкретных регионов. М., 1996.

116. Становление нового российского предпринимательства / Под ред. В.А.Радаева. М.: ИЭ РАН, 1993.

117. Стариков E.H. Социальная структура переходного общества (Опыт инвентаризации) // Полис. 1994, №4.

118. Стендинг Г., Четвернина Т. Загадки российской безработицы (по материалам обследований центров занятости Ленинградской области) // Вопросы экономики. 1993, №12.

119. Технологии управления социально-экономическими процессами в регионе. Майкоп Ростов-на-Дону, 1999.

120. Трансформация российских региональных элит в сравнительной перспективе. М., 1999.

121. Умов В.И. Российский средний класс: Социальная реальность и политический фантом // Полис. 1993, №4.

122. Федеральный центр и субъекты Российской Федерации. М., 1997.

123. Филиппов Ф.Р. От поколения к поколению: Социальная подвижность. М.: Мысль, 1989.

124. Формирование социально-структурных общностей городского населения / Отв. ред. З.Т.Голенкова. М.: ИС РАН, 1994.

125. Халипов В.М. Власть. (Основы кратологии). М.: Луч, 1995.

126. Хибовская Е.А. Угроза безработицы: положение занятых в негосударственном секторе // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. 1996, №1.

127. Чангли И.И. Труд. Социологические аспекты теории и методологии исследования. М.: Наука, 1973.119

128. Человек и его работа / Под ред. А.Г.Здравомыслова, В.П.Рожина, В.А.Ядова. М.: Мысль, 1967.

129. Чугунова Э.С. Комплексная оценка творческой активности инженера // Социологические исследования. 1984, №3.

130. Шкаратан О.И., Тихонова Н.Е. занятость в России: социальное расслоение на рынке труда // Мир России. 1996, №9.

131. Щербина В.В. Социологическая диагностика (специфика, типы, функции, структура) // Вестник московского университета. Социология и политология. Сер. 18. 1995, №4.

132. Эволюция взаимоотношений центра и регионов России: от конфликтов к поиску согласия. М., 1997.

133. Экономическая социология и перестройка / Общ. Ред. Т.И.Заславской, Р.В.Рывкиной. М.: Прогресс, 1989.

134. Ярыгина Т.В. Бедность в богатой России // Общественные науки и современность. 1994, №2.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 73554