Пути и основания концептуализации экологического императива тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.01, кандидат философских наук Казновская, Юлия Анатольевна

Диссертация и автореферат на тему «Пути и основания концептуализации экологического императива». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 176233
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Казновская, Юлия Анатольевна
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
09.00.01
Специальность: 
Онтология и теория познания
Количество cтраниц: 
145

Оглавление диссертации кандидат философских наук Казновская, Юлия Анатольевна

Введение.

Глава 1. Содержание экологического императива.

1. Экологический императив в идеологическом пространстве экологии.

2. Становление идеи мировоззренчески-этического экологического императива.

3. Концептуализация экологического императива как философско-методологическая задача.

4. Проблемные места в содержании экологического императива.

Глава 2. Фундаментальные философские основания концептуализации экологического императива.

1. Аксиологические основания концептуализации экологического императива.

2. Онтологические основания концептуализации экологического императива.

3. Гносеологические основания концептуализации экологического императива.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Пути и основания концептуализации экологического императива"

Тема экологии обнаружила свою актуальность лишь в XX веке, веке НТР и резкой интенсификации связанных с наукой и техникой процессов, обеспечившей невиданные в истории масштабы преобразовательной деятельности человечества. Предполагалось, что бурное развитие науки непременно будет сопровождаться аналогичными процессами в социальной и культурной сфере, что в определенных отношениях оправдалось (хотя и не только в положительном смысле). Но, как оказалось, не так-то просто, сделав шаг вперед, не сделать и два шага назад. Сначала выяснилось, что природа человека труднее поддается изменениям, преодолевающим «естественное», чем окружающая среда: так получилось, что явные успехи на пути «прогресса» сочетались в XX столетии с рядом цивилизационно-экзистенциальных катастроф, таких, как две Мировые войны, угроза ядерного коллапса, наконец, целый ряд обнаружившихся так называемых «глобальных проблем», которые во многом являются проблемами социальными. Когда же разразился экологический кризис, он предстал как неожиданный, ибо господствовало убеждение, что уж по отношению к природе общество настолько продвинулось в осуществлении господства над ней, подчинении естественного и внедрении искусственного, что это несомненный триумф человеческого разума во Вселенной.

Таким образом, события XX века обнажили скрыто присутствовавшие и ранее опасности на пути творческого преобразования мира человеком. Как результат, в XX столетии поэтапно подверглись критике и переосмыслению ценностно-мировоззренческие установки практически во всех областях культуры. В первую очередь были выдвинуты критические аргументы в адрес науки как основного двигателя технико-технологического развития, как инстанции, претендующей на построение «объективной» картины мира, заключающей в себе в то же время императивы действия. В противовес процветавшему сциентизму сформировался комплекс антисциентистских убеждений (дилемма сциентизма и антисциентизма явилась одним из характерных для XX века признаков кризисной ситуации1). Науку обвинили в упущении важнейшего свойства объектов - свойства целостности, в дроблении, расчленении мира на удобные для изучения части, из которых потом невозможно воссоздать живой окружающий мир, первоначально являвшийся объектом познания; в прогрессирующей узкой специализации, мешающей ученым находить общий язык; в претензиях на «объективность», в то время как никакое знание не может быть беспредпосылочно, оно всегда верно лишь в рамках парадигмы, на допущениях которой оно основывается; в игнорировании тех фактов, которые не вписываются в рамки данной парадигмы (а иногда это даже совокупность «необъяснимых» для науки явлений, на которых базируются целые культуры); в отрицании возможности других способов познания мира и другой логики объяснения, кроме научной; в антропоцентризме, и в то же время в том, что в своей картине мира она игнорирует влияние человека на мир и т.д.

В результате появились тенденции к преодолению перечисленных недостатков. Возникли новые научные дисциплины, разделы наук, множество попыток междисциплинарных исследований, выражающих всеобщее стремление к объединению, дабы достичь некой полноты и целостности в видении мира. Этой же цели служит повсеместное тяготение к «очеловечению» научного

1 См. исследование на эту тему: Миронов В.В. Образы науки в современной культуре. М.,1997 знания, ибо без учета «человеческого фактора» невозможно построить «адекватной» картины мира. Кроме того, одним из основных выводов критической рефлексии по поводу НТП стала уверенность в необходимости учитывать и контролировать ценностные ориентиры начно-технического развития.

Одной из таких новых научных дисциплин стала экология. Она выступила как наука о сохранении природы, то есть естества (как человека, так и окружающего мира), в противовес заполняющему все искусственному. До 1972 г. экологический дискурс развивался преимущественно внутри биологической науки. Год 1972 Гейн-Ульрих Неннен назвал «экологическим поворотом».1 (Впрочем, можно назвать и более раннюю дату). Под этим подразумевается широкое распространение дискурса на другие отрасли науки, на старые движения по охране окружающей среды и новые социальные движения, на политическую сферу, а также на средства массовой информации.

В качестве научной дисциплины экология обладает некоторыми особенностями: во-первых, в связи с ее изначальной ориентацией на конкретные цели - «сохранение естественного», «преодоление кризиса», «предотвращение катастрофы» и т. д. - она не ограничивается лишь незаинтересованным описанием и выведением закономерностей, в соответствии с традиционным пониманием назначения науки. Одной из ее прямых задач является выработка неких рекомендаций, предписаний по улучшению сложившейся экологической ситуации, то есть императивов. Во-вторых, эти предписания предполагают наличие некой «сверхцели» (такой, как, например, «экологически чистая», гармоничная цивилизация1), т.е. направлены в будущее. А это, в свою очередь, актуализирует фундаментальную философскую проблему взаимоотношений человека и природы, - и третьей особенностью экологической науки является ее неизбежная философичность.

Вследствие этих особенностей экология неизбежно выступает и как идеология. Употребляя это слово, мы подразумеваем некую область на грани науки и философии, как правило, не удовлетворяющую профессиональным требованиям ни той, ни другой. Причиной появления идеологического

1 Бергман С. Дух, освобождающий природу. Архангельск, 1999. С.57 пространства экологии является разрыв между естественными и гуманитарными науками, в том числе философией, в равноправном участии которых нуждается осмысление такой комплексной проблемы как экологическая. Мы не подразумеваем под «идеологией» некое «ложное сознание», согласно определению К.Маркса; это, скорее, сознание проективное,2 нащупывающее возможные пути движения к более осмысленному (в отношении природы) существованию, обладающее вместе с тем сильным критическим пафосом в отношении имеющегося положения вещей. Однако идеология все же не может заменить собой философию (как и другие гуманитарные науки). Выдвигаемым в этой области идеям нового мировоззрения и соответствующей этики недостает серьезности и глубины философской проработки.

Рождение экологической идеологии - одна из черт, характеризующих некий поворот, произошедший в сознании человека середины-конца XX столетия; можно сказать, в ней концентрируются все претензии к традиционной науке, технике, общественной организации, политике, праву, этике и даже к «общечеловеческим ценностям» и воплощаются стремления преодолеть критикуемые изъяны. В поле «экологического мировоззрения» синтезируются идеи «новой рациональности», новой науки, техники и технологий, полноценного введения человека в научную картину мира, достижения «целостности» знаний и «целостного», гармоничного, нового человека и, соответственно, общества, расширения правовой и этической сфер.

Однако несмотря на обилие обсуждаемых в рамках экологии и около нее тем, центральным здесь все же остается вопрос о месте и предназначении человека в природе, а значит и о самой природе. Проработка этих вопросов есть прямое дело философии, изучающей «.предельные взаимоотношения . между

1 Однако, не совсем еще ясны основания, на которых эта цивилизация будет строиться, и возможна ли она вообще (хотя уже несомненно, что ее достижение требует поступиться многими, уже ставшими привычными, стандартами жизни современного человека).

2 Здесь мы абстрагируемся от присутствующего в работах Ф.И.Гиренка негативного смыслового оттенка этого понятия («стремление скорее перестроить мир, чем себя», проективное сознание как одна из причин экологического кризиса); мы рассматриваем «проективность» нейтрально (безотносительно того, что планируется перестраивать - само сознание или мир), как неизбежное и необходимое в ситуации кризиса свойство человеческого разума, стремящегося к некому новому положению вещей.

3 Отчасти эту идеологию формируют и профессиональные философы, но в целом в ее формировании участвуют представители самых разных наук, а также политики и иные общественные деятели. миром и человеком на всех уровнях бытия».1 Появление такой дисциплины, как экология, в первую очередь является симптомом, свидетельством некого неблагополучия, ошибки в выстроенной прежде картине мира.

Как выяснили ученые, современный экологический кризис хоть и самый масштабный и серьезный по своим возможным последствиям, но отнюдь не первый в истории Homo sapiens, а значит нельзя сводить суть действительно глобальной во всех отношениях проблемы только к бурному развитию науки и техники в последние несколько веков. Эта проблема значительно глубже. Она затрагивает самые основы существования человека и общества в их отношении с природой.

Это и станет темой данного исследования, мы рассмотрим феномен экологии с философской точки зрения, которая отлична от естественнонаучной. Если науку интересуют сами по себе экологически неблагоприятные явления, то внимание философии направлено прежде всего на факт обнаружившегося несоответствия представлений и ожиданий человечества реальным событиям, инициатором которых при этом вольно или невольно является само же человечество. Экология наиболее остро обнаружила тотальность феномена «побочных эффектов». Как пишет Ф.И.Гиренок, «экология, к сожалению, всего лишь одна, но своевременная маска ускользающего бытия. она приоткрывает нам структуру забвения бытия».2 Мы предполагали, что «бытие исчерпывается знанием о бытии».3 Теперь же обнаружилось, что у него есть некие, не пойманные в наши познавательные сети измерения. И этот факт нуждается в философском осмыслении.

Обращение к философии как «технике» разрешения экологических сомнений предполагает, что философией извлекаются из нашего бытия и обозреваются предметы, которые иным образом извлечь и рассмотреть нельзя».1 Философия не может оставаться безразличной к какой бы то ни было стороне человеческого бытия, тем более к вопросу о судьбе человека перед лицом возможной общепланетарной катастрофы. «Хотя возможность эта абстрактно заложена в отрицании непосредственного единства человека с природой, которое и отличает первого от последней, все-таки реальной опасностью апокалипсис

1 Кузнецов В.Г., Миронов В.В. и др. Философия. Учебник. М.,1999. С.127

2 Гиренок Ф.И. Ускользающее бытие. М.,1994. С.7-8

3 Там же, с.8 стал лишь в XX веке. Итак, философия экологического кризиса должна определить место этой опасности в пределах философии истории человеческой культуры».2 Философия не должна ни о чем умалчивать. По словам М.Хайдеггера, «.вопрошание есть благочестие мысли».3 Экологическая проблематика в философии может быть представлена осмыслением ряда онтологических, антропологических, гносеологических и аксиологических проблем, возникающих в связи с попытками сформировать некое «новое мировоззрение», «экологическую этику».

В ходе формирования лексикона экологической идеологии появилось выражение "экологический императив". (Оно встречается и в научных трудах, так как наука включает в себя немало элементов идеологии.) Однако, несмотря на частое употребление, содержание этого понятия еще не в полной мере тематизировано и разработано. Как правило, этот термин используется (как в специальной литературе, так и в публицистической) без предварительных дефиниций4 и несет в себе общие коннотации экологического апармизма, неконкретный призыв к охранительным действиям в отношении окружающей нас природной реальности, иногда лаконично формулируемый как «не повреди биосферу!».5 Н.Н.Моисеев, который фактически ввел этот термин в употребление, определял его как устанавливаемую наукой «совокупность тех ограничений в активной деятельности людей», нарушение которых очень скоро приведет к катастрофе.6 Однако большее развитие получила его идея о сопутствующем «нравственном императиве», поскольку определить границы преобразовательной деятельности человечества (что сделать тоже весьма затруднительно и представляет собой философскую проблему) - не значит удержать человечество в этих границах. Ввиду этого под «экологическим императивом» все больше понимается призыв к включению природы в поле нравственных отношений, - и здесь за понятием «экологический императив»

1 Там же, с.7

1 В.Хесле. Философия и экология. М.,1993. С.6

3 Новая технократическая волна на Западе. М.,1986. С.66

4 В словарях экологических терминов вовсе не присутствует, за исключением следующих двух: 1)Г.В.Бастраков. Экологический словарь-справочник. Брянск,2000, с.101 (где представлен лишь юридический смысл этого понятия) и 2)Англо-русский экологический словарь. М.,1999, с.339.

5 Глобальная нравственность. М.,1990. С.6

6 См.: Н.Н.Моисеев. Восхождение к Разуму. М.,1993. с. 120 обнаруживается целая концепция «нового мировоззрения», что представляет непосредственный интерес для философии.

В данном исследовании мы предполагаем рассмотреть попытки конкретизации указанного императива, так как видим в этом средоточие (и в то же время «камень преткновения») эколого-идеологического поля рассуждений, задачу, которая обнаруживает стоящие за проблемами этического характера глубокие философские проблемы (коим мы и полагаем уделить преимущественное внимание). То есть задача конкретизации нравственного содержания экологического императива требует его концептуализации. Под концептуализацией экологического императива мы понимаем его формулирование и философское обоснование, иначе говоря, создание и детализацию определенной мировоззренческо-этической концепции, лежащей в основе этого императива. Следует отметить, что конкретное его формулирование является итоговой достаточно сложной и, на наш взгляд, отчасти формальной задачей, основной смысл которой заключается в обеспечении возможности, во-первых, популяризации этого нормативного требования, и во-вторых, его сравнения с другими этическими императивами. До сих пор таких конкретных формулировок его (как нравственного императива) предложено не было, за исключением выше указанных (Н.Н.Моисеева и неконкретного «не повреди биосферу!»).

Современное состояние процесса концептуализации экологического императива характеризуется рядом сложностей. Фактически его концептуальная проработка осуществляется фрагментарно, как уже было упомянуто, в рамках скорее идеологии, чем философии, часто в отрыве от интересующего нас термина. Если же все-таки попытаться вычленить основные способы понимания содержания необходимых мировоззренческих перемен, то можно обнаружить несколько противостоящих друг другу концепций, приводящих по сути к отличающимся по содержанию императивам; в то время как в самом понятии интегративного экологического императива (см. 1-ый раздел 1-ой главы) содержится представление о нем как о неком едином итоговом принципе. Еще одна сложность заключается в том, что на каждом из этих путей возникает трудно разрешимая дилемма антропоцентризма и эгоцентризма, что не позволяет дать однозначные рекомендации в каждой отдельной практической ситуации, а также препятствует выведению императива, обладающего свойством, характером всеобщности.

В данной ситуации наибольший интерес для нас представляет тот вариант определения и обоснования императива, который наиболее радикально расходится с критикуемыми экологическим движением чертами «традиционного» мировоззрения. То есть с теми чертами, которые, по мнению экоидеологов, подготовили возможность наступления экологического кризиса. Это такой вариант, в рамках которого наиболее активно разрабатывается т.н. «новая философия природы» и «новая антропология». Однако мы проанализируем и более традиционные концепции, выявляя их философское содержание и основания. В обоих случаях особое внимание будет уделено попыткам преодоления дилеммы «антропоцентризм-экоцентризм».

Итак, целью данного исследования является раскрытие философско-теоретически и мировоззренчески значимого содержания экологического императива на основе анализа возможных путей и оснований его концептуализации.

В связи с вышеозначенной целью автор ставит перед собой следующие задачи: во-первых, рассмотреть способы употребления термина «экологический императив» в специальной и публицистической литературе, с целью выявить вкладываемые в него смыслы, как он непосредственно употребляется и что подразумевает в идеологическом пространстве экологии. Поскольку в его употреблении существует некоторая путаница, мы представим свою точку зрения на значение данного термина. Мы намерены проследить становление экологического императива как понятия, имеющего философский, мировоззренчески-этический смысл.

Во-вторых, рассмотрев основные способы трактовки времени появления первых экологических проблем, причин их появления и путей их решения, определить возможное место и роль экологического императива (в рассматриваемом нами смысле) в преодолении экологического кризиса.

Рассмотрев эту «поверхность», мы перейдем к «глубине» интересующего нас понятия. Третья наша задача - выделить и раскрыть основные пути концептуализации экологического императива.

Четвертой задачей будет проанализировать сопряженные с ними теоретические и практические проблемы (анализ будет осуществляться через призму дилеммы «антропоцентризм-экоцентризм»).

В-пятых, наше внимание будет направлено на систематизацию и анализ фундаментальных философских оснований концептуализации экологического императива (онтологических, гносеологических, аксиологических и праксеологических).

В ходе работы мы намерены показать, что употребление выражения «экологический императив» в единственном числе без сопутствующих разъяснений приводит к путанице, ибо экологических императивов существует много. Они выступают в роли своего рода итоговых «лозунгов», направленных на преодоление экологических проблем; лозунгов, которые может выдвигать экология, а также другие науки, в т. ч. философия. Однако в рамках философии это понятие приобретает специфический смысл: употребляя понятие «экологический императив» в единственном числе, авторы связывают с ним идею интегративного мировоззренчески-этического итога осмысления самого факта появления экологических проблем. В значительной мере это также итог рефлексии технико-технологического пути развития современной цивилизации и его мировоззренческих корней. Употребленный таким образом, «экологический императив» предстает как понятие, имеющее философский смысл, связанный со стремлением к концептуальному изменению образа природы и понимания места человека в ней. Конкретное содержание необходимых мировоззренчески-этических перемен пока что дискуссионно; в представленных в экологическом движении программах имеются различные варианты. В этом аспекте мы предполагаем рассмотреть преимущественную связь содержания экологичекого императива с различными концепциями новой, «экологической» этики (полемика между которыми является узловым моментом в рамках идеологического пространства экологии).

Экологический императив в этом значении подразумевает некую аналогию с «категорическим императивом» И.Канта, выступает как некий «новый этический императив», актуальный для современного мира. Однако при ближайшем рассмотрении он обнаруживает большую преемственность по отношению к т.н. «золотому правилу нравственности» в силу его большей содержательности. Формальный императив Канта значим для экологии как выражение идеи глобальной ответственности за каждый индивидуальный поступок; но что касается происходящих перемен в этической теории, то они вполне конкретны и относятся скорее к расширению подразумеваемой сферы применения этого императива. Проанализировав возможное содержание этих перемен и способы их теоретического обоснования, мы намерены показать ряд возникающих здесь теоретических и практических проблем, отчасти препятствующих успешной концептуализации.

Воплощенное в концепции экологического императива стремление к выработке нового мировоззрения реализуется таким образом, что первоочередной задачей здесь выступает новое отношение к природе. И уже в зависимости от его содержания определяется актуальность формирования определенного нового образа природы. Изменение отношения к природе выражается во все большем признании и защите ее прав, и радикальным вариантом здесь выступает экологический эгалитаризм, т.е. признание равных прав всего сущего. Модификация представлений о природе в этой связи касается, с одной стороны, наделения ее качеством самоценности и, с другой, признания наличия в ней многообразной уникальной внутренней жизни, не познанной нами и не доступной нам изнутри, а потому не подлежащей нашей оценке. Здесь сталкиваются два альтернативных методологических подхода в интерпретации природы, характеризующих ее условно в терминах «машина» и «существо».

Изменение интерпретации, взгляда на природу, заключающееся в принятии ее как значимого Другого, в свою очередь, предлагает определенные образцы построения взаимоотношений с ней, такие как поиск возможности «растворения» в ней или же «диалога». Мы рассмотрим возможность синтеза этих подходов.

Такие изменения происходят в рамках экоцентрической экофилософии, антропоцентрический же подход является более «умеренным» и традиционным. И если «умеренные» варианты изменения отношения к природе, ограничивающиеся некоторыми модификациями существующего, не связаны с изменением представлений об иерархии, во главе которой стоит человек, то радикальный вариант вынуждает спорить с такими представлениями, или, по крайней мере, серьезно переосмыслить их. И это приводит к трудностям и парадоксам, необходимости разрешения дилеммы «антропоцентризмэкоцентризм». Однако, антропоцентрический вариант также имеет свои уязвимые места.

Специальная литература на интересующую нас тему весьма многочисленна и разнообразна. Интерес к мировоззренческим и этическим аспектам как причин экологических проблем, так и способов их разрешения, возник почти одновременно с появлением дискуссий на экологическую тему (и не ослабевает поныне). Этому посвящали немало внимания еще первые деятели Римского клуба (А.Печчеи, Д.Медоуз, М.Месарович, Э.Пестель и др.). Полемика на тему содержания требующихся мировоззренческих перемен продолжается уже несколько десятилетий, особенно активно в США и европейских странах, ей посвящены специальные периодические издания; причем есть издания, посвященные именно этической стороне вопроса.1

В нашей стране ввиду сложившейся политической и экономической ситуации философскому аспекту природоохранительной тематики посвящалось меньше внимания, хотя и тут положение постепенно изменилось в лучшую сторону. Последнее находит отражение в расширении круга обсуждаемых вопросов, более активной, чем раньше, деятельности по проведению круглых столов, конференций, диалоге и сотрудничестве с западными исследователями, освоении международной инвайронменталистской терминологии, появлении большого количества специальных «экологических» учебных заведений, разработке учебных пособий и программ экологического образования, не обходящих стороной мировоззренческие вопросы. Чем больше расширяется экологическая тематика, тем большее число исследователей включается в анализ философско-методологических проблем взаимодействия человека, общества и природы.

Значительную помощь диссертанту оказали работы отечественных и зарубежных авторов: Ф.И.Гиренка, Л.И.Василенко, А.Н.Павленко, В.А.Кутырева, Д.Р.Винера, Н.Н.Моисеева, И.К.Лисеева, Р.С.Карпинской,

A.Д.Урсула, А.А.Горелова, Э.В.Гирусова, В.А.Лося, А.Н.Чумакова,

B.И.Данилова-Данильяна, В.Г.Горшкова, К.С.Лосева, К.Я.Кондратьева, А.В.Олескина, В.С.Степина, М.А.Кузнецова, В.В.Деларю, А.А.Гордиенко, Н.К.Гаврюшина, В.И.Курашова, Ю.Шрейдера, С.Д.Дерябо, А.В.Назарчука,

1 Например, Environmental Ethics - долгое время был ведущим журналом философии отношений с природой в США.

Э.Гора, В.Хесле, А.Нейса, Л.П.Тиле, Б.Калликота, Ю.Харгроува, А.Печчеи, Х.Ролстона, Р.Атфилда, Л.Уайта, К.О.Апеля. Интересны рассуждения на тему взаимовлияния мировоззрения и феномена техники. Отметим в этой связи работы М.Хайдеггера, К.Ясперса, Ж.Эллюля, Л.Мемфорда, Х.Сколимовски, Р.Коэна, А.Димера, Дж.П.Гранта, Х.Ленка, А.Хунинга, Ф.Раппа, Г.Рополя, Э.Штрекер, Н.Бердяева, В.Н.Попова. (Сегодня это также работы, посвященные информационным технологиям и процессам глобализации: Э.Тоффлера,

A.Д.Урсула и других.) Также важны исследования, посвященные роли религии в генезисе экологических проблем и в их решении. Этот вопрос находится в центре внимания в трудах Л.Уайта, Дж.Кобба, С.Бегмана, С.Макфаг, Г.Альтнера, Дж.Пассмора, Ю.Харгроува, М.Лабэра, И.Покена, Р.Айера, К.Инэды, Б.Калликотта; В.В.Мантатова, А.Кураева, В.И.Корнева, П.А.Водопьянова,

B.С.Крисаченко, И.Василенко, Л.И.Василенко, Г.М.Керимова, Е.Г.Сокуренко, Н.К.Гаврюшина, В.И.Курашова, В.В.Мантатова и др.

Однако практически нет трудов, посвященных непосредственно понятию «экологический императив», являющемуся сегодня устоявшейся формулой в дискуссиях на экологические темы. Исключение составляют работы Н.Н.Моисеева, давшего ему предварительное общее определение, а также А.В.Быховского, обозначившего идею понимания его как имеющего глубокое мировоззренчески-этическое значение. И.К.Лисеев уточнил значение этого термина в случае его употребления во множественном числе.

Поскольку экологический императив концептуализируется в рамках так называемой «философии отношений с окружающей средой» и непосредственно связан с экологической этикой, то для данного исследования важны работы, посвященные этому вопросу. Что касается экоцентрического варианта, то для нас наиболее актуальными являются идеи А.Нейса, Дж.Сида, Л.П.Тиле, Б.Калликота, КХХаргроува, Х.Ролстона, Р.Атфилда, О.Леопольда, Д.Сликер, Ф.Метьюз, К.Менеса, Э.Уэстона, Э.Катца, Б.Дивола, Дж.Сешенс, К.-О.Апеля, Э.Блоха, К.Глой. Предшественником и основоположником основных идей биоцентрической экологической этики является А.Швейцер.

Альтернативным способом концептуализации экологического императива является антропосоциоцентрическая традиция, базирующаяся на понятиях «устойчивое развитие», «ноосфера», «коэволюция» и др. Предшественниками этих идей на Западе были представители Римского клуба, в русской философии такие направления, как философия хозяйства, русский космизм (С.Булгаков, П.Флоренский, В.И.Вернадский, Н.Ф.Федоров и др.). В таком концептуальном русле работает большинство отечественных экологов: А.Д.Урсул (объединил идею ноосферы с идеей информационного общества), Н.Н.Моисеев, Э.В.Гирусов, И.К.Лисеев (идея коэволюции), Е.Мелкумова, О.К.Дрейер, В.А.Лось, В.А.Гвозданный, Г.С.Смирнов, Н.Н.Мамедов, Г.В.Платонов и др.

В отечественной литературе проблемам экологической этики уделяется меньше внимания. Непосредственно этой теме посвящены работы Л.И.Василенко, А.Н.Тетиора, В.В.Мантатова, В.Р.Бганба-Церера.

Однако собственно философские импликации различных вариантов «нового мышления» у большинства из перечисленных авторов либо вообще не разрабатываются, либо упоминаются, но не являются предметом их специального интереса. Также нет четкого понимания системы философских проблем, актуализируемых концептуализацией экологического императива. Наибольшее развитие онтологическая, гносеологическая и аксиологическая проблематика экологической философии получила в работах Ф.И.Гиренка, Л.И.Василенко, А.Н.Павленко, Д.Р.Винера, С.Бергмана. В более широкой перспективе значимыми для разработки перечисленных проблем являются труды И.Канта, М.Хайдеггера, М.Шелера, М.Бубера, Н.Гартмана, Л.Витгенштейна, А.В.Ахутина.

В свете обсуждаемой темы нам также представляются актуальными разработки М.М.Бахтина, посвященные т.н. «философии поступка». Применение его основных идей в рамках концепции «экологического императива» обогащает и заостряет видение проблемы.

Кроме того, мы предполагаем привлечь к рассмотрению в контексте экологической проблематики опыт и размышления П.К.Иванова, оригинального русского мыслителя и практика. Несмотря на то, что он не является философом в академическом смысле, мы считаем целесообразным включение его идей и практического опыта в наше исследование в связи с непосредственным их отношением к данной тематике, ибо мы имеем здесь своего рода прецедент применения на практике основных идей экологической этики, причем доведенных до некого логического конца. Появление таких практических прецедентов представляется симптоматичным в век наибольшего обострения экологических проблем и представляющим интерес как иллюстративный материал для четкого прояснения наметившихся тенденций.

Приведенный нами обзор литературы показывает отсутствие систематических трудов, посвященных проблеме путей и оснований концептуализации экологического императива: начиная от исследований на тему способов употребления и непосредственных значений данного понятия; работ, проясняющих наличие различных, порой взаимоисключающих, направлений мировоззренческих и этических перемен, и кончая систематической экспликацией их глубинного философского содержания.

Метод настоящего исследования основан на комплексном использовании нескольких подходов. Аналитический и сравнительно-исторический подход используется при выявлении существующих точек зрения на феномен экологических проблем и способов их разрешения, а также при рассмотрении понятия «экологический императив» (которому пока не посвящалось специальных исследований), с целью выявить многообразие вкладываемых в него смыслов. Здесь мы отталкиваемся от идей отечественных авторов, начавших анализ этого понятия (Н.Н.Моисеев, А.В.Быховский, И.К.Лисеев и др.). Проблема концептуализации экологического императива в данном исследовании рассматривается сквозь призму противопоставления понятий «антропоцентризм» и «экоцентризм», знакового для экологического дискурса.

Теоретико-методологической основой диссертации является сочетание логико-лингвистического и критико-рефлексивного подходов, разработанное в трудах Ф.И.Гиренка, А.Н.Павленко и др., помогающее эксплицировать возможные варианты содержания и концептуальных основ «экологического императива». В силу неартикулированности онтологических и гносеологических импликаций ряда рассматриваемых позиций необходимым становится также применение герменевтического метода.

Диссертация состоит из двух глав, разделенных на параграфы. Первую главу мы посвятим анализу содержания понятия «экологический императив». Вначале мы рассмотрим способы употребления этого термина в соответствующей литературе, вычленяя основные его значения в идеологическом пространстве экологии, а также предложим свое понимание этого вопроса. Затем мы проследим становление идеи необходимости мировоззренчески-этических перемен путем анализа основных решений общих ft проблем экологической философии и науки (таких, как вопрос о времени появления экологических проблем, об их причинах и способах преодоления). Далее мы предполагаем выделить и рассмотреть основные пути концептуализации экологического императива, пользуясь выше упомянутым противопоставлением позиций антропоцентризма и экоцентризма (на примере концепций, близких или «ноосферному гуманизму», или так называемой «глубинной экологии»). Здесь же мы проанализируем возможные проблемные места этих концепций, основное внимание уделяя экоцентрическому варианту экологического императива, наиболее, на наш взгляд, интересному в теоретическом отношении. Вторая глава будет посвящена экспликации фундаментальных философских оснований концептуализации экологического императива (аксиологических, онтологических и гносеологических). В заключении мы подведем итоги исследования, наметим возможности дальнейшей исследовательской деятельности в данной области.

Таким образом, мы предполагаем двигаться от выявления сопряженных с термином «экологический императив» поверхностных смыслов к их концептуальной глубине, от этико-практических к фундаментальным философским идеям и проблемам, связанным с этим понятием. В итоге в заключении мы рассмотрим возможности конкретного формулирования и реализации данного императива.

Заключение диссертации по теме "Онтология и теория познания", Казновская, Юлия Анатольевна

Как возможен экологический императив? В первой главе мы условно выделили и рассмотрели два варианта экологической этики, два пути концептуализации экологического императива, представив соответствуюпще формулировки на основе «золотого правила нравственности». Первый, экоцентрическищ вариант мы сформулировали следующим образом: «(Не) поступай с природой так, как (не) хотел бы, чтобы поступали с тобой». То есть это фактически распространение прав человека на природу, включение ее в этическое пространство, признание прав всякого нечеловеческого бытия. Второй, антропосоциоцентртеский, вариант может быть сформулирован так: «(Не) поступай с будущими поколениями так, как ты (не) хотел бы, чтобы поступали с тобой». Обе формулировки предполагают стремление к самосохранению, а значит к сохранению природы и гармонизации существования, при этом остается неучтенной возможность других стремлений и желаний. Следовательно, они нуждаются в определенном предварительном комментарии, - например, таком: «...если ты считаешь благом сохранение своей жизни в природе и достижение гармоничных отношений с ней».Следует заметить, что эти формулировки не являются взаимоисключающими, напротив, они могут сосуществовать и выступать в качестве взаимодополняющих. Можно трактовать их и как некие уровни восприятия проблемы, отличающиеся степенью «развитости» экологического сознания. Всего таких уровней условно можно выделить четыре: О)проблема не осознается или игнорируется (не исключен вариант и положительного отношения к ее появлению - например, в случае апокалиптического умонастроения, связанного с ожиданием скорейшей «развязки» - в подобных случаях оба императива приобретают негативное для экологии значение, и в связи с этим этической теорией такие ситуации попросту элиминируются);

1)проблема осознается, мотивация изменения поведения сугубо эгоистическая: страх за свое здоровье и т.п.; 2)мотивация общегуманистическая, направленная на современное и будущее человечество (антропосоциоцентрический

императив); 3)мотивация альтруистическая, направленная на все сущее (экоцентрический императив). (Каждый последующий уровень содержательно включает предыдущий, кроме 0). То есть прогрессивное развитие «человечности» можно изобразить сменой следующих императивов: уважай себя; уважай не только себя, но и других (ближнего, «дальнего», еще не рожденных и умирающих (биоэтика), будущие поколения); уважай не только человечество, но и все сущее. Здесь реализуется движение по пути самой «человечной» способности - способности к самоотречению, признанию и уважению Других. Экология изначально призвана обратить внимание человека на многообразие мира и возможность его утраты, на то, что Я без Другого не существует.Таким образом, если рассматривать феномен философски интерпретированного экологического императива как интегративного мировоззренчески-этического итога осмысления самого факта появления экологических проблем, то можно сделать вывод о наличии двух путей его концептуализации, могущих быть представленными как в качестве противоположных, так и в качестве взаимодополняющих. Принципиальную разницу между ними можно увидеть не столько в нацеленности первого на антропоцентризм, а второго на эксцентризм, сколько в их происхождении и фактической направленности, подразумеваемых целях и решаемых задачах.Если антропоцентрический путь имеет своим фактическим источником преимущественно естественнонаучную и социальную экологию, а целью, соответственно, выработку общественно приемлемого и экологически эффективного нравственного императива - лозунга внедрения экологии «в массы», апеллирующего в первую очередь к межчеловеческим взаимоотношениям, то экоцентрический вариант ориентируется прежде всего на разрешение фундаментальных философских и этических проблем взаимоотношения человека и природы. Проблема эффективности формулируемого ею императива рассматривается фактически не с точки зрения практики преодоления современной кризисной ситуации, а в контексте его философской и экзистенциальной обоснованности, а также элементарной практической выполнимости, и в пределе - с точки зрения глубинной адекватности самой природе. Данный императив подразумевает реализацию прежде всего на индивидуальном уровне. Между указанными вариантами императива возможны отношения взаимодополнительности.Пересечение экологической проблематики с этической дает неожиданный выход на традиционную онтологическую, гносеологическую, аксиологическую и праксеологическую тематику, одновременно актуализируя обширный и разнообразный практический опыт.Из рассмотренного во второй главе можно увидеть, что воплощение философской установки на эко-центрирование встречает определенные концептуальные и практические препятствия. Трактовка экоцентризма в смысле аксиологического натурализма оказалась несостоятельной, основание распространения гуманистической этики на нечеловеческий мир заключается в самой гуманистической этике с ее тенденцией к универсализации.Онтологический экоцентризм скорее правомерно квалифицировать как установку на децентрирование, или ситуацию множественности центров в рамках неиерархической онтологии. Также здесь разрабатывается подход к природе как к «существу», что, возможно, придает новизну пониманию статуса природы, но не исключает сосуществования с установкой антропоцентризма.Гносеологический экоцентризм как попытка трансцендирования «субъектоцентризма» сводится к поиску практической возможности диалога и единения с природой, но не являет концептуального «преодоления субъекта», что, в конце концов оказывается и не необходимым. Кроме того, он актуализирует идею природы как «вещи-в-себе»; понятие «истинности» по отношению к возможности ее познания заменяется понятием «адекватности», акцентирующим невозмоэюность проникнуть в то, что в-себе, однако утверждающим возможность нащупать пути «взаимопонимания», гармоничного сосуществования, что, собственно, и является непосредственной целью экологии. Экоцентризм в познании опирается на возможность самораскрытия природы в ответ на поступок человека.П.К.Ивановым и его последователями разрабатывается возможность введения (или реабилитации - в рамках западной культуры) тела как «агента» природы, имманентно присущего человеку, или естественного инструмента познания, в процесс практического познания-диалога с природой с целью выработки соадекватности с ней. Трудность для такой концепции экоцентризма представляет своего рода «герменевтический круг» в соотношении практики

(опыта) и его интерпретаций (определенная интерпретация уже присутствует в основе практики, призванной, в свою очередь, подтвердить эту интерпретацию).Однако в силу осуществления познания через посредство тела, с его непосредственным участием, всякая интерпретация в конце концов корректируется самой природой как приемлемая (а значит адекватная) или неприемлемая в качестве основы поведения.В качестве вывода из приведенных выше рассуждений, способного стать основой содержания экоцентрического экологического императива, можно утверждать следующее. Установка на экоцентризм возможна (и

подразумевается) прежде всего как этическая, т.е. нормативная и по сути безосновная. Точнее, основанная на стремлении к полноте проявления «человечности» как способности к любви, то есть самоограничению и самоотречению' в пользу Других. Полагание природы как Другого, ко-субъекта, некой спонтанной, само-произвольной целостности является условием такой экологической этики. Л.И.Василенко в своей статье «Экологическая этика: от натурализма к философскому персонализму» очень точно подмечает, что «обычная постановка задачи экологической этики ориентирует на достижение ' Что не тояздественно «растворению» в природе. Хорошо иллюстрирует эту разницу замечание М.Бахтина: «Пассивное вживание, одержание, потеря себя ничего общего не имеют с ответственным актом-поступком отвлечения от себя или самоотречения, в самоотречении я максимально акгивно и сполна реализую единственность своего места в единства человека с природой, что предполагает, что уж в самой природе есть свое внутреннее единство, на которое можно опереться».' В случае же его отсутствия экологическая этика становится «этикой предписаний и ограничений, или долговых обязательств, налагаемых на человека внешним образом, с апелляцией к безличной экологической необходимости, но без того, чтобы отдавать должное глубинным устремлениям его души к подлинной самореализации, к правде и добруур" (курсив наш - Ю.К.). - А именно в этом, собственно, и заключается основной мотив этического экоцентризма.В любом варианте экологический императив как концептуальный итог дискуссий в рамках экологической этики и философии возможен в первую очередь как призыв к постпупку. Происходит своеобразное признание теорией внетеоретического пространства бытия, выход из поля теоретических дискуссий в область реальных поведенческих образцов. (Что и ожидалось, ибо целью является преодоление и предупреждение реальных экологических проблем).Несмотря на стремление к выработке общезначимого императива, могущего служить опорой в конкретных ситуациях нравственного выбора, экологическая этика, сталкиваясь с невозможностью (массовой) практической реализации выдвинутого ею требования, останавливается на утверждении своеобразной «философии поступка» как индивидуально ответственного решения в конкретных условиях.Например, А.Швейцер, посвятивший разработке миро- и жизнеутверждающего мировоззрения значительную часть своей жизни, не нашел иного решения, чем ссылка на поступок, т.е. индивидуальное действие в индивидуальных условиях, за которое каждый индивидуально несет ответственность: «Абсолютная этика благоговения перед жизнью всегда и каждый раз по-новому полемизирует в человеке с действительностью...вынуяздает его каждый раз самому решать, в какой степени он может остаться этическим и в какой степени он может подчиниться необходимости уничтожения или нанесения вреда жизни и в какой мере, следовательно, он бытии». (М.М.Бахтин К философии поступка//Философия и социология науки и техники.1984-1985. М.,198б. 93-94) ' Василенко Л.И. Экологическая этика: от натурализма к философскому персонализму//Вопросы философии, 1995, №3. 38 * Там же.может взять за все это вину на себя».' И здесь экологическая философия перекликается с идеями, развиваемыми М.Бахтиным, глубоко осмыслившим факт «единственного неповторимого «места» в бытии», жизни как «неповторимого поступка» в качестве «единственной ответственности».Включение идей Бахтина в корпус экологически значимых, применение их в рамках концептуализации экологического императива может быть весьма плодотворным. По словам И.В.Пешкова, «Бахтин постулировал отказ от приоритета теории в поступке. Никакая теория никогда не должна определять до конца человеческого действия - категорический императив риторики поступка».^ По словам самого М.Бахтина, «нужно смириться до персональной участности и ответственности». А понятие ответственности для всех вариантов экологической этики является одним из ключевых.Ответственность как согласие признать свое «не-алиби в бытии» в плане экологии для начала означает принятие вины за результаты своей деятельности (а не только поступков). Участие в некой деятельности (в смысле «отчужденного» выполнения неких культурно-общественно-производственных и даже биологических функций) также может пониматься как поступок, шаг по определенному пути, ведущий к определенным результатам. Ответственность здесь выступает как готовность принять эти результаты, а себя как их причину.Тогда открывается путь к пониманию своей жизни как поступка, т.е.ответственного шага в сторону определенной цели и результатов, и возможности выбора пути. Вышеупомянутый А-Швейцер, как известно, на своем примере продемонстрировал возможность сделать выбор в пользу сознательной жизни поступка, что, в свою очередь, становится своеобразным аргументом в пользу его философских взглядов. Как заметил В.В.Миронов, «как бы мы ни старались на абстрактно-теоретическом уровне критиковать философскую позицию Швейцера, нам никогда не удастся опровергнуть его поступка, практически подтверждающего истинность его теоретических рассуждений». Это является ' Швейцер А. Культура и этика. М.,1973. 315.' Махлин ВЛ., Махов А.Б., Пешков И.В. Риторика поступка М.Бахтина. М.,1991. 25 ' М.М.Бахтин К философии поступка//Ф11лософия и социология науки и техники. 1984-

1985. М.,1986. 121 * Миронов В.В. Образы науки в современной культуре и философии. М.,1997. 110 «своеобразным возвращением к античной модели философии».' Достаточно ярким примером такого рода может служить и П.К.Иванов.Таким образом, можно выделить следующие основные аспекты философско-теоретически и мировоззренчески значимого содержания экологического императива на основе анализа путей и оснований его концептуализации: 1)экологическая проблема требует от человека как ее инициатора личного поступка, направленного на гармонизацию отношений с природой; 2)это подразумевает принятие на себя ответственности за результаты своей деятельности перед человечеством настоящего и будущего, а также перед природой как единственным и уникальным бытием естественной спонтанности, выступающей для нас как значимый Другой; 3)основанием этого поступка должно стать новое мировосприятие, основанное на идеале ухода от оценивания, или, другими словами, на признании самоценности всего естественно сущего в силу его равнобытийности; 4)это мировосприятие также подразумевает разведение представлений об иерархии ценностной и онтологической;

5)поступок, направленный на достижение со-адекватности бытию, должен основываться на самоограничении, являющемся условием возможности общения, диалога с ним; 6)наиболее экологически адекватным «инструментом» познания природы и местом ее «встречи» с человеком является сам человек, во всех аспектах его бытия, в том числе телесном как одном из наиболее важных.Эти положения во многом являются нормативными в связи со спецификой феномена экологии, но они не претендуют на статус безусловного руководства человеческих поступков. Поступок принципиально неповторим и предполагает наличие у человека его собственной единственной мудрости, «экософии» в терминологии А.Нейса, которую он метко характеризовал следующим образом: она «как мудрое прозрение непосредственно связана с действием..., предполагает непосредственную связь опыта и понимания, а не внеличностные абстрактные результаты».^

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Казновская, Юлия Анатольевна, 2004 год

1. Агацци Э. Моральное измерение науки и техники. М.:МФФ,1998

2. Адорно Теодор В. Проблемы философии морали. М.:Издательство «Республика», 2000

3. Алексеев В.П. Природа и общество: этапы взаимодействия.//Экология и жизнь. 2002, №2

4. Алексеев П.В., Панин А.В, Философия: Учебник для ВУЗов. М.:ТЕИС,1996

5. Англо-русский экологический словарь. М. :Издательство «ЭТС», 1999

6. Ахутин А.В. Понятие «природа» в античности и в Новое время. М.:«Наука»,1988.

7. Бастраков Г.В. Экологический словарь-справочник. Брянск,2000

8. Бахтин М.М. К философии поступка.//Философия и социология науки и техники. Ежегодник. 1984-1985. М.:«Наука»,1986

9. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: «Искусство», 1986

10. Башляр Г. Новый рационализм. М.:Прогресс,1987 И.Бганба-Церера В.Р. Экологическая этика. М.:Издательство МГСУ «Союз», 1998

11. Бганба В.Р. Основания экологической этики: Автореф. дне. на соискание уч.ст.канд.филос.наук. М.:Акад.обществ.наук при ЦК КПСС,1990

12. Бергман Дух, освобождающий природу. Архангельск: Изд-во Поморского гос. ун-та им. М.В.Ломоносова, 1999

13. Бердяев Н.А. Судьба России. М.,1990

14. Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М.:Республика, 1994

15. Биофилософия. М.:ИФРАН,1997

16. Благоговение перед жизнью - императив XXI столетия: Материалы симпозиума, поев. 125-летию со дня рожд. А.Швейцера. Спб.:СПбГУКИ,2000

17. Бубер М. Два образа веры. М.:Республика,1995

18. Будущее Вселенной и будущее нашей цивилизации. М.,2002

19. Булгаков Н. Философия хозяйства. М.,1990

20. Быховская И.М. Homo somaticos: аксиология человеческого тела. М.:Эдиториал УРСС, 2000

21. Бэкон Ф. Сочинения. В 2 томах. М.:Мысль,1971-1972

22. Винер Д.Р. Экологическая идеология без мифов.//Вопросы философии. 1995, №5

23. Виноградова Е.В., Денисов В.В., Привалов В.Ф., Шишацкий А.Т. Человек и природа: нравственные стороны взаимосвязи. Новороссийск, 1994

24. Витгенштейн Л. Лекция об этике.//Историко-философский ежегодник,89. М.:«Наука»,1989

25. Водопьянов П.А., Крисаченко B.C. Великий день гнева: экология и эсхатология. Мн. :Университетское, 1993

26. Воронин А.А. Периодизация истории и проблема определения техники.// Вопросы философии. 2001, №8

27. Гаврюшин Н.К. Христианство и экология.// Вопросы философии. 1995, №3

28. Гадамер Х.-Г. Актуальность прекрасного. М.,1991

29. Гартман Н. Старая и новая онтология.//Историко-философский ежегодник,88. М.:«Наука»,1988

30. Гиренок Ф.И. Ускользающее бытие. М.:ИФРАН,1994

31. Гиренок Ф.И. Экология. Цивилизация. Ноосфера. М.,1987

32. Глобальная нравственность. М.ИНИОН РАН,1990.

33. Глобальные проблемы и будущее человечества. М.ИНИОН РАН, 1987.

34. Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М.:Прогресс,1990.

35. Глобальные проблемы и перспективы цивилизации. Философия отношений с природной средой. М.ИНИОН РАН, 1994.

36. Глобальные проблемы и цивилизационный сдвиг. М.:ИНИОН РАН, 1993

37. Гор Э. Земля на чаше весов. М.,1993.

38. Гордиенко А.А. Антропологические и культурологические предпосылки коэволюции человека и природы. Новосибирск, 1998.

39. Горелов А.А. Социальная экология. М.:ИФРАН,1998.

40. Горелов А.А. Эволюция культуры и экология. М.:ИФРАН,2002.

41. Границы науки. М.:ИФРАН,2000.

42. Гроф За пределами мозга. Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии. М.:Центр «Соцветие», 1992.

43. Грезы о небе и земле. Антология русского космизма. СПб.:Худож. лит.,1995.

44. Гулыга В. Эстетика в свете аксиологии. СПб.:«Алетейя»,2000

45. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М.:Гардарика,1998

46. Деларю В.В. Социальная экология и массовое сознание. Волгоград, 2000

47. Дерябо Д., Левин В.А. Методики диагностики и коррекции отношения к природе. М., ЦКФЛ РАО,1995

48. Диакон Андрей Кураев. Виновно ли христианство в экологическом кризисе?//Диакон Андрей Кураев. Дары и анафемы. Что христианство принесло в мир. М.:Паломник,2003

49. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. М.:Изд-во «Правда», 1991.т. 1

50. Дрейер O.K., Лось В.А. Экология и устойчивое развитие. М.:Изд-во УРАО,1997

51. Думая как гора: на пути к совету всех существ. М.,1992

52. Живое знание. М.:Центр.совет филос.(метод.) семинаров при Президиуме АН СССР,1989

53. Жизнь как ценность. М.:ИФРАН,2000

54. Знание за пределами науки. М.:ИФРАН,1990

55. Иванов Д.В. Виртуализация общества. СПб. Петербургское Востоковедение,2000

56. Идеи в культурологии XX века. М.:РШИОН РАН,2000

57. Ильин И. Постмодернизм. Словарь терминов. М.:Интрада,2001

58. Ильин И.Л. Учитель Иванов: Моя идея - это гимн жизни. СПб., 1995

59. Индуизм. Джайнизм. Сикхизм. Словарь. М.:Республика,1996

60. Исторические типы рациональности. В 2т.М.:ИФРАН,1995

61. История Паршека. Самара, 1994

62. Йогананда Парамахамса. Автобиография йога. М.:«Сфера» РТО,1995

63. К экологической цивилизации. М.:ИФРАН,1998

64. Каира Ф. Дао физики. СПб.:ОРИС, 1994

65. Карпинская Р.С, Лисеев И.К., Огурцов А.П. Философия природы: коэволюционная стратегия. М.:ИФРАН,1995

66. Кии В., Кин Н. Тени бога. Опыт размышления: бессмертие. М.:Изд.Дом «Грааль»,2003

67. Кондратьев К.Я., Данилов-Данильян В.И., Донченко В.К., Лосев К.С. Экология и политика. СПб., 1993

68. Кононова Ю.В., Кононов З.Н. Бог Земли. М.,1993

69. Краткая философская энциклопедия. М.,1994

70. Красилов В.А. Метаэкология: основные понятия// Экология и жизнь. 1998, № 4(8)

71. Кропоткин П.А. Справедливость и нравственность// Экология и жизнь. 2002, №3

72. Круглова Г.А. Экологическое сознание: научный и религиозный подходы. Минск, 1991

73. Кузнецов В.Г., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. Философия: учение о бытии, познании и ценностях человеческого существования. Учебник. М.:ИНФРА,1999

74. Кузнецов М.А. Ноосфера - человечество - мировоззрение. М.:«Глобус», 1998

75. Кулик А.В. Экология - это понятно, но что такое жизнь?// Экология и жизнь. 2000, №4

76. Культура и экология. Поиск путей становления новой этики. М. :Интеллект, 1997

77. Культурология. XX век. Словарь. СПб.:Университетская книга,1997

78. Курашов В.И. Экология и эсхатология. // Вопросы философии. 1995, №3

79. Кутырев В.А. Культура и технология: борьба миров. М,:Прогресс- Традиция,2001

80. Лоренц К. Двуликий Янус.// Экология и жизнь. 2002, №3

81. Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию? М.:Прогресс,1992

82. Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рациональности. М:Лабиринт,1994

83. Мамфорд Л. Миф машины. М.,2001

84. Мантатов В.В. Экологическая этика: буддизм и современность. Улан- Удэ,! 997

85. Мантатов В.В. Экологическая этика и устойчивое развитие. Улан-Удэ, 1998

86. Маньковская Н.Б. Эстетика постмодернизма. СПб.:Издательство «Алетейя»,2000

87. Марфенин Н.Н. Гуманизм и экология.// Экология и жизнь. 2000, №5

88. Маслеев А.Г. Человеческое измерение Вселенной: космизм и антропоцентризм. Екатеринбург.:Изд-во Уральской Гос. Юрид. Академии, 1996

89. Материалы конференции по системе Учителя Иванова П.К. в г.Нижнекамске - г.Набережные Челны 25-26 февраля 1995 г. М.,1997

90. Махлин В.Л., Махов А.Е., Пешков И.В. Риторика поступка М.Бахтина: воспоминания о будущем или предсказания прошедшего? М.:3нание,1991

91. Микешина Л.А. Философия познания. Полемические главы. М.:Прогресс- Традиция,2002

92. Миронов В.В. Образы науки в современной культуре и философии. М.: Гуманитарий, 1997

93. Миронов В.В. О понимании философии как мудрости//Философские науки, 1986, №6

94. Миронов В.В. Философия. Учебник. М.:Кнорус,1998

95. Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития. М., 1987

96. Моисеев Н.Н. Восхождение к Разуму. М.,1993

97. Моисеев Н.Н. Историческое развитие и экологическое образование. М.,1995

98. Моисеев Н.Н. О мировоззрении и миропонимании// Экология и жизнь. 1999, №4

99. Мораль и рациональность. М. :ИФРАН, 1995

100. Нагель Т. Мыслимость невозможного и проблема духа и тела// Вопросы философии. 2001, Х28

101. Назарчук А.В. Этика глобализирующегося общества: Тенденции и проблемы глобализации в свете социально-этической концепции К.-О.Апеля. М.:Директмедиа Паблишинг, 2002

102. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. Реальность нереального. М.:Издательство «МИР ИДЕЙ», АО АКРОН, 1995

103. Новая технократическая волна на Западе. М.,1986

104. Новейший философский словарь. Минск: Книжный дом, 2003

105. Огурцов А.П. От натурфилософии к теории науки. М.,1995

106. Олескин А.В. Биополитика. М.,2001

107. Онтология и эпистемология синергетики. М.:ИФРАН,1997

108. Основы общей экологии. М.,1998

109. Печчеи А. Человеческие качества. М,, 1985

110. Пешков И.В. Введение в риторику поступка. М.: Лабиринт, 1998

111. Пешков И.В. М.М.Бахтин: от «К философии поступка» к «риторике поступка». М.:Лабиринт,1996

112. П.К.Иванов. Труды. М.,1992

113. Православие и экология. М.,1999

114. Православные монастыри и экология. (Материалы международной научной конференции). М.,1994

115. Прагматический натурализм в американской философии. М.:РГО,2003

116. Пригожий И., Стенгерс И. Новый диалог человека с природой.// Экология и жизнь. 2000, №5

117. Проблемы взаимодействия человека и биосферы. М., 1989

118. Проблемы взаимоотношений человека и природы. М., 1974

119. Псевдонаучное знание в современной культуре (материалы «круглого стола»).// Вопросы философии. 2001, №6

120. Рациональность на перепутье. В 2 кн. М.:РОССПЭН,1999

121. Режабек Е.Я. Мифомышление. М.,2003

122. Религия и экологический кризис. М. :ИНИОН РАН, 1990

123. Русский космизм. М., 1993

124. Словарь по этике. М. :Политиздат, 1983

125. Самсонов А.Л. Альтруизм, агрессия и устойчивое развитие// Экология и жизнь, 2002, №3

126. Самсонов А.Л. Информационные лики человека и биосферы.// Экология и жизнь. 2002, №5

127. Смотрицкий Е.Ю. Коллизия ценностей и целей.// Экология и жизнь. 2000, №4

128. Современная западная философия. Словарь. М.:ТОН,1998

129. Современная наука в социально-ценностном измерении. М.:ИНИОН РАН,1998

130. Современное экологическое право в России и за рубежом. М.:ИНИОН РАН,2001

131. Современные информационные технологии и общество. М.:ИНИОН РАН,2002

132. Степин B.C. Новые ориентиры цивилизации.// Экология и жизнь. 2000, Xs4

133. Тетиор А.Н. Множество этик окружающей среды. М.:РЭФИА,2000

134. Томалинцев В.Н. Человек на рубеже тысячелетий. Парадоксы духовного развития. Опыт исследования феномена изощренности. СПб.:Издательство Санкт-Петербургского Ун-та, 1999

135. Тоффлер Э. Метаморфозы власти. М.:АСТ,2002

136. Традиционная и современная технология. М.:ИФРАН, 1999

137. Трухин В.И., Показеев К.В., Шрейдер А.А. Физика и экология.// Экология и жизнь. 2000, №4

138. Устойчивое развитие. Наука и практика. Дубна. 2002, №1

139. Утопия и утопическое мышление. М.:Прогресс,1991

140. Учитель Иванов. Надо изменить поток сознания людей. М. ".Российское право, 1992

141. Философия биологии: вчера, сегодня, завтра. М.:ИФРАН,1996

142. Философия в XX веке. (В 2 частях). Ч. 1. М:ИНИОН РАН,2001

143. Философия отношений с природой: споры вокруг глубинной экологии. М.ИНИОНРАН,1997

144. Философия природы в античности и в средние века. 4.1. М. :ИФРАН, 1998

145. Философия техники в ФРГ. М., 1989

146. Философия эпохи постмодерна. Минск, 1996

147. Фромм Э. Иметь или быть? М., 1986

148. Хайдеггер М. Бытие и время. М.:AD MARGINUM, 1997

149. Хайдеггер М. Время и бытие. М.:Изд-во «Республика», 1993

150. Хесле В. Философия и экология. М., 1993

151. Хоружий К феноменологии аскезы. М.гИздательство гуманитарной литературы, 1998

152. Хрестоматия по философии. Учебное пособие. М.:Проспект,1998

153. Ценностные аспекты науки и проблемы экологии. М., 1981

154. Человек и природа: вопросы методологии. М. :ИНИОН АНСССР, 1989

155. Человек-культура-общество. Актуальные проблемы философских, политологических и религиоведческих исследований. (Материалы конференции). Том1. М.:Изд-во «Современные тетради»,2002

156. Человек-техника-природа. Киев, 1990

157. Чемерисова Н.В. Идеал духовно-нравственного преображения человека в русском космизме. От антропоцентризма к антропокосмизму. Ростов-на-Дону: Издательство РГПУ,2002

158. Швейцер А. Культура и этика. М.:Прогресс, 1973

159. Швейцер А. Мировоззрение индийских мыслителей. Мистика и этика. М.:Алетейя, 2002

160. Экологизация: проблемы и перспективы современного развития. Владивосток,1988

161. Экологические интуиции в русской культуре. М. :ИНИОН РАН, 1992

162. Экологическое право: от идей к практике. М., 1997

163. Экология и образование (материалы круглого стола). // Вопросы философии. 2001, XolО

164. Экология и религия. М.:Луч, 1994

165. Экология и социальное развитие. Минск:Право и экономика,2001

166. Эстетика природы. М. :ИФРАН, 1994

167. Этика отношений с окружающей средой (обзор). М. :ИНИОН РАН, 1990

168. Этьеван Ж. Право на жизнь.// Экология и жизнь. 2001, №5

169. Яковец Ю.В. Об устойчивом развитии и экологических циклах// Экология и жизнь. 1999, №4

170. Pro et Contra. Т.7, №1. Экология и политика. М.:Гендальф,2002

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 176233