Расселение и численность чувашей в России: историческая динамика и региональные особенности :Историко-этнографическое исследование тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.07, доктор исторических наук Иванов, Виталий Петрович

Диссертация и автореферат на тему «Расселение и численность чувашей в России: историческая динамика и региональные особенности :Историко-этнографическое исследование». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 222697
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Иванов, Виталий Петрович
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Чебоксары
Код cпециальности ВАК: 
07.00.07
Специальность: 
Этнография, этнология и антропология
Количество cтраниц: 
445

Оглавление диссертации доктор исторических наук Иванов, Виталий Петрович

Введение

Глава I. Теоретико-методологические подходы к изучению исторической динамики расселения и численности чувашского этноса

§ 1. Проблематика и ее терминологические аспекты.

§ 2. Этноисторический контекст темы.

§ 3. Природно-географический аспект проблемы.

§ 4. Историография.

Глава И. Этногенез и ранние расселения чувашей (до середины XVI в.)

§ 1. Проточувашские племена и их расселение (до начала XIII в.).

§ 2. Миграции булгаро-чувашей в золотоордынскую эпоху.

Этнические процессы начала XIII - первой четверти XV вв.

§ 3. Особенности расселения и этнических процессов у чувашей в период Казанского ханства и присоединения Чувашского края к России (вторая половина XV - середина XVI вв.).

Глава III. Расселение и численность чувашей в Российской империи (вторая половина XVI - начало XX вв.)

§ 1. Формирование этнотерритории чувашей и участие их в колонизации слабозаселенных земель в Поволжье и Приуралье вторая половина XVI - XVIII вв.).

§ 2. Территориальное размещение и динамика численности чувашей в XIX - начале XX вв.

§ 3. Расселенческие аспекты формирования этнографических, этнотерриториальных и этноконфессиональных групп чувашского народа.

§ 4. Конфессиональный фактор этнодемографических, миграционных и этноидентификационных процессов у чувашей.

Глава IV. Расселение и численность чувашского этноса в XX в.

§ 1. Образование и становление Чувашской Республики - автономной национально-администратовной территории чувашского народа.

§ 2. Численность и территориальная структура чувашей в «метрополии» - Чувашской Республике.

§ 3. Динамика численности и географии размещения диаспорных групп чувашского этноса в Российской Федерации.

§ 4. Изменение этнической идентичности чувашей в современных условиях и его влияние на их этнодемографию (на примере межнациональной брачности и этноязыковых процессов).

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Расселение и численность чувашей в России: историческая динамика и региональные особенности :Историко-этнографическое исследование"

Актуальность темы. Любая, даже крайне сжатая информация о том или ином народе будет неполной, если она не содержит сведений прежде всего о численности и географии его расселения. На историю народа вообще и его этническую историю в частности определенное влияние оказывают численность и особенности территориального размещения.

Данное обстоятельство приобретает особо важное значение при характеристике этнических общностей, населяющих многонациональные государства, где изменения расселенческих и демографических параметров народов нередко становятся решающим фактором этнополитических процессов и приобретают зачастую геополитическое звучание. Смена территории или любое изменение ее внешних и внутренних границ, рост или снижение плотности расселения, сдвиги в этническом окружении, равно как и изменения численности коренного и пришлого населения, влияют, и порой весьма существенно, на этнические процессы консолидации или интеграции [347. С1].

Не случайно одним из основных условий возникновения этноса является, наряду с языком, и общность территории, обычно выступающий затем и в качестве одного из признаков этноса [389. С.86-87]. При этом особенности территориального расселения и характер этнодемографических процессов данного народа, меняющиеся в зависимости от социально-экономических условий, политической ситуации и других причин, выступают одними из важнейших факторов формирования этноса, сплочения и сохранения его целостности.

Изучение изменений численности и ареалов расселения народов России, выявление причин, обуславливающих эти изменения, - важное направление современной этнологической науки и смежных с ней научных дисциплин -этнической демографии и этнической географии. Как отмечает известный российский историк-демограф В. М. Кабузан, в последнее время в нашей стране и за рубежом наблюдается повышение интереса к проблемам народонаселения, и в частности к исторической демографии и географии населения [277. С.З]. К сожалению, в России исследованиям особенностей расселения народов, формирования их этнотерриторий, а также изменений их этнодемо-графических параметров в разные исторические периоды до сих пор уделялось явно недостаточно внимания. В этом плане анализ динамики численности и ареалов расселения чувашей — пятого по численности народа России — представляет научную и практическую значимость, тем более, если иметь в виду наличие у них крупных этнотерриториальных групп в ряде регионов страны. Таким образом, проблематика настоящего исследования имеет общероссийское звучание, ибо рассматриваемые в нем вопросы касаются и других народов России, в особенности Волго-Уральского региона. Речь идет не только о важности получения нового, дополнительного, более полного, чем прежде, представления о той или иной этнической общности, но также и о том, чтобы выяснить роль и место расселенческих и этнодемографических факторов в тех процессах, которые переживает народ в своей социально-этнической истории, и которые определяют перспективы его дальнейшего этнонационального развития. Политическая либерализация советского общества ("перестройка"), начавшаяся во второй половине 1980-х гг., вознесла планку национального фактора на новую высоту. "Сегодня все хотят знать изнутри и извне новую и всю правду о жизни национальностей, — подчеркивает М. Н. Губогло, — познакомиться с корнями и кроной истории и культуры каждого народа, узнать все точки и особенности расселения своего народы" [197. С.134].

В связи с распадом СССР и возникновением на его территории новых самостоятельных государств во весь рост встала проблема этнических диаспор. Более того, из-за начавшегося в начале 1990-х гг. процесса "суверенизации" некоторых регионов России в непростой ситуации оказались диаспори-зованные группы самих российских этносов, что приводило к спорадическому усилению в ряде мест межнациональной напряженности. Игнорирование фактора исторических особенностей территориального размещения тех или иных этносов, невнимание к их компактно расселенным диаспорным группам, а то и насильственные переселения целых народов во времена сталинских репрессий отозвались в последующем, в постперестроечный период, кровавыми событиями в Нагорном Карабахе, Молдавии, Чечне, возникли проблемы с расселением целых этнических групп (напр., турков-месхетинцев и др.).

Таким образом, очевидно, что национальный вопрос был и остается одним из основных и наиболее острых вопросов общественно-политического, социально-экономического и культурного развития полиэтнических государств, в то же время сколько-нибудь глубокое исследование национальных явлений невозможно без длительного анализа изменения количественных параметров взаимодействующих этносов страны. Совершенно справедливо указывает Д. М. Исхаков, что для правильного понимания современной эт-нополитической ситуации исследование лишь сложившегося расселения народов и нынешней их численности явно недостаточно: "к этим факторам всегда надо подходить исторически" [266. С.1]. И тут нельзя не согласиться с В. М. Кабузаном в том, что "в настоящее время злободневными и действительно актуальными являются именно те этно-демографические исследования, в которых изменения в численности и расселении народов анализируется за максимально продолжительные отрезки времени и обязательно доводятся до наших дней. Это позволяет и в прошлом увидеть ростки нового — те факторы, которые особенно остро дают о себе знать в наше время. Однако именно исследования такого рода опубликовать особенно трудно. Почему-то обязательно они должны разделяться на досоветские и советские, и с 1917 г. все должно начинаться с нуля. Следует с грустью признать, что для публикации комплексных, масштабных, охватывающих большие отрезки времени этно-демографических исследований не пришло еще время" [278. С. 47].

По данным Всероссийской переписи 2002 г., население Российской Федерации составило 145,2 млн. чел. (по переписи 1989 г. — 147 млн. чел.). Многообразен его этнический состав: 79,8% составляют русские, 19,2% представители других народов, а также 1,0% лица, не указавшие свою национальную принадлежность. Самые крупные народы, насчитывающие более миллиона человек - русские, татары, украинцы, башкиры, чуваши, чеченцы и армяне. Вместе они составляют около 90% населения страны. В зависимости от исторически сложившегося территориального размещения отдельных национальностей одни из них имеют свои республики, другие - автономные области, национальные округа. Вместе с тем, следует заметить, что если национальностей в РФ насчитывается около 140, то число национально-административных образований (республик, округов и областей) составляет лишь 32. В 1989 г. представители нерусских национальностей в России составили 27,2 млн. чел., т.е. 18,3% от всего населения, в 2002 г. - 29,3 млн. чел., т.е. 20,2%, и только 9,7 млн. чел. из них, т.е. 48,5%, проживали на территориях своих национально-территориальных образований. В настоящее время (2002 г.) 21 республика в России занимает 28,6% территории Федерации и где проживает 24 млн. чел. разных национальностей, т.е. 16,6% всего населения страны. По мнению В. Ф. Тишкова, в России этнический аспект демографии является наиболее чувствительным не только из-за самого факта культурного многообразия, сколько по причине длительного опыта огосударствления этничности. "Здесь политические спекуляции неимоверны, а в суждениях ученых господствует старая схоластика. В стране сохраняется практика жесткого и официального деления граждан на народы, или национальности, и поэтому этническая статистика играет политическую роль, точно так же, как и существующая расовая статистика в США" [422. С. 188-189].

Этническая пестрота национального расселения, наличие значительного числа национально-смешанных поселений особенно характерны для Поволжья и Приуралья, что является результатом сложной истории края. Основные национальности Волго-Уралья вообще отличает высокая степень территориальной рассредоточенности. В большой мере сконцентрированы на территории своих республик только башкиры (59,6% в 1989 г. и 73%) -2002 г.) и удмурты (соответственно 66,5% и 72,3%), в то время как этот показатель заметно ниже у чувашей (49,2% и 54,3%), марийцев (48,3% и 51,7%), мордвы (27,2% и 33,7%) и татар (26,5% и 36%).

Таким образом, значительные, а нередко и преобладающие части народов Волго-Уральского региона находятся в известном территориально-административном и хозяйственно-культурном отрыве от своих основных этнических ядер и исторических территорий, т.е. соответствующих национальных республик. Эти этноареальные группы поволжских этносов живут в инонациональной, а нередко - многонациональной культурной и языковой среде, что, конечно же, сказывается на характере, направленности и темпах этнических процессов среди них. Имеющиеся исследования данных групп выявляют другую характерную деталь, а именно - сохранение, а порою и бытование архаических языковых, культурно-бытовых явлений, подчас более древних и канонических по форме, чем на территории основного расселения этноса [314. С.27]. Изучение особенностей этих процессов также неотложная задача.

Вопросы расселения и динамики численности чувашского народа в их совокупности и в достаточно длительный исторический период не были предметом специального и обобщающего исследования. Между тем среди российских народов чувашский этнос выделяется рядом весьма специфических расселенческих и этнодемографических характеристик, которые являются результатом длительного исторического развития. Необходимо отметить прежде всего следующие особенности:

1. Чуваши - один из крупных этносов страны. По данным переписи 1989 г., их численность на территории СССР составляла 1842,3 тыс. чел., в том числе в Российской Федерации - 1773,6 тыс. чел. В ряду множества народов СССР чуваши по численности занимали 16-е место, а по России - 4-е (после русских, украинцев и татар) места. Согласно переписи 2002 г., они переместились по данному показателю на 5-е место, составив 1637,2 тыс.чел.

2. Чуваши-один из наиболее дисперсно расселенных народов: 45,7% всего их числа проживает вне Чувашской Республики в других республиках, краях и областях страны, причем довольно значительными группами. Если переписью 1989 г. чуваши были учтены в 63 регионах России и во всех 15 республиках СССР, то в 2002 г. они впервые были зафиксированы во всех субъектах Федерации, причем в 57 из них числом 1000 и более чел. Вне Чувашии наиболее крупные и компактные в плане территориального размещения массивы чувашского населения находятся в Поволжье (78,3% всего их числа), на Урале (10,2%), а также в Западной Сибири (4,0%). По данным 1989 г., за пределами Российской Федерации чуваши расселены в основном в Казахстане (22,3 тыс.), на Украине (20,3 тыс.), в Узбекистане (10,1 тыс.) и Белоруссии (3,2 тыс.).

3. Чуваши являются одним из более чем весомо представленных в своей республике титульных этносов (кроме чеченцев и ингушей) и составляют абсолютное большинство ее населения (67,7%), преобладают они и в составе городского населения.

4. Чувашский народ, пожалуй, один из наиболее "спорных" этносов в науке. До сих пор ведутся ожесточенные дискуссии по вопросу его происхождения, соотношения в его языке и культуре тюркских, булгарских и финно-угорских начал. Много еще неясного и в связи со сравнительно поздним (нач. XVI в.) появлением в письменных источниках этнонима "чуваш", размытостью границ этнотерритории и т.д.

Среди чувашского населения ряда регионов страны наблюдается достаточно активная национально-культурная деятельность, которая требует внимания со стороны соответствующих государственных органов и общественных объединений как "метрополии", т.е. Чувашской Республики, так и соответствующих субъектов Российской Федерации. Для правильного определения приоритетов при проведении государственной национальной политики как в республике, так и по отношению к диаспорным группам чувашей, выработки реалистических и обоснованных решений в этой сфере важно иметь как можно более полную и конкретную информацию о чувашском населении всех регионов страны, об изменениях его численности и особенностях расселения в городах и сельской местности. Особую остроту приобрел сегодня дефицит сведений о состоянии и характере этнических и социально-демографических процессов, переживаемых на протяжении последних десятилетий отдельными локально-территориальными группами этноса.

К глубокому сожалению, статистические материалы по данной проблематике до сих пор оставались известными лишь довольно узкому кругу исследователей, хотя некоторые фрагментарные сведения и появлялись в печати (в частности, о численности и расселении чувашей на территории Башкортостана, Оренбургской и Самарской областей и др.) [457; 470; 399; и др.]. Полная сводная статистика о чувашском населении в отдельных регионах страны, не говоря уже о перечне чувашских селений за пределами Чувашии, не имелась до сегодняшнего времени даже в "профильных" ведомствах республики - министерствах культуры и по делам национальностей, образования, печати и информации. Поэтому и в научном, и в практическом плане представляется крайне важным проследить динамику территориального размещения и численности чувашского этноса в целом за исторически длительный период.

Тема настоящего исследования является одной из проблем этнологии, но вместе с тем она входит в число интересов географии и демографии. В силу специфических задач этнография и этнология имеют более тесные контакты с географией, точнее, с географией населения. Актуальность взаимодействия этих наук возросла особенно во второй половине XX в., когда резко усилилась миграция народов, в т.ч. и в соответствии с плановыми переселениями. Иначе и не могло быть в такой гигантской многонациональной стране, каким являлся СССР. Здесь сами конкретно-исторические условия диктовали развитие в непосредственной связи с изучением современности пограничных с этнографией дисциплин - этнической географии и этнической демографии. Как отмечал Ю.В. Бромлей, становление этих дисциплин было вызвано необходимостью разработки важных в практическом отношении проблем, связанных с определением численности народов, их географическим размещением и территориальными взаимоотношениями, с исследованием сложных демографических и этнодемографических процессов, оказывающих большое влияние на всю современную жизнь народов мира [167. С.123].

Можно сказать, что в принципиальном плане в толковании задач новых междисциплинарных направлений этнологической науки у большинства специалистов нет расхождений. Основными задачами этнодемографии являются исследования демографических процессов и динамики численности народов, а этническая география своим предметом считает изучение вопросов географического расселения народов, особенностей их месторазвития, этнических территорий и этнических границ [389. С. 19]. Автор считает необходимым трактовать задачи этнодемографии несколько уже, чем это обычно делается, полагая, что она сама отчасти входит важнейшей составной частью в число интересов этнической географии. В конечном итоге и этнодемография, и этногеография относятся к предметной области географии населения, объектом которой являются территориальные группы людей, часто состоящие из представителей разных этносов. В центре внимания этнографов быт и культура с их национальными различиями, а в центре внимания географов - жизнь и производственная деятельность людей в определенных природных и экономических условиях и связанные с этой деятельностью особенности расселения людей, создания ими населенных пунктов различного типа. Все это определяет взаимоотношения, связи между географическим и этнографическим изучением населения и различия между ними [295. С.27]. Этногеография же должна быть нацелена на выяснение ареалов расселения каждого этноса, его численности, миграционных перемещений, этнического состава населения конкретной территории.

Расселение населения — сложный социально-экономический и историко-культурный процесс, отражающий многие стороны жизни общества. Согласно "Демографическому словарю" (М., 1985), в наиболее широком, социальном понимании "расселение населения " — пространственная форма организации общества. Поэтому его изучают не только демографы и географы, но и экономисты, политологи, социологи, этнологи, культурологи. В общем плане понятие "расселение" имеет двоякую интерпретацию - в одном значении как процесс распространения, перемещения населения, занятия им каких-либо новых территорий, в другом - как результат этого процесса в виде образовавшейся и существующей в данное время территориальной совокупности населенных мест.

В настоящем исследовании понятие "расселение" трактуется применительно не к населению вообще, а к этносам в смысле их пространственно-территориального размещения, причем как в ареале их компактного расселения, так и в этнически смешанных районах, входящих в этническую территорию, а также за ее пределами в иноэтническом окружении.

Что касается другого базового понятия - "численность", то оно является одним из наиболее общих количественных демографических характеристик. В соответствии с проблематикой исследования "численность этноса" нами рассматривается как число этнофоров, т.е. индивидуальных носителей определенной этнической культуры, представителей какого-либо этноса.

Объект и предмет исследования. В качестве объекта исследования выступает чувашский этнос, изучаемый нами в историко-этногеографичес-ком и этнодемографическом аспектах. Предмет исследования — историческая динамика и региональные особенности территориального расселения и численности чувашского населения России.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является пространственно-временная и численная характеристика чувашского населения России в различные периоды истории. Исходя из этого, в ней ставятся и решаются следующие задачи:

1. Восполнить существующий пробел в изучении этнической географии и этнической демографии чувашского народа.

2. Реконструировать характер территориального размещения и изменений численности чувашей в разные исторические эпохи.

3. Выяснить причины и факторы миграционных перемещений чувашей и формирования их диаспорных групп вне границ этнической территории.

4. Рассмотреть роль и значение расселенческого фактора в формировании чувашского этноса, его этнографических и этно-территориальных групп.

5. Выявить, проанализировать и обобщить конкретные статистические материалы, характеризующие изменение численности чувашского населения в регионах Российской Федерации в разрезе административных районов, городских и сельских поселений.

6. Показать в исторической динамике участие чувашей в процессах межэтнического взаимодействия и выявить роль конфессионального, культурно-языкового и др. факторов в изменении их расселенческих, этнодемографичес-ких и этноидентификационных характеристик.

7. Разработать карты для наглядного представления о характере расселения чувашей в отдельных регионах России в разные исторические периоды.

В задачу диссертации не входит специальное изучение историко-культурных аспектов формирования этнотерриториальных групп чувашей, характеристика их культурных особенностей, тем более, что данная проблема уже получила достаточное освещение в исследовании Е. А. Ягафовой [472]. Вместе с тем нами сделана попытка рассмотреть роль и значение расселенческого фактора в формировании структуры этноса, его основных этнографических групп (вирьял, анатри, анат енчи), а также крупных территориальных групп (закамские, саратовские, оренбургские, сибирские и т. д.), осознающих свою историко-культурную и административно-географическую общность и отличие от соседних групп.

Хронологические рамки исследования охватывают в целом период, равный I тысячелетию - со времен существования Волжской Булгарии до начала XXI в. Впрочем, в диссертации имеется также исторический экскурс в северо-кавказскую эпоху жизни предков чувашей. Однако при рассмотрении динамики численности этноса и других статистических параметров работа строится в основном на материалах и сведениях, относящихся к XVII — началу XXI вв.

Территориальные рамки работы предусматривают изучение всего чувашского этноса, т.е. как той его части, что расселена на территории современной Чувашии, так и тех групп, что проживают вне ее границ, в других регионах России. При этом сравнительно большее внимание уделяется Среднему Поволжью и Приуралью, где размещается более чем 3/4 чувашского населения страны.

Теоретико-методологическая основа исследования. Анализ и интерпретация привлеченного круга материалов основаны на принципах историзма и системности. В работе использованы сравнительно-исторический, исто-рико-хронологический, статистический и этносоциологический методы. Главный принцип - объективность, опора на фактический материал.

Проблематика исследования рассматривается автором на историко-ретроспективном и ситуативном уровнях. Историко-ретроспективный уровень позволяет проследить динамику расселения и численности этноса на протяжении того или иного исторического периода и выявить причинную обусловленность сегодняшнего состояния проблемы. Ситуативный уровень представляет собой анализ особенностей современного пространственно-демографического положения этноса на территории Российской Федерации.

Поскольку объектом исследования является этническая общность как совокупность множества людей, то в работе применяются распространенные в науке методы количественного анализа и другие методы обработки и подачи статистических данных. Автором впервые предпринята попытка систематизации собранного материала методом картографирования.

В качестве основного теоретического материала исследования послужили труды Ю.В. Бромлея, В.И. Козлова, В.М. Кабузана, В.Д. Димитриева, В.Ф. Каховского, Р.Г.Кузеева, В.А. Тишкова, В.В. Пименова, М.Н. Губогло и др.

Состояние научной разработанности проблемы. Исследований исторической динамики численности и ареалов расселения народов все же сравнительно немного. В основном это работы В.М.Кабузана, С.И.Брука, В.И.Козлова, Д.М.Исхакова и др. Практически не исследованы этнические группы, представляющие на территории РФ народы бывших союзных республик, кроме, пожалуй, армянской диаспоры. Неизученными остаются и так называемые "внутренние диаспоры", представляющие собственно этносы России. Их исследование началось недавно и в большинстве своем первые опыты имеют характер сугубо этнографических работ.

По народам Поволжья и Приуралья данная проблематика изучена далеко не одинаково. Можно отметить, что сравнительно хорошо изучены этногео-графические и этнодемографические проблемы казанских татар, башкир и мордвы [270; 347; 179]. Исследование вопросов расселения и численности чувашей, начавшееся было в 1960-е гг., не получило в последующем своего продолжения [396; 397; 398; 206]. Появившиеся в 1980-1990-х гг. публикации затрагивают лишь отдельные аспекты данной проблематики, освещают в основном процессы и явления ограниченных периодов времени. Они различаются по глубине и кругу разрабатываемых вопросов, методике обработки данных, но при этом почти все имеют локально-территориальный характер. Большинство авторов ограничивались территориальными рамками Чувашской Республики или какой-либо области. Вместе с тем и то верно, что все имеющиеся по чувашам работы весьма добротны в научном плане и являются хорошей основой для реконструкции этнических и расселенческо-демографических процессов, начиная с эпохи формирования этноса [204;317].

Вплоть до второй половины XX в. практически не обращалось внимания на диаспорные группы чувашей, если не считать работ Н.В.Никольского, в которых в общей форме затрагиваются вопросы расселения чувашей и приводятся некоторые статистические сведения на этот счет. Лишь в 1970 — 1980-х гг. появились публикации по данной проблематике, в основу которых были положены материалы комплексных экспедиций Чувашского НИИ языка, литературы, истории и экономики 1961, 1962, 1984, 1987 гг. и др. [322; 457]. Однако в них статистические сведения занимают незначительное место. Можно сказать, что до 1980-х гг. не было специальных исследований, за исключением работ П.А.Сидорова и В.Д.Димитриева, посвященных анализу и обобщению материалов по вопросам расселения и демографии чувашей, в том числе частично и тех их групп, что находились вне Чувашии. Практически не изученным остается чувашское городское население республики, не говоря уже о городах в других регионах России. Лишь в 1990-х гг. появился ряд публикаций по вопросам этнического состава населения Чувашии и численности чувашей в некоторых регионах РФ [242; 458; 399].

Источниковой базой для настоящего исследования стали архивные и опубликованные материалы, прежде всего данные 10 ревизий податного населения, осуществленных с 1719 по 1856 гг., сведения переписей населения 1897, 1920, 1926, 1939, 1959, 1970, 1979, 1989 и 2002 гг. Сведения о чувашском населении различных территорий России, в большинстве своем впервые вводимые в научный оборот, в значительной мере были выявлены в текущих архивах 30 региональных статорганов в результате переписки и в ходе специальных выездов автора.

Следующую важную группу источников составили материалы различных официальных органов и учреждений, содержащие оценочные данные по составу населения, карты, схемы, а также опубликованные исчисления и оценки отдельных исследований. Существенное место заняли в работе сведения из различных историко-этнографических (документальных и исследовательских) публикаций, этногеографических описаний, материалы прессы.

В диссертации привлечены материалы крупного статистико-этнографического исследования 1981 - 1982 гг., осуществленного в Чувашии совместно НИИ ЯЛИЭ при Совете Министров ЧАССР (ныне - ЧГИГН) и Институтом этнографии АН СССР под руководством В.В. Пименова, комплексных экспедиций Чувашского НИИ ЯЛИЭ, проведенных в 1980-х гг. в Татарской и Башкирской АССР, Ульяновской, Самарской и Оренбургской областях, а также данные этносоциологических обследований и опросов 1990 - начала 2000-х гг. И, конечно, широко использовались материалы и статистические данные, содержащиеся в работах ведущих исследователей рассматриваемых проблем - В. М. Кабузана, В.Д. Димитриева, Р.Г. Кузеева, Н.В. Никольского, В.И. Козлова, П.А. Сидорова, В.В. Пименова, Е.П. Бусыгина, Д.И. Исхакова, В.Ф. Каховского, С.И. Брука, В. А. Тишкова, М.Н. Гу-богло и др.

Как источники используются в диссертации также различные картографические материалы. Однако применительно к рассматриваемой проблематике их почти что нет, если не считать карт, составленных Джекинсоном, Олеарием, Герритсом и др., поэтому ряд картосхем был составлен автором самостоятельно. Кстати, отсутствие картографического материала по чувашам является одним из слабых мест вообще в исследовании их истории.

Следует иметь в виду, что в отношении ранних периодов истории — XII — XVII вв., частично и XVIII - XIX вв. - некоторые положения и выводы автора могут быть сформулированы только на уровне гипотез, так как сами проблемы, тесно взаимосвязанные с рядом не проясненных до сих пор принципиальных вопросов этнической истории чувашей, очень трудны. Предположительный характер реконструкций объясняется также и состоянием источ-никовой базы.

Научная новизна работы, по мнению автора, заключается прежде всего в том, что она является первым в отечественной этнологической науке обобщающим исследованием по вопросам расселения и численности одной из крупных этнических общностей России - чувашского народа - за период с его формирования до начала XXI в. и включает в себя как систематизацию накопленных конкретно-исторических и статистических данных, так и их анализ.

Наиболее существенные результаты исследования, характеризующие ее новизну, автор видит в том, что в нем впервые:

1) поставлена сама проблема обобщающего конкретно-исторического исследования расселенческих и этнодемографических характеристик чувашского народа, ранее изученных лишь фрагментарно и в отдельных аспектах;

2) целостно и в исторической последовательности рассмотрены особенности территориального размещения чувашского населения в различных регионах Российской империи и Российской Федерации;

3) комплексно рассмотрены исторические, социально-политические, хозяйственные и культурно-психологические причины и факторы расселенче-ских и этнодемографических процессов у чувашей в разные периоды истории, выделены основные этапы этих процессов;

4) выявлена роль расселенческих факторов в формировании структуры чувашского этноса, его этнографических и этнотерриториальных групп;

5) в систематизированной форме представлены и проанализированы конкретные сведения о динамике численности и особенностях расселения чувашей в более чем 50 регионах России, составлены подробные списки чувашских селений, находящихся за пределами Чувашской Республики;

6) разработаны и представлены картосхемы, отражающие географию расселения чувашей и их этнографических и локально-территориальных групп в Чувашии и в регионах России в разные исторические периоды;

7) введены в научный оборот ранее неизвестные материалы и дана новая трактовка фактов, уже использовавшихся этнологами, демографами и историками.

Практическая значимость работы весьма существенна и связана с решением важных научно-исследовательских, социально-культурных и практических задач. Исследование вопросов расселения и динамики численности чувашского народа в разные исторические периоды является необходимым условием для глубокого понимания и широкого изучения его этнической и гражданской истории и особенностей его историко-культурного взаимодействия с другими этносами. Собранный и систематизированный фактический материал и сделанные на основе их анализа выводы могут послужить базой для создания новых трудов по истории, этнографии, культурологи, географии и демографии чувашей и других народов Волго-Уралья, подготовки и проведения лекционных курсов и семинаров по соответствующим темам для учащихся школ и студентов вузов.

Положения и выводы исследования могут быть использованы в деятельности органов власти как Чувашской Республики, так и других регионов Российской Федерации в процессе выработки и коррекции национальной, демографической и миграционной политики, при разработке региональных программ, направленных на оптимизацию межнациональных отношений и этнокультурных процессов.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены автором в докладах, представленных на международных конгрессах и всесоюзных конференциях этнографов и антропологов в Йошкар-Оле (1986), Сухуми (1988), Уфе (1989, 1997), Москве (1999), на всероссийских и региональных конференциях в Уфе (1985, 1989, 2001), Омске (1993), Йошкар-Оле (1998), а также в выступлениях на ряде республиканских научных конференций и сессий в Чебоксарах (2001, 2003, 2005).

Часть материалов и выводов диссертации послужили основой для самостоятельной разработки автором по заказу правительства Чувашской Республики проекта "Концепции государственной национальной политики ЧР" и "Программы мероприятий по ее реализации на 1998-2002 гг." (утверждена постановлением Кабинета Министров ЧР от 31.09.1998 г.), а также раздела "Развитие межнационального и межрегионального сотрудничества" Государственной программы ЧР "Сохранение и развитие культуры и искусства ЧР на 1994-2005 гг." (утверждена постановлением Кабинета Министров от 29.06.1994 г.).

Собранные в ходе работы над диссертацией материалы легли в основу прикладного издания автора - этногеографического справочника "Чувашская диаспора" (Чебоксары, 1999), специально предназначенного для работников органов государственной власти и управления, учреждений культуры, активистов национально-культурных объединений различных регионов России. В него вошли статистические материалы, характеризующие динамику численности и географию расселения чувашей во всех регионах России, где они были учтены переписями XX в.

Основные идеи и положения диссертации нашли отражение в 60 монографиях, брошюрах и статьях автора общим объемом 140 п.л., в т.ч. в энциклопедиях "Народы мира" (М., 1988), "Народы России" (М., 1994), "Народы и религии мира" (М., 1999), "Краткая чувашская энциклопедия" (Чебоксары, 2001), а также в учебных пособиях "Культура родного края" (Чебоксары, 1994) и др.

Диссертация обсуждена на расширенном объединенном заседании отдела этнологии и антропологии Чувашского государственного института гуманитарных наук и кафедры археологии, этнографии и региональной истории Чувашского государственного университета им. И.Н. Ульянова, рекомендована к защите.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения со списком использованных источников и литературы, 5 тематических приложений.

Заключение диссертации по теме "Этнография, этнология и антропология", Иванов, Виталий Петрович

Выводы по главе:

1. Создание и функционирование национально-территориальной автономии независимо от численности проживающей в ней части народа служит сохранению у этнофоров этнической идентичности, языка, этнокультуры, поддержанию национального самосознания. Этому благоприятствуют такие расселенческо-демографические факторы, как то, что для титульного этноса Чувашской Республики характерна компактность, отсутствие этнотерритори-альной чересполосности, что исторически чуваши составляли и составляют преобладающее большинство населения республики.

2. В Чувашии темпы прироста чувашей исторически всегда были ниже, чем в диаспоре из-за их постоянного миграционного вымывания. Однако в последнее десятилетие XX в., наоборот, впервые было отмечено резкое уменьшение диаспорной части этноса.

3. Обращает на себя внимание тот факт, что междуречье Суры и Свия-ги на правобережье Волги, ставшее для чувашей основной этнической территорией, исторически было зоной пересечения торговых путей и хозяйственных связей, миграционных потоков, активного межэтнического и межконфессионального взаимодействия. Данное обстоятельство достаточно благотворно сказалось на атмосфере взаимоотношений расселившихся здесь этнических групп, наложило отпечаток на язык и этнокультуру самого чувашского народа, обогатило его и придало особую толерантность его этнопсихологии.

4. Всесоюзной переписью населения 1989 г. чуваши были учтены в 63 субъектах Российской Федерации и во всех остальных 14 союзных республиках. В 2002 г. они были зафиксированы во всех 89 регионах страны. Наиболее многочисленные группы чувашей численностью более 100 тыс. чел. проживают, помимо Чувашии, в Поволжско-Приуральских регионах (Татарстане - 126,5, Башкортостане - 117,3, Ульяновской обл. - 111,3, Самарской обл. -101,4 тыс. чел.), где они расселены, в отличие от других территорий, наиболее компактно, образуя местами сравнительно крупные локально-территориальные ареалы.

5. Наблюдения и этносоциологические исследования показывают, что на уровне обыденного сознания "диаспора" представляется как некая "цельная" совокупность множества людей. В действительности же применительно к чувашскому населению различных регионов страны речь может идти всего лишь о различном состоянии рассредоточенных частях этноса. Вместе с тем его диаспорные группы отличались и продолжают отличаться по своим культурно-языковым характеристикам. Но при этом все они сохранили единство со всем народом в языке, этносознании, психологии и традиционной культуре. Расселяясь на новых землях и вступая во взаимодействие с новыми соседями, заимствуя опыт и традиции других этносов, они выработали культурное разнообразие - свои локально-территориальные варианты.

6. Чувашское население, находящееся за пределами Чувашской Республики (т.е. диаспору) мы подразделяем на следующие группы:

1) Исторически ранние анклавные компактные («этноареальные») группы, находящиеся, как правило, в пределах одного или двух-трех смежных административных районов того или иного региона РФ, и образующие достаточно выраженные специфические историко-культурные зоны-ареалы (например, чувашское население Аксубаевского, Дрожжановского, Тетюшского и Буинского районов в Татарстане, Аургазинского, Белебеевского и Федо-ровскго районов в Башкортостане, Цильнинского и Мелекесского районов в Ульяновской области, Шенталинского, Кошкинского, Похвистневского и Исаклинского районов в Самарской области, Неверкинского района в Пензенской области, Абдулинского района в Оренбургской области, Базарно-Карабулакского района в Саратовской области и т.д.).

Чуваши, проживающие на указанных территориях, имеют свои локально-административные названия - "цильнинские", "тимерсянские", "белебе-евские", "неверкинские" и т.п. В свою очередь, данные микроанклавы-микроареалы группируются в более пространственные массивы с административно-географически обусловленными названиями ("закамские", "заволжские", "башкирские", "бугульминские", "саратовские", "черемшанские", "са-маролукские", "пензенские" и т.д.).

2) Группы мигрантов относительно позднего, т.е. советского времени, осевшие в городах-новостройках, рабочих поселках, центральных усадьбах крупных совхозов и, как правило, в инонациональной среде, но сохраняющие и поддерживающие друг с другом "земляческие" бытовые и культурно-языковые связи, имеющие определенное "местечковое" этногрупповое самосознание (например, чуваши в городах Стерлитамаке и Белебее в Башкортостане, г.Тольятти в Самарской области, Нижнекамске и Набережных Челнах в Татарии и т.д.).

3) Дисперсно расселенное чувашское население в регионах и городах России и СНГ, где оно проживает распыленно и не имеет практически никаких связей со своими соплеменниками.

7. Этнические процессы среди диаспорных групп чувашей во второй половине XX в. имели более интенсивный характер, чем в республике, и основным их направлением явилась деэтнизация. Процесс уменьшения численности чувашей, выявившийся в начале XXI в., вероятнее всего получит дальнейшее развитие в связи с устойчивой тенденцией обрусения городских чувашей через участившиеся национально-смешанные браки и изменением этнической идентичности по причине смены культурно-языковых ориентаций во втором-третьем поколениях горожан.

8. В этнических процессах среди диаспорных групп чувашей находят отражение как общие для всех этносов социально-политические и экономические условия жизни, так и опосредованное воздействие специфических факторов, как-то: а) численность (удельный вес) на данной территории, б) степень компактности или дисперсности расселения, в) длительность (историческая) проживания на данной территории, г) культурно-языковая и конфессиональная близость иноэтнического окружения, д) обучение в школе национальному языку и литературе.

9. Процессы урбанизации, отсутствие условий для школьного образования на родном языке и развития профессиональных форм этнокультуры, недостаточное внимание властных структур в регионах России к проблемам местного чувашского населения привели к усилению там ассимиляционных процессов, к утрате этнической идентичности и отходу от родного языка. По большому счету, речь идет о проблеме сохранения этничности у находящейся вне республики половины чувашского народа, ее этнокультурного и этноязыкового выживания.

Заключение

Подводя итоги рассмотрению исторической динамики расселения и численности чувашей, считаем необходимым отметить ряд принципиально важных особенностей данного процесса обозначив также современные тенденции. Прежде всего надо указать не жесткую взаимоувязанность и взаимообусловленность этноисторических, расселенческих и этнодемографических процессов. Именно это обстоятельство обязывает проанализировать пространственные и количественные параметры чувашского народа в исторической динамике.

Наиболее значимыми по своим последствиям для этнической истории чувашей, формирования их основных этнодемографических и этногеографических характеристик, явились три эпохальных события:

1) массовое миграционное перемещение булгаро-чувашей на периферию Волжской Булгарии в XIII - XIV вв., в результате которого окончательно сформировалась основная конфигурация этнической территории чувашского народа на правобережье Волги в междуречье Свияги и Суры;

2) присоединение этнической территории чувашей - Чувашского края -к России в середине XVI в., создавшее условия для динамичного расширения чувашами своей этнотерритории для неограниченного расселения за ее пределами;

3) образование национальной-территориальной автономии в 1920 г.

Наш анализ особенностей территориального размещения и динамики численности чувашей в разные периоды истории позволил установить несколько основных исторических этапов и важнейших факторов этого процесса. Этапы:

I. Булгарская эпоха (VIII-первая треть XIII вв.) - переселение булгар-ских, суварских и других племен из Северного Кавказа, Приазовья, Прикас-пия и Подонья в Волго-Камье четырьмя волнами - в 670-х гг., 730-740-х гг., IX в. и начале X в. Расселение их по соседству с местными финно-уграми.

Образование Булгарского государства на территории современных центральных и северных районов Татарстана, центральных и северных районов Чувашии, западных районов Башкирии, современных Самарской и Ульяновской областей, западных районов Оренбургской и восточной части Пензенской областей.

Заселение булгарами, суварами и эсегелями правобережья Волги, активная ассимиляция финно-угорского населения (главным образом горных марийцев) в северной части современной Чувашии. Появление в XII в. первых булгарских поселений в бассейне Среднего Цивиля. Формирование в XI-XII вв. племенной (древней) чувашской народности на основе тюрко-язычных и финно-угорских компонентов при доминирующей роли булгаро-суварского языка и неисламизированной культуры. Начало сложения этнографической группы верховых (виръял) чувашей.

II. Ордынско-ханская эпоха (вторая треть XIII-середина XVI вв.) - завоевание Среднего Поволжья монголо-татарами, распад волжско-булгарской этнополитической общности, геноцид булгарского (древнечувашского) населения, уничтожение не менее 4/5 булгаро-чувашей, этнодемографическая катастрофа. Насильственное территориальное оттеснение булгарско-суварского населения и различных других маргинальных неисламизированных этнических групп в периферийные районы Волжской Булгарии, кардинальное изменение конфигурации зоны расселения населения Булгарского государства. Консолидация языческого булгарского населения в отдельную этноконфес-сиональную общность «чуваши». Формирование двух этнотерриторий расселения булгаро-чувашей в результате миграции их из Закамья в Предкамье, Заказанье, Приказанье и на Чувашское правобережье, а также из южных районов правобережья Волги на северо-восток Чувашии - в междуречье Кубни и Цивиля. Образование «дикого поля» и резкое замедление миграционной подвижности булгаро-чувашского населения.

Кыпчако-татарская ассимиляция булгаро-чувашского населения Заказа-нья и Приказанья. Горная сторона в составе Казанского ханства. Становление территории между Сурой, Волгой, Кубией и Свиягой основной этнической территорией обитания чувашей. Переселение части чувашей Заказанья в Чувашию в междуречье Аниша и Цивиля. Замедленное демографическое развитие чувашей, составлявших в Казанском ханстве примерно 100 тыс. чел. Складывание этнографической группы средненизовых (анат енчи) чувашей.

III. Имперско-колониальная эпоха (середина XVI-начало XX вв.).

1-й этап (вторая половина XVI-начало XVIII вв.) - освоение чувашами Присурья и «дикого поля» в южных районах современного Чувашского края и Симбирского Поволжья. Расширение территории расселения чувашей в ходе колонизации Пензенско-Саратовского региона и проникновения в Закамье и Южное Приуралье. Возвращение части приказанско-заказанских чувашей-язычников в Закамье, переселение других их групп в Чувашский край. Завершение в XVII в. татарской ассимиляции булгаро-чувашей Приказанья и Заказанья, а также бассейна р. Свияги. Массовое выделение из материнских селений дочерних выселков, околотков (касси). Первая официальная фиксация численности чувашей I ревизией (1719 г.) в 218 тыс. чел. Формирование чувашской феодальной народности. Складывание этнографической группы низовых (анатри) чувашей.

2-й этап (XVIII в.) - увеличение численности населения и нарастание малоземелья в Чувашии, усилении феодального гнета и насильственная христианизация чувашей. Массовая миграция их на левобережье Волги, освоение Зака-мья и Самарского Заволжья и заселение северных районов Оренбуржья и западных и центральных районов Башкирии, начало переселения в Приуралье из «вторичных» центров в Симбирско-Пензенском и Самарском регионах, а также Закамья.

3-й этап (конец XVIII - конец XIX вв.) - ослабление миграционного оттока из Чувашского края. Активное отпочкование от материнских селений диаспоры дочерних поселений, формирование основных зон и ареалов относительно компактного размещения чувашей в Поволжье и Приуралье, увеличение числа этнически смешанных чувашских селений. Замедление роста численности чувашей отдельных местностей Закамья и Южного Приуралья в результате татарско-исламской ассимиляции.

4-й этап (конец XIX-начало XX вв.) - усложнение социального состава этноса, увеличение его численности за XIX столетие почти в 3 раза (с 306 до 834 тыс. чел.). Активизация отходничества и миграции крестьян в промышленные центры, в губернские города, на промыслы, прииски, шахты. Начало переселения в Западную Сибирь в ходе столыпинских реформ нач. XX в. Усиление татарской ассимиляции чувашей. Национально-культурная и хозяйственно-территориальная консолидация компактно расселенного чувашского населения семи смежных уездов Казанской и Симбирской губерний (Буинского, Тетюшского, Курмышского, Ядринского, Чебоксарского, Ци-вильского и Козьмодемьянского). Формирование представлений об исторической этнической территории - «метрополии». Негативные этнодемографи-ческие последствия I мировой войны. Зарождение национально-освободительного движения.

IV. Советская эпоха (1920-1990-е гг.).

1-й этап (1920-1930-е гг.) - поиски путей национально-территориального самоопределения. Изменение этнодемографических характеристик чувашей в годы Гражданской войны. Образование Чувашской автономии, возникновение проблемы диаспорных групп этноса. Увеличение численности чувашей до более 1 млн. - 1117,4 тыс. (1926 г.). Активизация миграции и переселенчества в неурожайные 1920-е гг. и в годы первых советских пятилеток. Усложнение социально-классовой структуры этноса. Формирование чувашской нации.

2-й этап (1940-1950-е гг.) - кардинальное изменение территориальной и демографической структуры чувашского этноса в результате Великой Отечественной войны, вовлечение чувашей в урбанизационные процессы. Миграция чувашей в западном и северо-западном направлениях - в Калининградскую, Московскую, Ивановскую области, на Украину, в Карелию и Коми. Массовое участие чувашей в освоении целинных земель в Оренбуржье и Казахстане. Расселение до 46,4% этноса вне территории Чувашии.

3-й этап (1960-1980-е гг.) - активная миграция чувашей в городские поселения, переселения в центральные области России, в Зауралье и Западную Сибирь. Массовый отток сельской молодежи из регионов Среднего Поволжья и Приуралья в районы крупного промышленного строительства и освоения природных ресурсов (Тюменская обл., города Самара, Тольятти, Набережные Челны, Новочебоксарск и т.д.). Начальный этап широкого расселения чувашей в относительно новых, ранее не «традиционных» для них регионах (если в 1970-1980-е гг. в Поволжье и на Урале численность чувашей оставалась стабильной, но она заметно возросла в областях Центральной России (на 122%), на Северо-Западе европейской России (на 75%), Дальнем Востоке (на 46%) и Западной Сибири (на 25%). Усиление ассимиляционных процессов среди городских чувашей. Увеличение численности чувашей с 1959 г. по 1989 г. почти на треть. Расселение половины этноса (50,8%) за пределами Чувашской Республики.

V. Постсоветский период (конец 1980-х - начало XXI в.) — время этнической мобилизации, актуализации проблем этнической идентичности вследствие либерализации советского общества. Замедление массовых миграционных перемещений. Учащение выездов чувашей в зарубежные страны. Снижение рождаемости и повышение смертности. Ускорение процессов деэтни-зации городских чувашей диаспоры в результате отмены в паспортах графы «национальность». Прекращение прироста численности чувашей, ее снижение в целом по России в период с 1989 по 2002 гг. на 136,4 тыс. чел., уменьшение удельного веса диаспоризованных групп этноса с 50,8% до 45,7%. Новая волна этнофрустрационных настроений.

Факторы:

Историко-культурный фактор:

1. Исторически изначально сравнительно жесткая взаимосвязь расселения и процесса формирования этнической территории чувашей с их этногенезом с теми непрерывными миграционными перемещениями, что совершали их тюркско-иранские предки в течение I тыс. н.э. на огромных пространствах Евразии.

2. Активное территориальное освоение булгаро-суварскими предками чувашей Среднего Поволжья и Приуралья в домонгольский период, заселение ими правобережья Волги.

3. Кардинальное изменение линии этнической истории булгаро-чувашей в результате их массового миграционного сдвига в периферийные районы Волжской Булгарии - на запад, на правобережье Волги в междуречье Свияги и Суры, и на север - в Заказанье и Приказанье, - вследствие катастрофических по демографическим последствиям военно-политических событий XIII— XIV вв., приведших к уничтожению абсолютного большинства булгаро-чувашей и к превращению основной территории Булгарии в «дикое поле».

4. Массовое перемещение булгаро-чувашских беженцев в зоны традиционного расселения финно-угров (главным образом, горных мари) дает новый импульс никогда не прекращавшимся на территории Булгарии ассимиляционным процессам, что приводит к завершению формирования к концу XV в. нового этноконфессионального образования под названием «чуваши» на базе булгарских и частично финно-угорских компонентов.

5. Рельефно выраженный бинарный (тюркско-финно-угорский) состав чувашского этноса и связанное с этим относительно позднее (лишь к началу XVI в.) появление этнонима «чуваши» обусловили опять-таки сравнительно позднюю локализацию в источниках основной этнической территории чувашей на левобережье Волги в Заказанье и Приказанье и на правобережье в междуречье Свияги, Суры и Волги.

В указанных условиях, а также в связи с тем, что окончательное формирование этноса и его языка происходило в XIII-XV вв. в основном на весьма ограниченных и небольших по площади территориях в междуречье Аниша, Кубни и Свияги, с одной стороны, и в Заказанье - с другой, у чувашей поздно начали складываться этнографические группы. Так что к началу миграци-онно-переселенческих процессов, начавшихся в конце XVII в., культурноязыковые особенности у тогдашних двух основных этнографических групп -вирьял и анатри - не успели приобрести характер радикальных дифференцирующих признаков. По этой причине расселение чувашей как в ходе освоения «дикого поля» в начале XVI-XVII вв., так и в процессе переселения их на малозаселенные земли других районов Поволжья и Приуралья не было отягощено фактором различий этнографических групп.

6. Традиционно сравнительно высокая компактность расселения чувашей обусловлена также культурно-конфессиональной замкнутостью и даже закрытостью в «языческую» эпоху, которая инерционно продолжала оказывать свое влияние на чувашское общество и после насильственной христианизации. С другой стороны, обращение чувашей в православие способствовало активному вовлечению их в процессы межэтнического взаимодействия, прежде всего с русскими и мордвой, появлению в этноконтактных зонах многочисленных чувашско-русских и чувашско-мордовских смешанных поселений. Совместному расселению чувашей и татар благоприятствовало осознание обоими народами своей определенной этногенетической общности и близости.

7. В результате насильственного насаждения христианства и проводившейся в царской России XVII-начале XX вв. политики социального и национального угнетения нерусских народов, социально-культурные параметры чувашского народа и, в особенности, его этнопсихологические характеристики пережили ощутимую деформацию, приведшую в последующем к формированию у чувашей колониальной психологии, комплекса культурной неполноценности и второсортности. Вместе с тем, в целом, вхождение Чувашского края в состав Русского государства в XVI в., исторические, политические, культурные, этногеографические и этнодемографические последствия этого события, в том числе обращение чувашей в православие, оказались для них событиями эпохального значения. Они определили весь ход новой социальной и этнической истории чувашей, избавив их, в частности, от исламизации и, как следствие, реальной перспективы исчезновения как этноса. И, что немаловажно, в составе гигантского по размерам Русского государства чуваши получили практически неограниченные возможности для расширения территории своего обитания, в том числе путем расселения на ранее оставленных их предками землях в Средневолжском регионе.

8. Образование в 1925 г. автономной республики конституционно закрепило за чувашским этносом национально-административную территорию, на которой проживало 74,6% всей его численности. Автономия размежевала чувашей на 2 части - на титульный этнос и диаспорные группы. Интенсивное промышленно-экономическое развитие и урбанизация в республике и ее активное участие в хозяйственно-культурном строительстве в стране явились фактором усиления не только внутриреспубликанской, но и внешней миграции чувашей, резкого увеличения численности городского населения, усложнения социально-профессиональной структуры чувашского этноса.

Социально-экономический фактор:

1. Формирование чувашского этноса протекало в условиях многовекового взаимодействия и взаимовлияния трех различных хозяйственно-культурных типов: 1) кочевническо-скотоводческого; 2) оседло-земледельческого; 3) лесных собирателей и охотников, что способствовало в последующие периоды истории более лучшей социальной, экономической и культурной адаптации их в новых районах расселения уже за пределами Средневолжского региона.

2. Поскольку чуваши практически до начала XX в. оставались исключительно крестьянским, земледельческим этносом, а формой их социальной организации была община, постольку для них был характерен очаговый тип расселения (оседания) на новом месте, т.е. родовыми, клановыми земледельческими группами, что, в свою очередь, приводило к повышению уровня компактности их расселения на достаточно больших территориях.

3. Одним из важнейших социально-экономических факторов миграционных перемещений чувашей, начиная с середины XVIII в., становится малоземелье в Чувашском крае.

4. По мере усложнения социальной структуры этноса, которое началось еще в царское время (отходничество и т.д.), но получило интенсивное развитие в советский период (формирование городского населения, интеллигенции и т.д.), характер расселения чувашей приобретал все более дисперсный характер и все чаще они оседали в полиэтнических средах, усиливались в свою очередь их ассимиляция и деэтнизация, происходило падение уровня рождаемости, что негативно начало сказываться во второй половине XX в. на динамике численности чувашей, прежде всего в городских поселениях.

Политико-административный фактор:

1. Сравнительно высокая территориальная рассредоточенность чувашей обусловлена потерей проточувашами своей государственности в период ордынского ига и вынужденных массовых миграционных перемещений, продолжительной размытостью границ основной этнической территории и ее разорванностью в досоветскую эпоху между двумя губерниями (Казанской и Симбирской), отсутствием единого национального центра-города.

2. Процесс этнической консолидации чувашской народности, как и других нерусских народов России, в досоветскую эпоху сильно осложнялся различными административно-территориальными реформами, которые осуще ствлялись без учета географических, исторических и национальных особенностей расселения народов.

3. Социальный и национальный гнет, насильственная христианизация длительное время оставались факторами никогда не прекращавшейся вольной крестьянской миграции за пределы Чувашского края. Государственная политика колонизации XVII-XIX вв. и столыпинская реформа начала XX в. определенно способствовали широкому переселению чувашей не только в районы Поволжья и Приуралья, но и в Западную Сибирь.

4. Революционные и военные события начала XX в., массовый голод 1920-х гг., кампании по раскулачиванию крестьянства и репрессии 1930-х гг., плановые оргнаборывербовки»), война 1941-1945 гг., массовое участие чувашей в послевоенных восстановительных работах и в новом промышленном строительстве на востоке страны, подъеме целинных земель усилили ди-аспоризацию чувашского этноса в советскую эпоху.

Географический фактор:

1. Первоначально (до XIII в.) проточувашские племена были расселены на обширных пространствах Среднего Поволжья, а в последующем произошло смещение их основной этнической территории на периферийный район правобережья Волги, естественными границами стали реки Сура, Свияга и Волга, а с юга - размытые рубежи «дикого поля» (в середине XVI в. — река Кубня), а затем - с конца XVI-XVII вв. - русские укрепленные линии и засечные черты.

2. Средневолжско-Приуральский регион представлен тремя ландшафтными зонами - лесной, лесостепной и степной, которые резко не контрастируют с ландшафтом Чувашского края, в связи с чем чувашские переселенцы XVIII—XIX вв. относительно безболезненно адаптировались к природным условиям на новых местах. Мигранты «второй волны» - XX в., которые осваивали уже несколько иные и сравнительно специфические природноь географические среды Зауралья, Западной и Восточной Сибири, Казахстана, а в 1950-1970-е гг. - Центра и Северо-Запада России, - представляли по своему менталитету уже другую формацию переселенцев, не отягощенных традиционными крестьянскими представлениями и установками.

Демографический фактор:

Естественный прирост чувашского этноса всегда был высокий, что позволяло его ядерной части производить значительные по объему «выбросы» мигрантов за пределы этнической территории. Если за 1719-1989 гг. численность всех чувашей увеличилась в 8,4 раза, то в диаспоре - 39 раз, а в Чувашии - 4,7 раза. Ко времени переписи 1989 г. число чувашей в метрополии и диаспоре практически сравнялось, составив соответственно 906,9 и 935,4 тыс. чел. Однако начавшиеся в конце 1980-х гг. общее падение рождаемости, резкое увеличение смертности в сельской местности и усиление ассимиляционных процессов в городах других регионов России привели к тому, что ко времени переписи 2002 г. общая численность чувашей впервые за всю историю сократилась (в РФ - на 196,4 тыс. чел.), причем гораздо меньше их стало не столько в метрополии (889,3 тыс. чел. против 906,9 в 1989 г.), сколько в диаспоре (774,7 тыс. чел. против 935,4 в 1989 г.). В конце XX в. депопуляци-онные и ассимилятивные процессы существенно сказались на демографическом развитии и изменения этнической идентичности части чувашского этноса при сохранении традиционно сравнительно высокой рождаемости у сельских жителей.

Ассимиляционный фактор:

1. Будучи в своей этногенетичекской основе поликультуральным народом, чуваши в этнопсихологическом плане адаптивны к расселению и проживанию практически в любой инонациональной среде.

2. До XVI в. численность чувашей прирастала, кроме естественного прироста, также за счет ассимиляции правобережных («горных») марийцев. В XVIII-XIX вв., наоборот, часть чувашей, расселенных вне пределов этнической территории, подвергалась добровольному отатариванию посредством перехода в ислам. В XX в. на динамике численности чувашей, особенно городских, начало негативно сказываться их обрусевание.

3. Ассимиляционный фактор оказывал воздействие на изменение этно-демографических и этноидентификационных параметров чувашей через резко участившиеся во второй половине XX в. межнациональные браки, главным образом через чувашско-русские, дети от которых в 90% случаев выбирают себе русскую национальность. В городах, особенно за пределами Чувашии, в 2-3 поколениях значительного числа уже однонациональных чувашских семей имеет место быть отказ от чувашской национальности.

Особенности исторической динамики численности чувашского этноса в XVIII — начале XXI вв. и ее тенденции на перспективу

1. За почти трехсотлетний исторический период - с начала XVIII по конец XX вв. - численность чувашей в Российской империи, а затем в СССР увеличилась в 8,5 раза (см. табл. 64). Средний ежегодный их прирост за указанное время составил 6,0 тыс. чел., при этом данный показатель опять-таки был выше в диаспоре (3,4 тыс.), чем в метрополии (2,6 тыс.). В период до образования Чувашской АССР (условно до переписи населения 1926 г.) темпы роста численности чувашей были значительно низкими (ежегодно по 4,3 тыс. чел.), чем в целом за всю последующую советскую эпоху (11,5 тыс. чел.).

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Иванов, Виталий Петрович, 2005 год

1. Источники1. Архивные источники

2. НА ЧГИГН. Отд. I. Ед. хр. 220. Рукописный фонд Н.В.Никольского. Материалы Всеобщей переписи населения 1897 г. JL 99, 102, 169, 215, 256. 287, 321,354, 394.

3. НА ЧГИГН. Отд. I. Ед. хр. 256. Рукописный фонд Н.В.Никольского. История. Этнография.

4. НА ЧГИГН. Отд. I. Ед. хр. 285. Рукописный фонд Н.В.Никольского по истории, этнографии, языку чувашского народа.

5. НА ЧГИГН. Отд. I. Ед. хр. 288. Рукописный фонд Н.В.Никольского.

6. НА ЧГИГН. Отд. I. Ед. хр. 316. Рукописный фонд Н.В.Никольского.

7. НА ЧГИГН. Отд. I. Ед. хр. 563, 611, 643, 60.

8. НА ЧГИГН. Отд. II. Ед. хр. 50.

9. НА ЧГИГН. Отд. II. Ед. хр. 69. Никольский Н.В. Прошлое чувашского народа (от Великой Булгарии до Великой революции).

10. НА ЧГИГН. Отд. II. Ед. хр. 43. Никольский Н.В. Известия иностранцев и путешественников по России о чувашском народе с древнейших времен по XIX в. включительно.

11. НА ЧГИГН. Отд. III. Ед. хр. 182. Инв. № 1465.

12. НА ЧГИГН. Отд. III. Ед. хр. 343. Инв. № 6352.

13. НА ЧГИГН. Отд. III. Ед. хр. 182. Инв. № 1465 (Румянцев М.В. Материалы комплексной экспедиции 1961 года).

14. НА ЧГИГН. Отд. III. Ед. хр. 768 (Полевая экспедиционная тетрадь Г.Б.Матвеева).

15. НА ЧГИГН. Отд. III. Ед. хр. 873 (Полевая экспедиционная тетрадь В. С.Григорьева).

16. НА ЧГИГН. Отд. Ш. Ед. хр. 874 (Полевая экспедиционная тетрадь В.П.Иванова).

17. НА ЧГИГН. Отд. III. Материалы о возникновении чувашских селенийдиаспоры, собранные В.П.Ивановым.

18. НА ЧГИГН. Отд. III. Материалы статистико-этнографического исследования, осуществленного в Чувашии в 1981 1982 гг. НИИ языка, литературы, истории и экономики при Совете Министров Чувашской АССР и Институтом этнографии АН СССР.

19. НА ЧГИГН Огд. Ш. Материалы этносоциологического исследования 1988 г.

20. НА ЧГИГН. Отд. X. Ед. хр. 818, 913, 1303-1305, 1307. Материалы Всесоюзных переписей населения по Чувашской Республике 1926, 1959, 1970, 1979, 1989 гг.

21. НА ЧГИГН. Отд. X. Материалы микропереписи 1994 г. по Чувашской Республике.

22. НА ЧГИГН. Отд. X. Численность населения Чувашской Республики по „ данным Всероссийской переписи населения 2002 г. Статистический сборник. Чебоксары, 2004. 26 с.

23. НА ЧГИГН. Отд. X. Ед. хр. 1936. Миграция населения Чувашской Республики в 2000 году. Статистический сборник Госкомитета Чувашской Республики по статистике. 2001 г.

24. Архив Министерства культуры и по делам национальностей Чувашской Республики. Материалы этносоциологического исследования 1994 г., осуществленного в связи с разработкой проекта программы РФ «Возрождение и развитие тюркских народов РФ».

25. Архивный фонд Белебеевского городского историко-краеведческого музея. Республика Башкортостан.

26. Архивный фонд Дома-музея К.В.Иванова. Село Слакбаш Белебеевского района Республики Башкортостан.

27. Текущий архив Чувашского национального конгресса.1.. Материалы переписей населения из архивов территориальных органов Федеральной службы государственной статистики РФ

28. Алтайское краевое управление статистики (г. Барнаул, ул. Чернышевского, 59).

29. Амурское обл. управление статистики (г. Благовещенск, ул. Кузнечная, 23) документ № 05-47-84 от 22.12.92 г.

30. Архангельское обл. управление статистики (г. Архангельск, ул. Свободы, 3) документ № 09-5/92 от 9.12.92 г.

31. Госкомитет Республики Коми по статистике (г. Сыктывкар, ул. Интернациональная, 160) документ № 12-5 от 12.12.92 г.

32. Ивановское обл. управление статистики (г. Иваново, ул. Батурина, 16).

33. Иркутское обл. управление статистики (г. Иркутск, ул. Чкалова, 39).

34. Калининградское обл. управление статистики (г. Калининград, Московский пр-т, 97).

35. Камчатское обл. управление статистики (г. Петропавловск-Камчатский, -ул. Кроноцкая, 14)-документ № 09-22-8 от 8.12.92 г.

36. Карельское республиканское управление статистики (г. Петрозаводск, ул. Ленина, 19).

37. Кемеровское обл. управление статистики документ № 03/172 от 10.12.92 г.

38. Кировское обл. управление статистики документ № 05-03 от 27.11.92 г.

39. Комитет госстатистики Республики Башкортостан (г.Уфа, ул.Цюрупы, 17).

40. Комитет госстатистики Республики Татарстан (г. Казань, Кремль, 2-й подъезд)

41. Комитет по делам национальностей при Правительстве Удмуртии (г. Ижевск, ул. Советская, 1) документ № 01-15/401 от 20.10.97 г.

42. Красноярское краевое управление статистики документ № 17-7 от 22.12.92 г.

43. Курганское обл. управление статистики (г. Курган, ул. Красина, 25/27) -документ № 8-1129 от 8.12.92 г.

44. Ленинградское обл. управление статистики (г. Санкт-Петербург, ул. Проф. Попова, 39).

45. Марийское республиканское управление статистики (г. Йошкар-Ола, ул. Коммунистическая, 31).

46. Мордовское республиканское управление статистики (г. Саранск, пр. Ленина, 14)- документ № 05-41 от 7.12.92 г.

47. Московское обл. управление статистики (г. Москва, Колошин пер., 4).

48. Мурманское обл. управление статистики (г. Мурманск, пер. Русанова, 10)-документ № 11-03/1793 от 14.12.1992 г.

49. Нижегородское обл. управление статистики (г. Нижний Новгород, ул. Ошарская, 64).

50. Новосибирское обл. управление статистики (г. Новосибирск, ул. Каинская, 6).

51. Омское обл. управление статистики (г. Омск, ул. Орджоникидзе, 3).

52. Оренбургское обл. управление статистики (г. Оренбург, ул. Туркестанская, 15).

53. Пензенское обл. управление статистики (г. Пенза, ул. Пушкина, 28).

54. Пермское обл. управление статистики (г. Пермь, ул. Революции, 66).

55. Приморское краевое управление статистики (г. Владивосток, ул. Фонтанная, 57) документ № 10-27/345 от 22.12.92 г.

56. Самарское обл. управление статистики (г. Самара, ул. Больничная, 35).

57. Санкт-Петербургский комитет по статистике (г. Санкт-Петербург, ул. проф. Попова, 39) документ № 27-2216 от 7.12.92 г.

58. Саратовское обл. управление статистики (г. Саратов, ул. Сакко и Ванцетти, 54/60) документ № 5-01-04 от 2.12.92 г.

59. Сахалинское обл. управление статистики (г. Южно-Сахалинск, Коммунистический пр-т, 68).

60. Свердловское обл. управление статистики (г. Екатеринбург, ул. Толмачева, 23) документ № 16-13 от 4.12.92 г.

61. Тверское обл. управление статистики (г. Тверь, ул. Советская, 35) -документ № 21 -7-247 от 24.11.92 г.

62. Текущий архив Администрации Приморского края (г. Владивосток, ул. Светланская, 22) документ № 11-43/1211 от 6.05.97 г.

63. Томское обл. управление статистики (г. Томск, ул. Гагарина, 56) -документ № 161-3/24 от 2.12.92 г.

64. Тюменское обл. управление статистики (г. Тюмень, ул. Ленина, 76).

65. Ульяновское обл. управление статистики (г. Ульяновск, ул. Энгельса, 1) документ № 19-2-39 от 14.12.92 г.

66. Хабаровское краевое управление статистики (г. Хабаровск, ул. Фрунзе, 69).

67. Хакасское республиканское управление статистики (г. Абакан, ул. Чернышевского, 78).

68. Челябинское обл. управление статистики (г. Челябинск, ул. Коммуны, 137-а)-документ № 14/6 от 18.12.92 г.

69. Читинский обл. комитет статистики (г.Чита, ул. Алехина, 83) документ №36-02 от 5.05.97 г.

70. Чувашский республиканский госкомитет по статистике (г. Чебоксары, ул. Хузангая, д. 16).

71. I. Опубликованные источники

72. Артемьев В.И. Этнографическое обозрение чувашей // Хрестоматия по культуре Чувашского края. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 2001. - С. 7-39.

73. Атлас России. М.: Изд-во «Дик», «Астрель», «АСТ», 2000. - 80 с.

74. Брук С.И. Население мира: Этнодемографический справочник. М.: Наука, 1981.-880 с.

75. Всесоюзная перепись населения 1926 г.-М: Изд-во ЦСУ СССР, 1928.- 138 с.

76. Всесоюзная перепись населения 1939 г.: Основные итоги. М.: Наука, 1992.-256 с.

77. Георги И.Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов.-СПб., 1799.-Ч. 1. (Чуваши-с. XI, 35-41).

78. Герберштейн С. Записки о Московитских делах. СПб., 1908. - 448 с.

79. Доклад о деятельности Чувашского отдела Народного Комиссариата по национальным делам. К 1-му Всероссийскому съезду чувашских коммунистических секций и ячеек. Казань, 1920. - 24 с.

80. Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Саранск, 1948.-Т.З.-Ч. 1.

81. Законы и постановления о Советах Чувашской АССР (1920 1987): Документы и материалы. - Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1989. - 463 с.

82. История родного края. Хрестоматия. Часть 1 (X начало XX вв.). -Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1993. - 416 с.

83. История Татарии в материалах и документах (С древнейших времен до середины XIX в.). М.: Соцэкгиз, 1937. - 503 с.

84. Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. СССР. М.: Госкомстат РСФСР, 1962. - 284 с.

85. Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. РСФСР. М.: Госкомстат РСФСР, 1963. - 455 с.

86. Казанская история. M.-JL, 1954. - 194 е.: илл.

87. К вопросу о расширении территории Чувашской автономной области и преобразовании ее в Автономную Чувашскую Советскую Социалистическую Республику. Чебоксары, 1924. - 132 е.: карт.

88. Кеппен П.И. Об этнографической карте Европейской России по уездам губерний и областей. 2-е изд. СПб., 1853. - 40 с. + 1 карта.

89. Краткая чувашская энциклопедия. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 2001. -526 е.: ил.

90. Краткие итоги Всесоюзной переписи населения 1926 года по Чувашской АССР. Чебоксары, 1929. - Вып. II. - 92 с.

91. Материалы для историко-этнографического атласа России. СПб., 1871. - (Вкладной лист).

92. Материалы по чувашской диалектологии. Вып. 1. - Чебоксары: ЧНИИ, 1960; Вып. 2. - Чебоксары: ЧНИИ, 1963; Вып. 3. Чебоксары: ЧНИИ, 1969.

93. Милъкович К.С. О чувашах // Северный архив. СПб. 1827. - Ч. 27. -№9. С. 47-67; № Ю.-С. 120-139; № 11. - С. 210-232.

94. Миллер Г.Ф. Описание живущих в Казанской губернии языческих народов, яко то черемис, чуваш и вотяков. СПб., 1791.-101 с.

95. Многонациональный Татарстан (информационно-справочный материал). -Казань, 1993.-81 с.

96. Население России 2001: Девятый ежегодный демографический доклад. -М., 2002.-216 е.: ил.

97. Народы Поволжья и Приуралья. М.: Наука, 1985. - 310 с.

98. Народы России: Энциклопедия / Под. ред. В.А.Тишкова. М.: БСЭ, 1994.-480 е.: илл.

99. Народы мира: Историко-этнографический справочник. М.: БЭС, 1988.- 624 е.: ил.

100. Народы Башкортостана: Историко-этнографические очерки. Уфа: Гилем, 2002. - 504 е.: ил.

101. Населенные пункты Чувашской АССР: Справочник об административно-территориальном делении. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1981. - 352 с.

102. Национальный состав населения СССР по данным Всесоюзной переписи населения 1970 г. М.: Госстатиздат, 1973. - Т. 4. - 448 с.

103. Национальный состав населения РСФСР: По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. М.: Госкомстат РСФСР, 1990. - 747 с.

104. Национальный состав населения Чувашской Республики по итогам Всероссийской переписи населения 2002 года: Стат. сб-к. — Чебоксары: Чувашстат, 2005.

105. Некоторые показатели, характеризующие национальный состав населения Российской Федерации: По данным переписи населения 1989 г. Том II.- М.: Госкомстат РСФСР, 1992. 365 с.

106. Никольский Н.В. Наиболее важные статистические сведения об инородцах Восточной России и Западной Сибири, подверженных влиянию ислама. Казань, 1912.-LXXX + 322 с.-Библиогр.: с. 242-312 (О чувашах - с. 280-312).

107. Олеарий Адам. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. СПб., 1906. - XXVIII + 582 е.: (О чувашах - с. 364-369).

108. Основные итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года по Чувашской АССР. Чебоксары: Чув. респ. упр. статистики, 1990. - 56 с.

109. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. Ч. 1. СПб., 1773. - X + 657 + 117 с. + 25 л.: ил. (Чуваши - с. 133-145, 150, 153, 155-159, 170-171,202, 275, 279).

110. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Казанская губерния. Т. 14. - СПб., 1903.

111. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Симбирская губерния. Т. 39. - СПб., 1904.

112. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.: В 8 вып. Вып. 7. Наличное население обоего пола по уездам и городам с указанием числа лиц преобладающих родных языков. - СПб., 1905.-38 с.

113. Писцовая книга Казанского уезда 1602-1603 годов. Казань, 1979.

114. Полный алфавитный список всех населенных мест Уфимской губернии. -Уфа, 1906.-488 с.

115. Распределение населения России по владению языками: По данным микропереписи населения 1994г.-М.: Госкомстат России, 1995.- 195 с.

116. Регионы Российской Федерации / Федеральный справочник: Поволжье. Т. 4. - М., 2002. - 672 с.

117. Риттих А.Ф. Материалы для этнографии России. XVI. Казанская губерния: В 2-х частях. Казань, 1870. - 225 е.: прилож.

118. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества: Настольная и дорожная книга для русских людей. СПб., 1901. - Т. 6. — 599 е.: ил., диагр., карт.

119. Сборник документов Общества чувашской культуры Республики Башкортостан. 1986-1996. Часть первая. - Уфа: Изд-во Уфим. нефт. института, 1996. - 196 с.

120. Сборник материалов по делам национальностей: Справочник Министерства культуры и по делам национальностей культуры Чувашской Республики. Чебоксары, 1999. - 34 с.

121. Сборник материалов по истории Казанского края в XVIII в. // ИОАИЭ. -Том XVIII. Вып. 4-6. - Казань, 1908. - 404 с.

122. Списки населенных мест Российской империи. Т. XIV. - Казанская губерния. - СПб., 1866. - Общ. сведения. 80 е., содержание - 237 с.

123. Списки населенных мест Российской империи. Т. XXXIX. -Симбирская губерния. - СПб., 1863. -XXXVI + 99 е.: карт.

124. Списки населенных мест по сведениям 1859 г. Т. XXXVI. - Самарская губерния. - СПб., 1864. - XL + 133 е.: карт.

125. Список населенных мест Самарской губернии по сведениям 1889 года. -Самара, 1890. Предисловие - 26 с. - Содержание - 243 с.

126. Списки населенных мест Российской империи. XXXVIII. -Саратовская губерния (по сведениям 1859 г.). - СПб., 1862. - XLVII + 130 е.: ил., карт.

127. Список населенных мест по сведениям 1870 года / Списки населенных мест Российской империи. Т. XLX. - Уфимская губерния. - СПб., 1877.- 195 с.

128. Списки населенных мест по сведениям 1866 года. Т. XXVIII. -Оренбургская губерния. - СПб., 1871. - сх. + 108 е.: карт.

129. Списки населенных мест по сведениям 1859 г. Т. XL. - Томская губерния. - СПб., 1868. - CXXIV + 148 с.

130. Хволъсон Д.А. Известия о хазарах, бургасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-Али Ахмеда Бен Омар Ибн-Даста. СПб., 1869.

131. Хрестоматия по культуре Чувашского края: Дореволюционный период /

132. Под ред. М.И.Скворцова. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 2001. - 255 с.

133. Чаваш халах самахлахё Чувашское устное народное творчество. Том III. Песни. - Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1978. - 512 с.

134. Численность и расселение народов мира. М.: Наука, 1962. - 484 с.

135. Численность и состав населения СССР: По данным Всесоюзной переписи населения 1979 г. М.: Госкомстат СССР, 1985. - 366 с.

136. Численность наличного и постоянного населения по каждому сельскому населенному пункту Чувашской АССР. Чебоксары: Чув. респ. упр. статистики, 1990. - 126 с.

137. Численность населения РСФСР по городам, рабочим поселкам и районам на 1 января 1991 г.-М.: Госкомстат РСФСР, 1991.-266е.:табл.

138. Численность населения Чувашской Республики по данным Всероссийской переписи населения 2002 г.: Статистический сборник. -Чебоксары: Чувашстат, 2004. 24 с.

139. Чуваши Приволжского федерального округа: Научный отчет по проекту. Чебоксары: ЧГИГН, 2002. - 192 с.

140. Чувашия за 70 лет: Статистический справочник.- Чебоксары: Чув. респ. упр. статистики, 1990. 102 с.

141. Чувашия 2004: Краткий статистический справочник. - Чебоксары: Чувашстат, 2004.

142. Чувашская Республика (Органы государственной власти и местного самоуправления. Административно-территориальное деление): Справочное издание. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 2000.-445 е.: ил.

143. Чувашское население России: Консолидация. Диаспоризация. Интеграция. Том I. Республика и диаспора.-М.: ИЭА РАН, 2000.- 404 с.

144. Чувашское население России: Консолидация. Диаспоризация. Интеграция. Том II. Стратегия возрождения и этническая мобилизация. - М.: ИЭА РАН, 2001. - 528 с.

145. Шибаев В.П. Этнический состав населения Европейской части Союза СССР. Л.: Изд-во АН СССР, 1930. - 298 е.: табл.1. Литература

146. Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф., Яров Ю.Ф. Федерализм в истории России.-Кн. 1.-М., 1992.-383 с.

147. Алексеев В.П. Очерк происхождения тюркских народов Восточной Европы в свете данных краниологии // Вопросы этногенеза тюркоязычных народов Среднего Поволжья / Археология и этнография Татарии. Вып. 1. - Казань, 1971. - С. 232-271: табл.

148. Алексеев В.Я. Осуществление ленинской идеи фактического равенства народов в автономных республиках Приуралья и Среднего Поволжья. -Уфа: Баш. гос. ун-т, 1981. 96 с.

149. Алексеев Г.А. Медицина Волжской Булгарии. Чебоксары: ЧГПИ -ИУУ, 1991.-125 с.

150. Алишев С.Х. Исторические судьбы народов Среднего Поволжья. XV -начало XIX вв. М.: Наука, 1990. - 270 с.

151. Арнольдов М.В. Из путевых заметок по Симбирской губернии // Материалы для истории статистики Симбирской губернии. Вып 1. -Симбирск, 1866. - С. 32-41.151 .Артамонов М.И. Очерки древнейшей истории хазар. ИГАИМК. - Вып. 158.-Д., 1936.- 140 е.: карт.

152. Артамонов М.И. История хазар. Д.: Гос. Эрмитаж, 1962. 524 с.

153. Арутюнов С. Малочисленные народы России // Этнополитический вестник России.-М.: Этнополис, 1992.-№ 1.-С. 107-113.154 .Арутюнов С.А. Этногенез, его формы и закономерности // Этнополитический вестник России. -М: Этнополис, 1993.-№ 1.-С. 87-98.

154. ЪЬ.Арутюнян Ю.В. Испытание устойчивости нового политического сознания русских: Этносоциальное исследование//ЭО.-1994.-№3.-С.З-17.

155. Арчиков Е.И., Трифонова З.А. География Чувашской Республики. -Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 2002. 159 с.

156. Арчиков Е.И., Иванова М.П. Изучение былых ландшафтов по топонимам, географическим и историческим документам // Известия НАНИ. № 4. -2001.-№ 1.-2002. - С. 117-122.

157. ХЬЪ.Архипов Д. А. Константинопольти чавашсем Чуваши в Константинополе. Казань, 1903. - 28 с.

158. Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление (Северо-Кавказский регион). Ростов-на-Дону - Пятигорск: Сев.-Кавк. акад. гос. службы, 2002. - 628 с.

159. Аилмарин Н.И. Болгары и чуваши. Казань, 1902. - 132 е.: 2 табл.

160. ХбХ.Бартольд В.В. Работы по истории и филологии тюркских и монгольскихнародов. Том V. - М., 1968. - 756 с.

161. Бикбулатов Н.В. Урбанизация населения Башкирии // Вопросы этнографии городского населения Башкортостана. Уфа: УНЦ РАН, 1992.-С. 24. С. 17-36.

162. Бойко И., Марков Ю., Харитонова В. Чувашская Республика // На пути к переписи. М.: ИЭА РАН, 2003. - С. 509-527.

163. Бойко И.И. Рабочие Волго-Вятского региона: опыт и уроки социально-экономического развития (1960-1985 гг.).- Чебоксары: ЧГИГН, 1997.-256с.

164. Болгары и чуваши / Сб. статей. Чебоксары: ЧНИИ, 1984. - 160 с.

165. Хбб.БолтенковаЛ.Ф. Интернационализм в действии. -М: Мысль, 1988.-221 с.

166. Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии (очерки и истории). -М.: Наука, 1981.-390 с.

167. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983. - 413 с.

168. Брук С.И., Козлов В.И., Левин М.Г. О предмете и задачах этногеографии1. СЭ. 1963. - № 1.

169. Брук С.И., Кабузан В.М. Динамика и этнический состав населения вэпоху империализма / Конец XIX в. 1917 г. // История СССР. - 1980. - № 3.-С. 74-93.

170. Брук С.И., Кабузан В.М. Этнический состав населения России (1719-1917 гг.) // СЭ. 1980. - № 6. - С. 18-34: табл.

171. Брук С.И., Кабузан В.М. Миграция населения России в XVIII начале XX вв.: Численность, структура, география // История СССР. - 1984. - № 4.-С. 41-59.

172. ПЪ.Бурганов А. Будущее татарской диаспоры в России // Панорама-форум. -№3.Казань, 1995.-С. 17-24.17А.Бусыгин Е.П., Зорин Н.В. Русское население Чувашской АССР: Материальная культура. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1960. - 216 е.: ил.

173. Бусыгин ЕЛ. Русское сельское население Среднего Поволжья. Исторйко-этнографическое исследование материальной культуры (середина XIX -нач. XX вв.). Казань, 1966. - 403 с.

174. Пб.Бусыгин ЕЛ., Зорин Н.В. Природа и культура // Этнокультурные процессы в Поволжье и Приуралье в советскую эпоху до сер. 1980-х годов). Чебоксары: ЧНИИ, 1991. - С. 21-38.

175. П.Бусыгин ЕЛ., Зорин Н.В., Столярова Г.Р. Этнодемографические процессы в Казанском Поволжье. Казань: Изд-во КГУ, 1991. — 128 с.

176. Пб.Бусыгин ЕЛ., Зорин Н.В. Русское население Поволжья и Приуралья и его роль в этнокультурных процессах Волго-Уральского региона // Этнос и его подразделения. Часть II. - М.: Наука, 1992. - С. 32-41.

177. Вопросы социологии и демографии Чувашской АССР / Труды. Вып. 85. - Чебоксары: ЧНИИ, 1978. - 150 с.

178. Вопросы этнокультурного развития и межнациональных отношений в Чувашской Республике / Сб. статей. Чебоксары: ЧГИГН, 2003. - 88 с.

179. Гаджиева Н.З., Серебренников Б.А. Ареальная лингвистика и проблема некоторых черт исчезнувших языков// Советская тюркология.—1977.-№3.

180. Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа IV-X вв. JL, 1979.

181. Гаген-Торн Н.И. Женская одежда народов Поволжья (Материалы к этногенезу). Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1960.-228 е.: ил.

182. Ю.Галямов P.P., Киекбаев М.Д. Проблемы изучения национальных процессов в городах // Этнос и его подразделения. Часть II. - М.: Наука, 1992.-С. 51-57.

183. Глинский А. Чуваши Бугурусланского уезда Самарской губернии: материальный и нравственный быт их // Записки Казанского экономического общества.-Казань, 1859.-ЧастьЗ.-№9.-Огд.2.-С. 19-34.

184. Гмыря Л.Б. Царство гуннов (савир) в Дагестане в IV-VII вв.: Автореф. дис. канд. ист. наук. -М., 1980.

185. Гомбоц 3. Болгарская проблема и венгерское предание о гуннах (Опубл. на нем. и венг. яз. в 1921 г.) // Исследования венгерских ученых по чувашскому языку / Сб. статей. Чебоксары: ЧГИГН, 1985.

186. Гумилев JI.H. История народа хунну: Книги 1 и 2. М., 2002.

187. Гумилев JI.H. География этноса в исторический период. -М., 1990.-280 с.

188. Юб.Димитриев В.Д. О динамике численности татарского и чувашскогонаселения Казанской губернии в конце XIX веков // УЗ ЧНИИ. Вып. 47.

189. Дробижев В.З. и др. Историческая география СССР. М., 1973.

190. Закиев М.З. Проблемы этногенеза татарского народа // Материалы по истории татарского народа. — Казань, 1995.

191. Земляницкий Т.А. Чуваши Самарской губернии // Вестник Среднего Поволжья. Самара, 1926. - № 1. - С. 111 -114.

192. Зобов Ю.С. Участие крестьян Среднего Поволжья в заселении Оренбургского края в XVIII веке // Сельское хозяйство и крестьянство в периоды феодализма и капитализма. Чебоксары: ЧНИИ, 1982. -С.48-52.

193. Ив.Зорин В.Ю. Состояние и задачи этнокультурной политики в Российской Федерации // V конгресс этнографов и антропологов России. Омск, 9-12 июня 2003 г.: Тезисы докладов. М., 2003.

194. Егоров Н.И. Примечания // Хрестоматия по культуре Чувашского края. Дореволюционный период. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 2001. - 255 с. 231.Ермолаев И.П. Проблемы колонизации Среднего Поволжья и Приуралья в русской историографии. - Куйбышев, 1963.

195. Ермолаев И.П. Среднее Поволжье во второй половине XVI-XVII вв. М.: Наука, 1982.-223 с.2ЪЪ.Ефхшов И.Е. В первые годы Чувашской автономии: Воспоминания. -Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1964.-48 с.

196. Иванов А. Царство ислама среди чуваш // Самарские епархиальные ведомости: часть неофиц. 1907. -№ 19(1 октября). - С. 697-698.

197. Иванов А.Г. Очерки по истории Марийского края XVIII века. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1995. - 368 с.23в.Иванов В.П. Этнические процессы среди локально-территориальных групп чувашей // Культура и быт низовых чувашей. Чебоксары: ЧНИИ, 1986.-С. 15-31.

198. Иванов В.П. Общая характеристика исторической динамики расселения и численности чувашей // Чуваши Приуралья. Чебоксары: ЧНИИ, 1989. -С. 12-17.

199. Иванов В.И Современные национально-культурные процессы: особенности, проблемы и перспективы // Чуваши Приуралья. -Чебоксары: ЧНИИ, 1989. С. 26-57.

200. Иванов В.П., Фокин ИИ Семья у чувашей. -Чебоксары:ЧНИИ, 1991.-100с.

201. Иванов В.И Происхождение и ранние миграции // Этническая история и культура чувашей Поволжья и Приуралья. Чебоксары: ЧНИИ, 1999. -С. 12-46.

202. Иванов В.П. Расселение и диаспора // Этническая история и культура чувашей Поволжья и Приуралья. Чебоксары: ЧНИИ, 1993. - С. 55 - 77.

203. Иванов В.П. Этническая карта Чувашии: Расселение, численность и межэтническое взаимодействие титульной нации и этнических групп на территории республики. Чебоксары: ЧГИГН, 1997. - 176 с.

204. Иванов В.П. Чувашский этнос: Проблемы истории и этногеографии. -Чебоксары: ЧГИГН, 1998. 156 е.: карт.

205. Иванов В.П. Проблемы национально-культурного развития чувашской диаспоры: история и современность // Проблемы национального в развитии чувашского народа. Чебоксары: ЧГИГН, 1999. - С. 139-160.

206. Иванов В.П. Чувашская диаспора: Этногеографический справочник. -Чебоксары: ЧГИГН, 1999. 316 с.

207. Иванов В.П., Николаев В.В., Димитриев В Д. Чуваши: этническая история и традиционная культура. М.: ДИК, 2000. - 96 е.: ил., карт.

208. Иванов В.П. Этнополитическая ситуация в Чувашии: реалии, тенденции и перспективы // Этнопанорама. 2001. - № 2. - С. 30-37.2А9.Иванов В.П. Формирование чувашской диаспоры // Расы и народы. -Вып. 29.-М.: Наука, 2003. С. 103-123.

209. Иванов В.П. Этнический состав населения Чувашии конца 20 века // Психолого-педагогические аспекты межэтнической толерантности в социокультурном пространстве Чувашии / Сб. статей. М.-Чебоксары, 2004. - С. 4-20.

210. Иванов JI.A. Комплексная экспедиция 1971 года // История и культура Чувашской АССР.-Вып. I. Чебоксары: ЧНИИ, 1971.-С. 521-523.

211. Иванов Л.А. Современный быт и культура чувашского населения. -Чебоксары: ЧНИИ, 1973. 124 с.

212. Изоркин А.В. Национально-государственное строительство Чувашской АССР за 70 лет // Чувашской АССР 70 лет / Сб. статей. -Чебоксары: ЧНИИ, 1990.-С. 13-34.

213. Изоркин А.В. Этап зарождения и развития идеи самоопределения чувашского народа // Проблемы национального в развитии чувашского народа. Чебоксары: ЧГИГН, 1999. С.9-19.

214. Ильин И.Е. Проблемы этноконфессионального развития чувашской диаспоры Приволжского федерального округа // Вопросы этнокультурного развития и межнациональных отношений в Чувашской Республике / Сб. статей. Чебоксары: ЧГИГН, 2003. - С. 63-78.

215. История национально-государственного строительства в СССР (1917-1978).-Т. 1.-М., 1979.

216. История Чувашской АССР. Т. 1. - 2-е перераб. изд. - Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1983.-288 е.: ил.

217. История Чувашии новейшего времени. Книга 1. 1917-1945. Чебоксары: ЧГИГН, 2001.-263 с.

218. Исхаков Д.М. Расселение и численность татар в Поволжско-Приуральской историко-этнографической области // СЭ. 1980. - № 4. -С. 25-39.

219. Исхаков Д.М. Расселение и численность татар в Среднем Поволжье и Приуралье в XVIII-XIX вв. (Этностатистическое исследование): Автореф. дис. . канд. ист. наук / Ин-тэтнографии АН СССР. -М., 1980.

220. Исхаков Д.М. Об этнической ситуации в Среднем Поволжье в XVI-XVII вв. (Критический обзор гипотез о «ясачных чувашах» Казанского края) // СЭ. 1988. - № 5. - С. 140-146.

221. Исхаков Д.М. К этнической и этнокультурной дифференциации татар Волго-Уральского региона // Этнокультурное районирование татар Среднего Поволжья. Казань: ИЯЛИ КНЦ АН СССР, 1991. - С. 5-32.

222. Исхаков Д.М. Введение в историческую демографию Вол го-Уральских татар. Казань: Фонд им. М.Султан-Галиева, 1993. - 71 с.

223. Исхаков Д.М. Историческая демография татарского народа (XVII -начало XX вв.). Казань: ИЯЛИ АНТ, 1993.- 143 с.

224. Исхаков Д.М. Динамика численности и особенности размещения татар в Вол го-Уральском регионе в XVI нач. XX вв. // Материалы по истории татарского народа. - Казань: ИЯЛИ АНТ, 1995. - С. 257-297.

225. П2.Исхаков Д.М. От средневековых татар к татарам нового времени: этнологический взгляд на историю волго-уральских татар XV-XVII веков. Казань: ИЯЛИ АНТ, 1998. - 276 с.

226. Исхаков Д.М. Проблемы становления и трансформации татарской нации. Казань: ИЯЛИ АНТ, 1997. - 248 с.

227. ИА.Исхаков Д.М. Этническое развитие волго-уральских татар в XV-XX вв. Дис. . д-ра ист. наук в виде научного доклада. М., 2000. - 112 с.

228. Кабузан В.М. Народы России в XVIII веке: Численность и этнический состав. — М.: Наука, 1990. 256 е.: табл.

229. Кабузан В.М. Народы России в первой половине XIX века: Численность и этнический состав. М.: Наука, 1992. - 216 е.: табл.

230. Камолиддиное Ш.С. К вопросу об этногенезе и этнической истории народов Центральной Азии // V конгресс этнографов и антропологов России. Омск, 9-12 июня 2003 г. / Тезисы докладов. М., 2003. - С. 300.

231. Каппелер Андреас. Этногенез народов Среднего Поволжья (татар, чувашей, мордвы, мари, удмуртов) в советских исследованиях // Панорама-форум. Казань, 1996. - № 4. - С. 75-85.

232. Кауфман А. Переселение // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. XXIII. - СПб., 1898. - С. 273.

233. Каховский В.Ф. Новые археологические памятники Чувашского Присурья // Исследования по археологии Чувашии / Труды ЧНИИ. -Вып. 80. Чебоксары, 1971. - С. 3-18.

234. Каховский В.Ф., Смирнов А.П. Памятники средневековья Чувашского Поволжья // Городище Хулаш и памятники средневековья Чувашского Поволжья. Чебоксары: ЧНИИ, 1972. - С. 115- 166.

235. Каховский В.Ф. О западных пределах Волжской Болгарии // Вопросыдревней и средневековой истории / Труды ЧНИИ. Вып. 105. - Чебоксары,1980.-С. 35-50.

236. Каховский В.Ф. Этноним «чуваши» в письменных источниках // Актуальные проблемы археологии и этнографии Чувашской АССР. -Чебоксары: ЧНИИ, 1982. С. 75-94.

237. Каховский В.Ф. Происхождение чувашского народа: 3-е изд., перераб. -Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 2003.-463 с.

238. Каховский В.Ф., Каховский Б.В. Изучение булгарских памятников на территории Чувашии // Археология Волжской Булгарии. Казань, 1993.

239. Каховский В.Ф. Обзор теорий происхождения древних булгар // Вестник Чувашской национальной академии. Чебоксары, 1993. - № 1. - С. 31 - 43.291 .Кизилов Ю.А. Земли и народы России в XIII-XV вв. М., 1984. - 156 с.

240. Клементьев В.Н. Деятельность государственных органов Чувашии по поддержке и развитию нетитульных национальностей республики (19241930 гг.) // Проблемы национального в развитии чувашского народа. -Чебоксары: ЧНИИ, 1999. С. 53-70.

241. Кляшторный С.Г. Формирование древнетюркской государственности от племенного союза до первого Тюркского каганата // Панорама-форум. -Казань, 1997.-№1.-С. 118-124.

242. Кляшторный СТ., Султанов Т.И. Государства и народы Евразийских степей: Древность и средневековье. 2-е изд., исправл. и доп. - СПб: «Петербургское востоведение», 2004. - 368 с.

243. Ковалев С.А., Ковальская Н.Я. География населения СССР. М.: Изд-во МГУ, 1980.-287 с.

244. Ковалевский А.П. Чуваши и болгары по данным Ахмеда ибн-Фадлана / УЗ ЧНИИ. Вып. 9. - Чебоксары, 1954. - 64 с.

245. Коев И. Этнокультурные параллели между волжскими и дунайскими болгарами // Вопросы истории Чувашской АССР / УЗ ЧНИИ. -Чебоксары, 1970. С. 224-230.

246. Козлов В.И. Динамика численности народов: методология исследования и основные факторы. -М., 1969.

247. Козлов В.И. Этнос и территория // СЭ. 1971. -№ 6.

248. ЪЪО.Козлов В.И. Этническая демография. М.: Статистика, 1977. - 240 с.

249. Козлов В.И. Национальности СССР: Этнодемографический обзор. М.: Финансы и статистика, 1982. - 303 е.: табл.

250. Козлов В.И. О классификации этнических общностей (состояние вопроса) // Исследования по общей этнографии. -М.: Наука, 1979.-С. 5-23.

251. Козлова К.И. Этнография народов Поволжья: Учебное пособие. М.: КГУ, 1964.-175 с.

252. ЪОА.Комиссаров Г.И. Чуваши Казанского Заволжья // ИОАИЭ. Т. XXVII. -Вып. V.-Казань, 1911.-С. 311-432.

253. Комиссаров Г.И. К «Этнографической карте Козьмодемьянского, Цивильского, Чебоксарского и Ядринского уездов» (Объяснительная записка) // ИОАИЭ. Том 28. - Вып. 4-5. - Казань, 1912. - С. 448-455.

254. Комиссаров Г.И. О чувашах: Исследования. Воспоминания. Дневники, письма. — Чебоксары: Изд-во ЧТУ, 2003. 528 с.

255. Конквест Р. Жатва скорби: Судьба кулаков // Вопросы истории. -1990.-№ 1. С. 138-158.

256. Кондратьев М.Г., Матвеев Г.Б. Чуваши Симбирско-Саратовского Предволжья // Расы и народы. Вып. 29. - М.: Наука, 2003. - С. 149-177.

257. Коровушкин Д.Г. К проблеме формирования чувашского этнического массива в Западной Сибири // Народы Сибири и сопредельных территорий. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1995. - С. 64-65.

258. Коровушкин Д.Г. Чуваши Западной Сибири (Этнодисперсная группа на современном этапе). Новосибирск: Изд-во Ин-та арх. и этногр. СО РАН, 1997.-96 е.: табл.

259. ЪМ.Кузеев Р.Г., Иванов В.А. Этнические процессы в Волго-Уральском регионе в V XVI вв. и проблемы происхождения чувашского этноса // Болгары и чуваши. - Чебоксары: ЧНИИ, 1984. - С. 3-22.

260. Кузеев Р.Г., Бабенко В.Я. Этнографические и этнические группы: К проблеме гетерогенности этноса // Этнос и его подразделения. Часть первая: Этнические и этнографические группы. -М: Наука, 1922.-С. 17-37.

261. Кузеев Р.Г. Национальная консолидация и межэтническая интеграция // Современные этнические процессы в Башкортостане: состояние, проблемы, перспективы исследования,-Уфа:БНЦУрОРАД 1992.-С. 15-34.

262. ЪХв.Кузеев Р.Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: Этногенетический взгляд на историю. М.: Наука, 1992. - 347 с.

263. Ъ\1.Кузнецов ИД. Крестьянство Чувашии в период капитализма. -Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1963. 584 с.

264. Кузнецов ИД. Очерки по истории чувашского крестьянства. -Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1957. 344 с.

265. Кузнецов ИД. Очерки по истории и историографии Чувашии. -Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1957. 380 с.

266. Культура и быт низовых чувашей (Материалы комплексной экспедиции в селениях Татарской АССР, Ульяновской и Куйбышевской областях в 1984 г.) / Сб. статей. Чебоксары: ЧНИИ, 1986. - 104 с.

267. Кураков Л.П., Григорьев А.В., Желтое Н.С., Толстое Л.Н. Население и трудовые ресурсы Чувашской Республики. Чебоксары: Изд-во ЧГУ, 1992.- 105 с.32А.Кучкин В.Г. Русь под игом: как это было? М., 1991.

268. Кушнер П.И. Этнические территории и этнические границы. -М., 1951.

269. Лебедев В.И. Симбирские чуваши // ЖМВД. 1850. - Часть 30, № 6. - С. 303-355.

270. Лебедев В.И. Легенда или быль? (По следам засечных сторожей).

271. Саратов, 1986.- 136 с. 328Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. М., 1993.- 196 с.

272. Лебедева Н.М. Новая русская диаспора: Социально-психологический портрет. М.: ИЭА РАН, 1997. - 334 с.

273. Лейтин Д.Д. Теория политической идентичности // Этническая мобилизация и межэтническая интеграция. М.: ИЭА РАН, 1999. - С. 65-102.

274. Лоткин И. Омская область. Модель этнологического мониторинга. — М.: ИЭА РАН, 1998.- 104 с.

275. Лызлов А.И. Скифская история. Часть 1. Изд. 2-е. - М.:, 1787. (Чуваши- с. 96). Книга была написана в конце XVII в. Последнее издание состоялось в 1990 г.

276. Любимов В.М. Чувашия в годы столыпинской аграрной политики. -Чебоксары: Гос. изд-во ЧАССР, 1948. 67 с.334Лясковский Б. Очерк Бугульминского уезда и Бугульминской

277. Воздвиженской ярмарки // СГВ. 1856. - № 44. - Часть неофиц. 335Лясковский Б. Материалы для статистического описания Самарской губернии // ЖМВД. - 1860. - Часть 3. - Отд. 3. - С. 1-95.

278. Лясковский Б. Прежние военные границы или линии в пределах Самарской губернии. Новые переселенцы // Самарские губернские ведомости. 1860. - № 26, 27.

279. Мажитов Н.А. За объективное освещение истории Волжской Булгарии и Золотой Орды // Языки, духовная культура и история тюрков. Труды международной конференции в 3-х томах. Т. 3. - Казань. - 1992. - М., 1997.-С. 14.

280. Малые и дисперсные группы в Европейской части России: география расселения и культурные традиции. М., 1985.

281. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 13.

282. ЪАО.Матвеев Г.Б. Об этничности и этнических ценностях материальной, духовной и соционормативной культуры // Проблемы национального в развитии чувашского народа. Чебоксары: ЧНИИ, 1999. - С. 161-172.

283. Матвеев Т.М. Краткий обзор чувашских диалектов: Опыт районирования //Яфетический сборник.-Т. 6.-Д., 1930.-С. 100-151.

284. Материалы по истории таатрского народа. Казань, 1995.

285. Миграции и новые диаспоры в постсоветских государствах.-М, 1996.-238 с.

286. ЪАА.Митин А.П. Детерминанты поведения этнодисперсных групп: Дис. .канд. наук. -М., 1992.

287. Михайлов С.М. Труды по этнографии и истории русского, чувашского и марийского народов. Чебоксары: ЧНИИ, 1972. - 432 с.

288. ЪА%.Морозова Г.Ф. Современные миграционные явления: беженцы и мигранты // Социологические исследования. 1993. - № 5. - С. 92-96.

289. Мокшин Н.Ф. Из истории мордовско-тюркских связей // ЭО. 1994. -№ 3. - С. 75-86.

290. ЪЬЪ.Муравъев А.В., Самаркин В.В. Историческая география эпохи феодализма. -М.: Просвещение, 1973. 144 с.

291. Национальная политика в Российской Федерации (Материалы международной научно-практической конференции: Липки, сентябрь 1992 г.). М., 1993.- 184 с.

292. Национальный культурный центр: концепция, организация и практика работы. Улан-Удэ, 1992. - 184 с.

293. ЪЬЪ.Немцева Т.В. Роль чувашского национального движения в истории образования Татаро-Башкирской республики // Вестник ЧГПУ. 2001. -№4.-С. 57-60.

294. Ъ5Л.Нестеров В.А. Над картой Чувашии: Историко-топонимические заметки.

295. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1980. 144 е.: карт.

296. Николаев В.В., Иванов-Орков Г.Н., Иванов В.П. Чувашский костюм от древности до современности. Москва-Чебоксары-Оренбург: Фонд ист.-культурологических исследований им. К.В.Иванова, 2002. - 400 е., ил.

297. Никифоров Ф.Н. Стюхинские чуваши // ИОАИЭ. Казань, 1904. - Т. 33.- Вып. 6. С. 325-348.

298. ЪЫ.Николаев В.В. Генеалогия чувашского народа. Чебоксары: Фонд историко-культурологических исследований им. К.В.Иванова, 2004. -4 с.: карты, схемы.

299. Николаев Г.А. Сельское народонаселение Казанской и Симбирской губерний в конце XIX начале XX веков // Состав и положение населения Чувашии в XVIII - начале XX веков. - Чебоксары: ЧНИИ, 1990.-С. 74-96.

300. Ъ59.Николаев Г.А. Заметки о чувашско-русских взаимоотношениях в средневолжской деревне на рубеже XIX XX столетий // Проблемы национального в развитии чувашского народа. - Чебоксары: ЧНИИ, 1999.-С. 38-52.

301. Никольский Н.В. Краткий конспект по этнографии чуваш // ИОАИЭ. Т. 26. - Вып. 6. - Казань, 1911. - С. 511 -624.

302. Никольский Н.В. Конспект по истории народностей Поволжья. Казань, 1919.-88 с.

303. Никольский Н.В. Краткий конспект по этнографии чуваш. Казань, 1919.- 104 е.: ил.363 .Никольский Н.В. Краткий курс этнографии чуваш. Вып. 1.

304. Материальная культура). Чебоксары, 1928 1929. - 226 е.: ил. 364.0черки истории культуры дореволюционной Чувашии. - Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1985. - 305 с.

305. Перетяткович Г.И. Поволжье в XV-XVI вв.: Очерки по истории края и его колонизации. М., 1877. -331 + III с.

306. Перетяткович Г.И. Поволжье в XVII и начале XVIII века. Одесса, 1882. - 2 + IV + 400 + III с.

307. Пименов В.В. Урало-Поволжская историко-этнографическая область // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979. - С. 39-48.

308. Пименов В.В., Кузеев Р.Г. Введение // Народы Поволжья и Приуралья. — М.: Наука, 1985.-С. 3-15.

309. Пименов В.В. Урало-Поволжская историко-этническая область // Этнокультурные процессы в Поволжье и Приуралье. Чебоксары: ЧНИИ, 1991.-С. 5-20.

310. Ъ1Л.Платонов Ю.П. Этнический фактор. Геополитика и психология. СПб.: Речь, 2002. - 520 с.

311. Плетнева С.А. Древние болгары в восточно-европейских степях // Татарская археология. Казань, 1997. - № 1. - С. 31-60.

312. Погодин Е.П. Состав и динамика сельского населения Чувашии в первой половине XIX века // Исследования по истории Чувашии периода феодализма. Чебоксары: ЧНИИ, 1986. - С. 48-63.

313. Попов С.А. Тайны пятимаров. Челябинск, 1982. - 260 с.31%.Прохорова В.А. По вопросу этногенеза чувашей (Размышления наивного читателя над статьей академика) // Вестник Чувашской национальной академии. Чебоксары, 1994. - № 2.

314. Разделит ли Россия участь СССР?: Кризис межнациональных отношений и федеральная национальная политика. -М:«Бук», 1993.-270с.

315. Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVII XVIII вв.: Вопросы формирования небашкирского населения. -М.: Наука, 1988. - 188 с.

316. Рожнов В.П. Статистика Чувашии периода капитализма // История и культура Чувашской АССР.-Вып. I.-Чебоксары: ЧНИИ, 1971.-С. 137-196.

317. Русские: этнотерритория, расселение, численность и исторические судьбы (XII XX вв.). - Том 1. - М.: ИЭА РАН, 1999. - 188 с.

318. Рыбаков Б. А. Русские карты Московии XV начала XVI века. - М.: Наука, 1974. - 112 е., ил. + карт.

319. Рынков П.И. История Оренбургская (1730-1750). Оренбург, 1895.-95 с.

320. Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Этнология. -М.: Гардарики, 2000.- 304с.

321. Садохин А.П. Этнология: Учеб. словарь. М.: Гардарики, 2002. - 208 с.

322. Сашин А.К. Фольк-религия чувашей // Проблемы национального в развитии чувашского народа. Чебоксары: ЧГИГН, 1999. - С. 235-247.

323. Сатаров Г.Ф. Антропонимы Татарской АССР. Казань, 1973 (на тат.яз.).

324. Сатаров Г.Ф. Этнонимы в топонимии и антропонимии Татарии // Исследования по татарскому языку. Казань: ИЯЛИ КФ АН СССР, 1977.-С. 20-63.

325. Сатаров Г.Ф. Этнотонимы Татарии//Советская тюркология.-1980.-№ 1.

326. Сидоров П.А. Численность, состав и динамика населения Чувашии в капиталистический период // Вопросы экономики и истории Чувашской АССР / УЗ ЧНИИ. Вып. 23. - Чебоксары, 1963. - С. 229-247: табл.

327. Симбирско-саратовские чуваши. Чебоксары: ЧГИГН, 2004.

328. Смирнов А.П. Железный век Чувашского Поволжья // МИА. № 5. - М., 1961.-171 е.: ил.

329. АЪХ.Смирнов А.П. Археологические памятники Чувашии и проблема этногенеза чувашского народа // О происхождении чувашского народа. -Чебоксары: ЧНИИ, 1957. С. 5-27.

330. Смирнов И.Н. Черемисы: Историко-этнографический очерк. Казань, 1889.-255 с.403 .Смирнов И.Н. Чуваши // Энциклопедический словарь Ф.А.Брокгауза и И.А.Эфрона. Т. 38 а (полутом 76). - СПб, 1903. - С. 933-938.

331. Смыков Ю.И. Некоторые источниковедческие и статистические проблемы изучения Среднего Поволжья периода капитализма // Тезисы докладов итоговой научной сессии ИЯЛИ за 1970 г. Казань: ИЯЛИ КФ АН СССР, 1971.-С. 79-84.

332. Современный чувашский литературный язык. Т. 1. - Чебоксары: ЧНИИ, 1990.-239 с.

333. Социальная и культурная дистанция. Опыт многонациональной России. -М.: ИЭА РАН, 1998. 388 с.

334. Спасский Н.А. Очерки по родиноведению: Казанская губерния. Казань, 1910.-165 с.

335. Старовойтова Г.В. Некоторые методологические вопросы определения предметной области этнопсихологии // Социальная психология и общественная практика.-М., 1985.-С. 128.

336. Степанов Р.Н. К вопросу о служилых и ясачных татарах // Сборник аспирантских работ: Право, история, филология. Казань, 1964.-С. 60-67.

337. Сусоколов А.А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. М.: Наука, 1990. - № 20. - С. 5-39.

338. Тепляшина Т.И. О смешении терминов «чуваши» и «бессермяне» в письменных источниках // УЗ ЧНИИ: История. Этнография. Социология. Вып. 40. - Чебоксары, 1968.-С. 177-187.

339. Тимофеев Г.Т. Тахаръял Девятиселье. Чебоксары: Чув. кн. изд-во.2002.-432 с.

340. Тишков В.А. Стратегия и механизмы национальной политики в Российской Федерации // ЭО. 1993. - № 5. - С. 12-36.

341. Тишков В.А. Этнология и политика. М.: ИЭА РАН, 2001. - 240 с.

342. Тишков В.А. Как оказалась возможной этнография переписи? // Этнография переписи-2002. М.: ИЭА РАН, 2003. - С. 9-30.

343. Токарев С.Р. Этнография народов СССР. М.: Высшая школа, 1958.

344. Томилов Н.А. Тюркоязычное население Западно-Сибирской равнины в конце XVI первой четверти XIX вв. - Томск: Изд-во Томского ун-та, 1981.-275 с.

345. Томилов Н.А. К проблемам методологии некоторых частных исторических и смежных с ними задач // V конгресс этнографов и антропологов России. Омск, 9-12 июня 2003 г. / Тезисы докладов. М.,2003.-380 с.

346. ЛИ .Трофимов А. А. Чувашская народная культовая скульптура. Чебоксары:

347. Чув. кн. изд-во, 1993.-237 с. А28.Трофимова Т. А. Антропологические материалы к вопросу о происхождении чувашей // СЭ. 1950. - № 3. - С. 54-65.

348. Тюменский район: вчера и сегодня. Тюмень, 1993. - 192 с.

349. Фахрутдинов Р.Г. Археологические памятники Волжско-Камской Булгарии и ее территория. Казань, 1975. - 220 е.: карт.

350. Фахрутдинов Р.Г. Очерки по истории Волжской Булгарии.-М.: Наука, 1984.

351. Фахрутдинов Р.Г. Золотая Орда и тюркский мир в средневековой Евразии // Языки, духовная культура и история тюрков: Труды международной конференции в 3-х томах. Т. 3. - 1992. - Казань, 1997.- С. 46.

352. Федерация и народы России: Информационный бюллетень Миннаца РФ. -М., 1996.-№4(9).-52 с.

353. Федотов М.Р. Чувашско-марийские языковые взаимосвязи.-Саратов, 1990. АЪЬ.Федотов М.Р. Этимологический словарь чувашского языка: В 2-х томах.- Том 2. Чебоксары: ЧГИГН, - 1996. - 509 с.

354. Фейзханов X. Три надгробных булгарских надписи // Известия Русского Археологического общества. -Т. IV.-Вып. 5. СПб., 1863. - С. 395-404.

355. Филимонов Д. Успехи ислама среди чувашей-язычников деревни Старо-Афонькиной Бугульминского уезда // Самарские епархиальные ведомости: Часть неофиц. 1908. -№ 16, 5 августа. - С. 620-625.

356. АЪЪ.Филиппов В.Р. Этнополитическая ситуация в Чувашии (1988 1993) // Исследования по прикладной и неотложной социологии. - № 59. - М.: ИЭА РАН, 1994.-С. 1-33.

357. Филиппов В.Р. Чувашия девяностых. Этнополитический очерк. М.: Центр цив. и регион, исследований РАН, 2001. - 250 с.

358. Фокин П.П. Основные направления этнических процессов в Чувашской АССР // Чувашской АССР 70 лет. - Чебоксары: ЧНИИ, 1990. - С. 118-141.

359. Фокин П.П. Субэтнические группы // Этническая история и культура чувашей Поволжья и Приуралья. Чебоксары, 1993. - С. 47-54.

360. AAA.Фоминых В.П. Национальный уклад жизни народов Поволжья // Психология личности и образ жизни. М., 1987.

361. ААЪ.Фоминых В.П. Общественная психология сельских жителей Чувашии. -Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1990. 214 с.

362. ААП.Халиков А.Х. Истоки формирования тюркоязычных народов Поволжья и Приуралья // Вопросы этногенеза тюркоязычных народов Среднего Поволжья: Археология и этнография Татарии. Вып. 1. - Казань, 1971. -С. 7-36.

363. АА&Халиков А.Х. О происхождении, этимологии и распространении имени «татары» в Среднем Поволжье // К вопросу этнической истории татарского народа. Казань, 1985.

364. АА9.Хамидуллин Б.Л. Народы Казанского ханства: этносоциологическое исследование. Казань: Тат. кн. изд-во, 2002. - 335 с.

365. А50.Харизоменов С. Материалы по четвертому землевладению Саратовской губернии // Саратовский сборник: Материалы для изучения Саратовской губернии. Т. II. - Саратов, 1882.

366. Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства. Казань, 1991 (воспроизведено по тексту 1-го изд. 1923 г.). - С. 230: карт.

367. Хузангай А.П. Проблема языкового существования чувашского этноса и перспективы языковой политики // Проблемы национального в развитии чувашского народа. Чебоксары: ЧНИИ, 1999. - С. 88-106.

368. Хузин М.З. Булгары на Волге и Каме до монгольского завоевания // Материалы по истории татарского народа. Казань, 1995.

369. Чешко С.В. Человек и этничность // ЭО. 1994. - № 6. - С. 35-49.

370. Чуваши Приуралья: культурно-бытовые процессы / Сб. статей. -Чебоксары: ЧНИИ, 1989. 136 с.

371. Чуваши Самарской Луки. Чебоксары: ЧГИГН, 2003. - 160 е.: ил.

372. Чуваши: современные этнокультурные процессы. -М.: Наука, 1988.- 240с.

373. Чуваши: Этнографическое исследование. Часть I: Материальная культура. - Чебоксары: Чувгосиздат, 1956. - 416 е.: ил.

374. Чуваши: актуальные аспекты антропологии. -Чебоксары: ЧГИГН,2004.-176с.

375. Шпилевский С.М. Древние города и другие булгаро-татарские памятники в Казанской губернии. Казань, 1877. - X + 585 + XVI с.

376. Этническая мобилизация и межэтническая интеграция. -М.: Наука, 1999.

377. Этнические процессы в современном мире. М.: Наука, 1987. - 448 с.

378. Этнография переписи 2002. - М.: ИЭА РАН, 2003. - 388 с.

379. Этнография татарского народа. Казань: Магариф, 2004. - 287 с.

380. Юман М. (Петров Д.П.) 1905-мёш ?ул. Чавашсем хушшинче пулна ёфсене асанни 1905 год: Воспоминания о событиях среди чувашей. -Чебоксары, 1925. 118 с.

381. Юсупов Г.В. Введение в булгаро-татарскую эпиграфику. М.-Л.: Наука, 1960. - 322 е.: ил., карт.

382. А69.Ягафова Е.А. Расселение чувашей в Самарском Заволжье в конце XVII -XVIII вв. // Материалы по этнографии и антропологии чувашей. -Чебоксары: ЧГИГН, 1997. С. 20-87.

383. Ягафова Е.А. Самарские чуваши (историко-этнографические очерки). Конец XVII начало XX вв. - Самара: ИЭКА «Поволжье», 1998. - 369 е.: 14 карт, 38 ил.

384. АИ.Ягафова Е.А. Чувашские селения Самарской Луки // Чуваши Самарской Луки. Чебоксары: ЧГИГН, 2003. - С. 8-17.

385. Ягафова Е.А. Формирование и традиционная культура этнотерриториальных групп чувашей в Урало-Поволжье (XVII начало XX вв.). Дис . д-ра ист. наук. - Самара, 2004. - 595 с. + приложение.

386. Яковлев И.Я. Из переписки. Часть I. - Чебоксары, 1989. - 317 с.47А.Яковлев М.З. Расселение чувашей в бассейнах рек Черемшан и Кондурча // Вопросы истории Чувашской АССР. УЗ ЧНИИ. - Вып. 52. -Чебоксары, 1970. - С. 273-275.

387. А1ЬЯкупов Р.И. Тептяри: сословие или этнос // Этнос и его подразделения. -Часть II. М.: Наука, 1992. - 167 с.1. Газетные публикации

388. Александров Г. Вместе с народом (страницы истории) // Советская Чувашия. 1988.- 16 сентября.

389. All .Андреев И.А. Появится самосознание возродится язык // Чебоксарские новости. - 1992. - 8 октября.

390. А1Ъ.Атманов В. Не предания, а факты // Советская Чувашия. 1988. - 30 января.

391. А19.Ахметъянов Р. Будем честными // Советская Чувашия. 1989. - 30 мая.

392. Васильев В. Последние из вятских чувашей // Советская Чувашия. 2003. - 26 сентября.481 .Волков Г.И. Четыре биографии // Чаваш ен. 1997. -№31.- 2-9 августа.

393. Выступление президента Чувашской Республики Н.В.Федорова на торжественном собрании, посвященном 75-летию Чувашской автономии // Советская Чувашия. 1995. - 24 июня.

394. Графа о национальности не второстепенная (Из выступления президента

395. Чувашии Н.В. Федорова) // Советская Чувашия. 2002. - 20 сентября.

396. Данилов К. Чуваши нация самоубийц? //Республика. - 1998. - 9 января.

397. Димитриев В Д. О чем говорят данные переписей // Советская Чувашия. 1989.- 17 января.48ЬДимитриев В.Д. История и национальные проблемы чувашского народа // Ульяновец . Чебоксары, 1996. - 9 января.

398. Елагин В. Возможно, и сохранится родной язык // Советская Чувашия. -1999.-3 августа.

399. АЪЪ.Изоркин А. Иллюзия национального дома, или ностальгия по «Большой Чувашии» // Советская Чувашия. 1992. - 2 февраля.

400. Из рода Чуваш хузя // Советская Чувашия. - 1994. - 1 декабря.

401. Исаев Г. Встречи в Мошканке // Советская Чувашия. -1993.-28 октября.

402. Краснов Н. Живут ли чуваши в Турции? // Советская Чувашия. 1992. — 28 марта.

403. А92.Кузьмин Б. Сколько чуваш в СНГ? // Чаваш ен. 1992. - 24 октября.

404. Создание Чувашской автономной республики (Свидетельствуют документы) // Советская Чувашия. 1989. - 1 декабря.

405. Содружество //Приложение к «Независимой газете». 1999, N1.

406. Смирнова И. Сёпёр чавашёсем патёнче (У сибирских чувашей) // Хыпар (Весть). -1992.-24 декабря.49в.Терентъев А. Студенческие землячества // Советская Чувашия. 1988. -24 мая.

407. Тимуков В. Сохранит ли в XX веке чувашская диаспора родной язык? // Советская Чувашия. 1999. - 10 апреля.

408. Тихонов Б. Пур-и пирён интеллигенции? (Есть ли у нас интеллигенция?) // Урал сасси. 1993. - 11 ноября.

409. Управление этническим конфликтом (Меморандум Кона) // Независимая газета. 1994. - 13 апреля.

410. Федотов М.Р. Болгары (булгары) в нашей истории // Советская Чувашия. 1990. - 20 ноября.

411. Федотов М.Р. Несколько вопросов из истории чувашского языка // Чаваш Ен. 1999. -№ 29.

412. Филиппов В.Р. Чувашский национализм как этнополитическая доктрина // Республика. 1997. — № 40. - 16-22 октября.

413. Хузангай А. Как важно помнить о корнях // Молодой коммунист. 1988.- 22 сентября.

414. Хузангай А.П. «Возлюби язык ближнего своего, как свой родной» // Чаваш Ен. 1992. - 2 мая.

415. Шемпфлин Дж. Этнические меньшинства в Центральной и Восточной Европе // Чаваш Ен. 1998. -№ 5 (7-14 февраля).

416. Юхма М.Н. Сколько чуваш в Турции?. // Вучах (Очаг). 1994. - 7 декабря.

417. Юхма М.Н. Живут ли чуваши в Армении? // Советская Чувашия. 2002.- 31 июля.li-.OS-Y/SS 2 т

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 222697