Российская молодежь 60-х и 90-х: сравнительный анализ моделей интеграции в общество тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.06, кандидат социологических наук Колесникова, Марина Ивановна

Диссертация и автореферат на тему «Российская молодежь 60-х и 90-х: сравнительный анализ моделей интеграции в общество». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 251687
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Колесникова, Марина Ивановна
Ученая cтепень: 
кандидат социологических наук
Место защиты диссертации: 
Ростов-на-Дону
Код cпециальности ВАК: 
22.00.06
Специальность: 
Социология культуры, духовной жизни
Количество cтраниц: 
174

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Колесникова, Марина Ивановна

Введение.

Глава 1. Теоретико-методологические основания сравнительных исследований молодежных когорт.

1.1. Аксиологический подход к анализу молодежи как социально-демографической группы.

1.2. Индикаторы сравнительного поколенческого анализа молодежных групп.

Глава 2. Молодежь в контексте трансформаций социальной системы: когорты 60-70-х и 90-х гг.

2.1.Активистские социальные позиции и ценности молодежи 60-70-х гг.

2.2. Нигилизм и пассивность как доминирующие способы адаптации молодежи 90-х.

Глава 3. Модели и факторы интеграции молодежи в общество.

3.1. Институциональная определенность и моностилизм интеграции молодежи 60-70-х годов.

3.2. Индивидуализация и полистилизм интеграционных моделей молодежи 90-х годов.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Российская молодежь 60-х и 90-х: сравнительный анализ моделей интеграции в общество"

Актуальность исследования. Кардинальные российские реформы приводят к изменению не только экономической и политической подсистем общества, но и к трансформации социетальной подсистемы, - как целостной совокупности духовных ценностей и норм, придающих смысл и регулирующих социальную жизнь. Обеспечивая воспроизводство социальных отношений в различных сферах, социетальная подсистема тем самым утверждает их легитимность. Период социальных трансформаций в России 90-2000-х годов характеризуется одновременным присутствием ценностей, присущих социоцен-тристскому и персоноцентристскому типам обществ. Этот процесс фиксируется в мониторинге общественного мнения, который проводится под руководством академика Н.И. Лапина1.

Такая ситуация вызывает девальвацию социально-нормативного личностного образца и определяет снижение эффективности нормативно-регулятивных функций культуры, что в первую очередь затрагивает молодежь. В настоящее время российская молодежь, т.е. возрастная группа от 15 до 29 лет, составляет около 35 млн. человек , что представляет собой практически четверть населения страны. Степень интегрированности молодежи в социально-профессиональную структуру в значительной степени будет определять успешность функционирования общества. Вместе с тем, кардинальное изменение ценностных ориентиров и культурных образцов социальных взаимодействий в обществе сопровождается изменением самосознания молодежи и его социально-профессиональных установок.

В значительной степени мировоззрение молодежи определяется номинацией ее социальных позиций, которые утверждаются в общественном дис

1 Лапин Н.И. Ценности, группы интересов и трансформация российского общества // Социс. - 1997. - № 3; Лапин Н.И. Кризисный социум в контексте социокультурных трансформаций // Мир России. - 2000. - № 3. - С. 3-7.

2 Доклад "Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года" 21.05.2004 // сайт Федеральной службы государственной статистики www.gks.ru курсе. Их определение обуславливается крупными историческими событиями, которые задают ракурс осмысления современности и адресуют социальную миссию молодежи, формируя тем самым определенные поколения - совокупность людей не только одного возраста (когорту), но и разделяющих значимые ценности и образцы поведения. В советский период, как известно, общество выдвигало перед молодежью масштабные социально-исторические задачи. Они определяли не только историческую миссию молодежи, но и целенаправленную политику (включая инвестиции) государства, направленную на формирование социального потенциала этой группы - качественных характеристик его здоровья и физической подготовки; профессиональной подготовки молодежи по специальностям разного уровня сложности, которые рассматривались в качестве остро актуальных; а также формирование активистских установок в сфере социально-политических отношений. Способы формирования социального потенциала выступали одновременно институциональными каналами интеграции молодежи в общество. В настоящее время ситуация кардинально изменилась, что нашло отражение в стратегиях интеграции молодежи в общество.

Для социологического анализа поколений важным представляются временные рамки социализации определенных возрастных групп, которые приходятся на особо значимые периоды . С этой точки зрения уместно сопоставление возрастных когорт 1960-1970 гг. и 1980-1990 гг. Они вышли на сцену в периоды "несбывшихся надежд" (оттепели 60-х гг. и перестройки 80-х), оба поколения -свидетели расширения ориентации на потребительские практики, а также массовой и "верхушечной" коррупции4. Именно поэтому молодежные когорты5 указанных периодов можно характеризовать как поколения, понимаемые еще и с позиции социально-психологического анализа, не как "."ступень" возрас

3 Левада Ю.А. Поколения XX века: возможности исследования // Отцы и дети. Поколенческий анализ современной России. - М., 2005. - С. 41.

4 Там же. - С. 43-44.

5 Когорта определяется как "совокупность людей, переживших одновременно (в один год, период) одинаковое событие, например, когорта родившихся, вступивших в брак, поступивших в учебное заведение или закончивших его. Когорта, образованная по году рождения называется поколением". (Когорта. Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. акад. Г.В. Осипова. - М., 1999. - С. 197). тной периодизации (исторически существенно изменчивой к тому же), а как социокультурную общность людей, сложившихся в обстоятельствах социального, политического и хозяйственного кризиса. Эта общность людей, не обязательно даже вплотную близких друг другу по возрасту, но предельно близких по формам, способам и средствам своего возрастного вхождения в социальное и социокультурное пространство своего времени"6

Однако, если молодежь 60-70-х гг. в своем подавляющем большинстве использовала институциональные каналы интеграции, то поколению молодежи 80-90-х гг. приходится опираться на иные ресурсы. Разрушение советской социальной системы вызвало, в том числе, отказ государства от социально-мобилизационной роли по отношению к обществу в целом, и по отношению к молодежи, в частности. А быстрое изменение организации экономической деятельности обусловило невозможность для молодежи использовать образец жизненного пути, опыт и достижения родителей в собственной практике. Нынешнее поколение российской молодежи в отличие от предшествующих самостоятельно формирует модели интеграции в общество.

Их исследование обладает практической актуальностью, поскольку позволяет выявить многообразие практик социальных взаимоотношений и стратегий целенаправленной деятельности молодого поколения, что необходимо для постоянной корректировки молодежной политики. Наряду с этим, данный анализ позволяет преодолеть распространенные сегодня "моральные паники" по проблемам молодежи, которые вызваны различными конъюнктурными причинами - стремлением к сенсациям и популярности, использованием социального резонанса по молодежной проблематике для получения грантов на исследовательские проекты и пр.7

Теоретическая актуальность заявленной проблемы определяется слабой разработанностью сравнительного анализа в отечественной ювенологии. Не

6 Михайлов Ф.Т. Абстрактное и конкретное в психологии // Толстых А. Опыт конкретно-исторической психологии личности. - СПб., 2000. - С. 12.

7 Омельченко Е. Молодежь: открытый вопрос. - Ульяновск, 2004. - С. 12-13. многочисленные исследования в сфере отечественной поколенческой компаративистики выдвинули методологический подход, исходя из гипотезы, что судьбы поколений определяют "три точки": "Момент рождения. Момент подтверждения - "конфирмации" (самосознания, самоопределения, формирования. И о наконец, момент финальный: наиболее полное самовыражение, "акме" . Однако аналитические исследования по каждой из "точек", определяющих судьбу, а следовательно специфические отличия, различных поколений пока отсутствуют. Внимание к рассмотрению различий поколений 60-70-х и 80-90-х годов в "точке конфирмации" объясняется тем, что выявление специфики их стратегий интеграции в общество позволяет обнаружить степень эффективности продвижения общества по пути утверждения практики индивидуализации жизни.

Степень разработанности проблемы. Отечественная социология молодежи - ювенология - является одним из наиболее разработанных направлений социологического анализа. По мере социальной динамики менялся и предмет социологического анализа молодежной проблематики. В 60-80-е гг. в центре внимания социологов находились проблемы социализации молодежи в духе коммунистического идеала (С.Н. Иконниковой, В.Т. Лисовского, В.А. Чупро-ва)9, профессиональной ориентации молодежи, социального самочувствия, проблемы студенчества и молодой семьи10.

Разработка проблемы жизненных планов выпускников школ в сравнении с возможностями их реализации (без учета различий в социальном потенциале самой молодежи) началась с работ В.Н. Шубкина, который ввел понятия "пре

8 Аннинский А. Шестидесятники, семидисятники, восьмидесятники.// Литературное обозрение. - 1991. - № 4. -С. 10-11.

9 Иконникова С.Н. Молодёжь: социологический и социально-психологаческий анализ. - Л., 1974; Лисовский В.Т. Эскиз к портрету: жизненные планы, интересы и стремления советской молодежи. М.: Молодая Гвардия. 1969; Об организации Института конкретных социальных исследований. - Постановление Президиума Академии наук СССР // Вестник Академии наук СССР. 1968. № 9; Урланис Б.Ц. История одного поколения: Социально-демографический очерк. - М.: Мысль. 1968; Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале общественного мнения. Жизнь 1-я Эпоха Хрущева / Прогресс-Традиция. - М., 2001; Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале общественного мнения. Жизнь 2-я Эпоха Брежнева / Прогресс-Традиция. - М., 2001.

10 Пути и перепутья "потерянного поколения": Молодежь Запада у развалин общества всеобщего благоденствия / Отв. ред. А.А. Галкин, T.T. Тимофеев. - М., 1985; Шубкин В.Н. Социологические опыты. - М., 1970; Трудящаяся молодежь: образование, профессия, мобильность / Под. ред. В.Н. Шубкина, М. 1984; Чередниченко Г.А., Шубкин В.Н. Молодежь вступает в жизнь. - М., 1985. стаж профессии", "выбор профессии", "профессиональные ожидания", "потребности общества в кадрах". В его исследованиях было установлено несоответствие между потребностями рынка труда и потенциалом самой молодежи, сложившимся в процессе образовательной подготовки, то есть противоречие между рынком труда и немобильной системой образования, формирующей завышенные ожидания молодых людей11. Другой известный отечественный специалист, Ф.Р. Филлипов проанализировал социальные различия между отдельными поколениями молодежи. В центре внимания оказались различиях поколений, обусловленные социально-историческими особенностями их становле-12 ния. Обоснование различий между поколениями и опровержение концепции преемственности позже были осуществлены работе "Советский простой человек" (под ред. Ю.А. Левады)13.

Эстонский социолог М. Титма в своих исследованиях делал акцент на региональных особенностях жизненного пути поколения в рамках разных национально-территориальных общностей, различающихся по характеру культур и уровню экономического развития регионов. Им изучались традиционные сферы жизнедеятельности одной возрастной когорты молодежи на протяжении 10 лет: семья, труд, образование, профессиональная и социальная мобильность, миграционные процессы и жизненные ценности.

Анализ тех или иных аспектов поколенческой динамики в 80-е гг. попадает в фокус внимания крупных международных, всесоюзных и общероссийских исследований. Например, в 1983 г. под руководством М.Х. Титмы был реализован

14 межрегиональный лонгитюдный проект "Пути поколения"; под руководством В.Н. Шубкина - упоминавшийся проект "Жизненные пути молодежи в социалистическом обществе"15, под руководством В.И. Чупрова в 1990 г. - проект "Со

11 Шубкин В.Н. Указ. работы.

12 Филиппов Ф.Р. От поколения к поколению. - М.: Мысль, 1989.

13 Левада Ю.А. Советский простой человек: опыт социального портрета на рубеже 90-х. - М. 1993.

14 Начало пути: поколение со средним образованием / Под ред. М.Х. Титмы, Л.А. Коклягиной). - М. 1989; Жизненные пути одного поколения / Под ред. М.Х. Титмы). - М., 1992.

15 Чередниченко Г.А., Шубкин В.Н. Указ.соч. циальное развитие молодежи: показатели и тенденции"16. В работах В.В Магун. и М.В. Энговатова на обширном эмпирическом материале, собранном на протяжении 1985-2001 гг. было проведено исследование притязаний и жизненных стратегий российской молодежи, вступившей в раннюю юность в конце XX в.17 Они обнаружили, что каждое последующее поколение молодежи снижает уровень собственных притязаний при повышении склонности молодых людей к мобилизации семейных ресурсов для реализации их достигательных установок, особенно в решении задач профессионального образования.

С изменением ситуации на рынке труда (90-е годы) основное внимание уделяется социально-экономическим проблемам: образованию, положению мо

18 лодых на рынке труда, безработицы, бездомности , проблемам социальной защиты молодежи и молодых семей, а также молодежному потреблению19, и выработке социальной политики в отношении молодежи20.

Перенос исследовательского интереса на индивидуальные модели поведения связан с возрастающим многообразием каналов вхождения молодежи во "взрослое" общество: растущее многообразие форм школьного и постшкольного образования, специфический молодежный рынок труда и способы первичного трудоустройства молодежи, в том числе временная безработица; растущее многообразие форм проживания молодежи и формы семейно-брачных отношений. В результате в нашей стране в настоящее время жизненные траектории молодеж

16 Молодежь России: социальное развитие / Отв. ред. В.И. Чупров). - М., 1989.

17 Толстых А. Опыт конкретно-исторической психологии личности. - Спб., 2000; Магун В.В., Энговатов М.В. Межпоколенная динамика жизненных притязаний молодежи и стратегий их ресурсного обеспечения: 1985-2001 гг. // Отцы и дети. Поколенческий анализ современной России. Новое литературное обозрение. - М., 2005. - С. 180-233.

18 Зубок Ю.А., Чупров В.И. Молодежь в обществе риска. M., 2001; Чупров В.И., Быкова С.Н. Молодежь России: на пороге рынка между бедностью и нищетой // Социс. - 1991. - № 9; Чупров В.И. Молодежь в общественном воспроизводстве // Социс. - 1998. - № 3; Жизненные пути одного поколения/под ред. Л.А. Коклягиной, В.В. Семеновой, М. Титма. - M., 1992; Журавлев В. История жизни "бомжа" // Судьбы людей. Россия. XX в. /Под ред. Е.В. Фотеевой, В.В. Семеновой. - М. 1996; Журавлев В. Почему агрессивны подростки // Социс. -2003.-№2.

19 Магун B.C., Литвинцева А.З. Жизненные притязания ранней юности и стратегии их реализации: 90-е и 80-е гг. - М., 1993; Магун В.С, Энговатов Н.В. Межпоколенная динамика жизненных притязаний молодежи и стратегий их ресурсного обеспечения: 1985-2001 гг.

20 Лисовский А.В., Лисовский B.T. В поисках идеала: диалог поколений. Мурманск, 1994; Раковская О.А. Благосостояние молодежи: достаток и достоинство // Социс. - 1989. - № 1. ных когорт дифференцируются, приобретают характер индивидуальных биографических траекторий, утрачивая свойства общесоциальных моделей.

Большое внимание анализу ценностных ориентаций молодежи и ее субкультурных групп уделяется в работах Е. Омельченко (научный руководитель центра "Регион") и Т. Щепаньской В работах этих исследователей на большом статистическом материале, а также на материале включенного наблюдения и интент-анализа оригинальных текстов описываются различные молодежные субкультуры21.

При всем разнообразии исследовательских подходов к анализу молодежной проблематики в настоящее время относительно немного сравнительных межпоколенных исследований. Отчасти, это объясняется ментальными характеристиками самого понятия "поколение", которое не совпадает с возрастными когортами, и трудно операционализируется в социологической терминологии. Отчасти, подобные трудности связаны с политической конъюнктурой, на что указывал известный литературный критик и культуролог Лев Аннинский22. Изучение динамики поколений сквозь призму ценностных ориентаций было предпринято Гражданкиным А., Дубининым В., Толстых А.В. Этот авторский коллектив выявил ценностное различие современного населения России в зависимости от условий социализации, которые прошли разные поколения23. Однако в этой и других работах24 поколения рассматриваются преимущественно в последовательной динамике. Но не меньший интерес представляет также рассмотрение различных поколений, взятых в судьбоносные для них периоды, в частности - в периоды вхождения в социокультурное пространство общества. Реализовать этот подход позволяет опора на накопленный потенциал исследо

21 Щепанская Т. Система: тексты и традиции субкультуры. - М., 2004; Омельченко Е. Молодежная культура и субкульту ра. - М., 2000; Ее же. Герои нашеговремени. Социологические очерки. - Ульяновск, 2000; Ее же. Молодежь: открытый вопрос. - Ульяновск, 2004; Другое поле / Под ред. Е.Л. Омельченко, С.А. Первильева. - Ульяновск, 2000.

22 Аннинский Л. Указ.соч.

23 Гражданкин А., Дубинин В., Толстых А. Пять поколений советского общества: взгляд из 1989 года // Социология образования.-Т. 1, вып. 1.-М., 1993.

24 См., напр., Толстых А.Опыт конкретно-исторической психологии личности. - Спб., 2000. ваний в отечественной социологии молодежи. Рассмотренные выше работы выступают надежным методологическим фундаментом и информационной базой для более детального исследования проблем интеграции молодежи к условиям трансформирующегося общества.

Объектом исследования в работе выступают поколения российской молодежи, социализация которых происходила в условиях ценностных кризисов общества второй половины XX в.

В качестве предмета исследования выделены институциональные условия и системы ценностей поколений молодежи 60-70-х и 90-х гг., определяющие модели интеграции в социально-профессиональную структуру общества.

Целью диссертационного исследования выступает сравнительный анализ ценностного сознания и способов интеграции молодежи в российское общество в 60-70-е и в 80-90-е годы, характеризующиеся ценностным кризисом, вызванным разочарованием общества в результатах реформ.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

1) обосновать методологический конструкт анализа молодежных когорт различных исторических периодов развития российского общества;

2) сравнить исторический контекст, определяющий формирование социального потенциала молодежи в 60-70-е и 80-90-е гг. XX века;

3) типологизировать субкультурные группы молодежи 60-70-х и 80-90-х годов, сформировавшиеся по мировоззренческому (ценностному) основанию;

4) провести сравнительный анализ ценностной структуры молодежных когорт рассматриваемых временных периодов;

5) сравнить основные модели интеграции в социально-профессиональную структуру общества молодежи 60-70-х и 80-90-х годов.

Теоретико-методологической основой исследования выступают общенаучные принципы: системности, историзма, социально-экономического детерминизма; а также методологические подходы социологической теории: принципы структурно-функционального анализа, теории социальных общностей, принципы компаративисткого подхода при анализе динамики молодежной идентичности, статистический метод и другие традиционные методы социальных исследований.

Диссертационное исследование строится на методологических идеях автора концепции поколений немецкого социолога К. Мангейма, а также работах современных отечественных ученых по проблемам молодежи: Ю.А. Левады, М.Х. Титмы, E.J1. Омельченко, В.И. Чупрова, Ю.А. Зубок.

Эмпирическую базу диссертации составили официальные статистические данные, а также вторичный анализ эмпирических данных социологических исследований, проведенных в нашей стране в 1960-2000-х годах25.

Научная повита диссертационного исследования состоит в следующем: обосновано применение к анализу социально-демографической группы молодежи понятия "поколение" и разработан методологический конструкт сравнительного анализа различных поколений молодежи, который включает в себя объективные и субъективные индикаторы, и позволяет выявить специфику интеграции молодежи, социализирующейся в периоды системных социальных трансформаций второй половины XX в.; показано отличие социальной аномии 90-х гг. от духовного кризиса 60-70-х гг., которое обусловило утрату молодежью потенциала к воспроизводству социально-профессиональной структуры общества индустриального типа;

25 Исследования, проведенные Б. Грушиным (1960-1980 гг.), которые включают изучение ценностной системы советской молодежи, ее отношения к комсомолу, исследования по изучению быта советских людей, проведению ею досуга и т.д.; Титмой М.Х. (1970-1980гг.)- межрегиональный лонгитюдный проект "Пути поколения"; исследования Магун В.В. и Энговатова М.В. (1985-2001 гг.) - изучение динамики притязаний и жизненных стратегий нескольких поколений российской молодежи; ислледование "Культурные миры молодых россиян: три жизненные ситуации", проведенное в конце 90-х годов; исследование взаимоотношений между поколениями, проведенное B.T. Лисовским в 1999 г.; исследования ценностей и социальных позиций молодежи Кабардино-Балкарии (2004 г.). проведена типология молодежи по мировоззренческому основанию, которая свидетельствует об отсутствии психологической общности молодежных когорт в 60-70-е и в 80-90-е годы; выявлено отличие структурного "профиля" молодежных подгрупп 6070-х и 80-90-х годов, выделенных по мировоззренческому основанию, и показана переориентация численно доминирующей подгруппы с активной жизненной позицией на пассивную; показано различие моделей интеграции молодежи в общество в 60-70-е и в 80-90-е гг.: расширение их вариативности при сужении реальных возможностей реализации этих моделей, а также удлинение периода социального самоопределения молодежи.

На защиту выносятся следующие основные положения

1. Молодежь как социально-демографическая группа, объединяющая возрастные когорты 15-29 лет, обладает не только возрастными особенностями, но общностными характеристиками, которые формируются на базе одновременного разрешения проблемы обретения социально-статусных позиций. Близость возрастных, социально-психологических и социокультурных характеристик молодежи как социально-демографической группы позволяет характеризовать ее как поколение, которому присуща внутренняя сегментированность на различные субкультуры в зависимости от мировоззренческих ориентаций.

2. Методологией сравнительного анализа различных поколений молодежи выступает сопоставление параметров ее объективных статусных позиции и субъективно-мировоззренческих характеристик. Индикаторами объективной социально-статусной позиций молодежи выступают: биологический возраст, единый социально-исторический контекст существования, идентичные условия и характер социализации, роль молодого поколения в социальной структуре общества и возможность для реализации социального потенциала. Основными субъективными переменными для сравнения идентичностей молодежи различных периодов выступают: система ценностей, знаковые образы, идеалы, определяющие весь жизненный путь поколения.

3. Формирование российской молодежи в 60-70-е и 80-90-е годы XX в. происходило при сходной ситуации ценностного кризиса, однако она разворачивалась в различных институциональных условиях. Первый период характеризовался стабильностью и синхронностью функционирования базовых социальных институтов, которая обеспечивалась безусловной поддержкой обществом коммунистического идеала. Процесс социализации молодежи носил целенаправленный и стандартно-нормативный характер, что обеспечивало формирование ее социального потенциала, необходимого для воспроизводства социально-профессиональной структуры общества. Второй период характеризовался девальвацией социального идеала, разрушением интегрирующей функции идеологии, что вызвало дисфункцию всех социальных институтов российского общества. Традиционные институты социализации - учебные заведения, армия и трудовые коллективы - уступили доминирующие позиции семье, молодежным субкультурным группировкам, СМИ. Они легитимировали стихийность социализации, разнообразные ее траектории и сроки, что обусловило нарастание рискованности этого процесса, и не готовность молодежи к поддержанию сложившейся социальной структуры общества индустриального типа.

4. Молодежь 60-70-х и 80-90-х годов характеризуется ценностно-мировоззренческой гетерогенностью, которая проявляется в формировании различных субкультурных групп. Типологическими признаками для их укрупненной группировки являются: а) позитивное (негативное) отношение к официальным терминальным ценностям; б) активность (пассивность) в их реализации; в) выдвижение и реализация альтернативных молодежных ценностей. По этим принципам в 60-70-е гг. выделены группы: "активистов-карьеристов" и активистов-конформистов", "фрондирующих стиляг", "пассивных конформистов", "диссидентов". В 90-е годы аналогичные группы составляют: "активисты-карьеристы", "активисты-предприниматели", "активисты-стиляги", "пассивные конформисты", "нигилисты" различных политических оттенков, молодежные субкультурные группы "Системы".

5. Мировоззренческую структуру молодежи формирует иерархическое соотношение различных типологических молодежных групп, отличающихся по численности и представленности в сфере публичных отношений. Для молодежи 60-70-х гг. численно доминирующей группой выступали "активные конформисты". Их роль официально представлялась и утверждалась в политических структурах "активистами-карьеристами". Немногочисленные группы представляли собой "пассивные конформисты", "стиляги", "диссиденты", которые не позиционировались в сфере публичных отношений. В 90-е годы численно доминирующей стала группа "пассивных конформистов", не сумевшая эффективно адаптироваться к рыночным отношениям и не представленная в сфере публичных отношений. Группы "активистов-конформистов" различных модификаций составляют сравнительно немногочисленную, разобщенную часть молодежи, представители которой ориентированы на индивидуальное позиционирование в публичной сфере. Субкультурные группы молодежной "Системы" немногочисленны и находятся на периферии общественного внимания. В публичной сфере в качестве группового фактора социально-политических отношений позиционируется и воспринимаются лишь узкие группировки политически активной радикальной молодежи ("скинхэды", "лимоновцы" и др.).

6. Модели интеграции молодых когорт в общество представляют типовые способы включения молодежи в сферу социально-профессиональной деятельности, которые определяются социальными "фильтрами" индивидуальной мобильности и институтами формирования индивидуальных карьерных стратегий. Социальная интеграция молодежи 60-70-х гг. отличалась моностилистикой и определялась двумя главными "фильтрами" - отбором в систему высшего образования и в коммунистическую партию. Они задавали типовые модели интеграции, которые формировались тремя базовыми институтами: трудовыми коллективами, системой среднего технического и высшего профессионального образования и армией. Средний возраст завершения социального самоопределения молодежи составлял 27 лет. В 90-е годы доминирующими "фильтрами" социальной мобильности молодежи выступают: социальный и финансовый капитал семьи, престижность вуза. Они определяют широкую вариативность типовых моделей интеграции в социально-профессиональную структуру общества, увеличение степени индивидуальной мобильности и увеличение возрастной границы социального самоопределения до 30-35 лет. При этом трудовой коллектив и армия утратили для молодежи функцию фактора формирования индивидуальных социальных стратегий.

Практическая значимость работы определяется потребностью анализа специфики интеграции молодого поколения во "взрослое общество" в условиях социальной аномии, отличающееся девальвацией опыта старших поколений. Результаты исследования позволяют углубить теоретические знания о проблемах молодежи 90-х гг., выделить ее специфику в условиях кризисности социальной системы. Достигнутый результат позволяет обосновать комплекс мер по воссозданию и корректировке воспитательных задач, актуальных для современных институтов социализации молодежи.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы при разработки лекционных курсов в высшей школе: "Социология молодежи", "Социология семьи", "Социология культуры". Их чтение ориентировано на подготовку специалистов по квалификации "специалист по работе с молодежью", "социальный педагог", "социолог".

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования докладывались на Международной конференции "Качество жизни в социокультурном пространстве России и Запада: методология, опыт эмпирического исследования" (Екатеринбург, 23-24 марта 2006 г.) и на Всероссийской конференции молодых ученых "Перспектива-2006" (г. Нальчик, 27-29 апреля 2006 г.). По теме диссертации было опубликовано 5 научных статей общим объемом около 1.6 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, 3 глав (включающих по 2 параграфа), заключения, в котором формулируются основные выводы и практические рекомендации, библиографии и приложений (9 статистических таблиц и 3 схемы). Список литературы включает 184 наименований. Объем диссертации без библиографии и приложений составляет 147 страниц.

Заключение диссертации по теме "Социология культуры, духовной жизни", Колесникова, Марина Ивановна

Основные выводы

1. Социальные институты, организующие функционирования общества на макроуровне утратили детерминирующие позиции при формировании жизненных стратегий молодого поколения - основными факторами сегодня являются ресурсы (социальные и материальные) родительской семьи, а также инфраструктура поселенческих локальностей.

2. Многовариативность и полистилистичность современного общества, основанного на принципах рыночной экономики, не обеспечивают разнообразие моделей социальной интеграции молодежи - спектр возможных жизненных стратегий молодежи по-прежнему ограничен. Типовые модели вхождения молодежи в современное общество могут быть представлены следующими стратегиями:

- "работяги" (выпускники школ, ПТУ, техникумов, Вузов);

- "карьеристы" (руководители различных уровней);

-"интеллектуалы" - научный сотрудник, ученый, учителя, врачи, инженера, творческая интеллигенция (выпускники вузов), представленные в основном работниками по найму в государственных и частных структурах - "исполнители";

- "предприниматели" - собственники частного бизнеса, в том числе с привлечением наемных работников;

- "безработные" - включающие представителей различных профессиональных групп, независимо от уровня их образования.

3. В современном обществе роль образования как фактора выравнивания шансов современной молодежи снижается, образование не является каналом социальной мобильности. Высшее образование в сознании российской молодежи сохраняет свою значимость, приобретя инструментальную ценность - как средство достижения материального успеха, в то же время не является детерминирующим признаком при выборе жизненной стратегии (например, предпринимательская деятельность (материальный успех, известность) не всегда определяется наличием высшего образования). Основным исходным пунктом при получении высшего образования является средняя школа (11 классов), выбравшие в качестве образовательной стратегии ПТУ и среднеспециальные учебные заведения реже повышают образовательный уровень в Вузах.

4. Происходит процесс суженного воспроизводства социальных групп, обладающих высшим образованием, которое, как правило, не носит наследственного характера. Отсутствует интеграционная мобильность, которая характеризуется переходом профессионального статуса от родителей к детям. Молодежь не желает повторять профессиональный путь своих родителей.

5. Сегодня наблюдается смещение сроков социального самоопределения молодежи в сторону увеличения с 21,3-26,3 лет до 30-35 лет, возраста, в котором для индивида возможно изменение социального статуса, путем получения высшего образования, переквалификации и т.д. Современная молодежь отличается определенной степенью инфантильности - в отличие от советской молодежи ей не свойственно планирование собственной жизни, нет четких ориентиров, моральных авторитетов и "жизненных маяков".

6. Стратегии вхождения во "взрослое" общество характеризуются высокой степенью мобильности. Выход за пределы собственной страты возможен на протяжении всего этапа вторичной социализации. В сфере профессионального сознания современной молодежи отсутствует понятие "работа на всю жизнь" в силу все большей ориентации молодежи на материальный успех и благосостояние, что приводит к профессиональной мобильности и частой смене рабочих мест.

7. В современной социально-экономической ситуации (при значительной численности необразованной молодежи - сегодня насчитывается около 2 млн. человек, не имеющих среднего общего образования, которые пополняют собой маргинальную часть общества; при высоком проценте оценивающих свое поколение как "отчаявшееся и протестующее", когда 3Л опрошенной молодежи выступают за то, чтобы пересмотреть итоги приватизации и т.д.), в ситуации отсутствия моральных авторитетов среди молодежи, актуализируется проблема оптимизации положения "потерянного" или "протестующего" молодого поколения, составляющего основу "диссидентской" группы современного поколения молодежи.

141

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Современная российская молодежь, оказавшись в эпицентре социальных трансформаций общественной системы, повлекших смену социетальных ценностей, является объектом данного исследования в силу значимости статуса и особого положения данной возрастной демографической группы для дальнейшего развития общества. Деятельность молодого поколения относится к силам, формирующим общество, так как молодые поколения есть источник и сила в социальном процессе.

Немецкий социолог - автор концепции поколений - К. Мангейм, в 30-е годы XX века писал, что молодое поколение в определенных исторических условиях социальных преобразований, обладая единым поколенческим сознанием, организует и использует свои жизненные ресурсы, нарушая при этом ход социального развития. То есть, молодежь, являясь единой и неделимой социальной группой, может выступать самостоятельным субъектом социальных изменений.

При проведении сравнительного межпоколенного анализа в рамках данной работы сопоставлялись поколения, пережившие аналогичные эпохальные события, поколения, которые переживали две переломные эпохи, получившие свое начало с важных исторических событий: XX съезда КПСС, который положил начало "хрущевской оттепели", и реформы 90-х годов XX в., которые вызвали глубокую трансформацию советского общества.

Рассматриваемый период включает в себя этапы формирования нового общественного строя, получившего название "социалистический" - общества "всеобщего равенства и справедливости", и кардинальных перемен не только в общественном, политическом и экономическом устройстве нашей страны, но и сознании, ценностях и настроениях всего населения во времена "перестройки".

В качестве методологии сравнительного анализа поколений молодежи различных эпох используется сопоставление параметров ее объективных статусных позиций и субъективно-мировоззренческих характеристик. Индикаторами объективной социально-статусной позиции молодежи выступают: биологический возраст, единый социально-исторический контекст существования, идентичные условия и характер социализации, роль молодого поколения в социальной структуре общества и возможность для реализации социального потенциала. Основными субъективными переменными для сравнения идентичностей молодежи различных эпох выступают: система ценностей, знаковые образы, идеалы, определяющие весь жизненный путь поколения.

Анализ ситуации и положения молодежи двух эпох, основанный на вышеуказанных критериях позволил выделить единые социальные и ценностные параметры в сознании советской и российской молодежи.

Одним из объединяющих факторов являются общечеловеческие ценности, единые для российских людей - семья, любовь, дружба, образование, здоровье, профессионализм, свобода, независимость и т.д. Значимость образования и труда сохранилась в сознании молодежи, но претерпела изменения, став инструментальной ценностью, средством для достижения иных целей, как правило, достижения материального достатка и повышения социального статуса.

Тем не менее, социальное положение и статус современной молодежи значительно отличается от состояния 60-х годов, в силу иной социокультурной ситуации в стране, изменения роли молодежи в социальной структуре общества, а также трансформации всей ценностной системы, идентичностей и жизненных траекторий молодежи.

Формирование российской молодежи в 60-е и 90-е годы XX в. происходило в различных институциональных условиях. Молодежь 60-х гг. проходила социализацию в условиях стабильной и целостной социальной системы, все институты которой функционировали в едином режиме при интегрирующей роли идеологии, которая задавала единство социетальных ценностей. При этом молодежь воспроизводила социальную структуру общества, а процесс социализации носил целенаправленный и стандартно-нормативный характер, с равными стартовыми возможностями и социальными гарантиями. Советская молодежь (60-70-х годов) становилась и социализировалась в условиях общества с единой социетальной ценностной базой, общества, все члены которого обладали единым сознанием, верой в будущее, гордостью за свою страну, едиными способами и формами интеграции в общество.

Дихотомичность социальной роли молодежи и противоречивость осознания ею своего положения в жизни общества заключалась, с одной стороны, в активной позиции строителей коммунизма и продолжателей традиций старшего поколения, а с другой - в роли пассивного исполнителя и подчиненного установкам государства и партии объекта. Занимая позицию объекта социального и идеологического воздействия, молодежь воспроизводила социальную структуру общества, в том числе в образовательном и профессиональном сегментах. Советская молодежь была интегрирована в социальную структуру институциональными способами (через школу, вуз, армию) и коллективными формами организации (комсомол, трудовые и учебные коллективы).

В сформировавшейся социокультурной ситуации в обществе сознание советской молодежи отличалось целостностью и единообразием. Наиболее распространенным типом социального поведения являлся конформизм. Советскую молодежь отличал относительно высокий позитивный эмоционально-психологический тонус. Оптимизм в отношении будущего, основанный на уверенности в своем положении органично сочетался с такой характеристикой собственной жизни как "удовлетворенность".

В практике регулирования повседневной жизни советской молодежи выделенного периода решающая роль принадлежала сложившимся нормам общества, которые транслировались базовыми социальными институтами - семьей и образованием. Высокая степень гражданской и политической идентичности, свойственные советской молодежи 60-х - гордость за свою страну - одна из ос-новопологающих черт советской молодежи, лежащей в основе патриотизма и лояльного отношения к власти и государства. Молодежь выступала носителем и других традиционных ценностей советского общества - коллективизма, служения Родине, патриотизма, уважительного отношения к старшему поколению, наличием идеалов, смысла жизни, приматом общественного над личным.

Социализация молодежи 90-х годов происходила в условиях трансформации экономических и социальных институтов, которая сопровождалась разрушением интегрирующей функции идеологии и кризисом социетальной системы. В условиях деформации ценностно-нормативного механизма социальной регуляции традиционные институты социализации - учебные заведения, армия и трудовые коллективы - уступают свои позиции семье, молодежным субкультурным группировкам, СМИ, которые не только легитимируют стихийность процесса социализации, но определяют разнообразие траекторий, сроков и способов социального становления различных сегментов молодежи.

Социальная роль молодежи в социальной структуре современного общества практически не выражена: современная молодежь участвует в стихийной инновационной реорганизации социальной структуры, сопряженной с нисходящей социальной мобильностью. Попытки объединения молодежи в политические организации различного толка (Наши, Единая Россия, ЛДПР, лимонов-цы и т.д.) на фоне слабовыраженной политической идентичности (только 2-3% молодежи являются политически активными), по сравнению с советским комсомольским опытом незначительны и малоэффективны.

В системе ценностей отличительными признаками являются инструмен-тальность образования и труда, слабовыраженные чувства коллективизма и патриотизма, отсутствие идеалов. Усиливаются прагматизм, стремление к материальному достатку, ориентация на предпринимательство, культ денег. Произошел разрыв в преемственности поколений - опыт старших не актуален, дети не хотят повторять профессиональный и семейный опыт родителей; в системе социализации основными агентами выступают семья и группа сверстников, друзья, обеспечивая значимость локальных, а не групповых идентичностей молодежи.

Молодые поколения 60-х и 90-х гг. по критерию духовной интеграции были сегментированы на условные типы: "активные конформисты", "пассивные конформисты", "нигилисты" и "диссиденты". Численное наполнение и иерархия этих типов в выделенные периоды различны: если для молодежи 60-х гг. численно доминирующим типом выступали "активные конформисты", представлявшие собой авангард советской молодежи, то для молодежи 90-х гг. доминирующими в численном и мировоззренческом плане типами выступают "пассивные конформисты" и "нигилисты". Группа "активных конформистов" в поколении 90-х годов по численности и мировоззренческой роли приближается к группе "диссидентствующей" молодежи 60-х годов.

Роль молодого поколения в социальной структуре и социальной динамике общества определяется ее социальным потенциалом. В стабильные периоды функционирования общества основной формой реализации социального потенциала является выбор типовых интеграционных стратегий и соответствующих ей моделей поведения в образовательной и профессиональной сферах. Основными факторами формирования интеграционных стратегий советской молодежи 60-х гг. выступали уровень образования и партийная принадлежность, которые являлись главными лифтами социальной мобильности. Набор типовых моделей интеграции был узким и предопределялся государственными структурами. Современные условия выбора модели интеграции для молодежи определяются социальными и материальными ресурсами родительской семьи; поселенческой структурой в силу значительной дифференциации социальных возможностей и перспектив города и села, малого города и мегаполиса, уровнем и качеством образования.

Профессиональные и образовательные траектории и модели поведения молодежи 60-х годов были маловариативны, с низкой степенью вертикальной мобильности, средний возраст социального самоопределения молодежи составлял 27 лет. Систематизация интеграционных стратегий молодого поколения 60-х годов позволяет выделить типовые модели интеграции в социально-профессиональную структуру: "работяги", "руководители", "интеллектуалы". В современном обществе произошло смещение сроков социального самоопределения молодежи в сторону увеличения возрастной границы до 30-35 лет, а профессиональные траектории характеризуются высокой степенью мобильности. Спектр возможных жизненных стратегий современной молодежи включает в себя следующие типовые интеграционные модели: "работяги", "карьеристы", "интеллектуалы", "предприниматели", "безработные".

Траектории интеграции и модели поведения молодежи, являющиеся одним из аспектов нашего исследования, непосредственно согласуются с причастностью к выделенным выше типам поколений. "Активные конформисты", к которым сегодня относятся прагматики (активно использующие новое время в своих интересах) и новые русские (предприниматели и представители бизнеса), используют свой социальный потенциал не в групповых стратегиях, как это было принято в советские годы, а в индивидуальных. Как правило, эта часть поколения адаптировалась к современным пореформенным условиям и активно поддерживает ценности и нормы современного общества.

Пассивные конформисты", включающее поколение романтиков принимает свое время, при этом возлагая надежды и ожидая улучшений в будущем.

Значительная часть "диссиденствующей" молодежи, находящейся в оппозиции современному обществу находит выход своему социальному потенциалу, участвуя в различных молодежных организациях и партиях, так как включает в себя "протестующих" - активно выражающих свое недовольство и противостояние, и "отчаявшихся", потенциал которых может быть использован в оппозиционных целях. Ведь именно молодежь, в 60-х годах относившаяся к "стилягам", "нигилистам" и "диссидентам", стала в период революционных изменений 90-х годов основной движущейся силой революционных перемен. То есть, социальный потенциал современной молодежи должен быть интегрирован и организован, так как от мобильности ресурсов молодежи зависит жизнеспособность общества.

148

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Колесникова, Марина Ивановна, 2006 год

1. Авраамова Е.М., Верпаховская Ю.Б. Работадатели и выпускники вузов на рынке труда: взаимные ожидания // Социс. - 2006. - № 4.

2. Андреев А.Л. Гражданская позиция российской учащейся молодежи // Вестн. Рос. акад. наук. 2005. - Т.75, № 7 .

3. Аннинский А. Шестидесятники, семидисятники, восьмидесятники. // Литературное обозрение. 1991. -№ 4.

4. Арсентьева Н.М. Модели поведения молодежи в сфере образования и на рынке труда: механизм и факторы формирования / Н.М. Арсентьева, В.П. Бусыгин, И.И. Харченко // Регион: экономика и социология. 2006. - № 1.

5. Беляева Л.А. Социальный портрет возрастных когорт в постсоветской России //Социс.-2004.-№ 10.

6. Большакова О.А. Оплачиваемая работа в жизни студентов // Социс. 2005. -№5.

7. Бондаренко Л.В. Сельская Россия в начале XXI века // Социс. 2005. - № 10.

8. Брусиловская Л.Б. Культура повседневности в эпоху "оттепели" (метаморфозы стиля). М.: Из д-во УР АО, 2001.

9. Бутенко И.А. Подростки: чтение и использование компьютера // Социс. -2001.-№ 10.

10. Ю.Вишневский Ю.Р. Студент 90-х социокультурная динамика / Ю.Р. Вишневский, В.Т. Шапко // Социс. - 2000. - № 12.

11. И.Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Парадоксальный молодой человек // Социс. -2006.- №6.

12. Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология // Гардарика. М., 1998.

13. Волкова Н.В. Типология карьерных стратегий молодых специалистов // Социс.-2006.-№ 1.

14. Воронков В.М. Проект "шестидесятников": движение протеста в СССР // Отцы и дети. Поколенческий анализ современной России, Новое литературное обозрение. М., 2005.

15. Выбор молодежью жизненного пути. Минск: Наука и техника, 1988.

16. Выборнова В.В. Социальная поддержка молодежи в контексте модернизации образования / В.В. Выборнова, Е.А. Дунаева // Социс. 2004. - № 10.

17. Выборнова В.В., Дунаева Е.А. Актуализация проблем профессионального самоопределения молодежи // Социс. 2006. - № 4.

18. Гвоздева Е. Особенности национальной работы // Отечественные записки. -2003. -№3.

19. Глотов М.Б. Поколение как категория социологии // Социс. 2004. - № 10.

20. Горшков М. "Дети перестройки" не потеряны // Российская газета. 2006. - 24 марта.

21. Гражданкин А., Дубинин В., Толстых А. Пять поколений советского общества: взгляд из 1989 года // Социология образования. Т. 1, вып. 1. - М., 1993.

22. Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале общественного мнения. Жизнь1.я Эпоха Хрущева / Прогресс-Традиция. М., 2001.

23. Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале общественного мнения. Жизнь2.я Эпоха Брежнева / Прогресс-Традиция. М., 2001.

24. Дилигенский Г.Г. Индивидуализм старый и новый // Полис. 1999. - № 3.

25. Динамика ценностей населения реформируемой России. М., 1996.

26. Доброхлеб В. Старшее поколение современной России. М., 2003.

27. Добрынина В. Молодежь России 97 / В. Добрынина, Т. Кухтевич, С. Туманов // Alma mater=BecTHHK высшей школы. - 1997. - № 8.

28. Добрынина В.И. Процессы перемен в сознании российской учащейся молодежи / В.И.Добрынина, Т.Н.Кухтевич // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 2003. - № 4.

29. Добрынина Е. Песня о тревожной молодости // Рос. газета. 2006. - 24 марта.

30. Доклад "Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года" 21.05.2004// сайт Федеральной службы государственной статистики www.gks.ru.

31. Дризе 10. Принц и нищий. Много ли у них шансов встретиться в одной вузовской аудитории? // Поиск. 2002. - 20 сентября (№ 38).

32. Дроздов Агрессивное поведение молодежи // Социс. 2001. - № 2.

33. Дубин Б. Старшие и младшие. Три поколения на переходе // Дружба народов. 1994.-№2.

34. Жидкова Е.М. Ориентация на незанятость среди проблемных групп рынка труда // Социс. 2005. - № 3.

35. Жизненные пути одного поколения / Под ред. JI.A. Коклягиной, В.В. Семеновой. М. Титма. М.: Наука, 1992.

36. Журавлев В. История жизни "бомжа" // Судьбы людей. Россия. XX век / Под ред. Е.В. Фотеевой, В.В. Семеновой. М.: ИСРАН, 1996.

37. Журавлев В. Почему агрессивны подростки // Социс. 2003. - № 2.

38. Задорин И. Лишние люди? // Независимая газета. 2006. - 21 марта.

39. Зоркая Н. Ценности и установки российской молодежи / Н. Зоркая, Н.М. Дюк // Мониторинг общественного мнения. 2003. - № 4 (66).

40. Зоркая Н.А., Леонова А.С. Семья и воспитание детей:частные изменения или системный сдвиг? // Отечественные записки. 2004. - № 3.44.3убок Ю.А. Проблемы социального развития молодежи в условиях риска // Социс.-2003.-№4.

41. Зубок Ю.А. Риск в социальном развитии молодежи // Соц.-гуманит. знания. -2003.-№ 1.

42. Зубок Ю.А., Чупров В.И. Правовая культура молодежи в ракурсе трансформирующихся стратегий // Социс. 2006. - № 6.47.3убок Ю.А.Исключение в исследовании проблем молодежи // Социс. 1998. -№3.

43. Иванченков С. Социализация молодежи и перспективы развития образования / С. Иванченков, А. Кусканова // Россия XXI. 1995. - № 9-10.

44. Иконникова С.Н. Молодежь. Социологический и социально-психологический анализ.-J1., 1976.

45. Иконникова С.Н., Лисовский В.Т. Молодежь о себе и своих сверстниках (социологическое исследование). Л., 1969.

46. Ильинский И. Молодежь как будущее России в категориях войны // Alma mater = Вестник высшей школы. 2005. - № 3.

47. Ионин Л.Г. Социология культуры: путь в новое тысячелетие. М.: Логос, 2000.

48. Ионин Л.Г. Идентификация и инценировка // Социс. 1995. - № 4.

49. ИонинЛ.Г. Свобода в СССР. Статьи и эссе. СПб., 1997.

50. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. 21.05.2004// сайт Федеральной службы государственной статистики www.gks.ru

51. Карпенко М.П. Социальный портрет студента государственного вуза / М.П. Карпенко, В.А. Лапшов, М.В. Кибакин // Социс. 1999. - № 8.

52. Карпухин О.И. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // Социс. 2000. - № 3.

53. Карпухин О.И. Самооценка молодежи как индикатор ее социокультурной идентификации // Социс. 1998. -№ 12.

54. Карпухин О.И. Сделала ли молодежь свой выбор? (К проблеме социализации молодого поколения в современной России) // Социально-гуманитарные знания. 2000.-№ 4.

55. Кирдина С.Г. Институциональные матрицы: макросоциологическая объяснительная гипотеза // Социс. 2001. - № 2.

56. Кирдина С.Г. Социокультурный и институциональный подходы как основа позитивной социологии в России // Социс. 2001. -№ 10.

57. Ковалева А.И. Концепция социализации молодежи: нормы, отклонения, со-циализационная траектория // Социс. 2003. - № 1.

58. Ковалева Т.В., Степанова O.K. "Подростки смутного времени" (к проблеме социализации старшеклассников) // Социс. 1998. - № 3.

59. Козлова Н.Н. Сцены из частной жизни периода "застоя": семейная переписка // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. - Т. 2, вып. 3.

60. Козлова Н.Н. Упрощение знак эпохи? // Социс. - 1999. - № 7.

61. Кокшенева К. Нравственный мир: есть ли в нем место юношеству? // Российская Федерация сегодня. 2004. - № 13.

62. Константиновский Д.Л. Динамика неравенства: российская молодежь в меняющемся обществе. Ориентации и пути в сфере образования (от 60-х годов к 2000-му). М.: Эдиториал УРСС, 1999.

63. Константиновский Д.Л. Институт образования и социальное неравенство // Россия. Трансформирующееся общество / Под ред. Ядова. М., 2001.

64. Константиновский Д.Л. Молодежь 90-х: самоопределение в новой реальности. -М„ 2000.

65. Константиновский Д.Л., Хохлушкина Ф.А. Формирование социального поведения молодежи в сфере образования: от 60-х к 2000-му // Социологический журнал. 1998. -№3-4.

66. Константиновский Д.Л., Чередниченко Г.А., Вознесенская Е.Д. Российский студент сегодня. Учеба плюс работа. М.: Институт социологии РАН, 2002.

67. Краткий словарь по социологии. М.: Издательство политической литературы, 1988.

68. Культурные миры молодых россиян: три жизненные ситуации. М.: Издательство Московского университета, 2000.

69. Лапин Н.И. Ценности, группы интересов и трансформация российского общества // Социс. 1997. - № 3.

70. Лапин Н.И. Кризисный социум в контексте социокультурных трансформаций // Мир России. 2000. - № 3.

71. Левада Ю. А. Поколения XX века: возможности исследования // Отцы и дети. Поколенческий анализ современной России. Новое литературное обозрение. -М., 2005.

72. Леденева Л.И. Научные и миграционные планы молодежи / Л. Леденева, Е. Некипелова // Alma mater = Вестник высшей школы. 2003. - № 7.

73. Леденева Л.И. Профессионально-миграционные намерения российских студентов, обучающихся за рубежом // Социс. 2002. - № 10.

74. Леньшин В.П. Методологические подходы к исследованию молодежи // Вопросы философии. 2004. - № 3.

75. Леонтьева С.Г. Пионер всем пример // Отечественные записки. - 2004. - № 3.

76. Лисаускенс М.В. Поколение next прагматичные перфекционисты или романтики потребления // Социс. - 2006. - № 4.

77. Лисовский А.В., Лисовский В.Т. В поисках идеала: диалог поколений. Мурманск, 1994.

78. Лисовский В. Т. Эскиз к портрету, жизненные планы, интересы и стремления советской молодежи.-М.: Молодая гвардия, 1969.

79. Лисовский В.Т. "Отцы и дети": за диалог в отношениях // Социс. 2002. - № 7.

80. Лисовский В.Т. Динамика социальных изменений (опыт сравнительных социологических исследований росссийской молодежи) // Социс. 1998. - № 5.

81. Лисовский В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России: Учебное пособие. СПб., 2000.

82. Лисовский В.Т. Советское студенчество. Социологические очерки / Высшая школа.-М., 1990.

83. Луков В.А. Особенности молодежных субкультур в России // Социс. 2002. -№ 10.

84. Луков В.А. Проблема обобщающих оценок положения молодежи // Социс.1998.- №8.

85. Лясников Н.В., Лясникова Ю.В. Социально-экономические условия формирования духовной культуры студенческой молодежи. М., 2001.

86. Лясникова Ю.В. Жизненные ценности и социально-трудовые ожидания студенческой молодежи // Человек и труд. 2003. - № 4.

87. Магун В.В. Об оценке российского высшего образования и его перспектив.1999. www.isras.ru.

88. Магун В.В., Энговатов М.В. Межпоколенная динамика жизненных притязаний молодежи и стратегий их ресурсного обеспечения: 1985-2001 гг. // Отцы и дети. Поколенческий анализ современной России. Новое литературное обозрение. -М., 2005.

89. Магун B.C. Российские трудовые ценности: идеология и массовое сознание // Мир России. 1998.- № 4.

90. Магун B.C., Литвинцева А.З. Жизненные притязания ранней юности и стратегии их реализации: 90-е и 80-е гг. М., 1993.

91. Мангейм К. Диагноз нашего времени. М., 1992.

92. Мангейм К. Очерки социологии знания: Проблема поколений состязательность - экономические амбиции. - М., 2000.

93. Мид М. Культура и мир детства. М., 1988.

94. Минаева А. Работал на заводе до мозолистых рук // Отечественные записки. -2003.-№3.

95. Мироненко В. И. Комсомол в период перестройки советского общества: в поиске новой модели союза и новой молодежной политики (198-1990 гг.) // Дисс. на соискание степени канд. истор. наук. М., 2000.

96. Михеев П.А. Динамика жизненных ценностей сельской молодежи // Социс. -2005.-№ 1.

97. Мкртчян Г.М. Стратификация молодежи в сферах образования, занятости и потребления // Социс. 2005. - № 2.

98. Мкртчян Г.М. Факторы социальной стратификации молодежи в сфере образования, на рынке труда и потребления / Г.М. Мкртчян, Е.Ю. Шакин // Мониторинг общественного мнения. 2004. - № 3.

99. Молодежь и политика: фотографии, факсимиле, плакаты и рисунки по истории студенческой политизированной самодеятельности на Востоке России (1961-1991 гг.): Док. сб. / Сост. А.Г. Борзенков. Новосибирск, 2003.

100. Молодежь России: социальное развитие / Отв. ред. В.И. Чупров). М.: Наука, 1989.

101. Мониторинг социально-экономического потенциала семей: Второй этап (Минсоцзащиты РФ, Госкомстат РФ). М., 1996.

102. Муздыбаев К. Жизненные стратегии современной молодежи: межпоколен-ческий анализ // Журнал социологии и социальной антропологии. 2004. -T.VII, № 1.

103. Мяло К.Т. Время выбора: Молодежь и общество в поисках альтернативы. -М.: Политиздат, 1991.

104. Начало пути: поколение со средним образованием / Под ред. М.Х. Титмы, JI.A. Коклягиной. -М., 1989.

105. Образование России 2001: Сборник статистических данных. М.: 2001.

106. Омельченко Е. JT. Молодежная культура и субкультура. М.: Институт социологии РАН. 2000.

107. Омельченко E.JI. Молодежь. Открытый вопрос // Симбирская книга. Ульяновск, 2005.

108. Омельченко ЕЛ. Российская молодежь на рубеже веков: (опыт исторического анализа исследований современного состояния сознания) // Вестн. Моск. ун-та. Сер.8. История. 2005. - № 3 .

109. Омельченко E.JI. Стилевые стратегии занятости и их тендерные особенности//Социс. 2002. - № 11.

110. Омельченко E.JI. Субкультуры и культурные стратегии на молодежной сцене конца XX века: кто кого? // Неприкосновенный запас. Дебаты о политике и культуре. 2004. - № 4.

111. Ортега-и-Гассет X. Эстетика. Философия культуры. М., Искусство, 1991.

112. Ортега-и-Гассет X. Вокруг Галилея. М., 1996.

113. Осадчая Г.И. Стиль жизни молодых горожан: трансформация и региональная дифференциация // Социс. 2002. - № 10.

114. Остроумова Б. КВН "молодежная культура шестидесятых"? // Неприкосновенный запас. Дебаты о политике и культуре. - 2004. - № 4.

115. Отцы и дети. Поколенческий анализ современной России/ Новое литературное обозрение. М., 2005.

116. Павловский В.В Ювентология. Проект интегративной науки о молодежи / Академический проект. М., 2001.

117. Попов В.Г. Молодежь в сфере криминогенного влияния // Социс. 1998. -№5.

118. Пути и перепутья "потерянного поколения": Молодежь Запада у развалин общества всеобщего благоденствия / Отв. ред. А.А. Галкин, Т.Т. Тимофеев. -М.: Международные отношения, 1985.

119. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: Наука, 1995.

120. Раковская О.А. Благосостояние молодежи: достаток и достоинство // Социс. 1989.- № 1.

121. Рогозин JI. Советский человек это звучит гордо? Би-би-си, Москва // www.news/bbc.co.uk.

122. Романов П., Ярская-Смирнова Е. Фарца: Подполье советского общества потребления // Неприкосновенный запас. 2005. - № 5.

123. Российская социологическая энциклопедия // Издательская группа НОР-МА-ИНФРА-М. М., 1999.

124. Российский статистический ежегодник: Статистический сборник / Госкомстат России. М., 1996.

125. Российский статистический ежегодник: Статистический сборник / Госкомстат России. -М., 2001.

126. Рот-Ай Кристин. Кто на пьедестале, а кто в толпе // Неприкосновенный запас. Дебаты о политике и культуре. 2004. - № 4.

127. Рощина Я.М. Неравенство доступа к образованию: что мы знаем об этом? // Проблемы доступности высшего образования, серия "Научные проекты НИСП". -М., 2003.

128. Руденко Г.Г. Специфика положения молодежи на рынке труда // Социс. -2002.-№5.

129. Ручкин Б. Молодежь и становление новой России // Социс. 1998. - № 5.

130. С образованием россиян не все так хорошо // Демоскоп weekly//www.polit.ru.

131. Семенова В.В. Современные концептуальные и эмпирические подходы к понятию "поколение" // Россия реформирующаяся. Ежегодник 2003 / Отв. ред. JT.M. Дробижева. - М., 2003.

132. Семенова В.В. Поколение 30-летних // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные переменные. 2002. - № 5.

133. Семенова В.В. Современные концептуальные и эмпирические подходы к понятию "поколение" // Россия реформирующаяся. Ежегодник 2003 / Отв. ред. JT.M. Дробижева. - М., 2003.

134. Сибирев В.А., Головин Н.А. Штрихи к портрету поколения 90-х // Социс. 1998.-№3.

135. Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. Спб., 1998.

136. Силласте Г.Г. Влияние средств массовой информации на жизненные планы и ориентации сельской учащейся молодежи // Социс. 2004. - № 12.

137. Скутнева С.В. Тендерные аспекты жизненного самоопределения молодежи //Социс.- 2003. -№ 11.

138. Советский простой человек: опыт социального портрета на рубеже 90-х / Под ред. Ю. Левады / Мировой океан. М., 1993.

139. Созонтов А.Е. Основные жизненные стратегии российского студенчества // Вести. МГУ. Сер. 14. Психология. 2003. - № 3.

140. Соколов А.В. Интеллектуально-нравственная дифференциация современного студенчества // Социс. 2005. - № 9.

141. Соколов А.В. Ценностные ориентации постсоветского гуманитарного студенчества / А.В. Соколов, И.О. Щербакова // Социс. 2003. - № 1.

142. Соколов В.П., Щербакова И.О. Ценностные ориентации постсоветского гуманитарного студенчества // Социс. 2003. - № 1.

143. Сорокина Н.Д. Перемены в образовании и динамика жизненных стратегий студентов // Социс. 2003. - № 10.

144. Социальное расслоение возрастной когорты. Выпускники 80-х в постсоветском пространстве. Международный лонгитюдный проект "Пути поколения": третий этап / Отв. ред. М.Х. Титма. М., 1997.

145. Староверов В.В. Становление и функционирование российского молодежного предпринимательства // Мониторинг общественного мнения. 2004. - № 2.

146. Статистический бюллетень. 2001. № 1 (75) / Госкомстат России. М., 2001.

147. Сунгатуллина Г.А. Ценностные ориентации и мотивационная сфера подростков и молодежи, приобретающих опыт социально-значимой деятельности // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 2002. - № 3.

148. Титма М.Х. Жизненный путь поколения: его выбор и утверждение. Таллинн, 1985.

149. Титма М.Х., Саар Э.А. Молодое поколение. М.: Мысль, 1986.

150. Толстых А. Опыт конкретно-исторической психологии личности. СПб., 2000.

151. Трудящаяся молодежь: образование, профессия, мобильность/под ред. В.Н. Шубкина. М.: Наука, 1984.

152. Урланис Б.Ц. История одного поколения.(Социально-демографический очерк). М.: Мысль, 1968.

153. Утенков В.М. О политическом сознании студенческой молодежи / В.М. Утенков, А.С. Закалин // Регион: экономика и социология. 2003. - № 2.

154. Ушкалов И.Г., Малаха И.А. "Утечка умов" как глобальный феномен и его особенности в России // Социс. 2000. - № 3.

155. Филиппов Ф.Р. Всеобщее среднее образование в СССР. Социологические проблемы. М., 1976.

156. Филиппов Ф.Р. От поколения к поколению. М.: Мысль, 1989.

157. Флоринская Ю.Ф. Трудовые миграции из малых российских городов как способ выживания // Социс. 2006. - № 6.

158. Хмелик Н. Я знаю твое имя и отчество. (Что угрожает современной молодежи) // Молодость Сибири. 2004. - № 4.

159. Хриенко Т.В. Экономические ценности студенческой молодежи // Социально-гуманитарные знания. 2005. - № 3.

160. Цветаева Н.Н. Биографические нарративы советской эпохи // Социологический журнал. 2000. - № '/г.

161. Цветаева Н.Н. Ценности в биографическом дискурсе: от романтизма к прагматизму // Социс. -2005. № 9.

162. Чередниченко Г.А. Жизненные траектории молодежи на разных этапах образования// Социс. 2003. - № 2.

163. Чередниченко Г.А. Личные планы выпускников средней школы // Социс. -2005.-№9.

164. Чередниченко Г.А. Молодежь России. Социальные ориентации и жизненные пути. СПб., 2004.

165. Чередниченко Г. А., Шубкин В.Н. Молодежь вступает в жизнь:социологические проблемы выбора профессии и трудоустройства. М., Мысль, 1985.

166. Черкасова Т.В. Молодежь о конфликтогенных факторах и молодежной политике // Социс. 2004. - №3.

167. Чупров В.И. Молодежь в общественном воспроизводстве // Социс. 1998. -№ 3.

168. Чупров В.И. Молодежь: духовное воспроизводство в условиях риска // Вестник РУДН. Серия Социология. 2004. - № 6-7.

169. Чупров В.И. Проблемы вторичной занятости учащейся молодежи: состояние и перспективы / В.И.Чупров, Ю.А.Зубок // Социс. 1996. - № 9.

170. Чупров В.И., Быкова С.Н. Молодежь России: на пороге рынка между бедностью и нищетой//Социс. 1991. №9.

171. Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильмс Д. Молодежь в обществе риска. М., 2001.

172. Шабанова М.А. Массовые адаптационные стратегии и перспективы институциональных трансформаций // Мир России. 2001. - № 3.

173. Шаповал С. Вверх по лестнице, не ведущей никуда // Независимая газета. -2003.- 14 марта.

174. Шаронов А.В. Молодежная политика в свете концепции устойчивого развития // Соц.-полит. Журнал. 1996. № 6.

175. Шереги Ф.Э. Социология образования: прикладные исследования. М.: Academia, 2001.

176. Шмелев А.А. Молодежные культурные и социальные движения в России // Социс.- 1998.-№8.

177. Шубкин В.Н. Социологические опыты (Методологические вопросы социальных исследований). М., 1970.

178. Шуман Г., Корнинг Э. Коллективное знание об общественно значимых событиях // Отечественные записки. 2005. - № 3.

179. Щепанская Т. Система: тексты и традиции субкультуры. М., 2004.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 251687