Религиозный фактор в управляемых локальных конфликтах: Южный Вьетнам в период колонизации и индокитайских войн :Вторая четверть XVII - третья четверть XX вв. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.03, доктор исторических наук Колотов, Владимир Николаевич

Диссертация и автореферат на тему «Религиозный фактор в управляемых локальных конфликтах: Южный Вьетнам в период колонизации и индокитайских войн :Вторая четверть XVII - третья четверть XX вв.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 253081
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Колотов, Владимир Николаевич
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
07.00.03
Специальность: 
Всеобщая история (соответствующего периода)
Количество cтраниц: 
483

Оглавление диссертации доктор исторических наук Колотов, Владимир Николаевич

ВВЕДЕНИЕ.

Религия и конфликты: постановка проблемы.

ГЛАВА 1. КАТОЛИЦИЗМ И ДУХОВНАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ ВЬЕТНАМА. ■ ■ г.* р .- • ; : структура традиционного общества во Вьетнаме С:.:.:.

Особенности распространения католицизма.

Деятельность ордена иезуитов.

Общество иностранных миссий.

Культ предков в контексте католизации.

Новый тип войны и использование религиозного фактора.

ГЛАВА 2. ЛОКАЛЬНЫЕ КУЛЬТЫ. СТРАТЕГИЯ УМИРОТВОРЕНИЯ И ПРОЕКТ «НОВЫЕ РЕЛИГИИ».

Стратегия умиротворения.

Национальная письменность во Вьетнаме.

Легенды и мифы о происхождении и развитии каодаизма в Южном Вьетнаме: анатомия вопроса

Три источника и составные части каодаизма.

Буддизм» Хоа Хао.

Отряды Бинь Сюйен.

Анализ религиозно-политической ситуации во Вьетнаме в период между мировыми войнами: реакция колониальных властей на подъем освободительного движения.

Коммунизм и религиозный фактор: религиозные секты как противовес национальноосвободительному движению.:.

Причины подъема и спада национально-освободительного движения.

Религиозные секты: условия зарождения и специфика развития.

ГЛАВА 3. I ИНДОКИТАЙСКАЯ ВОЙНА: ОТ ЛОКАЛЬНЫХ КУЛЬТОВ К УПРАВЛЯЕМЫМ ЛОКАЛЬНЫМ КОНФЛИКТАМ.

Система управления конфликтом.:.

История создания системы управления конфликтом.

Основные этапы формирования системы управления конфликтом.

Организационные особенности системы управления конфликтом.

Карты распространения религий, военные действия и экономический эффект системы управления конфликтом.

Концепция системы управления конфликтом.

Колониализм и национальная культура.

ГЛАВА 4. ПОЛИТИКА США В ЮЖНОМ ВЬЕТНАМЕ: ПЕРЕХОД К НЕУПРАВЛЯЕМОЙ МОДЕЛИ КОНФЛИКТА.

Франко-американский конфликт, дезинтеграция системы управления конфликтом и становление проамериканского режима.

Режим Нго Динь Зьема (новая волна католизации).

Партия КанЛао.

Буддийский кризис.

Буддийский ренессанс.

Военный переворот.

Смутное время (1963-1965).

II Индокитайская война и причины поражения США.

Линия Макнамары.

Вундеркинды.

Вооруженное восстание буддистов 1966 г.

Военные операции и умиротворение.

Падение Сайгона.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Религиозный фактор в управляемых локальных конфликтах: Южный Вьетнам в период колонизации и индокитайских войн :Вторая четверть XVII - третья четверть XX вв."

В настоящее время использование религиозного фактора в локальных конфликтах : м- встречается довольно часто, Как правило;-дело доходит до прямых угроз национальной безопасности или долговременной дестабилизации целых стран и регионов. Причем возмутителем спокойствия зачастую выступают, на первый взгляд, безобидные новые религии, духовные лидеры которых при определенных обстоятельствах быстро превращаются в жестоких и беспощадных полевых командиров. В XX веке без труда можно обнаружить многочисленные примеры таких трансформаций, когда религиозные движения вдруг начинают бурное развитие или появляются совершенно новые религии: каодаизм и буддизм Хоа Хао во Вьетнаме, Талибан в Афганистане, АУМ Синрикё в Японии, фалуньгун в Китае, ваххабизм в южных регионах России и пр.

Однако объективное научное исследование данного феномена чрезвьиайно затруднено тем обстоятельством, что подавляющая часть доступных исследователю материалов имеет ярко выраженный ангажированный характер и по большому счету может использоваться лишь в качестве иллюстрации для пособия по ведению информационных войн. Качественная аналитика по современности, как правило, попадает в руки исследователя лишь через несколько десятилетий, когда отгремят взрывы текущих конфликтов, затянутся раны, пройдут годы, улягутся страсти и - самое главное -изменятся интересы заинтересованных сторон. Однако в будущем общественность начнет интересоваться, прежде всего, новыми конфликтами, которые вспыхнут в будущем, и пытливые ученые опять будут рыться в горах текущей дезинформации и заказных публикаций, безуспешно пытаясь понять логику развития событий, уяснить причины и движущие силы, вызвавшие молниеносную, совершенно неожиданную и на первый взгляд противоречивую дестабилизацию того или иного региона. Изучать историю вопроса будет опять некогда, аналитики, как всегда, захотят понять все и сразу, игнорируя объективную логику научного познания. Так будут появляться политкорректные, устраивающие все вовлеченные в конфликт стороны версии событий, однако имеющие весьма отдаленное отношение к действительности.

Как это ни странно может показаться на первый взгляд, но ключ к пониманию сегодняшних конфликтов лежит в прошлом, реализацией тенденций которого в конечном счете и является настоящее. В этом смысле особую роль может играть изучение конфликтов недавнего прошлого, по которым уже появилась доступная качественная аналитика. Как отметил бывший глава Пентагона Роберт Макнамара в своих мемуарах,

Иногда говорят, что мир после окончания «холодной войны» столь отличается от прошлого, что уроки Вьетнама к нему просто неприменимы, и уж тем более они не будут соответствовать реалиям XXI века. Я с этим не согласен»1.

Чтобы понять суть проблемы использования религиозного фактора в локальных конфликтах, надо вернуться к самому началу, к истокам, в то время, когда технологии изменения религиозной идентичности населения впервые были эффективно применены, и «из бутылки был выпущен джин» под именем «новые религии». Вьетнамский материал позволяет проследить весь цикл развития проекта «новые религии» с нулевого цикла, от создания «священных писаний» до многотысячных наемных армий во главе с жестокими полевыми командирами. Вообще сам факт создания, имплантации в данную культурную среду «новой религии» с целью решения долгосрочных политических задач, как это было сделано французскими спецслужбами во Вьетнаме в первой половине XX века, уникален и заслуживает особого анализа. Это позволит понять процесс организации управляемого регионального конфликта на религиозной почве и выявить «сухой остаток», а именно технологии создания управляемых локальных конфликтов на религиозной почве, которые уже можно использовать для «погашения» таких конфликтов и проведения сравнительных исследований на более широком материале.

Конфликт во Вьетнаме по праву считается самым длительным и кровопролитным в XX веке за исключением Второй мировой войны. Он длится значительно большее время, был более масштабным, чем афганский или чеченский, поэтому технологии его организации и попыток урегулирования видны более рельефно и четко. В настоящее время исследователям доступны источники по всем стадиям конфликта. Таким образом, появляется возможность проследить весь цикл его организации, развития и попыток урегулирования.

В данном контексте французская колонизация Индокитая, создание колониального режима и последовавшие затем индокитайские войны представляют едва ли не лучший иллюстративный материал, который дает в наше распоряжение колоссальный фактологический массив, необходимый для рассмотрения интересующих нас процессов целиком, а не разрозненно, по частям, как это обычно происходит.

Как видно из её названия, данная работа посвящена роли религиозного фактора (традиционные и новые религии) в управляемых локальных конфликтах в период колонизации и индокитайских войн. Под термином «период колонизации» в данном случае понимается длительный этап, когда началась последовательная колониальная

1 Макнамара Р. Вглядываясь в прошлое. Трагедия и уроки Вьетнама. -М.: Ладомир, 2004. С. 338. политика, в ходе которой активно использовался религиозный фактор. В данном случае речь идет о технологиях изменения религиозной идентичности, преследующих своей целью изменение существующего государственного строя в странах, где систематически велись проповеди католицизма. Во Вьетнаме такая ситуация сложилась в начале XVII века и связана с деятельностью католического ордена иезуитов. Технологии изменения религиозной идентичности и организации на этой основе управляемых конфликтов развивались и после утраты Вьетнамом национальной независимости в 1858 г. В частности, в период существования колониального режима в Южном Вьетнаме была создана система управления конфликтом, которая играла важную роль в ходе как первой, так и второй индокитайских войн. Данный аспект колонизации и последующих войн не получил должного внимания в современной исторической литературе.

Индокитайские войны (1945-1954, 1965-1975) проходили в период «холодной войны» и во многом стаж одним из самых «горячих» ее символов. При описании данной проблемы и характеристики противоборствующих сторон исследователи обычно используют идеологические термины, характеризуя особенности противоборствующих сторон. Такой подход был господствующим в то время, и у читателя может сложиться впечатление, что идеологическая идентичность является самой важной, и в целях изменения ситуации надо воздействовать именно на нее. Однако идеологическая идентичность в традиционных обществах, в отличие от религиозной, не передается по наследству. Идеологическая идентичность весьма изменчива и конъюнктурна. Отец может быть фашистом, сын коммунистом, а внук демократом. Примеры, когда одно поколение в семье следует христианству, другое исламу, а третье буддизму встречаются значительно более редко. Идентичности имеют свою иерархию. Идеологическая идентичность нестабильна и подвержена изменениям, в то время как этническая и религиозная носит более фундаментальный характер. Иерархия идентичностей такова: сначала идет религиозная, а уж затем этническая и идеологическая идентичности.

Складывается впечатление, что в технологиях периода холодной войны преимущественное внимание уделялось изменению идеологической идентичности, однако в то время также активно и очень эффективно использовались технологии изменения религиозной идентичности, о чем по разным причинам не принято писать в открытой литературе. Таким образом, столь актуальная проблема современности вместо должного рассмотрения, игнорируется.

Литература по текущим религиозным конфликтам в целом может служить лишь иллюстрацией для исследования информационных войн. В этой связи последовательное изучение французского, американского и вьетнамского опыта установления системы регионального контроля во Вьетнаме представляется полезным с точки зрения выработки собственных подходов к урегулированию аналогичных конфликтов. Это особо актуально еще и по той причине, что только великие державы обладают технологиями использования религиозного фактора в управлении локальными конфликтами, и можно будет проследить эволюцию подходов основных «игроков» на этом весьма специфическом, но очень важном театре военных действий, где основным полем битвы выступают не территории, а «умы и сердца» местного населения, где вместо пушек и танков используются специальные технологии. Поэтому основным предметом, изучению которого посвящено это исследование, будут не сами войны, военные операции, которые уже детально рассмотрены в специальной литературе, а то, что стоит за ними, что остается после «вынимания» из войн сражений и битв. То, что вообще, как правило, остается за рамками книг и исследований.

Предмет и задачи исследования. Данное исследование посвящено изучению роли религиозного фактора в управляемых локальных конфликтах в Южном Вьетнаме в период колонизации и индокитайских войн. Основной интерес представляют технологии создания системы управления конфликтом. Так называемые «священные писания» и «доктрины» религиозных сект в данном исследовании рассматриваются как элемент многослойного прикрытия упомянутых выше технологий, разработанный в целях дезинформации непосредственных участников конфликта и сторонних наблюдателей. Именно поэтому его анализ, выполненный в отрыве от реальной действительности и мирской истории, не дает, да и не может дать научно значимых результатов. Конкретный наполнитель (буддизм, спиритизм, католицизм и пр.) технологического ноу-хау может меняться в зависимости от среды, в которой предполагается насадить новые религии. Он нужен лишь для маскировки, а сами по себе буд дизм, католицизм и пр. не имеют к этому никакого отношения. В течение нескольких десятилетий проблема использования религиозного фактора либо вообще игнорировалась, либо внимание исследователей фокусировалось преимущественно на идеологическом наполнителе, который принимался за квинтэссенцию учения. В то же время технологии и механизмы, для прикрытия которых он был создан, оставались за пределами внимания ученых.

Наполнитель нужен также для вживления, реструктуризации, переформатирования общества, в результате чего появляется возможность организации управляемого конфликта. Наличие наполнителя позволяет решать две важнейшие задачи: прикрытие системы управления конфликтом и камуфлирование чужеродных технологий под автохтонные образования. Так тонкие технологии «спускаются» в массы и становятся грозной материальной силой, проникая вглубь и меняя структуру местного общества. В данном исследовании приведены лишь отдельные сюжеты анализа доктрин новых религий, необходимые для понимания искусственности и идеологической природы этих построений.

Общая цель исследования состоит в том, чтобы восстановить существенные условия и параметры использования религиозного фактора в течение значительного хронологического периода с 1625 по 1975 годы, выявить закономерности, проанализировать структурные изменения системы управления конфликтом и сделать на этой основе соответствующие теоретические обобщения.

Для реализации поставленной цели предполагается решение следующих задач: проследить особенности использования религиозного фактора в течение периода колонизации и индокитайских войн, а также описать методики и технологии (изменение религиозной идентичности, создание религиозных сообществ, организация управляемого локального конфликта), применявшиеся католической церковью, французскими колониальными, а затем и американскими спецслужбами. Планируется также сравнить и проанализировать различные методики организации локальных конфликтов на религиозной почве, попытки повысить их эффективность и объективные результаты данных процессов. Отдельные аспекты проявлений религиозного фактора, как правило, попадали в сферу внимания исследователей только в критические, переломные моменты истории (открытые фазы), в периоды наиболее активной разработки различных религиозных организаций. Однако при таком подходе за кадром оставались скрытые фазы, когда с помощью специальных технологий создавались и формировались структуры, попадавшие в фокус исследователей значительно позже уже в развитом виде, в период активизации. Именно в результате такого дискретного подхода, когда явление рассматривалось только частично в развитом виде, в исторической литературе появляются теории, в соответствии с которыми крупные политически значимые религиозные сообщества появляются сами по себе. В данном исследовании на широкой источниковедческой базе планируется восстановить технологии создания религиозных сообществ и их политической активизации в интересах третьих сил, а также системно рассмотреть эволюцию системы управления конфликтом не только в период колонизации и индокитайских войн (открытые фазы), но и мирного времени (скрытые фазы), разделяющего эти периоды.

Определенный интерес также представляют изучение причин появления этой системы управления конфликтом, эволюция технологий создания религиозных сообществ, процессов формирования системы управления конфликтом, а также выявление основных факторов, оказывавших определяющее влияние на ее жизнеспособность и эффективность.

Хронологические рамки исследования охватывают значительный период со второй четверти XVII в. по конец третьей четверти XX в., что определяется стремлением наиболее полно рассмотреть весь процесс создания системы управления конфликтом, начиная со времени появления в феодальном Вьетнаме миссионеров ордена иезуитов в 1625 г., включая период французской колонизации, I Индокитайской войны, франко-американского конфликта в Южном Вьетнаме и II Индокитайской войны, который завершился поражением США в 1975 г. При таком подходе появляется возможность проведения сопоставимого анализа использования религиозного фактора в период колонизации и индокитайских войн.

Территориальные рамки исследования ограничиваются Южным Вьетнамом, точнее, Кохинхиной, как называлась французская колония. Поэтому период колонизации рассматривается на материале Тонкина, Аннама и Кохинхины2. Территория, известная в Х1Х-ХХ вв. как Кохинхина, в ХУП-ХУШ вв. находилась под властью Камбоджи, а Южный Вьетнам тех лет находился на месте современного Центрального Вьетнама. Значение термина «Южный Вьетнам» существенно менялось в географическом и в политическом смысле, постоянно «сдвигаясь» в южном направлении вслед за вьетнамскими армиями и поселенцами. К концу XVII в. было завоевано последнее из тямских княжеств Пандуранга, эти территории в дальнейшем стали именоваться Центральным Вьетнамом, а в 1698 г. был захвачен кхмерский город Прейкор, который в том же году был переименован в Сайгон. В этого времени началось экономическое и политическое освоение дельты Меконга и территорий, ставших впоследствии известными в качестве Кохинхины (Южного Вьетнама). В дальнейшем, в период колонизации и индокитайских войн, Южный Вьетнам стал важной ареной длительных конфликтов между различными поколениями вьетнамского освободительного движения и иностранных захватчиков. Конфликт между ними зачастую развивался в особом измерении, в котором религиозный фактор приобрел особую значимость. Отличительная острота конфликта именно в Южном Вьетнаме во многом была обусловлена исключительно важным географическим и стратегическим положением данного региона,

2 Французские названия соответственно Северного, Центрального и Южного Вьетнама. а также его особым политическим статусом в колониальный период. Индокитайский союз состоял из колонии - Кохинхины, а также протекторатов: Тонкина, Аннама, Камбоджи и Лаоса. Если распространение католицизма в период колонизации не имело ярко выраженных региональных особенностей, то дальнейшее появление и особенности развития получивших локальное распространение «новых религий» в колонии, а затем и под властью профранцузских и проамериканских сайгонских режимов позволяет говорить о ярко выраженной региональной специфике. Рассмотрение данной проблематики на южновьетнамском материале поможет сфокусировать внимание на узловых, существенных моментах и позволит последовательно проследить эволюцию подходов католических миссионеров, а затем французских и американских спецслужб к решению вопроса с местным освободительным движением.

Состояние научной разработки темы и научная новизна диссертации. В данном исследовании впервые не только в отечественной, но и в мировой вьетнамистике предпринята попытка последовательно подойти к исследованию системы управления конфликтом на основе религиозного фактора.

Традиционные методики завоевания стран и территорий подразумевают прежде всего уничтожение живой силы противника и грубое силовое покорение мирного населения, что зачастую приводило к обратным результатам. Более продвинутые технологии используют религиозный фактор и направлены на изменение сознания, системы ценностей противника, что еще называется «завоеванием умов и сердец».

Религиозный фактор в период колонизации и индокитайских войн еще не становился объектом научного исследования, однако различные его проявления в виде католицизма и появившихся позднее религиозных сект Као Дай и Хоа Хао рассматривались по отдельности и вне связи друг с другом. Деятельность католической церкви и религиозных сект описывалась с упором на конфессиональные источники, которые порой просто пересказывались с разной степенью подробности. В историографии при описании процесса колонизации иногда упоминается католическая церковь, при описании событий середины 50-х годов XX века во время сайгонского кризиса в Южном Вьетнаме, как правило, упоминаются религиозные секты Као Дай, Хоа Хао (с комментарием, что одна секта появилась в 1926, а другая в 1939 г.) и отряды Бинь Сюйен, которые вообще никакого отношения к религии не имеют; при описании режима Нго Динь Зьема (1955-1963) встречается информация о католической партии Кан Лао, а при рассмотрении переворота в Сайгоне в 1963 г. определенное внимание уделяется различным буддийским организациям. Причем роль и состояние данных религиозных организаций в периоды, которые имели место между указанными событиями, не освещаются. Получается, что они непонятно откуда появлялись и потом неизвестно куда исчезали до тех пор пока они вновь появлялись на страницах исторических трудов в ходе освещения очередного кризиса или острой фазы конфликта. Описание религиозного фактора в исторических процессах в период колонизации и индокитайских войн носит дискретный, эпизодический характер, что не позволяет проследить его закономерности и определить особенности. Такая ситуация наблюдается в абсолютном большинстве работ, где так или иначе затрагивается интересующая нас тематика.

При таком подходе то, что происходило с католической церковью и с сектами в так называемых «скрытых» периодах, т.е. в промежутках между особо яркими эпизодами их политической деятельности, оставалось неизвестным. Разрозненные результаты, полученные в ходе таких исследований, не вписывались в общую канву исторических событий. Получалось, что история развивалась сама по себе, а католицизм д религиозные секты сами по себе, без видимого взаимодействия друг с другом. С одной стороны, получалось, что религиозный фактор присутствовал в истории Вьетнама, а с другой стороны, на основе таких работ сказать, в чем конкретно проявлялось его действие, было невозможно.

Однако объективно действие религиозного фактора было настолько мощным, что историки постоянно сталкивались с различными его проявлениями. Будучи не силах дать внятное объяснение и соответствующую интерпретацию многочисленным историческим событиям, они в своих работах просто игнорировали религиозный фактор и его проявления. Так выстраивалась «логически стройная» канва повествования. В этом смысле весьма показателен пример с бадиньским восстанием, которое достигло своего пика в 1886-1887 гг. Масштабы и значение этого восстания таковы, что Бадинь стал национальным символом антифранцузского сопротивления. В настоящее время именем этого восстания названа центральная площадь г. Ханоя, на которой находится мавзолей Хо Ши Мина. Известно, что французские войска несколько раз безуспешно пытались взять крепость. Только благодаря католическому ополчению в количестве пяти тысяч человек (!) и кули, которых поставляли католические поселения, французские войска смогли взять крепость Бадииь3. Однако в работе «Рабочий класс и национально-освободительное движение во Вьетнаме (1885-1930)» 4 и в книге «Новая история Вьетнама»5, где также описывается Бадиньское восстание в Тханьхоа и его подавление, католический фактор игнорируется полностью, в то время как литература, в которой объективно описывалось данное событие, была доступна и использовалась в более ранних публикациях даже на русском языке, в частности в монографических исследованиях Жана Шено , Э.О. Берзина , а также коллективном труде вьетнамских авторов «Очерки истории о

Вьетнама» . Это был общеизвестный факт, который был описан в работах, вышедших во Франции, СССР и ДРВ, но постепенно происходило определенное изменение в его описании. Так по мере «систематизации» и «редактирования» истории Вьетнама религиозный фактор постепенно исчезал со страниц исторической литературы. Приходится с сожалением констатировать, что попытки замалчивания религиозного фактора стали «визитной карточкой» академической историографии. С каждым годом интерпретация событий становилась все более политкорректной и далекой от действительного положения дел. Такие работы идеологически выдержаны, но с точки зрения действительного объяснения проблемы интереса не представляют. Складывается впечатление, что факты, связанные с деятельностью католической церкви, умышленно изымались из канвы исторического повествования. В самых последних общих работах9 по истории ЮВА католический фактор в процессе колонизации не рассматривается вообще! В данном контексте сложно понять, как франко-испанский экспедиционный корпус численностью в три с половиной тысячи человек начал успешную колониальную войну против двухмиллионной страны. Это совершенно непонятно, если исключить местное католическое население, которое по завышенным данным миссионеров к тому времени составляло 600 тысяч. Конечно, важную роль в этих событиях сыграла и разница в развитии, о чем достаточно много написано, однако технологии использования религиозного фактора также следует учитывать. Умолчание реально существующей проблемы - не лучший способ поиска путей ее решения. Причем такая картина характерна для описания всей новой и новейшей истории Вьетнама не только в отношении католицизма, но и южновьетнамских религиозных сект.

3 Шено Ж. Очерки истории вьетнамского народа. - М.: Издательство иностранной литературы, 1957

4 Мхитарян С.А. Рабочий класс и национально-освободительное движение во Вьетнаме (1885-1930). Наука, 1967. С. 60.

5 Новая история Вьетнама. -М.: Наука, 1980. С. 431-432.

6 Шено Ж. Указ. соч. С. 161.

7 Берзин Э.О. Католическая церковь в Юго-Восточной Азии. - М.: Наука, 1966. С. 253.

8 Очерки истории Вьетнама. - Ханой: Изд. лит. на иностр. языках, 1978. С. 152-153.

9 Мосяков Д.В., Тюрин В.А. История Юго-Восточной Азии. - М.: Восточный университет, 2004.

С. 161.

-М:

Вопрос о религиозных сектах в Южном Вьетнаме также уже неоднократно поднимался в исторической литературе. История изучения южновьетнамских религиозных сект насчитывает не один десяток лет, однако проблема их появления, развития и определение особенностей этого сложного явления еще далека от разрешения.

В работах, где так или иначе затрагиваются вопросы, связанные с религиозными сектами, также наблюдается стремление подредактировать концепции, не укладывающиеся в некие общие схемы. Например, в фундаментальном труде Альфреда Маккоя «Политика героина в Юго-Восточной Азии» на странице 97 имеется схема «Французская разведка и полувоенные организации во время первой индокитайской войны, 1950-1954»10. На этой схеме особого внимания заслуживает ее левая часть. От прямоугольника «Министерство обороны» вниз идет стрелочка сначала к прямоугольнику «Французский экспедиционный корпус», а затем и к надписи «Второе отделение» (2еше Bureau), от которого вниз идут уже три стрелочки к блокам Као Дай, Хоа Хао и Бинь Сюйен, что говорит о наличии определенных значимых отношений между ними. В переводе данной книги на вьетнамский язык11 эта схема отсутствует, хотя другие схемы и даже карты, в которых религиозные секты не упоминаются, полностью переведены и напечатаны. Очевидно, что эта схема исчезла благодаря тому, что на ней были четко обозначены существенные связи между французской разведкой и религиозными сектами. И это, увы, далеко не единственный пример такого рода. Получается, что даже те немногочисленные осколки реальности, которые иногда попадали в научную литературу и на основе которых можно было бы реконструировать действительное положение дел, систематически в течение долгого времени изымались и продолжают изыматься из исторических трудов и даже их переводов, что привело к существенному искажению знаний об использовании религиозного фактора в данный период и представлений о ходе исторического процесса в целом.

С учетом указанных выше особенностей изучения религиозных сект в историографии сложились два основных подхода. С одной стороны, налицо стремление рассматривать Као Дай, Хоа Хао и Бинь Сюйен в целом, именуя их сектами, не особо вдаваясь в различия между ними. Причем, как правило, рассматриваются они только в середине 50-х годов. Период их формирования и последующего развития обычно опускается. С другой стороны, прослеживается тенденция подойти к проблеме более специализированно, а именно сконцентрировать внимание на изучении одной из сект, как

10 French Intelligence and Paramilitary Organizations During the First Indochina War, 1950-1954. McCoy A.W. The politics of heroin in South East Asia. - Singapore: Harper and Row Publishers, 1989. P. 97.

11 McCoy A.W. Nén chính tri ma tuy д Dong Nam Á. - HN.: NXB Cong an nhän dän, 2002. правило, каодаизма или Хоа Хао, причем с сильным уклоном в религиоведение. При рассмотрении сект по отдельности логика исследования была примерно следующая. Сначала приводится конфессиональная версия появления данных сект, а затем конфессиональные данные по доктрине. Авторы таких исследований в благом стремлении дать наиболее точное описание проблемы стремятся воспользоваться сугубо конфессиональными источниками, полагая, что сектанты знают свою историю лучше всех. Сами секты объясняют свое происхождение прямым вмешательством высших сил, божьим промыслом. Далее в лучшем случае даются эпизодические сюжеты из мирской истории религиозных сект. При таком подходе получить научно значимые результаты не представляется возможным. Таким образом, в течение ряда лет проблему пытались решить двумя путями: объединить разнохарактерные феномены в одно целое (религиозные секты и криминальную организацию) или заняться изучением какой-либо из данных сект отдельно, делая при этом явно выходящие за рамки проведенного исследования выводы. При этом, что характерно, оба указанных направления исследований являются с методологической точки зрения тупиковыми. Как говорил Архимед, «дайте мне точку опоры и я переверну мир». Однако официальная версия составлена так, что точек опоры в ней нет. Они оттуда искусно вынуты, причем так, что без привлечения редких сопоставимых материалов понять, что мы имеем дело с искусственным конструктом, невозможно.

Методологическая тупиковость данных подходов состоит в следующем. Если рассматривать любую секту по отдельности без учета ее связей с другими религиозными и политическими элементами, вне конкретного исторического и политического контекста, то при таком подходе нельзя дать определение данного явления. Религиозные секты в целом были интегрированы в систему колониальной власти, поэтому не имеет смысла вырывать из общего контекста, например, каодаизм и рассматривать его отдельно. И уж, во всяком случае, при таком подходе нельзя судить о месте этой группировки в системе политической власти в регионе, делать выводы касательно причин ее появления или особенностей развития. Тем не менее именно такие подходы к решению проблемы являлись господствующими в исторической литературе в течение последних нескольких десятилетий. Причем делается все это с опорой на цитаты из «классических» трудов. В таких работах помимо отсутствия логики выявляется явное несоответствие между характером проблемы, методологией исследования и масштабом выводов. История религиозных сект отстраивалась вертикально, отдельно для каждой секты, без изучения горизонтальных связей между ними, без сравнения сект с католицизмом, их функциональным предшественником во Вьетнаме, а также без анализа современной религиозно-политической ситуации. Такой подход не позволял правильно поставить проблему и соответственно приступить к её изучению. Это становится более очевидным при детальном анализе доктрины и конфессиональной версии происхождения сект, который показывает, что как доктрина, так и конфессиональная версия происхождения сект являются частью информационного прикрытия, которое было разработано с целью сокрытия сложной системы колониального управления, построенной на использовании данных религиозных сект. Очевидно, что при работе только с информационным прикрытием, которое воспринимается в качестве первичного источника, получение научно значимых результатов представляется весьма проблематичным. При таком подходе работа исследователя замыкается на уровне «наполнителя» и никакое «углубление» в тему не позволит продвинуться дальше.

Сложившаяся ситуация напоминает частичное освещение различных частей одной и той же крупной системы, при котором не видны связи между ними. При таком «освещении» система в целом не видна. Все это напоминает сюжет из древней индийской притчи про мудрецов, которые ощупывали с разных сторон одно крупное животное. Причем в отличие от притчи мудрецы, изучающие Као Дай, Хоа Хао и Бинь Сюйен, даже не спорят друг с другом о природе рассматриваемого явления, будучи уверенными, что они изучают не различные аспекты одного феномена, а совершенно разные вещи. Именно поэтому в общих работах данные элементы системы рассматриваются вместе, а в более специализированных исследованиях по отдельности и без связей друг с другом. Увидеть эту проблему можно только при условии применения иного методологического подхода, настройки другого фокуса.

Попытки применения методов классического религиоведения при исследовании новых религий понятны. Однако следует отметить, что слепое копирование методов изучения одних объектов при изучении других, которые внешне похожи на них, но типологически отличны, не может служить гарантом проведения качественного исследования и получения научно значимых результатов. При изучении традиционных религий, которые дошли до нас из глубины веков, вполне логично использовать конфессиональную литературу, тексты священных писаний, поскольку других источников по их истории зачастую просто нет. Но во втором случае следование «классическим» методам вряд ли оправдано, поскольку в отличие от классических религий информация по мирской истории новых религий вполне доступна и должна использоваться при изучении процесса их возникновения и развития. Именно этим стремлением к подражанию методам классических религиоведческих исследований и объясняется неотмирный характер сугубо религиоведческих работ по новым религиям. Такие работы по формальным признакам очень похожи на полноценные научные исследования, однако по сути таковыми не являются, поскольку методика .изучения не соответствует характеру предмета исследования.

Выход из такого положения видится в сравнительном комплексном подходе, который предполагает рассмотрение указанных группировок: во-первых, в реальном историческом контексте, то есть в системе взаимоотношений с современными им политическими режимами и оппозиционными политическими силами, прежде всего революционной направленности. Во-вторых, следует заметить, что понять суть рассматриваемого явления можно только при условии выхода за рамки системы, в которой оно функционирует. Чрезмерное углубление в детали проблемы и дебри сектантской теологии без учета конкретных условий функционирования явления в целом, а также конкретного исторического контекста не позволяет понять его суть. Именно поэтому исследования по католицизму и религиозным сектам как бы вырваны из общего исторического контекста, а в общих работах по истории Вьетнама в новое и новейшее время религиозный фактор не получил системного освещения. Происходило это потому, что объективные исследования религиозного фактора, факты и их интерпретации в устоявшиеся схемы исторического развития Вьетнама в новое и новейшее время не встраивались. Поэтому они просто игнорировались. Причем прослеживается такая закономерность: чем позже вышла работа, тем меньше в ней учитывается религиозный фактор. Так в официальной истории все время множились парадоксы. Согласно традиционной версии, к примеру, освободительное движение в Южном Вьетнаме в 1930-х, 1940-х и первой половине 1950-х годов все время неуклонно развивалось, но все никак не могло развиться. Вопрос, что же ему мешало, даже не ставился. Сказывалось влияние пропаганды, которая постоянно трубила о возрастающем влиянии коммунистов в Южном Вьетнаме. В то время как ситуация была близка к критической. Серьезные западные аналитики в то время даже не верили в возможность будущей реанимации коммунистов в Южном Вьетнаме. Опубликованные в СРВ в начале 1990-х годов данные из военных архивов признали очевидную вещь, что во второй половине 1940-х - первой половине 50-х годов движение сопротивления в Южном Вьетнаме было практически парализовано. Однако влияние и вездесущность пропаганды было настолько мощным, что даже в самых последних публикациях по данной проблеме сказывается ее влияние. «Нго Динь Зьем, несмотря на полный хаос, в котором оказался Южной Вьетнам после ухода французов, когда в стране конкурировали и конфликтовали политические клики, религиозные секты, а популярность и влияние коммунистов были очень высоки (выделено нами. - В.К.), t "Л сумел довольно быстро стабилизировать ситуацию» .

Получается, что религиозный фактор просто вынут из общей канвы исследований по данному периоду. Поэтому перед нами стоит задача не переписывания истории, а добавления в уже достаточно разработанную общую картину ее важной составной части, которая десятилетиями по разным причинам игнорировалась.

Без применения адекватных методик исследования на данную проблему просто не выйти. В силу изложенных выше положений при рассмотрении проблемы следует учитывать условия появления и развития, движущие силы, роль религиозного фактора в управлении колонии, взаимоотношения группировок с политическими режимами. В данном исследовании используются другие методики и в итоге получаются другие результаты.

Степень разработанности данной проблематики в науке, учитывая масштабы деятельности указанных религиозных сект, вызывает удивление. В научной литературе существует традиция рассматривать южновьетнамские религиозные секты сугубо с религиоведческой точки зрения. Привело это к тому, что процесс появления новых религий в исторической литературе сейчас уже можно рассматривать как стройную систему легенд и мифов, призванную направить исследователя в тупиковом направлении. Однако эта мифологическая система рассыпается, как только от однобокого рассмотрения мы переходим к сравнениям и сопоставимому анализу.

В конце 90-х гг. на Восточном факультете СПбГУ была подготовлена и защищена диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук «Религия и политика в истории Южного Вьетнама в 1945-1963 гг.» 13. В ходе проведенного исследования было установлено, что южновьетнамские религиозные секты не результат естественной эволюции вьетнамского общества, а лабораторный «монстр», созданный колониальными спецслужбами с далеко идущими политическими целями. Также было отмечено, что эти организации были интегрированы в систему колониального управления, имели свои вооруженные силы, автономии, судебные и налоговые органы. Через несколько лет вышла монография «Сайгонские режимы. Религия и политика в Южном Вьетнаме в 1945-1963 гг.»14, в которой были детализированы особенности такой

12 Мосяков Д.В., Тюрин В.А. История Юго-Восточной Азии. - М.: Восточный университет, 2004. С. 300.

13 Колотое В.Н. Религия и политика в истории Южного Вьетнама в 1945-1963 гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. - СПб., 1997.

14 Колотов В.Н. Сайгонские режимы. Религия и политика в Южном Вьетнаме в 1945-1963 гг. - СПб.: Издательство СПбГУ, 2001. 308 с. колониальной интеграции. Одним из важнейших итогов данной монографии стал вывод о существовании своеобразной системы коллективной безопасности в Южном Вьетнаме в период конца 40 - начала 50-хх годов XX века, основными структурными элементами которой выступали,.многочисленные религиозные сообщества и вооруженные отряды религиозных сект Као Дай и Хоа Хао, а также криминальной организации Бинь Сюйен, которые планомерно создавались начиная со второй половины 20-х годов XX века. По мере дальнейшей разработки данной тематики, а также в ходе консультаций с ведущими специалистами произошло уточнение терминов и стали более четко вырисовываться масштабы данного явления, которое стало именоваться система управления конфликтом15. Именно эти выводы стали исходной отправной точкой настоящего исследования. Очевидно возникла необходимость комплексного исследования причин, условий и особенностей формирования данной системы управления конфликтом. Так была поставлена проблема системного изучения роли религиозного фактора в управляемых локальных конфликтах. Она рассматривается на широком фоне важных исторических событий происходивших в Южном Вьетнаме в период колонизации и индокитайских войн. На основе систематизации большого количества разнообразных данных в настоящем исследовании описаны этапы становления и развития системы управления конфликтом в период со второй четверти XVII в. по конец третьей четверти XX в., основной движущей которой силой являлся религиозный фактор.

Методика исследования проблемы. В основу исследования положен комплексный проблемный подход в сочетании с хронологически последовательным и сравнительно-историческим анализом источников и собственно истории Южного Вьетнама.

Один из возможных методов исследования конфликтов - дедуктивный, который подразумевает построение теоретических конструкций, а затем их иллюстрацию на примере различных конфликтов. Ограничительным моментом такого рода исследований является то, что примеры могут подбираться (порой неосознанно) под те или иные теоретические схемы, в то время как факты, не укладывающиеся в эти рамки, -игнорироваться. Другой путь (индуктивный) ведет от эмпирических данных к построению теоретических обобщений. При таком подходе происходит более детальный анализ конкретных конфликтов. Ограничительным моментом второго подхода является его трудоемкость, поскольку он требует привлечения довольно широкой эмпирической

15 Колотов В.Н. Институты новых религий как инструмент управления конфликтом // Международные процессы. 2004. № 3(6). С. 96-105. базы16. Очевидно, что дедуктивный метод в исследовании конфликтов является наиболее распространенным. На практике следование такому подходу приводит к тому, что появляются теоретические концепции, никак не связанные с реальным конфликтом. Исследование реального конфликта подменяется сравнением различных теоретических конструкций. В научном плане на такой теоретической основе научно значимых выводов получить не удастся, а в реальном конфликте во Вьетнаме упорные попытки использования теоретических схем, разработанных на другом материале, неизменно приводили к многочисленным жертвам. Ниже будут приведены конкретные примеры, которые покажут, к чему это приводило на практике. Такие дедуктивные методы не улавливают объективных параметров реальных конфликтов, поскольку ориентированы не на познание объективной реальности, а на следование модным концепциям, построенным на сомнительной эмпирической и теоретической базе. Именно поэтому различные методы управления конфликтами, разработанные без учета их реальной структуры, не имеют никаких шансов на успешное применение.

Специфика постановки проблемы в настоящей работе отличается тем, что колонизация и индокитайские войны рассматриваются не в качестве разрозненных эпизодов, которые имели место во Вьетнаме, а как один длительный конфликт, у которого за изучаемый период имелись не только открытые (вооруженная колонизация и индокитайские войны), но и скрытые фазы, которые также достойны исследования в качестве неотъемлемой составляющей развития этого конфликта. Открытые фазы конфликта в научной литературе уже изучались и описывались по отдельности, как отдельные войны, вне связи друг с другом и с общим фундаментальным контекстом конфликта, на фоне которого они и происходили. При таком подходе за рамками внимания исследователей оставался целый пласт реальности, который позволил связать в единую систему не связанные на первый взгляд конфликты. Проблема усугубляется также тем, что в данном случае речь идет о конфликте на религиозной почве, что еще в большей степени усложняет его понимание. Данное исследование отличается тем, что сфокусировано в первую очередь на изучении механизмов использования религиозного фактора в ходе скрытых и открытых фаз конфликта, который проходил преимущественно на территории Южного Вьетнама.

Предложенный подход позволяет проследить, как, когда и при каких обстоятельствах возник конфликт на религиозной почве во Вьетнаме, каким образом основные акторы конфликта действовали в различные исторические периоды и при

16 Лебедева М.М. Межэтнические конфликты на рубеже веков // Внешняя политика и безопасность современной России. Т. III. - М. Росспэн, 2002. С. 435. различных условиях пытались им управлять в своих интересах, а также к каким результатам приводили эта попытки. Проведение такого анализа позволит выявить общие и особенные черты различных фаз конфликта, проследить эволюцию подходов управления конфликтом и предложить периодизацию конфликта. ч .

Опираясь на качественную аналитику, в данном исследовании предпринята попытка «вынуть» из проведенного эмпирического исследования технологии и на этой основе построить теоретическую модель, которую можно было бы использовать для более глубокого понимания и анализа конфликтов с использованием религиозного фактора.

По истории колонизации и об индокитайских войнах написаны сотни книг, нет нужды повторять то, что было написано их авторами. В этих книгах была одна общая особенность: основные события излагались с большей или меньшей степенью подробности, но без видимой связи друг с другом. Колонизация рассматривалась отдельно, первая индокитайская война отдельно, вторая отдельно, периоды между войнами зачастую просто игнорировались, а многомиллионные общины верующих и их роль в исторических процессах, периодически мелькая то тут, то там в ходе повествования, в целом выпадали. История при таком подходе представляется пестрой мозаикой, состоящей из множества цветных, несвязанных друг с другом элементов разной степени яркости, чей рассеянный свет настойчиво пробивается из прошлого, заставляя нас связно объяснять свое происхождение.

Та методика исследования, что предлагается в данной работе, позволяет выявить иную реальность, которая не видна при традиционном подходе. На этой основе предполагается проследить эволюцию использования религиозного фактора, а также объяснить, кто, как и когда пришел к такой постановке вопроса и каким образом эту проблему пытались решать те, кто унаследовал из прошлого сложную систему конфликтов и противоречий. Без такого понимания нельзя понять суть этой проблематики и, соответственно, найти оптимальные варианты ее урегулирования.

Достигнутый уровень исследованности проблемы, а также существующие традиции ее рассмотрения во многом предопределили методику данного исследования. При выборе методики исследования следует учитывать междисциплинарный комплексный характер проблемы. Для того чтобы подробно рассмотреть процессы, оказывавшие влияние на формирование системы управления конфликтом в период колонизации и индокитайских войн, надо применять адекватную методику, которая позволила бы целостно рассмотреть интересующие процессы.

Использование адекватной методики и междисциплинарного подхода позволяет выявить такие аспекты проблемы, которые недоступны при традиционном подходе. В первую очередь надлежит выделить оппозицию конфликт/война. В данной работе конфликт рассматривается как более общее понятие, где война является открытой фазой конфликта. При таком подходе процесс колонизации и индокитайских войн предстает как единый процесс, имеющий открытые фазы (колониальные и индокитайские войны) и скрытые фазы (технологические периоды, необходимые для создания структур управления конфликтом, которые «сопровождают» конфликты и войны, но «невидимые» при рассмотрении только открытых фаз). Сторонники традиционной методики рассматривают открытые периоды изолированно вне указанного нами контекста, и при такой методике невозможно проследить те фундаментальные процессы, которые происходили в обществе за кулисами ярких событий ежедневной хроники, но которые их вызывали и составляют сухой осадок, остающийся при изъятии из исследуемых процессов конкретных эмпирических данных.

Следует заметить, что в данном случае конфликт рассматривается как сложный многомерный процесс, характеризующийся следующими параметрами:

1) растянутый во времени (хронологически последовательный подход)

2) имеющий свою меняющуюся во времени организационную структуру (организационные диаграммы)

3) имеющий пространственное измерение (карты)

4) имеющий количественное выражение (таблицы количественных данных)

Это тот необходимый для системного понимания проблемы минимум, который включает сопоставление существенных параметров, оказывавших влияние на процесс колонизации и последующие индокитайские войны.

Большая часть работ по данной тематике представляет собой попытки описывать и анализировать пену и блики, которые в изобилии появляются и исчезают на бурной поверхности национальных и религиозных конфликтов, мутные потоки которых заполнили многие регионы мира особенно после окончания Второй мировой войны. Данное исследование посвящено изучению структуры глубинных течений, которые скрыты в недоступной взорам неискушенной публики глубине, но которые оказывают определяющее влияние на формирование доступных непосредственному наблюдению «пены и бликов». Данный процесс имел открытые и скрытые фазы, показанные на следующей схеме. (См. Приложение 43).

Обнаружить и изучить эти скрытые фазы конфликта можно, только используя адекватную методику исследования. Ведь для обеспечения управляемости ситуацией с освободительным движением на региональном уровне колониальные власти должны были создать определенную систему, которая также развивается во времени, имеет свою собственную структуру и жизненный цикл. Проблема осложняется тем, что реальная структура конфликта не всегда доступна непосредственному наблюдению и, более того, как правило, сознательно скрывается. Поэтому проблема должна быть в фокусе. Проиллюстрировать данное положение можно таким примером. В зависимости от того, как настроен наш «объектив», можно регулировать глубину проникновения в суть проблемы. Можно удовлетвориться данными, лежащими на поверхности. Однако в этом случае надо быть готовым к тому, что они могут не соответствовать действительности. Внешний наблюдатель видит только первый уровень, который, по сути, нужен только для того, чтобы скрывать второй уровень, на котором находится реальная структура управления конфликтом. . ., - ' < ' ' : ' Уровень восприятия ■ Профранцузский режим Проамериканские режимы

Государство Вьетнам' 1949-1954 I Республика 1954-1963 Смутное время 1963-1966 II Республика 1967-1975

1 уровень. Ситуация в столице. Правительства и пр. Открытая фиктивная структура Хаос Порядок Хаос Порядок

2 уровень. Ситуация на региональном уровне. Скрытая реальная структура управления Порядок Хаос Хаос Хаос

1. Двухуровневая система восприятия южновьетнамских политических режимов

Как следует из приведенной выше схемы, особенности политических режимов, видимые «невооруженным взглядом», далеко не всегда соответствуют тому, что можно обнаружить «на дне» при более детальном и вдумчивом анализе.

Например, в период формальной независимости Южного Вьетнама (1945-1975 гг.) все легально существовавшие политические режимы в Южном Вьетнаме были марионеточными, единственная их функция по большому счету заключалась в сокрытии реальной структуры управления, которая находилась на региональном уровне.

Интересующие нас процессы в своем развитии также имеют пространственное измерение. И в ходе анализа будут активно использоваться различные карты, на которых нанесены позиции противоборствующих сторон, регионы контроля полевых командиров религиозных сект в мирное время и в период ведения активных военных действий и пр., устанавливая таким образом взаимозависимость между различными явлениями. Также будут привлекаться числовые данные, характеризующие количественное измерение изучаемых процессов. • .

Если из целостной многоуровневой системы управления вырывается один из элементов фиктивной структуры и помещается в открытую фазу конфликта, причем вне общего контекста рассматриваемого конфликта, то, очевидно, что в таком случае вряд ли удастся понять те закономерности, которые были бы видны при использовании описанной выше методики исследования. Такой подход к проблеме позволяет взглянуть на нее с иной стороны.

В процессе колонизации и индокитайских войн религиозный фактор широко использовался противоборствующими сторонами и играл важную роль в социально-экономических преобразованиях в регионах и даже оказывал влияние на положение в зоне военных действий, иногда определяющее, на результаты военного противостояния. Однако несмотря на важность религиозного фактора в указанных процессах данная тема до сих пор не получила должного освещения в исторической литературе.

В данном исследовании будет предпринята попытка выйти за эти рамки и на богатом фактическом материале данные процессы будут рассмотрены с точки зрения развития технологий изменения религиозной идентичности и организации управляемых локальных конфликтов, и самое главное - осмыслены в теоретическом плане. Ведь колонизация началась задолго до нанесения открытых ударов в Дананге в 1858 г., когда французский экспедиционный корпус начал обстрел цитадели Дананга и высадку десанта. И религиозный фактор играл в этих процессах очень важную, можно сказать первостепенную роль, однако в силу ряда своих особенностей оставался за кадром событий, бушующих на первом плане. В данном контексте интересен такой вопрос, когда началась война? Когда нанесен первый открытый удар или когда произошло событие, которое сделало неизбежной еще не начавшуюся войну? С чего надо начать, чтобы понять логику развития событий и суть интересующей нас проблемы? Начать исследование логично с анализа тех событий, которые положили начало интересующим нас процессам.

Поэтому первая глава посвящена истории развития католической церкви во Вьетнаме. Причем особое внимание уделяется анализу основных этапов ее экспансии во Вьетнаме, а также применявшимся технологиям изменения религиозной идентичности и создания местных религиозных общин. Под началом колонизации в данном исследовании понимается не начало открытой фазы франко-вьетнамского конфликта (1858 г.), а начало процесса в целом, т.е. с процесса колонизации, который начался со скрытой фазы задолго до нанесения первых открытых ударов. Поэтому изложение начинается с первой четверти XVII века, когда началось массовое изменение религиозной идентичности местного населения и,началась разработка и применение технологий стабилизации религиозных , сообществ с целью предотвращения вероотступничества. Это был первый этап в длительном, растянувшемся на многие годы процессе создания системы управления конфликтом.

Характеризуя методологические подходы к изучению религиозных сект, следует отметить, что в данном аспекте наблюдаются две крайности. Первая крайность состоит в рассмотрении религиозных сект по отдельности. Очевидно, что углубление внутрь объекта исследования без изучения совокупности его связей с внешним миром не позволит продвинуться в понимании природы данного явления. Причем подобный подход характерен для каждой отдельной религиозной группировки. По каждому направлению (Као Дай, Хоа Хао, Бинь Сюйен) существуют свои специалисты, которые занимаются разработкой только своей темы. При такой раздробленности получение научно значимых результатов представляется весьма проблематичным.

Вторая крайность связана с настолько общим подходом к проблеме, что религиозный фактор вместе с католицизмом и религиозными сектами просто исчезал в бурном потоке различных исторических процессов. В период франко-американского конфликта в Южном Вьетнаме в 1954-1955 годах, численность населения в Кохинхине составляла примерно 5 млн. чел. Количество приверженцев только двух религиозных сект Као Дай и Хоа Хао оценивалось в то время в 3 млн. (по полтора миллиона в каждой), плюс миграция более чем 800 тыс. католиков из Северного Вьетнама в дополнение к имеющейся католической диаспоре. Причем это было очень мотивированное, организованное, хорошо структурированное и политически активное население. Чего стоят теории, которые в данных условиях вообще игнорируют религиозный фактор?

Преодоление указанных выше крайностей видится в следующем. Религиозные группировки в целом (католические общины и религиозные секты, которые также известны под названием «новые религии») можно рассматривать в качестве множества объектов, которые при всей их разности в схожих условиях ведут себя одинаково. В данном контексте для получения связной картины логично хронологически последовательно рассмотреть процесс появления и функционирования наиболее политически значимых религиозных сообществ Южного Вьетнама (католицизм, каодаизм, буддизм Хоа Хао). Поэтому действие религиозного фактора в диссертации исследуется на примере католических поселений, религиозных сообществ Као Дай и Хоа Хао, а также с учетом серьезных изменений религиозной структуры населения, как, например, массовой католической миграции с Севера в 1954-1955 гг. Только при таком подходе появляется возможность «нащупать» систему управления конфликтом.

Неуловимость такой системы управления конфликтом в Южном Вьетнаме объясняется тупиковостью использовавшихся методологических подходов. Военные аналитики с пренебрежением относились к вспомогательным силам религиозных сект, предпочитая разбирать крупные войсковые операции. С другой стороны, гражданские эксперты держались в стороне от военного анализа, отдавая предпочтение масштабным сюжетам глобального противостояния сверхдержав. Религиоведы, в свою очередь, ушли от реальности в глухие дебри сектантской теологии, пытаясь отыскать «генетические корни» религиозных сект в предшествующих традициях тайных религиозных обществ. Так данная проблема десятилетиями выпадала из поля зрения ученых, будучи предоставлена профессиональным манипуляторам, которые распорядились этим материалом по своему усмотрению. Методологически настоящая проблематика улавливается, как отмечалось выше, только при использовании междисциплинарного подхода.

В настоящее время доступны источники по всем стадиям конфликта. Таким образом, имеется возможность проследить весь цикл его организации, развития и попыток урегулирования. Как уже было показано выше, традиционные методики не улавливают нюансов использования религиозного фактора. Однако при вдумчивом анализе мы постоянно будем натыкаться на результаты воздействия религиозного фактора и без его всестороннего анализа эта реальность остается за пределами нашего восприятия. Происходит это потому, что не было систематизации и обобщения разрозненных кусочков информации, не было организации в единое связное целое разбросанных данных.

В диссертации впервые тщательному анализу подвергнуты не только скрытые, но и открытые фазы периода колонизации и индокитайских войн. Обычно различные проявления деятельности религиозного фактора рассматривались лишь в ходе открытых фаз периода колонизации или одной из индокитайских войн. При традиционном подходе было невозможно проследить проходивший во время скрытых фаз процесс создания социальных структур, которые активировались в ходе открытых фаз конфликта. При новой методике исследования появляется возможность изучения методик и технологий изменения религиозной идентичности и создания религиозных сообществ, а также рассмотрения динамики изменения данных технологий в течение 350 лет, когда произошла передача этих функций от католической церкви сначала французским, а затем и американским спецслужбам.

Применение новой методики исследования позволяет дать ответы на вопросы, которые при традиционном подходе не. могли быть даже сформулированы. ,

Структура работы полностью соответствует задачам и методике исследования и позволяет оптимально раскрыть поставленную тему. Первая глава диссертации посвящена изучению технологий, применявшихся католическими миссионерами в целях создания структур управления конфликтом и их использования в период колонизации с начала XVII в. по начало XX в. Анализируются сильные и слабые стороны, а также особенности использования религиозного фактора иезуитами, Обществом иностранных миссий и колониальными институтами. Во второй главе рассматривается переход от политики католизации к проекту «новые религии», вызванный желанием колониальных властей повысить уровень управляемости процессами, протекавшими в Кохинхине. В третьей главе на конкретных примерах показывается практическое использование колониальными спецслужбами созданных в первой половине XX века религиозных сообществ в борьбе против освободительного движения в период первой индокитайской войны. Подробно описывается создание в региональных рамках Южного Вьетнама системы управления конфликтом. Четвертая глава посвящена анализу политики США в Южном Вьетнаме и последствиям перехода к неуправляемой модели конфликта с установления проамериканского режима Нго Динь Зьема в 1954 г. до окончания второй индокитайской войны (1965-1975). В Заключении обобщаются сделанные в исследовании выводы.

Таким образом, впервые в историографии на значительном фактическом материале системно рассматривается использование религиозного фактора в период колонизации и индокитайских войн. Особое внимание уделяется методикам и технологиям создания и модернизации системы управления конфликтом, на каждом этапе анализируются эффективность использования религиозного фактора, а также основные параметры, которые оказывали определяющее воздействие на этот параметр. В Тексте диссертации для пояснения отдельных положений содержится 18 авторских схем, диаграмм и графиков.

В Приложении к диссертации помещено дополнительно 45 схем, карт и фотографий, с помощью которых иллюстрируются выводы, сделанные в диссертационном исследовании. Большинство использованных в приложении материалов уникальны или публикуются впервые. Источниковедческая база исследования. В работе над данным исследованием привлекались источники и литература на четырех языках: английском, вьетнамском, русском и французском. Это работы, изданные в России (СССР), Вьетнаме (как в Северном, так и в Южном), Франции, США, Великобритании в период с 1651 по 2005 годы.

Обзор источников и литературы по данной теме сделать довольно сложно. Связано это с тем;* что таким образом проблема еще никогда и никем не ставилась. Религиозный фактор в период колонизации и индокитайских войн еще не рассматривался в тесной логической связи с управляемыми локальными конфликтами. Предлагаемая в данном исследовании постановка проблемы настолько нетрадиционна, что ее можно сравнить с собиранием большого мозаичного полотна, которое состоит из множества разнохарактерных^ связи между которыми видны только при междисциплинарном подходе. Строго говоря, междисциплинарность и позволяет выйти на данную проблематику и в определенном смысле задает междисциплинарную методику исследования с привлечением самых разнообразных источников. С другой стороны, следует отметить, что отдельные элементы проблемы уже рассматривались и имеют свою историографию. Так, известны разрозненные исследования отдельных элементов в различные периоды развития данной проблемы. Поэтому по каждому аспекту исследуемой проблемы можно выделить свои источники и литературу. Среди основных направлений материалов можно вычленить несколько основных групп.

1. Работы по изучению религиозного фактора: традиционные (буддизм) и новые религии (религиозные секты Као Дай и Хоа Хао), куда иногда включаются и отряды Бинь Сюйен.

2. Военная история индокитайских войн

3. Общие работы по истории Вьетнама

Источниковедческую базу исследования следует охарактеризовать по двум основным параметрам: по типу источников, а также по важнейшим аспектам исследуемой проблемы.

Качество проведенного исследования зависит также и от количества и разнообразия использованных материалов. Использованная литература в работе над данным исследованием достаточно разнообразна по жанру:

• материалы военных ведомств и спецслужб

• общие исследования по истории Вьетнама

• конфессиональные источники

воспоминания и мемуары участников тех событий,

• карты и фотографии

• справочная литература, которая привлекалась для проверки различных фактов, описываемых в историографии.

• материалы периодической печати (Россия, Вьетнам, Франция, США)

• материалы из базы данных Интернет: официальные сайты ЦРУ, Ватикана, Общества иностранных миссий (ОИМ), религиозных сект Као Дай, Хоа Хао.

Причем по каждому типу источников и литературы использовались американские, французские, северовьетнамские (вьетнамские после объединения страны) и южновьетнамские материалы.

Особо следует подчеркнуть важность личных встреч и интервью с представителями вьетнамских властей, ученых и вьетнамских религиозных организаций.

Научная новизна данной работы не в последнюю очередь обусловлена использованием ранее недоступных исследователям источников, в числе которых прежде всего следует отметить материалы, имеющие отношение к американским, французским, северо- и южновьетнамским спецслужбам. Среди многочисленных источников, проливающих свет на истоки происхождения религиозных сект и основных политических сил, особое место занимают материалы спецслужб и военных ведомств, которые отличаются использованием реальных фактов и серьезным анализом действительной обстановки в стране.

Не без некоторого преувеличения, но библиографическую ситуацию можно определить следующим образом - на первом месте по значимости материалы военных ведомств, спецслужб, а дальше идет все остальное. Этот пласт источников очень важен, поскольку предоставляет возможность ознакомиться с первичной информацией. В этих работах содержится много фактов и мало теорий. Большая часть «всего остального» состоит из теорий, у которых очень слабые связи с фактами. Поэтому историографический обзор источников и литературы правомерно разделить на две части: материалы имеющие отношение к военным ведомствам и спецслужбам, а также все остальное. Эти два направления достаточно долго, в течение нескольких десятилетий, развивались параллельно, без видимого взаимодействия друг с другом. В первую категорию включены труды, принадлежащие сотрудникам военных ведомств и спецслужб, а .также документы для служебного пользования, в которых содержится уникальная первичная информация, еще не прошедшая «аналитическое сито» гражданских исследователей. В ходе работы над данным исследованием использовались работы этого жанра, имеющие американское, южно или северо-вьетнамское, а также французское происхождение.

При характеристике американских материалов следует упомянуть работы Эдварда

Лансдецла17, Филиппа Дэвидсона18, Роберта Чандлера19, .бывшего главы Пентагона,

20 21 22 Роберта Макнамары , Ральфа Макгихи , а также «Документы Пентагона» .

Характеризуя американскую историографию вьетнамской войны, следует

23 отметить такой важный источник, как «Документы Пентагона» . Еще в 1967 г. тогдашний министр обороны США Роберт Макнамара попросил своего заместителя Джона Макнотона приступить к подборке документов, которые пригодились бы будущим ученым. В диапазон отобранных документов попали материалы не только из военного ведомства, но и из Госдепартамента, ЦРУ и Белого Дома. В этом проекте участвовало тридцать шесть исследователей и аналитиков. Однако в 1971 г. произошла утечка материалов, и они появились на страницах «Нью-Йорк тайме». Редакторы назвали эти материалы «Документами Пентагона» (The Pentagon Papers) и начали печатать отрывки из них, что привело в полное замешательство высших чиновников в администрациях Джонсона и Никсона. Были предприняты попытки помешать дальнейшим публикациям24, однако позднее часть документов с комментариями была издана отдельной книгой. В своих мемуарах Р. Макнамара с гордостью отмечает, что с тех пор почти каждый научный труд, посвященный Вьетнаму, в той или иной степени основывался на данных документах25. Это действительно так, однако его воспоминания также представляют большой интерес, поскольку написаны значительно позже окончания войны во Вьетнаме и содержат размышления одного из самых информированных людей по данной проблеме. К тому же они в значительной степени основаны на документах и материалах, которые по разным причинам не попали в сборник «Документы Пентагона».

В настоящее время практически ни одна работа, посвященная режиму Нго Динь Зьема, не обходится без упоминания его куратора, офицера ЦРУ Эдварда Лансдейла,

17 Lansdale. E.G. In the Midst of Wars. An American's Mission to Southeast Asia. - NY.: Harper and Row, 1972.

18 Davidson P.B. Vietnam at War. The History. 1946-1975. - Oxford: Oxford University Press, 1988. Перевод на русский язык вышел в 2002 г. см. Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме. 1946-1975. - М.: Эксмо, 2002.

19 Chandler R. W. A Westview Special Study. War of Ideas: The U.S. Propaganda Campaign in Vietnam. Westview Press, 1981.

20 McNamara R. In retrospect. The tragedy and lessons of Vietnam. - NY.: Times book, 1995. Перевод на русский язык - Макнамара Р. Вглядываясь в прошлое. Трагедия и уроки Вьетнама. - М.: Ладомир, 2004. С. 338.

21 Макгихи Р. Смерть и ложь. 25 лет в ЦРУ. - М.: Военное издательство, 1985.

22 The Pentagon papers. - NY.: The New York Times, 1971.

23 The Pentagon papers. Op. cit.

24 Макнамара P. Указ. соч. С. 300-301.

25 Там же. С. 301. который непосредственно руководил установлением Республики Вьетнам в 1954-1955 гг., а также первыми «демократическими выборами» ее единственного президента Нго Динь Зьема. В работе над исследованием была использована его книга «В центре войн. Американские операции в Юго-Восточной Азии»26.

Особо стоит отметить работы бывших офицеров Роберта Чандлера и Ральфа

28

Макгихи . Они менее известны, чем Эдвард Лансдейл, однако они также служили в американских спецслужбах во Вьетнаме в более поздний период, и в их исследованиях содержится масса интересных фактов, описания тайных операций и наблюдений за ходом событий. Подполковник Р. Чандлер исследует эффективность американских психологических операций в контексте общей военной стратегии и показывает функцию пропаганды как инструмента внешней политики. Ральф Макгихи 25 лет прослужил в ЦРУ и оставил интересные воспоминания о своей деятельности в разных странах, в том числе во Вьетнаме, где ему довелось служить в Сайгоне в 1968-1969 гг.

Особого внимания заслуживает фундаментальный труд американского генерала Филиппа Дэвидсона «Война во Вьетнаме»29. На написание этой книги ее автор, бывший начальник разведотдела штаба американского командования, потратил 11 лет. В этой работе содержится ценнейшие аналитические материалы по периодам первой и второй индокитайских войн. Следует отметить, что в силу ряда причин, в том числе из-за жесткой критики оппонентов, некоторые из указанных выше исследований подготовлены без учета других солидных работ этого же жанра, в то время как эти исследования друг друга весьма органично дополняют. Например, Макнамара в своих мемуарах даже не упоминает вышедшую на несколько лет раньше блестящую аналитическую книгу генерала Ф.Б. Дэвидсона, в то время как Ф.Б. Дэвидсон уделил весьма пристальное внимание критике работы Макнамары в качестве главы Пентагона.

К этой же группе источников следует отнести фундаментальный труд Альфреда

О А

Маккоя «Политика героина в Юго-Восточной Азии» , материалы которой имеют явно не историографическое, а оперативное происхождение. Первое издание данной работы вышло в 1971 г. Автор в течение ряда лет находился на оперативной работе в Юго-Восточной Азии. В этой книге Южному Вьетнаму посвящено всего несколько глав, но количество новой информации и качество ее обработки заставляют обратить на эту книгу самое пристальное внимание.

26 Lansdale. E.G. Op. cit.

27 Chandler R.W. Op. cit.

28 Макгихи P. Указ. соч.

29 Davidson P.B. Op. cit.

30 McCoy A. Op. cit.

Ценные материалы по южновьетнамским этническим и религиозным меньшинствам содержатся также в весьма внушительном сборнике «Меньшинства в Республике Вьетнам»31, подготовленном американскими военными. Имеется также часть другого американского военного документа, вернее, разделы, посвященные положению религиозных сект «IX. Као Дай; X. Хоа Хао»32 в середине 1960-х годов. Причем в данном издании с присущим военным юмором отмечено, как следует произносить название южновьетнамских религий. В частности, отмечено, что название религии Као Дай звучит - «корова умри» (Cao Dai Pronounced "Cow Die"). Это, кстати, отличает закрытые военные публикации от открытых, которые составлены в весьма политкорректном стиле и не содержат таких пассажей в отношении «новой религии».

Следует отметить, что в сети Интернет на официальном сайте ЦРУ в последнее время были вывешены многие рассекреченные документы, связанные с вьетнамскими событиями 1948-1975 гг.33 . В работе над данным исследованием также широко использовались фотокопии рассекреченных аналитических записок и документов ЦРУ, любезно предоставленных коллегами-вьетнамистами, которые имели возможность работы в американских библиотеках.

В подгруппе южновьетнамской военной литературы особое внимание следует обратить на мемуары Хоань Линь До May, бывшего начальника военной безопасности при Нго Динь Зьеме. «Записки эмигрировавшего генерала. Вьетнам - моя Родина»34 -единственная работа, где наиболее четко прослеживается связь между политикой и религией в политической жизни Республики Вьетнам. Прежде всего, детальное рассмотрение получил католический аспект проблемы. Мемуары До May - ценный источник, четко разделяющий католических и некатолических общественных и политических деятелей. Будучи начальником военной безопасности при Нго Динь Зьеме, До May как никто знал, какая разница скрывается за этим, казалось бы, незначительным фактом, по долгу службы он должен был оперировать реальными данными, имевшими значение в его работе. Книга содержит множество ценнейшей информации о религиозно-политической ситуации того времени.

Ле Чонг Ван - личность менее известная, чем До May. При Нго Динь Зьеме он возглавлял специальную тайную организацию, подчинявшуюся лично Нго Динь Ню. На

31 Schröck, Joann L. et. al. Minority Groups in The Republic of Vietnam. Pamphlet № 550-105. CINFAC. -Washington: GPO, 1966.

32 Unknown US military document. IX. Cao Dai; X. Hoa Hao. P. 47-57.

33 Vietnam. Declassified Documents - United States, Source: National Intelligence Council, CIA, Just Released: Estimative Products on Vietnam, 1948-1975 (http://www.cia.gov/nic/NICfoiavietnam.htmI).

34 Hoành Linh Bô Mâu. Tâm s if tiídng liíu vong. Viêt Nam máu lúa qué hiídng tôi. - HN.: NXB Công an nhân dân, 1995. страницах своей книги «Тайны режима Нго Динь Зьема»35 он раскрывает множество любопытных подробностей о режиме и своей тайной деятельности.

Следующая подгруппа - северо-вьетнамские и современные вьетнамские материалы. Несмотря на то, что офицеры северовьетнамских спецслужб, в отличие от своих иностранных коллег, хранят суровое молчание относительно всего, что так или иначе связано с их профессиональной деятельностью в недалеком прошлом, нам удалось обнаружить в современной вьетнамской прессе интервью с северовьетнамским разведчиком генерал-майором Ву Нгок Ня, который в течение нескольких лет был советником нескольких южновьетнамских президентов.

В качестве источников по этой теме использована также целая серия книг на вьетнамском языке, рассказывающих о национально-освободительном движении в Южном Вьетнаме. Эти работы были подготовлены на основе ранее недоступных научным работникам архивных материалов в Институте военной истории Седьмого военного округа и содержат множество фактов относительно военной и стратегической обстановки на территории Южного Вьетнама того времени, опираясь на которые мы можем судить о расстановке крупных вооруженных группировок, позициях их лидеров. Первой работой такого рода можно считать книгу Чан Фан Тяня и Хо Шон Дай «Восточная часть Намбо в войне сопротивления (1945-1975)»36. Вообще, разработка данной тематики тесно связана с именем Хо Шон Дай. Книги, подготовленные к печати при его участии, написаны на основе недоступных исследователям архивных документов Седьмого военного округа и, вне всякого сомнения, могут считаться полноценными источниками. В этой связи особого внимания заслуживают материалы по истории национально-освободительного движения в Южном Вьетнаме в 1945-1963 гг., где содержится информация и по религиозно-политическим группировкам. В данной категории источников следует отметить работы, подготовленные в Институте военной истории по архивным документам и материалам. «История войны сопротивления в Сайгоне-Телоне-Задине (1945-1975)»37- капитальный труд группы историков (ред. Хо Шон Дай, Чан Фан Тянь) по истории Южного Вьетнама. Это первое столь подробное исследование освободительного движения в Южном Вьетнаме в указанный период.

Масса уникальных фактических материалов содержится также в книге Хо Шон Дай, Чан Фан Тяня и Чан Тхи Нюнг «Штаб седьмого военного округа. Восточная часть

35 Lê Trong Van. Nhiîng bi an lich siï dtfdi chê' dô Ngô Binh Diêm

36 Tran Phan Chân, Ho Sdn Dài. Mien Dông Nam Bô khâng chien

37 Lich sû Sài Gôn, Chd Lcfn, Gia Binh khâng chien (1945-1975). - San Diego: Me ViêtNam, 1989. . (1945-1975).-HN., 1990. - HCM.: NXB t/p HCM, 1994.

Намбо» . Особое внимание следует обратить на коллективную работу трех авторов Хо Кханга, Хо Шон Дай и До Там Тьыонга «Армия Бинь Сюйен. Второе и третье

•IQ подразделения» . Это первое документальное описание истории Армии Бинь Сюйен, на основании которого, появляется возможность , детально разобраться в отношениях между полевыми командирами вооруженных отрядов братства зангхо 40 и командованием вьетнамской освободительной армии в сложнейших процессах, протекавших в Южном Вьетнаме в первые годы Индокитайской войны. Эта книга в определенном смысле ставит крест на многих легендах и мифах, которые циркулировали в исторической литературе в течение нескольких десятилетий.

Последняя работа современного вьетнамского военного историка Хо Шон Дай «Боевые районы в восточной части Намбо (1945-1954)»41 рассказывает об истории организации сопротивления французским колонизаторам и деятельности основных боевых районов патриотических сил в Южном Вьетнаме. Ценность исследований данной подгруппы в том, что они написаны на основе первичных военных источников и содержат объективную информацию, еще не тронутую рукой искушенного редактора.

Религиозный фактор рассматривается в документе, составленном по материалам Отечественного фронта Вьетнама в 1978 г. (Первый в научной литературе полный перевод данного документа был выполнен и опубликован в монографии «Сайгонские режимы» 42). Это единственный альтернативный источник, проливающий свет на темные страницы мирской истории каодаизма. В 1978 г., через три года после освобождения Южного Вьетнама, в тэйниньской типографии тиражом всего в 1000 экземпляров вышла небольшая брошюра под названием «Приговор по делу о контрреволюционной деятельности некоторых реакционных элементов в руководящих кругах секты Као Дай (Тэйнинь)»43. Данное издание представляет собой нечто вроде выписки из более крупного документа, вернее политического или уголовного «Дела», полный вариант которого до сих пор скрыт от широкого круга исследователей. Это один из немногих документов, авторы которого явно провели самостоятельное расследование практической

38 Но Sdn Bài, Tran Phân Chan, Tran Thi Nhung. Bô tham mtfu quân khu 7. Mien dông Nam Bô. - HN., 1994.

39 Ho Khang, Ho Sdn Bài, B5 Tàm Chiídng. Bô dôi Binh Xuyên. Liên chi dôi 2 và 3. - HCM„ 1991.

40 Невинному на первый взгляд термину зангхо (giang hô), который в вольном переводе может быть передан как «рыцари рек и озер», вполне соответствует европейский аналог «рыцари плаща и кинжала». Если выражаться более понятным языком, то в данном случае речь идет о криминальном сообществе, которое еще сохраняло черты традиционных азиатских преступных кланов, но уже быстро эволюционировало в сторону гангстерских синдикатов европейского типа.

41 Hê Sdn Bai. Chien khu ô mien dông Nam Bô (1945-1954). -HCM., 1996.

42 Колотов B.H. Сайгонские режимы. Религия и политика в Южном Вьетнаме в 1945-1963 гг. - СПб.: Издательство СПбГУ, 2001. С. 270-278.

43 Bân án hoat dông phân Cách mang cûa mot so tên phân dông trong gidi câm dâu giáo phái Cao Bài Tây Ninh. -Tây Ninh, 1978. деятельности «новой религии». Эта небольшая брошюра «Отечественного фронта Вьетнама», несмотря на скромный объем, содержит много ценнейшей информации о каодаистском «пути спасения», которому она целиком посвящена. Причем на страницах данного «Приговора» впервые предлагается подробная .периодизация мирской истории каодаизма, альтернативная - той, что предлагается в конфессиональной литературе.

В СРВ в наши дни также пристальное внимание уделяется конфессиональным группам и религиозным группировкам. Очень высокий уровень в подаче материала демонстрирует книга «Религии во Вьетнаме (Для внутреннего пользования)» 44 , подготовленная в недрах Комитета по религиям при правительстве СРВ. На сегодняшний день она является одной из наиболее серьезных работ справочного характера по истории буддизма Хоа Хао, где предпринята попытка рассмотреть появление и развитие движения на фоне реальных политических процессов.

Монография генерала Армии Ван Тиен Зунга45 , который непосредственно руководил освобождением Южного Вьетнама и операцией Хо Ши Мин по освобождению Сайгона, позволяет в определенной степени сбалансировать широкое использование трудов американских и французских военных.

Французские источники, без преувеличения, являются одним из наиболее интересных разделов в данной подгруппе. В частности, особого внимания заслуживает собрание аналитических документов под общим названием «К вопросу об истории политических движений французского Индокитая». В нашем распоряжении имеется только седьмой том документов. Это «Рапорт» генерал-губернатору Индокитая под названием «Управление политических дел и общей безопасности. Каодаизм (1926-1934). К вопросу об истории политических движений во Французском Индокитае. Документы. Том VII. - Ханой, 1934»46. В этой работе более чем на ста страницах идет подробнейший анализ зарождения и развития каодаизма, его теоретических постулатов и доктрины. Авторы «Рапорта» отмечают, что каодаизм не имеет никаких генетических корней в тайных обществах и других религиозных или политических организациях Вьетнама. Обращает на себя внимание практическая направленность исследования. Перед авторами стоит конкретная задача - определить, в каком случае каодаизм сможет представлять опасность для французского колониального режима, на которую они отвечают следующим образом: каодаизм может представлять опасность только в двух случаях: если

44 Ban ton giâo cûa chinh phù. Mot so ton giâo à Viêt Nam (LvTU hành nôi bô). - HN., 1993.

45 Ван Тиен Зунг. Великая победа весной семьдесят пятого. - М.: Воениздат, 1980.

46 Direction des affaires politiques et de la surété générale. Le Caodaisme (1926-1934). Contribution à l'histoire des mouvements politiques de l'Indochine française. Documents. Vol. VII. - Hanoi, 1934. установит контакты с тайными обществами или с коммунистами. Авторы «Рапорта» исключили оба варианта и история подтвердила правильность их вывода. Более того, заметим, что никто из авторов документа не считает каодаизм религией или религиозной организацией.

Примером наиболее уравновешенного подхода к истории религиозных сект может служить монография капитана французской службы безопасности A.M. Савани «Лица и виды Южного Вьетнама»47. Его работа посвящена описанию реалий южновьетнамской политической жизни при французском колониальном режиме в 1945-1954 гг. Монография Антуана Савани - ценнейший источник по мирской истории религиозно-политических группировок Као Дай, Хоа Хао, отрядов Бинь Сюйен и Мобильных отрядов защиты католиков (МОЗК). Эта работа может служить примером уравновешенного подхода, где явление рассматривается всесторонне, без излишнего крена в теологические особенности религиозных сект. Антуан Савани - офицер Второго отделения (французской военной разведки), человек весьма осведомленный в вопросах новейшей истории Вьетнама, который по долгу службы должен был быть в курсе данной тематики. Его работа служит тому блестящим подтверждением. В ней содержатся ценнейшие сведения касательно мирской истории развития каодаистской церкви. Опираясь на его материалы, можно заключить, что религиозно-политические группировки и каодаизм были интегрированы в систему колониальной власти, имели свои политические партии, вооруженные силы, налоговые органы, суды и пр., а также составить представление о реальной структуре каодаистской власти на местах. Например, А. Савани отмечает, что каодаистская церковь имела в своем составе так называемый «трибунал трех религий», о чем каодаистские анналы и вторящие им светские историографы не пишут.

Следует отметить общую особенность работ этого жанра, которая во многом способствовала их выделению в отдельную категорию. Их авторы не считают для себя нужным использование исторической литературы. При детальном исследовании проблемы становится понятным почему. Авторы, которые работали в спецслужбах и военных ведомствах, весьма скептически относятся к открытым работам, справедливо считая, что в открытых источниках по данной теме легенд и мифов содержится значительно больше, чем объективного научного анализа. Если в общих работах по Вьетнаму и в конфессиональной литературе господствует картина всеобщего мира и согласия по той причине, что авторы пытаются просто игнорировать наличие

47 Savani A.M. Visages et images du Sud du Vietnam. - Saigon, 1955. религиозного фактора, то в рассматриваемых трудах проблема ставится совсем по-другому.

В работе над диссертацией были также использованы общие работы по истории Вьетнама, изданные в СССР, России, Южном Вьетнаме, СРВ, Франции и США. Ценность данного вида источников определяется тем, что они характеризуют общий ход исторических событий, дают общий контекст противостояния различных сил во Вьетнаме в рассматриваемый период.

В числе качественных отечественных исследований следует отметить труды следующих авторов: И.М. Щедрова48, В.М. Мазырина49, О.В. Новаковой и П.Ю. Цветова50, а также коллективные работы советских51 и вьетнамских52 авторов, в которых содержатся ценные сведения касательно общей ситуации во Вьетнаме в то время.

Среди последних работ особого внимания заслуживает блестящая монография A.A. Соколова «Коминтерн и Вьетнам. Подготовка вьетнамских политических кадров в коммунистических ВУЗах СССР. 20-30-е годы (историко-политический очерк)»53, в которой автор впервые на основе многолетней работы в архивах публикует множество новых данных об особенностях подготовки в СССР будущих лидеров вьетнамских коммунистов.

Характеризуя общие параметры отечественных работ, следует отметить, что исследования, в которых труды иностранных ученых были бы систематизированы, критически осмыслены и разобраны, встречаются крайне редко.

Привлечены также материалы работ, выпущенных в СРВ, например, таких, как коллективный труд вьетнамских авторов «Вьетнам: исторический очерк»54, «История войны сопротивления против США 1954-1975. Смена стратегии»55 и «История Вьетнама. 1954-1965»56.

Наибольшего внимания заслуживают труды вьетнамского революционера и ученого Чан Ван Зау, в первую очередь - его капитальное трехтомное исследование под

48 Щедров И.М. Южный Вьетнам сегодня. Режим Нго Динь Зьема и национально-освободительное движение (1954-1962). -М.: Наука, 1966.

49 Мазырин В.М. Крах марионеточного режима Нгуен Ван Тхиеу в Южном Вьетнаме (1965-1975). - М.: Наука, 1978.

50 Новакова О.В., Цветов П.Ю. История Вьетнама. Часть 2. - М., 1995.

51 История Вьетнама в новейшее время (1917-1965). - М.: Наука, 1970; Новая история Вьетнама. - М.: Наука, 1980; Новейшая история Вьетнама. -М.: Наука, 1984.

52 Очерки истории Вьетнама. - Ханой, 1978.

53 Соколов A.A. Коминтерн и Вьетнам. Подготовка вьетнамских политических кадров в коммунистических ВУЗах СССР. 20-30-е годы (историко-политический очерк). - М., 1998.

54 Vietnam: A historical sketch. - Hanoi, 1974.

55 Lieh su* khâng chien chông My, ctfu niidc 1954-1975. Chuyën chien liidc. Tâp 2, - HN„ 1995.

56 Lich sur Viêt Nam. 1954-1965. -HN., 1995. общим названием «Развитие идеологии во Вьетнаме с XIX в. до Августовской революции». Первый том называется «Феодальная идеология и ее поражение перед исторической необходимостью» 57 , второй и третий, соответственно, «Буржуазная го идеология и ее бессилие перед исторической необходимостью» и «Успех марксизмаленинизма, идеологии Хо Ши Мина»59, где исследуется близкая тематика.

Южновьетнамская историография представлена трудами Фам Ван Шона. Это

История борьбы Вьетнама»60 и седьмой том более крупного исследования «История

Вьетнама. Французский колониальный режим во Вьетнаме»61, которые были изданы в

Сайгоне, соответственно, в 1959 и 1972 гг.

Исследования новейшей истории Вьетнама во Франции тесно связаны с именем

62

Филиппа Девилье, первая книга которого «История Вьетнама с 1940 по 1952 гг.» стала классической. В капитальном труде по истории стран Юго-Восточной Азии в XX веке

Юго-Восточная Азия. Таиланд. Камбоджа. Лаос. Вьетнам» его перу принадлежит глава по истории Вьетнама. Следующая работа Ф. Девилье «Париж-Сайгон-Ханой. Архивные материалы о войне 1944-1947 гг.»64 имеется только на вьетнамском языке. Оригинальное издание вышло в Париже в 1988 г. Этот труд по большей части состоит из архивных документов, к которым прилагаются пояснения и комментарии автора. Книга вполне может рассматриваться в качестве источника.

Среди качественных общих работ иностранных авторов по истории Вьетнама следует отметить монографии Жана Шено65, Роберта Шаплена66, Габриеля Колко67, Карлайла Сайе68, Стэнли Карноу69, Мэрилин Янг70. В работах этого жанра религиозный фактор рассматривается фрагментарно, а приводимые сведения зачастую основываются на случайных источниках. Однако основной интерес в работах этой подгруппы представляет общее описание ситуации.

57 Tran Vän Giàu. Hê

58 Tran Vän Giàu. Hê y thtfc ttf sân và su1 bat ltfc cûa no trtfdc câc nhiêm vu lieh stf. Tâp II. - HCM., 1993.

59 Tràn Vän Giàu. Thành công cûa chu nghïa Mâc-Lênin, ttf ttfông Ho Chi Minh. Tâp III. - HCM., 1993.

60 Pham Vän Sdn. 'Viêt Nam tranh dâ'u sûr. - SG., 1959.

61 Pham Vän Sdn. Viêt Nam biên niên stf. Chê' dô Phâp thuôc à Viêt Nam. Tâp 7. - SG., 1972.

62 Devillers Ph. L'Histoire du Viet Nam de 1940 à 1952. - Paris, 1952.

63 L'Asie du Sud-Est. L'Histoire du XX siècle. La Thailand, Cambodge, Laos, Viêtnam. - Paris, 1971. P. 721-924.

64 Devillers Ph. Paris-Saigon-Hanoi. Tài lieu ltfu .trff cûa cuôc chiên tranh 1944-1947. - HCM., 1993. .

65 Шено Ж. Указ. соч.

66 Shaplen R. The Lost Revolution. The Story of Twenty Years of Neglected Opportunities in Vietnam and of America's Failure to Foster Democracy There. -NY.: Harper & Row Publishers, 1965.

67 Kolko G. Anatomy of a War. Vietnam, The United States, and the modern historical experience. -NY.: Pantheon books, 1985.

68 Thayer C. War by other means. National Liberation and Revolution in Viet-Nam. 1954-1960. - Singapore, 1989.

69 Kamow S. Vietnam. A History. The first complete Account of Vietnam at War. - NY.: Penguin Books, 1987.

70 Young M.B. The Vietnam Wars. 1945-1990. - NY.: Harper Collins Publishers, 1991.

Деятельность католической церкви во Вьетнаме рассматривается в специально посвященных данной проблеме научных исследованиях, а также конфессиональных источниках, к которым относятся материалы католической церкви, прежде всего Ватикана (www.vatican.val Общества иностранных миссий (МЕР). (www.mepasie.org) и ряда католических авторов. Степень исследованности религиозного фактора (католицизм и религиозные секты) в общих работах по истории Вьетнама уже описывалась выше.

О роли католической церкви в колонизации стран Востока написано уже немало серьезных книг. В этой связи хотелось бы особо отметить фундаментальную работу Э.О. Берзина «Католическая церковь в Юго-Восточной Азии»71, в которой дается вполне объективная картина возникновения и развития католицизма во Вьетнаме. Основное внимание автор уделяет политическому аспекту деятельности католической церкви в Юго-Восточной Азии в ХУП-Х1Х вв. Несмотря на то, что данная монография была издана в 1967 г., этот труд до сих пор сохраняет свою научную ценность. В настоящее время в России О.В. Новакова является одним из крупнейших специалистов по истории католической церкви во Вьетнаме, ее исследования также привлекались в ходе работы над данной диссертацией.

Среди исследований западных авторов стоит отметить несколько серьезных научных трудов. Особый интерес представляет сборник документов периода вооруженной колонизации Вьетнама и переписка католических миссионеров и командующих силами французского экспедиционного корпуса, снабженный комментариями автора72. Отдельные аспекты колониальной экспансии, такие как языковая политика рассматриваются в монографии Дефранси «Колониализм и языковая

ТХ политика во Вьетнаме» . Докторская диссертация Као Хюи Тхуана «Миссионеры и французская колониальная политика во Вьетнаме (1857-1914)» была переведена на вьетнамский язык и издана во Вьетнаме74. Особо следует отметить труд британского автора Авро Манхэттена «Вьетнам: почему мы туда пошли. Шокирующая история о роли католической церкви в развязывании войны во Вьетнаме»75. Интернет версия данной книги доступна по адресу (http://www.reformation.org/vietnam.html).

71 Берзин Э.О. Католическая церковь в Юго-Восточной Азии, - М.: Наука, 1966.

72 Tuck P. French Catholic Missionaries and the politics of Imperialism in Vietnam, 1857-1914. A documentary survey. - Liverpool: Liverpool University press, 1987.

73 DeFrancis J. Colonialism and language policy in Vietnam. - NY, 1977.

74 Cao Huy Thuan. Giao si thifa sai va chinh sach thu6c dia cua Phap tai Viet Nam (1857-1914). - HN.: NXB T6n Giao, 2003.

75 Manhattan A. Vietnam: Why Did We Go? The Shocking Story of the Catholic "Church's" Role in Starting the Vietnam War. - Chino: Chick publications, 1984. (http://www.reformation.org/vietnam.html).

Во вьетнамской эмигрантской католической среде также предпринимались попытки разобраться в противоречиях между вьетнамцами-католиками и остальным населением страны. В этом контексте особого внимания заслуживает статья Нгуен Ты

76

Лока «Вопрос национальности, поставленный перед вьетнамцами-католиками» , .

Не обходят стороной историю католической церкви во Вьетнаме и представители вьетнамской эмиграции в США. Например, резко критическая оценка деятельности Александра де Рода высказывается в книге Тю Ван Чиня «Александр де Род и национальная письменность. Национальная письменность и шпионаж»77. В этом же ряду стоит отметить и исследование Буи Кха, другого вьетнамского историка, который проживает в США «Сборник материалов об Александре де Роде, Чан Люке, Чыонг Винь

Ки, Нго Динь Зьеме» . В данном исследовании предпринята редкая попытка объективно рассмотреть деятельность известных католических деятелей Вьетнама, а также показать их зависимость от католической церкви и их деструктивную роль по отношению к вьетнамской культуре. Особый интерес представляет сравнительный анализ различных версий перевода текстов, раскрывающих подлинную роль католической церкви и ее видных представителей в организации колониального вторжения во Вьетнам. Автор на конкретных примерах показывает, как происходит изменение смысла ключевых слов при «переводе» некоторых важных документов. Таким образом некоторые авторы пытаются снять ответственность с католических миссионеров и их паству за сотрудничество с колонизаторами и карательные акции против сил сопротивления. На страницах данного исследования также раскрывается сущность статей, в которых возвеличиваются научные «достижения» крупных католических деятелей, а также предпринята попытка пристыдить авторов таких публикаций. Эту книгу вполне можно рассматривать как реакцию протеста на целую волну публикаций во Вьетнаме, в которых явно прослеживаются попытки переписать историю, исключив из нее негативные проявления католического фактора. Такие статьи отличаются крайним субъективизмом и попытками дать извращенную интерпретацию историческим событиям, а также представить в качестве крупных достижений весьма спорные деяния католических деятелей. В

76 NguySn Tir Loc. Van de dan toe dat cho ngufcJi Cong Giao. Mot vai van de dat cho ngtfdi Viet Nam Cong Giao. T$p tai lieu do Cong Giao va Dan Toe phat hanh. - Paris, 1968.

77 Chu Van Trinh. Alexander de Rhodes va cliff quoc ngtf. Alexander de Rhodes: National Language and Espionage. - Florida: Van Suf Bia, 1996.

78 Bui Kha. Tuyen tap Alexandre de Rhodes, Tran Luc, Trtfdng V!nh Ky, Ngo Binh Di6m. - California: Giao Bi§m, 2004. частности к этому типу следует отнести статьи известного вьетнамского журналиста ШонНама79.

При анализе западной историографии также можно встретить работы, где роль религиозного фактора вообще и католической церкви, в частности, получила извращенное отражение. Что примечательно, в таких работах прослеживается стремление обелить историю вьетнамской католической церкви вопреки фактам. Классическим примером такого подхода может служить работа итальянского священника П. Джедцо «Католики и

О А буддисты во Вьетнаме» .

В современном Вьетнаме этой проблеме уделяется самое пристальное внимание. Проводились многочисленные конференции, посвященные исследованию истории католической церкви во Вьетнаме. В частности, можно отметить сборник докладов конференции «Некоторые вопросы истории католической церкви в истории вьетнамского народа», которая состоялась в 1988 г.81

Определенный интерес представляют также работы южновьетнамского католика Ли Тянь Чунга, изданные в Сайгоне с 1967 по 1973 гг. «Три беспокойных года», «Мораль и революция», «Религия и нация»82, а также воспоминания католического священника

О-]

Као Ван Луана «У потока истории» .

По истории буддизма во Вьетнаме привлекались в основном труды отечественного исследователя Е.А. Торчинова84, коллективный труд вьетнамских авторов «История буддизма во Вьетнаме»85 и третий том переизданной в 1994 г. работы ныне живущего в США буддийского монаха Нгуен Ланга, известного больше под

86 именем Тхить Нят Хань, «Сочинение по истории буддизма во Вьетнаме» . Общие сведения о развитии буддизма в Южном Вьетнаме во второй половине XX века содержатся в монографии В.И. Корнева87, исследование которого базируется в основном на западной литературе.

79 Sdn Nam. Mot chô düng cho mot hoc giâ ldn. TTCN 12.1995. № 31. Tr.29.

80 Gheddo P. Catholiques et bouddhistes au Vietnam. - Paris, 1970.

81 Mot so vin de lich sur dao thiên Chua trong lich sûr dân tôc Viêt Nam. - HCM., 1988.

82 Ly Chânh Trung. Ba nâm xâo trôn. - SG., 1967; Ly Chânh Trung. Câch mang và dao diîc. - SG., 1966; Ly Chanh Trung. Ton Giâo và Dân Tôc. - SG., 1973.

83 Cao Vän Luân. Bên dong lich sur. - SG., 1972.

84 Торчиков Е.А. Буддизм и государство средневекового Вьетнама // Буддизм: проблемы истории, культуры, современности. -М., 1990. С. 139-160; Торчинов Е.А. Буддийская школа тхиен.(Становление и история развития) // Кунсткамера. Этнографические тетради. Вып. 2-3. - СПб., 1993. С. 73-113.

85 Lich siî Phât giâo Viêt Nam. - HN„ 1993.

86 Nguyên Läng. Viêt Nam Phât Giâo siï luân. Tâp III. - HN„ 1994.

87 Корнев И.В. Буддизм и его роль в общественной жизни стран Азии. - М.: Наука, 1983.

Так называемый буддийский кризис 1963 г. подробно описывается в книге Куок

ПО

Оая «Буддизм в борьбе» , которая была издана в Сайгоне сразу после свержения режима Нго Динь Зьема.

Еще при южновьетнамских режимах издавались, весьма интересные сборники, посвященные религиям и традициям Вьетнама. В первую очередь хочется отметить двухтомник Тоан Аня «Религии Вьетнама» 89 . В основном эта работа носит компилятивный справочный характер и составлена в той части, где говорится об интересующих нас группировках, в первую очередь на материалах конфессионального происхождения, причем с обширными цитатами из священных текстов. В этот сборник включены материалы по всем религиям, имеющимся во Вьетнаме, без какой бы то ни было классификации или оценки их роли в истории Вьетнама.

В СРВ также пристальное внимание уделяется конфессиональным группам и религиозным группировкам. Наиболее серьезный уровень в подаче материала демонстрирует книга «Религии во Вьетнаме (Для внутреннего пользования)» 90 , подготовленная в недрах Комитета по религиям при правительстве СРВ. Множество интересных материалов содержится в сборнике Социологического Института г. Хошимина «Этнические и религиозные проблемы в Южном Вьетнаме»91.

В настоящее время в СРВ начались более серьезные исследования национальной культуры, в этой связи особое внимание уделяется также интересующим нас религиозным организациям. Здесь прежде всего следует отметить работы Чан Нгок Тхема «Основы культуры Вьетнама»92 и «В поисках колорита культуры Вьетнама»93. Автор рассматривает национальные культурные традиции, католическую церковь, а также группировки Као Дай и Хоа Хао только в культурологическом аспекте. Причем в разделах, посвященных истории буддизма и католической церкви, можно почерпнуть немало интересных наблюдений и выводов, однако в главах, посвященных истории каодаизма и Хоа Хао, можно заметить отсутствие критического подхода, автор полностью абстрагируется от их политической роли, сосредотачиваясь преимущественно на культурном аспекте проблемы.

Изучение буддизма в Южном Вьетнаме в настоящее время тесно связано с именем Чан Хонг Лиен. Её работа «Буддизм во вьетской этнической общности в Южном

88 Quóc Oai. Phât Giáo tranh dau. - SG., 1963.

89' Toan Ánh. Tin ngiiöng Viêt nam. Tap I-II. ~SG., 1965.

90 Mot so tön giáo à Viêt Nam (Ltíu hành nôi bô). Ban ton giáo cüa chính phü. - HN., 1993.

91 Nhüng van de dân tôc và tön giáo ö mien Nam. - HCM., 1994.

92 Tran Ngoc Thêm. Cd sö vän hóa Viêt Nam. - HCM., 1995.

93 Tran Ngoc Thêm. Tim vè bân sac vän hóa Viêt Nam. - HCM., 1996.

Вьетнаме (с XVII в. до 1975 г.)» (Автореф. дис. канд. ист. наук)94, монография «Буддизм в Южном Вьетнаме с XVII в. до 1975 г.»95 и многочисленные статьи, например, «Верования вьетов, проживающих в Тэйнине»96 заслуживают самого пристального внимания, тем более, что автор рассматривает проблемы в тесной связи с политическими событиями того времени.

В числе серьезных работ, в которых содержится много новой информации о политической роли буд дизма в XX веке, следует особо отметить монографию Jle Кунга «Буддийское движение в Южном Вьетнаме в 1963 г.» 97. Эта работа написана на основе архивных источников времен Нго Динь Зьема и отличается объективностью и глубиной анализа.

Вопрос о религиозных сектах в Южном Вьетнаме уже неоднократно поднимался в исторической литературе, однако следует заметить, что в исторической литературе нет единого мнения относительно времени появления, особенностей развития, районов распространения, масштабов деятельности, роли в истории страны, типологии и классификации данных сект. Например, отряды Бинь Сюйен, не имеющие никакого отношения к религиозным организациям, тем не менее очень часто попадают в их число.

Наивысший индекс цитирования в работах по каодаизму имеет работа французского автора Габриеля Гоброна98, который сам был ревностным каодаистом. Эта монография посвящена изложению основ каодаистской доктрины и конфессиональной версии появления этой «новой религии».

В этой связи хотелось бы обратить внимание на «Краткий путеводитель»99, изданный в 1966 г. в Тэйнине, где находится каодаистская Священная Резиденция. Он представляет собой небольшой справочников котором в тезисной форме предлагается простое и доходчивое изложение основных положений каодаистской доктрины. Там же можно ознакомиться со схемой, изображающей структуру каодаистской церкви, где, конечно же, не нашли отражения многотысячные формирования вооруженных сил секты, суды, трибуналы и прочие атрибуты реальной власти, о которых упоминает в своей замечательной монографии А. Савани. На страницах этого путеводителя предлагается также безграмотный перевод на французский язык терминов каодаистской иерархии. Это

94 Tràn Hong Liên. Bao Phât trong công dong ngiiöi Viêt à Nam Bo Viêt Nam (tir the ky XVII den 1975).Tóm tát luán án phó tiê'n sí khoa hoc lieh suf. - HCM., 1993.

95 Trân Hong Liên. Phât Giáo Nam Bô tûr thê' ky 17 den 1975. - HCM., 1996.

96 Tràn Hong Liên. Tin ngtfSng cûa ngiiöi Viêt à Tây Ninh. Nhiïng van de dân toc, tôn giáo ö miên Nam. -HCM., 1994. Tr. 207-222.

97 Lê Cung. Phong trào Phât Giáo mien Nam Viêt Nam näm 1963. - Huê': NXB Thuân Hóa, 2003.

98 Gobron G. Histoire et philisophie du Caodaisme. - Paris: Dervy, 1949.

99 Petit guide pratique. - Tay Ninh, 1966. типичный образец каодаистской пропаганды, рассчитанный на обывателей, который следует отнести к «каодаистским анналам».

У каодаистов есть свой официальный историограф Донг Тан. Его перу принадлежит фундаментальный труд «Понятие пути Као Дай»100, на страницах которого можно обнаружить существенные различия с изданным в Тэйнине «Кратким путеводителем». Однако сам факт наличия подобных расхождений по сути каодаистского учения между основными каодаистскими историографическими школами почему-то никого не смущает.

Иногда данные из такого рода источников попадают и в солидные справочные и научные издания. Так, например, случилось и с чрезвычайно интересным двухтомным изданием «Религии Вьетнама»101, куда явно попали сведения из каодаистских анналов. Особую главу для рассмотрения каодаистской церкви выделяет в своей книге «История

109

Вьетнама» Фам Ван Шон, однако основное внимание уделяется описанию доктрины, вернее, ее переписыванию из каодаистских источников, а не мирской истории движения.

В качестве одного из наиболее фундаментальных трудов по истории каодаизма, где излагается официальная версия, следует отметить магистерскую диссертацию Динь Ван Кха «Великая церемония дня рождения Верховного повелителя в Великом пути третьего спасения (Священная Резиденция в Тэйнине)»103, которая была защищена в Сайгоне в 1975, а затем размножена каодаистами в Тэйнине. С нашей точки зрения, данная работа является едва ли не самой удачной попыткой представить каноническую историю каодаизма. Она насчитывает 380 страниц убористого машинописного текста и в прямом смысле удовлетворяет самым взыскательным требованиям, предъявляемым не только к магистерским диссертациям.

Среди западных источников следует обратить внимание на фундаментальные работы Смита104, посвященные анализу происхождения и ранней истории, а также религиозным верованиям и организации каодаистской церкви. Монография В. Оливера105 посвящена описанию каодаистского культа, а также разнообразным сектантским ответвлениям каодаизма. Пристального внимания заслуживает монография Дж.С. Вернер

100 Dong Tän. Tim hieu dao Cao Däi. - SG.: Cao Hién, 1974.192 tr.

101 Toan Ánh. Tin ngtföng Viet Nam. Tap I II. - SG., 1967.

102 Pham Van Sdn. Viet Nam bien nien su\ Tap 7. - SG„ 1972.

103 Dinh Vän Khá. Dai Ii Vía Dtfc Chi Ton trong Dai Dao Tarn Ky Pho Do (T5a Thánh Tay Ninh). Tieu Luan Cao Hoc Nhän Van. Vicn Dai Hoc Saigon Truföng Dai Hoc Vän Hoc Van Khoa. 1975.

104 Smith R. B. An Introduction to Caodaism. I. Origins and early history // Bulletin of the School of Oriental and African Studies. University of London. Vol. XXXIII. Part. 2. - L., 1970. P. 335-349; Smith R. B. An Introduction to Caodaism. II. Beliefs and Organization // Bulletin of the School of Oriental and African Studies. University of London. Vol. XXXIIL Part. 3. - L., 1970. P. 573-5 89.

105 Oliver V.L. Caodai spiritism. A study of religion in Vietnamese society. - Leiden, 1976.

Крестьянская политика и религиозное сектантство: крестьянское и священное в каодаизме во Вьетнаме»106, в которой предпринята попытка проследить социальные корни каодаизма. Это полноценное социологическое исследование. В данной работе содержатся ценные статистические данные и выкладки касательно состава каодаистской администрации и ранней эволюции движения. Однако самым известным и цитируемым произведением западной историографии по религиозным сектам является статья Б. Фолла «Политико-религиозные секты Вьетнама»107. Она практически полностью перепечатана в его монографии108. Связана такая популярность с логикой и объективностью изложения материала, а также его наглядностью. Составленная автором карта стала без преувеличения классической и, как представляется, без ее использования полноценное исследование религиозных сект вряд ли возможно. Эта карта, кстати, используется и в настоящей работе (см. Приложение 31). Анализ деятельности религиозных сект носит настолько бесстрастный характер, что это даже послужило поводом к обвинению Б. Фолла в цинизме со стороны видного британского исследователя Смита109. Как нам представляется, данное обвинение не заслужено. Основной причиной является различие в подходах. Б. Фолл в отличие от своих оппонентов занимался изучением мирской истории и фактической деятельности религиозных сект, а они основное внимание уделяли доктрине без «погружения» в политику.

В СССР изучение каодаизма и частично Хоа Хао началось в конце 80-х годов и тесно связано с работами С.А. Благова. В частности, заслуживает внимания его статья «Синкретические вероучения и «крестьянская политика»: введение в изучение каодаизма и "буддизма Хоахао"» в сборнике «Локальные и синкретические культы»110 - первая попытка в отечественной историографии приступить к серьезному исследованию каодаизма. Как отмечает автор в начале работы, в данной статье он стремился обозначить основные вехи мирской истории каодаизма и буддизма Хоа Хао. Работа носит в основном компилятивный характер, используются источники на западных языках, причем при переводе каодаистской иерархии на русский язык используются термины католического или православного происхождения. При этом автор совершенно не рассматривает условия создания и развития каодаизма, а также религиозно-политическую ситуацию того

106 Werner J.S. Peasant Politics and Religious Sectarianism: Peasant and Priest in the Caodai in Vietnam. -Connecticut, 1981.

107 Fall B. The Political-Religious Sects of Vietnam // Pacific Affairs. Vol. XXVIII, 1955. №3 September. P. 235251.

108 Fall B. Vietnam witness. 1953-66. Frederick A. Praeger Publishers. - NY., 1966.

109 Smith R. B. An Introduction to Caodaism. I. Origins and early history // Bulletin of the School of Oriental and African Studies. University of London. Vol XXXIII. Part. 2. - L, 1970. P. 335

110 Благов С.А. Синкретические вероучения и «крестьянская политика»: введение в изучение каодаизма и "буддизма Хоахао" // Локальные и синкретические культы. - М.: Наука, 1991. времени. Впервые в отечественной историографии в статье С.А. Благова, а затем и в диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук столь широко привлекаются работы на европейских и вьетнамском языках. Во втором случае это в основном каодаистские «священные писания», которые при изучении политической истории религиозно-политических группировок, на наш взгляд, вряд ли могут оказать существенную помощь. В этом контексте следует особо отметить автореферат того же автора «Каодаизм во Вьетнаме» 111, где обосновываются его взгляды на историю возникновения и развития каодаизма. С.А. Благов доказывает преемственность между южновьетнамской сектантской традицией и так называемыми «новыми религиями». «Новые религии» рассматриваются изолированно, вне связи с основными политическими и религиозными организациями того времени. При таком подходе религиозно-политические группировки остаются «вещью в себе», создается искаженное представление об их месте и роли в историческом развитии региона, особенностях и специфических отличиях от других религиозных и политических организациях. Основным достижением данной работы является удачная систематизация наработанных на тот момент результатов исследования каодаизма и Хоа Хао.

1 1?

Чан Нгок Тхем в своей монографии «Основы культуры Вьетнама» рассматривает каодаизм и прочие религиозно-политические группировки в культурологическом аспекте, полностью абстрагируясь от их мирской истории, в результате чего приходит к парадоксальному выводу о том, что каодаизм имеет глубокие корни в национальной культуре вьетнамского народа. Кстати, аналогичное исследование, правда, более масштабное, еще 70 назад провели французские спецслужбы, которое пришли к совершенно противоположному выводу. (Речь идет об уже упоминавшемся «Рапорте» на имя Генерал-губернатора Индокитая).

Одна из последних работ, посвященных изучению каодаизма, тесно связана с самыми первыми исследованиями этого явления. Речь идет о статье видного католического общественного деятеля Нгуен Ван Чунга, который ныне эмигрировал в США. Данная статья называется «Каодаизм: религия на новой земле». Она была опубликована в выходящем в США на вьетнамском языке журнале "Философия", №1 за 1996113. Статья Нгуен Ван Чунга ценна тем, что автор достаточно подробно рассказывает об очень редких работах по каодаизму, вышедших в свет на рубеже 20-30-х годов,

111 Благов С.А. Каодаизм во Вьетнаме. Указ. соч.

112 Trán Ngoc Thém. Cd sd vän hóa Viet Nam. - HCM., 1995.

113 Nguyén Vän Trung. Cao Däi: Bao ö vung dat mdi. T/c Triet, My, 1996. № 1. Tr. 172-221. цитирует обширные фрагменты текста, описывает структуру этих работ и в заключении высказывает свое мнение по поводу тех или иных концепций.

В 1996 г. в г. Хюэ в свет вышла книга Ле Ань Зунга «История каодаизма. Скрытый период. 1920-1926»114, целиком посвященная периоду тайного формирования каодаизма с 1920 по 1926 годы, который еще не рассматривался в исторической литературе. Это крупный исследователь каодаизма, работы которого отличаются глубоким знанием каодаистской доктрины. Однако заметен апологетический подход автора к проблеме. В том же году издается работа Нгуен За Фу «История идеологии Востока и Вьетнама»115, где в описании каодаистской доктрины и истории звучат критические замечания.

Если расположить источники и историческую литературу по жанрам в порядке значимости, которую они представляют для исследования мирской истории каодаизма, то в качестве наиболее ценных следует отметить два расследования каодаизма, именно расследования, а не исследования, проведенные спецслужбами: французскими в 1934 г. и вьетнамскими в 1978 г. Это самые серьезные на сегодняшний день работы по данной тематике, при подготовке которых источники типа каодаистских анналов, по понятным причинам, использовались весьма ограниченно. Связано это с тем, что авторы данных работ имели альтернативные источники информации, проводили самостоятельную работу по сбору материалов и во время собственно исследования руководствовались практическими задачами. Сюда, кстати, следует причислить и уже упоминавшуюся монографию А. Савани, поскольку используемые им материалы имеют явно не историографическое происхождение. Работы остальных исследователей базировались в основном на конфессиональных источниках информации; во многом именно по этой причине в военных кругах и спецслужбах наблюдается полное отсутствие интереса к результатам таких исследований.

Затем располагаются научные исследования и монографии светских историков, в которых в том или ином аспекте говорится о каодаизме. Далее идут собственно каодаистские издания, справочники и работы каодаистских историографов. Наиболее известный популяризатор каодаизма Донг Тан, ныне эмигрировавший за границу, как и полагается каодаистскому историографу, в своих работах практически полностью абстрагируется от реальной жизни каодаистской церкви, сосредотачиваясь в основном на особенностях каодаистской доктрины.

114 Le Anh Dung. Lich stf Bao Cao Dai. Thdi И tiem an 1920-1926. - Hue, 1996.

1,5 Nguyen Gia Phu. Lich sir ttf ttfcfng Phufdng B6ng va Viet Nam. - HCM„ 1996.

Источников и литературы по Хоа Хао значительно меньше, чем по каодаизму. Собственно конфессиональные материалы Хоа Хао появляются относительно поздно. Если у каодаистов есть свой официальный историограф Донг Тан, то среди последователей буддизма Хоа Хао этот титул по праву принадлежит Нгуен Ван Хау. Как и полагается официальному историографу, Нгуен Ван Хау полностью пребывает в мире «откровений и пророчеств» основоположника Хоа Хао - Хуиня Фу Шо без какой бы то ни было надежды на возвращение в реальный мир. Его перу принадлежат две книги «Сознание буддизма Хоа Хао»116 и «Пять историй о буддизме Хоа Хао»117. Почерпнуть из данных произведений хоть что-нибудь полезное для научного анализа истории Хоа Хао очень сложно.

Первые исследования светских авторов, специально посвященные буддизму Хоа Хао или каким-либо его аспектам, появляются относительно поздно. Как правило, эта секта в лучшем случае рассматривается совместно с каодаизмом, в отрыве от реальной религиозно-политической ситуации в Кохинхине того времени.

Изучению собственно Хоа Хао посвящены исследования Хюэ Там Хо Таи «Милленаризм и крестьянская политика во Вьетнаме» 118 и «Радикализм и истоки вьетнамской революции» 119 . Следует также отметить работу Хюэ Там Хо Таи «Милленаризм и крестьянская политика во Вьетнаме» 120, где предпринята попытка объяснить историю Хоа Хао с позиций так называемых милленаристских движений. Однако основное внимание в работе уделяется периоду с начала XX века до конца 40-х годов.

Основными источниками по истории секты Хоа Хао являются уже упоминавшиеся исследования А. Савани, Фам Вам Шона «История Вьетнама. Французский колониальный

191 режим во Вьетнаме» , в которых рассматривается и каодаизм. В этих работах Хоа Хао рассматривается в числе одной из южновьетнамских религиозных сект.

Особого внимания заслуживает статья С.А. Благова «Синкретические вероучения и

122 крестьянская политика»: введение в изучение каодаизма и "буддизма Хоахао"» , где предпринята попытка систематизировать наработанные в западной историографии подходы к изучению данного вопроса. Данная работа состоит из двух частей,

116 Nguyên Vän Hau. Nhân thiîc Phât giâo Hoa Hâo. - SG, 1968.

117 Nguyên Vän Hau. Näm cuôc dô'i thoai vê Phât giâo Hôa Hâo. - SG., 1972.

118 Hue Tarn Ho Tai. Millenarism and Peasant Politics in Vietnam. - Cambridge: Harvard University Press, 1983.

119 Hue Tarn Ho Tai. Radicalism and the Origins of the Vietnamese Revolution. - Cambridge: Harvard University Press, 1992.

120 Hue Tam Ho Tai. Millenarism and Peasant Politics in Vietnam. Op. cit.

121 Pham Vän Scfn. Viêt Nam biên niên stf. Tap 7. - SG., 1972.

122 Благов С.А. Синкретические вероучения и «крестьянская политика». Указ. соч. С. 163-188. посвященных буддизму Хоа Хао и каодаизму, и вполне может служить примером уравновешенного подхода, когда помимо основных теоретических положений доктрины приводятся фрагменты мирской истории движения и на этой основе предпринимается попытка исследовать явление.

В числе общих работ, где так или иначе затрагивается интересующая нас тематика, следует отметить уже упоминавшуюся книгу Чан Нгок Тхема «Основы культуры Вьетнама». В данном случае автор пытается исследовать религиозно-политическую группировку Хоа Хао в сугубо культурном аспекте. В последней известной нам работе на эту тему (Нгуен За Фу «Идеология на Востоке и во Вьетнаме») предлагается лишь краткое изложение основ доктрины Хоа Хао.

Таким образом, можно заключить, что серьезное изучение политической истории данной секты еще не начиналось. В исторической литературе встречаются лишь общие работы, где нет практически никакой новой информации. Исключение составляют лишь исследования А. Савани, Хюэ Там Хо Таи, С.А. Благова и справочник «Религии Вьетнама».

Пример с отрядами Бинь Сюйен так же может быть использован для иллюстрации действия своеобразного синдрома, когда в самых первых работах, написанных по горячим

123 следам, где они походя упоминались , еще звучало их явное криминальное происхождение, то в последующих исследованиях их криминальные корни отмирают и неизвестно откуда они приобретают благородный ореол политико-религиозной секты. В конце концов именно в этом качестве данная уголовная банда даже попала в справочник «Религии стран Юго-Восточной Азии»124. В солидных академических работах, например, «История Вьетнама в новейшее время 1917-1965» наблюдается та же тенденция представлять отрады Бинь Сюйен в качестве политико-религиозной секты.

Как и по другим разделам темы, особого внимания заслуживает монография капитана А. Савани «Лица и виды Южного Вьетнама». В данном случае мы имеем дело едва ли не с самыми подробными материалами по интересующей нас тематике. А. Савани в специально. посвященной этой проблеме главе «Les Binh-Xuyen» описывает деятельность отрядов Бинь Сюйен главным образом после их «объединения» с вооруженными силами французского экспедиционного корпуса. Автор справедливо считает, что происхождение группировки Бинь Сюйен не связано ни с каким движением религиозного или политического характера.

123 Щедров И.М. Южный Вьетнам сегодня. Режим Нго Динь Зьема и национально-освободительное движение (1954-1962). -М.: Наука, 1966. С. 21.

124 Шпажников Г.А. Религии стран Юго-Восточной Азии (справочник). - М.: Наука, 1980. С. 114.

В сборнике документов «The Pentagon papers», изданном в Нью-Йорке, при описании расстановки политических сил весной 1955 г. говорится и об отрядах Бинь Сюйен, причем в первом случае авторы определяют их как «группу гангстеров, которая контролировала противостоящую премьеру Зьему сайгонскую полицию»125.

В дальнейшем деятельность этой организации привлекла внимание южновьетнамского историка Фам Ван Шона, который посвятил ей также целую главу «Отряды Бинь Сюйен» (Luc Iirgng Binh Xuyên) в своей книге «История Вьетнама. Французский колониальный режим во Вьетнаме»126. Он уделил основное внимание экономической и политической деятельности отрядов Бинь Сюйен после бегства Jle Ван Виена в Сайгон. Причем южновьетнамский историк, судя по списку использованных работ, подготовил главу про Бинь Сюйен в основном на основе западной литературы.

В 1989 г. в издательстве «Наука» выходит перевод книги чешского писателя Б.Шнайдера «Золотой треугольник»127. Он посвятил деятельности отрядов Бинь Сюйен целую главу «Бинь-кхьем», где история Южного Вьетнама освещается куда более подробно, чем в ином научном исследовании. Эта работа была издана в Чехословакии в 1984 г., в 1989 г. переведена на русский язык и издана в СССР, а в 1990 г. в СРВ. Однако она, как большинство работ журналистов, носит компиляционный характер и, если есть возможность, то лучше пользоваться оригинальными научными исследованиями, а не их вольным журналистским пересказом.

Одним из таких серьезных научных трудов является монография Альфреда Маккоя «Политика героина в Юго-Восточной Азии»128. При его подготовке были использованы тщательно выверенные источники и материалы. Никаких упоминаний о религиозной принадлежности данной организации в этой книге нет. В основном звучит криминальная тематика с сильным политическим акцентом. Автор не повторяет появившихся несколько лет назад легенд и мифов, связывающих отряды Бинь Сюйен с религиозными сектами, а прямо излагает суть их деятельности. Кстати, эта работа частично была переведена на вьетнамский и русский языки, однако материалы из данной книги, к сожалению, оказались невостребованными и никакого влияния на отечественную и вьетнамскую историографию не оказали. Об этом, в частности, можно судить по последней

125 The Pentagon papers. -NY., 1971. P. 19.

126 Pham Van Sdn. Viet Nam bien nien si. Che <36 Phap thuoc д Viet Nam. Tap 7. - SG„ 1972.

127 ' ' *

Шнайдер Б. Золотой треугольник. - М.: Наука, 1980.

128 McCoy A.W. Op. cit. отечественной книге, посвященной истории Вьетнама, где отряды Бинь Сюйен опять

129 попадают в число политико-религиозных сект .

Изучение феномена Бинь Сюйен за несколько десятилетий достигло таких «результатов»,, что три информированных вьетнамских автора Хо Шон Дай, До Там Тьыонг и Хо Кханг почти двадцать лет спустя при написании своей книги, целиком посвященной истории Армии Бинь Сюйен, не сочли для себя возможным использовать при подготовке своей работы какую-либо историческую литературу. Занимаясь исследованием деятельности отрядов Бинь Сюйен, практически невозможно обойти стороной коллективную работу этих трех вьетнамских авторов «Армия Бинь Сюйен, второе и третье подразделения»130, которая вышла в Хошимине в 1991 г. Данная работа представляет собой заметное явление в истории изучения новейшей истории Южного Вьетнама. Прежде всего следует отметить, что эта книга написана практически целиком на основе уникальных и неизвестных до тех пор архивных материалов, именно поэтому подробный анализ и изучение материалов данного издания так важны. Эта работа помогает избавиться от многих легенд и мифов, укоренившихся в исторической литературе. Хронологически книга охватывает период 1945-1948 гг., который практически полностью не разработан в исторической литературе, посвященной деятельности отрядов Бинь Сюйен.

Коллективный труд вьетнамских авторов «Армия Бинь Сюйен, второе и третье подразделения» позволяет во многом по-новому взглянуть на эту проблему, разрешить множество недоразумений, накопившихся в исторической литературе, и уточнить терминологию. Данная работа посвящена истории братства зангхо, появлению из этой среды отрядов Бинь Сюйен; особо рассматривается период сотрудничества с коммунистами во время подготовки революции 1945 г. и период совместной борьбы против французских колонизаторов до 1948 г., который практически полностью отсутствует в работах других авторов. Данная тематика уже освещалась на страницах монографии капитана французской службы безопасности А. Савани, причем рассматривалась она с французских позиций. Теперь имеется также вполне сопоставимый труд, подготовленный вьетнамской стороной в недрах архивной службы Седьмого военного округа. Причем один из его авторов, начальник отдела военной истории Седьмого военного округа, кандидат исторических наук, подполковник Хо Шон Дай, во время беседы с автором диссертации в г. Хошимине в 1996 г. с интересом расспрашивал о

129 Новакова О.В., Цветов П.Ю. История Вьетнама. Часть 2, - М., 1995. С. 223.

130 Ho Khang, Но Scfn Bai, Во Tarn Chiidng. Во doi Binh Xuyen. Lien chi doi 2 vä 3. - HCM., 1991. работе А. Савани, который в свое время сыграл далеко не последнюю роль в переходе отрядов Бинь Сюйен на сторону колонизаторов. Хо Шон Дай заочно был знаком с А. Савани по многим архивным документам, но до сих пор не знал о его книге, опираясь во время работы над своим исследованием в основном на материалы военных архивов, справедливо полагая, что в исторической литературе по данному вопросу больше легенд и мифов, чем достойных внимания материалов. Это редкий случай, когда две самые серьезные книги по истории отрядов Бинь Сюйен (заметим, что обе написаны офицерами), готовились без какого бы то ни было взаимного учета. Таким образом, задача сравнения и анализа этих работ выпадает на нашу долю.

Проблема отрядов Бинь Сюйен, с одной стороны, очевидно, соприкасается с деятельностью религиозно-политических группировок, а, с другой, имеет прямое отношение к структуре власти некоторых политических образований в Южном Вьетнаме с 1945 до 1955 гг. Это одно из последствий колонизации и бурного развития капиталистических отношений в Кохинхине. Так же, правда, с некоторыми оговорками, может рассматриваться и в качестве одного из заслуживающих внимания синкретических явлений, характерных для Южного Вьетнама первой половины XX в. Бинь Сюйен, как преступная организация, объединяет в себе традиции средневековых тайных обществ Вьетнама и методы работы современных гангстерских синдикатов. Развитие капиталистических отношений привело к образованию в районе Сайгона-Телона разветвленной сети криминальных группировок, из среды которых в скором времени выделились отряды Бинь Сюйен. История этого неформального образования свидетельствует о способности политизации криминальных структур при определенных обстоятельствах.

Для проверки различных гипотез и предположений в данном исследовании широко использовались официальные справочные издания, выпускаемые государственными учреждениями и международными организациями. Это различные словари, справочники и энциклопедии - как общие, так и отраслевые. В основном это отечественные, французские

I 3 I и южновьетнамские работы ' . В изданиях справочного характера можно почерпнуть и уточнить множество самых разнообразных данных. В этой связи особо хочется отметить такой источник, как карты: политические, административные, военные, распространения религий и этно-конфессиональные.

131 Страны мира.(справочник). - M. 1989; Шпажников Г.А. Религии стран Юго-Восточной Аши. Справочник. -ML, 1980; Larousse. - Paris, 1948; Larousse. Géographie Universelle. - Paris, 1959; Larousse. Trois volumes en couleurs. - Paris, 1966; Larousse. Trois volumes en couleurs. - Paris, 1966; Larousse. Grand dictionnaire encyclopédique. Tome 10. - Paris. 1985; Larousse. Théma encyclopédique. Les hommes et leur histoire. - Paris. 1994.

Хорошим справочником является также работа Доан Тхема «Двадцать лет спустя.

132

Ежедневная хроника. 1945-1964» . В этой книге в хронологическом порядке по дням с 1 января 1945 по 31 декабря 1964 г. кратко описываются наиболее значимые для истории Вьетнама события. Работа составлена преимущественно на основе публикаций южновьетнамской и иностранной прессы. Причем информация дается преимущественно по Южному Вьетнаму. В нашем распоряжении имеются такие ежедневные справочники вплоть до 1969 г.

Исторический словарь Вьетнама» Уильяма Дайкера133 позволяет увидеть историю этой страны в весьма необычном измерении. Это издание представляет собой подробный толковый словарь. Наличие развитой системы перекрестных ссылок внутри словаря, лаконичный язык и краткость данных автором характеристик по различным аспектам истории Вьетнама позволяет получить информацию на ряд узловых проблем.

При характеристике вьетнамских источников следует сделать несколько замечаний. При использовании в качестве справочных материалов изданных в последнее время во Вьетнаме биографических словарей - таких, как, например, «Словарь деятелей истории Вьетнама»134, следует отметить характерный для вьетнамской историографии принцип включения того или иного деятеля в подобный словарь - только после его смерти. Иными словами, в словаре можно найти биографические данные лишь об отошедших в иной мир деятелях вьетнамской истории. Имена таких ныне здравствующих выдающихся государственных и политических деятелей, как, например, Фам Вам Донг, Чан Ван Зау, Во Нгуен Зяп, Нгуен Ван Линь и пр., не вошли в словарь, что существенно снижает его ценность как справочного издания. Поэтому нам пришлось обращаться за дополнительными материалами по биографиям тех или иных лиц, упоминающихся в исследовании, к другим самым разнообразным источникам. Все вышеизложенное относится также и к аналогичным южновьетнамским словарям, которые активно использовались в процессе работы133.

Известный российский социолог Александр Зиновьев в одной из своих книг описал эвристические принципы, которые существенно помогли ему в исследованиях. Вот что он о них пишет: «приведу для примера два из этих принципов. Согласно первому из них, любая произвольно взятая и достаточно обширная сумма информации, относящаяся к некоторому социальному объекту, содержит в себе все то, что необходимо и достаточно

Doän Them. Hai mu'di nam qua. Viéc lii'ng ngay. 1945-1964. - SG., 1966.

133 Duiker W.J. Historical Dictionary of Vietnam. Asian Historical Dictionaries. #1. - L.: The Scarecrow Press. 1989. ш Tu' dien nhän val lieh sü' Viet Nam. - HCM., 1993

3'sTien tu" dien nhän vat lieh sit Viel Nam. - SG., 1972; Tu' dien nhän väl lieh sü' Viel Nam, - SG., 1972. для понимания сущности этого объекта. Согласно другому принципу, самые глубокие тайны основных социальных явлений не спрятаны где-то в подвалах общественного здания, за кулисами политической сцены, в секретных учреждениях и кабинетах сильных мира сего, а открыты для всеобщего обозрения в очевидных фактах повседневной жизни. Люди не видят их главным образом потому, что не хотят их видеть или признать их за нечто достойное внимания. Во всех сенсационных сочинениях, разоблачающих некие тайные и скрытые пружины общественной жизни и человеческой истории, не было сделано ни одного серьезного научного открытия. В них вообще содержится истины не больше, чем способен заметить здравомыслящий ум в самых заурядных житейских делах»136.

Разнообразие и количество различных источников информации по теме настоящей работы представляется вполне достаточным для полноценного раскрытия темы данного диссертационного исследования. В настоящий обзор источников и исторической литературы вошли далеко не все использованные материалы, а только самые основные.

Как видно из приведенного выше обзора, имеются материалы по всем стадиям и аспектам рассматриваемого конфликта. На этой основе можно написать по несколько объемных трудов по каждой фазе конфликта, но при таком подходе не будет целостного взгляда на проблему, который имеется в данном исследовании.

Привлечение новых источников и использование междисциплинарного подхода позволило перейти от описания отдельных элементов системы управления конфликтом к целостному взгляду на проблему использования религиозного фактора и на этой основе перейти к теоретическим обобщениям и построить теоретическую модель управляемого конфликта с использованием религиозного фактора.

Завершая обзор источников и литературы, можно заключить, что в течение последних десятилетий в историографии сложилась ситуация, характеризующаяся своеобразным господством дедуктивного подхода со всеми вытекающими отсюда последствиями. Теоретические обобщения, сделанные на основе исследований, существенными признаками которых является игнорирование многих важных исторических событий, и общественных процессов, значительного научного интереса не представляют. Элементы реального положения дел, а также обобщения теоретического характера содержались во многих работах, выстроенных на основе эмпирических исследований, однако эти работы охватывали незначительные периоды и их результаты, как правило, игнорировались в общих исследованиях по истории Вьетнама. Именно

136 Зиновьев A.A. Запад. Феномен западнизма. -М.: Центрполиграф, 1995. С. 6-7. поэтому в данном исследовании основной упор делается на такие самостоятельные, но разрозненные эмпирические исследования по разным периодам.

Помимо печатных трудов в качестве значимого источника информации следует отметить также опыт десяти полевых исследований во Вьетнаме в период с 1990 по 2004 годы, где автор диссертации провел в общей сложности около трех лет, а также интервью, встречи и общение с ведущими учеными и экспертами, религиозными деятелями, военными аналитиками, с которыми автор беседовал во Вьетнаме, России, Дании, Великобритании и Франции, что в целом способствовало более глубокому проникновению в суть исследуемой проблемы. В частности, особо следует отметить общение с таким видными учеными, как Чан Ван Зау, Нгуен Динь Дау, Ли Тянь Чунг, Хо Шон Дай.

Научная новизна исследования во многом обусловлена использованием новых источников из библиотек Французского культурного центра (IDECAF) в г. Хошимине, Государственного университета г. Хошимина и Библиотеки общественных наук СРВ в г.Хошимине, библиотеки Института азиатских исследований стран Северной Европы (NIAS), Королевской библиотеки в г. Копенгагене, а также из личных архивов норвежского ученого С. Тоннессона.

Диссертант выражает глубокую признательность и благодарность коллегам, чья помощь и советы помогли в работе над данным исследованием канд. филол. наук Динь Ле Тхы; Динь Тхи Тху Кук; проф. Буи Кхань Тхе; исследователю каодаизма Ле Ань Зунгу; профессору Ле Куанг Виню; Ле Чонг Хиену; профессору Ли Тянь Чунгу; канд. ист. наук Нгуен Ван Литю; профессору Нгуен Динь Дау; канд. ист. наук Нгуен Кхак Каню; Нгуен Хыу Нгуену; канд. ист. наук Фан Тхи Иен Туйет; ст. полковнику, канд. ист. наук Хо Шон Дай; профессору Чан Ван Зау; докт. филол. наук Чан Нгок Тхему; канд. ист. наук Чан Хонг Лиен; настоятелю каодаистского храма в г. Хошимине Ле Куанг Тану; настоятелю пагоды Салой Тхить Донг Бону; покойному докт. ист. наук Л. А. Березному (СПбГУ); докт. пол. наук. А.Д. Богатурову; покойному канд. филол. наук И. С. Быстрову (СПбГУ); докт. ист. наук Б.Г. Доронину (СПбГУ); докт. ист. наук Е. В. Ивановой (МАЭ РАН); докт. ист. наук. С.И. Луневу (ИМЭМО РАН); докт. ист. наук Б. Н. Мельниченко (СПбГУ); канд. ист. наук Б. М. Новикову (СПбГУ); докт. филол. наук В. С. Панфилову (СПбГУ); канд. ист. наук А. М. Решетову (МАЭ РАН); канд. ист. наук Н. А. Самойлову (СПбГУ); докт. ист. наук Г. Я. Смолину (СПбГУ); покойному докт. филос. наук Е. А. Торчинову (СПбГУ); докт. Бертрану де Артингу; докт. С. Тоннессону (NIAS); докт. Э. Сканингу (NIAS); докт. Ж. Соренсену (NIAS); проф. Йоргу Энгельберту, а также сотрудникам французского культурного центра в г. Хошимине (IDECAF) и священнослужителям каодаистской Священной Резиденции в Тэйнине.

Апробация результатов исследования

Тема данного диссертационного исследования разрабатывалась в соответствии с планом научно-исследовательской работы кафедры истории стран Дальнего Востока Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета. По теме диссертации опубликовано более 40 работ на русском, вьетнамском, английском и немецком языках. Результаты исследования докладывались на научных конференциях по историографии и источниковедению истории стран Азии и Африки, которые регулярно проводятся на Восточном факультете СПбГУ (1997, 1999, 2001, 2003, 2005). Автор также принимает активное участие в международных конференциях, проводящихся на других факультетах СПбГУ, в частности на философском факультете и факультете социологии.

Доклады, посвященные отдельным аспектам диссертационного исследования, были представлены вниманию научного сообщества на крупных международных востоковедных конференциях EUROSEAS III (Лондон, 2001), EURO VIET V (Санкт-Петербург, 2002), World Viet II (Хошимин, 2004), ICANAS (Москва, 2004) и EUROSEAS IV (Париж, 2004).

В 2004 и 2005 гг. автор дважды принимал участие в сессиях Зимнего методологического института международных отношений, организованных Научно-образовательным форумом по международным отношениям под руководством проф. А.Д. Богатурова, и дважды стал лауреатом института.

Только в течение 2004 г. автор выступал с докладами по тематике диссертационного исследования на пяти крупных международных конференциях в Киеве, Хошимине, Москве, Ханое и Париже.

С докладами по проблематике диссертации автора приглашали в Данию и во Вьетнам. В 1998 г. автор получил грант Совета министров стран Северной Европы и в течение месяца работал в Дании в Институте востоковедения стран Северной Европы (Nordic Institute of Asian Studies, NIAS), где также выступал с лекцией на тему «Новые религии и религиозно-политическая ситуация в Южном Вьетнаме». В 2004 г. в Ханое автор по персональному приглашению вьетнамской стороны в течение пяти дней выступал с докладом «Религиозные секты и национальная безопасность» в Институте общественных наук. Доклад получил высокую оценку вьетнамских экспертов.

Отдельные аспекты диссертационного исследования были представлены на участие в конкурсах и получили поддержку в Институте востоковедения стран Северной

Европы (NIAS) (1998), Институте Открытое общество (Фонд Сороса) (2003), Благотворительном фонде В. Потанина (2004), РГНФ (2004), НОФМО (2004, 2005).

По теме диссертационного исследования опубликована монография «Сайгонские режимы: религия и политика в Южном Вьетнаме (1945-1963)», а также более 40 статей и тезисов докладов. На монографию во Вьетнаме в центральном историческом журнале была напечатана положительная рецензия137. Ряд статей был издан в периодических исторических журналах во Вьетнаме, России, Дании и Германии.

По отдельным аспектам диссертационного исследования автором были разработаны специальные учебные курсы, которые в течение ряда лет читались студентам СПбГУ. В их основе заложены результаты исследований и наработки многолетней преподавательской деятельности автора на Восточном факультете СПбГУ.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой истории стран Дальнего Востока Восточного факультета СПбГУ.

Религия и конфликты: постановка проблемы

История Вьетнама в новое и новейшее время по большей части состоит из войн, поэтому в многочисленных исследованиях по Вьетнаму основное внимание традиционно уделяется политическим и военным аспектам исторических событий. В этих условиях такие факторы, как культурный и религиозный, считаются второстепенными и, как правило, просто игнорируются. В исключительных случаях культурные и религиозные аспекты рассматриваются в самом конце солидных монографий в качестве малозначимых приложений, которые не могут оказать существенного влияния на исторические процессы. В данной работе особое внимание сконцентрировано на культурном аспекте истории Вьетнама в новое и новейшее время, а религиозный фактор будет рассмотрен как проблема первостепенной важности.

Один из наиболее авторитетных авторов, пишущих про вьетнамские войны, генерал-лейтенант Филипп Дэвидсон, служивший во Вьетнаме в качестве начальника разведотдела штаба американского командования, в своей книге «Война во Вьетнаме» задается вопросом: «Как могло получиться так, что самое могущественное государство в мире, не проиграв ни одного сражения во Вьетнаме, все же потерпело поражение в войне»

137 Binh Thu Cue. "Cäc ch§ do Säi Gön: ton giäo vä chinh tri a Nam Viet Nam" // Nghien ciru lich sir. 2002. № IX-X.P. 88-91.

138 Дэвидсон Ф.Б. Указ. соч. С. 762.

Эта фраза может навести на размышления о том, что сугубо военные мероприятия, даже при условии успешного проведения, не могут гарантировать удачного исхода кампании в делом. Получается, что сугубо военная проблема не имела военного решения, вернее, решение лежало не в военной области.

В самом деле, обычно проблема представляется так, что история войн состоит из последовательности сражений, и кто выигрывает большее количество сражений или генеральное сражение, тот оказывается победителем. В классической военной истории все именно так. Однако вторая индокитайская война представляет собой уникальный пример, когда одна из воюющих сторон одержала победу во всех сражениях, но проиграла войну, признала это и приступила к выводу войск. Данное обстоятельство заслуживает самого пристального внимания. Получается, что, по большому счету, исход войны определяется не на полях сражений, а где-то еще. Вопрос: где? Ответ дать очень не просто, так как он не очевиден. Воюющие стороны использовали значительные людские и материальные ресурсы для обеспечения тех самых боевых действий, которые не играют решающей роли в исходе войны. США, к примеру, истратили на войну во Вьетнаме более 300 млрд.« долларов и потеряли убитыми почти 58 тыс. чел. Единовременно во Вьетнаме находилось t TQ до 500 тыс. военнослужащих; всего Вьетнам прошло 2 млн. солдат и офицеров .

Генерал Дэвидсон детально разбирает военные кампании французского экспедиционного корпуса, а также военные кампании и программы армии США по умиротворению. Таким образом, складывается впечатление, что у французов не было достойных упоминания и критики программ по умиротворению. Это не так. Французский экспедиционный корпус присутствовал во Вьетнаме с 1858 по 1954 гг., а американская армия с 1965 по 1975 г., если не считать период «мирного времени» с 1954 по 1964, когда в Южном Вьетнаме активно действовали американские советники. Получается, что французы работали во Вьетнаме значительно дольше чем, США.

В этом контексте особого внимания заслуживает структура работы Ф. Дэвидсона. Главы, посвященные первой индокитайской войне (1945-1954), касаются разбора военных действий французского экспедиционного корпуса в Северном Вьетнаме. Анализ военных операций второй индокитайской войны (1965-1975) проходит на фоне событий в Южном Вьетнаме. Это стандартная логика изложения материала, которая обусловлена тем, что основным театром военных действий первой индокитайской войны был Северный Вьетнам, второй индокитайской - Южный. Однако при таком подходе пропадает одна

139 Larousse. Théma encyclopédique. Les hommes et leur histoire. Histoire, systèmes politiques, histoire des idées, religions. - Paris, 1994. P. 254 ; Новакова O.B., Цветов П.Ю. История Вьетнама. Ч. 2. - М.: Изд. Моск. Ун., 1995. С. 251. немаловажная деталь. Пытливый читатель может задаться вопросом: а что происходило в период первой индокитайской войны на территории Южного Вьетнама, почему там французский экспедиционный корпус не вел военных операций?

Генерал Дэвидсон, давая характеристику основных театров военных действий, упоминает и о Южном Вьетнаме. Он пишет. «На Юге Вьетнама дела французов обстояли лучше всего» 140 . «Активность вьетминьцев 141 в Аннаме 142 , хотя и доставляла беспокойство, все же не могла стать источником больших неприятностей для французов. Кохинхину и Камбоджу Наварр мог и вовсе не принимать в расчет»143. Далее: «Что же касается Кохинхины, Зиап осознавал свою слабость в том районе и предписывал товарищам на юге лишь неослабное продолжение партизанской войны»144. Приведенные выше цитаты касаются положения Вьет Миня во второй половине 40-х и первой половине 50-х гг. XX в.

В мае 1954 г. французский экспедиционный корпус в битве при Дьенбьенфу потерпел поражение в горах Северного Вьетнама, у границы с Лаосом. Генеральное сражение, которое так долго пытались навязать французы Вьет Миню, случилось. Битва была проиграна, экспедиционный корпус капитулировал. В силу многих факторов, таких как поддержка Вьет Миня СССР и Китаем, международное давление, в том числе со стороны США, Франция была вынуждена покинуть Вьетнам.

В Южном Вьетнаме таких боев не было. Американцам достался тихий и спокойный, почти свободный от сильной коммунистической оппозиции Южный Вьетнам. После поражения при Дьенбьенфу США добились назначения проамериканского премьер-министра, Нго Динь Зьема. Французы не хотели уходить из Южного Вьетнама. Так началось продлившееся почти год франко-американское противостояние в Южном Вьетнаме. Противостояние было неявным. Профранцузскими силами руководил офицер французского Второго отделения Антуан Савани. Проамериканские силы были под командованием офицера ЦРУ Эдварда Лансдейла. Звучали воинственные заявления полевых командиров религиозных сект и офицеров правительственной армии, периодически происходили стычки. Ситуация иногда накалялась до вооруженных столкновений в Сайгоне, минометных и артиллерийских обстрелов городских кварталов

140 Дэвидсон Ф.Б. Указ. соч. С. 173.

141 Вьет Минь - сокр. название Лиги борьбы за независимость Вьетнама.

142 Во времена существования Индокитайского союза французы дали новые имена различным частям прежде единого государства Вьетнам. Северный Вьетнам - Тонкин, Центральный - Аннам, Южный -Кохинхина. После августовской революции 1945 г. коммунисты дали свои названия, соотв. Бак Бо, Чунг Бо, Нам Бо.

143 Дэвидсон Ф.Б. Указ. соч. С. 173.

144 Там же. С. 190. или правительственных учреждений. Профранцузские силы были представлены южновьетнамской полицией и вооруженными отрядами религиозных сект. Как отмечает Альфред МакКой, эти полувоенные отряды, включая речных пиратов Бинь Сюйен капитана Савани,. католики, и вооруженные, религиозные группировки действовали под управлением Второго отделения, военной разведки Французского экспедиционного корпуса145. За американцев воевала южновьетнамская армия. К лету 1955 г. кризис был разрешен победой южновьетнамской армии, профранцузские силы были рассеяны. Пушки смолкли и дым начал понемногу рассеиваться. Как метко заметил генерал Дэвидсон, «когда стихают пушки, проблемы не исчезают, они лишь меняются»146.

В описываемых событиях южновьетнамские коммунисты участия не принимали в силу своей слабости. Один из наиболее авторитетных специалистов по данному периоду истории Вьетнама, Бернард Фолл, так оценивал состояние Вьет Миня: «мало вероятно, чтобы Вьет Минь когда-нибудь достиг хотя бы части своей былой мощи»147.

Итак, к середине 1955 г. США обосновались в Южном Вьетнаме. В тот период коммунистической угрозы уже не было благодаря деятельности французов, at профранцузские силы были уничтожены. Через десять лет существования проамериканского режима США были вынуждены ввести войска, чтобы избежать падения этого режима. Причина состояла в угрозе со стороны набравшего силу' коммунистического движения. Так что же произошло в Южном Вьетнаме за время существования проамериканского режима? Каким образом коммунистам удалось добиться таких успехов?

Чтобы ответить на эти вопросы, следует определить характер французского правления. Вот как описывает генерал Дэвидсон доставшееся американцам французское

1А9, наследство в Южном Вьетнаме. «Зьему досталась в наследство от французов полная неразбериха - мешанина из конфликтующих между собой политических клик и религиозных фракций, неэффективные и почти не существующие органы государственной власти»149. Приведенный комментарий заслуживает самого пристального внимания. Достойно удивления, почему генерал Дэвидсон совершенно не обращает

145 McCoy A.W. Op. cit. P. 96-97.

146 Дэвидсон Ф.Б. Указ. соч. С. 292.

147 Fall В. The Political-Religious sects of Vietnam // Pacific Affairs. Vol. XXVIII. 1955. №3 September. P. 253. («It is unlikely that Viet Minh will ever regain even part of their erstwhile political strength»).

148 В тексте перевода написано Дьем. вместо Зьем. Связано это с труднообъяснимым подходом переводчика книги Дэвидсона, который при переводе в 2002 г. использовал правила 40-50-х годов, когда в СССР не было специалистов по Вьетнаму. Такой подход вызывает недоумение, так как в ряде случаев он существенно искажает текст книги, а иногда делает его недоступным пониманию. При цитировании мы сразу меняем транскрипцию вьетнамских имен и географических названий на общепринятую.

149 Дэвидсон Ф.Б. Указ. соч. С. 297. внимания на то, что в этой «мешанине» не было коммунистов, которые стали множиться сразу после того, как США «навели порядок»! Может, именно в этой самой «мешанине» и был какой-то скрытый, незаметный с первого взгляда, смысл?

Какова же была французская стратегия в Южном Вьетнаме в период первой индокитайской войны? Вот как описывает положение французов в Южном Вьетнаме в этот период известный французский автор П. Брошо: «Французы никогда не завоевывали Южный Вьетнам полностью. Контроль на Юге постоянно или временно распределялся между французами и их союзниками (каодаистами, хоа хао, католиками и мафией Бинь Сюйен), с одной стороны, и Комитетом сопротивления и управления Южного Вьетнама, с другой»150.

Заметим, что американский генерал, анализируя оперативную обстановку во Вьетнаме в целом, совершенно справедливо отмечает, что дела французов в Южном Вьетнаме обстояли лучше всего. Однако достойно удивления, что он не задается вопросом, а почему было так.

Не будет преувеличением заметить, что целая «армия» военных, историков, писателей, журналистов на протяжении последних нескольких десятилетий проанализировала и изучила все мельчайшие детали индокитайских войн в надежде понять причины успехов и неудач противоборствующих сторон. Нам хотелось бы обратить внимание читателя на «слона», который, несмотря на свою масштабность и важность в описываемых процессах, в течение долгих лет оставался незаметным для этой «армии». Под «слоном» в данном случае понимается французская стратегия умиротворения, которая позволяла стабилизировать ситуацию в Южном Вьетнаме. Основой французской стратегии умиротворения был религиозный фактор.

Французский порядок держался на хорошо продуманной системе использования разрозненных вооруженных сил религиозных сект, которые в целях самосохранения и защиты своих полуфеодальных владений воевали с коммунистами в регионах. В связи с этим возникает вопрос: при каких обстоятельствах появились эти секты? Как правило, появление южновьетнамских религиозных сект в исторической литературе представляется как результат естественной эволюции. Это легко понять, поскольку французские спецслужбы потратили немало сил на то, чтобы распространить в научной литературе стройную систему легенд и мифов, которая была призвана убедить читателей в

150 Brocheux P. The Mekong delta: ecology, economy, and revolution, 1860-1960. - Madison: University of Wisconsin, 1995. P. 199. ("The French never wholly reconquered Nam Bo. Control of the south was either steadily or temporally shared between the French and their allies (the Caodaists, the Hoa Hao, the Catholics, and the Binh Xuyen mafia) on the one hand, and the Uy Ban Khang Chien Hanh Chanh Nam Bo, or UBK (Committee of Resistance and Administration ofNam Bo), on the other"). естественном происхождении южновьетнамских новых религий. Однако, как только происходит переход от однобокого анализа к сравнениям и сопоставлениям, эта система легенд и мифов рассыпается как карточный домик, и начинает проявляться неизвестная ранее картина создания французскими спецслужбами суррогатных культов в виде «новых религий». С их ролью связаны многие проблемы современной истории Вьетнама.

Войны ведут не ради самой войны, а ради достижения политической цели. Военная цель является только средством достижения политической цели» 151 . Следовательно, помимо анализа сугубо военной составляющей, а именно стратегии и тактики воюющих сторон, не следует забывать о такой важной составляющей, как стратегия умиротворения. Это более тонкая материя, так как направлена на неявное решение долгосрочных политических задач в завоеванном государстве. В предельно кратком виде суть стратегии умиротворения сводится к «завоеванию сердец и умов» местного населения на оккупированных территориях. Она также может предусматривать контрмеры против аналогичной стратегии противника. Еще одна особенность стратегии умиротворения состоит в том, что она является результатом долгосрочного стратегического планирования, а вооруженные столкновения, переговоры и мирное время суть элементы более низкого уровня. Именно в силу своего неявного, а иногда намеренно скрытого характера изучение и анализ стратегии умиротворения представляет собой достаточно сложную задачу. Как отмечалось выше, история войн не сводится к совокупности конкретных сражений и компаний, которые разбираются на уровне анализа тактических и стратегических вопросов. Зачастую за скобками остается более фундаментальное понятие - стратегия умиротворения. Конкретные военные операции и их совокупности в этом смысле являются различными частями большого «слона», которого вслепую ощупывают с разных сторон. Поэтому и возникает удивление при известии о поражении в войне, в которой все сражения были выиграны. Если стратегию умиротворения называть программой умиротворения, то тем самым переворачивается процесс стратегического планирования с ног на голову и в этом случае умиротворение становится элементом, подчиненным военным операциям, и, в конечном счете, неэффективным, так как по своей природе имеет смысл только в долгосрочной перспективе. Причем, не только в период открытых военных действий, а до, во время и после них. Пренебрежение именно этим моментом и предопределило поражение США еще до начала открытых военных действий в 1965 г. Связано это с тем, что

151 Лиддел Гарт Б.Х. Стратегия непрямых действий. — М.: ИЛ, 1957. С. 386. коммунистическая угроза», прежде незначительная в период так называемого «мирного времени» 1955-1965 гг., приняла не столько угрожающий, сколько необратимый характер.

Несколько десятилетий военные, историки, писатели, журналисты анализировали и изучали мельчайшие детали индокитайских войн в надежде понять причины успехов и неудач противоборствующих сторон, а итог этим поискам подвел американский генерал своим знаменитым парадоксом. Кстати, этот фундаментальный парадокс, сформулированный американским генералом, как и полагается парадоксу, содержит в себе свое собственное логическое решение. Если исход войны определяется не на полях сражений, то подробное описание военных баталий не выведет нас к пониманию причин поражения. Американский генерал начал свою книгу с формулировки своего парадокса, а затем стал скрупулезно разбирать военные кампании. Не стоит удивляться, что заканчивает свою книгу он этим же парадоксом, фактически признавая, что так и не удалось прийти к объяснению причин поражения армии США. Зато у нас есть блестящее описание военных операций, которые проводили армии Франции и США на индокитайском театре военных действий. Чтобы найти решение этой, на первый взгляд, военной проблемы, с нашей точки зрения, надо заниматься не разбором военных операций индокитайских войн, а проследить эволюцию стратегии умиротворения. Кстати, генерал Дэвидсон очень близко подошел к решению вопроса, поскольку на страницах своей книги уделил весьма значимое место анализу американских программ по умиротворению, но логическое решение данной проблемы лежало в области изучения стратегий умиротворения с использованием религиозного фактора. Ведь исход войны, по большому счету, определяется не столько способностью захватчика (или освободителя) захватить страну или регион, сколько его способностью организовать эффективный социальный контроль над оккупированными территориями. Ведь неизбежно возникнет национально-освободительное движение, подавление которого будет отнимать массу сил, ресурсов и времени. Таким образом, как бы происходит переход в другое измерение, уход от анализа военных сражений к стратегии умиротворения с использованием религиозного фактора. Постановка вопроса именно таким образом позволяет перейти к изучению той самой среды, в которой и решаются вопросы победы или поражения в войнах! Причем основную роль в этой среде играет такой, на первый взгляд не военный фактор, как религиозный. Дальнейшее изложение материала будет связано с более тонкими материями, чем анализ конкретных военных сражений.

Религиозный фактор в локальных конфликтах и войнах все больше интересует специалистов самого разного профиля. Представители профессионального сообщества проводят исследования, пытаясь понять, какую роль религиозные организации играют в войнах и конфликтах; и вообще, насколько корректно говорить о системной связи между столь разными понятиями, как религия и локальные конфликты. Это тем более актуально в наши дни, после окончания холодной войны, когда наблюдается повсеместное возрождение религий и когда религиозный фактор начинает играть очень важную роль. Многие авторы пытаются игнорировать эту деликатную тему, тогда как другие, наоборот, заметили эту тенденцию и указывают на ее фундаментальный характер. Известный американский политолог С. Хантингтон в нашумевшей статье «Столкновение цивилизаций?» совершенно справедливо отметил, что в «конфликте цивилизаций вопрос ставится так: «Кто ты такой?» Речь идет о том, что дано и не подлежит изменениям. И, как мы знаем из опыта Боснии, Кавказа, Судана, дав неподходящий ответ на этот вопрос, можно немедленно получить пулю в лоб. Религия разделяет людей еще более резко, чем этническая принадлежность. Человек может быть полу-французом и полу-арабом, и даже гражданином обеих этих стран. Куда сложнее быть полу-католиком и полу

152 мусульманином» . С. Хантингтон в своей работе указывает на многие этнорелигиозные параметры конфликтов, которые ранее по причинам «политкорректности» даже не рассматривались в научной литературе, однако он уходит от проблемы навязанной идентичности. При знакомстве с его концепцией может создаться впечатление, что религиозная идентичность - нечто данное и изменению не подлежит (that is given cannot be changed). Поэтому в данном исследовании особое внимание будет направлено именно на этот аспект и рассказано о том, как меняется то, что «не подлежит изменениям». Иными словами, данное исследование начинается с того, на чем останавливается известный американский автор. Оно о том, кто, как и зачем меняет то, что «не подлежит изменениям», и о тех технологиях, которые позволяют это делать, о том, как трудно быть наполовину одним и наполовину другим, о том, как людей ставят в положение кризиса религиозной идентичности. В первую очередь речь пойдет о самом важном параметре, о религиозной идентичности, о том, как людей ставят в положение кризиса идентичности. В данной работе предлагается вспомнить некоторые детали конфликтов прошлого - то, что уже реально было в истории.

Причем в данном случае вниманию читателя будут предложены не общие рассуждения о том, что теоретически может произойти, а обобщающее практический

152 In conflicts between civilizations, the question is "What are you?" That is given that cannot be changed. As we know, from Bosnia to the Caucasus to the Sudan, the wrong answer to that question can mean a bullet in the head. Even more than ethnicity, religion discriminates sharply and exclusively among people. A person can be half-French and half-Arab and simultaneously even a citizen of two countries. It is more difficult to be half-Catholic and halfMuslim. Huntington Samuel. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. Summer, 1993. опыт и отражающее его закономерности осмысление реального конфликта без попыток применения к нему теоретических схем, разработанных на другом материале. Сопоставление хорошо известной и проверенной фактологической информации с новыми материалами по использованию религиозного фактора позволяет выйти на новый уровень понимания проблемы.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Колотов, Владимир Николаевич, 2005 год

1. Memorandum to Ambassador Collins. French subsidies to Sects. 8 January 1955.

2. National Intelligence Estimate. Number 63.1-3-55. Probable Developments in Vietnam to Julyl956. CIA. Secret.P.4.

3. Unknown US military document. IX. Cao Dai; X. Hoa Hao. P. 47-57. Ha русском языке

4. Берзин Э.О. Католическая церковь в Юго-Восточной Азии. - М.: Наука, 1966. - 320 с.

5. Благов А. Каодаизм во Вьетнаме. Автореф. дне. ... канд. нет. наук. - М., 1991. - 24 с.

6. Благов А. Синкретические вероучения и «крестьянская политика»: введение в изучение каодаизма и «буддизма Хоахао» // Локальные и синкретические культы. -М.:Наука, 1991.-С. 163-188.

7. Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии. 1945-1995. - М.: Сюита, 1997. - 350с.

8. Ван Тиен Зунг. Великая нобеда весной семьдесят пятого. - М.: Воениздат, 1980. - 247 с.

9. Григорьева Н.В. Европейские персонажи в каодаистском каноне // Межлитературные связи Востока и Запада (на материале литератур Дальнего Востока и Юго-ВосточнойАзии в эпоху средневековья, нового и новейшего времени). - СПб.: Петрополис,1995.-С. 35-38.

10. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. - М.: Наука, 1991.

11. Документы II Ватиканского собора / Пер. Андрея Коваля. - М.: Паолине, 1998.

12. Дьяконов И.М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. - М.: Наука, 1994.-384 с.

13. Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме. 1946-1975.-М.: Эксмо, 2002.-816с.

14. Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма. - М.: Центрнолиграф, 1995. - 461 с.

15. Зиновьев А.А. Пост-коммунистическая Россия. - М.: Реснублика, 1996. - 368 с.

16. История Востока. Восток в средние века. Т. П. - М.: Восточная литература, 1995. - 716 с.

17. История Вьетнама в новейшее время (1917-1965). - М . : Наука, 1970. -475 с.

18. Колотов В.Н. Вьет Минь в Августовской революции на Юге Вьетнама (историография нроблемы) // Историография и источниковедение истории странАзии и Африки. Выи. XIX. - СПб., 1997. - 100-120.

19. Колотов В.Н. Институты новых религий как инструмент управления конфликтом // Международные процессы. 2004. № 3(6). - 96-105.

20. Колотов В.Н. Историография мирской истории каодаизма // XIX научная конференция по историографии и источниковедению истории стран Азии и Африки. Тезисыдокладов. - СПб., 1997. - 64-67.

21. Колотов В.Н. История отрядов Бинь Сюйен // Черная жемчужина. 1994. № 3. - 11- 16.

22. Колотов В.Н. К вопросу о происхождении каодаизма // Кюнеровские чтения 1995- 1997 гг. Краткое содержание докладов. - СПб., 1998. - 95-98.

23. Колотов В.Н. К вопросу о происхождении каодаизма // Человек. Природа. Обш;ество. Актуальные проблемы. Материалы 8-й международной конференции молодых ученых22-28 декабря 1997 г. -СПб., 1997. - С . 170-171.

24. Колотов В.Н. Као Дай (Верховный храм) // Черная жемчужина. 1993. № 2. - 5-10.

25. Колотов В.Н. Национальные традиции и управление колонией в Южном Вьетнаме в первой половине XX века. // Материалы научной конференции Восточногофакультета, посвященной 275-летию Санкт-Петербургского университета 8-9 апреля1999 г.-СПб., 1999.-С.157-159.

26. Колотов В.Н. Письменность во Вьетнаме: подходы к исследованию вопроса // Кюнеровские чтения 1995-1997 гг. Краткое содержание докладов. - СПб., 1998. - 86-89.431

27. Колотов В.Н. Религиозный фактор в колониальной политике Франции в Южном Вьетнаме // Классическое востоковедение и классический ориентализм. - М.: Аспект-нресс, 2003. 80-105.

28. Колотов В.Н. Религия и политика в истории Южного Вьетнама в 1945-1963 гг. Автореф. канд. дисс. - СПб., 1997. - 24 с.

29. Колотов В.Н. Сайгонские режимы. Религия и нолитнка в Южном Вьетнаме в 1945- 1963 гг. - СНб., Издательство СНбГУ, 2001. - 308 с.

30. Колотов В.Н. Система коллективной безопасности в Южном Вьетнаме // Четвертая научная конференция преподавателей и студентов Восточного института. Тезисыдокладов. - Владивосток, 1999. - 52-53.

31. Колотов В.Н. Система коллективной безонасности и «новые религии» в Южном Вьетнаме // Человек. Природа. Общество. Актуальные проблемы. Материалы 9-ймеждународной конференции молодых ученых 22-28 декабря 1998 г. - СПб., 1998. -С. 33-37.

32. Колотов В.Н. Уроки Вьетнама по Роберту Макнамаре: идеологические химеры и попытки урегулирования реального конфликта // Восток. 2005. >fo5. 136-149.

33. Колотов В.Н. Южный Вьетнам: буддийский ренессанс, которого не бьшо // Пятая буддологическая конференция. Тезисы. - СПб., 1998. - 8-13.

34. Корнев И.В. Буддизм и его роль в общественной жизни стран Азии. - М.: Наука, 1983.-248 с.

35. Корнев И.В. Буддизм и общество в странах Южной и Юго-Восточной Азии. - М.: Наука, 1987.-220 с.

36. Лебедева М.М. Межэтнические конфликты на рубеже веков // Внешняя политика и безопасность современной России. Т. III. - М.: Росспэн, 2002. - 435.

37. Лиддел Гарт Б.Х. Стратегия непрямых действий. — М.: ИЛ, 1957.

38. Мазырип В.М. Крах марионеточного режима Нгуен Ван Тхиеу в Южном Вьетнаме (1965-1975). - М . : Наука, 1978. - 130 с.

39. Макгихи Р. Смерть и ложь. 25 лет в ЦРУ. - М.: Военное издательство, 1985. - 236 с.

40. Макнамара Р. Вглядываясь в прошлое. Трагедия и уроки Вьетнама. - М.: Ладомир. 2004. - 409 с.

41. Мосяков Д.В., Тюрин В.А. История Юго-Восточной Азии. - М.: Восточный университет, 2004. - 496 с.

42. Новакова О.В., Цветов П.Ю. История Вьетнама. Ч. 2. - М.: Изд. Моск. Ун., 1995. - 271 с.432

43. Новая история Вьетнама. - М.: Наука, 1980. - 718 с.

44. Новейшая история Вьетнама. - М . : Наука, 1984. - 424 с.

45. Огнетов И.А. Миссионеры во Вьетнаме (XVII- начало XIX в.) // Восток. 1999. №5. - 5-21.

46. Очерки истории Вьетнама. - Ханой; Нзд-во литературы на иностранных языках, 1978.-526 с.

47. Нознер П.В. Вьетнамо-китайская война начала 1979 г. (Проблема нолитологических оценок и ее исторические корни) // Второй советско-французский симпозиум ноЮго-Восточной Азии. - Париж, 1991. - 397-388.

48. Соколов А.А. Коминтерн и Вьетнам. Подготовка вьетнамских политических кадров в коммунистических ВУЗах СССР. 20-30-е годы (историко-политический очерк). - М.:Институт востоковедения, 1998. - 183 с.

49. Системная история международных отношений в 4-х томах. События и документы. 1918-2003 / Отв. ред. Богатуров А.Д. Том 3. - М.: Научно-образовательный форум помеждународным отношениям, 2003. - 720 с.

50. Терентьев-Катанский А.П. С Востока на Запад (Из истории книги и книгопечатания в странах Центральной Азии). - М.: Наука, 1990. - 232 с.

51. Торчинов Е.А. Буддизм и государство средневекового Вьетнама // Буддизм: проблемы истории, культуры, современности. - М.: Наука, 1990. - 139-160.

52. Торчинов Е.А. Буддийская школа тхиен (становление и история развития) // Кунсткамера. Этнографические тетради. - СПб., 1993. Вып. 2-3. - 73-113.

53. Хантингтон Столкновение цивилизаций. - М . : ACT, 2003. - 603 с.

54. Хо Ши Мин. Избранное. Воспоминания о Хо Ши Мине. - М.: Политиздат, 1990. - 462 с.

55. Чешков М.А. Особенности формирования вьетнамской буржуазии. - М.: Наука, 1968.-184 с.

56. Шено Ж. Очерк истории вьетнамского народа. - М.: Издательство иностранной литературы, 1957. - 342 с.

57. Шнайдер Б. Золотой треугольник. - М.: Наука, 1989. - 319 с.

58. Шпажников Г.А. Религии стран Юго-Восточной Азии. Справочник. - М.: Наука, 1980.-247 с.

59. Щедров И.М. Южный Вьетнам сегодня. Режим Нго Динь Зьема и национально- освободительное движение (1954-1962). - М.: Наука, 1966. - 255 с.433На вьетнамском языке

60. Ban ton giao cua chinh phu. Mot so' ton giao cf Viet Nam. (LiTu hanh noi bo). (Комитет no религиям при нравительстве. Некоторые религии во Вьетнаме. (Для внутреннегопользования)). - HN., 1993. - 281 tr.

61. Bui Kha. Tuyin tap Alexandre de Rhodes, Tran Luc, Tru'cfng Vinh Ky, Ngo Dinh Diem. (Буи Kxa. Сборник материалов об Александре де Роде, Чыонг Винь Ки, Нго ДиньЗьеме). - California: Giao Diem, 2004. - 245 tr.

62. Cao Huy Thuan. Giao si thufa sai va chinh sach thuoc dia cua Phap tai Viet Nam (1857- 1914). (Kao Хюи Тхуан. Миссионеры и колониальная политика Франции во Вьетнаме(1857-1914)). - HN.: NXB Топ Giao, 2003. - 620 tr.

63. Cao Xuan Нао. Chu Tay va chu Han, thu chu: nao hem? // Kien thiic ngay nay. 1994. №141. Tr. 3-5.

64. Cao Van Luan. Ben dong lich su". (Kao Ван Луан. У потока истории). - SG.: NXB Tri Dang, 1972.-430 tr.

65. Devillers Ph. Paris-Saigon-Hanoi. Tai lieu lUu trtt cua cuoc chie'n tranh 1944-1947. (Девилье Ф. Нариж-Сайгон-Ханой. Архивные материалы о войне 1944-1947). -нем.: NXB t/p нем, 1993. - 571 tr.

66. Dinh Thu Cue. Cac chl do Sai Gon: ton giao va chinh tri a Nam Viet Nam (Динь Txy Кук. Сайгонские режимы: религия и политика в Южном Вьетнаме) // Nghien cuu lich su.2002. XoIX-X. P. 88-91.

67. Doan Them. Hai mufdi nam qua. Viec tung ngay. 1945-1964. (Доан Тхем. Двадцать лет спустя. Ежедневная хроника. 1945-1964). - SG.: Nam Chi Tung Thu, 1966. - 424 tr.

68. D6 Quang HUng. Mot so' va'n de lich su Thien chua giao д Viet Nam. (До Куанг Хьгаг. Некоторые вопросы истории католической церкви во Вьетнаме). - HN.: DHTH HN,1990.-115 tr.

69. Dong Tan. Tim hieu dao Cao Dai. (Донг Тан. Нонятие пути Као Дай). - SG.: Сао Hien, 1974.-192tr.

70. Hoanh Linh D6 Май. Таш su" tiTdng bin vong. Viet Nam mau \v(a que hu'cfng toi. (Хоань Линь До May. Записки эмигрировавшего генерала. Вьетнам моя Родина). - HN.:NXB Cong an nhan dan, 1995. - 616 tr.

71. Ho Khang, Ho Sdn Dai, D6 Tam Chu^dng. Bo doi Binh Xuyen. Lien chi doi 2 va 3. (Xo Кханг, Xo Шон Дай, До Там Тьыонг. Армия Бинь Сюйен. Второе и третьеподразделения). - НСМ.: NXB t/p НСМ, 1991. - 200 tr.

72. Но Sdn Dai. Chien khu д mien dong Nam Bo (1945-1954). (Xo Шон Дай. Боевые районы в восточной части Намбо (1945-1954)). - НСМ.: NXB t/p НСМ, 1996. - 216 tr.

73. Но Sdn Dai, Tran Pha'n Chan, Tran Thi Nhung. B6 tham mitu quan khu 7. Mien dong Nam Bo. (Xo Шон Дай, Чан Фай Тян, Чан Тхи Нюнг. Штаб 7 военного округа.Восточная часть Намбо). - HN.: NXB Quan doi nhan dSn, 1994. - 252 tr.

74. Huy Due. Ong со' van noi ve «Ong со' vKn». (Хюи Дык. Господин советник рассказывает о «госнодине советнике»). TTCN. 1996. 28.4. -Тг. 25-36.

75. Le Anh Dung. Lich suf Dao Cao Dai. Thdi ki tiem In 1920-1926. (Jle Ань Зунг. История каодаизма. Скрытый период 1920-1926). - H u e : Thuan Hoa, 1996.-216 tr.

76. Le Cung. Phong trao Phat Giao mien Nam Viet Nam nam 1963. (Jle Кунг. Буддийское движение на Юге Вьетнама в 1963). - Hue': NXB Thuan Hoa, 2003. - 327 tr.

77. Le Trong Van. Nhffng hi a'n lich suf difdi che' do Ngo Dinh Diem. (Ле Чонг Ван. Тайны режима Нго Динь Зьема). - San Diego: Me Viet Nam, 1989. - 296 tr.

78. Ly Chanh Trung. Ba nam xao tron. (Ли Тянь Чунг. Три беспокойных года). - SG.: Nam Sdn, 1967. - 166 tr.

79. Ly Chanh Trung. Cach mang va dao ййс. (Ли Тянь Чунг. Революция и мораль). - SG.: 435NamSdn, 1966.-128 tr.

80. Ly Chanh Trung. Ton Giao va Dan Тбс. (Ли Тянь Чунг. Религия и нация). - SG.: Lua Thieng, 1973. - 128 tr.

81. Lich su" khang chie'n cho'ng My, cuu nu'dc 1954-1975.( История войны сопротивления против США 1954-1975). Тар 2, -HN.: NXB cMnh tri quo'c gia, 1995. - 432 tr.

82. Lich su Phat giao Viet Nam. (История буддизма во Вьетнаме). - HN., 1991. - 508 tr.

83. Lich su- Sai Gon, Chd L6n, Gia Dinh khang chien (1945-1975). (История Сайгона, Телопа, Задини в войне сопротивления (1945-1975)). - НСМ.: NXB t/p НСМ, 1994. -704 tr.

84. Lif Phildng. Cuoc xam lang ve van hoa va Ш tufdng cua de' quo'c My tai mien Nam Viet Nam. (Лы Фонг. Агрессия в сфере культуры и идеологии американскихимпериалистов в Южном Вьетнаме). - HN.: NXB Van Nghe, 1981. - 242 tr.

85. McCoy A.W. Nen chinh tri ma tuy a Dong Nam A. - HN.: NXB Cong an nhan dan, 2002.

86. Nhat Anh. Nhulng kham pha ve nan doi khung khie'p nam At Dau 1945. (Нят Ань. Новые открытия об ужасном голоде в год 1945). TCCN. 1995. № 44. -Тг. 34-35.

87. Nguyen Dinh Dau. Tong ke"t nghien ciJu dia ba Nam Ky Luc Tinh. (Нгуен Динь Дау. Итог изучения кадастров в Кохинхине). - НСМ.: NXB t/p НСМ, 1994. - 343 tr.

88. Nguyen Gia Phu. Lich su" tu" tu:6ng Phifdng Dong va Viet Nam. (Нгуен За Фу. История идеологии на Востоке и во Вьетнаме). - НСМ.: TDTH t/p НСМ, 1996. - 294 tr.

89. Nguyen Khac Vien. ТСг dien xa hoi hoc.(HryeH Кхак Виен. Социологический словарь). - HN.: NXB The" gidi, 1994. - 400 tr.

90. Nguyen Lang. Viet Nam Phat Giao sd" luan. (Нгуен Ланг. Сочинение по истории буддизма во Вьетнаме). TSp III. - HN.: NXB Van Hoc, 1994. - 586 tr.

91. Nguyen Nghi. Thien Chua giao tai Nam Bo // Nhung va"n d6 dan toe, ton giao d mien Nam. (Нгуен Нги. Католическая церковь в Намбо // Национальные и религиозные436проблемы Юга). - НСМ.: NXB t/p НСМ, 1994. - Тг. 191-206.

92. Nguyen Van Chien. Lich suf chfl" vie't cua ngu"di Viet (Нгуен Ван Тиен. История письменности вьетнамцев) // Viet Nam & Dong Nam A Ngay Nay. 1995. Ш 8. - Tr. 35.

93. Nguyen Van Hau. Nam cu6c dol thoai ve Phat giao Hoa Hao. (Нгуен Ван Хау. Нять историй о буддизме Хоа Хао). - SG.: NXB Hu^dng Sen, 1972. - 300 tr.

94. Nguyen Van Hau. Nhan thiJc Phat giao Hoa Hao. (Нгуен Ван Хау. Сознание буддизма Хоа Хао). - SG.: NXB Hifdng Sen, 1968. - 310 tr.

95. Nguyen Van Trung. Cao Dai: Dao д vung da't mdi. (Нгуен Ван Чупг. Као Дай: Вера на новой земле) //Т/с Triet My. 1996. № 1. -Tr . 172-221.

96. Qu6c Oai. Phat Giao tranh dau. (Куок Оай. Буддизм в борьбе). - SG.: Tan Sanh, 1963. - 176 tr.

97. Sdn Nam. Mot ch6 diJng cho mot hoc gia ldn. (Шоп Нам. Место для большого учепого). TTCN 12.1995. № 31. -Тг. 29.

98. ThU cua Chu tich Ho СЫ Minh gui ong Cao Trieu Phat (thang 9-1947). (Письмо президента Хош Ши Мипа Као Чиеу Фату (сентябрь 1947)). SGGP. 1996.7.9. - Тг. 4.

99. Тоап Anh. Tin ngiiSng Viet nam. (Тоан Ань. Религии Вьетнама). - SG.: Nam Chi Tung Thir, 1965.TapL-475tr.

100. Tran Ngoc Them. Tim ve ban sac van hoa Viet Nam. (Чан Нгок Тхем. Поиск колорита культуры Вьетнама). - НСМ.: TDHTH t/p НСМ, 1996. - 672 tr.

101. Tran Van Giau. He у thiJc tu" san va su" ba't Ыс cua no trufdc cac nhiem vu lich su. (Чан Ван Зау. Буржуазная идеология и ее бессилие перед исторической необходимостью).438Tap П. - н е м . : NXB t/p НСМ, 1993. - 602 tr.

102. Tran Van Giau. Thanh cong cua chu nghia Mac-Lenin, tUWSng Ho Chi Minh. (Чан Ван Зау. Успех марксизма-ленинизма, идеологии Хо Ши Мина). Тар III. - НСМ.: NXB t/pНСМ, 1993. - 736 tr.

103. Vien sur hoc. Lich suf Viet Nam. 1954-1965.(История Вьетнама. 1945-1965). - HN.: NXB Khoa hoc xa hoi, 1995. - 392 tr.12O.Tie'u tu dien nhan vat lich su" Viet Nam. (Малый словарь деятелей истории Вьетнама).- SG., 1972. - 344 tr.

104. Tir die'n nhan vSt lich su Viet Nam. (Словарь деятелей истории Вьетнама). - SG., 1972. - 678 tr.

105. TU' dien nhan v$t lich su Viet Nam. (Словарь деятелей истории Вьетнама). - НСМ.: NXB Van Нба, 1993.-1216 tr.

106. Tu6Tag Van. NguM My bit &h\x tham chien a Viet Nam tvr khi nao? (Тыонг Ван. Когда американцы начали воевать во Вьетнаме?) // SGGP. №6843-29/7/1996. - Тг. 6.На французском языке

107. L'Asie du Sud-Est. L'Histoire du XX siecle. La Thailand, Cambodge, Laos, Vietnam. - Paris: Sirey, 1971.-954 p.

108. Blanchet M. Th. La naissance de l'etat associe du Viet-nam. - Paris: Editions M.-Th. Genin, 1954.-215p.

109. Le Caodaisme (1926-1934). Contribution a l'histoire des mouvements politiques de rindochine fran9aise. Documents. Vol. VII. Direction des affaires politiques et de lasurete generale. - Hanoi, 1934. - 112 p.

110. Celerier P. Menaces sur le Viet-Nam. - Saigon: Imprimerie d'Extreme-Orient, 1950. - 291 p.

111. Cendrieux J. Une Jerusalem nouvelle. Que'est-ce au juste que le Caodaisme, quatrieme religion indochinoise? // Extreme Asie. Revue Indochinoise illustree. - Saigon, 1928. №25.-P. 33-37.

112. La constitution religiose du Caodaisme. - Paris: Dervy, б.г, - 191 p. BO.Devillier Ph., L'Histoire du XX siecle. L'Asie du Sud Est. - Paris: SIREY, 1970.

113. Devillers Ph. L'Histoire du Viet Nam de 1940 a 1952. - Paris: Edititions du Seuil, 1952.

114. Gheddo P. Catholiques et bouddhistes au Vietnam. - Paris: Alsatia, 1970. - 424 p. 439

115. Gobron G. Histoire et philosophic du Caodaisme. - Paris. Dervy, 1949. - 215 p.

116. Grande Larousse en 5 couleurs. -Paris, 1994.

117. Hachette. Le dictionnaire couleurs. -Paris, 1994.

118. Larousse. Geographie Universelle. - Paris, 1959.

119. Larousse. Grand Atlas. Hammond. - Paris, 1994.

120. Larousse. Grand dictionnaire encyclopedique. T. 10. -Paris, 1985.

121. Larousse. Thema encyclopedique. Les hommes et leur histoire. Histoire, systemes politiques, histoire des idees, religions. - Paris, 1994.

122. Larousse. Trois volumes en couleurs. - Paris, 1966.

123. Nguyen Tran Huan. Histoire d'une secte religieuse au Vietnam: le Caodaisme // Tradition et revolutions au Vietnam. - Paris: Editions anthropos, 1971. - P. 189-214.

124. Petit guide pratique pour la visite au Saint-Siege Caodaique Tay-Ninh. - Tay Ninh, 1966.-24 p.

125. Savani A.M. Visages et images du Sud du Vietnam. - Saigon: Imprimerie fran9aise d'autre-mer 3,1955. - 287 p.

126. Tertrais H. Atlas des guerres d'Indochine 1940-1990. - Paris, 2004. - 64 p.

127. Tertrais H. La piastre et le fusil. Le cout de la guerre d'Indochine. 1945-1954. - Paris: Comite pour l'histoire economique et financiere de la France, 2002. - 634 p.Ha английском языке

128. Brocheux P. The Mekong delta: ecology, economy, and revolution, 1860-1960. -Madison: University of Wisconsin, 1995. - 270 p.

129. Chandler R. W. A Westview Special Study. War of Ideas: The U.S. Propaganda Campaign in Vietnam. - Boulder, CO: Wesview Press, 1981.

130. Davidson P.B. Vietnam at War. The History: 1946-1975. - Oxford: Oxford University Press, 1988.-838 p.

131. DeFrancis J. Colonialism and language policy in Vietnam. - NY, 1977. -

132. Denoyer L.Ph. Denoyer's student atlas with map reading suggestions. - Chicago: Denoyer- Greppert Company, 1959.

133. Duiker W.J. Historical Dictionary of Vietnam. Asian Historical Dictionaries, #1. - L. The Scarecrow Press, Inc., 1989.

134. Fall B. The Political-Religious Sects of Vietnam // Pacific Affairs. Vol. XXVIII. 1955. №3 September.-P. 235-251.440

135. Fall В. Vietnam witness. 1953-66. Frederick A. Praeger Publishers. -NY., 1966.

136. Hartney C. What is Caodaism? A brief history and philosophy. Caodai overseas missionary. (http://caodai.net/English/mainpage EN.htm).

137. Hue Tam Ho Tai. Millenarism and Peasant Politics in Vietnam. - Cambridge: Harvard University Press, 1983. - P. 224.

138. Hue Tam Ho Tai. Radicalism and the Origins of the Vietnamese Revolution. -Cambridge: Harvard University Press, 1992. - P. 325.

139. Huntington S. The clash of civilizations? // Foreign Affairs. Summer, 1993.

140. Karnow S. Vietnam. A History. The first complete Account of Vietnam at War. Penguin Books. -NY.: Penguins book, 1987. - 752 p.

141. Kolko G. Anatomy of a War. Vietnam, The United States, and the modem historical experience. -NY.: Pantheon books, 1985. - 628 p.

142. Kolotov V.N. The system of collective security and new religions in South Vietnam // South East Asia. Russian papers for a North-Western International (Finnish-Russian)Academic Session. 16-18.VI. 1998. - St. Petersburg, 1998. - P. 72-82. ,,.

143. Kolotov V.N. South Vietnam in 1945-55: The Role of the Religious Sects in the Collective Security System. //NIAS nytt. 1999. № 2 July. - P. 21-24.

144. Lansdale. E.G. In the Midst of Wars. An American's Mission to Southeast Asia. - NY.: Нафег and Row, 1972. - P. 387.

145. Manhattan A. Vietnam: Why Did We Go? The Shocking Story of the Catholic "Church's" Role in Starting the Vietnam War. - Chino: Chick publications, 1984.(http://www.reformation.org/vietnam.html').

146. McCoy A. The politics of heroin in South East Asia. - Singapore: Нафег and Row Publishers, 1989.

147. McNamara R. In retrospect. The tragedy and lessons of Vietnam. - NY.: Times book, 1995.-414 p.

148. Oliver V.L. Caodai spiritism. A study of religion in Vietnamese society. - Leiden: E.J.Brill, 1976. -145 p.

149. Patti A. Why Vietnam? - Los Angeles: University of California Press, 1980. - 571 p.

150. Schrock, Joann L. et. al. Minority Groups in the Republic of Vietnam. Pamphlet № 550-

151. CINFAC. -Washington: GPO, 1966. - 1163 p.

152. Smith R. B. An international history of the Vietnam War. Volume I. Revolution versus Containment, 1955-61.-Hong Kong: MacmillanPress, 1983.

153. Smith R. B. An Introduction to Caodaism. I. Origins and early history // Bulletin of the 441School of Oriental and African Studies. University of London. Vol. XXXIII. Part. 2. 1970.- P . 335-349.

154. Smith R. B. An Introduction to Caodaism. II. Beliefs and Organization // Bulletin of the School of Oriental and African Studies. University of London. Vol. XXXIII. Part. 3. 1970.- P . 573-589.

155. Shaplen R. The Lost Revolution. The Story of Twenty Years of Neglected Opportunities in Vietnam and of America's Failure to Foster Democracy There. - NY.: Нафег & RowPublishers, 1965.

156. The Pentagon papers. -NY.: The New York Times, 1971. - 677 p. 174 .The Religions of Vietnam. Command Information Pamphlet 11-67April 1968. (http://'www.historv.navv.mil/librarv/online/religions.htm).

157. Thayer С War by other means. National Liberation and Revolution in Viet-Nam. 1954- 1960. - Singapore. 1989. - 256 p.

158. T0rmesson S. Democracy in Vietnam? NIAS Reports, No 16. - Copenhagen. 1993. - 92 p.

159. T0nnesson S. The Meeting That Never Was // NIASnytt, 1997. № 3 October. - P. 19-20.

160. T0nnesson S. The Vietnamese Revolution of 1945: Roosevelt, Ho Chi Minh and de Gaulle in a World at War. - L., 1990. - 458 p.

161. Vietnam: A historical sketch. - Hanoi: Foreign Languages Publishing House, 1974. - 390 P-

162. Young M.B. The Vietnam Wars. 1945-1990. -NY.: Harper Collins PubUshers, 1991. Ha немецком языке

163. Kolotov V. 30 Jahre danach - Die Frage der Losung politisch-religioser Konflikte in Sudvietnam // Sudostasien. Ethnopolitische Konflikte in Stidostasien. 2005. № 1 Marz. - S.17-19.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 253081