Религиозный фактор в системе информационной безопасности России: военно-политический анализ тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.02, кандидат политических наук Ераносян, Владимир Максимович

Диссертация и автореферат на тему «Религиозный фактор в системе информационной безопасности России: военно-политический анализ». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 151941
Год: 
2003
Автор научной работы: 
Ераносян, Владимир Максимович
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
23.00.02
Специальность: 
Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии
Количество cтраниц: 
210

Оглавление диссертации кандидат политических наук Ераносян, Владимир Максимович

ВВЕДЕНИЕ.3

ГЛАВА 1. Система информационной безопасности и религиозные противоречия современной России.19

1.1. Сущность, структура и методологические основы формирования и функционирования системы информационной безопасности Российской Федерации.21

1.2. Религиозные противоречия и их роль в возникновении и развитии информационных угроз и вооруженных конфликтов.40

ГЛАВА 2. Характер воздействия религиозного фактора на информационную безопасность России и ее Вооруженных сил .65

2.1. Религиозная ситуация и ее влияние на функционирование информационного пространства современной России.67

2.2. Религиозный фактор в обеспечении информационной безопасности российской армии.91

ГЛАВА 3. Основные направления обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере религии.126

3.1. Совершенствование механизма противодействия информационным угрозам со стороны религиозных экстремистов и общественно опасных религиозных движений.128

3.2. Взаимодействие государства со средствами массовой информации по обеспечению информационной безопасности в сфере религиозных отношений.158

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Религиозный фактор в системе информационной безопасности России: военно-политический анализ"

Сегодня религиозная ситуация в России оказывает существенное влияние на политические процессы в стране. Неоспорим факт наличия в российском обществе, где наряду с доминирующей религией - православием, существует многомиллионная паства, исповедующая иные вероисповедания, межконфессиональных противоречий.

В сложившихся условиях актуальность и практическая значимость научного исследования проблемы влияния религиозного фактора на информационную безопасность Российского государства определяются следующими обстоятельствами:

Во-первых, тем, что религия после крушения тоталитарной идеологии наперекор процессам секуляризации, в российском обществе оказывает все большее влияние на все стороны социальной и политической действительности.

Во-вторых, реальной актуализацией процесса глобализации СМИ, функционированием мировых информационных сетей, контролируемых религиозными экстремистами.

В-третьих, наличием явных и скрытых информационных угроз национальной безопасности России в духовной сфере и необходимостью вести действенную информационную политику в условиях, когда религиозный фактор становится все более значимым в межэтнических противоречиях, существующих в российском обществе и в мире. На сегодняшний день он еще недостаточно учитывается политическим истэблишментом.

В-четвертых, слабостью научно разработанных концептуальных подходов к анализу степени воздействия религии на информационную безопасность, недостаточностью выявления структурно-статусной нормы личности верующего в процессе ее общественной и политической деятельности.

В-пятых, недостаточной разработкой социальных и социально-политических моделей, технологий, дающих возможность реально оценить состояние и основные тенденции развития процесса информационного взаимовлияния религии и политики в условиях поликонфессионального государства.

Религия и религиозный фактор являются объектом исследования целого ряда общественных наук, каждая из которых рассматривает религиозную составляющую общественной жизни под своим углом зрения, своими специфическими методами. Предметом исследования в каждой из них становятся те или иные стороны, элементы религии, взаимосвязь религиозного фактора с различными сферами действительности.

Политологические концепции исследования религии и ее роли в обществе предлагались целым рядом известных исследователей во второй половине девятнадцатого - начале двадцатого веков.

Так, например, Г. Спенсер (1820-1903) рассматривал религию1 в качестве одного из регуляторов общественной жизни в деле поддержания образцов поведения, но менее значимый по сравнению с рынком и политической деятельностью.

Э. Дюркгейм (1858-1917) в своей работе «Элементарные формы религиозной жизни. Тотемическая система в Австралии» (1912) обстоятельно обосновал свой главный тезис - религия является фактором социальной интеграции, выполняющим в обществе некую необходимую для его существования функцию.

Широко известна точка зрения К. Маркса (1818-1883), рассматривавшего Л религию как важный социально-политический фактор, основными функциями которого в общественной и политической жизни общества являются:

1 См.: Спенсер Г. Избранные произведения. - М.: Прогресс, 1990. - С. 290.

2 См.: Дюркгейм Э. Элементарные формы религиозной жизни. Тотемическая система в Австралии. - М.: Канон, 1995. - С. 54. идеологическая, ибо религия оправдывает существующие социальные порядки и политическую власть, и компенсаторная, ибо религия дает возможность угнетенным в этом мире надеяться на вознаграждение в будущей жизни.

В дальнейшем социологические и политологические концепции религии развивали М. Вебер, Б. Малиновский, Т. Парсонс, Н. Луман, Р. Мертон, а в 60-е годы XX века - Р. Белл1.

В отечественной науке видное место принадлежит таким исследователям религиозного фактора как А.П. Лопухин, Д.М. Угринович, В.А. Лопаткин, В.Г. Пивоваров, Г.М. Закович и Л.Н. Митрохин , аналитические работы которых свидетельствовали о серьезной укорененности в общественном сознании идей религиозного видения мира и предупреждали об опасности форсирования атеистических усилий (да еще и с помощью государства) по пропаганде светского мировоззрения и светского образа жизни.

В советский период религия была искусственно вытеснена на периферию политической жизни. Церкви было запрещено вести какую-либо самостоятельную социально-политическую (включая благотворительную) деятельность. Научным исследованием религии занимался сравнительно узкий круг академических ученых.

В современных условиях религиозный фактор оказался в центре общественно-политического внимания. В российском обществе широко используются религиозные символы и сюжеты для обретения привлекательного имиджа, в том числе политического. Религия все чаще рассматривается как фундамент подлинной морали, как незаменимое средство нравственно-духовного возрождения нации. Воздействие религиозного фактора на политическую стабильность государства очевидно, а вследствие

1 См., например: Вебер М. Избранные произведения: Перевод с немецкого. — М.: Прогресс, 1990; Американская социология. - М., 1972.

См., например: Лопухин А.П. Библейские истории ветхого завета. Первое заграничное издание. - Монреаль, 1986; Угринович Д.М. Психология религии. -М.: Политиздат, 1986; Тощенко Ж.Т. Социология: Общий курс. - М.: Прометей, Юрайт. — 1998. -С. 383-395. ряда этнополитических конфликтов на территории бывшего СССР современные исследователи отводят в своих научных трудах все большее внимание их религиозной составляющей1.

В последнее время начато исследование и совершенно нового аспекта в проблематике воздействия религиозного фактора на национальную безопасность России. Авторы этих научных трудов исследуют религиозный фактор как причину, способную спровоцировать опасные для общества и государства явления. Речь идет об определении содержания таких понятий, как «религиозная опасность» и «религиозная безопасность» .

Нельзя не отметить, что в отечественной политологии создана хорошая теоретическая база для исследования воздействия религиозного фактора на общественно-политические процессы благодаря глубокой разработке таких категорий, как «религиозный фанатизм», «религиозный экстремизм», «религиозный терроризм», «религиозная рознь», «религиозная нетерпимость»3.

Однако, отмечая возрастающее внимание российских ученых к проблеме влияния религиозного фактора на национальную безопасность страны, и в частности на ее информационную безопасность, заметим, что фундаментальные исследования по этой теме в отечественной научной литературе пока отсутствуют.

Большое количество исследований, посвященных проблеме влияния религиозного фактора на национальную безопасность, проводится в развитых

1 См., например: Носков Ю.Г. Религиозный фактор и духовная безопасность: Монография. - М.: ВУ, 2000; Мельков С.А. Исламский фактор и военная политика России: Монография. - М.: ВУ, 2001.

2 См. подробнее: Королев А.А., Ливцов В.А. Религиозная безопасность России: история, тенденции, проблемы. - М.: Социум, 1997. -234 с.

3 См., например: Арестов В.Н. Религиозный экстремизм: содержание, причины и формы проявления, пути преодоления: Автореф. дис. канд. филос. наук. - Киев, 1973. - 23 е.; Бузова Т.В. Феномен религиозного экстремизма: Автореф. дис. канд. филос. наук. -Пермь, 1989. - 18 е.; Гальперин Б.И. Религиозный экстремизм: кто есть кто. - Киев: Политиздат Украины, 1989. - 133 е.; Филимонов Э.Г. Социальная и идеологическая сущность религиозного экстремизма. - М.: Знание, 1983. - 63 е.; Фойгель A.M. Социальная природа религиозного фанатизма. Автореф. дис. канд. филос. наук. - JL, 1973. - 24 с. странах Запада. Анализ этих работ показывает, что зарубежные авторы основную опасность для национальной безопасности своих стран и мировой стабильности в целом видят в исламском терроризме и экстремизме1.

Особое место среди зарубежных исследований религиозного фактора занимает работа профессора Гарвардского университета С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций?». В ней религия рассматривается в качестве основного цивилизационно-образующего основания, и вместе с тем главного фактора, инициирующего большинство общественно-политических л конфликтов . Несмотря на спорность данного положения, сам факт придания религиозной составляющей общественного бытия определяющей роли в мировой политике указывает на весомость религиозного фактора в современной модели мироустройства.

Анализ опубликованной литературы по проблеме позволил определить степень изученности темы диссертационного исследования. Прежде всего следует отметить, что по данной теме уже сделано.

Во-первых, благодаря усилиям исследователей, рассматривавших различные аспекты влияния религиозного фактора на национальную безопасность и на информационную безопасность в частности, определены исходные принципы и подходы к изучению этой проблемы с точки зрения политической науки.

Во-вторых, убедительно показано, что активизация религиозной жизни в современной России по отношению к ее информационной безопасности имеет не только позитивные, но и негативные последствия. В ряде работ достаточно

1 См., например: Hiro D.Holy wars: The rise of Islamic fundamentalism. N.Y.: 1989; Liebman Ch. S. Extremism as a religious norm // J. for the sci. study of religion. - storrs, 1983. -Vol. 22, № 1. - P. 75-86; Monte P. Religion: A divisive factor in Yugoslavia // New humanist -L., 1993. - Vol. 108, № 1. - P. 5-6; The morality of terrorism: Religious a secular justifications / Ed. By Rapoport D.C., Flexander Y. - N.Y. etc.: Pergamon press, 1982; Rovan J. Der fundamentalistische Islamismus bedroht Europa // Intern. Politik. - Bonn, 1995. - J. 50, № 2. - P. 47-52. л глубоко раскрыта опасность для российского общества дестабилизирующей деятельности новых религиозных движений, псевдорелигиозных организаций и оккультизма, появившихся в нашей стране в последние годы.

В-третьих, выявлены основные центры религиозного терроризма и экстремизма, от которых исходят информационные угрозы для России. Установлено существование международной террористической сети с едиными источниками финансирования.

Вместе с тем в ходе анализа литературы выяснилось, что ряд немаловажных аспектов проблемы остается недостаточно или совсем не исследованным.

Во-первых, недостаточное внимание уделено анализу межрелигиозных и внутрирелигиозных противоречий, влияние которых на информационную безопасность весьма существенно. В современных условиях острота этих противоречий усиливается, и через определенные системы общественных связей они все более влияют на состояние общественно-политической жизни, внося в нее элементы дестабилизации.

Во-вторых, при анализе воздействия религиозного фактора на информационную безопасность России недостаточно глубоко осмысливались проблемы, связанные с перестройкой системы отношений между культурами российских народов и этнических групп, принадлежащих к различным конфессиям, в связи с возрастанием роли религии в жизни этих народов и этносов.

В-третьих, при рассмотрении воздействия религиозного фактора на систему информационной безопасности России остается нераскрытым механизм противодействия информационным угрозам, исходящим от религиозных экстремистов и новых религий.

В-четвертых, исследователями практически не предпринимались попытки научных прогнозов в отношении дальнейших перспектив развития влияния религиозного фактора на систему информационной безопасности российского государства.

В-пятых, остается слабо изученным опыт ведущих стран Запада в решении проблем, связанных с ведением информационных войн в период локальных вооруженных конфликтов, в ходе которых заметную роль играет религиозный фактор. По этой причине при принятии военно-политических решений о проведении тех или иных информационных кампаний российское руководство вынуждено опираться в основном на собственный (не всегда удачный) опыт информационной борьбы с религиозными экстремистами и террористами.

В-шестых, при исследовании воздействия религиозного фактора на общественно-политические процессы современной России не раскрыты основные направления информационной политики России в сфере религии, а также пути обеспечения информационной безопасности поликонфессиональных Вооруженных Сил Российской Федерации.

Что касается военно-политического анализа религиозного фактора и его воздействия на национальные и политические процессы современной России, то можно определенно констатировать достаточно низкую степень научной разработанности данной проблемы.

Объектом исследования является система информационной безопасности Российской Федерации и влияние на нее религиозного фактора.

Предмет исследования: особенности и механизм влияния религиозного фактора на информационную безопасность России в современных условиях.

Цель исследования: осуществить военно-политический анализ характера воздействия религиозного фактора на информационную безопасность Российского государства, выработать практические рекомендации для управленческих структур, направленные на эффективную борьбу с информационными угрозами, имеющими религиозную основу.

Задачи исследования:

1. Определить мировые тенденции в области координации действий государства и средств массовой информации по обеспечению информационной безопасности;

2. Определить уровень взаимосвязи между религией и информационной безопасностью России и ее Вооруженных сил, а также между религиозным экстремизмом и догматикой традиционных и новых религиозных учений;

3. Определить меру, направления, особенности и механизм влияния религиозного фактора на систему информационной безопасности и формирование информационной политики государства;

4. Выявить источники информационных угроз, использующих религию с целью разжигания национальной вражды и межконфессиональных конфликтов;

5. Определить, какова вероятность перерастания информационной борьбы между различными конфессиями в России в этнополитические конфликты на религиозной почве, а также уровень корреляции нетрадиционных вероучений и общечеловеческих норм морали;

6. Выявить направления совершенствования механизма противодействия России информационным угрозам со стороны религиозных экстремистов и общественно опасных религиозных движений.

В качестве рабочей гипотезы исследования можно сформулировать следующее положение: увеличение информационных угроз, имеющих религиозную подоплеку, ведет к усилению религиозной составляющей информационной борьбы и этнополитических конфликтов современности.

Данное обстоятельство указывает на невозможность эффективного противостояния информационным угрозам, источниками которых являются религиозные организации экстремистского толка, без глубоко продуманного системного государственного подхода к взаимодействию со СМИ по обеспечению информационной безопасности и к военно-политическому управлению информационными потоками как в мирное время, так и в период локальных вооруженных конфликтов.

Научная новизна исследования заключается: в результатах анализа развития и отражения в информационном пространстве религиозной ситуации современной России; в раскрытии и уточнении направлений позитивного и негативного воздействия религиозного фактора на информационную безопасность государства; в результатах, полученных в ходе анализа информационных угроз национальной безопасности России со стороны религиозных экстремистов и общественно опасных религиозных течений;

- в определении особенностей и механизма воздействия религиозного фактора на систему информационной безопасности России; в результатах исследования роли религиозных противоречий, имеющих место в современной России, в возникновении и развитии информационных угроз;

- в определении роли религиозного фактора в информационной борьбе и вооруженных конфликтах современности; в раскрытии основных противоречий, возникающих в современных Вооруженных Силах России под воздействием новой религиозной ситуации в стране.

Теоретико-методологическую базу диссертации составляют идеи и положения политологии, философии, социологии, истории, религиоведения, их понятийно-категориальный аппарат применительно к объекту и предмету исследования.

В процессе исследования применялись системный, деятельностный, исторический, логический и социокультурный подходы, методы политологического и социально-политического анализа. Были творчески использованы результаты исследований отечественных и зарубежных ученых в области проблем религии и информационной безопасности государства.

Религиозный фактор был представлен через набор таких компонентов, как религия, религиозная ситуация, конфессиональная самоидентификация, религиозные противоречия, религиозный экстремизм, религиозность (ее уровень, степень, характер, динамика), состояние религиозного сознания, религиозное поведение, религиозная группа (община, объединение верующих). Политический анализ религиозного фактора предполагал исследование религиозного сознания и поведения людей, больших и малых групп, общественного мнения о религии и церкви, деятельности религиозных институтов, организаций и движений, конфессионально ориентированных политических партий, отношение к религии различных групп населения, воздействие догматики различных конфессий на поведение людей в различных сферах общественно-политической жизни, в том числе в условиях военной службы.

Ключевыми понятиями исследования воздействия религиозного фактора на информационную безопасность России также выступили информационная безопасность, источники информационных угроз, информационная война, информационное оружие, информационное обеспечение, военно-политическое управление информацией.

Практическая значимость исследования:

Результаты исследования в адресном смысле представляют интерес прежде всего для таких организаций, как: Совет безопасности Российской Федерации; Комитет по безопасности и Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы РФ; Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации; Комиссия по делам религиозных объединений при Правительстве РФ; Министерство иностранных дел РФ (Отдел политико-религиозных проблем Департамента по делам СНГ); Министерство печати и информации РФ; Министерство по делам федерации и национальностей; Федеральная пограничная служба РФ; Министерство обороны РФ; Министерство юстиции

Отдел регистрации религиозных объединений); Министерство внутренних дел РФ; Федеральная служба безопасности; Межведомственная антитеррористическая комиссия при Правительстве РФ.

В содержательном смысле результаты исследования могут быть использованы: при разработке государственных мер, необходимых для ослабления нарастающих межрелигиозных противоречий, дестабилизирующих общественно-политическую обстановку и негативно сказывающихся на межнациональных отношениях; при разработке мер по предотвращению роста религиозного экстремизма и религиозного терроризма; при разработке мер по пресечению деятельности религиозных организаций, представляющих опасность для общества; при прогнозировании развития социально-политической ситуации в стране и состояния ее информационной безопасности с учетом влияния на них религиозного фактора; в учебно-воспитательном процессе.

Практическая значимость данного диссертационного исследования безусловно будет зависеть от того, насколько серьезно наши выводы и практические рекомендации будут восприняты политическим и военным руководством страны и адаптированы к постоянно меняющейся религиозной ситуации в России. Однако, на наш взгляд, сегодня с полной определенностью можно сказать, что роль религиозного фактора в поддержании стабильности общества и обеспечении национальной безопасности государства в дальнейшем будет возрастать. Об этом свидетельствует целый ряд неопровержимых фактов.

Количество существующих в России религиозных объединений возросло в 1990-1995 гг. более чем в 2 раза, а за период 1995-1998 гг. примерно в 1,5 раза, достигнув 16 тысяч1.

Русская Православная церковь была и остается крупнейшей в России: по данным социологических исследований ее прихожанами являются более трети жителей России. На сегодняшний день количество приходов РПЦ составляет 8,6 тысяч.

Ислам - вторая по значимости после православия религия в России. Рост количества мусульманских религиозных общин за 1990-1995 гг. можно характеризовать как «взрывной»: около 900 в 1990 году и более 2 тысяч в 1995 году. В 1998 году рост числа исламских религиозных организаций несколько замедлился и к настоящему времени их насчитывается 2,9 тысяч.

Католицизм в России был и остается в основном религией нескольких этнических меньшинств: его исповедует часть российских немцев и латышей, большинство из живущих в России поляков и литовцев - всего, по некоторым оценкам, до 300 тысяч человек. Существенный рост числа католических общин с 35 в 1990 году до 223 в 1998 году, формирование на территории России двух епархий РКЦ (с центрами в Москве и Новосибирске), открытие духовных учебных заведений (в Москве и Санкт-Петербурге) - все это объясняется не столько реальным увеличением числа последователей католицизма в России, сколько полной легализацией деятельности этой «неблагонадежной» (по этническому признаку) и негласно дискриминируемой в советский период религиозной организации.

Протестантизм в России представлен 1 млн. верующих, исповедующих в основном баптизм, пятидесятничество, адвентизм. Существуют также общины лютеран, менонитов, Свидетелей Иеговы и новых, нетрадиционных для России направлений протестантизма, имеющих иностранное происхождение (методизм, пресвитерианство, Новоапостольская церковь и др.). Общее количество их религиозных объединений возросло в 1990-1995 гг. с 1,9 до 2,7 тысяч. В 1998 году их число составило 3,3 тысячи.

В 1998 году в нашей стране было зарегистрировано 96 иудейских религиозных объединений. 52% всех российских евреев проживает в Москве и Санкт-Петербурге.

Буддизм в России был и остается традиционной религией прежде всего для калмыков, бурят и тувинцев. Однако, в последнее время буддистские общины и центры стали создаваться по всей территории России: из 160 российских буддистский религиозных объединений (1998 г.) менее половины находятся ныне в регионах компактного проживания народов, традиционно исповедующих эту религию1.

Основные проблемы в сфере религиозной жизни современной России связаны с новыми религиозными движениями: с неопределенностью юридического статуса действующих на российской территории иностранных миссий, отсутствием в российском законодательстве нормативов, регламентирующих их деятельность. Нередко между ними и местными (российскими) религиозными организациями возникают конфликты.

Общие противоречия в изменениях современной религиозной ситуации в стране, особенности их проявления определяют все стороны противоречий в изменениях религиозной ситуации и в Вооруженных Силах.

Познание и научный анализ диалектики сочетания общих противоречий, возникающих в процессе изменения религиозной ситуации в стране и влияющих на информационную безопасность России, с особенностями их непосредственного проявления в армии и на флоте особо важно для поддержания информационной безопасности и обеспечения эффективной управленческой деятельности в Вооруженных Силах на современном этапе.

Это обусловлено тем, что понимание этой проблемы позволяет выработать правильные пути решения сложных взаимоотношений в системе армия-церковь" в условиях идеологической борьбы между конфессиями, а также эффективного информационного обеспечения войск с учетом их многоконфессионального состава и наличия реальных угроз со стороны религиозных экстремистов и новых нетрадиционных течений в религии.

Поскольку противоречия в изменениях современной религиозной ситуации в армии и на флоте выступают видовым проявлением противоречий в изменениях религиозной ситуации в стране, то они являются носителями не только общих, но и специфических черт и характеристик, выделяющих их из общего ряда. В этом смысле противоречия, возникающие в процессе изменений религиозной ситуации в Вооруженных Силах по отношению к противоречиям в изменениях религиозной ситуации в стране есть не что иное, как особенное.

Представляется, что сущность противоречий в изменениях современной религиозной обстановки в армии и на флоте, помимо общих черт, отличает то особенное, что связано:

1) с ролевым статусом различных религиозных объединений, организаций и конфессий в государстве, адекватной политической ситуации в стране, и спецификой их взаимоотношений с армией;

2) с соответствием или несоответствием догматов того или иного вероучения сущности, предназначению и функционированию армии и др.

При этом следует учитывать, что противоречия, сопровождающие процесс изменения современной религиозной обстановки, отражают объективную социально-политическую реальность в стране и в мире.

Таким образом, спецификой проявления религиозных противоречий в системе информационной безопасности Российской армии является наличие в их содержании военного аспекта. Он достаточно многопланов, разнообразен и может быть представлен содержательно, функционально и генетико-онтологически.

В содержательном плане военный аспект - это наличие в содержании и структуре противоречий в изменениях религиозной ситуации в стране военных элементов, игнорировать которые не представляется возможным в силу их прямого влияния на национальную безопасность государства.

В функциональном плане - это функционирование того или иного военного элемента, в котором возникает какое-либо противоречие. При этом совершенно не обязательна его военная принадлежность или природа, а имеется в виду его военная значимость. К примеру, отказ от призыва на военную службу по религиозным мотивам приверженцев какого-либо вероучения может негативно сказаться на комплектовании вооруженных сил.

В генетико-онтологическом плане военный аспект представляет собой фрагмент социально-политического бытия, в пределах которого происходит зарождение, актуализация и конституирование какого-либо противоречия. Например, современная религиозная ситуация в армии, начиная от расчета, отделения, взвода и, завершая масштабом самих вооруженных сил, является фрагментом общей религиозной ситуации в государстве.

Если рассматривать противоречия в изменениях религиозной ситуации в стране, то применительно к армейской жизни имеется в виду прежде всего боевая деятельность, боевая учеба, служба и быт войск, жизнь в военных гарнизонах и др. в соотнесенности с деятельностью религиозных организаций. Данная проблематика может так же рассматриваться в области военного строительства, военного производства, военного образования и т.п., где присутствует религиозный элемент, воздействующий на духовную сферу информационной безопасности государства и его вооруженных сил.

Апробация работы. Положения и выводы исследования апробированы:

- в ходе проведения лекций и практических занятий по организации работы пресс-служб на факультете культуры и журналистики Военного университета МО РФ;

- в научных сообщениях и выступлениях автора перед офицерами Московского военного округа, Главного штаба ВМФ, Черноморского флота

РФ, на кафедре журналистики Военного университета МО РФ, перед коллективами редакций газеты «Флаг Родины» (ЧФ РФ), журнала «Морской сборник» (ВМФ РФ);

- в материалах дипломной работы автора на тему «Социализация личности верующего военнослужащего в условиях поликонфессиональных Вооруженных Сил РФ» и результатах проведенного конкретно-социологического исследования на примере Черноморского флота, при разработке перспективных планов работы по подготовке публикаций в газете «Флаг Родины» Черноморского флота РФ; основные положения диссертационного исследования отражены в публикациях автора общим объемом 3 п. л.

Заключение диссертации по теме "Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии", Ераносян, Владимир Максимович

Выводы по третьей главе:

1) В современных условиях религиозный фактор становится одним из определяющих в международной политике, концепции коллективной безопасности и ее неотъемлемой части - системе информационной безопасности государств. Уже не требует доказательства очевидный факт перерастания информационных угроз религиозных экстремистов, нацеленных на моральные и нравственные ценности общества, в фазу бесчеловечных актов насилия.

2) Информационные угрозы национальной безопасности России исходят не только от исламских экстремистов, не менее опасны информационные атаки, направленные на дестабилизацию общества и подрыв его моральных устоев, со стороны национал-шовинистических организаций, а также ряда новых религиозных движений (тоталитарных сект, деструктивных культов, неоязычества и др.).

3) Политическое и военное руководство страны обязано учитывать влияние средств массовой информации на обеспечение информационной безопасности в сфере религиозных отношений и формирование общественного сознания.

Допуская представителей СМИ к освещению вооруженного конфликта, существует объективная необходимость соблюдения ряда ограничений прессы, касающихся сохранения военной и государственной тайны, секретности оперативно-тактического планирования боевых операций и безопасности самих журналистов, недопустимости разжигания межэтнической и межрелигиозной розни.

Существенной задачей взаимодействия государства со СМИ в случае применения силы в конфликте становится активное воздействие на общественное мнение, целью которого будет легитимизация силовых действий государства в отношении врага. В решении этой задачи союзником государства становится духовенство.

Заключение

Одним из факторов, обусловливающих развертывание информационных войн и протяженность этнополитических конфликтов во времени, а также способствующих их обострению, является фактор религиозный, внешне не всегда заметный, но так или иначе проявляющийся в большинстве, если не во всех конфликтах. Он присутствует в противостоянии России и Татарстана, Армении и Азербайджана, Грузии и Абхазии, Осетии и Ингушетии и т.д. Религиозный аспект есть и у самого яростного сегодня конфликта - в Чечне, и у одного из наименее заметных и "приглушенных" - в Хакасии.

Противоречиям между различными конфессиями должного внимания до недавней поры не уделялось ни политиками, ни обслуживающим их научным корпусом. Пожалуй, за исключением критики исламского фундаментализма, внимания к этой важной проблеме почти не наблюдалось. Во властных структурах - правительстве, президентском аппарате, в Федеральном Собрании - не велось систематического анализа воздействия религии на этнополитическую ситуацию, хотя временами и признавалось наличие такового. Лишь в конце 1993 года в Департаменте по делам СНГ МИД Российской Федерации был создан Отдел политико-идеологической и

О Л U религиознои проблематики, в задачу которого входит анализ воздействия на политическую ситуацию, в частности, конфессионального фактора1.

Превращение религии в значимый фактор жизни современного российского общества сопровождается складыванием в религиозной сфере новой системы противоречий, которые выливаются в информационное противоборство и оказывают влияние на систему информационной безопасности страны.

На возрастающую роль религии в этнополитических конфликтах

Малашенко А.В. Религиозное эхо этнополитических конфликтов // Свободная мысль. -1994. - №10. - С. 99. периодически обращалось внимание российских средств массовой информации. Журналисты первыми - ещё в годы "перестройки" - подметили взаимозависимость религиозных и этнических разногласий. "Положение особенно усложняется, - писал еще в 1990 году политический обозреватель Г.Шипитько, - когда "национальная идея" помножена на религиозность. Проявление этого мы не раз наблюдали . в Фергане, Узбекистане, Баку, Душанбе"1.

Следовательно, в своем воздействии на информационную безопасность религиозный фактор выступает в единстве с другими факторами. В условиях вооруженной борьбы между сторонами, имеющими национальные и религиозные различия, религиозный фактор тесно взаимосвязан с национальным фактором, образуя единый этноконфессиональный фактор.

После серии террористических актов (воздушная атака на небоскребы в Нью-Йорке в сентябре 2001 года, взрыв в малайзийском ночном клубе в сентябре 2002 года, захват заложников-зрителей мюзикла «Норд-Ост» в Москве в октябре 2002 года) мировое сообщество осознало, что религиозные экстремисты имеют не только общие источники финансирования, центры диверсионной подготовки боевиков, но и единую программу действий, направленную на дестабилизацию общественно-политической жизни во многих странах мира. В последнее время особую опасность для всего мирового сообщества приобретает сеть террористических организаций исламистов.

В этой связи следует отметить, что один и тот же катарскии телеканал «Алъ-Джазира», находящийся на финансировании арабских шейхов, первым транслировал заявления как террориста-смертника из «Аль-Кайды» накануне теракта в Нью-Йорке, так и лидера бандформирования, захватившего заложников в Москве, Мовсана Бараева. Причем и арабские, и чеченские террористы в интервью журналистам называли себя шахидами (смертниками во имя Аллаха), оправдывая свои действия по отношению к мирным людям религиозными мотивами и пытаясь привлечь на свою сторону общественное мнение мусульман всего мира.

Несмотря на особую опасность для международной и внутриполитической стабильности исламистских организаций, нельзя не отметить, что в научных исследованиях сохраняется устойчивая тенденция обращать внимание на взаимокорелляцию конфессии и национализма чуть ли не исключительно на примере мусульманских народов. Однако, исламский фактор не единственный в религиозной составляющей системы информационной безопасности современной России. Активизация деятельности так называемых новых религиозных движений, деструктивных культов и тоталитарных сект представляет не меньшую опасность для политической стабильности России.

Также следует отметить, что немалый ущерб обществу и государству наносят националистические и расистские организации, функционирующие в России и использующие религиозные символы и лозунги для придания легитимности своей противоправной деятельности. Конфессиональный фактор изначально присущ и русскому национализму. В этом убеждаешься, знакомясь с публикациями в оппозиционных изданиях - "Советской России", "Завтра", "Русском Вестнике" - или, допустим, посетив мероприятия, проводимые русскими националистическими организациями.

Историческая и общественная практика дает достаточные свидетельства того, что особенно заметно религиозный фактор проявляет себя в жизни двух категорий стран: а) страны с высоким уровнем религиозности; б) в странах с нестабильной политической системой, когда те или иные политические силы пытаются использовать религиозную идеологию в своих политических интересах.

Обстоятельствами, которые способствуют повышению роли религиозного фактора в современной России, служат: потребность существующей светской политической власти в дополнительном источнике своей легитимности за счет активного сотрудничества с основными конфессиями; активизация религиозной пропаганды, доступность получения религиозных знаний; нарастающее желание значительной части обедневшего населения в психологическом утешении и социальной помощи.

На основе проведенного военно-политического анализа исследуемой проблемы можно сделать следующие обобщения:

1. Религиозный фактор - понятие, служащее для обозначения воздействия, оказываемого со стороны религии на тот или иной социальный объект и представляющего в данных конкретных условиях особое значение для функционирования и исследования этого объекта.

2. В современных условиях десекуляризации общественно-политической жизни религиозный фактор оказывает все большее влияние на информационную составляющую национальной безопасности России.

3. Существует объективная необходимость военно-политического управления информацией в период информационных войн и локальных конфликтов, обусловленная разработкой и применением против России информационного оружия, а также наличием информационных угроз государству.

4. В ходе работы определено факторное поле, выявлены характер и степень влияния различных конфессий и новых религиозных движений на систему информационной безопасности страны и на политические процессы в России в целом.

5. На основе реального состояния, динамики и факторов взаимовлияния религии и политики, предложены концептуальные основы оптимизации этого процесса, основные пути и направления его совершенствования в целях более эффективной защиты информационной безопасности в условиях конфессиональной неоднородности общества.

6. Межконфессиональные и внутрирелигиозные противоречия при определенных в исследовании обстоятельствах могут способствовать возникновению источников информационных угроз России и вооруженных конфликтов. Существует типологизация этнополитических конфликтов с точки зрения воздействия (существующего или потенциального) на них конфессионального фактора.

7. Методы противодействия информационным угрозам России со стороны религиозных экстремистов и новых религиозных движений должны полностью соответствовать законодательству и нормативно-правовым актам государственной власти. Насильственные действия по отношению к представителям нетрадиционных религий, от кого бы они не исходили, должны трактоваться в соответствии с Конституцией Российской Федерации как разжигание религиозной розни, виновные в подобных актах (погромы молельных домов сектантов казаками, избиение кавказцев «скинхэдами», взрывы в московских синагогах) должны нести уголовную ответственность. Деятельность антикультовых организаций должна допускаться лишь в рамках действующего законодательства вне зависимости от принадлежности их учредителей к доминирующей конфессии.

8. В информационном обеспечении Российской армии необходим детальный и планомерный учет роста религиозности среди военнослужащих, зависимости степени религиозности от вероисповедания, поликонфессионального характера комплектования наших Вооруженных Сил. Верующие военнослужащие, являясь субъектами религиозной деятельности, не должны сталкиваться с дискриминацией по религиозному признаку.

Исследование позволяет выработать ряд предложений и рекомендаций теоретико-методологического и практического характера, реализация которых помогла бы решить некоторые проблемы, связанные с возрастающей ролью религиозного фактора в системе информационной безопасности России и ее Вооруженных Сил.

Рекомендации теоретико-методологического характера относятся к уточнению философских и политологических подходов, положений религиоведения и ориенталистики относительно определения сущности, характера, содержания религиозного фактора как социально-политического явления и категории политической науки; выявлению сущности государственно-церковных отношений, рассмотрению информационной политики светского государства как объекта влияния религиозного фактора. Предложенные в диссертационном исследовании теоретические положения позволяют рассматривать религиозный фактор в зависимости от его воздействия на систему информационной безопасности России. Производным этого служит высокая степень достоверности выявления как негативных, так и позитивных результатов подобного воздействия.

Положения, разработанные в диссертации, целесообразно использовать в ходе подготовки законодательных актов и других нормативно-правовых документов по военно-политической проблематике и проблемам информационной безопасности профильными комитетами Федерального Собрания РФ, органами исполнительной власти, в деятельности Вооруженных Сил и иных силовых структур Российской Федерации.

В значительной степени подготовке слушателей и курсантов военно-учебных заведений как будущих воспитателей и специалистов по работе с местным населением, исповедующим различные религии, будет способствовать их активное привлечение к научно-исследовательской работе, к написанию рефератов по религиозной проблематике, регулярным выступлениям на научно-практических конференциях, семинарах, деловых играх, практикумах-тренингах, проводимых как в учебных заведениях, так и в войсках.

В результате проведенного исследования сформулированы следующие рекомендации практического характера:

Во-первых, необходимо создать единую систему в недрах государственных институтов, отслеживающих динамику изменений религиозной ситуации в обществе и его военной организации, влияние религиозного фактора на духовную сферу информационной безопасности России. Эта система должна включать следующие положения:

- анализ влияния религии на личность верующего; защита национальных интересов в духовной сфере информационной безопасности государства; сравнительный анализ российского и зарубежного опыта военно-политического управления информацией в условиях локальных конфликтов, разжиганию которых способствовал религиозный фактор;

- сравнительный анализ опыта разработки и функционирования системы армейского духовенства в дореволюционной России, зарубежных странах;

- анализ современных данных о научных и методических основах проблемы;

- современное понимание сущности проблемы, направления и принципы ее развития в соответствии с процессами десекуляризации общества;

- предложения по оптимизации процесса социализации личности верующего в условиях поликонфессионального государства, информационному, методическому, морально-психологическому обеспечению данного процесса.

Во-вторых, современное состояние религиозности в России требует коренного изменения работы СМИ по освещению общественно-политической жизни, а также жизни и деятельности войск. Работа СМИ должна быть направлена на объективное освещение религиозной ситуации в стране и армии, не ущемляя интересы так называемых малых конфессий.

В-третьих, целесообразно приступить к формированию в ВС РФ единой военно-церковной службы, которая объединила бы усилия командиров, воспитателей, военных политологов, социологов, психологов, правоведов и других специалистов, решающих проблему адаптации представителей различных религиозных конфессий в неоднородном воинском коллективе.

Такая служба может быть создана только при тесном взаимодействии ГШ ВС РФ, Главного управления воспитательной работы и Главного управления кадров МО РФ.

В-четвертых, не допускать эксперименты по созданию военных подразделений, где служат представители одной веры. Комплектование частей по религиозному признаку неприемлемо в поликонфессиональном государстве, так как может иметь негативные последствия, способствующие росту сепаратистских настроений.

В-пятых, политическому руководству страны пропагандировать светский характер государства, равенство всех конфессий, отказаться от практики привилегированных религий и участия государства в межконфессиональной борьбе, т.к. она ведет к разжиганию межконфессиональтных противоречий. Уважать чувства не только верующих, но и атеистов.

Конфликтующие разноконфессиональные этносы изначально стремятся избежать апелляции к религии. Причина здесь заключается в том, что, во-первых, здравомыслящие политики осознают: их опыта и авторитета недостаточно для того, чтобы претендовать на место еще и духовного вождя. А использование религии может привести к тому, что ситуация выйдет из-под их контроля.

Во-вторых, в современных условиях апелляция политического лидера к религиозным чувствам граждан может способствовать формированию устойчивого имиджа «фундаменталиста».

В-третьих, использование религии в политике в условиях противостояния двух разноконфессиональных этносов неизбежно вызывает негативную реакцию общественного мнения на Западе, которым большинство политиков дорожит.

В то же время нежелание использовать в конфликтах межконфессиональных противоречий как средства давления отнюдь не означает полный отказ от таких попыток.

Нельзя исключить, что вынуждаемый обстоятельствами интерес к этой проблеме с особой силой начнет проявляться как раз тогда, когда использование религии в ныне происходящих и угрожающих возникнуть конфликтах достигнет критической точки.

Таким образом, религия как сфера духовно-нравственного состояния верующих оказывает влияние на информационную политику и информационную безопасность государства. Большое количество информационных угроз со стороны религиозных экстремистов, нетрадиционных культов и деноминаций, подрывающих авторитет традиционных конфессий и ведущих к конфронтации в обществе, должны способствовать объединению усилий органов государственной власти и религиозных объединений в противостоянии проникновению в Россию чуждой нашему обществу идеологии, опровергающей общепринятые нормы морали.

Широко известно изречение древних римлян: «Закон не может быть выше морали». Именно мораль в многовековой истории России была естественным регулятором общественных отношений и сохраняла ценности общества в противовес произволу власти. В юридической науке получила распространение теория естественного права как источника законотворчества. Роль естественного права в России, как и во многих других странах цивилизованного мира, выполняет мораль. Ее нормы выступают своего рода сверхкритерием общественной оценки качества законотворческой деятельности государственных органов.

На фундаменте моральных норм базируется вера в Бога. Ни одна мировая религия не призывает к насилию. Межконфессиональные противоречия происходят от нежелания смириться с простым фактом, что все люди разные.

В свое время российская императрица Екатерина II изрекла непреложную истину: «В столь великом государстве, распространяющем свое владение над столь многими народами, весьма бы вредный для спокойствия и безопасности своих граждан был порок - запрещение или недозволение их различных вер. Гонения человеческие умы раздражают, а дозволение верить по своему закону умягчает и самые жестоковыйные сердца»1.

Развитие основных теоретических положений сущности и содержания религиозного фактора, проблемы его использования в информационной политике Российского государства входят в спектр научных интересов диссертанта и в дальнейшем будут разрабатываться. Безусловно, некоторые теоретические положения и обобщения диссертации требуют организационной, научно-теоретической и информационно-аналитической шлифовки, что дает основание полагать о необходимости проведения в будущем более расширенного исследования воздействия религиозного фактора на политические процессы современной России.

1 Цитата по: Соловьев С. М. Сочинения в 18-ти книгах. - М., 1988-1996. - Кн. XIV,

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Ераносян, Владимир Максимович, 2003 год

1. Авдеев В. Не погрешить бы против истины: (о создании в ВС РФ института военного духовенства) // Красная Звезда. 1995.- 16 октября.

2. Азаров В. Информационное обеспечение Вооруженных Сил: состояние, задачи, перспективы // Вестник военной информации. 2000. - № 11 (107). -Ноябрь.

3. Александр Мень. Воспоминания о студенческих годах. М.: Индекс. «Досье на цензуру». - (11) 2000.

4. Александр Мень. Отрывки из интервью «О времени и о себе». М.: Индекс. «Досье на цензуру». - (11) 2000.

5. Алексий II, Родионов И. Соглашение о сотрудничестве между Русской Православной Церковью и МО РФ // Красная Звезда. 1997.- 29 апреля.6. "Аль-Кодс". 1993. - март.

6. Американская социология. М., 1972.

7. Армия и религия (информационное пособие-справочник для офицеров частей и кораблей о религии и воинской службе). М.: Центр военно-социологических, психологических и правовых исследований ВС РФ, 1994.

8. Армия и церковь: новый взгляд на старые традиции // Ориентир. 1994.-№5.

9. Аскаленок О. Может ли христианин служить в армии? М.: Военно-христианский Союз России, 2000.

10. Атеистический словарь. М.: Политиздат. - 2-е издание. - 1985.

11. Бангерский А. Свободы и манипуляции. М.: Индекс, «Досье на цензуру». - (11)2000.

12. Бессонов М.Н. Православие в наши дни. М.: Наука, 2001.

13. Большая советская энциклопедия. 3-е издание. - Т. 27. - М., 1977.

14. Борисов Н.С. Русские полководцы ХШ-ХУ1 веков. М.: Просвещение, 1999.

15. Брега А.В. Информационное обеспечение военно-политической деятельности государства: Дис. . канд. филос. наук. -М.: ВУ, 2000.

16. Бутанаев В.Я. Этнополитические и этнокультурные процессы в Республике Хакасия. // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. Межнациональные отношения в современном мире. Серия А. М., 1993.

17. Бытие. 3.24.// Библия. Московская Патриархия, 2001.

18. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

19. Вейганд К.Е. и Палтцер Д.Л. Элитные средства массовой информации и культурная пропасть между военнослужащими и гражданскими журналистами. Арм Форсиз энд Сэсайти, т.27. 2001. - №2.

20. Верховский Л.А. Контролировать свою душу. Собеседник воина, 1993. -№10,

21. Виницковский М.Г. Религия и армия: история и современность // Агитатор армии и флота. 1992. - № 13-14.

22. Воронин В. На плечах погоны Бог в душе: религия и воинская служба (христианство, ислам, буддизм о войне и воинском долге) // Аргумент. - 1993. -№4.

23. Вурмбранд Р. Атеизм ли путь? 35 доказательств существования Бога: Размышления заключенного. М., 1994.

24. Гадаев П.В. Рана от навета не заживет никогда // Известия Калмыкии.1992. 19 февраля.

25. Гараджа В.И. Социология религии. Учебное пособие для студентов и аспирантов гуманитарных специальностей. М.: Наука, 1995.

26. Гурнак A.M. Нужен ли священник в казарме? // Военный вестник.1993. -№1.

27. Гуськов М.Д., Ивашко М.И. Православие и российское воинство: очерки истории. Учебное пособие. М.: Изд-во ВВИА им. Н.Е. Жуковского, 1994.

28. Дворкин А. Пророки и боги мормонов. М.: Издательство Московской Патриархии, 1999.

29. Делия В. Религий много Бог один и Родина одна // Армия. - 1993. -№17.

30. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Вестник военной информации. 2000. - № 11 (107). - Ноябрь.

31. Жуков А. Взвод славный православный // Честь имею. 1994. - №9.

32. Закон РСФСР "О свободе вероисповеданий'7/Советская Россия. -1990. -10 ноября.

33. Закон Российской Федерации "О свободе совести и о религиозных объединениях"// Российская газета. 1997.- 1 октября.

34. Заявление Патриарха Московского и всея Руси Алексия II // Журнал Московской Патриархии. 1995. - № 9-10.

35. Зноско-Боровский М. Православие, римо-католичество, потестантизм и сектанство. М.: Изд. Свято-Троицкой Сергеевой Лавры, 1994.

36. Зюскевич А. Самоубийства среди военнослужащих: причины и пути предупреждения. Ракурс. Выпуск М2. - М., 1992.

37. Ильин И. Основное нравственное противоречие войны // Христолюбивое воинство. М.: ВУ, 1997.

38. Информационно-аналитический сборник: религиозная ситуация в вооруженных силах Российской Федерации (по материалам социологического исследования). М.: Отд. воен.-социал. и прав, исслед. ГУВР МО РФ, 1996.

39. Ислам: энциклопедический словарь. М.: Наука, 1991.

40. Каддафи Муаммар. Зеленая Книга М.: Международные отношения, 1989.

41. Кандидатов Б.П. Религия в царской армии. М.: Безбожие, 1929.

42. Кандидатов Б.П. Церковный фронт в годы мировой войны. М.: Атек, 1929.

43. Карашев А.Ф. Отношение христиан первых трех веков к военной службе. Рязань, 1996.

44. Керимов Г.М. Шариат. Закон жизни мусульман. М.: Издательство1. Леном», 1999.

45. Кикешев Н. "Не убий?. Не убий!" // Верующий армии. 1992.

46. Коновалов И.А. Военная тележурналистика: особенности жанра // Современная российская военная журналистика: опыт, проблемы, перспективы. М.: Гендальф, 2002.

47. Концепция государственной информационной политики / Под общей редакцией Финько О.А. М., 1999.

48. Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Красная звезда. 2000. - 20 января.

49. Ку Клукс Клан. Белое движение в США. М.: «Фэри-В», 2001.

50. Лакер У. Черная сотня: Происхождение русского фашизма. М.: Изд. Возрождение православной церкви, 1994.

51. Ланда Р.Г. Ислам в истории России. М.: РАН, 1996.

52. Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: Человек. Общество. Государство / Санкт-Петербургский университет МВД России. -СПб.: Фонд «Университет», 2000.

53. Лукашев А.В., Пониделко А.В. Черный PR как способ овладения властью, или Бомба для имиджмейкера. Санкт-Петербург: Издательский Дом «Бизнес-Пресса», 2002.

54. Макаренков Е. В. Религия и политическая жизнь общества // Учебно-методическое пособие. Краснодар: Кубанский научный центр политических и правовых исследований «Законодательная инициатива», 1995.

55. Малашенко А. Религиозное эхо этнополитических конфликтов // Свободная мысль. 1994. - №10.

56. Малашенко А., Тренин Д. Время Юга: Россия в Чечне, Чечня в России / Московский Центр Карнеги. М.: Гендальф, 2002.

57. Малышева Д.Б. Религиозный фактор в вооруженных конфликтах современности: развивающиеся страны Азии и Африки в 70-80гг. М.: Наука, 1991.

58. Мельков С. Исламский фактор в современной России. М., 1998.

59. Михалев К. "Армагеддон идет!" // Вестник границы. 1992. -№11.

60. Москаленко Н.П. Этнополитическая ситуация в Республике Тува // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. Межнациональные отношения в современном мире. Серия А. М., 1993.

61. На пути к свободе совести. М.: Прогресс, 2000.

62. Ницевич В.Ф. Военно-информационная политика государства: теория, императивы, приоритеты. М.: ВУ, 2001.

63. Носков Ю. Г. Социально-философский анализ воздействия религиозного фактора на национальную безопасность государства: Дис. . докт. филос. наук. М.: ВУ, 2000.

64. Нуруллаев А. А. Религиозный фактор в национальных процессах // Государственно-церковные отношения в России: Курс лекций. М.: РАГС, 1994.

65. Павлов А.В. Воздействие религии на современную армию: (социально-философский анализ): Научный доклад на соискание ученой степени доктора философских наук. М.: Гуманитарная академия ВС, 1994.

66. Панфилец В.К. Церковь. Кубанская станица. Краснодар, 1993.

67. Пирогов А.И. Информационное обеспечение военной безопасности государства // Проблемы теории военной безопасности / Под ред. В.И. Голубева. М.: ВУ, 2000.

68. Писманник М.Г. Индивидуальная религиозность и ее преодоление. М., 1984.

69. Полковые церкви русской армии. // Воронежский епархиальный вестник. 1992. - №1-2.

70. Поляков Е. Кришнаитские полки и протестанские дивизии // Независимое военное обозрение . 1997. №2.

71. Почепцов Г.Г. Имиджмейкер. Киев, 1995.

72. Почепцов Г. Г. Информационные войны М.: Рефл-бук, 2000.

73. Правила святых отцов с толкованиями. М., 1984.

74. Православный полк // Родина. 1997. - №2.

75. Проблемы информационной безопасности. Сборник докладов межкафедрального научно-практического семинара.- М.: ВУ, 1998. Выпуск №2.

76. Раушнинг Герман. Говорит Гитлер М.: Миф, 1993.

77. Религии народов современной России: Словарь. М.: Издательство «Республика», 1999.

78. Религиозный фанатизм армии не грозит // Анализ религиозной ситуации в Вооруженных Силах РФ.- М.: ГУВР ВС РФ. 2001 - Выпуск №2.

79. Религия и демократия: на пути к свободе совести. М.: Изд. группа "Процесс", "Культура". - 1993. - вып. 1.

80. Религия, церковь в России и за рубежом. М.: Инф. бюллетень. -РАГС.- 1995. - №6.

81. Розенбаум Ю.О. Освобожденная совесть. Обретения и утраты // Независимая газета. 1996. - Март.

82. Ротарь И.Н. Внутриконфессиональные противоречия в Дагестане и Чечне специально подогреваются // Независимая газета. 1996.- 4 декабря.

83. Рыжов Л.Г., Караваев В.В. Свобода совести и армия М.: ГУ ВС , 1994.

84. Рыжов Л.Г. Свобода совести и воинская деятельность: (социально-философский анализ): Дис. канд. филос. наук. М.: ГА ВС, 1993.

85. Савельев В.Н. Свобода совести: история и теория. М.: Высшая школа, 1991.

86. Севастьянов И.С. Опасности мессианства // Независимая газета 1996. -11 мая.

87. Система средств массовой информации России: Учебное пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 2001.

88. Смыслов М. Баптисты в погонах // Вестник ПВО. 1991. - №8.

89. Современный словарь иностранных слов. СПб., 1994.

90. Соловьев В. Оправдание добра. Нравственная философия. М.: Типолитография Д. А. Бонч-Бруевича, 1899.

91. Соловьев С. М. Сочинения в 18-ти книгах. М., 1988-1996.

92. Стенограмма круглого стола «Геополитика и ислам». М., 1993.

93. Стефан, епископ. Война и христолюбивые войны // Моишев на Днепре. -1997.

94. Суглобов Г.А. Союз креста и меча: (церковь и война) М.: Воениздат, 1969.

95. Тиранов А. Слово Божье на поле боя // Независимое военное обозрение / Еженедельное приложение к «Независимой газете». 2003. - № 1 (316). - 17-23 января.

96. Трошев Г.Н. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала. М.: Вагриус, 2001.

97. Турунок С.Г. Кирсан Илюмжинов // Кентавр. 1995.- № 1.

98. Фолклендско-Мальвинская война в средствах массовой информации. -Милитэргешихте. 2000.- №2.

99. Хлебников П. Крестный отец Кремля Борис Березовский или История разграбления России. М.: Детектив-пресс, 2001.

100. Христианство. Энциклопедический словарь. T.I. М.: Большая Российская энциклопедия, 1993.

101. Церковная жизнь //Журнал Московской Патриархии. М.: изд. МП. -1995. - № 6,8.

102. Цуладзе А. Формирование имиджа политика в России. М., 1999.

103. Чертополох А.А. Костин А.В. Информационный фактор в военной политике государства: Учебное пособие. М.: ВУ, 2001.

104. Bowdish R. G. Information-age Psychological Operations // Military Review. December - February 1999.

105. Durkheim E. Les formes elementaires de la vie religieuse. Paris, 1912.

106. Information Operations: Wisdom Warfare for 2025 (http: // www.au.af.mil /au/ 2025/ volume l/chap01/vlcl-l.htm.

107. Seitel F.P. The Practice of Publik Relations. New York etk., 1992.

108. Stahnke Ulrich. Einsatz ohne Waffen // Truppenpraxis. N 4.- 1994.

109. Stein Georg J. Information Warfare // Airpower Journal. № 1.- 1995.

110. Szafranski R. An Information Warfare SHOP // http:// www. Infowarcom / milc4i / szfran / html-ssi.- 2002.

111. Hanover P.E. Man the Guns! Press Pers Approaching! // Marine Corps Gazette 1995. - N12.

112. Zinni A.C., Lorenz F.M. Media Relations: A Commanders Perspectivt // Marine Corps Gazette 1995. - N12.1. РОССИЙСКАЯ ГОСУД^С'Г^лЧ^;жлтъШ-Цtj1. О \&ЪЪЪ ^ - оъ

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 151941