Российское масонство 18 века как феномен общественно-политической и философской жизни России тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Пахомова, Лариса Михайловна

Диссертация и автореферат на тему «Российское масонство 18 века как феномен общественно-политической и философской жизни России». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 44384
Год: 
1998
Автор научной работы: 
Пахомова, Лариса Михайловна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Пермь
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
230

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Пахомова, Лариса Михайловна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. Распространение и становление масонства в России XVIII в.

§ 1. Идейные истоки и условия возникновения и развития масонства в России.

§ 2. Общественно-политические взгляды русских масонов XVIII в.

ГЛАВА II. Философская мысль российского масонства XVIII века.

§ 1. Истоки философских исканий русских масонов XVIII в. Философская концепция И.Г. Шварца.

§ 2, Философские взгляды в системе российского розенкрейцерства.

§ 3. Философские взгляды И.П. Елагина.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Российское масонство 18 века как феномен общественно-политической и философской жизни России"

Выбор проблематики данной диссертационной работы вполне закономерен. Специалисты, взявшиеся раскрывать "белые пятна" бывшей советской истории, зачастую оставляют без внимания вопросы истории феодальной России. Нередко такого рода исследования ведутся по заранее "выигрышным", обеспеченным на успех темам. Работы же по истории восемнадцатого столетия традиционно ограничиваются изучением деятельности Петра I и его преемников; большое и безусловно оправданное внимание уделяется деятельности и Екатерины И. Темы же, связанные с изучением общественно-политических движений этого периода, если и берутся к рассмотрению, то порой приводят к некоторой идеологизации выводов, что и случилось с изучением масонского Ордена в России XVIII века.

Вывод о консервативности масонства, сделанный советской исторической наукой надолго оставил эту тему неисследованной. В таинственности Ордена видели лишь догматические черты, а некоторые суждения сводились к высказываниям о безрезультативности деятельности франкмасонских лож. Из всех масонских деятелей лишь Н.И. Новиков стал объектом особо пристального внимания, но и то в большей степени как просветитель, нежели как масон. Фактически вся история и деятельность Ордена представлялась как антипод деятельности просветителей.

В настоящее время проблемы масонского движения стали вызывать всевозможные сенсационные выводы, опирающиеся, как правило, на литературу, не содержащую серьёзного анализа данного вопроса. Открытость информации в России 80-90* г. XX в. вызвала дискуссии по темам, которые постперестроечная гласность поднимает уже достаточно часто. Средства же массовой информации отнесли вопросы истории масонства к разряду одиозно-идеологических.

Общественно-политическая актуальность освещения проблем масонского движения диктуется прежде всего моральным состоянием нынешнего российского общества. Отсутствие серьёзного религиозного воспитания, отрицание некоторых общепринятых человечеством нравственных ценностей в современной России делает эту тему остро актуальной. Духовная дискомфортность, отмечающаяся у части современной интеллигенции столь впечатляюща, что порой заставляет с ностальгией обращаться к тем истинам, которые давал тоталитарный строй всей советской истории. Поиск выхода из конфликта с самим собой и с обществом часто ведется по дорогам, приводящим лишь к внешнему освобождению от указанных проблем. Внутренняя потребность в гармонии остаётся, и удовлетворить её теми средствами, которые предлагает современная цивилизация, невозможно. Новомодные религиозные секты, уход в виртуальную реальность не решат эту задачу. "Мир надо начинать перестраивать с себя" - девиз вольных каменщиков, не теряет своего значения и в современной действительности. Интерес к изучению истории существования Ордена XVIII века продиктован стремлением разрешить проблемы нравственного тупика, обусловленного наличием элементов переходного этапа в современной России. Определение потенциала внутренних исканий русских масонов через совершенствование личности и работу над самим собой позволяет совершить адекватную передачу мировоззренческих установок русского масонства последующим поколениям.

Научная актуальность выбранной темы обусловлена отсутствием полноты исторического знания о масонстве как общественно-политическом и философском явлении XVIII века, его внутренней обусловленности в исторической действительности. Указанная тема является составной частью более общей, требующей всестороннего изучения проблемы влияния общественно-политических течений на формирование государственной политики и создания предпосылок для ее изменений.

Важнейшим аспектом изучения масонства XVIII века в такой постановке проблемы является рассмотрение особенностей существования Ордена, характеристики своеобразия этого явления на русской почве. Выделяя масонство как явление общественной жизни России и некоторых европейских стран, необходимо обратить внимание на важность изучения не только этапов становления русского масонства, но и значимость предпосылок и условий формирования Ордена в России.

Необходимость изучения масонства XVIII века в совокупности общественно-политических и философских взглядов, во многом определяется также и тем, что их взгляды обусловили деятельность вольных каменщиков в XIX-XX веках.

Переходя к историографическому обзору данной темы, целесообразно отметить особенности трактовки истории масонского Ордена. Атмосфера таинственности, окружающая масонство уже несколько веков, вызывает к нему значительный интерес и служит почвой для различных домыслов. Сложились три версии трактовки масонства: "дьявольская", "хагиографическая" и "рационалистическая". Первая сводила цели масонства к мировому заговору. Эту версию распространяли публицисты, считавшие масонство своим главным врагом и создавшие целое направление в литературе, аргументацию которого частично использовал национал-социализм. Но и сегодня антисемиты говорят и пишут о жидо-масонских заговорах в прошлом и настоящем.

Дьявольской" легенде о масонстве противоположна "хагиографическая", в соответствии с которой почти все достижения современной цивилизации связываются с деятельностью организаций вольных каменщиков.

Этим крайностям противостоит рационалистическая литература, сумевшая более адекватно отразить сущность масонства. Голословность и преувеличения этих "теорий" были доказаны либеральной историографией ещё до революции. Последнему направлению и принадлежат наиболее глубокие исследования масонского движения.

Нам кажется необходимым разграничить труды по истории Ордена, выделяя работы, посвященные собственно исследованию масонского движения, и сочинения, так или иначе касающиеся проблем братства.

В историографии масонства выделяются исследования дореволюционных авторов и работы советских историков. Характеризуя последние, мы в основном придерживаемся сложившихся периодов в развитии отечественной историографической науки.

В XIX веке история масонского движения вызывала неподдельный интерес и довольно часто становилась объектом пристального внимания. Работы авторов этого периода отличались глубиной исследования, а их концепции ещё не приобрели идеологическую окраску, отличавшую работы XX века.

Самые первые исследования масонского Ордена публиковались, в основном, в общественно-политических и литературных журналах и были посвящены лишь некоторым моментам деятельности русского франкмасонства.

Так, в 1838 г. была опубликована статья П.О. Сахарова1, посвященная личности и деятельности самого преданного идеям русского Ордена масона С.И. Гамалеи (1743 -1822). Интерес к С.И. Гамалее был обусловлен не только его принадлежностью к Ордену вольных каменщиков, но и его переводами и этическими взглядами, проповедью которых он занимался в последние годы жизни. Дальнейшая историография масонства если и затрагивает взгляды и деятельность С.И. Гамалеи2, то в очень ограниченном виде, не претендуя на полноту исследования.

В 50е г. XIX в. тема русского масонства вызвала живейший интерес и обусловила создание ряда статей, посвященных пока узкоспециальным вопросам. В 1858 г. были опубликованы статьи А.Н. Афанасьева3, одна из которых освещала просветительскую деятельность Н.И. Новикова, а вторая была посвящена анализу идей русских журналов 1769-1774 гг. Выдвигая в качестве приоритетной задачу исследования личности Н.И. Новикова, А.Н. Афанасьев обращает внимание прежде всего на книгоиздательскую деятельность просветителя и выпуск им известных журналов "Трутень" (1769-70), "Пустомеля" (1770), "Живописец" (1772-73), "Кошелёк" (1774). Учитывая интерес российского общества XIX века к личности Н.И. Новикова статью А.Н. Афанасьева можно считать одной из первых, посвященных проблемам вклада известного просветителя и масона в культурное развитие России XVIII века.

В "Библиографических записках" 1858 г. была помещена статья, посвященная характеристике русских переводов мистика Я. Бёме, почитавшегося русскими масонами XVIII в.4 Обращение к сочинениям Я. Бёме, являвшегося предтечей философского творчества многих русских вольных каменщиков, положило начало проведению анализа философских взглядов системы розенкрейцерства.

В 1861 г. "Отечественные записки" опубликовали статью о мартинизме в русском обществе XVIII в.5, автор которой сосредоточил внимание на изучении жизни и творчества розенкрейцера И.В. Лопухина, используя для характеристики его взглядов ранее не публиковавшиеся сочинения.

В 1865 г. журнал "Русский вестник" поместил статью известного русского историка, профессора Московского университета С.В. Ешевского6, предметом исследования которого явилось московское масонство XVIII в. Первоисточниками для статьи, по свидетельству автора, стали масонские рукописи, принадлежавшие Московскому публичному музею, и находящийся у

С.В. Ешевского тайный архив Ордена, содержащий письма, масонские рукописи, книги и знаки. Проведя анализ работы московских масонов XVIII в., Ешевский, кроме того, освещает вопросы взаимодействия лож Петербурга и Москвы, поднимая проблему некоторого противоречия, существовавшего между масонами обозначенных центров в понимании ими целей масонской деятельности. Определяя роль московского масонства в 80е гг. XVIII в., С.В. Ешевский останавливается на признании неоспоримого значения деятельности вольных каменщиков данного периода в формировании интереса русского общества к периодическим изданиям и книгам, издававшимся как масонским Орденом, так и государственными типографиями.

Исследования, проведенные М.Н. Лонгиновым7 в отношении личности Н.И. Новикова и масонов, связанных с его деятельностью, являются первыми монографическими работами, посвященными целостному изучению этого периода существования Ордена. Концепция М.Н. Лонгинова основывается на признании неоспоримой роли Новиковского кружка в образовательном процессе России, а также определяет вехи в становлении системы русских розенкрейцеров. Ценность работы увеличивает наличие большого источникового материала, используемого для характеристики взглядов Н.И. Новикова и И.Г. Шварца. g

В монографии академика П. Пекарского , изданной в 1869 г., исследуется история зарождения русского масонства и даются некоторые положения концепции, просуществовавшей вплоть до начала XX в. и определявшей деятельность Ордена как сущностный элемент общественно-политической жизни России XVIII в.

К концу 60s г. прошлого столетия относятся первые заметки замечательного исследователя вольных каменщиков А.Н. Пыпина, которые были опубликованы в "Вестнике Европы"9. Впоследствии эти публикации будут положены в основу монографии Пыпина о русском масонстве XVIII и первой четверти XIX в.10

Зарубежному масонству и роли русского масонства в существовании Ордена посвящены работы И.Г. Финделя11 и Ч.У. Гекертона12, определяющие истоки русского масонства и его связи с европейскими ложами Ордена. Монографии интересны освещением вопросов европейского масонства, но они рассматривают лишь некоторые аспекты в деятельности русских лож и не претендуют на концептуальность.

В интересующем нас ракурсе представляют ценность опубликованные в 80-90* гг. XIX в. статьи ряда авторов, затрагивающие различные вопросы в изучении масонского Ордена, но не имеющие достаточной глубины исследования.

Статья А. Дубицкого13, напечатанная в "Вестнике славянства" за 18881889 годы, рассматривает взгляды И.В. Лопухина в контексте общественно-политических идей XVIII века и в дальнейшем будет положена в основу его же монографии об известном масоне.

Опубликованная в журнале "Библиограф" в 1891 году статья Я.Ф. Березина-Ширяева14 даёт перечень некоторых масонских сочинений, но может рассматриваться лишь как библиографическая.

Статья И.А. Чистовича15, хронологически выходящая за рамки рассматриваемого в данной работе периода, позволяет проследить эволюцию некоторых взглядов представителей религиозного мистицизма.

Исследование историка В.О. Ключевского16, посвященное Н.И. Новикову, основывается на систематизации материалов, освещающих просветительскую деятельность Николая Ивановича, но не оставляет без внимания и его масонские связи. В этом контексте интересны исторические зарисовки В.О. Ключевского о русском обществе XVIII в., описываемого как общество, стремившееся учиться". В.О. Ключевский оценивает фигуру Н.И. Новикова как самую выдающуюся в процессе просвещения России, что в принципе не изменяло господствующий взгляд на деятельность известного просветителя, но актуализировало оценки эпохи Н.И. Новикова, создавшего, по мнению В.О. Ключевского, "любовь к наукам и охоту к чтению"17.

Другое историко-литературное исследование известного публициста и

18 историка А. Дубицкого , посвященное И.В. Лопухину, не менее известному масону, следует отнести к наиболее серьезным попыткам обозначить личности русских масонов XVIII в. и их роль в общественно-политической деятельности России.

Историография масонства XX века уже содержит четкое разграничение трактовки деятельности Ордена на "дьявольскую" и "хагиографическую". В монографиях неизвестного H.JI.19, В.А. Задонского20, в изданиях Влад. Бала-шева , проф. А.А. Бронзова , Н.А. Бутлина обосновывается теория о мировом заговоре, созданном масонами, и ведущем к всемирной катастрофе.

К этому же направлению историографии масонства присоединяется и публицистика, проявившая к Ордену вольных каменщиков в начале XX века неподдельный интерес. Среди политических, общественных и литературных газет, писавших о масонстве, видная роль принадлежит газете "Земщина", издававшейся в Петербурге с 1909 г. и посвящавшей Ордену вольных каменщиков несколько страниц почти в каждом номере.24 Одной из главных идей, провозглашавшейся в статьях данного журнала, была мысль о поглощении "еврейством масонства и полного слияния с ним"25. Подобный взгляд был присущ и ежедневной газете "Русское знамя", выпускаемой "Союзом русского народа". Практически все статьи, помещавшиеся в данных изданиях, передавали читателям идею о жидо-масонском заговоре, призванном создать новое общество, построенное исключительно на масонских принципах.

С 1905 г. в журнале "Море и его жизнь", выходившем один раз в неделю в Петербурге, его редактор-издатель Н.Н. Беклемышев стал публиковать статьи и заметки по масонству. Среди них особенно выделяется серия статей уже упомянутого автора - неизвестного H.JI. Так, в одном из январских выпусков 1905 г. журнал поместил статью H.JT. "Масонство и французская революция", обосновывающую исключительную роль, которую сыграло масонство в Великой французской революции.26 Следующей публикацией этого же автора стала статья "Франкмасонство как орудие английской внешней разведки"27, утверждавшая, что работа вольных каменщиков идет на пользу только одной страны — Великобритании.

В Москве же, в предреволюционный период выходят два номера самостоятельного масонского издания "Русский франк-масон". Журнал был в основном посвящен толкованию некоторых оккультных истин, которые так или иначе помещались в журнале "Ребус", также издаваемом в Москве П.А. Чистяковым, но не получившим широкого распространения.

В эти же годы журналы "Русская старина", "Море", "Русский архив", "Всемирный вестник" продолжают серию публикаций о масонстве, среди которых особенно выделяются статьи Т.О. Соколовской, издавшей впоследствии несколько монографий, посвященных специальному исследованию ма-28 сонства.

К "хагиографической" трактовке деятельности русского масонства в дореволюционной историографии можно отнести монографию К.К. Анто-шевского29, подробно останавливающегося на истории мартинизма, подразумевая под этим мистическую теорию, положенную автором данной работы в дальнейшем в основания всех возможных философских систем.

Рационалистическая" предреволюционная историография определяется как журнальными статьями и очерками, так и монографическими исследованиями. К первой группе можно отнести работу В.И. Семевского30, затрагивающего историю становления русского масонства как движения, подготовившего почву для возникновения ранних декабристских обществ и создавшего некоторые положения для разрешения вопроса о преобразовании государственного строя России. Данная статья интересна прежде всего для изучения проектов государственного переустройства Панина, Десницкого, Щербатова, Радищева, Сперанского, а также затрагивает вопросы о связях масонских лож и декабристских организаций.

В Журнале Министерства Народного Просвещения была опубликована статья Н.К. Кульмана31, раскрывающая новые данные для характеристики работы Кишиневской ложи 1821 г., состоящей из офицеров русской армии, часть из которых приняла активное участие в становлении декабристских союзов.

С точки зрения осмысления философских идей русского Ордена интересна статья историка В.Н. Тукалевского , посвященная эволюции мировоззренческих установок масонства. Данная работа отличается попыткой системного подхода в изучении философских взглядов вольных каменщиков в контексте осмысления их роли в культурном развитии России.

Русская мысль" в 1915 году опубликовала статью А.А. Кизеветтера33, использовавшего материалы, предоставленные Я.Л. Барсковым в "Переписке московских масонов XVIII в." А.А. Кизеветтер попытался осмыслить некоторые сведения о московском розенкрейцерстве XVIII века как системе, получившей наибольшее распространение на русской почве, и изложил некоторые общие заключения "о судьбе розенкрейцерского кружка, с которым связаны имена лучших представителей московской интеллигенции времени Екатерины II"34.

Среди предреволюционных монографических исследований выделяется работа А.В. Семеки35, систематизирующая антимасонские сочинения Екатерины II и анализирующая учение розенкрейцеров на основе некоторых положений мировоззренческой концепции И.Г. Шварца.

Попытки найти точки соприкосновения русских и западных масонов были сделаны в работе Э. Ниса36, считавшего русское масонство этапом развития западного.

Безусловно самобытным следует признать труд П.Н. Милюкова, пытавшегося осмыслить духовный путь России и классифицировать основные этапы этого процесса. Определяя объектом исследования культурно-историческое развитие России, П.Н. Милюков обозначает периоды становления русской национальной церкви и обращается к условиям принятия христианства на Руси, систематизируя основные сущностные принципы этого явления. Актуализируя теорию "Москва — третий Рим", П.Н. Милюков подчёркивает её значение для становления национального самосознания русской церкви.37 Обращаясь к истории Ордена в России, Милюков обозначает масонство как "своего рода моральный интернационал или толстовство своего времени" , определяя влияние вольных каменщиков на общественную жизнь России столь значительным образом, что позволяет ему говорить о масонстве как о социальной силе XVIII в.

Специально русскому масонству посвящена монография историка либерального направления А.Н. Пыпина39, которая вместе с сочинением Г.В. Вернадского40, также исследователя либерального толка, явилась основной работой в изучении деятельности Ордена. Используя первоисточники, работая с письмами и текстами выступлений масонов на заседаниях лож, Пыпин проанализировал причины, побудившие русское общество воспринять франкмасонство как философскую и этическую систему. Рассматривает автор и масонскую деятельность Н.И. Новикова, выходя при этом на проблему противостояния "государственной опеки" и "общественной самодеятельности".

А.Н. Пыпин поднимает ранее не исследованную тему о П. Штарке - основателе тамплиерского клериката в России. Безусловно новым был материал и об иллюминатстве, одной из систем Ордена, которая для русских масонов была предметом острого неприятия. Обращая внимание на большую значимость данной работы А.Н. Пыпина, все же следует отметить отсутствие целостного взгляда на весь комплекс проблем, связанных с существованием масонского Ордена в XVIII в.

Исследование Г.В. Вернадского о русском масонстве второй половины XVIII в. во многом дополняет монографию Пыпина. Концептуально между авторами нет серьезных разногласий, скорее можно выделять специфические особенности работ. Вернадским привлекались речи масонов, их труды, переписка, отзывы на масонские деяния. В монографии Вернадского предпринимается попытка проследить сущностные изменения мировоззренческих аспектов масонской элиты в зависимости от времени существования лож и разнообразие взглядов в каждой из многочисленных систем Ордена. Г.В. Вернадский поставил ряд спорных вопросов, дискутировавшихся позднее: о роли масонов в государственных делах России, о связи масонских деятелей с Павлом I и др. Все это составляет несомненную ценность работы.

К данной группе дореволюционных исследований относится и двухтомный труд "Масонство в его прошлом и настоящем", первое издание которого вышло в 1914, а второе - в 1991 г.41 Его авторам, видным историкам Я. Л. Барскову, С.П. Мельгунову, В.И. Семевскому, М.О. Гершензону и др., удалось подойти к освещению целого ряда вопросов масонского Ордена XVIII в. Значимость этой работы состоит в попытке впервые выделить этапы развития масонского движения в России и определить их специфичность и значение для становления масонской организации как общественно-политического движения. Несомненный интерес представляет обращение к истории вольных каменщиков Англии, Германии и Франции. Второй том издания посвящен деятелям Ордена СИ. Гамалее, A.M. Кутузову, братьям Н. и Ю. Трубецким. Они обозначены как второстепенные фигуры в сравнении с личностями И.П. Елагина, Н.И. Новикова, И.Г. Шварца, но такое разграничение выглядит не очень убедительно и достаточно спорно.

Нельзя обойти вниманием и работы по истории русского масонства Т.О. Соколовской42. Для нас особенно интересно её исследование "Капитул Фе

43 никса , определившее степень шведского влияния, оказываемого на русских масонов в XVIII веке. Т.О. Соколовская подробно останавливается на работе собственно капитула Феникса, открытого в Петербурге в феврале 1778 г. и объединившего таких масонов, как гр. Апраксины, кн. Гагарины, кн. Н.В. Репнина, гр. А.С. Строганова, А.И. Мусина-Пушкина и гр. Шуваловых. Известной исследовательнице русского Ордена удалось определить основное противоречие, существовавшее в ложах, работавших по шведскому образцу. С одной стороны, это стремление вольных каменщиков обрести определенную самостоятельность от внешних масонских начальников, а с другой — необходимость строгого подчинения главному шведскому Капитулу. Такая дилемма не могла не сказаться на работе русских масонов. Она и была, по мнению Соколовской, одной из главных причин падения авторитета шведского обряда и разочарования российских масонов в системе шведского образца.

Другая работа Т.О. Соколовской "Новые данные для истории русского масонства."44 представляет краткий анализ источников из масонского архива Ф.Н. Глинки, который, по твердому убеждению Тиры Оттовны, принадлежал сенатору П.И. Голенищеву-Кутузову. Исследование открывает ранее не публиковавшиеся материалы для характеристики религиозных взглядов вольных каменщиков, в частности помещая документ, содержащий рукопись конца XVIII в., в котором изложены правила учреждения тайной ложи исключительно для русских дворян православного вероисповедания. Не менее любопытен другой анализируемый Т.О. Соколовской документ - "Записка об учреждении в России Ордена "Внутренних Рыцарей", среди главных целей которого выделяются такие, как "духовное усовершенствование, охрана престола и защита самодержавия"45.

Заслуживает внимания и монография Т.О. Соколовской "Масонство в теории и жизни", обобщающая взгляды масонов на проблемы крепостного права, этические нормы. Данная работа, построенная на сравнительно узкой источниковой базе, носит скорее научно-популярный, чем собственно научный характер.

Для данного исследования весьма полезными были работы А.А. Кизе-веттера46, Ю.И. Гессена47, А.В. Мезиера48, В. Боголюбова49, позволившие выяснить ряд специфических проблем Ордена. Так, в монографии А.А. Кизевет-тера раскрываются типологические особенности русского общества XVIII в., его социальный состав. Достаточно академичен вывод автора, согласно которому XVIII век стал для русской истории "переходной ступенью от старой московской Руси к современной России"50. В работе Ю.И. Гессена предлагается теория о влиянии евреев на формирование и деятельность масонства как в Западной Европе, так и в России. Примечательно мнение автора о небольшом количественном составе еврейской нации в масонских ложах в России, что фактически могло бы вывести из обихода один из наиболее употребимых штампов обывательского мнения о "жидо-масонском" заговоре. В монографии А.В. Мезиера систематизируются некоторые общественно-политические взгляды русского масонства, но выпущена из виду общественно-политическая деятельность вольных каменщиков. Работа же В. Боголюбова может быть отнесена к наиболее фундаментальным исследованиям личности Н.И. Новикова и его роли в историческом развитии России.

С материалистической точки зрения рассматривает взгляды деятелей масонства Г.В. Плеханов. Так, в "Истории русской общественной мысли" он показывает "несостоятельность" взглядов буржуазно-либеральных историков (Незеленова, Семеки, Милюкова), которые изображали масонов носителями просветительских идеалов XVIII в. "Когда Шварца называют ревнителем просвещения, — писал Г.В. Плеханов, то забывают, что "просвещение", к которому он стремится, на самом деле являлось мрачной и свирепой реакцией против просвещения XVIII в."51

Интерес для нашей темы представляют также труды известных русских философов Н.А. Бердяева, Г.П. Федотова , А.И. Введенского, А.Ф. Лосева, Л.Л. Радлова, Г.Г. Шпета53, Н.О. Лосского54, исследования которых дают возможность определить различие позиций по вопросу о роли масонского Ордена в развитии философии в России.

Так, например, выделяя периоды русской философии, А.И. Введенский обосновывает тезис, согласно которому точкой отсчета появления философии в России "можно считать 1755 год, то есть год открытия Московского университета"55. Характеризуя вторую половину XVIII в., русский философ замечает, что этот период имеет "только подготовительный характер" для существования философии в России.56 Подчеркивая значение философского творчества Г.С. Сковороды, А.И. Введенский в то же время отмечает, что "для развития русской философии Сковорода прошел без следа" . А.И. Введенский оставляет без особого внимания философские мысли просветителей и масонов.

Концепция другого русского философа А.Ф. Лосева относительно философии XVIII в. в России достаточно близка к идеям А.И. Введенского, хотя и более категорична в оценке значения XVIII в. для философского процесса в России. Обозначая реформы Петра I как процесс слома "органического пути го развития старой московской религии и жизни" , известный русский философ утверждает, что все творчество XVIII в. "чрезвычайно поверхностно" и условно.

Один из последователей "философии жизни" B.C. Соловьева, русский философ Э.Л. Радлов, вообще определяет только четырех зачинателей философского процесса XVIII-XIX вв. в России. Это — "Ломоносов, Сковорода, Радищев и Сперанский, .которые, хотя и оперируют материалом, заимствованным с Запада, но в них видна и оригинальная мысль, характеризующая различные стороны русского духа"59. Особый взгляд на историю русской философии принадлежит Н.О. Лосскому, считавшему первыми русскими философами Кириевского И.В. и Хомякова А.С., хотя и они, по его мнению, "не создали какой-либо философской системы, но изложили определенную программу и вселили дух в философское движение"60. Мировоззрение же русских масонов Н.О. Лосский трактует не как попытку создания философской идеи, а как явление западно-европейской мысли, нашедшее благоприятную почву в русском дворянстве. Тем не менее, русский философ обозначает философию вольных каменщиков как элемент христианской мысли, но не определяет характерные черты данного философского творчества.

Совершенно иной, явно негативистский, смысл в философских идеях масонства видит другой русский философ Г.Г. Шпет. Характеризуя деятельность известного масона и просветителя Н.И. Новикова, он пишет: "Начав с издания сатирических тетрадок весьма среднего достоинства, Новиков все больше увлекается идеями положительного нравоучительства"61. Г.Г. Шпет отождествляет Н.И. Новикова с "добродетельным, но не глубоким профессором Московского университета масоном И.Г. Шварцем".

В послереволюционный период история русского масонства становится одной из самых популярных тем у историков русской эмиграции, придерживающихся, в основном, "дьявольской" версии в трактовке деятельности Ордена. Как правило, в этих работах основным идеям каменщиков придавался антиправославный смысл.62 Кроме того, деятельность масонов определялась огромной разрушительной силой, которая, по мнению П. Ильинского, "разрушает всякие основы государства".

Другая, противоположная, точка зрения обосновывается в монографии Ю.Н. Лукина63, рисующего картину сотворения мира только розенкрейцерами и никем более. Автор данной монографии строго разграничивает систему розенкрейцерства, занятую, по его мнению, "вопросами духа", и все остальное масонство, которое "насквозь политическое".

Масонству XX в. посвящена статья в сборнике Г. Аронсона64, считавшего, что революционная ситуация 1917, Февральская и Октябрьская революции 1917 г., были невозможны без масонских связей. Обозначенная позиция Г. Аронсона была очень популярна в эмигрантских кругах и частично воспринята современной историографией. Подобной же точки зрения придерживается и И.В. Гессен65, хотя он и утверждал, что "масонство в XX веке, в отличие от масонства века XVIII, совсем выродилось в самодовлеющее общество взаимопомощи, взаимоподдержки на манер — рука руку моет."66.

67

В работе русского эмигранта В.Ф. Иванова исследуется практически вся история существования Ордена вплоть до 20* г. XX в., обозначенная как цепь заговоров с целью прихода масонов к власти. Автор данной монографии, также как и большинство других исследователей Ордена, принадлежащих к русской эмиграции (Г. Бостунич68, С.П. Мельгунов69), приходит к совершенно однозначному выводу: масонство играло самую выдающуюся роль не только во всех заговорах, существовавших в истории XVTII-XX вв., но и было решающей силой в официальном государственном управлении.

В советской исторической литературе тема русского масонства XVIII в. долгое время не поощрялась. Термин "масонство" если и употреблялся, то чаще всего в негативном смысле, обозначавшем, как правило, "антиправительственное течение буржуазных кругов".

После Второй мировой войны в советской историографии научный интерес к изучению Ордена стал возрастать при осмыслении проблем просветительского движения (статья П.К. Алефириенко70).

В советской исторической и философской литературе 1950-60^ годов нет единого мнения о масонах. В трудах некоторых авторов — И .Я. Щипано" ва71, В.В. Курдюкова72, Е.Г. Плимака73 - развивается тезис о реакционном характере взглядов масонства XVIII века.

Исследователь философских взглядов масонов XVIII века Е.Г. Плимак провёл анализ философских взглядов розенкрейцеров и обозначал свою явно негативную оценку мировоззренческих позиций вольных каменщиков определенным стереотипным штампом, ставшим популярным в советской историографии: "Самой существенной чертой русской масонской идеологии был её резко выраженный антиматериалистический характер"74. Выделяя масонство как идеологическое учение, Е.Г. Плимак отождествляет его сторонников с "казенно-крепостническим лагерем"75, хотя и утверждает, что среди масонства выделяются и "оппозиционно настроенные дворяне, недовольные потемкинским деспотизмом, лицемерием и двуличием правящей верхушки"76.

Своеобразна концепция JL Замойского, отмечавшего, что хотя масонство в целом движение реакционное, "в России распространяется несколько об

77 легченный и облагороженный его тип" .

Другая группа авторов — В.П. Семенников78, Б.И. Краснобаев79, А.И. Болдырев80, Ю.М. Лотман81 — обосновывает положение о масонстве как относительно прогрессивном направлении в истории русской мысли.

В 70^ г. XX века в историографии масонства выделяется несколько публикаций С.М. Некрасова, обосновывающих определенную альтернативность о 2 масонской идеологии официальной церкви. Но эта позиция не получила дальнейшего распространения и развития.

Новой струей в изучении масонской тематики была статья "Философско-этические идеи масонства"83, опубликованная в сборнике "Русская мысль в век Просвещения", концептуально обозначившая философ-ско-этические позиции вольных каменщиков.

Местом научных дискуссий 1980-902 гг. в основном стали специальные философские и исторические журналы.

Если в середине 80* годов наибольший интерес вызывали проблемы масонства XX в., поднятые И.И. Минцем84, В.И. Старцевым85, то вторая половина 80s г. ознаменовалась поворотом в сторону изучения ранних периодов существования Ордена.

Дискуссионной стала статья М.Б. Башилова, посвященная ранее не поднимавшейся проблеме о взаимовлиянии масонства и русской интеллигенции86. Автор считает что масонство как "иностранный элемент" полностью отрицало русские самобытные традиции. При этом он делает вывод, что масоны не входили в русский образованный слой России.

Несомненный интерес вызывает целая серия статей, анализирующих истоки философского процесса России и выходящих на проблему роли и места масонской идеологии в нём.87

Определенные итоги споров о роли и месте масонов берется подвести

88

О.Ф. Соловьев , несколько произвольно истолковывая выводы известных исследователей масонского движения Г.В. Вернадского, А.Н. Пыпина, Я.Л. Бар-скова и др. Пытаясь дать анализ, О.Ф. Соловьев упускает из виду многочисленные публикации XIX века, противоречащие его взглядам и не соответст

DQ вующие теории "о захиревшем масонстве XVIII века" .

В начале 90* г. интерес к изучению масонского движения, обусловлен

90 ныи рядом статей по политическому масонству , значительно возрос.

Среди научных исследований этого периода выделяются диссертационные работы, посвященные в основном изучению масонства XIX в. Диссертация А. Серкова положила начало действительно научному подходу к изучению масонского движения и всех проблем, связанных с Орденом XIX в.91 Обозначенная А. Серковым позиция получила дальнейшее развитие на страницах исторических журналов.92

Диссертационная работа А.Е. Виноградова93 охватывает больший хронологический период истории масонства, но опять же ограничивается изучением Ордена XIX-XX вв.

Изучению личности И.П. Елагина и его роли в общественно-политической жизни России XVIII в. посвящена диссертация К. Максимова94, претендующая на целостный подход к изучению деятельности известного масона, но не полностью затрагивающая философские и некоторые общественно-политические взгляды И.П. Елагина. Из поля зрения диссертанта были выпущены основные категории философии, рассмотрению которых И.П. Елагин посвятил несколько страниц своей работы "Опыт повествования в России". Тем не менее, исследователь достаточно обстоятельно рассматривает общественную направленность масонских исканий И.П. Елагина и формулирует охранительную общественно-политическую позицию известного масона.

Сегодня всемирная компьютерная сеть Internet позволяет расширить возможности в изучении не опубликованных в России статей зарубежных авторов о масонстве в России95. Необходимо отметить, что данные материалы носят скорее обзорный характер и посвящены лишь отдельным вопросам в изучении деятельности Ордена.

Анализ степени изученности вопроса истории масонского Ордена XVIII в. в России позволяет сделать вывод о том, что в современной историографии пока отсутствует целостный взгляд на проблемы масонского движения в указанный период.

Нерешенными остаются вопросы исторической обусловленности возникновения масонского движения в России XVIII в., своеобразия философского наследия русских масонов и его роли в становлении и развитии философии в России, численности масонских лож практически во всё время существования масонства в России XVIII-XX вв.

Малоизученными остаются проблемы взаимоотношений государственной власти и масонского Ордена, влияния масонских деятелей на вопросы внутренней и внешней политики России XVIII в., отношения к ложам в различных слоях общества.

Недостаточно исследованными являются и некоторые конкретно исторические проблемы связей русского и европейского масонства XVIII в., этапов существования различных систем Ордена XVIII в. Изучение всего комплекса обозначенных проблем позволит решить вопросы, связанные с изучением масонского движения в России XVIII в.

Научная и общественно-политическая актуальность избранной темы, а также анализ степени изученности вопроса в научной литературе определяют предмет, цели и задачи настоящей работы.

Предметом данной диссертационной работы является феномен российского масонства последней четверти XVIII в.

Цель данной работы — изучить масонство XVIII в. как общественно-политическое и философское явление в контексте исторического развития России.

С учетом сложности темы и составляющих её проблем диссертантом ставятся следующие задачи:

- выявить внутренние предпосылки, причины и условия возникновения и формирования масонского Ордена в России XVIII в.;

- определить основные этапы существования масонства в России XVIII в. (на примере деятельности лож Москвы и Петербурга);

- провести анализ общественно-политических воззрений масонов и их роли в формировании внутренней и внешней политики Российской империи во второй половине XVIII в.;

- исследовать истоки становления философии в России на материале мировоззренческих позиций и философских взглядов некоторых представителей Ордена;

- показать своеобразие философских взглядов деятелей Ордена.

Методологической основой диссертации является комплексный подход, обеспечивший всестороннее изучение объекта исследования, собственно исторические аспекты становления и развития масонства в России, а также изучение общественно-политических и философских взглядов вольных каменщиков. В диссертации использовались также методы общенаучных дисциплин: сравнительный метод исследования, принцип объективности и научности. Комплексный подход определил использование и других методов исследования, в том числе историзма, позволившего изучить явление в его возникновении и развитии, а также специальных философских методов исследования — парадигматического и текстуального. При исследовании темы учитывалась сложность феномена масонства как общественно-политического и философского явления России XVIII века.

Хронологические рамки исследования определяются временем появления первых масонских лож в России (40-505 гг. XVIII в.) и ограничиваются второй половиной 90* гг. XVIII столетия. По некоторым вопросам, таким как отношение Павла I к масонству, эволюция общественно-политических взглядов вольных каменщиков, государственная деятельность масонов, автор затрагивает и первые годы XIX века, не рассматривая весь круг проблем существования масонского Ордена в это столетие.

Территориальные границы исследования охватывают Россию в пределах государства XVIII века. Уделяя основное внимание деятельности масонских лож Москвы и Петербурга, автор считает, что изучение масонства в других регионах в границах российского государства XVIII века требует самостоятельного исследования.

Источниковая база диссертации включает необходимый материал для решения поставленных задач и может быть разделена на группу опубликованных и неопубликованных источников. В свою очередь, опубликованные источники могут быть разделены на следующие подгруппы:

1) собственно масонские документы (юридические акты, циркуляры и пр.);

2) труды и тексты речей масонов;

3) мемуары и записки масонов;

4) эпистолярное наследие представителей масонства;

5) переводы с масонских рукописей издания XVIII~XX в.;

6) периодическая печать XVIII в.

К собственно масонским документам необходимо отнести "Уложение великой ложи Астреи на востоке Санкт-Петербурга"96 как наиболее полный юридический акт, характеризующий основные моменты жизни ложи Астреи на основе лояльных к деятельности правительства позиций. К этой же подгруппе опубликованных источников относится и "Акт взаимных отношений двух Великих лож на Востоке Санкт-Петербурга" л. Астреи и Великой Провинциальной ложи97, также обозначающий ярко выраженную проправительственную политику существования этих лож в системе масонства.

К первой подгруппе опубликованных источников относится и публикация А. Бекштрема98, которая содержит документы по истории масонства с 1814 по 1822 г. существования Ордена, находившиеся у Д. Пачлиновского.

Другим документом, имеющим непосредственное отношение к масонскому Ордену, является "Секретное отношение министерства внутренних дел к начальнику главного штаба", опубликованное Т.О. Соколовской99 и характеризующее интерес правительства к существовавшим в начале XIX в. масонским организациям. Данный источник позволяет определить степень зависимости масонского Ордена от "полицейских начальников" и обозначает отчетность вольных каменщиков перед Министерством внутренних дел.

Перечисленные масонские документы в большей степени рассматривают круг проблем существования масонского Ордена в XIX веке. Такая ситуация несколько осложнила работу над темой, но была решена при анализе других опубликованных и неопубликованных источников.

Следует отметить определённую немногочисленность и второй группы опубликованных источников. К ней следует отнести прежде всего тексты речей масонов, которые представлены в бесцензурном и не долго просуществовавшем журнале "Магазин свободно-каменщический"100. Данный журнал значительно расширяет представление о масонах, позволяя анализировать взгляды вольных каменщиков по многим аспектам проблем, передавая специфику языка масонских речей. Журнал представляет возможность познакомиться с некоторыми положениями этических и общественно-политических взглядов розенкрейцеров.

Большой интерес в контексте выбранной диссертантом темы представляют сочинения И.В. Лопухина, позволяющие составить наиболее адекватное представление о его масонских взглядах.101 Первым литературным опытом

IП"?

Лопухина стал "Нравоучительный катехезис" , составленный из сорока вопросов и ответов, видимо, предназначенных для вступавших в Орден и достаточно полно характеризующих одну из сторон системы принятия в масонскую ложу.

Более академичным выглядит произведение И.В. Лопухина "Некоторые черты внутренней церкви"103. Своеобразие этого источника состоит в насыщенности христианско-богословскими оборотами, усложняющими прочтение данного труда. Тем не менее, для характеристики философского мировоззрения И.В. Лопухина это произведение имеет первостепенное значение.

Необходимо упомянуть и ещё об одном источнике входящем во вторую группу — это отрывок из лекций И.Г. Шварца "О трех познаниях: любопытном, полезном и приятном"104, раскрывающий философские взгляды этого представителя системы розенкрейцерства.

К этой же подгруппе опубликованных источников следует отнести дневник масона А.Я. Ильина за 1775-1776 гг.105, представляющий интерес как неофициальный документ, позволяющий судить о внутренней жизни масонских лож, а также дающий необходимую характеристику взаимоотношений масонов вне масонских лож.

Третью группу опубликованных источников составляют мемуары и записки деятелей Ордена.

106

Прежде всего следует отметить "Записки сенатора И.В. Лопухина" , специфической особенностью которых является то, что автор ведет повествование прежде всего о своей государственной службе и лишь изредка касается масонского Ордена. В "Записках" Лопухин характеризует личности Павла и Екатерины II с позиции взглядов масонства, что важно для понимания отношения франкмасонства к высшей власти. Кроме того, в своих "Записках" Лопухин высказывает достаточно неординарные суждения, связанные с юридическими и нравственно-правовыми вопросами России XVIII века.

К этой же группе источников относятся и "Записки Елагина"107, отражающие становление И.П. Елагина как "истинного масона". Его записки интересны прежде всего демонстрацией неоднозначности оценок мер Екатерины II против Новиковского кружка и собственно лож Елагинской системы, что открывает новую тему для исследования взаимоотношений лож Елагинского союза и системы розенкрейцерства.

Важную группу источников составляет эпистолярное наследие масонов.

Наиболее ценный материал для характеристики одного из самых последовательных розенкрейцеров С.И. Гамалеи предоставляют его письма, изданные в 30* г. прошлого столетия.108 Это один из немногочисленных источников о деятельности С.И. Гамалеи, в котором в полной мере отражена неортодоксальная религиозность масона и его проповеднический дар.

К этому же типу источников относятся письма масонов друг к другу, прежде всего деятелей розенкрейцерства. Они были опубликованы одним из исследователей Ордена Я.Л. Барсковым109. Значимость этих материалов определяется наличием переписки разных лет, что позволяет отразить динамику взглядов вольных каменщиков. Определенную сложность представляет характеристика взглядов таких деятелей-масонов, как Г.М. Походяшин, A.M. Кутузов, кн. Н. и Ю. Трубецкие и др., так как источниковая база для этого слишком мала. Я.Л. Барсков в определенной мере делает попытку разрешить эту проблему, публикуя письма A.M. Кутузова, кн. Н.Н. Трубецкого и др. Это издание любопытно также наличием писем к барону Г.Я. Шредеру, одной из главных фигур в связях немецких и русских розенкрейцеров. Кроме писем, в "Переписке" опубликован "Дневник барона Г.Я. Шредера", содержащий ценный материал об отношениях "Вёлльнерова круга" к России.

В 1892 г. в "Русском архиве" были опубликованы письма масона А.О. Лабзина З.Я. Карнееву и его переписка с кн. А.Н. Голицыным110, что позволяет составить некоторое впечатление и об этом масоне.

К пятой подгруппе опубликованных источников принадлежат работы И.О. Штарка, переведенные с немецкого.

Апология или защищение Ордена." И.О. Штарка представляет собой любопытный образец иллюстрации некоторых сторон жизни европейского масонства, написанного вольным каменщиком, попытавшимся ответить на все обвинения Ордену и показать основные принципы существования масонских лож.111 11^

Другая работа Штарка ("О древних мистериях.") посвящена древним мистериям, отдельные положения которых были взяты в обряд как европейского, так и русского масонства.

К этой же подгруппе источников относится и перевод с немецкой неизданной рукописи "К истории масонства в России", сделанный Н.С. Иваниной

1 1 ^ и опубликованный в 1882 г. в журнале "Русская старина" . Ценность данной рукописи определяется наличием материала, характеризующего не только этапы становления русского масонства, но и их общественно-политические взгляды. Работа обладает первостепенной важностью, т.к. является одним из первых источниковых материалов, посвященных количеству и составу лож московского и петербургского масонства XVIII-XIX вв., а также подбором данных о взаимоотношениях между ложами различных систем в указанный период.

К опубликованным источникам относится и периодическая печать XVIII в., включающая масонский журнал "Магазин свободно-каменщиче-ский" (1794 г.), издания Новиковского кружка - журналы "Трутень" (1769-70 гг.), "Пустомеля" (1770 г.), "Живописец" (1772-73 гг.), "Кошелёк" (1774 г.), а также такие философские журналы XVIII в., как "Утренний свет", издававшийся с 1777 по 1780 г. (до апреля 1779 г. в Петербурге, затем в Москве), "Московское издание", выходивший с 1781 г., "Вечерняя Заря", издававшийся с 1782 г. Эта группа опубликованных источников содержит богатый материал, позволяющий исследовать специфические проблемы масонских сочинений и некоторые аспекты философских взглядов деятелей масонства.

Несмотря на важность опубликованных источников, особую ценность для работы представляют неопубликованные источники.

В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) были изучены материалы фонда Г.В. Вернадского, в котором сохранилось несколько писем масонов, копии их речей, произносимых в масонских ложах, сочинения деятелей Ордена. "Черновые заметки и выписки из материала масонских лож", "Русское масонство XVIII в." - это тезисное изложение первоначальных взглядов Г.В. Вернадского на историю масонства и другие материалы, собранные известным историком. Данные материалы фонда позволяют составить представление о специфике масонских речей, произносимых в ложах XVIII века, дают некоторые сведения об общественно-политических и философских взглядах на основе переписки масонов, а также представляют научную ценность как материал для восстановления некоторых, не попавших в монографию В. Вернадского, положений его концепции о масонском братстве XVIII века. Сложность работы с материалами фонда заключается в их некоторой отрывочности и специфике стиля письма В. Вернадского.

Большой объём неопубликованного источникового материала, необходимого для характеристики масонства XVIII-XX вв. содержит Центр хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК). В фондах ЦХИДК хранятся дела по количественной характеристике масонства XVIII-XIX вв., юридическим актам масонства, посвященным, в основном, Ордену XIX века, ритуалам проведения заседаний масонских лож. Данный архивный материал даёт также представление о переписке масонских лож и о некоторых сочинениях масонов.114 Работа с делами фондов затруднена хронологической ограниченностью материалов. Только небольшой ряд дел фонда позволяет исследовать масонские материалы XVIII века.

Определенный интерес представляет и фонд Т.О. и М.К. Соколовских, хранящийся в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) — фонд 448.115 Т.О. Соколовская занималась обрядовой стороной масонства и источники в её фонде отражают эту сторону деятельности масонов.

При написании диссертации были использованы также документы фонда 147 Рукописного отдела Российской Государственной библиотеки (РО РГБ)1'6. Разнообразие источникового материала данного фонда позволило обозначить некоторые общественно-политические позиции русских масонов XVIII в., определить различие взглядов на определенные масонские категории, а также решить некоторые конкретно-исторические вопросы масонского движения - численность ряда лож, различие ритуалов в системах масонства. Работа с материалами фонда может быть продолжена при расширении хронологических и географических рамок исследования.

Для анализа философских взглядов первостепенную важность имеют лекции И.Г. Шварца "Курс философской истории", прочитанные им в Моековском университете, которые также хранятся в рукописном отделе России

1 f 7 ской государственной библиотеки .

Именно этот источник, по мнению автора, является основополагающим в изучении становления философского процесса в России и роли масонской идеологии в нем.

Богатый материал, позволяющий исследовать мировоззренческое наследие деятелей Ордена, находится в Отделе рукописей и редких книг Государственной Публичной Библиотеки им. Салтыкова-Щедрина. Огромную ценность представляет фонд IV, 651118, в котором находится пятитомное исследование И.П. Елагина "Опыт повествования о России", работа над которым осложнена наличием разного рода исправлений и помарок, сделанных рукой И.П. Елагина. Интерес к рукописи обусловлен отсутствием необходимых материалов по общественно-политическим и философским взглядам И.П. Елагина. Данный же фонд позволяет определить мировоззренческую концепцию известного масона. Работа над материалами фонда может быть продолжена в рамках изучения взглядов И.П. Елагина на историю России, а также становления государственной идеологии в Российской империи.

Таков основной круг использованных источников и литературы, на основе которых автор диссертационной работы предприняла попытку осветить российское масонство XVIII в. как феномен общественно-политической и философской жизни России.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованной литературы, опубликованных и неопубликованных источников, включающих использованные архивные фонды и фонды специальных отделов библиотек, приложений, в которых даются биографии 4 деятелей русского масонства XVIII века с их портретами, масонская графика и символика, полученные из сети Internet и

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Пахомова, Лариса Михайловна

Появление масонства в России XVIII в. следует считать закономерным итогом исторического процесса, подготовленного рядом факторов культурно политического и экономического развития.Из-за особых исторических условий процесс христианизации Руси при вел не к восприятию внутренней основы православия, а к усвоению внешней обрядности, аккз'мулировавшейся с течением времени в формирование опре деленной внутренней пустоты религиозно-мировоззренческих установок рус ского общества.Неудовлетворенность внутренних запросов начинавшего формировать ся национального самосознания, совмещающего христианские идеалы с эле ментами язычества, стимулировала поиск религиозно-нравственных идеалов, удовлетворяющих интерес к созданию веры, аддитивно способной к заполне нию определенной мировоззренческой ниши. Кризис официальной церковно сти, отразившийся в формировании и деятельности еретических сект XV-

XVIII вв., привел к созданию условий, необходимых для распространения ма сонского движения.Слом границ изолированности Российского государства с внешним ми ром в царствование Петра I обусловил появление и дальнейшее возрастание общественной самодеятельности, проникновение в Россию чуждых элементов политической, экономической и культурной жизни. Такая своеобразная кон вергенция способствовала формированию необходимых условий для появле ния новых элементов государственного законотворчества, результатом кото рого стало раскрепощение дворянства. Превращаясь в самое свободное и привилегированное сословие империи, оно создало условия для формирования русской интеллигенции, которая в свою очередь оказала заметное влия ние на распространение масонства в России.Возрастающая активность общественной жизни, наряду с появлением свободного дворянства, занявшегося поисками мировоззренческой опоры, со ставили внутренние причины зарождения масонского движения. Определен ные успехи масонства в европейских странах делали его привлекательным и для России.Отсутствие необходимых знаний и неразвитость эмпирической базы не способствовали пиетету просветительских идей, хотя и получивших распро странение в XVIII в. в России, Мистическая актуализация масонских идей, ищущих элементы опоры во внутреннем самосовершенствовании человека, а затем мира, привлекла большое внимание общества, нуждавшегося в религи озно-нравственном совершенствовании. Выбор масонских идеалов в качестве элементов национальной идеологии был продиктован также противостоянием старорусской традиции с идеями вольтерианства, разбудившего мысль обще ства, но не давшего целостной парадигмы развития.Форма масонских лож, удовлетворившая потребности в общении, обес печивала поддержку братьев в любых начинаниях продиктованных вырабо танными понятиями о масонской взаимопомощи за рамками масонства, но не выходивших за рамки государственной лояльности.Имея международные черты, российское масонство XVIII века выделя ется определённой спецификой, наиболее ярко проявившейся в последней четверти XVIII века. Обозначая особенности российских вольных каменщи ков, необходимо говорить об относительно узкой социальной базе, в которой получили развитие масонские идеалы. Распространяясь в среде дворянской интеллигенции, русское масонство, по сравнению с европейским Орденом, имело ярко выраженный дворянско-сословный характер.Другая особенность российского масонства определяется стремлением к большей внутренней работе над совершенствованием личности и созданием собственной системы масонского мировоззрения, опираюшегося на заповеди вольного каменщичества. Основываясь на отвлечённых позициях, российская масонская догматика имела более выраженный, по сравнению с западно-ев ропейской масонской мыслью, этико-антропологический характер.Представляя в организационном плане новое для России явление обще ственной самодеятельности, противостоящей государственному монополиз му, масонское братство в идейном отношении не только не стремилось про тивопоставлять свои взгляды официальным догмам, но и всячески препятст вовало проникновению антигосударственных взглядов в свои ряды.Признавая царя посланником Бога на земле, русские масоны считали идеи о покорности и повиновении Государю одними из главных правил Ор дена. Выдвигая в качестве основного тезис о выполнении государственных законов России, русские масоны на данном этапе фактически способствовали закреплению государственно-политической идеологии в России во второй половине XVIII в.Отождествляя порядок с нормальным функционированием государст венного законодательства, соблюдением законов и политической благона дежностью, масонство тем не менее демонстрировало пробуждение личности как самостоятельной индивидуальности, ищз^цей свободы, но стесненной рамками монархического управления.Определяясь на первых порах как консервативное движение (в условиях

России), в процессе дальнейшего существования масонство становится неко торым образом предвестником буржуазных революций, выражая надежды общества на создание государства нового типа.Принадлежность к Ордену большинства политической элиты России второй половины XVIII в. позволяет говорить об определенном прототипе политических партий, функционировавших в форме масонских лож, но на данном этапе не имеющих никаких политических лозунгов и программ, а вы ступающих с позиций религиозно-нравственного воспитания. Оппозиционная деятельность некоторых представителей масонства в отношении курса Екате рины II не может быть истолкована как существование масонского заговора на государственном уровне. Выдвигая в качестве основного приоритета идею совершенствования человека и Мира, часть вольных каменщиков склонялась видеть более совершенную, по масонским понятиям, личность в Павле, чем в Екатерине II, не устраивающей русских масонов по целому ряду обстоя тельств:

1) её муж, Петр III, был благоприятно настроен по отношению к масо нам, а Екатерина была враждебно настроена к любым фаворитам недавнего

2) русские масоны были безусловно связаны с Германией, а Фридрих Великий был заклятым врагом Екатерины;

3) русское масонство основывалось на русском Православии и высту пало против иезуитов - фаворитов Екатерины;

4) русские масоны, по мнению Екатерины, во многом не отвечали иде ям французского Просвещения;

5) просветительская и филантропическая деятельность русских масонов была явной конкуренцией государственной программе в этой области.Самостоятельность существования московских лож предопределила разделение масонов, обусловленное также правительственным отношением к ним, на петербургский и московский лагеря.Деятельность елагинского масонства позволяет говорить об официаль ном характере петербургского масонства, продиктованного стремлением к сохранению работ русского Ордена даже путем непротивления определен ному надзору со стороны государственной власти.Существование московского розенкрейцерства (в период работы Нови ковского кружка) следует оценивать как элемент определенной альтернатив ности государственным программам в области образования и просвещения России второй половины XVIII в., что и повлекло, безусловно, жесткие меры официальной власти против московских масонов.Обозначенные общественно-политические позиции русского масонства подчёркивают консервативность взглядов большинства деятелей Ордена, про диктованных как религиозно-теософскими взглядами, так и их общественным положением. Лишь определенная узкая часть русского масонства выделяется либеральными взглядами, положившими начало либеральной мысли XIX в., стоявшими у истоков некоторых преобразований М.М. Сперанского и фор мирования декабристских обществ.Характеризуя численный состав Ордена вольных каменщиков в России можно говорить о масонстве как о наиболее крупном общественно-политиче ском движении XVIII века.Определяя философскую рефлексию масонов на содержательном уров не как религиозно-этическое творчество, можно говорить об утверждении Орденом христианской культуры, построенной на внецерковной основе. При сущий масонству дух критической переработки и творческого осмысления способствовал усвоению части европейской культуры. Трансформация хри стианского образа человека от церковного догматизма и схоластического мо низма к новым формам внутреннего и социального бытия обеспечила простор для свободного религиозно-философского самовыражения.Масонство стало этапом зарождения философствующего мышления русской интеллигенции, что привело в XIX в. к созданию собственно русской философии.Выделяя масонство как общественно-политическое движение XVIII-XX в., можно говорить что оно фактически явилось элементом переходного вре мени, ещё не полностью расставшегося со старыми традициями жизни, но и не создавшими ещё новые. Как определенную закономерность можно отме тить возрастание интереса к масонскому братству в тех условиях, когда начи нается слом старых социально-экономических, государственных и психоло гических устоев общества, что обуславливало неизбежные тенденции в фор мировании новых элементов жизни. В этих условиях масонство приобретало охранительные функции не столько к устоям разрушающегося общества, сколько к внутреннему содержанию человека, всегда страдающему в пере ходные эпохи. Орден вольных каменщиков, как явление международного масштаба, с одной стороны, был создан государством с уже сформировавши мися или только нарождающимися новыми социально-экономическими усло виями, а с другой — явился определенной ностальгией по общинному созна нию уходящей феодальной эпохи, реакцией на создание государства с капи талистическим укладом, приводящего к появлению нового психологического состояния общества — индивидуализма, способного сформировать человека, нацеленного на приоритет внутренней обособленности. Создание общества с новыми социально-экономическими отношениями подготовило не только по явление идей масонства, но и гибель их основных сущностных принципов, хотя и с последующей трансформацией масонских идеалов в более приспо собленные к новым условиям организации, которые во многих странах выде ляются в ложи политического масонства, или вырождаются в американский вариант каменщичества — благотворительные организации и клубы по интерасам. В последних основной тезис масонства о совершенствовании личности был лишь внешне усвоен новым обществом и присвоен девизу американской мечты "Сделай себя сам", во многом оставив без внимания внутренние кате гории развития нравственной личности.В России же правительственное запрещение масонства в 1822 г, уже не могло нанести существенный ущерб Ордену, расцвет которого приходится на восемнадцатое столетие. Фактически масонство уже переродилось в органи зацию, способную отстаивать не только идеалы нравственного созидания, но и решать проблемы государственного управления. Масонские ложи XVIII в.дали начало декабризму, явлению уже политического характера. Деятели 14 декабря 1825 г. были уже людьми, усвоившими новое капиталистическое мышление и треб}тощими правового простора для существования россий ского общества.Возродившееся масонство XX века имело мало общего с масонскими самоисканиями XVIII столетия. Двадцатый век российской истории принес масонским идеалам политическую заинтересованность и целенаправленность идей подобных программам политических партий, главной целью которых являлось завоевание власти.Современная интеграция мирового сообщества способна привести не столько к реанимации масонских идеалов, сколько к их переосмыслению. Яв ляясь идеалом переходной эпохи, внутренняя удовлетворенность устояв шихся обществ может быть расценена не только как воплощение мечты ма сонских деятелей XVIII в., но и как призыв к пересмотру основных ценностей современной цивилизации и переходу к более гуманистическому мировому сообществу.Дальнейшее изучение темы может быть продолжено за счёт расшире ния исследовательской проблематики. Требуют дальнейшего осмысления вопросы влияния российского масонства на культурную жизни России; взаимо влияния масонства и просветительства; формального и фактического отноше ния церкви к деятелям Ордена. До сих пор достаточно сложна проблема эво люции общественно-политических взглядов русских масонов на рубеже XVIII и XIX веков. Требуются специальные архивные исследования для ответов на вопросы, связанные с деятельностью лож в российской провинции. Необхо димо продолжить изучение внутренних тенденций развития масонства, кото рые обусловили в дальнейшем переход к политическим организациям декаб ризма; соотношения общественно-политических и философских взглядов русского вольного каменщичества с идеями масонства вне территориальных границ России.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Пахомова, Лариса Михайловна, 1998 год

1. Уложение великой ложи Астреи на востоке Санкт-Петербурга. Ч. 1. 1815.

2. Акт взаимных отношений двух Великих лож на Востоке Санкт-Петербурга л.

3. Астреи и Великой Провинциальной ложи от 12 октября 1817 г.

4. Бекштрем А. Материалы по истории масонства в России. М., 1908.

5. Из материалов по истории масонства. Секретное отношение министерствавнутренних дел к начальнику главного штаба, 9 января 1826, № 13 //Русская старина, февраль 1907. Т. 129. П.

6. Соколовская Т.О. Новые данные для истории русского масонства по рукописям Тверской Ученой Архивной Комиссии //доклад, читаемый на XV Всероссийском археологическом съезде в г. Новгороде 29 июля 1911. Тверь, 1912.

7. Соколовская Т.О. Масонская инструкция шотландским мастерам (нач. XIX в.)/Из материалов для истории русского масонства. СПб., 1907.

8. Соколовская Т.О. Секретное отношение министерства внутренних дел к нач.

9. Гл. Штаба, 9 января 1826, № 13 /Из материалов по истории масонства//Русская старина, февраль 1907. Т. 129. П. - Труды и речи масонов

10. Магазин свободно-каменщический. М., 1794. Т.1. Ч.1-2.

11. Масонские труды И.В. Лопухина. М., изд-во В.О. Саводника. 1913.

12. Лопухин И.В. Нравоучительный катехезис //Масонские труды И.В. Лопухина.1. М., 1913.

13. Лопухин И.В. Некоторые черты внутренней церкви // Указ. соч.

14. Шварц И.Г. О трёх познаниях: любопытном, полезном и приятном. Отрывкииз философских бесед //Философские науки. 1992. № 1. 78-92.

15. Из дневника масона 1775-1776 гг. М., 1909.- Мемуары и записки масонов

16. Лопухин И.В. Записки сенатора И.В. Лопухина. М., "Наука". 1991. 211с.

17. Записки И.П. Елагина//Русский архив. 1864. № 1. 586-603.

18. Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. 2-е Академическое из-ние типографии Императорской Академии Наук. СПб., 1876. 840 с. - Эпистолярное наследие масонов

19. Барсков Я.Л. Переписка московских масонов XVIII в. Пг., 1915.

20. Лабзин А.О. и его ссылка //Русский архив. 1892. К. ХП. 353-392.

21. Письма Г.С. Батенькова, И.И. Пущина и Э.Г. Толля из архива Елагиных. М.,издание Всесоюзной библиотеки им. В.И, Ленина. 1936. 350 с.

22. Письма СИ. Гамалеи. М.; Университетская типография. 1836 (Кн.1 - 250 с ,

23. Кн.2 - 298 с.) 1839 (Кн.З - 358 с.)- Переводы с масонских рукописей издания XVI1I-X1X в.

24. Штарк Ю.Г. "Апология или защищение Ордена Вольных Каменщиков". Перевод с немецкого. М., типография Лопухина, 1784. 224 с.

25. Штарк Ю.Г. "О древних мистериях или таинствах бывших у всех народов".

26. М., иждивением Типографической комп., тип. Лопухина. 1785. 188 с.

27. Иванина Н.С. К истории масонства в России. Перевод неизданной немецкойрукописи //Русская старина. СПб., тип. B.C. Балашева. 1882. № 9. Т. 35. 533-560. - Периодическая печать XVIH века

28. Издания Новиковского кружка - журналы "Трутень" (1769-70 гг.),"Пустомеля" (1770 г.), "Живописец" (1772-73 гг.), "Кошелёк" (1774 г.)

29. Фонд 1412, оп.1, Т. 1, д. № 3, 8, 17-18, 200оп. 1, Т. 3, д. № 5286-5298, 5301, 5307-5308, 5330, 5497, 5527, 5545

31. F, IV, 651, И.П. Елагин "Опыт повествования о России". Т, 1-5.-Диссертации и монографические исследования

32. Аврех А.Я. Масоны и революция. М., Политиздат. 1990. 348 с.

33. Алданов М.А, Заговор. Берлин, 1927.

34. Антошевский К.К. Орден мартинистов. СПб., 1912.

35. Аронсон Г. Россия: накануне революции. Исторические этюды: Монархисты.

36. Либералы. Масоны. Социалисты. Madrid, Planeta, 1986. 202 с.

37. Арсеньев B.C. Из семейного архива: СИ. Гамалея и СИ. Соколов: духовныемистики. Орел, 1912.

38. Бабич М.В. Вопрос о взаимоотношениях самодержавия и дворянства Россиивторой половины XVIII в. в русской современной и буржуазной историографии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М,, 1990.

39. Барсков Я.Л. Переписка московских масонов XVIII в. Пг., издание Отделениярусского языка и словесности Императорской Академии наук. 1915.

40. Барсов Н.И. К истории мистицизма в России. Исторические и критическиеопыты. СПб, 1874. с. 250-258.

41. Башилов Б. История русского масонства. В.Ф. Иванов Тайны масонства. Вып.1 и II, М., "Русло" - "Община". 1992. 127 с.

42. Бегун В.Я. Рассказы о детях вдовы. О Франкмасонстве.. Минск, "Наука итехника". 1986. 139 с.

43. Берков П.Н. История русской журналистики XVIII века, М.-Л., Изд-во Академии наук. 1952. 572 с.

44. Бёме Я. Christophia или Путь к Христу. СПб., 1994.

45. Боголюбов В. Новиков и его время. М., М. и С Собашниковы. 1916. 485 с.

46. Болдырев А.И. Проблема человека в русской философии XVIII века. М., изд.1. МГУ. 1985.120 с.

47. Бостунич Г. Масонство и русская революция. Правда мистическая и правдареальная. Новый Сад (Югославия), 1921.

48. Брикнер А.Г. История Екатерины П. М., Современник: Тов-во русских художников. 1991. Т. 1-2.

49. Бутлин Н.А. Франкмасонство и государственная измена. СПб., 1908.

50. Вернадский Г.В. Русское масонство в царствование Екатерины IL Пг., 1917.

51. Виноградов А.Е. Российское масонство после правительственного запрета1822 г. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук.М., 1992.

52. Влияние франк-масонства на мировую политику. М., издание Влад. Балашева,1910.

53. Гекертон Ч.У. Тайные общества всех веков и всех стран. В 2- т., СПб., издание Е.Н. Ахматова. 1876.

54. Гендель Макс. Космогоническая концепция розенкрейцеров. К. 1-2. Серия"Четвертый путь", переведено с английского издания 1911 г.

55. Генри Э. Эволюци:я международного масонства //Новые заметки по историисовременности. М., 1976.

56. Гессен И.В. В двух веках. Жизненный отчет. Берлин, "Терра". 1937.

57. Гессен Ю.И. Евреи в масонстве. Опыт исторического исследования. СПб.,тип.-лит. А.Е. Ландау. 1903. 260 с.

58. Довнар-Запольский М.В. Идеалы декабристов. М., тип. Сытина. 1907. 423 с.

59. И.В. Лопухин. Историко-литературное исследование А, Дубицкого. Казань,тип. Ими. ун-та. 1889. 97 с.

60. Дякин B.C. Русская буржуазия и царизм в годы первой мировой войны (19141917 г.) Л., "Наука'*, Ленинградское отделение. 363 с.

61. Задонский В.А. Франкмасонство и французская революция. Харьков, 1907.

62. Замойский Л.П. За фасадом масонского храма: взгляд на проблему. М., Политиздат, 1990. 287 с.

64. Иванов В. Православный мир и масонство. СПб., 1911.

65. Иванов В.Ф. От Петра I до наших дней. Русская интеллигенция и масонство.1. Харбин, 1934.

66. Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в. В 2

67. X томах. М., Росполитиздат. 1952. Т.1 - 712 с , Т.2 - 607 с.

68. Ильинский П. Всемирные заговорщики о масонских организациях. Ново

69. Николаевск, тип. т-ва "Новониколаевский печатник". 1919. 99 с.

70. Карпович Е.Г. Замечательные и загадочные личности XVIII-XIX столетий.1. СПб., 1884.

71. Касвинов М.К. Двадцать три ступеньки вниз. М., "Мысль", 1973. 558 с.

72. Кизеветтер А.А. Русское общество в восемнадцатом столетии. 2-е изд., Ростов-на-Дону, "Донская речь" Н.Е. Парамонова. 1905. 48 с.

73. Краснобаев Б.И. Очерки истории русской культуры XVIII в. М.,"Просвещение". 1987. 319 с.

74. Курдюков В.В. Особенности развития русской философской мысли последней трети XVIII в. Куйбышев, тип. им. Мяги обл. управления по печати. 1968. 64 с.

75. Лебедев Масоны и вокруг них - библиографический указатель публикацийна русском языке за 1989 г. -Петербург - Волгоград, 1991.

76. Лебедев СБ. Масоны и вокруг них. Масонство на страницах журнала "Море".1. СПб., 1994.

77. Летописи русской литературы и древности. М., изд. Н. Тихонравова. 1869.1. Т.4. 245 с.

78. Лонгинов М.Н. Новые подробности для биографии Новикова и Шварца. М.,1858.23 с.

80. Лосский Н.О. История русской философии, М., "Советский писатель". 1991.479 с.

81. Лотарева Д.Д. Знаки масонских лож Российской империи. М., 1994.

82. Лукин Ю.Н. Орден розенкрейцеров. Харбин, 1934.

83. Макогоненко Г,П. Н. Новиков и русское просвещение XVIII века. М.-Л., Гослитиздат. 1952. 544 с.

84. Максимов К.С. Общественная деятельность И.П. Елагина, Социальнополитический анапиз. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М,, 1986.

85. Маргаритов История русских мистиков и рационалистов. Симферополь,1910.

86. Марков Н.Е. Война темных сил. М., "Московитянин". 1993. 157 с.

87. Масонство в его прошлом и настоящем. М., издание "Задруги" и К.Ф. Некрасова, 1991. Т. 1 - 255 с ; Т. 2 - 268 с.

88. Масонство и масоны. Сборник статей, вып. 1. М., "Эра", 1994

89. Мезиер А.В, В поисках правды и смысла жизни. Очерк из истории русскогомасонства. СПб., 1906.

90. Мельгунов СП. На путях к дворцовому перевороту. Заговоры перед революцией. 1917. Париж, "Родник". 1931. 231 с.

91. Милюков П. Очерки истории русской культуры. СПб., изд. редакции журнала"Божий мир". 1902. Ч. 2,402 с.

92. Милюков П.И. Очерки по истории русской культуры. Т.З. Национализм и европеизм, М,, 1995.

93. Миронова Е.М. Внешнеполитические взгляды и деятельность Н.И. Панина.

94. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М.,1990.

95. Мораморко М. Масонство в прошлом и настоящем. М., "Прогресс". 1990. 289 с.

96. Некрасов СМ. Масонство в России во второй половине XVIII в. и критикапросветителями его религиозно-мистической идеологии. Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., Академия общественных наук при ЦК КПСС. 1978.

97. Николаевский Б.И. Русские масоны и революция. М., "Терра". 1990. 199 с.

98. Никоненко В.С Русская философия накануне петровских преобразований.

99. СПб., изд-во -Петербургского университета. 1996. 215 с.

100. Нис Э. Основные черты современного масонства (перевод с фр.) СПб., 1912.

101. Н.Л. Франк-масонство и государственная измена. СПб., 1906.

102. Новиков Б.И. Масонство и русская культура. М., "Мегаконтакт". 64 с.

103. О'Мара Патрик. К.Ф. Рылеев. Политическая биография поэта-декабриста, М.,"Прогресс", 1989.

104. Дополнения к истории масонства в России XVIII в. акад. П. Пекарского. СПб.,тип. Императорской Академии Наук. 1869. 224 с.

105. Платонов О.А. Терновый венец России. М., "Родник". 1996. 704 с.

106. Плеханов Г.В. История русской общественной мысли. М., "Гудок". 1925. в 3томах, Т. 1 -218 с , Т. 2 - 194 с , Т. 3 - 327 с.

107. Пыляев А.Н. Старая Москва. М., "Московский рабочий". 1990. 410 с.

108. Пыпин А.Н. Масонство XVIII и первой четверти XIX вв. Пг., "Огни". 1916.571 с.

109. Радищев А.Н. Избранные философские и общественно-политические произведения. К 150-летию со дня смерти. 1802-1952, М., Госполитиздат. 1952. С 84-85. 676 с.

110. Очерки истории: А.И. Введенский, А.Ф. Лосев, Э.Л. Радлов, Г.Г. Шпет.

111. Свердловск, Уральский университет. 1991. 590 с.

112. Светлов Л.Б. Издательская деятельность Н.И. Новикова. М., Гизлегпром. 1946.115с.

113. Селянинов А. Тайная сила масонства. СПб., 1911.

114. Семека А.В. Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатериныпротив масонства. СПб., 1912.

115. Семенников В.П. Радищев. Очерки и исследования. М., 1923.

116. Серков А.И. Российское масонство 1800-1861 г. Автореферат диссертации насоискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1991.

117. Современное масонство. Проф. А.А. Бронзов. СПб., 1912.

118. Соколовская Т.О. Масонство в теории и жизни. СПб., 1906.

119. Соколовская Т.О. Капитул Феникса. Пг., 1916.

120. Соколовская Т.О. Русское масонство и его значение в истории общественногодвижения XVIII и перв. четв. XIX ст. СПб., Н. Глаголев. 1907. 184 с.

121. Соловьев О.Ф. Обреченный альянс: заговор империалистов против народов

122. России, 1914-1917 гг. М., "Мысль". 1986. 254 с.

123. Старцев В.И. Внутренняя политика Временного правительства первого состава. Л., "Наука"Л980. 256 с.

124. Старцев В.И, Революция и власть: Петроградский совет и Временное правительство в марте-апреле 1917 г. М., "Мысль". 1978. 256 с.

125. Тайные общества в России в начале XIX в. Сборник статей, материалов ивоспоминаний. М.., 1926.

126. Тарасов Е. К истории масонства в России. Забытый розенкрейцер A.M. Кутузов (по неизданным документам). СПб., 1910. 35 с.

127. Трапезников В.Н. Летопись города Перми. 1998. 22

128. Финдель И.Г. История франк-масонства от возникновения его до настоящеговремени. Перевод с нем. В 2- т., С-Петербург, тип. Н. Скорятина. 1872. Т. 1 460 с , Т. 2-312 с.

129. Флоровский г. Пути русского богословия. Киев, 1983.

130. Холл Мэнли П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической,каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. Санкт

131. Петербург, тип. Им. И.Е. Котлякова. 792 с.

132. Черняк Е.Б. Времен минувших заговоры. М., "Международные отношения'*.1994.540 с.

133. Черняк Е.Б. Невидимые империи: тайные общества старого и нового временина Западе. М., "Мысль". 1987. 271 с.

134. Шульгин В. Годы. Дни. 1920 г. М., 1991.

135. Этюды о масонстве. Харьков, "Клио". 1994.

136. Яковлев Н.Н. 1 авг)'ста 1914 г. М., "Молодая гвардия". 1974. 239 с.- Статьи

137. Аврех А.Я. Прогрессизм и проблема создания партии "настоящей" буржуазии//Вопросы истории. 1980. № 9. 45-62.

138. Алефириенко П.К. Общественные движения в Москве второй половине XVIIIв. //ИАН, серия история и философия. 1947. IV. 521-535.

139. Андреев Д.А. Русская периодическая печать начала XX в. о масонстве//Вестник МГУ, сер. История. 1992. № 1. 27-39.

140. Аржанухин СВ. Образ человека по уставу вольных каменщиков//Философские науки. 1991. № 11. 167-174.

141. Афанасьев П.О. Н.И. Новиков //Библиографические записки. 1858. № I. 129-137.

142. Афанасьев П.О. Русские журналы 1769-1774 гг. //Отечественные записки.1858. XCIX.

143. Барабанов Е.Б. Русская философия и кризис идентичности //Вопросы философии. 1991. №8. 102-117.

144. Батенков Г.С. Масонские воспоминания //Вестник Европы. 1872. VII. 268271.

145. Башилов М.Б. Масонство и русская интеллигенция //Кубань. 1991. № 7. 4353; № 8, 72-81; № 9, 79-87.

146. Башилов Б. Потомки братьев мистической петли (Из книги "История русскогомасонства") //Кубань. 1993. № 7-8.

147. Берберова Н. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия //Вопросы литературы. М,, 1990. № I . e . 140-198; № 3, 188-226.

148. Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли //О России ирусской философской культуре, М,, 1990.

149. Березин-Ширяев Я.Ф. О масонстве и мистических сочинениях, находящихся вмоей библиотеке //1)иблиограф. 1891. № 1. 29.

150. Брачев В. Русские масоны //Ленинградская панорама. 1990. Х» 8. 28-30; №9, 30-32.

151. Брачев В. Тайные масонские кружки и Ордена в России в начале XX века//Молодая гвардия. 1994. № 12. 135-148.

152. Брачев В, Тайные масонские общества в СССР //Молодая гвардия. 1994. № 3.1. 140-158.

153. Бурышкин П. Русское зарубежное масонство и советская власть //Родина.1993.№11.С. 88-92.

154. Введенский Н. ЬС истории русского масонства первой четверти XIX в.//Известия Воронеж:ского общества. 1927. № 3-5.

155. Виноградов А.Е. "Черная речка" масонов (начало I Мировой войны)//Молодая гвардия. 1991. № 1-2.

156. Вольный каменщик Володя //Правда. 21 июля 1993.

157. Гаршин Е.М. Мартинист и филантроп прошлого века //Исторический вестник.1887.XXIX. 629-639.

158. Генри Э. Масоны: незримая власть //Журналист. 1981. № 10. 68-72.

159. Гильтебрандт П. Масонские ложи и тайные общества в Житомире. //Древняяи новая Россия. 1879. № IIL 151-154.

160. Глаголева О.Е. Масонская литература в русской провинции //Книга в России.

161. Из истории духовного просвещения. СПб., 1993. 121-138.

162. Гройс Поиск русской национальной идентичности //Вопросы философию.1992. № I . e . 52-61.

163. Дмитриев Ю.Д. Елагин И.П. //Театральная энциклопедия. 1963. Т. 2. 638.

164. Дубицкий А. Из истории общественного развития России в кон. XVIII - нач.

165. XIX в. И.В. Лопухин //Вестник славянства. Казань, 1888 (книги Ы1), 1889(книги III-IV).

166. Ешевский СВ. Московские масоны 80^ г. прошедшего столетия (1780-1789):материалы для истории русского общества в XVIII в. //Русский вестник. 1865. 1. Т. 56. № 3 . 5-52.

167. Замойский Л. П. Каменщики империализма //Р1ностранная литература. 1983.№ 3 . 200-208.

168. Иванина Н.С. К истории масонства в России. Перевод неизданной немецкойрукописи //Русская старина. СПб., тип. B.C. Балашева. 1882. № 9. Т. 35. 533-560.

169. Иванов В. Вольные каменщики под покровительством Иоанна Крестителя:

170. Кто такие масоны, и что они делали в России //Голос. 22-28 ноября 1993. №47. 10.

171. Иванова Е. Об исключении В.В. Розанова из Религиозно-философского общества//Наш современник. 1990. № 10. 104-122.

172. Идеалистическая и религиозно-мистическая философия второй половины

173. XVIII в. //История философии в СССР. В 5-ти томах. М., "Наука". 1968. Т. 2.1. 68-76. 600 с.

174. Кандауров Л.Д. О Великом Востоке народов России //Вестник МГУ, Сер. История. 1994. Хо 3. 77-78.

175. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте. Гл. 5 Масоны //Вопросыистории. № 8. 1990. 112-115.

176. Кизеветтер А.А. Московское розенкрейцерство XVIII в. //Русская мысль.1915. №Х. 96-124.

177. Ключевский В.О. Воспоминания о Н.И. Новикове и его времени //Русскаямысль. СПб., 1895. К. 1. 38-61.

178. Кудимов Ю. "Каменщики" стремятся на Восток конференция верховных советов масонских лож мира прошла в Мехико. //Новое время. 1990. № 44. 46-47.

179. Кульман Н.К. К истории масонства в России. Кишиневская ложа //ЖМНП.

180. СПб, 1907. XI, окгябрь, 343-374.

181. Ланин П. Тайные пружины истории //Молодая гвардия. 1991. № 7. 192-204;№ 8 , 251-265.

182. Лебедев А.А. К закрытию масонских лож в России //Русская старина. 1912. № I.1. 523-538.

183. Лебедева Е. Каменщики вне политики: О масонстве. //Московские новости.1995.20-27авг.,№56.С.29.

184. Лотман Ю.М. "Сочувственник" А.Н. Радищева. A.M. Кутузов и его письма к

185. И.П. Тургеневу //Труды по русской славянской филологии. Тарту, вып. 139.1963. Т. 4.

186. Лучинский г. Франкмасонство //Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза

187. И.А. Ефрона. К. 72. М., "Терра". 1993. 502-514.

188. Лушин А. Саратовские иллюминаты записки нижегородского масона М.М.

189. Аверкиева, масоны в пер. Четверти XIX в.. //Россия молодая. 1992. № 3. 5154.

190. Мартинизм в русском обществе XVIII в. Записки о некоторых обстоятельствах жизни и службы И.В. Лопухина //Отечественные записки. СПб., 1861. № 1. CXXXV. С 86-124.

191. Масоны II пятилетии //Родина. 1992, № 3. С 52-53.

192. Масоны в России (По страницам старинных изданий) //Русь. 1994. № 10.

193. Масоны во Франции: от президента до кухарки /По материалам зарубежнойпечати подготовил Э. Дорожкин //Столица. 1994. № 25, С 17-19.

194. Мастратов В. Мы - масоны //Молодая гвардия. 1994. № 12, С, 92-128.

195. Минц И,И. Метаморфозы масонской легенды //История СССР. 1980. № 4. 107-123.

196. Михеева Б. Наивные времена масонских лож //Наука и религия, 1974, № 10.1. С 59-63.

197. Некрасов Обряды и символы вольных каменщиков //Наука и религия. 1974.№10. 64-67.

198. Некрасов СМ. Поиски "истинного христианства" русским масонством XVIIIв. и Л.Н, Толстой //Социально-психологические аспекты критики религиозной морали. Д., 1976. вып. 3.

199. Некрасов СМ, Принцип свободы и равенства в идеологии русского масонства

200. XVIII в. и крепостное право //Актуальные проблемы изучения истории религии. Ленинград, тип. №3. 1976. С, 55-71. 157 с.

201. Некрасов СМ. Элементы социально-психологической мотивации идеологиирусского масонства //Социально-психологические аспекты критики религиозной морали. Сборник статей, выпуск 2. Ленинград, НПО №1 Ленупрполиграфиздат, 1974. С 78-87. 87 с.

202. Новиков В. Российское масонство — потаённая перекачка основ//Общественные науки и современность. 1994. № 2.

203. Опочинин Е.К. История масонских лож в России //Русский вестник. 1988. № П.1. 352-353.

204. Ореус И.И. Уничтожение масонских лож в 1822 г. Четыре доноса Кушелева//Русская старина. 1877.1, 455-479.

205. Острецов В. Ересь утопизма //Слово. 1992. № 8. 45-50.

206. Острецов В. Масонство, культура и история Из цикла ст. "Загадки и тайныистории". //Молодая гвардия. 1995. № 10. 259-284; № 9, 227-248.

207. Острецов В. Секреты особых хранилищ: О роли масонства в трагедии русского народа. По архивным материалам ЦХИДК //Слово. 1995. № 1/2. 3037.

208. Пиксанов Н.К. Масонская литература //История русской литературы. М.-Л.,1947. Т. 4 .4 .2 .

209. Платонов О. Агенты влияния: масоны //Литературная Россия. 1993. № 4 (29января). 14-15.

210. Платонов О. Между мировыми войнами: О масонстве. //Литературная Россия. 1993. 31 декабря (№ 52). 12-13.

211. Платонов О. Мы будем насаждать масонскую большую правду. Новые сведения о "теневом правительстве" российских "вольных каменщиков" в Париже 1918-1938 гг.. //Литературная Россия. 1994. 24 июня (№ 25). 14-15.

212. Платонов О. После запрета тайных обществ: неизвестные страницы российского масонства//.Литературная Россия. 1995. 10 февраля. № 6. 13-14.

213. Платонов О. Российские масоны в эмиграции: (Неизвестные документы ифакты) //Литературная Россия. 1994. 13 мая (№ 19). 12-13.

214. Платонов О. Русское масонство //Литературная Россия, 1993. №24. 12-13;№ 25 (25 июня). 14.

215. Плимак Е.Г. Масонская реакция против материализма //Вопросы философии.1957. №2. 51-63.

216. Преснов А. Общественная мысль в России в конце XVIII в. //Историческийжурнал. 1938. № 8. 35-47.

217. Путилов Девиз масонов: "Власть! Ничего, кроме власти!" Из истории масонства в России. //Молодая гвардия. 1994. № 2. 144-154.

218. Путилов Зловещая поступь масонства //Молодая гвардия. 1995. № 11. 59-64.

219. Путилов По делам их узнаете их... Масонство в эмиграции. 1917-1991 гг.//Молодая гвардия. 1994. № 12. 129-134.

220. Пыпин А.Н. Люди до Новикова //Вестник Европы. СПб., 1864. № 2-4.

221. Русские масоны и Б. Савинков //История СССР. 1991. № 2. 200-201.

222. Русские переводы Я. Бёме //Библиографические записки. 1858. Т. 1. 129137.

223. Русское политическое масонство 1906-1908 г. документы из архива Гуверовского института войны, революции и мира //История СССР. 1989. № 6. 119-134.

224. Сахаров П.О. СИ. Гамалея //Северная пчела. 1838. № 119.

225. Семевский В.И. Вопрос о преобразовании государственного строя России в

226. XVIII и перв. четв. XIX в. Очерк из истории политических и общественныхидей //Былое. 1906.1-III (II - 69-117, III - 200-203).

227. Семевский В.И. Очерки из истории политических и общественных идей декабристов //Русское богатство. 1907. XI. 39-80.

228. Семевский В.И. Декабристы-масоны //Минувшие годы. 1908. № 2. 1-52.

229. Серков А. Придет ли к нам "Великий Восток"? //Родина. 1993. № 11. 85-87.

230. Соловьев О. Хирам, кадош и другие: о клятве масонов //Урания. 1996. № 1. 53-57.

231. Соловьев О. Масонство в мировой политике //Международная жизнь. 1994. №10. 136-144.

232. Соловьев О. Предтечи масонства //Свободная мысль. 1994. № 7-8. 82-94.

233. Соловьев О.Ф. Масонство далекое и близкое. Документальный очерк //Новаяи новейшая история. 1995. № 5, 136-166; № 4 -

234. Соловьев О.Ф. Споры вокруг масонства: некоторые итоги //Вестник АН1. СССР. 1990. №9. 11-29.

235. Старцев В., Аврех А. Масоны //Родина. 1989. № 9. 68-80.

236. Старцев В. Время открывает то, что не могла найти и царская полиция//Наука и жизнь. 1989. № 10. 49-53.

237. Старцев В. Керенский: шарж и личность //Диалог. 1990. № 16.

238. Старцев В.И. Российские масоны XX века //Вопросы истории. 1989. № 6. 35-51.

239. Стоичек А. Тайные спасители: Кто были и есть франкмасоны: Ст. Из

240. Парижа. //Независимая газета. 7 апреля 1993. 8.

241. Тукалевский В.Н. Из истории философских направлений в русском обществе

242. XVIII в. Опыт характеристики идейных течений в русском масонстве//ЖМНП. 1911. Ч. XXXIIL № 5. 1-69.

243. Уколова В. Под покровом масонской тайны //Наука и жизнь. 1990. Х» 12. 116-129.

244. Федотов Г.П. Трагедия интеллигенции НО России и русской философскойкультуре. М., 1990.

245. Философско-этические идеи масонства //Русская мысль в век Просвещения

246. М., "Наука". 1991. 157-173. 279 с.

247. Фомичев А. Пушкин и масоны //Русская литература. 1991. № 1. 156-165

248. Хасс Л. Масонство в Центральной и Восточной Европе в XVIII-XX вв.//Масонство в Центральной и Восточной Европе в XVIII-XX вв. М., 1986.

249. Хасс Л. Русские масоны первого десятилетия XIX в. //Историки отвечают навопросы. М., 1990,, вып. 2.

250. Хоружий С. Фи.10софский процесс в России как встреча философии и православия //Вопросы философии. 1991. № 5. 25-58.

251. Черняк Е.Б. Западно-европейское масонство XVIII в. //Вопросы истории.1981.№ 12. 109-119.

252. ЧЙСТОВИЧ И.А. Очерк из истории религиозного мистицизма в царствовании

253. Александра I //Русская старина. 1894.1.

254. Щипанов И.Я. Идеалистическая и религиозно-мистическая философия второйполовины XVIII в. //История философии в СССР. В 5-ти томах. М., 1968. Т. 2.

255. Элбакян Е.С. Масоны. Кто они? //Кентавр. 1995. № 4. 103-113.

256. Янчук Н.А. Знаменитый зодчий В.И. Баженов и его отношение к масонству//ЖМНП. 1916.№Х11.С. 167-238.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 44384