Психологическая природа интермодальной общности ощущений тема диссертации и автореферата по ВАК 19.00.01, кандидат психологических наук Лупенко, Елена Анатольевна

Диссертация и автореферат на тему «Психологическая природа интермодальной общности ощущений». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 338466
Год: 
2008
Автор научной работы: 
Лупенко, Елена Анатольевна
Ученая cтепень: 
кандидат психологических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
19.00.01
Специальность: 
Общая психология, психология личности, история психологии
Количество cтраниц: 
215

Оглавление диссертации кандидат психологических наук Лупенко, Елена Анатольевна

Введение.

Глава 1. Теоретический обзор различных направлений и подходов к изучению синестезии.

1.1. Отечественные исследования синестезии.

1.1.1. «Истинная синестезия» в работах С.В. Кравкова.

1.1.2. Нейропсихологическая концепция синестезии А.Р. Лурии.

1.2. Современные зарубежные исследования синестезии.

1.2.1. Пять особенностей синестезии Р. Цитовича.

1.2.2. Гипотеза о существовании «сильной» и «слабой» (strong and weak) синестезии JI. Маркса и Г. Мартино.

1.2.3. Представления об интерсенсорном взаимодействии в онтогенезе. С.Барон-Коэн и гипотезы неонатальной синестезии и кросс-модального переноса.

1.3. Два принципа когнитивного взаимодействия (амодальный и модальный). Психосемантические исследования синестезии.

1.4. Эмоции как способ кодирования информации (категоризации). Синестезирующая функция эмоций.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Психологическая природа интермодальной общности ощущений"

Актуальность проблемы исследования.

В последнее время в разных областях знания наблюдается возрождение интереса к проблеме синестезии. Феномен синестезии — явление достаточно редкое и до сих пор неподдающееся исчерпывающему объяснению. Накопленный с конца XIX века экспериментальный материал впечатляет индивидуальным многообразием форм синестетических связей и носит порой загадочный характер. Это, по-видимому, отчасти послужило причиной отсутствия единого представления о механизмах, лежащих в основе данного явления, и общей теоретической базы, позволяющей четко систематизировать полученные экспериментальные данные. Несогласованность исследовательских подходов (психофизиологического, общей психологии, клинической и патопсихологии, психологии развития, музыкальной теории, философской эстетики) настолько драматична, что разные авторы принципиально различно понимают сам термин «синестезия». При изучении синестезии по сей день смешиваются самые разнородные явления, наделяемые одним и тем же термином, к примеру:

• феномен непроизвольного возникновения образов определённой модальности при стимуляции другой модальности, например, явление цветного слуха (С.В. Кравков, А.Р. Лурия; S. Baron-Kohen, R. Cytowic);

• аномальные формы синестетических образов, которые можно искусственно моделировать с помощью галлюциногенов, в условиях сенсорной депривации, медитации, эпилепсии (R.Cytowic, F.Wood);

• явления, возникающие при восприятии в недифференцированном, генетически примитивном состоянии сознания (у представителей нецивилизованных племен, при некоторых видах шизофрении) (М. Нордау, H.Werner);

• общезначимые сопоставления, зафиксированные в обыденном языке в виде метафорических сравнений, то есть своеобразное описание переживаний одной модальности на языке другой модальности;

• выделенные в области художественного творчества синестетиче-ские аналогии, продуцируемые в творческом процессе (К. Бальмонт, А. Блок, Т. Рибо, В.Кандинский, А. Скрябин, Н.А. Римский-Корсаков);

• механизм, с помощью которого разнородные объекты соотносятся между собой и который обеспечивает взаимосвязь и группировку различных характеристик стимула в факторы оценки этого стимула (Ch. Osgood, L. Marks).

В ряде работ некоторых авторов в последнее время наметились попытки систематизировать эти явления и тем самым объяснить факт терминологического смешения (Галеев, 2005, Расников, 2006). На наш взгляд, нельзя считать их полностью удачными. Б.М. Галеев, проводя историко-теоретический анализ концепций синестезии в мировой психологии, приходит к выводу, что при изучении синестезии целесообразно обращаться только к тем закономерностям, которые можно получить «на входе» языка искусства (Галеев, 2005, с. 165). Только зафиксированная в словах лексическая и литературная синестезия и музыковедческие тексты «есть великолепный и . бесплатный «лабораторный материал» для изучения этих закономерностей». Все остальные явления, классифицируемые разными авторами как синестезия, Б.М. Галеев считает «нечаянными и бессмысленными отклонениями от нормы» (там же). Это и является причиной, по его мнению, разнородности и несогласованности большинства исследований синестезии.

Г.В. Расников в своей работе преследует цель, наряду с изучением сине-стетических закономерностей соотнесения цветов и звуков, представить попытку понимания феномена синестезии, интегрирующего результаты исследований разных авторов из различных научных подходов, «удобного для всех исследователей». В работе приводится комплексное определение синестезии, учитывающее изучение феномена во всех рассмотренных подходах и предполагающее возможность объединения результатов исследований. По нашему мнению, такой подход является только еще одной констатацией отсутствия универсального представления о природе феномена, и не дает возможности получения единого объяснительного принципа, лежащего в его основе.

Актуальность работы состоит в том, что несмотря на наличие большого эмпирического материала в области изучения синестезии и существования ряда обоснованных гипотез, так и не найдено единых психологических закономерностей, объясняющих природу феномена. Обращает на себя внимание открытость и дискуссионность проблемы. Известно, что удовлетворительной теории синестезии не существует.

Остаются открытыми или недоисследованными следующие вопросы.

1) Являются ли все перечисленные разнородные явления, наделяемые одинаковым термином, проявлением одного и того же механизма или это явления принципиально различной природы.

С одной стороны, существует ряд фактов, связанных с явлением синестезии, которые носят сенсорный характер и зафиксированы также области их мозговой локализации. К ним относятся:

- переживание отдельными людьми реальных непроизвольных синесте-тических образов, при этом в соответствующих зонах мозга зафиксировано изменение его метаболизма (данные позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ - сканирование) и магнитно-резонансного изображения (МРИ — сканирование) - R. Cytowic);

- возникновение синестетических переживаний при сенсорной деприва-ции (R.Cytowic, F.Wood);

- качественные изменения ощущений (в том числе изменение порога чувствительности) под воздействием раздражителей другой модальности (например, влияние акустических раздражителей на ощущение цвета и наоборот) (С.В. Кравков; П.П.Лазарев, Н.Е. Введенский, К. Zietz).

С другой стороны, в ряде исследований констатируется невозможность, несмотря на все предпринятые попытки, построения универсальных для всех людей синестетических схем по принципу соответствия физических характеристик стимулов (например, соответствия звук-спектр) (И. JI. Ванечкина, Б.М.Галеев, Г.В. Расников, Е.А. Лупенко).

Зафиксированный в рамках теории перцептивной установки Д.Н. Узнадзе факт переноса установочных влияний на другую модальность, факт использования в повседневном языке множества метафор, отражающих связи между объектами разных модальностей, исследования в области психосемантики, предполагающие наличие единого оценочного пространства для стимулов различной модальности (Ch. Osgood, Е.А. Артемьева, В.Ф. Петренко, А.Г.Шмелев) — это группа данных, которые свидетельствуют об участии в явлении синестезии более сложных процессов и механизмов психики.

2) Вопрос о врожденности или приобретенности явлений, связанных с синестезией.

Данные о существовании недифференцированного перцептивного пространства в раннем онтогенезе, которое ведет к возникновению феномена синестезии, об обнаружении явлений синестезии уже у одномесячных младенцев (H.Werner, D. Maurer), а также факт передачи по наследству способности переживать синестетические образы (например, семья Набоковых) свидетельствуют в пользу врожденности феномена. Однако рядом авторов отмечается возможность усвоения человеком определённых межмодальных связей, выработанных в культуре и приобретенных в процессе социализации (А.В. Запорожец, Б. М. Галеев).

3) Вопрос об особенностях развития в процессе онтогенеза.

Здесь можно привести следующие данные, требующие своего дальнейшего изучения и интерпретации:

- усиление с возрастом процесса дифференциации сенсорных модальностей (H.Werner); предположение о том, что явление синестезии у взрослых в традиционном ее понимании - это нарушение процесса дифференциации, который не завершился в раннем детстве (D. Maurer);

- многочисленные эксперименты, демонстрирующие синкретичность образов у детей раннего и дошкольного возраста (Л.С. Выготский);

- наименование детьми цветом не имеющих цвета объектов: явлений природы, домашних животных, знакомых людей (одно из проявлений способности детей к интермодальным обобщениям) (Р.Г. Натадзе);

- предположение некоторых авторов о том, что индивидуальные межмодальные связи могут устанавливаться в детстве по принципу ассоциации. Ин-териоризируясь, они становятся бессознательными алгоритмами соотнесения разнородных объектов (Б.М.Галеев).

Целью диссертационной работы является исследование психологической природы интермодального сходства, то есть класса явлений, которые отсекаются в результате слишком узкого традиционного подхода к ее изучению. Эти явления также могут базироваться на непроизвольных, врождённых, но слишком слабых для явной актуализации проявлениях синестезии.

При этом мы намеренно не пользуемся данным термином, чтобы по возможности остаться за рамками существующей терминологической неразберихи, и специально хотим оговориться, что под «интермодальной общностью ощущений» мы понимаем явление, при котором наблюдается субъективное ощущение интермодального сходства или идентичности, но не возникает реального «соощущения» или вторичного ощущения другой модальности.

Объект исследования — оценка и сопоставление объектов разной модальности.

Предмет исследования - психологическая природа интермодального сходства.

Теоретический анализ существующих подходов к изучению синестезии позволил сформулировать ряд гипотез.

Теоретическая гипотеза: В основе переживания субъективного сходства объектов разной модальности (интермодальной общности ощущений) лежат модально-неспецифические процессы, связанные с глубинным, эмоционально-насыщенным и генетически более ранним уровнем категоризации.

Исследовательские гипотезы:

1) На семантическом уровне интермодальное сходство проявляется в наличии областей семантического соответствия объектов разной модальности или их близости в семантическом пространстве на уровне эмоционально-оценочных свойств.

2) Существуют интермодальные характеристики, имеющие эмоциональную основу и присущие всем ощущениям, которые связаны с возникновением субъективного ощущения сходства.

Для подтверждения выдвинутых гипотез мы поставили перед собой следующие задачи:

1) проверить наличие семантической связи между объектами разной модальности, которые воспринимаются или оцениваются как сходные или идентичные;

2) для обеспечения надежности полученных результатов провести семантическое сопоставление на качественно различном материале (цвет и геометрическая форма, музыкальные отрывки, графические рисунки и вербальные обозначения);

3) выделить на семантическом уровне и математически обосновать наличие интермодальных характеристик «интенсивность» и «качество», имеющих эмоциональную основу и присущих всем ощущениям;

4) провести проверку существования однозначных цвето-звуковых соответствий, изучить способы подбора цвета к звуку и попытаться найти психологическое обоснование полученных параллелей.

В соответствии с поставленными задачами было проведено три самостоятельные серии экспериментов. В исследовании приняло участие 132 человека.

Теоретико-методологическую основу исследования составили: - системный подход (Б.Ф. Ломов, Б.Г. Ананьев); • - деятельностный подход (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев);

- теоретический подход к проблеме значения (JI.C. Выготский, А.Р.Лурия, А.Н.Леонтьев);

- представления об амодальности «образа мира» (С.Д. Смирнов);

- представления когнитивной психологии о двух принципах когнитивного взаимодействия (амодальном и модальном, образном и вербальном) (A.Paivio, A.M. Collins, L.W. Barsalou, W.K. Simmons, A.K.Barbey, Р.Л.Солсо, Е.А.Сергиенко, Б.М. Величковский);

- исследования амодального восприятия и интерсенсорного взаимодействия в раннем онтогенезе (Е.А. Сергиенко, Н. Werner, J. Gibson, D.Maurer, E.S. Spelke);

- психосемантические исследования (Ch. Osgood, L.E. Marks, Е.А. Артемьева, В.Ф.Петренко, А.Г. Шмелев, П.В. Яныиин).

Достоверность результатов обеспечивалась валидностью выбранной методики, соответствующей целям и задачам исследования, надежностью статистической обработки данных.

Научная новизна работы состоит в том, что теоретически обосновано и экспериментально показано, что объединение, сопоставление объектов разной модальности происходит на основе глубинного и генетически более раннего уровня категоризации - эмоционального уподобления, обобщения.

Показано, что не непосредственно воспринимаемые, модально-специфические (физические) характеристики стимула являются определяющими при возникновении ощущения интермодального сходства, а амодальные характеристики, носящие неспецифический характер и имеющие эмоциональную основу. То есть сходство или эквивалентность стимулов разной модальности выражается не в сходстве их физических характеристик, а в принадлежности к одной категории. Причем в категорию входят эквивалентные стимулы, вызывающие одну и ту же или сходную эмоциональную реакцию, а не просто физически близкие стимулы.

Показано, что сходные в перцептивном отношении объекты обладают близостью в семантическом пространстве, имеют области семантического соответствия.

Впервые выделены на семантическом уровне и операционализированы интермодальные характеристики, присущие всем ощущениям, - интенсивность и качество, имеющие эмоциональную основу и связанные с возникновением субъективного ощущения сходства.

Теоретическая значимость работы состоит в расширении представлений о природе и интерпретации фактов, относящихся к явлению синестезии. Обращение при изучении синестезии к наиболее общим, базовым, модально-неспецифическим процессам вносит свой вклад в изучение общих механизмов, лежащих в ее основе.

На материале совершенно различных интермодальных сопоставлений получено подтверждение идеи о том, что семантическое структурирование, процесс категоризации происходят уже на самых ранних этапах восприятия, а не являются лишь завершающим этапом когнитивной обработки.

Практическое значение работы:

• результаты исследования можно использовать в учебном процессе, при чтении курсов лекций «Психология ощущения и восприятия», «Когнитивная психология», «Основы психосемантики»;

• данные, полученные в исследовании, могут быть использованы специалистами по психологии восприятия, психологии рекламы, компьютерной графике, дизайнерских разработок, а также при моделировании наиболее гармоничных стимулов разной модальности в целях оптимизации процесса коммуникации, в психотерапевтической и психокоррекцион-ной работе.

На защиту выносятся следующие положения:

1) В основе субъективного ощущения интермодального сходства лежит сходство эмоциональных оценок разномодальных объектов. Сопоставление и объединение объектов разной модальности осуществляется на основе механизма эмоционального уподобления, обобщения.

2) В семантическом пространстве это проявляется в близости разномодальных объектов на уровне эмоционально-оценочных свойств.

3) Возникновение субъективного ощущения сходства связано с сущест-вованияем интермодальных характеристик, присущих всем ощущениям, - интенсивность и качество, которые выступают в качестве интегральных амодальных координат, полюсов семантического пространства. Операциональным аналогом этих характеристик на семантическом уровне являются идентичные для групп стимулов разной модальности кластерные и факторные структуры.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты исследования были доложены на 1-й Международной конференции «Творчество, взгляд с разных сторон», Москва-Звенигород, сентябрь 2005г.; на ежегодной научной конференции ИП РАН, февраль 2006г.; на Международной научной конференции «Б.Г.Ананьев - выдающийся психолог XX столетия». С.-Петербург, октябрь 2007 г.; на 3-й Международной конференции по когнитивной науке. Москва, 2008 г.; на заседаниях лаборатории когнитивной психологии 2002 г. и лаборатории психологии развития 2005 г.

Публикации: по материалам исследования опубликовано 8 научных работ (3 статьи, 2 из них в рецензируемых журналах, и 5 тезисов).

Объем и структура диссертационной работы. Диссертация изложена на 141 странице машинописного текста, состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка литературы и двух приложений. Список литературы включает 143 наименования, из них 43 на иностранных языках. Работа содержит 9 таблиц и 17 рисунков.

Заключение диссертации по теме "Общая психология, психология личности, история психологии", Лупенко, Елена Анатольевна

Выводы:

1) На основе проведенного эксперимента и его результатов подтверждено понимание синестезии как когнитивного механизма, включающего в себя процессы ранней семантической обработки и категоризации. На материале совершенно различных интермодальных сопоставлений получено подтверждение идеи о том, что семантическое структурирование, процесс категоризации происходят уже на самых ранних этапах восприятия, а не являются лишь завершающим этапом когнитивной обработки.

2) Полученные нами данные, таким образом, свидетельствуют о необходимости обращения при изучении явления синестезии не только к накоплению новых фактов, лежащих в области чисто сенсорно-перцептивной феноменологии возникновения ощущения в неспецифической модальности, но и к базовому, неспецифическому, амодально-му уровню переработки и хранения информации.

3) Таким наиболее древним, амодальным уровнем является уровень эмоционального отражения. Это, а также данные о способности к интерсенсорному взаимодействию на самых ранних этапах онтогенеза дают нам основание считать верным утверждение о генетически более раннем, глубинном характере обобщения при сопоставлении стимулов разной модальности. Можно предположить, что этот механизм является врожденным.

4) В нашем исследовании было экспериментально показано, что в основе субъективного сходства объектов разной модальности лежит семантическое сходство этих объектов на уровне эмоционально-оценочных свойств, что свидетельствует об их эмоциональном сходстве. Этот факт был получен при анализе качественно различных стимулов: цвет и форма, музыкальные отрывки, графические рисунки, вербальные обозначения (осуществлен полный круг межмодальных переходов). То есть, наряду со смысловым использовался максимально неозначенный материал. Подобное сравнение подтвердило существование одного и того же механизма обобщения, что свидетельствует о его универсальности.

5) На семантическом уровне выделены интермодальные характеристики, имеющие эмоциональную основу и присущие всем ощущениям, - интенсивность и качество, которые связаны с возникновением субъективного ощущения сходства. Операциональным аналогом этих характеристик в семантическом пространстве являются идентичные для групп стимулов разной модальности кластерные и факторные структуры. Таким образом, в качестве наиболее мощных категоризующих признаков в нашем исследовании выступают характеристики, связанные с глубинным, коннотативным уровнем категоризации, что полностью согласуется с полученными ранее данными.

6) Результаты изучения цвето-звуковых соответствий также подтверждают идею о неспецифичности процессов, лежащих в основе подбора цвета к звуку, базирующихся на эмоционально-смысловой оценке звучания музыкальных элементов и соответствующих цветов. Этот факт свидетельствует о наличии интермодальных связей и участии механизма эмоционального обобщения при цвето-звуковом сопоставлении.

Заключение.

В отличие от принятого в психофизиологии понимания синестезии исключительно как феномена реального «соощущения» или вторичного ощущения другой модальности, факта «взаимовлияния рецепторных систем» (А.Р. Лурия, С.В. Кравков, Р. Цитович и др.), мы вслед за рядом авторов (Ч. Осгуд, Л. Маркс, В.Ф. Петренко, П.В. Яньшин, Г.В. Расников) в своем исследовании подтвердили идею о синестезии как универсальном механизме взаимотрансляции семантического содержания различных перцептивных модальностей, как способе соотнесения различных объектов между собой с помощью внутренней «системы координат», системы категорий, организующих субъективное пространство человека. Этот механизм присутствует у всех людей, является неосознанным, непроизвольным и интенсивно используется при решении различных когнитивных задач. В нашем исследовании не предлагается абсолютно новое понимание синестезии, а теоретически и экспериментально обосновывается необходимость обращения при ее изучении к наиболее общим, базовым, модально-неспецифическим процессам. Это, по-нашему мнению, позволит лучше понять природу синестезии, сможет помочь систематизировать накопленный эмпирический материал и объединить усилия различных подходов к изучению явления.

Принципиально важным для нашего исследования является тот факт, что механизмы амодального восприятия и интерсенсорного взаимодействия представлены уже на самых ранних этапах онтогенеза (Сергиенко, 1995, 1996, 1998; Maurer, 1993), что от рождения у младенцев существуют системы репрезентации, которые позволяют объединять стимулы разной модальности и осуществлять кросс-модальные переносы с одной модальности на другую. Это возможно благодаря существованию более общих, базовых неспецифических процессов. Поэтому представление о том, что «мир новорожденного - это гудящий, цветущий беспорядок, и ребенок находится во власти запахов, звуков, света и цвета, внутренних ощущений» - ошибочно (Сергиенко, 2000, с. 4).

Амодальное восприятие является исходной формой отражения, и только процесс дифференциации чувственных модальностей в течение фило- и онтогенеза делает возможным отражение специфических качеств чувственного образа (зрительного, слухового и т.д.). Как известно, у низших организмов вообще нет дифференциации модальностей (Бауэр, 1979).

Опираясь на полученные нами результаты, можно говорить о том, что синестезия - глубинный механизм психики, осуществляющий трансформацию содержания одной перцептивной модальности в форму любой другой модальности при помощи эмоционального уподобления, обобщения. На основе этого механизма происходит первичная оценка и организация самых разнообразных стимулов, в качестве которых выступают не только ощущения разных модальностей (зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые), но и сами эмоциональные состояния, чувства, настроения, и даже, согласно В.В. Кандинскому, пронизанные эмоциями «идеи» или абстрактные понятия: «тепло», «холод», «удаление», «приближение», «движение», «покой» и т.п. (Кандинский, 1989). Речь при этом идёт не о предметной оценке воспринимаемых объектов, а о более глубинном процессе «первооценки» (Е. Ю. Артемьева).

Эти же закономерности являются основанием для реализации более частных феноменов, представленных сознанию, проецируясь в структуры вербальных значений, что зафиксировано в устойчивых речевых оборотах, понятных всем, - «сердечная речь», «мрачное настроение», «розовые очки», «серая тоска» и т.п. Происходит процесс «осознания» коннотативного уровня и отображения его на поверхностном в форме метафор, поэтических сравнений (Петренко, 2005, с. 15). Базовым механизмом подобного соотнесения, метафорических переносов, является тот же, что используется и при «перво-оценке» воспринимаемых объектов - механизм эмоционального обобщения.

Участием этого же механизма мы можем объяснить полученный нами факт идентичности семантических оценок разных по иконографическому содержанию рисунков, но относящихся к одной и той же мелодии или одному и тому же эмоциональному состоянию: не непосредственно воспринимаемые свойства оказываются наиболее значимыми при восприятии изображения, а общее впечатление, которое детерминировано эмоционально.

Все это позволяет говорить об изоморфизме семантических пространств ощущений разной модальности и самих эмоций и рассматривать их как гомоморфные образования, обладающие устойчивой семантической структурой, что и было продемонстрировано в нашем исследовании.

Как уже упоминалось выше (см. 3.4), отражение в форме эмоции является наиболее древним, низкодифференцированным, амодальным способом взаимодействия со средой и поэтому является первичным. «Грубый и быстрый прогноз по наиболее значимым факторам дается в форме эмоционального отражения, а более точный, детальный, соответственно менее оперативный — с помощью разворачивающейся во времени познавательной деятельности, предметом которой становятся события, предварительно помеченные эмоциями» (Смирнов, 1985, с. 163).

Можно сказать, что модальность того или иного воздействия (отнесенность его к зрению, слуху и т.д.) не является исходным моментом восприятия (Величковский, 1982). Впечатление о соотнесенности образа с базовыми категориями, имеющими эмоциональную основу, возникает во времени раньше, чем знание о том, с помощью чего воспринят объект. Мы часто видим различия или подобие между объектами, не имея возможности выделить те отдельные ощущения, которые «ответственны» за это впечатление (см. напр. Hess, 1965; Владимиров, 2004). Крайние случаи возникновения перцептивной защиты, вытеснения объясняются тем обстоятельством, что результаты первичной грубой эмоциональной оценки приводят к тому, что объект не воспринимается на сознательном уровне (Костандов, 1973).

Таким образом, сделанный в работе вывод о том, что механизм эмоционального обобщения объясняет природу интермодального сходства объектов разной модальности вносит свой вклад в представление о механизмах, сопровождающих когнитивную деятельность человека в целом (можно предположить, что эмоциональное обобщение, наряду с другими его видами, используется для оценки и структурирования всех психических явлений), а также об амодальности образа мира.

Любой модальный стимул для человека — это, прежде всего, «некоторая несущая, посредник, который открывает нам саму вещь, а не её конкретно-модальное воплощение» (Смирнов, 1981, с. 20). Дж. Гибсон рассматривает наши модальные чувства, взятые на уровне восприятия, не как пять или шесть каналов для проведения ощущений различной модальности, а как разные способы обращать внимание на одну и ту же вещь или явление, выделять их в ряДУ других вещей или явлений (Gibson, 1966). Об этом же говорит В.А.Лекторский: «.предметный перцептивный образ не только до известной степени независим от чувственной ткани, но и в своей смысловой структуре несет осознание мира как существующего амодально, т.е. независимо от сенсорных модальностей: зрительной, тактильной и т.д. .Воспринимаемый мир — форма существования схемы мира в той или иной модальности» (Лекторский, 1978, с. 18—19).

А.Н. Леонтьев приводит примечательное высказывание Ф. Энгельса о том, что свойства, о которых мы узнаем посредством зрения, слуха, обоняния и т. д., не абсолютно различны, наше «я» вбирает в себя различные чувственные впечатления, объединяя их в целое как «совместные» свойства (Леонтьев, 1983). Совмещенность модальностей является условием по отношению к образу. Как предмет — «узел свойств», так образ — «узел модальных ощущений». «Образ мира слепоглухого не другой, чем образ мира зрячеслышащего, а создан из другого строительного материала, из материала других модальностей, соткан из другой чувственной ткани» (там же, с. 260).

Дж. Гибсон специально обращает внимание на возможность восприятия в отсутствии чувственных впечатлений или при наличии неадекватно осознанных ощущений (Gibson, 1966). Исследование синестезии у слепоглухих показало сохранность у них синестетических обобщений, что иллюстрирует существование «общей схемы» образа мира на уровне глубинной семантики (Петренко, Вайшвилайте, 1993).

Таким образом, не конкретное ощущение говорит нам о том, какому целостному образу оно принадлежит, а, напротив, целостный образ задает место отдельному ощущению в структуре образа (Смирнов, 1981). Именно синтетический и целостный характер такого конструкта, как образ мира, и позволяет нам с его помощью ответить на вопрос о том, что же обеспечивает синтез чувственного образа из хаоса отдельных ощущений.

Мы не строим образ заново на основе наличной стимуляции - пишет С.Д. Смирнов, - и не вводим его затем в нашу картину мира, не вырабатываем далее отношение к нему.Все обстоит как раз наоборот. И предметное значение, и эмоционально-личностный смысл образа предшествуют его актуальному чувственному переживанию» (Смирнов, 1985, с. 143). Это и есть та важнейшая активная составляющая, некая «подводная часть айсберга», которая участвует в познавательном акте до момента воздействия стимула, позволяет инвариантно воспринимать объекты разной модальности и на основе восприятия одной модальности реконструировать целостный образ.

Перспективы исследования.

• Связь полученных нами результатов с данными по изучению механизмов амодального восприятия и интерсенсорного взаимодействия в раннем онтогенезе свидетельствует о том, что они являются базовыми для изучения природы интермодального сходства и синестезии у взрослых. Это ставит задачу углубления теоретических и эмпирических изысканий в области исследования процессов интеграции и дифференциации в разные возрастные периоды. Кроме того, интересным представляется изучение формирования системы собственно перцептивных или невербальных значений как продолжение развития амодального восприятия.

• Продолжением нашего исследования может явиться поиск психологических закономерностей возникновения и функционирования синестетических образов у «истинных синестетов» с новых исследовательских позиций. • С этой точки зрения возможной линией исследования может быть сравнение и поиск психологических параллелей у групп детей-синестетов и синестетов-взрослых.

Список литературы диссертационного исследования кандидат психологических наук Лупенко, Елена Анатольевна, 2008 год

1. Александров Ю.И. От эмоций к сознанию. // Психология творчества: школа Я.А. Пономарева / под ред. Ушакова Д.В. М.: Изд-во ИП РАН, 2006. С. 293-328.

2. Арнхейм Р. Искусство и визуальное восприятие. М.: Изд-во «Прогресс», 1974.

3. Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М.: Изд-во МГУ, 1980.

4. Артемьева Е.Ю., Стрелков Ю.К., Серкин В.П. Описание структур субъективного опыта: контекст и задачи. // Мышление. Общение. Опыт. Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 1983. С. 99-108.

5. Артемьева Е.Ю. Семантические измерения как модели. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1991, № 1. С. 61 73.

6. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М., 1996.

7. Бардин К. В., Индлин Ю.А. Начала субъектной психофизики. М., 1993. 4.1.

8. Бауэр Т. Психическое развитие младенца. М.: Прогресс, 1979.

9. Беляева-Экземплярская С.Н. О психологии восприятия музыки. М., 1923.

10. Благонадёжина JI.B. Психологический анализ слухового представления мелодии. // Уч. зап. Гос. ин-та психологии. М., 1940. Т.1.

11. Брудный А.А. Значение слова и психология противопоставлений. // Семантическая структура слова. М.: Наука, 1971. С. 19-27.

12. Брунер Дж. Психология познания. М., Изд-во «Прогресс», 1977.

13. Брушлинский А.В., Сергиенко Е.А. Ментальная репрезентация как системная модель в когнитивной психологии (предисловие). // Ментальная репрезентация: динамика и структура М.: Изд-во ИП РАН, 1998. С.5-22.

14. Будаев Э.В., Чудинов А.П. «Метафоры, которыми мы живем»: Преобразования прецедентного названия. // Политическая лингвистика. Вып. 2 (22). Екатеринбург, 2007. С. 99-106.

15. Ванечкина И.Л. Некоторые итоги анкетного опроса по выявлению закономерностей «цветного слуха» среди членов Союза композиторов СССР. // Доклады VI Всесоюзной акустической конференции. М., 1968.

16. Ванечкина И.Л., Галеев Б.М. «Цветной слух» и «теория аффектов» (на примере изучения семантики тональностей) // Языки науки — языки искусства. М., 2000. С. 139-143.

17. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М.: Изд-во МГУ, 1982.

18. Владимиров И.Ю. Особенности строения и функционирования ментальной модели партнера по общению. Дис. . канд. психол. наук. Ярославль, 2004.

19. Вундт В. Психология душевных волнений // Психология эмоций. Тексты. / Под ред. Вилюнаса В.К., Гиппенрейтер Ю.Б. М.: Изд-во МГУ, 1984. С.47-63.

20. Выготский Л.С. Собрание сочинений. T.l. М: Педагогика, 1982.

21. Галеев Б.М. Рассказ о видимой музыке // Панорама. М., 1967.

22. Галеев Б.М. Философские проблемы светомузыкального синтезирования как формы отражения действительности. Автореф. дис. . канд. филос. наук. Казань, 1973.

23. Галеев Б.М. Человек, искусство, техника. Казань: Изд-во КГУ, 1987.

24. Галеев Б.М. О теориях аномальной синестезии или об «аномальных» теорих синестезии. // Проблема развития современного общества (ма-тер.конф.). Казань: Изд-во КГТУ, 2004.

25. Галеев Б.М. Историко-теоретический анализ концепций синестезии в мировой психологии. // Вестник Российского гуманитарного научного фонда. 2005. № 1(38). С. 159-168.

26. Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. М.: Прогресс, 1988.

27. Ельмслев JI. Молено ли считать, что значения слов образуют структуру? // Новое в лингвистике. Вып. 2. М., 1962.

28. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов. М.: Изд-во «Флинта», 2006.

29. Изард К.Э. Эмоции человека. М.: Изд-во МГУ, 1980.

30. Кандинский В. В. О духовном в искусстве. JL, 1989.

31. Костандов Э.А. Влияние отрицательных эмоций на восприятие. // Вопр. психол. 1973, №6. С. 60-72.

32. Корж Н.Н., Лупенко Е.А., Сафуанова О.В. Сенсорно-мнемические задачи и индивидуально-личностные особенности // Психол. журн. 1990, т.11,№5.С. 24-31.

33. Корж Н.Н., Ребеко Т.А. Красный цвет: существует ли он? / Проблема цвета в психологии. / Под. ред. Митькина А.А., Корж Н.Н. М.: «Наука», 1993. С. 121-136.

34. Кравков С.В. Взаимодействие органов чувств. М.: Изд-во АН СССР, 1948.

35. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем. // Теория метафоры. М., 1990. С. 387-415. Пер. Н.В. Перцова.

36. Лекторский В.А. Познавательное отношение: пути исследования его природы. Автореф. дис. . докт. филос. наук. М.: Изд-во МГУ, 1978.

37. Леонтьев А.А. Психологическая структура значения. // Семантическая структура слова. М.: Наука, 1971.

38. Леонтьев А.А. Знак и деятельность. // Вопр. философии. 1975, №2.

39. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.

40. Леонтьев А.Н. Психология образа. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1979, №2.

41. Леонтьев А.Н. Образ мира. / Избранные психологические произведения. М.: Педагогика, 1983.

42. Леонтьев К. Музыка и цвет. М., 1961.

43. Леонтьев К. Цвет Прометея. М., 1965.

44. Лурия А.Р. Ощущение и восприятие. М., 1975.

45. Лурия А. Р. Маленькая книжка о большой памяти. М.: Издательство МГУ, 1980.

46. Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. Москва: Academia, 2002.

47. Медушевский В.В. О закономерностях и средствах художественного воздействия музыки. М., 1976.

48. Назарова Л.С. Экспериментальное исследование внегеометрических признаков восприятия в норме и патологии.- Дис. . канд. психол. наук. М., 1979.

49. Натадзе Р.Г. К вопросу о психологической природе интермодальной общности ощущений. // Вопр. психол. 1979, №6. С.49-57.

50. Найсер У. Познание и реальность: смысл и принципы когнитивной психологии. М., 1981.

51. Осгуд Ч., Суси Дж., Тапненбаум П. Приложение методики семантического дифференциала к исследованиям по эстетике и смежным проблемам // Семиотика и искусствометрия. М.: Мир, 1972. С. 278-297.

52. Петренко В.Ф. Психологическое исследование значения на словесном и образном уровнях. Дис. . канд. психол. наук. М., 1978.

53. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику. Исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М.: Изд-во МГУ, 1983.

54. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М., Изд-во МГУ, 1988.

55. Петренко В.Ф. Психосемантический подход к исследованию сознания и личности. // Психологическое обозрение. 1996. № 2(3). С. 12-17.

56. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. Смоленск: Изд-во СГУ, 1997.

57. Петренко В.Ф. Психосемантические аспекты картины мира субъекта. // Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2005. Т.2. №2. С.3-23.

58. Петренко В.Ф., Вайшвилайте В. Особенности категоризации собственного дефекта у людей с нарушенным зрением. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1993, №3. С.61-65.

59. Петренко В.Ф., Василенко С.В. О перцептивной категоризации. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1977, №1. С.26-34.

60. Петренко В.Ф., Нистратов А.А., Хайруллаева JI.M. Исследование семантической структуры образной репрезентации методом невербального семантического дифференциала. // Вестн. Сер. 14. Психология. 1980, №2. С.27-36.

61. Петрушин В.И. Музыкальная психология. М.: Изд-во «Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС», 1997.

62. Петухов В.В. Образ мира и психологическое изучение мышления. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1984, № 4. С. 13-21.

63. Подпругина В.В. Инвариантные структуры эмоциональных представлений у детей школьного возраста. Магистерская дисс. М., 1998.

64. Прибрам К. Языки мозга. М., 1975.

65. Прохоров А.О. Семантические пространства психических состояний. Дубна, Изд-во «Феникс», 2005.

66. Pare Ю., Назайкинский Е. О художественных возможностях синтеза музыки и цвета (на материале анализа симфонической поэмы «Прометей» А.Н.Скрябина). // Музыкальное искусство и наука. Вып.1. М., 1970.

67. Рамачандран В., Хаббард Э. Звучащие краски и вкусные прикосновения. // В мире науки. 2003, №8. С.47-53.

68. Расников Г.В. Особенности цвето-звуковой синестезии. — Дис. . канд. психол. наук. М., 2006.

69. Ребеко Т.А. Ментальная репрезентация как формат хранения информации // Ментальная репрезентация: динамика и структура М.: Изд-во ИПРАН, 1998. С. 25-54.

70. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М., 1979.

71. Римский-Корсаков Н.А. Музыкальные статьи и заметки. СПб., 1911.

72. Румянцева А.Н. Экспериментальная проверка методики исследования индивидуального предпочтения цвета. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1986, №1.

73. Русина Н.А. Семантические представления о свойствах разномодаль-ных объектов. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1982, №3. С. 26-38.

74. Сабанеев JI. Воспоминания о Скрябине. М., 1925.

75. Сабанеев JT. О звуко-цветовом соответствии. // Музыка. 1911, №9. С. 196-200.i

76. Садов В.А., Шпагонова Н.Г. Роль семантики в восприятии длительностей естественных и психофизических сигналов. // Психофизика сегодня. М., Изд-во ИП РАН, 2006. С. 297-303.

77. Сафуанова О.В. Формы репрезентации цвета в субъективном опыте. Автореф. дис. . канд. психол. наук. М., 1994.

78. Сергиенко Е.А. Влияние ранней зрительной депривации на интерсенсорное взаимодействие. //Психол. журн. 1995, т.16, №5. С. 32-48.

79. Сергиенко Е.А. Истоки познания: онтогенетический аспект. // Психол. журн. 1996, т. 17, №4. С. 43-54.

80. Сергиенко Е.А. Когнитивная репрезентация в раннем онтогенезе человека. // Ментальная репрезентация: динамика и структура. М.: Изд-во ИПРАН, 1998. С. 135-162.

81. Сергиенко Е.А. Роль раннего зрительного опыта в развитии интерсенсорного взаимодействия в раннем онтогенезе человека. // Ментальнаярепрезентация: динамика и структура М.: Изд-во ИП РАН, 1998. С. 163-198.

82. Сергиенко Е.А. Восприятие и действие: взгляд на проблему с позиций онтогенетических исследований. // Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2004. Т. 1. №2. С. 16-38.

83. Сергиенко Е.А. Раннее когнитивное развитие. М.: Изд-во ИП РАН, 2006.

84. Смирнов И.В., Безносюк Е.В., Журавлев А.Н. Психотехнологии: Компьютерный психосемантический анализ и психокоррекция на неосознаваемом уровне. М., 1995.

85. Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1981, №2. С. 15-29.

86. Смирнов С.Д. Понятие «образ мира» и его значение для психологии познавательных процессов. // А.Н. Леонтьев и современная психология. М., 1983.

87. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности человеческого отражения. М.: Изд-во МГУ, 1985.

88. Соловьев В.Д. К когнитивной классификации эмоций. // Первая Российская конференция по когнитивной науке. Казань, 2004. С.225-226.

89. Табидзе О.И. Проблема взаимоотношения ощущений в психологии. Автореф. дис. . канд. пед. наук (по психол.). Тбилиси, 1956.

90. Теплов Б.М. Психология музыкальных способностей. М., 2003.

91. Холопова В.Н. Музыка как вид искусства. СПб., 2000.

92. Шадриков В.Д. Введение в психологию: эмоции и чувства. Учеб. пособие. М.: Логос, 2002.

93. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику. М.: МГУ, 1983.

94. Шуман Р. Характеристика тональностей. // Музыкальная эстетика Германии XIX века: в 2-х т. М., 1982. Т.1.

95. Цоллингер Г. Биологические аспекты цветовой лексики. // Красота и мозг. Биологические аспекты эстетики. / Под ред. И. Ренчлера, Б. Херцбергер, Д. Эпстайна. М., 1995. С. 156-172.

96. Эткинд A.M. Опыт теоретической интерпретации семантического дифференциала//Вопр. психол. 1979, №1. С. 17-27.

97. Яныпин П.В. Введение в психосемантику цвета. Учебное пособие. Самара: Изд-во Сам! НУ, 2001.

98. Яньшин П.В. Психосемантический анализ категоризации цвета в структуре сознания субъекта. / Автореф. дисс. . доктора психол. наук. М, 2001.

99. ЮО.Ястребцов В.В. О цветном звукосозерцании Н.А.Римского-Корсакова // Русская музыкальная газета. 1908. №39-40.

100. Barsalou L.W., Barbey А.К., Simmons W.K. & Santos A. Emlodiment in Religions Knowledge. // Journal of Cognition and Culture. 5. 1-2. Koninkli-jke Brill NV, Leiden, 2005.

101. Barsalou L.W., Simmons W.K., Barbey A.K. & Wilson C.D. Grounding conceptual knowledge in modality-specific systems. // Trends in Cognitive Sciences. 2003. Vol. 7. №2.

102. Baron-Cohen S. Is There a Normal Phase of Synaesthesia in Development? Psyche, 2(27), June, 1996.

103. Baron-Cohen S. and Harrison J.E. Synaesthesia: classic and contemporary readings. Oxford, 1996.

104. Bleuler E. u. Lehman K. Zwangmassige Lichter Scheinungen durch Schall und verwandte Erscheinungen auf dem Gebiete der anderen Sinnesemp-findungen. Leipzig, 1881.

105. Clark J.M., Pavio A. A dual coding perceptive on encoding processes // Imagery and related mnemonic process. Theories, Individual Differences, and Applications. 1987. P. 5-33.

106. Collins A.M. & Lofitus E.F. A spreading activation theory of semantic processing. //Psychol. Rev. 1975. Vol.82, p. 407-428.

107. Cytowic R. E. Synesthesia: A Union of the Senses. New York: Springer Verlag, 1989.

108. Cytowic R. E. The Man Who Tasted Shapes: A Bizarre Medical Mystery Offers Revolutionary Insights into Reasoning, Emotion, and Consciousness. N.- Y.: Putnam, 1993.

109. Cytowic R.E. Synesthesia: Phenomenology and Neuropsychology. A Review of Current Knowledge. / Psyche, 2(10), 1995.11 l.Cytowic R. E. Touching Tastes, Seeing Smells and Shaking Up Brain Science. / Cerebrum. 2002.Vol. 4.3.

110. Cytowic R.E., Wood F.B. Synesthesia: A Review of Major Theories and Their Brain Basis. / Brain and cognition. 1982.Vol.l, p.23-35.

111. Dehay C., Bullier J. and Kennedi H. Transient projections from the frontoparietal and temporal cortex to areas 17, 18, and 19 in the kitten. Experimental Brain Research. 1984.Vol. 57, p.208-212.

112. Denis M. Image et cognition. Paris, 1989. P.284.

113. Emrich H.M., Schneider U., Zeedler M. Welche Farbe hat der Montag? Stuttgart, 2002.

114. Gibson J. The senses considered as perceptual systems. L., 1966.

115. Gibson E. Principles of perceptual learning and development. N.-Y.: Apple-ton, 1969.

116. Grossenbacher P.G., Lovelace C.T. Mechanisms of synaesthesia: cognitive and physiological contains. -Trends in cognitive sciences. 2001.Vol.5, №1, p.36-41.

117. Hess E. Attitude and pupil size. // Scientific Amer. 1965, 212, p. 46-54.

118. Hoffman R. Developmental changes in human visual evoked potentials to patterned stimuli recorded at different scalp locations. Child Development. 1978.Vol. 49, p. 110-118.

119. Karwoski T.F., Odbert H.S., Osgood C.E. Studies in synesthetic thinking: II. The roles of form in visual responses to music. J. gen. Psychol. 1942.Vol. 26, p. 199-222.

120. Lewkowicz D., Turkewitz G. Cross-modal equivalences in early infancy: auditoryvisual intensity matching. Developmental Psychology. 1980. Vol. 16, p. 597-607.

121. Lewkowicz D.J. of perception in human infants // Intersensory interactions in human development. N.-Y., 1994. P. 165-203.

122. Marks L.E. On colored-hearing synesthesia: cross-modal translations of sensory dimensions // Psychological Bulletin. 1975.Vol. 82. №3.

123. Marks L. E. The Unity of the Senses. Interrelations among the Modalities.: Academic Press, New York, San Francisco, London, 1978.

124. Marks L.E. On cross-modal similarity: perceiving temporal patterns by hearing, touch and vision // Perception & Psychophysics. 1987. Vol. 42, N3, p. 250-256.

125. Martino G., Marks L. E.: Strong and Weak. / Current Directions in Psychological Science. 2001.Vol. 10, N. 2.

126. Meltzoff A. and Borton R. Intermodal matching by human neonates. Nature. 1979.Vol. 282, p. 403-404.

127. Osgood Ch., Suci C.J., Tannenbaum P.H. The measurement of meaning. Urbana, 1957.

128. Osgood Ch.E. Studies on generality of affective meaning system. // Amer. Psychol. 1962. Vol.17.

129. Osgood Ch.E., McGuigan F.J. Psychophysiological correlates of meaning: essences or traces? // The psychophysiology of thinking. N.Y., 1973.

130. Paivio A. Imagery and verbal processes. N.Y., 1971.

131. Rose S., Gottfried A., Bridger W. Effects of visual, haptic, and manipulatory experiences on infants' visual recognition memory of objects. Developmental Psychology. 1978. Vol. 17, p.90-98.

132. Smith E.E., Shoben E.J. & Rips LJ. Structure and process in semantic memory: A featural model for semantic detections. // Psychol. Rev. 1974. Vol. 81, p. 214-241.

133. Smith C.A., Ellsworth P.C. Patterns of cognitive appraisal in emotion. // Journal of personality and Social Psychologie. 1985. V. 48, p. 813-838.

134. Snider J.G. and Osgood Ch. E. (Eds.) Semantic Differential Technique: A Sourcebook. Chicago: Aldine. 1969.

135. Wellek A. Zur Geschichte und Kritik der Synasthesie-Forschung. Archiv fur Gesamte Psychologie. 1931. Bd.79, S.325-384.

136. Werner H. L'unite des ses // Journal de Psychologie Normal et Patholoque. 1934. Vol.31, №3-4.

137. Werner H. Intermodale Qualitaten (synestesien). Handbuch der Psychologie in 12 Banden. B.l. Halbband 1, 1966.

138. Werner H. Comparative psychology of mental development. New York: International Press, 1973.

139. Wilson E.O. Consilience. The unity of knowledge. New York: A.A. Knoff, 1998.

140. Williams J.M. Synaesthetic adjectives: A possible law of semantic change. Language, 52, 1976. P. 461-472.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 338466