Репрезентация гегемонной маскулинности в современном российском медиа-дискурсе тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.04, кандидат социологических наук Чернова, Жанна Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Репрезентация гегемонной маскулинности в современном российском медиа-дискурсе». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 107487
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Чернова, Жанна Владимировна
Ученая cтепень: 
кандидат социологических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
22.00.04
Специальность: 
Социальная структура, социальные институты и процессы
Количество cтраниц: 
185

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Чернова, Жанна Владимировна

ВВЕДЕНИЕ.3

ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ ТЕНДЕРА И СИСТЕМА ТЕНДЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ $1.1 Теория социального конструирования тендера.15

§ 1.2. Теория тендерной системы.27

ГЛАВА 2. ГЕГЕМОННАЯ МАСКУЛИННОСТЬ КАК ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРОБЛЕМА

§ 2.1. Социология маскулинности: от мужской половой роли к гегемонной маскулинности.36

§ 2.2. Социология маскулинности: российский дискурс.69

§ 2.3. Дискурсивный анализ текстов как метод исследования медиа-репрезентаций .82

ГЛАВА 3. МЕДИА-РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ГЕГЕМОННОЙ МАСКУЛИННОСТИ СФЕРАХ В ТЕНДЕРНОЙ СИСТЕМЫ

§ 3.1. Описание дискурсивного поля исследования.103$3.2. Репрезентации гегемонной маскулинности.

3.2.1. Сфера профессиональной занятости.121

3.2.2. Сфера потребления. «Корпоративный стандарт» гегемонной маскулинности.138

3.2.3. Сфера катексиса (эмоциональных) отношений.151

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Репрезентация гегемонной маскулинности в современном российском медиа-дискурсе"

Актуальность диссертационного исследования обусловлена тем обстоятельством, что трансформационные процессы современного российского общества включают в себя изменения тендерного порядка и тендерной культуры. Одним из аспектов этого процесса является изменение идеологии тендерных отношений и тендерного дискурса. Отказ от идеологически унифицированного образа «советского человека» и замена его идеалом «свободного» гражданина, исповедующего либеральные ценности, диктует необходимость изменений как в ценностно-нормативной базе «нового» общества, так и в культурных моделях мужественности1 и женственности. Особую актуальность в связи с этими процессами приобретает анализ нормативных образов мужественности, репрезентированных как в советском, так и в постсоветском дискурсе. Каким образом, посредством каких дискурсивных механизмов происходит формирование и (ре)презентация новых культурных моделей современной российской мужественности? Ответ на этот основной вопрос исследования требует глубинного эмпирического изучения, которое становится возможным только при условии разработки новых адекватных теоретических схем анализа данного феномена.

Сложившаяся в российской науке за последнее десятилетие область тендерных исследований достаточно часто отождествляется с так называемыми женскими исследованиями (Women's Studies). Такое приравнивание тендерных исследований к изучению положения женщин в обществе сказывается в том, что большая часть материалов, представленных в рамках тендерной проблематики, посвящены изучению положения и роли женщин как в

1 Как в западной, так и российской социологии маскулинности существует дебат об определении понятий маскулинность и мужественность. Так, Р. Коннелл считает целесообразным разделять эти понятия. При рассмотрении различий между мужчинами и женщинами как социальными категориями можно оперировать терминами «мужской/женский» или «мужественность/женственность», тогда как употребление понятий «маскулинность/фемининность» предполагает анализ не только межполовых различий, но и отличий, существующих в рамках одного пола. И.Кон, напротив, «предпочитает латинизированный термин русскому», т.к. по его мнению, он означает не только выделение представителей мужского пола как особого объекта исследований, но и «положительное, нравственное качество, не связанное ни с полом, ни с тендером». Автор в тексте диссертации считает возможным употреблять термины маскулинность и мужественность, гегемонная маскулинность и доминантная мужественность как синонимы. публичной, так и приватной сферах российского общества на протяжении всей его истории. При этом часто за рамками интереса исследователей остаются процессы изменения и формирования мужественности, которые в значительной мере определяют принципы построения и специфику становящегося тендерного порядка, его выражение и (ре)презентации в публичной и приватной сферах.

Действительно, применительно к российским тендерным исследованиям мы можем говорить о недостаточном фрагментарном исследовании маскулинности. Исследования мужественности (Men's Studies) представляют собой одно из новых, находящихся в процессе институциализации, направлений социального знания. С сожалением можно констатировать, что пока в области мужских исследований существует больше вопросов и «темных пятен», чем разработанных подходов и концепций, способных дать ответы на многочисленные вопросы. Одной из таких неисследованных областей выступает современная мужественность, социологическое осмысление которой позволило бы понять тендерную культуру российского общества, «производящего» и «потребляющего» определенные образцы маскулинности. Тем важнее представляются немногочисленные на сегодняшний день работы отечественных и зарубежных авторов, посвященные образам советской и позднесоветской маскулинности, специфике их формирования и трансформации.

Необходимость изучения культурно-специфических моделей мужественности, на наш взгляд, обусловлена также тем, что в современной критической феминистской теории маскулинность анализируется как дериват патриархата, т.е. общества мужской гегемонии. Такой подход, унифицирующий все общества по признаку мужского доминирования, приводит к значительному упрощению и чрезмерной политизации в интерпретации понятия маскулинность. Как следствие, из поля внимания феминистских исследователей зачастую исключены проблемы и противоречия социально детерминированной мужественности, сложности ее реализации в рамках повседневной жизни, ограничения, накладываемые требованиями по выполнению нормативной мужской роли, на возможности самореализации мужчин в конкретных обществах. Становление «исследований маскулинности» как самостоятельного научного направления позволяет не только констатировать существование «мужского вопроса» в российской тендерной культуре, но и говорить о необходимости его всестороннего изучения, что делает еще более актуальной тему данного диссертационного исследования.

Трансформация тендерных отношений в российском обществе под лозунгами демократизации и либерализации делает необходимым сопоставление российского опыта исследований образов мужественности с изучением маскулинности в западной, в частности, англо-американской социологии. С середины 1980-х годов одним из главных объектов изучения в области «мужских исследований» являются образцы мужественности и их (ре)презентации в СМИ. В данном исследовании мы исходим из того, что различия социально-культурных контекстов тендерных отношений определяют и различия в дискурсивных репрезентациях образцов мужественности. Структурные факторы определяют специфику формирования дискурса маскулинности в российском обществе. Так, если западные индустриально развитые демократические общества, по мнению исследователей, способствуют формированию рационально-бюрократического типа доминирующей мужественности2, то для современной российской ситуации скорее характерна тенденция к воссозданию, «ренессансу» патриархатной модели мужественности3 (Waters, Posadskaya, 1995). Трансформационные процессы в России характеризуются в том числе поиском нового тендерного символизма и тендерной идентичности. Важнейшими агентами дискурсивного становления «новой мужественности» являются российские СМИ - один из значимых

2 Connell R. Masculinities. - Berkley: University of California Press, 1995. - P.68.

3 Более подробно см.: Ashwin S. Introduction: Gender, state and society in Soviet and post-Soviet Russia // Gender, State and Society in Soviet and Post-Soviet Russia / Ed. by S. Ashwin. - London and New York: Routledge, 2000. -P. 1-30. институтов социализации личности. Именно масс-медиа представляют образы нормативной мужественности, которые стали объектом реконструкции в данном диссертационном исследовании.

В современном обществе рост значения печатных средств массовой информации связан с их глубинным и разнообразным воздействием на повседневную жизнь. Масс-медиа создают и распространяют знание об обществе, о принципах его организации и функционирования, изобретают и воспроизводят нормативные образы и модели поведения, тем самым участвуют в процессе формирования социальной реальности. Наряду с этим важная роль СМИ в современном обществе определяется их способностью к быстрому реагированию на происходящие актуальные события и процессы. Трансформация тендерного порядка, возникновение новых, либеральных образцов мужественности, находят свое выражение, в первую очередь, в появлении новых гендерно-ориентированных печатных изданий для представителей разных полов и разных тендерных групп. В структуре медиа-дискурса выделяются гендерно-ориентированные сегменты. С начала 1990-х годов наблюдается рост так называемых «мужских» изданий, целевая аудитория которых выделена по признаку пола, что является признаком дифференциации информационного пространства. СМИ, ориентированные на мужскую аудиторию, становятся одним из основных агентов социализации мальчиков наряду с семьей, школой и группами сверстников. В материалах этих изданий нового типа происходит формирование и (ре)презентация принципиально нового, по сравнению с советским обществом, образа нормативной мужественности.

Новизна гендерно-ориентированных СМИ, возрастание их роли в контексте дискурсивной трансформации, претензия на новизну репрезентаций, представляемых в них тендерных ролей и отношений, - все это делает изучение образцов маскулинности, представленных в мужских журналах, актуальным и новаторским.

Таким образом, изменение тендерных отношений в контексте российской трансформации делают своевременным изучение нормативных моделей мужественности, репрезентируемых в современном российском медиа-дискурсе. В диссертационной работе предложен критический анализ существующих в западной социальной теории подходов к изучению маскулинности и делается попытка их адаптации и включения в поле отечественных тендерных исследований. Категориальный аппарата социологии маскулинности позволяет, на наш взгляд, существенно обогатить эвристические возможности исследования российских тендерных отношений, способствовать проведению сравнительных, кросс-культурных эмпирических исследований.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью исследования является изучение и теоретическое осмысление образа маскулинности, представленного в специализированном сегменте российского медиа-дискурса, сформированном новыми периодическими изданиями, адресованными мужской читательской аудитории. Основная гипотеза, сформулированная на основании предшествующих исследований и анализа теорий тендерных отношений, может быть описана следующим образом. Образцы мужественности, репрезентируемые в современных российских журналах для мужчин, представляют собой проект гегемонной макулинности, т.е. маскулинности, претендующей на доминирующее положение в гендеризованном дискурсе.

Реализация заявленной цели и проверка основной гипотезы предполагает решение следующих теоретических и эмпирических задач:

Концептуализировать различные подходы к анализу понятия маскулинности как базовой категории исследования тендерных отношений;

Адаптировать методику дискурсивного анализа текстов с целью его применения для исследования формирования и (ре)презентации образа гегемонной маскулинности в различных сферах тендерной системы российского общества;

Изучить репертуар нормативных образцов доминирующей мужественности, представленных в российских мужских журналах;

Разработать категорию гегемонной маскулинности на основании анализа западных теорий, концептуализации российских тендерных отношений и исследования медиа-дисурса «мужских журналов».

Теоретико-методологические основания и степень научной разработанности проблемы. Тема диссертационного исследования является междисциплинарной. Исследуемая проблематика разрабатывается в социологии, тендерных исследованиях, социолингвистике, исследованиях в области культуры (Cultural Studies). Хотя каждая из этих дисциплин опирается на собственную традицию и использует свойственные ей методы, исследования, проведенные по этой проблематике, несомненно, являются взаимодополняющими.

Подход автора к изучению заявленной для исследования темы основывается на теории социального конструирования тендера и теории тендерной системы. В работах сторонников социального конструкционизма тендер рассматривается в качестве социального конструкта, создание которого происходит как на микроуровне в ходе повседневного, межличностного взаимодействия, так и на макроуровне - в социокультурном пространстве в рамках определенных институциональных условий. Такой подход к изучению тендерных отношений и тендерной идентичности сформировался в рамках феминистской теории, критически переосмыслившей основные положения теории социального конструирования, этнометодологии и символического интеракционизма.

С момента своего появления это научное направление сосредоточилось на изучении процессов, механизмов и ресурсов «создания тендера» в различных сферах общественной жизни, а также в различных социокультурных контекстах. Объектом исследования в рамках этого подхода стали культурные модели мужественности и/или женственности, процессы их создания и воспроизводства. В диссертации проанализированы подходы социологов, работавших в рамках вышеперечисленных теоретико-методологических направлений (П.Бергер, Г.Гарфинкель, И.Гоффман, Д.Зиммерман, Т.Лукман, В.У ест).

Однако использование методологического аппарата социального конструкционизма, на наш взгляд, не позволяет ответить на ряд принципиальных вопросов о том, каковы механизмы формирования тендера как «социального института», каковы принципы создания и функционирования тендерного порядка общества и, наконец, каковы особенности конструирования культурных моделей, т.е. репрезентаций тендерных образцов. Для того, чтобы ответить на эти вопросы в качестве второго методологического основания диссертационной работы была использована теория тендерной системы. Использование категории тендерной системы как макроструктурной стратификационной матрицы позволяет учитывать в анализе маскулинности отношения власти, т.е. господства и подчинения. «Системное» представление о структурной организации тендерного порядка общества отражено в работах ряда западных и отечественных социологов. (Р.Коннелл, Дж.Митчел, Г.Рубин, Дж.Хирдман, А.Темкина, А.Роткирх, С.Ашвин).

Сегодняшнему трансформирующемуся обществу наиболее адекватны «синтетические» теории, наделяющего активностью как субъектов, так и структуры (конструктивистский структурализм П. Бурдье, теория структурации Э. Гиденса и пр.). Современные исследователи маскулинности придерживаются так называемой объединительной парадигмы в анализе тендерных отношений. Это означает, что они стараются сочетать преимущества системного и конструкционистского подходов. Рассмотрение маскулинности в качестве социального конструкта, обусловленного макроструктурными факторами, позволяет теоретически осмыслить множественность нормативных образцов мужественности, релевантных различным социокультурным (структурным) контекстам (См.: Т.Герриган, Р.Коннелл, Дж.Ли, Дж.Плек). Тип мужественности, занимающий в современном западном обществе доминирующую позицию, описывается в работах сторонников этого подхода как гегемонная маскулинность (ГМ). Под гегемонной маскулинностью в диссертации понимается стратегия формирования, (ре)презентации и утверждения нормативного образа истинной мужественности в медиа-дискурсе. В этой стратегии особую роль играет набор культурных репрезентаций, задающих и делающих наглядными паттерны подлинной (аутентичной) мужественности, вне которых мужчина не может претендовать на доминирующую позицию в социуме. Разумеется, эта модель не является чем-то реально достижимым, скорее, это фантом, объединяющий в себе набор идеализированных черт «настоящего мужчины»: хозяина, воина, защитника, руководителя, содержащий в себе немало внутренних противоречий. Тем не менее, эта модель действует как культурный миф, оказывая влияние на сознание и поведение современных мужчин, вынужденных все время проверять себя на соответствие этому нормативному, образу медиа-репрезентации рассматриваются в качестве некой дуальной совокупности, являющейся как способом формирования, так и средством (ре)презентации нормативных моделей мужественности и/или женственности. Представленный в журналах образ ГМ проанализирован и как результат воздействия трансформирующейся тендерной культуры, и как нормативный образец, декларирующий и регламентирующий правила следования тендерной норме. Медиа-репрезентации образа гегемонной маскулинности анализируются в диссертации как совокупность конкретных образцов нормативной мужественности, предписываемых для реализации в разных сферах социальной жизни. Анализируя материалы современных журналов для мужчин, автор специально изучает этот набор предписаний в трех сферах жизни - в профессиональной деятельности, сфере потребления и интимных отношений. Исследователь ставит своей задачей выявить дискурсивные стратегии легитимации доминирующей позиции в обществе, приписываемой носителям этого образа.

В диссертационной работе мы попытались упорядочить выделенные исследователями маскулинности характеристики нормативного типа аутентичной мужественности. Своего рода методологическим каркасом для работы послужили идеи А.Грамши и Л.Альтюссера, связанные с анализом формирования идеологии и гегемонии господствующего класса; подходы Р.Коннелла, Дж.Митчелл и Дж.Лорбер к анализу тендерных оношений; С.Никсона и С.Холла к концептуализации медиа-дискурса и его репрезентаций; подходы к изучению российских тендерных отношений в работах А.Темкиной, Е.Здраво-мысловой, С.Ушакина, Е.Мещеркиной, С.Ашвин, И.Тартаковской и др.

Автор также опирается в своем исследовании на работы отечественных авторов, посвященныёх формированию и (ре)презентации новых тендерных отношений, моделей мужественности и/или женственности (Т.Барчунова, И.Грошев, И.Жеребкина, С.Жеребкин, И.Кон, С.Кухтерин, Е.Мещекина, И.Новикова Е.Омельченко, А.Синельников, И.Тартаковская, А.Юрчак, Е.Ярская-Смирнова).

Эмпирическая база и методы исследования. Эмпирическое исследование преследовало выполнение двух задач. Во-первых, автором были критически осмыслены возможности применения к российскому «полю» категориального аппарата, сформулированного на материалах изучения тендерных отношений в западном обществе. Во-вторых, задача исследования заключалась в выявлении образов гегемонной маскулинности, представленных в российском медиа-пространстве. Объектом исследования стали текстовые материалы пяти ежемесячных иллюстрированных мужских журналов, опубликованные в период с 1990 по 1999 годы: «Медведь», «Мужской клуб», «Обыватель», «Супермен», «ХХЬ». Выбор ежемесячных иллюстрированных мужских журналов в качестве объекта исследования был обусловлен следующими обстоятельствами. Во-первых, наряду с другими рекламными материалами, эти издания представляют собой один из главных каналов тиражирования эталонов - нормативных образцов гегемонной маскулинности, которые реконструированы и проанализированы в диссертации. Во-вторых, материалы этих изданий представляют собой культурные артефакты изменившихся тендерных моделей, выступают свидетельствами происходящих трансформаций в тендерной культуре современного российского общества.

Предметом исследования являются (ре)презентации образа гегемонной маскулинности на страницах российских мужских журналов. Репрезентации рассматриваются как элементы дискурса, т.е. как отражение происходящих «объективно» изменений, с одной стороны, и как механизмы формирования символики тендерных отношений, с другой.

Адаптированная для задач исследования методика дискурсивного анализа текстов позволила реконструировать нормативные образы гегемонной маскулинности и их атрибутивные качества, релевантные различным сферам тендерных отношений.

Научная новизна полученных в ходе диссертационного исследования результатов состоит в следующем:

Предложена интерпретация категории тендерной системы, дополняющая существующие ранее подходы: сфера потребления рассматривается как относительно автономное поле создания тендерных отношений;

Обосновано использование теоретического аппарата западной социологии маскулинности для анализа российских тендерных отношений. Операционализировано понятие гегемонная маскулинность для изучения российских медиа-репрезентаций образов мужественности;

Реконструированы нормативные образцы аутентичной мужественности, релевантные основным сферам тендерной системы, выделены их атрибутивные качества;

Разработана и апробирована модификация метода дискурсивного анализа текстов для изучения медиа репрезентаций образов гегемонной маскулинности;

Показаны границы и возможности применения концепций западной социологии маскулинности при анализе российских тендерных отношений, показано, что адаптированные автором концепции западной социологии маскулинности вполне могут быть использованы при изучении типов современной российской мужественности.

На защиту выносятся следующие положения:

Тендерная система каждого данного конкретного общества является структурирующей рамкой, определяющей содержание и способы формирования паттернов маскулинности и фемининности.

Классическая модель тендерной системы, подразумевающая выделение таких сфер тендерных отношений, как профессиональная занятость, власть и эмоциональные отношения с необходимостью должна быть дополнена сферой потребления. Потребление является относительно автономной сферой общественной жизни, которая также регулируется тендерными предписаниями.

Описанный классиками неомарксизма механизм идеологической гегемонии, направленный на формирование и воспроизводство социального порядка, распространяется и на различные сферы тендерных отношений. Идеологические предписания доминирования и подчинения регулируют не только отношения между представителями разных групп населения, выделяемых по признаку пола, но и отношения между различными группами мужчин (и женщин). Понятие гегемонная маскулинность (доминирующая мужественность) отображает иерархию тендерных групп внутри единой категории мужественности.

Модели гегемонной маскулинности являются культурно специфичными. В современном российском дискурсе популяризируется модель «инструментальной» мужественности, ориентированной преимущественно на достижения в публичной сфере. В западном дискурсе конца ХХ-начала XXI вв. преобладает образ «нового мужчины», интегрирующего инструментальную и экспрессивную функции.

Российский медиа-образ доминирующей маскулинности основан на высоком социально-профессиональном статусе; для него характерно сочетание

14 престижного потребления, предписываемого представителям элиты и высшего среднего класса и натурализированной гетеросексуальности.

Образ гегемонной маскулинности характеризуется «элитными» предписаниями. Это означает, что во всех сферах жизни такой мужчина репрезентируется как избранный, лучший. Образы мужественности находят выражение в перфекционистских репрезентациях «настоящего» мужчины.


Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 107487