Религиозный синкретизм у русских Ульяновского Поволжья тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.07, кандидат исторических наук Русин, Дмитрий Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Религиозный синкретизм у русских Ульяновского Поволжья». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 174823
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Русин, Дмитрий Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Ульяновск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.07
Специальность: 
Этнография, этнология и антропология
Количество cтраниц: 
198

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Русин, Дмитрий Владимирович

Введение. 1. Общая религиозная ситуация в Ульяновском Поволжье (конец XIX - конец XX вв.).

1.1 .Степень религиозности и религиозный состав русского населения Ульяновского Поволжья с конца XIX до конца XX вв.

1.2.Религиозные организации Ульяновского Поволжья в XX в.

2. Религиозный синкретизм у русских: понятие, основные элементы, классификация и периодизация.

2.1 .Понятие религиозного синкретизма и его структурные элементы у русских.

2.2.Классификация религиозного синкретизма и периодизация эволюции религиозного синкретизма.

3. Этапы эволюции религиозного синкретизма у русского населения Ульяновского Поволжья.

3.1.Первый этап эволюции религиозного синкретизма. щ 3.2.Второй этап эволюции религиозного синкретизма.

3.3.Третий этап эволюции религиозного синкретизма.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Религиозный синкретизм у русских Ульяновского Поволжья"

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью более глубокого понимания религиозного синкретизма, социальных, культурных и психологических причин его существования, роли и места религиозного синкретизма в обществе. Религиозный синкретизм является важным фактором в процессе эволюции религиозных представлений русского населения. Все религиозное мировоззрение русского народа синкретично по своей природе, и изучение его основ, структуры и обусловленности является важным для более глубокого понимания русского религиозного мировоззрения. В историческом аспекте религиозный синкретизм проявлялся в процессе развития самосознания русского населения и прошел ряд этапов в своем становлении, о которых мы говорим ниже, что также представляется немаловажным, так как отображает процесс становления современной религиозности русского населения. Кроме того, это во многом объясняет специфику современной русской религиозности, и более глобально, специфику русского менталитета.

Подходя к степени разработанности проблемы, следует отметить, что изучением особенностей религиозного мировоззрения исследователи начали заниматься еще в конце XIX века. Большой вклад в изучение этой проблемы внесли последователи эволюционистского подхода в этнологии. Дж. Фрэзер в своей работе «Золотая ветвь. Исследование магии и религии» (1923), являющейся одним из наиболее значительных трудов, исследующих истоки религии, проводит комплексный анализ магии и религии. Э. Тайлор в «Первобытной культуре» (1871) анализирует религиозные формы архаических верований. Однако, эволюционистские теории страдали европоцентризмом и тенденциозным восприятием сохранившихся архаических ритуалов.

Школа диффузионистов также внесла вклад в изучение данного вопроса. Ф. Ратцель в «Антропогеографии» (1882), JL Фробениус в «Происхождении африканских культур» (1898), Ф. Гребнер в «Методе этнологии» (1911) прослеживают заимствования, переносы, смещения культурных элементов, в том числе и религиозных, являющихся важным элементом культуры.

Работы представителей социологической школы: Э. Дюркгейма «Социология религий», Л. Леви-Брюля «Первобытное мышление» (1923) -вводят понятия коллективных представлений и выявляют особенности различных форм религиозного мировоззрения и мышления. В частности Дюркгейм приходит к выводу, что религия выполняет функцию укрепления социальной солидарности группы и преодоления разрыва между про-фанным и сакральным. Леви-Брюль выделяет особое дологическое мышление, свойственное некоторым архаичным народам и отчасти современному человеку, которое, по его мнению, и является причиной возникновения и сохранения религии как социального феномена. Видный представитель функционалистского направления в этнологии Б. Малиновский в своей работе «Магия, наука и религия» проводит комплексный анализ магии и религии, где особый акцент ставит на понимании внутренних мотивов религиозного и магического поведения. По его мнению, все религиозные и магические ритуалы носят сугубо функциональный характер и направлены на удовлетворение основных и производных потребностей человека, то есть являются формами коллективной адаптации общества к среде.

Изучению особенностей архаического мышления посвятил свои работы «Структурная антропология» (1958), «Тотемизм сегодня» (1962), «Мифология» (1964) структуралист К. Леви-Стросс, уделяя особое внимание знаковым и символическим системам:

Непосредственно изучением русского религиозного сознания занимались преимущественно российские исследователи. В XVII - начале XX вв. основной акцент делался на выявлении языческих богов древних славян: М. Д. Чулков «Краткий мифологический лексикон» (1767), «Словарь русских суеверий (Абэвэга русских суеверий)» (1780), М. В. Попов; «Краткое описание славянского баснословия» (1769), Г. Глинка «Древняя религия славян» (1804), А. С. Кайсаров «Славянская и Российская мифология» (1804), П. Строев «Краткое обозрение мифологии славян Российских» (1815). Однако, все эти работы страдают отсутствием научного подхода и относятся больше к фольклористике, чем к этнологии.

Этнологические материалы начинают прослеживаться в работах, появившихся в середине XIX века: И. М. Снегирева «Русские простонародные праздники и суеверные обряды» (1837 - 1839), И. П. Сахарова «Сказания русского народа о семейной жизни своих предков» (1830), А. В. Терещенко «Быт русского народа» (1848), В. Н. Даля «О поверьях, суе-верьях и предрассудках русского народа» (1880), И: Н. Срезневского «Святилища и обряды языческого богослужения древних славян по свидетельствам современным и преданиям» (1846). В этих работах делаются попытки систематизации и истолкования материала, однако, большинство из них страдает «карамзинским стилем». Особо следует выделить из трудов этого периода и книгу К. Д. Кавелина «Быт русского народа» (1848), в которой возникают намеки на «теорию пережитков», разработанную позже Тайлором.

В середине XIX века в российской этнологии ведущее положение занимает мифологическая школа: А. Н; Афанасьев «Поэтические воззрения славян на природу» (1865), А. А. Потебня «О мифологическом значении некоторых обрядов и поверий» (1865), П. С. Ефименко «О Яриле, языческом божестве русских славян» (1869), А. С. Фаминцев «Божества древних славян» (1884), М. Соколов «Старорусские солнечные боги и богини, историко-этнографическое исследование» (1887). И хотя эта школа страдала тенденциозностью в плане трактовок религиозных верований, тем не менее, представителями этой школы были собраны огромные материалы о языческих представлениях русского народа.

В середине XIX века появляются работы, посвященные изучению особой ветви религиозности русского народа — духовного христианства. Здесь следует выделить этнографические сочинения П. Н. Мельникова — Печерского: «Тайные секты» (1868), «Белые голуби, рассказы о скопцах и хлыстах» (1869), Н. Н. Барсова «Русский простонародный мистицизм» (1869), «Исторические, критические и полемические опыты» (1879), Н. Н. Ливанова «Раскольники и острожники» (1870), Н. Надеждина «Исследования о скопческой ереси» (1845). Данные работы во многом весьма тенденциозны, так как написаны в основном по заданию правительства. Так, работа Н. Надеждина написана по поручению министра внутренних дел Петровского. Тем не менее, эти исследования содержат много фактического материала и не являются церковно-миссионерскими. В конце XIX — начале XX века основной задачей российской этнологии также считался сбор материала. Существенные данные о религиозных верованиях собраны П. В. Штейном «Великорусе в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах и т. п.» (1900), С. В. Максимовым «Крестная, неведомая и нечистая сила» (1903), Д. М. Садовниковым «Этнографические материалы Поволжского края» (1874), «Сказки и предания Самарского края» (1884), Н. Н. Виноградовым «Заговоры, обереги, спасительные молитвы и пр.» (1907-1908).

В начале XX века появляются работы с попытками осмысления религиозного сознания русского населения. Это работы А.Ветухова «Заговоры, заклинания. Обереги и другие виды народного врачевания, основанные на вере в силу слова» (1907), где все сводится;к психологическим факторам; Е. В. Аничкова «Весенняя обрядовая песня; на западе и у славян» (1903), где обрядность выводится из материальных и хозяйственных потребностей; Д. К. Зеленина «Очерки русской мифологии» (1916), «Восточнославянская этнотрафия» (1927), «Статьи по духовной культуре» (19011913), где делается серьезная попытка объяснения причин возникновения различных языческих обычаев и обрядов.

В это же время появляются работы о соотношении христианства и язычества: Н. М. Гальковский «Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси» (1916), Ф. А. Рязановский «Демонология в древнерусской литературе» (1915), где описывается синкретизм языческих и православных представлений о дьяволе.

Духовное христианство рассматривается в исследованиях, носящих ведомственный характер: С. Д. Бондарь «Секта хлыстов, шелапутов, духовных христиан, Старый и Новый Израиль, субботников и иудействую-щих» (1916), Н. F. Айвазов «Христовщина. Материал для исследования русских мистических сект» (1915), Т. И. Будкевич «Обзор русских сект и толков» (1910), К. Кутепов «Секты хлыстов и скопцов»(1882), Н. В; Реут-ский «Люди божьи и скопцы» (1972). Данные работы по своему характеру весьма тенденциозны, официальны, но ценны многими конкретными фактами. В это же время появляются исследования либерально-народнического характера, в которых исчезает тенденциозность, присущая ведомственным, официальным исследованиям. Среди работ этого направления следует выделить работы А. С. Пругавина, И. Юзова, В. Розанова. Отдельно стоят труды Е. Пеликана «Судебно-медицинские исследования скопчества и исторические сведения о нем» (1872) и Д. Коновалова «Религиозный экстаз в русском мистическом сектанстве» (1908). Эти работы исключительно описательного характера и очень ценны тем, что авторы изучили громаднейший материал, в том числе и архивный. Кроме того, в данных работах с максимальной непредвзятостью для того времени рассматриваются вопросы ритуальной практики сектантов.

Ведущей школой к началу XX века в российской этнологии становится эволюционизм. В ключе эволюционистских теорий религиозные верования рассматриваются в работах В. Н. Харузиной «К вопросу о почитании огня» (1906); «Заметки по поводу употребления слова фетишизм» (1908) и Л. Я. Штернберга «Первобытная религия в сфере этнографии» (1936). Эти два исследователя заложили основы советской этнологии. Одним из виднейших представителей советской этнологии, занимавшимся изучением религиозных верований, был С. А. Токарев. Его работы: «Религиозные верования восточнославянских народов XIX - нач. XX в.» (1957), «Ранние формы религии» (1990), «Сущность и происхождение магии» (1959). Теоретически эти работы базируются на элементах эволюционистской и марксистской теорий. Но, несмотря на идеологизированность этих работ, они являются серьезным вкладом в изучение архаичных религиозных верований.

Изучению ранних форм религии и языческим верованиям русского народа посвящены работы Hi Л. Станкевича «Первобытное мифологическое мировоззрение и культовая практика» (1944); JL Н. Виноградовой «Народная демонология и мифоритуальная традиция славян» (2000); Н. А. Криничная «Посвящение в колдуны» (2002).

Несколько особый фольклорный акцент данной проблемы затрагивается в работах В. Я. Проппа «Исторические корни волшебной сказки» (1986) и Э. В. Померанцевой «Мифологические персонажи в русском фольклоре» (1975).

Основоположником изучения духовного христианства в русле марксистско-ленинской теории можно считать В. Бонч-Бруевича. В своих работах «Материалы к истории? русского сектанства и старообрядчества» (1908-1916), «Кривое зеркало сектанства» (1922). Он скурпулезно исслед-цет данный тип русской религиозности, обобщая огромное количество фактического материала. Далее по его стопам пошли такие советские исследователи, как Н. Н. Волков, В. Дружинин, И. Морозов, А. И. Клибанов, Э. Г. Филимонов, Е. Г. Балагушкин и др. Все вышеперечисленные авторы создали очень серьезные труды в изучении данного аспекта проблемы, несмотря на их идеологизированность.

Из исследователей религиозных верований в этнографическом и социологическом аспектах во второй половине XX века особо следует выделить П. Н. Пучкова и И; Н. Яблокова Их работы: П. Н. Пучков «География религий» (1975); И. Н. Яблоков «Основы теоретического религиоведения» (1994) носят фундаментальный характер.

Особенностью работ, появившихся по данному вопросу, во второй половине XX века, в советский период была большая идеологизирован-ность и атеистическая направленность: П. Курочкин «Эволюция современного русского православия» (1971); В. Миловидов «Современное старообрядчество» (1979); А. Москаленко «Идеология и деятельность христианских сект» (1978); И. Крывелев «История религий» (1975); Г. А. Носова «Язычество в православии» (1975) и др.

Изучению степени современной религиозности и религиозной обрядности в России посвящены работы исследователей финно-российского проекта К. Кариайена и Д. Фурмана «Верующие, атеисты и прочие» и «Религиозность в России в 90-е годы» (2000), Е. А. Кублицкой «Традиционная и нетрадиционная религиозность» (1990), К. В. Цеханской «Россия: тенденции православной религиозности в XX в.(статистика и реальность)» (1999), В. Б. Житомирской «Православный христианин и гражданин российской державы» (1993), О. Е. Козьминой «Вопрос о религиозной принадлежности в переписях России и СССР» (1997), Т. Н. Варганова «Религиозность и политическая ориентация населения» (1991), Б. 3. Никифорова «Социально-психологические функции нетрадиционной религиозности» (1989), Е. А. Гришина «Программа-обоснование социологического исследования «Молодежь и нетрадиционная религиозность» (1989), М. П. Мчедлов «Религиозная ситуация в России» (1993) и др. В этих работах в основном на материале социологических исследований показана современная религиозная ситуация России, в которой ярко видны синкретические мотивы. Эти работы довольно объективно освещают данный вопрос, но в последнее десятилетие появилось также апологетическая православная тенденция в освещении вопросов, касающихся современной нетрадиционной религиозности российского населения. Самыми яркими примерами подобного типа исследований являются работы A. JI: Дворкина, А. Кураева, В. П. Кротоуса. Данные работы страдают излишним догматизмом и апологетичностью, хотя некоторые из них, например, работы A. JI. Двор-кина «Введение в сектоведение» (1998), весьма информативны.

Религиозность и религиозная обрядность русского населения Ульяновского Поволжья рассматривались в довольно небольшом количестве работ. Среди них можно отметить дореволюционные работы Н. М. Снегирева, Д. К. Зеленина, Д. Н. Садовников (см. выше). Кроме того, дореволюционные публикации в Симбирских епархиальных ведомостях (СЕВ) С. Введенского «О хлыстах села Крестникова, Сеуча и Лапшевки Симбирского уезда» (1904, № 6), «О хлыстах с. Порецкого Алатырского уезда» (1905, № 13), А. Сокольского «В селе Собакино у вожака хлыстов» (1915) и в Симбирских губернских ведомостях (СГВ) А. П. Крыжина «Доклад о скопцах» (1866, № 7) и др. Большинство статей в СЕВ и СРВ по данной теме посвящены различным сектам, существовавшим на территории Симбирской губернии в дореволюционное время.

Из работ советского периода можно выделить только работу В. С. Чекулаева «Некоторые итоги конкретно-социологических исследований религиозности среди сельского населения Кузоватовского района» (1968), в которой даются статистические данные о степени религиозности и религиозной обрядности в данном районе.

Публикации последнего времени представлены в основном статьями Н. А. Дунаевой «Особенности религиозных верований крестьян Симбирской губернии в начале XX века» (1999), С. А. Мельниковой «На иллюзиях свободы не построить.(из истории массового сознания крестьян Симбирской губернии) (2002), Л. Ю. Браславского «Раскол русской православной церкви и его последствия в истории народов Среднего Поволжья» (1988), Р. К. Кириллова «Миссионерская деятельность русской православной церкви в Среднем Поволжье во второй половине XIX в.» (1988), Г. Е. Куд-ряшева «Православное миссионерство в Среднем Поволжье: история и оценки его деятельности» (1988) и Л. П: Шабапиной «Синкретизм в религии народов Среднего Поволжья» (1999). В работе JI. П. Шабалиной вкратце даны основные тенденции синкретических процессов в религиозных верованиях русского населения Ульяновской области.

Проблема синкретизма как явления религиозной жизни разрабатывалась В. О. Ключевским. В работе «Курс русской истории» (1956) он рассматривает синкретизм христианства с языческими представлениями финно-угорских народов, называя его бытовой ассимиляцией. В изучение данной проблемы внесли свой вклад так же В. Г. Богораз-Тан, Н. М. Никольский.

Особо следует выделить работу Н. М. Маторина «К вопросу методологии изучения религиозного синкретизма» (1934), где автор выстраивает структуру религиозного синкретизма, понимаемого как взаимопроникновение религий, различающихся по степени своего развития (простые и сложные культы).

Большой вклад в изучение проблематики религиозного синкретизма внес JI. Г. Лемешко своей работой «Теоретический и научно-практический аспекты религиозного синкретизма» (1974). Г. Е. Кудряшев в работе «Динамика полисинкретической религиозности» (1974) вводит понятие полисинкретизма, подразумевая под ним многократное напластование различных религиозных культов и учений. Синкретизм язычества и христианства у русских рассматривается в работе Б. А. Успенского «К проблеме христи-анско-языческого синкретизма» (1979).

Довольно основательно исследуется ■ понятие религиозного синкретизма в работе Н. С. Капустина «Особенности эволюции религий» (1984), где автор отделяет понятие синкретизма от понятий эклектизма и ассимиляции. Феномен синкретизма как явления религиозной жизни XX века рассматривается в работе Д. А. Таевского «Синкретические религии и секты» (2001).

Религиозный синкретизм рассматривается довольно подробно в ряде трудов: С. А. Романовой «Особенности формирования православноязыческого синкретизма мари» (1988), Н. Ф. Мокшина «Религиозный синкретизм у мордвы» (1990), В. Е. Владыкина «Из истории религиозного синкретизма у удмуртов» (1990), И. В. Стеблевой «Синкретизм религиозно-мифологических представлений домусульманских тюрков» (1989), Н.

H. Великой, В. Б. Виноградова «Доисламский религиозный синкретизм у вайнахов» (1989) и др. Но все эти работы рассматривают не русское население. Тема религиозного синкретизма у русских Ульяновского Поволжья в полном объеме до настоящего труда не рассматривалась ни в одной из работ. Таким образом, проведенный историографический анализ позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на значительный вклад исследователей в изучение различных проблем религиозного синкретизма у русских, сформулированная в диссертации тема до настоящего времени еще не получила специальной научной разработки. Так, остались не исследованными должным образом следующие вопросы: причины возникновения религиозного синкретизма, его структура, наличие нескольких слоев синкретических представлений в современном религиозном сознании русского человека. Религиозный синкретизм, являющийся неотъемлемой частью культуры каждого этноса, достаточно полно и обстоятельно не изучен, хотя его научное осмысление имеет не только гносеологическое, но и социально-культурное значение.

Цель диссертации заключается в изучении религиозного синкретизма в среде русского населения Ульяновского (Симбирского) Поволжья. Эта цель предполагает постановку и разработку следующих задач:

I. выявление элементов религиозного синкретизма и их классификацию;

2. выявление истоков типовых элементов религиозного синкретизма;

3. создание периодизации эволюции синкретических процессов в религиозности русского населения;

4. прослеживание на этнографическом материале русского населения процесса эволюции синкретических религиозных представлений в течении XIX - XX веков в Ульяновском (Симбирском) Поволжье.

Объектом исследования являются синкретичные религиозные представления русского этноса, расселенного на территории Ульяновского (Симбирского) Поволжья.

Предметом исследования выбраны синкретические структуры в религиозных представлениях русских, а так же процесс их становления и источники его формирования. В нашей работе мы выделили три структурных элемента религиозного синкретизма. Это язычество (архаичные культы), православие и различные нетрадиционные для русского населения религии. Из сопоставления этих элементов мы получили три разновидности религиозного синкретизма у русских, а именно - синкретизм язычества и православия, синкретизм язычества и нетрадиционных религий, синкретизм православия и нетрадиционных религий. Каждой из разновидностей религиозного синкретизма соответствуют определенные исторические периоды формирования, которые также являются предметом нашего изучения.

Выбор территории обусловлен ее уникальностью как в национальном, так и в историческом аспекте. В национальном аспекте Ульяновское Поволжье уникально тем, что на данной территории проживает несколько различных народов (помимо русских, татары, чуваши, мордва, немцы, эстонцы, латыши, украинцы и др.). Количество нерусских народов; в Ульяновской области значительно выше, чем в других поволжских областях, за исключением, конечно, Татарской, Чувашской и Мордовской республик. По данным переписи населения Российской империи 1897 года видно, что основу этнического состава Симбирской губернии составляли русские — 1084961 человек - 70,2% от общего количества населения. Далее по численности в Симбирской губернии следовали мордва (12,2%), татары (9,6%) и чуваши (8%). Общая доля нерусского населения таким образом составляла 29,8% [Первая всероссийская перепись населения Российской империи 1897 года, 1905: 154].

Такое разнообразие национального состава было обусловлено в первую очередь историческими факторами. Из истории колонизации края мы видим, что в XIII в. областью, населенной разнообразными финско-угорскими племенами, завладели татары; во второй половине XVI века, с покорением Казани сюда хлынула новая колонизационная волна, состоявшая в основном из выходцев из Московского государства: помещиков с крепостными и авантюристов. Позже на данной территории происходили ассимиляционные процессы между русскими, татарами и финно-уграми [Среднее и нижнее Поволжье и Заволжье, 1901: 153-155].

Количество русского населения в процентном составе с XIX века оставалось относительно стабильным. Так «русское население преобладало во всех уездах за исключением Буинского. По материалам «Подворной переписи 1910-1911 года», в Симбирском уезде проживало 72,6% русских, в Сенгилеевском уезде — 77,1%, в Сызранском — 86,9%, в Карсунском -85,2%, в Алатырском — 69,7%, в Ардатовском — 59,1%, в Курмышском — 50,8%, в Буинском- 15,8%» [Дунаева, 1999: 46-47]; Таким образом; общий процентный состав русского населения в 1910-1911 годах составлял 64,7%. Это несколько ниже, чем данные переписи 1897 года. По всей вероятности, уменьшение доли русского населения в это время связано с драматическими событиями революционного характера.

В дальнейшем по переписям населения, проводимым с 1937 года, можно проследить следующую динамику колебания численности процентного состава русского населения в Ульяновской области. Так в 1939 году русских в Ульяновской области было 79%, в 1959 — 77,7%, в 1970 - 76%, в 1979 - 74,8% и в 1989 - 72,8% [Шабалина, 1993: 40]. При этом, по данным переписи населения 1989 года, вслед за русскими по численности значились татары — 11,4%, чуваши - 8,4% и мордва — 4,4%. Всего русского населения по данным переписи 1989 года в Ульяновской области было зарегистрировано 1016815 человек. При этом чуть меньше половины всего русского населения (486201 человек) проживает в городе Ульяновске. В самом же Ульяновске, как и в области, основное население составляют русские - 78%, далее идут татары — 9,7%, чуваши - 6,6% и мордва -1,8%. В целом, сравнивая процентную долю русского населения в Ульяновской области на 1989 год - 72,8% и процентную долю русского населения в России — 81,5%, можно сказать, что Ульяновская область является областью с несколько заниженным процентным составом русских относительно всей России. Это придает определенную этнографическую специфику и своеобразие Ульяновской области [Народы России, 1993: 433 - 446]. Рассматривая динамику процентного соотношения русских с другими народами в Ульяновской области, мы видим, что с середины XX века процентная численность русских медленно падает, в основном за счет увеличения доли татар и чуваш.

Начиная с этого времени и до XIX века, данная область была прибежищем для многих сект, которые подвергались гонениям со стороны русской православной церкви. В XVII-XVIII в. сектанты бежали сюда, так как влияние церкви здесь было более слабым, чем в центральных районах. Позже это стало причиной расцвета в XIX веке сектантских движений в Симбирской губернии. Ульяновская область также уникальна и в том, что в советский период, являлась родиной Ленина, она стала идеологическим центром атеистической пропаганда. Это наложило сильный отпечаток на мировоззрение местного населения. Сегодняшняя экономически нестабильная обстановка в Ульяновской области (по сравнению с другими регионами) порождает в населении неукорененность и неуверенность в своем будущем [Экономическое положение Ульяновской области в 2000 г.,2001]. Это создает благоприятную почву среди людей для того, чтобы искать опору в чем-то ином. В связи с этим в Ульяновской области наблюдается рост увлечения мистицизмом и уход неустроенных в социальном плане людей в секты (см. ниже данные наших исследованний).

Хронологические рамки исследования обусловлены тем, что период с XIX века по начало XXI века наиболее адекватно отражен в архивных документах и памяти информаторов.

Источи и ковая база исследования представляет собой комплекс этнографических, исторических и фольклорных источников, которые по происхождению и информативному содержанию можно объединить в несколько групп.

1. Опубликованные источники включают заметки исследователей, краеведов, священников. В работах И. М. Снегирева, Д. Н. Садовникова, Д. К. Зеленина, С. Введенского, А. П. Крыжина, А. Сокольского, В. С. Чеку-лаева (названия работ см. выше) содержится некоторая фактическая информация о религиозных представлениях русского населения рассматриваемого региона. Ценный материал был почерпнут нами из СЕВ (Симбирские епархиальные ведомости), СГВ (Симбирские губернские ведомости) и из Всероссийских и Всесоюзных переписей.

2. Архивные источники представлены документами ГАУО: отчетами священников-миссионеров, журналами собраний духовенства, справками и отчетами уполномоченного совета по делам религий Ульяновской области. Также использовались фольклорные материалы архива УлПТУ, кафедры литературы.

3.Полевые этнографические и фольклорные материалы, собранные автором в 1999 - 2001 годах в русских селах Городищи, Валгуссы, Палато-во, Пятино, Аксаур Инзенского района; селах Красноборск, Зеленец, Тум-кино Теренгульского района, а также в городе Ульяновске. Кроме того, было проведено анкетирование жителей Ульяновска и учащейся молодежи 18-25 лет Ульяновской области с целью выявления религиозного мировоззрения и уровня религиозной обрядности. Анкетирование проводилось по анкете, разработанной автором (приводится в приложении). Основным методом, использованным при анкетировании, был метод рандомизации.

В г. Ульяновске была проведена с помощью метода рандомизации репрезентативная выборка: 600 человек выборочной совокупности, по 100 человек на шесть возрастных групп (15-19; 20-24; 25-29; 30-39; 40-49; 50 лет и старше). Генеральная совокупность исследуемой группы составляла на 2000г. — 1068573 человека [Экономическое положение Ульяновской области в 2000 году, 2001: 40]. Ошибка при данном объеме выборки по каждой возрастной группе не превышает 10% [Паниотто , 1982: 82], что соответствует приближенной (близкой к обычной) надежности результатов выборочного обследования [Экспертные оценки в социологических исследованиях, 1990: 36] и позволяет считать выборку репрезентативной.

Кроме того, был проведен опрос студентов дневного отделения Ульяновских университетов (Ул1 НУ и УлГУ), проживавших как в Ульяновской области, так и в г. Ульяновске. В данном случае репрезентативная выборка заменена целевой, что не дает повода считать ее статистически репрезентативной в отношении генеральной совокупности (всего населения Ульяновской области), но показывает общие тенденции и различия в религиозных взглядах сельской и городской группы студентов. Ошибка при данном объеме целевой выборки не превышает 3% [Паниотто, 1982: 82] (выборочная совокупность - 1000 человек при общей целевой совокупности количество студентов университетов очного отделения на 2000г.) — 16 628 человек [Экономическое положение Ульяновской области в 2000 году, 2001: 40], что соответствует повышенной надежности результатов выборочного обследования [Экспертные оценки в социологических исследованиях, 1990: 36].

Методологической основой является сочетание исторического, этнологического, социологического и проблемного подходов в исследовании религиозного мировоззрения русского населения Ульяновского (Симбирского) Поволжья. При написании работы автор использовал методы непосредственного наблюдения, интервью, анкетирования и анализа архивных материалов.

Совокупный метод, который использован в данной работе, можно представить как систему следующих принципов, познавательных приемов и средств: требования казуального анализа; принцип единства этнологического и социологического рассмотрения предмета исследования; структурно-функциональный анализ; принцип историзма; сравнительно-исторический метод; специальные общенаучные и частнонаучные методы (полевые исследования, изучение фольклора).

Научная новизна исследования заключается, прежде всего, в том, что она является первой специальной монографического порядка этнологической работой, посвященной религиозному синкретизму русских на данной территории. Более конкретно научную новизну работы можно сформулировать в следующих тезисах: выявлены элементы религиозного синкретизма у русских Ульяновского (Симбирского) Поволжья; выявлены и описаны этапы эволюции религиозных синкретических представлений у русских Ульяновского (Симбирского) Поволжья; описаны формы религиозного синкретизма у русских Ульяновского (Симбирского) Поволжья; показана природа религиозного синкретизма на русском материале Ульяновского (Симбирского) Поволжья. Изучение синкретизма религиозных представлений русского народа позволяет глубже понять своеобразие его ментальное™, а также показать причину ее трансформации в различное время. Материалы и выводы автора могут заинтересовать этнологов, социологов, религиоведов, историков.

Научно-практическая значимость данного исследования состоит в том, что в нем собраны, систематизированы и введены в научный оборот этнографические, фольклорные и социологические материалы,. свидетельствующие о наличии синкретических элементов в религиозных представлениях основной массы русских. Кроме того, выявлена сама структура синкретических элементов, их соотношение и этапы эволюции синкретического мировоззрения русских.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты можно использовать:

- при проведении конкретных социологических исследований совре-у менного состояния феноменов религиозного характера;

- при дальнейшей теоретической разработке проблем социологии, этнологии, культурологии, религиоведения, в частности, при изучении процессов, протекающих в сфере общественной идеологии и общеtffc w ственнои психологии;

- при подготовке учебных курсов и составления учебных пособий по этнологии, культурологии, религиоведению, социологии;

- в учебно-воспитательной работе, в деле совершенствования регионального аспекта обучения в средней и высшей школе. Апробация результатов. Основные положения и выводы исследования обсуждались на Любищевских чтениях в 2000 г. в г. Ульяновске, на IX и X Всероссийской научно-практических конференциях «Человек в культуре России» (2001 и 2002 гг.) в г. Ульяновске, на IV международном Конгрессе этнографов в г. Нальчике, 2001 г. Результаты работы отражены в восьми публикациях.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Религиозный синкретизм у русского населения имеет свою особую структуру.

2. Каждый элемент религиозного синкретизма имеет свои истоки и устойчивую основу, но способен трансформироваться под воздействием различных факторов.

3. Эволюция религиозных синкретических представлений у русских происходила в три этапа: 1) возникновение народного православия, соединяющего язычество и православие, после принятия христианства на Руси; 2) возникновение духовного христианства, соединяющего православие и инородные (в основном гностические) учения, после проникновения на Русь ересей и, особенно, после раскола; 3) возникновение новых религиозных движений синкретического характера, соединяющих основы современного мировоззрения с религиозными учениями, в том числе и нетрадиционными, на современном этапе.

4. Каждый из этапов эволюции религиозных синкретических представлений формировал специфический религиозный пласт в мировоззрении и социальной структуре русских.

5. Религиозное мировоззрение современного русского населения полисинкретично, так как представлено тремя вышеупомянутыми пластами.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Заключение диссертации по теме "Этнография, этнология и антропология", Русин, Дмитрий Владимирович

Заключение

В данной работе была представлена попытка разрешить проблематику религиозного синкретизма русских Ульяновского Поволжья.

Цели и задачи нашей работы определялись актуальностью темы, степенью разработки проблемы и научными интересами автора.

В ходе работы мы пришли к следующим теоретическим выводам:

A. Религиозный синкретизм весьма распространенное явление, как в России, так и в Ульяновском Поволжье.

B. Религиозный синкретизм у русских Ульяновского Поволжья имеет свою структуру и состоит из трех элементов: православия, язычества и инородных учений.

C. Эволюция религиозных синкретических представлений у русских происходила в три этапа, результатом чего было формирование специфических религиозных пластов в мировоззрении и социальной структуре русского населения.

D. Религиозное мировоззрение у русских на современном этапе полисинкретично.

На современном этапе религиозный синкретизм проявляется наиболее ярко, что обусловлено рядом факторов: мифологическое сознание, особенности человеческой психики, десакрализация и атеизация сознания русского населения, усиление культурного обмена между народами, популяризация СМИ различных оккультных учений и т.д.

В своей работе мы дали общий обзор религиозной ситуации в Ульяновском Поволжье в прошлом и на современном этапе. Основное население, преобладающее в Ульяновском Поволжье в XIX - ХХвв., были русские (более 70%). Кроме того, на данной территории проживали и проживают татары, мордва и чуваши. В конфессиональном отношении преобладают православные (не менее 80 %), преимущественно из русского населения. Кроме православных, из наиболее крупных конфессиональных групп можно выделить мусульман (7-10%), в основном из среды татар. Существуют также протестанты, в основном из среды немцев, эстонцев и украинцев. Особенностью современной религиозной обстановки в России является то, что второй элемент синкретизма — официальная религия (идеология) в XX в. была сменена с православия на атеистическую идеологию. В дальнейшем, в постсоветский период, после отмены атеистической идеологии как официальной, создалась уникальная ситуация в плане синкретичности мировоззрения.

В связи с атеизацией страны около половины населения Ульяновского Поволжья становятся атеистами; И около половины населения остались верующими, о чем свидетельствует стабильность обряда отпевания(50-60%).

С конца 80-х годов количество верующих в Ульяновской области начинает неуклонно расти. Происходит синонимизация понятий «православный» и «русский». Это подтверждают данные опросов, где около половины неверующих называют себя православными. Религиозная обрядность в большинстве случаев носит не религиозную, а социальную мотивацию.

Наиболее распространенною разновидностью религиозного синкретизма среди русских в Ульяновской области является синкретизм православия и язычества, так называемое «народное православие», сформировавшееся на первом этапе эволюции религиозных синкретических представлений. В ряде случаев к чисто русским языческим верованиям примешиваются элементы инородных учений (западноевропейская магия, византийские и западноевропейские способы гаданий и др.). В области сохраняются в основном традиционные языческие представления, а в городе языческие представления приобретают наукообразный харак-тер(эстросенсорика, парапсихология).

Более редкими разновидностями религиозного синкретизма у русского населения Ульяновского Поволжья являются синкретизм православия и инородных учений и синкретизм язычества и инородных учений, поожденные вторым этапом эволюции религиозных синкретических представлений. В основном эти разновидности синкретизма проявляются в различных сектантских движениях. Наиболее традиционными из сект являются хлысты и скопцы, в учении которых синкретизировалось православие и гностицизм, проникший в Россию из Болгарии в виде богомильства.

С установлением советской власти традиционные секты Ульяновской области стали приходить в упадок. Но взамен их появились новые секты или НРД, включавшие в свои учения различные элементы восточных, гностических, языческих религий и всевозможные формы научных и паранаучных знаний. НРД являются результатом третьего этапа эволюции религиозных синкретических представлений у русских.

НРД распространены в основном в молодежной среде, отрицающей иудео-христианскую идеологию. Основная форма проявления — Нью Эйдж (Новый Век) и всевозможные группы сходного направления. Массовое сознание современных русских людей на сегодняшний день крайне полисинкретично и в различных своих аспектах отображает все три этапа эволюции религиозных синкретических представлений. Вера в религиозные нехристианские и парарелигиозные идеи распространена больше, чем вера в основные элементы христианского вероучения.

Из всего вышесказанного, мы можем сделать вывод, что в Ульяновском Поволжье русское население имеет очень высокую степень полисин-кретичности религиозного мировоззрения. Во многом это связано с незнанием православной догматики и весьма туманными представлениями о различных религиозных учениях. В первую очередь это относится к молодежи, мировоззрение которой не сформировано и легко поддается различным влияниям. В связи с этим нам видится необходимым проводить среди молодежи образовательную работу в этом плане. Многие молодые люди попадают под влияние сект, лишь по той причине, что незнакомы с происхождением учения данной секты, которое выдается за уникальное. Представления же о разнообразии религиозных движений и их происхождении способно сформировать в молодых людях более критическое отношение к различным религиозным учениям и на основе этого сделать свой разумный выбор.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Русин, Дмитрий Владимирович, 2004 год

1. Местный полевой материал (МПМ), 2001 г. Список информаторовг. Ульяновск:

2. Васильев Андрей (экстрасенс), Ленинский р-он.

3. Викторова Анна (экстрасенс), Железнодорожный р-он.

4. Исаев Дмитрий (отец Диодор), Ленинский р-он.

5. Лазурко Владимир Иванович (даос), Засвияжский р-он.

6. Ларионов Михаил (ламаист), Ленинский р-он.

7. Михайлова Надежда (астролог), Лениский р-он.

8. Огнева Елена (анастасийка), Ленинский р-он.

9. Писанцов семья (ивановцы), Лениский р-он.

10. Телегин Сергей (дзен-буддист), Засвияжский р-он. Ю.Ткаченко Владимир (виссарионовец), Железнодорожный р-он. //.Шегуров Юрий (основатель квазиориенталистского учения), Железнодорожный р-он.

11. Шемрук Владимир (сайентолог), Засвияжский р-он.

12. Юрий Н. (профессиональный гадатель), Ленинский р-он. Теренгульский р-он, с. Красноборск.

13. Н.Абаева Клавдия Васильевна, 1928 г. р.

14. Дмитриева Анна, 1914 г. р.

15. Рассадина Татьяна Григорьевна, 1914 г. р.

16. Спирина Александра Степановна, 1932 г. р.

17. Тараканова Антонина Алексеевна, 1932 г. р. Теренгульский р-он, с. Тумнкино.

18. Лысенко Ольга Андреевна, 1957 г. р. Теренгульский р-он, с. Зеленец.

19. Мальцев Александр Васильевич, 1960 г. р. Инзенский р-он, с. Аксаур.

20. Тюрина Александра Павловна, 1929 г. р. Инзенский р-он, с. Валгуссы.

21. Керчева Анна Петровна, 1913 г. р.

22. Лядова Татьяна Ивановна, 1924 г. р.

23. Махрова Анна Степановна, 1925 г. р.

24. Фадеева Екатерина Ивановна, 1910 г. р. 26.Чукулаева Мария Филипповна, 1936 г. р.

25. Инзенский р-он, с. Городищи.

26. Данчина Вера Степановна, 1928 г. р. Инзенский р-он, с. Палатово.

27. Бочкарева Пелагея Семеновна, 1927 г. р.

28. Лиликина Наталья Архиповна, 1913 г. р.

29. Лукьянова Пелагея Алексеевна, 1913 г. р. Инзенский р-он, с. Пятино.31 .Махрова Матрена Николаевна, 1922 г. р.

30. Хуртина Анастасия Лукинична, 1926 г. р. Инзенский р-он, с. Тияпино.

31. Безвительнова Екатерина Викторовна, 1924 г. р. 34.3аварыкина Екатерина Ильинична, 1941 г. р.2. Архивные материалы

32. А: Государственный Архив Ульяновской области (ГАУО)

33. Ф 134, оп. 7, № 459. Рапорт священника Троицкой церкви с. Беловаев-ка Курмышского уезда Иоанна Воскресенского о пресечении знахарской деятельности Ефима Исаева.

34. Ф 134, оп. 7, № 699. Брошюра «Распределение старообрядцев и сектантов по толкам и сектам» составленной по данной первой всеобщейпереписи населения 1897 года, записанных на основании личных показаний опрошенных лиц.

35. Ф 134, оп. 7, № 903. Журнал собраний духовенства I округа Алатыр-ского уезда о борьбе с сектантством и рапорт Сызранского уездного миссионера о секте «беседников» 1913 — 1915.

36. Ф — 134, оп. 7, № 15. Статистическое описание о прихожанах Сенгиле-евского уезда с. Тереньги Александро-Невской церкви и Статистические отчеты Сенгилеевского уезда жителей с. Подвалье.

37. ФР 3705, on. 1, № 39 Справка о количестве неразобранных церковных зданий по состоянию на 1960 г.

38. ФР 3705, on. 1, № 41. Списки церквей на 1958 и 1959 гг. (действующие).

39. ФР 3705, on. 1, № 48. Справка о предполагаемых религиозных объединениях в районах и городах области (1961).

40. ФР 3705, on. 1, № 58. Переписка с райисполкомами и уполномоченными совета по делам РПЦ, 1962.

41. ФР — 3705, on. 1, № 144. Справка о религиозной обстановке в области, 1982; Об активизации общины евангелистских христиан баптистов, 1981; О ходе выполнения постановления бюро обкома КПСС №19/04 от 13.10.81 «Об усилении атеистической пропаганды», 1985.

42. ФР 3705, on. 1, № 148. Сведения о религиозных объединениях за 1985г.; О мерах, проведенных в соответствии с постановлением СМ РСФСР «О мерах по дальнейшему усилению работы по атеистическому воспитанию».

43. ФР — 3705, on. 1, № 151. Сведения о религиозных объединениях за 1983 г.

44. ФР — 3705, on. 1, № 152. Обзор информационных отчетов комиссии содействия контролю за выполнением законодательства о религиозных культах рай(гор)исполкомах 1983 г.

45. ФР 3705, on. 1, № 154. К статотчету о сети и деятельности религиозных объединений за 1984 г. пояснительная записка.

46. ФР 3705, on. 1, № 166. Сведения о религиозных объединениях за ф) 1987г.; религиозная обстановка в Ульяновской области, 1988 г.

47. ФР 3705, on. 1, № 170. Сведения о религиозных объединениях за 1988 г.

48. ФР 3705, on. 1, № 175. Справка о количестве религиозных образова-т ний, 1990 г.

49. ФР 3705, on. 1, № 179. О религиозной обстановке в г. Ульяновске, 1991 г.

50. Б: Архива УлГПУ, кафедры литературы.

51. Ф 1, оп. 9, № 15. Амеличкина Н. А., 1920 г. р., г. Ульяновск, зап. 1990 г.

52. Ф 3, оп. 2, № 48. Белешина Мария Григорьевна, 1913 г. р., с. Елшанка Тереньгульского р-на, зап. 1988 г.ф 20.Ф 3, оп. 2, № 65. Минченкова Пелагея Ивановна, 1924 г. р., Ишеевка

53. Ульяновского р-на, зап. 1989 г.

54. Ф 3, оп. 2, № 84. Сабурова Ольга, с. Шарловка Майнского р-на, зап. 1982 г.

55. Ф 3, оп. 2, № 86. Багрова Мария Федоровна, 1904 г. р., с. Шарлова Майнского р-на, зап. 1978 г.

56. Ф 3, оп. 2, № 163. Евсташкина Мария Федоровна, 1905 г. р., с. Тумкино Тереньгульского р-на, зап. 1995 г.

57. Ф 4, оп. 2, № 315. Сорокина Лидия Петровна, 1943 г. р., г. Инза, зап. 1986 г.

58. Ф 13, оп. 2, № 317. Теречева Ольга Федоровна, 1918 г. р., с. Молвино Тереньгульского р-на, зап. 1990 г.

59. Ф 13, оп. 2, № 475. Полухина У. С., 1905 г. р., с. Соловчиха Радищевского р-на, зап. 1986 г.

60. Ф 18, оп.2, № 264. Соколова Татьяна Михайловна, 1973г. р., с. Бекешев-ка Павловского р-на, зап. 1980 г.

61. Ф 19, оп. 2, № 183. Костюшина Нина Ивановна, 1948 г. р., Ишеевка Ульяновского р-на, зап. 1992 г.

62. Ф 19, оп. 2, № 223. Гусарова Тамара Федоровна, 1950 г. р., с. Большие Ключищи Ульяновского р-на, зап. 1994 г.

63. Ф 19, оп. 2, № 236. Буракова Мария Ивановна, 1914 г. р., с. Большие Ключищи Ульяновского р-на, зап. 1994 г.

64. Опубликованные документы и материалы

65. Аристов Н. Я. Симбирские юродивые // Исторический вестник. — 1880. Т. III. - ноябрь. - С. 566.

66. Введенский С. О хлыстах села Крестникова, Слуга и Лапшевки Симбирского уезда // Симбирские Епархиальные Ведомости. — 1904. — № 6, отд. неофиц. С. 141 - 148.

67. Введенский С. О хлыстах села Крестникова, Слуга и Лапшевки Симбирского уезда // Симбирские Епархиальные Ведомости. — 1904. — № 9, отд. неофиц. С. 207 — 217.

68. Введенский С. О хлыстах с. Порецкого Алатырского уезда (о духовных скопцах) // Симбирские Епархиальные Ведомости. — 1905. — № 13, отд. неофиц.-С. 301-308.

69. Введенский С. О хлыстах с. Порецкого Алатырского уезда (о духовных скопцах) // Симбирские Епархиальные Ведомости. — 1905. — № 14, отд. неофиц.-С. 339-347.

70. Введенский С. О хлыстах с. Порецкого Алатырского уезда (о духовных скопцах) // Симбирские Епархиальные Ведомости. 1905. — № 15, отд. неофиц.-С. 373-378.

71. Волжский фольклор. — М.: Издательство МГУ, 1937. — 140 с.

72. Гадания на Васильев вечер (Записано в Ардатовском уезде) // Симбирский сборник. Симбирск, 1870. - Т. II. - отд. III. - С. 34 — 37.

73. Грушецкий Н. Колдуны и ведьмы,домовые, лешие, русалки, чары и наговоры, приметы и поверья. Очерки народных суеверий. М.: М. Е. Конусов, 1898.-220 с.

74. Даль В. И. О поверьях, суеверьях и предрассудках русского народа. — СПб. М.: Изд. Книгопродавца — типография М. О. Вольфа, 1880. — 250 с.11 .Доклад председателя совета по делам религии К. М. Харчева // Русская мысль. 1988. - № 3725. - С. 2.

75. Елеонская Е. Н. Сказки, заговор и колдовство России. М.: Индрик, 1994.-272 с.

76. Из жизни раскола в г. Сызрани // Симбирские Епархиальные Ведомости. 1901. - № 20. - С. 672 - 675.

77. Максимов С. В. Крестная сила. Нечистая сила. М.: ACT, 1999. — 560 с.

78. Памятная книжка Симбирской губернии на 1862 — 1863 гг. — Симбирск, 1863.- 180 с.

79. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Общий свод по империи. — СПб., 1905. — 410 с.

80. Садовников В. Н. Сказки и предания Самарского края. — Самара: Самарский ННЦ ИТ, 1993. 248 с.

81. Сведения о религиозных организациях зарегистрированных в российской Федерации // Магистр. — 2000. — № 1. — С. 96 — 98.

82. Сведения о состоянии раскола и сектантства в пределах Симбирской епархии по 1 — му миссионерскому округу за 1896 —1897 // Симбирские Епархиальные Ведомости. — 1899. -№ 24, прилож. отд. неофиц. С. 32.

83. Сожжение в Симбирске еретика Ярова. Симбирск, 1898. — 11 с.

84. Сокольский А. В селе Собакине у вожака хлыстов // Симбирские Епархиальные Ведомости. 1915. - № 324. - С. 955 - 963.

85. ЗО.Чекулаев В. С. Некоторые итоги конкретно-социологических исследования религиозности среди сельского населения Кузоватовского района. — Ульяновск: Ротатор, 1968. 48 с.

86. Шейн П. В. Великорусе в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах и т. п. Материалы, собранные и приведенные в порядок П. В. Шейном. Т. 1. СПб.: Академия наук, 1900. - 340 с.

87. Экономическое положение Ульяновской области в 2000 г. Статистический ежегодник. Ульяновск, 2001. - 180 с.4. Литература

88. Агаджанян А. Религиозный дискурс в российской масс-медиа: энтропия, скифония, идеократия // Старые церкви, новые верующие. Религии в массовом сознании постсоветской России. М. - СПб., 2000. — С. 112 - 154.

89. Айвазов И. Г. Христовщина. Материалы для исследования русских мистических сект. — Петроград, 1915. — 110 с.

90. Акопян К. 3. От религии к масскульту логика метаморфозы // Философские науки. 2000. - № 2. - С. 46 - 63.

91. Альбанский К. Последний Христос хлыстов о Церкви Последнего Завета глазами эксперта миссионерского отдела Русской Православной Церкви // Наука и Религия. 1999. - № 2. - С. 12-13.

92. Анашкина Г. П. Материалы по этнографии Ульяновской области. — Ульяновск, 1993.-223 с.

93. Андрейченко И. Кто и почему идет реализовываться в современную тоталитарную секту // Прикладная психология. 2000. - № 4. - С. 92 - 96.

94. Антонов В. «Новый век» готовит приход Антихриста // Современные ереси и секты в России. — Рязань, 1996. — С. 110—115.

95. Антонов В. Секта «Свидетели Иеговы» // Современные ереси и секты в России. Рязань, 1996. - С. 86 - 90.

96. Атеистический словарь / ред. Н. П. Новиков М.: Политиздат, 1984. — 560 с.

97. Ю.Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. — М.: Инд-рик, 2000. 576 с.

98. Бабасян Н. Белое братство ждет конца света // Новое время. — 1995. — № 46.-С. 38-40.

99. Байбурин А. К. Ритуал в традиционной культуре (структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов). — СПб.: Наука, 1993.-237 с.

100. Балагушкин Е. Г. Критика современных нетрадиционных религий. М.: Наука, 1984.-340 с.

101. Балагушкин Е. Г. Ивановны // Религии народов современной России / ред. М. П. Мчедлов — М.: Республика, 1999. С. 108 - 109.

102. Балагушкин Е. Г.Общество Сознания Кришны // Религии народов современной России / ред. М. П. Мчедлов — М.: Республика, 1999. — С. 314 -317.

103. Банцхав X. Основы Таро. М.: Издательство ЦАИ, 2000. - 320 с.

104. Барсов Н. И. Русский простонародный мистицизм // Христианские чтения.-1869.-№9.-С. 18-21.

105. Белкин И. Закон Большого в Малом // Мифы и магия индоевропейцев. — М., 1996. Вып. 6.-С. 18-21.

106. Белов А. Христианское сектантство // Агитатор. 1982. — № 9. - С. 43 -46.20.«Белых братьев» держат в черном теле // Симбирские Губернские Ведомости. — 1993. 11 августа. - С. 3.

107. Бернштам Т. А. Русская народная культура и народная религия // Советская этнография. — 1989. — №1. — С. 83 — 88.

108. Бондарь С. Д. Секты хлыстов, шелапутов, духовных христиан, Старый и Новый Израиль, субботников и иудействующих. — Петроград, 1916. — 220 с.

109. Бонч-Бруевич В. Раскол и сектантство в России//Избранные сочинения. М.: Издательство АН СССР, 1959. - Т. 1. - С. 288 - 316.

110. Браславский JI. Ю. Раскол русской православной церкви и его последствия в истории народов Среднего Поволжья. // История христианизации народов Среднего Поволжья. Чебоксары, 1988. — С. 34 — 42.

111. Бромлей Ю. Этнические процессы в современном мире // Международная жизнь. 1987. -№ 11.-С. 61-69.

112. Бросс Ж. Духовные учителя. — СПб.: Академический проект, 1998. 336 с.

113. Буайе Ж. Ф. Империя Муна. — М.: Политиздат, 1990. 351 с.

114. Булгаков С. В. Православие. М.: Современник, 1994. - 340 с.

115. Буткевич Т. И. Обзор русских сект и толков. Харьков, 1910.-156 с.

116. Вандерхилл Э. Мистики XX века. Энциклопедия. М.: Локид МИФ, 1996.-522 с.

117. Варзанова Т.И. Религиозность и политическая ориентация населения.// Государство, религия, церковь в России и за рубежом. — М.: Издательство Академии Государственной службы при Президенте РФ. 1997. — С. 32-37.

118. Василевский Ю. Л. Заметки о религиозной ориентации учителей // Социологические исследования. — 1997. № 9. - С. 78 - 88.

119. Васильев В. Отношения студенческой молодежи и религии // Социологические исследования. 2000. — № 1. - С. 118 - 120.

120. Велецкая Н.Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. -М.: Наука, 1978.-239 с.

121. Верховский Л. А. Буддизм в России // Религии народов современной России / ред. М. П. Мчедлов М.: Республика, 1999. - С. 50.

122. Викторов А. В. Религия в условиях демократизации российского общества. Кентавр. 1992. -№ 9 / 10. - С. 159 - 160.

123. Виноградова Л. Н. Народная демонология и мифоритуальная традиция славян. М.: Индрик, 2000. - 360 с.

124. Владыкин В. Е. Из истории религиозного синкретизма у удмуртов // Мировоззрение финно угорских народов. — Новосибирск, 1990. — С. 18-37.

125. Власова М. Новая АБЕВЕГА русских суеверий. СПб.: Северо — запад, 1995.-320 с.

126. Волков Н. Н. Секта скопцов. Л.: Наука, 1931. - 101 с.

127. Волков Н. Н. Скопчество и стерилизация. М. - Л.: Наука, 1937. - 118 с.

128. Гаврилов Д. От ритуалов к игре и обратно // Мифы и магия индоевропейцев. 1996. - вып. 6. - С. 32 - 33.

129. Генон Р. Символы священной науки. М.: Беловодье, 1997. - 480 с.

130. Георгиева Т. С. Историческая взаимосвязь мировых религий // Философские науки. 2002. - № 1. - С. 97 - 103.

131. Гогин С. От Белых братьев к детям Муна // Симбирский Курьер. — 1997.- 18 марта.-С. 3.

132. Гречишников С. Е. Магия как социокультурный феномен. Калуга: Облиздат, 1999. — 151 с.

133. Григорьева Л. Н. Белое братство Юсмалос // Религии народов современной России / ред. М. П. Мчедлов М.: Республика, 1999. — С. 41 — 43.

134. Григорьева Л. Н. Карма Кагью Дорже Линг // Религии народов современной России / ред. М. П. Мчедлов М.: Республика, 1999. - С. 160 — 161.

135. Григорьева Л. Н. Ушедшие в « Город Солнца» // Наука и Религия. — 1999.-№2.-С. 14-16.

136. Гришина Е. А. Программа-обоснование социологического исследования «Молодежь и нетрадиционная религиозность» // Актуальные проблемы идейно-политического воспитания молодежи. М.: ВКШ, 1989. - 197 с.

137. Громов Д. Ненайденные книги // Мифы и магия индоевропейцев. — 2001.-вып. 9.-С. 23-26.

138. Громыко М. М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крестьян XIX в. М.: Наука, 1986. - 274 с.

139. Громыко М. М. Мир русской деревни. — М.: Молодая гвардия, 1991. — 445 с.

140. Громыко М. М. Этнографическое изучение религиозности народа // Этнографическое обозрение. — 1995. — № 5. С. 77 — 83.

141. Громыко М. М. Отношение к богатству и предприимчивости крестьян XIX в. в свете традиционных религиозно — нравственных представлений и социальной практики // Этнографическое обозрение. — 2000. — № 2.-С. 86-99.

142. Громыко М. М. Жизнеописания неканонизированных подвижников благочестия в XIX в. как исочник для изучения массового религиозного сознания // Этнографическое обозрение. 2000. - № 6. — С. 45 — 56.

143. Гусева Н. «Индийская песня» хлыстов: к истории гимна русской секты // Родина. 1997. - № 11. - С. 67 - 69.

144. Дворкин А. Введение в сектоведение. Н. Новгород, 1998. — 488 с.

145. Дворкин A. JI. Десять вопросов навязчивому незнакомцу // Воспитание школьников. 1998. -№ 1. - С. 24 - 29.

146. Джери Д. Большой толковый социологический словарь. М.: Вече, 1999.-544 с.

147. Джуссани JI. Христианство как вызов. — М.: Христианское издательство, 1993.- 160 с.

148. Добрускин М. С. Христианство в эпоху постмодерна // Философия и общество. 2002. - № 1. - С. 70 - 81.

149. Дугин А. «Яко не исполнилось число звериное.» (об эсхатологической сущности русского раскола) // Конец света (Эсхатология и традиция). — М.: Арктогея, 1997. С. 48 - 54.

150. Дунаева Н. А. Особенности религиозных верований крестьян Симбирской губернии в начале XX века // Прошлое и настоящее России: политика, экономика, культура / ред. А. Г. Рыбаков — Саратов, 1999. С. 46 — 54.

151. Иваницкий В. Г. Евангельские повествования в фольклорном освящении// Общественные науки и современность. — 1995. № 1. - С. 146 — 158.

152. Иванов А. В. Пути противостояния современному иррационализму // Вестник Московского университета. — Серия 7. Философия. 2000. — № 6.-С. 3-21.

153. Игнатьев И. П. Социально-психологические аспекты критики псевдовосточных культов // Социально-философские аспекты критики религии.-Л., 1988.-С. 48-63.

154. Иникова С. А. Секта духоборцев как этнолокальная и конфессиональная общность // Вестник гуманитарного научного фонда. 1999. - № 4. — С. 41-47.

155. Итс Р. Ф. Введение в этнографию. Л.: Издательство ЛГУ, 1991. — 168 с.

156. Каариайнен К. Верующие, атеисты и прочие (эволюция российской религиозности) / К. Каариайнен, Д. Е. Фурман // Вопросы философии. — 1997.- №6. -С. 35 -52.

157. Каариайнен К. Люди на тающей льдине (ценностная ориентация религиозной элиты России) / К. Каариайнен, Д. Е. Фурман // Вопросы философии. 1999. - № 1. - С. 27 - 29.

158. Каариайнен К. Татары и русские — верующие и неверующие, старые и молодые / К. Каариайнен, Д. Е. Фурман // Вопросы философии. 1999.1. И.-С. 68-80.

159. Каариайнен К. Религиозность в России в 90-е годы / К. Каариайнен, Д. Фурман // Старые церкви, новые верующие. Религии в массовом сознании постсоветской России. М. - СПб., 2000. - С. 26 — 58.

160. Какие религии были в Симбирске // Слово молодежи. — 1991. 16 марта.-С. 3.

161. Кантеров И. Церковь Объединения // Религии народов современной России / ред. М. П. Мчедлов — М.: Республика, 1999. С. 552 -553.

162. Кантеров И. Церковь Последнего Завета // Религии народов современной России / ред. М. П. Мчедлов М.: Республика, 1999. - С. 553 -554.

163. Капустин Н. С. Особенности эволюции религий. М.: Мысль, 1984. — 222 с.

164. Керлот X. Э. Словарь символов. М.: Рефл-бук, 1994. - 601 с.

165. Кириллов Р. К. Миссионерская деятельность русской православной церкви в Среднем Поволжье во второй половине XIX века // История христианизации народов Среднего Поволжья. Чебоксары, 1988. — С. 46-67.

166. Киселев Г. С. Современный мир и «новое» религиозное сознание // Вопросы философии. — 2000. — № 6. С. 18-33.

167. Клибанов А. И. История религиозного сектантства в России. М.: Наука, 1965.-348 с.

168. Клибанов А. И. Религиозное сектантство и современность. — М.: Наука, 1969.-272 с.

169. Клибанов А. И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. — М.: Наука, 1973.-256 с.

170. Козьмина О. Е. Вопрос о религиозной принадлежности в переписях России и СССР // Этнографическое обозрение. 1997. - № 5. - С. 156 — 161.

171. Колесников JI. Ф. Современная религиозная ситуация в Российской Федерации // Магистр. 2000. - № 1. - С. 84 - 95.

172. Коновалов Д. Г. Религиозный экстаз в русском мистическом сектантстве. — Сергиев Посад, 1908. 188 с.

173. Компанелли П. Возвращение языческих традиций. М.: ACT, 2000. — 388 с.

174. Коринфский А. А. Народная Русь. Смоленск: Русич, 1995. - 656 с.

175. Криничная Н. А. Посвящение в колдуны: историко-этнографическая основа русских мифологических рассказов о передаче — усвоении эзотерических знаний // Этнографическое обозрение. 2002. - № 2. — С. 10 — 22.

176. Кротов Я. Советский житель как религиозный тип // Новый мир. — 1992. -№ 5.-С. 245-250.

177. Кротоус В. П. Заметки о новоязычестве и многоликом протее раздвоенной культуры // Вестник Московского университета. — Сер.7 Философия. 2000. - № 5. - С. 80 - 92.

178. Кротоус В. Новоязычество в современной культуре // Свободная мысль. -2000.-№7.-С. 78-89.

179. Кублицкая Е. А. Традиционная и нетрадиционная религиозность: опыт социологического изучения // Социологические исследования. — 1990. — №5.-С. 95- 103.

180. Кудряшов Г. Е. Кризис религии. — Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1981, — 112 с.

181. Кудряшов Г. Е. Динамика полисинкретической религиозности. — Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1984. — 144 с.

182. Кудряшов Г. Е. Православное миссионерство в Среднем Поволжье: история и оценки его дейтельности // История христианизации народов Среднего Поволжья. Чебоксары, 1988. - С. 56 - 88.

183. Кулаков М. П. Адвентисты // Религии народов современной России / ред. М. П. Мчедлов М.: Республика, 1999. - С. 9 — 12.

184. Кураев А. Догамт и ересь в христианском представлении // Вопросы философии. 1994. -№ 9. - С. 104 - 131.

185. Кураев А. Сатанизм для интеллигенции // Вопросы философии. -1999.-№ 2.-С. 184-190.

186. Курочкин П. Эволюция современного русского православия. — М.: Мысль, 1971.-270 с.

187. Кутепов К. Секта хлыстов и скопцов. Казань, 1882. — 180 с.

188. Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. — М.: Педагогика пресс, 1999. - 608 с.

189. Леви-Стросс К. Первобытное мышление. — М.: Республика, 1994. — 384 с.

190. Левкиевская Е. Как душа с белым телом расставалась. // Родина. — 1999.-№ 11.-С. 95-96.

191. Лемешко Л. Г. Тереотический и научно-практический аспеты религиозного синкретизма. — М.: Наука, 1974. — 222 с.

192. Ливанов Ф. В. Симбирские молокане и духоборы // Раскольники и острожники. СПб., 1870. - Т. 2. - С. 482 - 500.

193. Лисициан Т. Тернистый путь духоборов: история общины // Молодая гвардия. 1991.-№4.-С. 69-73.

194. Локальные и синкретические культы (сборник статей). М.: Наука, 1991.-315 с.

195. Малиновский Б. Магия, наука и религия. — М.: Рефл — бук, 1998. — 304 с.

196. Маторин М. М. К вопросу о методологии изучения религиозного синкретизма // С. Ф. Ольденбургу. К пятидесятилетию научно-общественной деятельности. — Л., 1934. — С. 29 — 48.

197. Маторин Н. М. Программа для собирания этнографического и фольклорного материала // Этнографическое обозрение. — 1994. — № 3. — С. 155- 159.

198. Мельников (Печорский) П. Тайные секты // Полнле собрание сочинений. СПб.-М., 1898. Т. 3.-С. 144-275.

199. Мельникова С. А. На иллюзиях свободу не построить. (из истории массового сознания крестьян Симбирской губернии) // Художественная культура Поволжья конца XVIII — начала XX вв. Материалы I Полива-новских чтений. — Ульяновск, 2002. — С. 498 — 504.

200. Миловидов В. Современное старообрядчество. — М.: Мысль, 1979. — 126 с.

201. Миронов А. Основы религиоведения. Эволюция религии в современном мире / А. Миронов, Ю. Бабинов // Социально — гуманитарные знания. 1999.-№ 2.-С. 81 - 101.

202. Мокшин Н. Ф. Религиозный синкретизм у мордвы // Мировоззрение финно-угорских народов. — Новосибирск, 1990. — С. 118 — 145.

203. Мороз А. Секта «Белого братства» // Современные ереси и секты в России. Рязань, 1996. - С. 45 - 49.

204. Москаленко А. Идеология и деятельность христианских сект. — Новосибирск: Наука, 1978.-415 с.

205. Мосс М. Социальная функция священного. — СПб.: Евразия, 2000. — 448 с.

206. Мчедлов М. П. Свобода совести и духовное возрождение Отечества // Кентавр. 1992. - №7/8. - С. 63 - 74.

207. Мчедлов М. П. Религиозная ситуация в России // Свободная мысль. — 1993. —№ 5. С. 52-62.

208. Мчедлов М. П. О религиозности российской молодежи // Социологические исследования. — 1998. — № 6. — С. 54 — 58.

209. Надеждин Н. Исследования о скопческой ереси. СПб., 1845. — 254 с.

210. Народы России. Энциклопедия / ред. В. А. Тишков — М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. — 479 с.

211. Настольная книга атеиста / ред. С. Д. Сказкин М.: Политиздат, 1974.-447 с.

212. Немчак С. А. Неоориентализм и современное христианство // Вестник МГУ. сер. 7. Философия. - 1997. - № 6. - С. 86 - 98.

213. Нестеров В. «Вторично пришел, и опять не узнали его»: о Церкви Последнего Завета глазами верующего // Наука и Религия. — 1999. — № 2.-С. 10-12.

214. Нетрадиционные религии в посткоммунистической России // Вовро-сы философии. 1996. -№ 12. - С. 3-32.

215. Нидерле JI. Славянские древности. — М.: Иностранная литература, 1965.-450 с.

216. Никитин И. П. Белое Братство Юсмалос // Этнографическое обозрение.-1995.-№ 2.-С. 128-140.

217. Никитина С. Е. Жанр заговора в народном повествовании // Этнолингвистика текста: семиотика малых форм фольклора. I тезисы в предварительные материалы к симпозиуму. — М., 1988. — С. 64 — 76.

218. Николаев Ю. В. В поисках божества. Киев: София, 1995. — 350 с.

219. Никольская Т. О нашей религиозности // Посев. — 1998. № 5/6. — С. 41-42.

220. Никольский Н. М. История русской церкви. — М.: Политиздат, 1983. -448 с.

221. Новик Е. С. Прагматический аспект магических обрядов // Лотма-новский сборник. 1. — М., 1995. — С. 28 45.

222. Носова Г. А. Язычество в православии. М.: Наука, 1975. - 152 с.

223. Павлова В. А. Магия как форма вненаучного знания и психологического воздействия. Автореферат. Чебоксары, 2000. - 23 с.

224. Паниотго В. И. Количественные методы в социологических исследованиях/ В. И: Паниотго, В. С. Максименко — Киев: Научна думка, 1982. 272 с.

225. Пейкова 3. Религиозный портрет студента // Высшее образование в России. 1999. - № 5. - С. 109 - 115.

226. Пеликан Е. Судебно медицинские исследования скопчества и мсторические сведения о нем. — СПб., 1872. — 276 с.

227. Платов А. Феномен виртуальной реальности и проблема «вхождения в магию» // Мифы и магия индоевропейцев. — М., 1996. — вып. 3. — С. 12- 14.

228. Платов А. Кризис современного мира и ценности языческого пути // Мифы и магия индоевропейцев. — М., 2000. вып. 9. - С. 3 — 6.

229. Полищук Ю. И. Влияние новых религиозных культов на психологическое здоровье личности человека // Прикладная психология. — 1998. — №4.-С. 48-50.

230. Померанцева Э. В. Мифологические персонажи в русском фольклоре. М.: Наука, 1975. - 191 с.

231. Попов Л. Новые верующие // Высшее образование в России. — 1999. -№ 5. С. 116-118.

232. Потебня А. А. Символ и миф в народной культуре (сборник трудов).- М.: Лабиринт, 2000. 480 с.

233. Православная вера и традиции благочестия у русских в XVIII — XX вв.: этнографические исследования и материалы. М.: Наука, 2002. — 469 с.

234. Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. — М.: Лабиринт, 2000.-333 с.

235. Пропп В. Я. Русские аграрные праздники: опыт историко — этнографического исследования. М.: Лабиринт, 2000. - 192 с.

236. Пругавин А. С. Раскол сектанство. Материалы для изучения религиозно-бытовых движений русского народа. - М., 1887. - 326 с.

237. Путлеев Л. В. Международная конференция посвященная Учению Живой Этики // Вопросы философии. — 1994. -№ 2. С. 152-155.

238. Пучинская Л. М. «Демоны» правого полушария // Человек. 1996. — № 1.-С. 34-40.

239. Пучков П. И. Современная география религий. М.: Наука, 1975. — 184 с.

240. Религии народов современной России: Словарь / ред. М. П. Мчедлов М.: Республика, 1999. - 624 с.

241. Реутский Н. В. Люди божьи и скопцы. — М., 1872. — 210 с.

242. Розанов В. Апокалиптическая секта (хлысты и скопцы). — СПб., 1914. -244 с.

243. Романова С. А. Особенности формирования православно-языческого синкретизма мари // История христианизации народов Среднего Поволжья. — Чебоксары, 1988. С. 67 - 75.

244. Религия в зеркале общественного мнения / М. П. Мчедлов, А. А. Ну-руллов, Э. Г. Филимонов, Е. С. Элбанян // Социологические исследования.-1994.-№5, С. 9-13.

245. Румянцева В. С. Народное антицерковное движение в России. — М.: Наука, 1986.-262 с.

246. Савина Е. А. Представления детей и юношества о душе // Человек. — 2000.-№2.-С. 103-108.

247. Садохин А. П. Этнология. М.: Гардарики, 2001. - 288 с.

248. Сальникова А. И. и др. Толкинизм в России: становление нерелигиозного движения // Независимый психиатрический журнал. — 2000. — № З.-С. 42-45.

249. Самыгин С. И. Религиоведение: социология и психология религии.— Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. — 672 с.

250. Саркисов К. Секты и цивилизация XXI века // Московские новости. — 1995. -№32. -С. 13.

251. Сахаров И. П. Сказания русского народа. — М.: Советская Россия, 1990.- 175 с.

252. Свод этнографических понятий и терминов. Религиозные верования. Выпуск 5. М.: Наука, 1993. - 260 с.

253. Сиверцев М. А. Толкинизм как элемент нерелигиозности // Материалы круглого стола «Профессор Толкин и его наследие». М., 2000. — С. 34-38.

254. Симаков Н. Секта Муна // Современные ереси и секты в России. — Рязань, 1996.-С. 65-68.

255. Симаков Н. Современные ереси и секты в России // Современные ереси и секты в России. Рязань, 1996. - С. 55 - 57.

256. Славянские древности. Этнолингвистический словарь / ред. Н. И. Толстой — М.: Международные отношения, 1995. Т. 1. — 584 с.

257. Славянские древности. Этнолингвистический словарь / ред. Н. И. Толстой — М.: Международные отношения, 1998. Т. 2. - 704 с.

258. Среднее и нижнее Поволжье и Заволжье / ред. В. П. Семенов — СПб.: 1901.-580 с.

259. Станкевич И. JI. Первобытное мифологическое мировоззрение и культовая практика. — Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1994.- 128 с.

260. Степанов В. В. Духоборы в России: социальные и экономические проблемы адаптации этноконфессиональных групп // Вестник АН СССР. 1991. - № 5. - С. 14 - 23.

261. Сытин А. Новая хлыстовщина и безбожная интеллигенция // Вместе с вами. 1999. - № 9. - С. 45 - 48.

262. Таевский Д. А. Синкретические религии и секты: Словарь — справочник. М.: Алетейя, 2001. — 180 с.

263. Тайлор Э. Первобытная культура. — М.: Политиздат, 1989. — 572 с.

264. Токарев С. Религиозные верования восточнославянских народов XIX- нач. XX вв. М. - JL: Издательство АН СССР, 1957. - 164 с.

265. Токарев С. Ранние формы религии. М.: Политиздат, 1990. - 621 с.

266. Токарев С. А. О жертвоприношениях // Этнографическое обозрение.- 1999.- №5.-С. 43-58.

267. Традиционные и синкретические религии Африки / ред. А. А.Громыко М.: Наука, 1986. - 588 с.

268. Угринович Д. Религиозный культ и его функции // Наука и Религия.- 1975. -№ 12. С. 51 - 56.

269. Угринович Д. М. Сущность первобытной мифологии и тенденции ее эволюции // Вопросы философии. 1980. - № 9. - С. 135 - 147.

270. Успенский Б. А. К проблеме христианско- языческого синкретизма. // Вторичные моделирующие системы. Тарту, 1979. - С. 121 - 148.

271. Успенский Б. А. Филологические разыскания в области славянских древностей. М.: Издательство МГУ, 1982. — 254 с.

272. Успенский Б. А. Этюды о русской истории. СПб.: Азбука, 2002. — 480 с.

273. Фаликов Б. 3. Неоязычество // Новый мир. 1999. - № 8. - С. 148 — 168.

274. Филатов С. Б. Рериховское движение в России / С. Б. Филатов, Р. Н. Лунин // Вопросы философии. 1999. - № 12. — С. 63 - 73.

275. Филимонов Э. Г. Новые тенденции в эволюции современного сек-танства // Наука и Религия. 1974. - № 8. - С. 24 - 27.

276. Филимонова Н.А. Толкинизм и магия // Материалы круглого стола «Профессор Толкин и его наследие» М., 2000. — С. 77 — 83.

277. Флетчер У. Советские верующие // Социологические исследования.- 1987.-№4.-С. 28-35.

278. Фольклор и этнографическая действительность. — СПб.: Наука, 1992. -201 с.

279. Фрезер Дж. Золотая ветвь М.: Политиздат, 1980. - 680 с.

280. Фурман Д. Религиозная стабилизация: отношение к религии в современной России // Свободная мысль. 2003. - № 7. — С. 19 — 32.

281. Харузина В. Н. Заметки по поводу употребления слова фетишизм // Этнографическое обозрение. 1908. - № 1. - С. 44 - 46.

282. Харузина В. Н. Заметки по поводу употребления слова фетишизм // Этнографическое обозрение. 1908. — № 2. — С. 24 — 27.

283. Христофорова О. Б. Логика толкований. Фольклор и моделирование поведения в архаических культурах. — М.: Издательство МГУ, 1998. — 84 с.

284. Цеханская К. В. Россия: тенденции православной религиозности в XX в. (статистика и реальность) // Этнографическое обозрение. — 1999. № 5. - С. 56-69.

285. Чеснов Я. В. Этнологическое мышление и полевая работа // Этнографическое обозрение. 1990. - № 6. - С. 3 - 16.

286. Чулков М. Д. Абевега русских суеверий, идолопоклоннеческих жертвоприношений, свадебных простонародных обрядов, колдовства, шаманства и проч., сочиненная М. Ч. М.: иждивением Ф. Гиппиуса, 1786.-310 с.

287. Чешко С. В. Человек и этничность // Этнографическое обозрение.— 1990.-№6.-С. 35-49.

288. Чистов К. В. Фольклор и культура этноса // Советская этнлграфия. -1979. -№ 4. С. 3 — 11.

289. Шабалина Л. П. Этнические особенности народов Ульяновского Поволжья. Ульяновск: ИПК ПРО, 1993. - 55 с.

290. Шабалина Л. П. Синкретизм в религии народов Среднего Поволжья (на примере русского населения Ульяновской области) // Человек в культуре России: Материалы VII Всероссийской научно-практической конференции. Ульяновск, 1999. — С. 54 — 56.

291. Шаров С. Языческие корни европейского сектанства // Москва. — 1999.-№4.-С. 207-222.

292. Шемякин Я. Г. Латиноамериканская культура и религиозный синкретизм // Латинская Америка. 1999. - № 2/3. - С. 95 — 97.

293. Штерн М. Новые религиозные движения в России 1990-х годов // Старые церкви, новые верующие. Религии в массовом сознании постсоветской России. М. - СПб., 2000. - С. 254 - 283.

294. Штернберг Л. Я. Первобытная религия в свете этнографии. — Д., 1936.-156 с.

295. Экспертные оценки в социологических исследованиях / С. Б. Крымский и др. Киев: Научна думка, 1990. - 318 с.

296. Элиаде М. Избранные сочинения. Сравнительное религиоведение. — М.: Ладомир, 1999. 488 с.

297. Энциклопедия мистических терминов. — М.: Локид МИФ, 1998. — 522 с.

298. Энциклопедия суеверий. М.: Локид — МИФ, 1998. - 522 с.

299. Эткинд А. М. Хлыст: секты, литература и революция. М.: Новое литературное обозрение, 1998. - 688 с.

300. Яблоков И. Н. Религиоведение. М.: Гардарики, 1998. - 536 с.

301. Ядов В. А. Социологическое исследование: методология, программы, методы. М.: Наука, 1987. - 245 с.

302. Fuelop Miller R. The Mind and Face of Bolshevism. - New York, 1965. -p. 545.

303. Gerschenkron A. Europe in the Russian Mirror. — Cambridge University Press, 1970.-p. 340.

304. Glock Charles Y. Relia on and Society in Tension. Rand MaccNelly, 1965.-p. 256.

305. Roszak T. Unfinished Animal. The Aquarian Frontier and the Evolution of Consciousness. New York, 1975. - p. 240.

306. Общая религиозная ситуация в Ульяновском (Симбирском) Поволжье.

307. РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ Количество общин приходы, монастыри, братства) из расчета на 10 млн чел. постоянного населения1995 г., по данным местных администраций)1. КОЛИЧЕСТВО ОБЩИН11 менее 1001. И от J 00 до 399

308. ЕШ ОТ 400 да 799 I BOO н более

309. Среднее по России 470 оАщнн на 10 млк постоянного населения)

310. Автор А Д Крннлач (Институт Географии РАН Мосчт)

311. Рис. !. Количество общин русской првославной церкви по России.1. КАТОЛИЦИЗМ

312. Количество общин из расчета на 10 млн чел. постоянного населения1995 г„ по данным местных администраций) q

313. КОЛИЧЕСТВО ОБЩИН менее 5 от 5 до 9 от 10 до 49 50 и более

314. Среднее по России 11 обшни на !0 млн, постоянного населения)

315. Автор: А.Д,Криндач (Институт Географии РАН, Москва), ПРОТЕСТАНТИЗМ

316. Количество общин (все протестантские Церкви и деноминации вместе) из расчета на 10 млн чел постоянного населения {1995 г„ поданным местных администраций) |j MCHCF IQ0от 100 до 319 I от 220 до <19 420 и более

317. Среднее по России ■ 165 общин на 10 млн постоянного населения)

318. Автор А Д.Криняач (Hhcthtvt Географии РАН, Москва!

319. ИСЛАМ (преимущественно суннизм) Количество общин из расчета на 10 млн чел. постоянного населения <1995 г., по данным местных администраций)ъ11 менее 25 iilB от 15 до I» ПН от 125 до 249 ■HI 250 и более

320. Среднее по России ■ 163 общнни на 10 млн постоянного населения)

321. Автор: А.Д.Крнндач (Институт Географин РАН, Москва)1. КОЛИЧЕСТВО ОБЩИНменее 2от 2 до 4от 5 10 19 (Средне* по России ■ 5 общин 20 н более Hi 10 илн постоянного населения)

322. Автор А Д.Криидач (Институт Географии РАН. Москва)1. ИУДАИЗМ

323. Количество общим из расчета на 10 млн чел. постоянного (19Э5 г., по данным местных администраций)населения

324. Рис. 5. Количество иудейских общин по России.

325. КОЛИЧЕСТВО ОБЩИН I I ИСНСе I

326. ДДШШ °т . до 9 (^Н от 10 до 29 Щ 30 х более

327. Средин по России 6 ойшкк на 10 млн постоянного населения)

328. Автор: А Д.Криндач (Институт Географии РАН, Москва!

329. Рис. 6. Количество буддийских общин по России.

330. Рис. 7. Оле Нидал глава буддийских общин школы Кагыо из архива автора.

331. Рис. 9. Районы с наибольшим количеством православных организаций в Ульяновской области на 1961 г. по даннымГАУО, ФР-3705, опЛ, №48.

332. Первый этап эволюции религиозного синкретизма у русских Ульяновского (Симбирского) Поволжья.ItmeftM 6eJlycu т viMAj^i&M^'&Mf*!' иске -е***»чх-ммои.^ел^ихихлмь ил tnttMl» ЮЛЯ*-.

333. ЧАЯ . uxqи Л к wqeixft-» ,гл^ЩгШа f t-nu-vy \мы- "е.та-ры t^maau Ж Сарам f,tmu tfflt ^OCMtKQ Ca^UW Сlu.C,U.YA три*» l* H^Ufi^Cft/»/youto оца -.лич -/^ca^iuicp

334. J). MW^'-'j^W^Cert^ja ^.co-au-rtt Ma-ceuiu те I

335. Рис. 10. Страница из колдовской тетради из коллекции автора.жж

336. Рис. 1 I. Знахарка Тиханова А. Я. с. Валгуссы Инзенского района фото автора.

337. Рис.13. Карты большого и малого аркана итальянского таро из коллекции автора.1. R8

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 174823