Российское неоязычество как религиозно-нравственный феномен тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.14, кандидат философских наук Агальцов, Андрей Николаевич

Диссертация и автореферат на тему «Российское неоязычество как религиозно-нравственный феномен». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 431556
Год: 
2010
Автор научной работы: 
Агальцов, Андрей Николаевич
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Тула
Код cпециальности ВАК: 
09.00.14
Специальность: 
Философия религии и религиоведение
Количество cтраниц: 
133

Оглавление диссертации кандидат философских наук Агальцов, Андрей Николаевич

Введение.

Глава I. Религиозные основания российского неоязычества.

§ 1. Принципы вероучения современного российского неоязычества.

§2. Российское неоязычество как институт.

Глава II. Этика российского неоязычества.

§ 1.Система нравственных ценностей российского неоязычества. Критика нравственных идеалов современного общества.

§ 2. Смысл жизни как нравственная ценность. Категории аскезы. Моральные уставы и кодексы (моральные заповеди, запреты, разрешения) как система нормативной этики в современном российском неоязычестве.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Российское неоязычество как религиозно-нравственный феномен"

Актуальность исследования Известный историк язычества Б, А. Рыбаков в своем фундаментальном исследовании «Язычество древних славян» подчеркивал, что язычество - феномен национальной культуры, одно из ее самобытных оснований. «Познание народной культуры, - подчеркивает исследователь, - всех видов крестьянского творчества невозможно без выявления его архаичной языческой подосновы. Изучение язычества — это не только углубление в первобытность, но и путь к пониманию культуры народа».12 В этом смысле языческая религия представляет собой синтез верований и культов древних славян, которые сохраняют свои традиции в современной культуре славянских народов. Славянское язычество имеет свою уникальную и неповторимую мифологию, которая сохранилась в мифах и волшебных сказках, традициях и обычаях славянских народов».3

Современное российское язычество представляет собой попытку продолжить мировоззренческие основания древнерусского язычества, представляя собой феномен, ярко иллюстрирующий особенности современной российской религиозности, характерные черты которой сформированы в условиях активного духовного поиска в атмосфере идеологического плюрализма. Обращение к язычеству связано в России с перестроечными процессами 90-х гг. прошлого столетия, когда в поисках ценностных ориентиров в связи с ростом национального самосознания в обществе возник Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М„ «Наука», 1981, * Там же.

3 По отношению к мифологии и религии славян употребление термина «язычество» вполне оправдано его славянской этимолог пей. Слово «язык» означало, в том числе и «отдельный народ, племя». Русский летописец, рассказывая об истории славян, придерживался мнения, что все славяне произошли от единого корня: «Был един язык славянский: славяне, которые сидели по Дунаю <.> От тех славян разошлись по земле и прозвались именами своими, от мест на которых осели. И так разошёлся славянский язык.». Таким образом, слово «язычество» можно использовать как синоним народной, племенной религии славян. интерес к языческой религии, основанной на вере и обычаях предков, выражающей самобытность русского духа, содержащей корни национальной идеи.

Современное российское язычество как феномен может быть представлено как мировоззрение и как организованное религиозное движение, имеющее свои институты, регламентирующие документы: кодексы, уставы и.д.

Актуальность проблематики, связанной с неоязычеством, диктуется растущей популярностью его идей в самых широких слоях населения, а также с неоднозначным их пониманием и восприятием в обществе и в научных кругах. В частности, эта неоднозначность проявляется в неоправданном отождествлении неоязычества с фашизмом и национализмом с одной стороны, с оккультизмом и сатанизмом - с другой. Требуется всестороннее и беспристрастное исследование истоков и сущности неоязычества для того, чтобы наиболее адекватно отразить характер связи вышеуказанных феноменов. Российское неоязычество - многогранный феномен, который включает в себя идеологические, мировоззренческие, социальные аспекты. Однако, на наш взгляд, наиболее существенным и актуальным является анализ религиозных и нравственных начал российского неоязычества, тем более что они проявляются в неразрывном единстве и нередко подменяют и взаимозаменяют друг друга. В данной работе мы будем рассматривать этические и религиозные аспекты современного российского неоязычества.

Степень разработанности исследования Российское неоязычество как мировоззрение и религиозное движение стало предметом научной рефлексии сравнительно недавно. В историческом плане понятие «язычества» рассматривалось в работах историков Б.А. Рыбакова, В.Н. Топорова, Е.Е. Левкиевской, И.Н. Данилевского, Н. Пенника и П. Джонса и др.; философов С. Булгакова, П.А. Флоренского, Н. Бердяева, С.С. Аверинцева, Э.И. Монена; богословов Архимандрита Августина, А. Кураева, М. Назарова и др. в которых представлено неоднозначное толкование термина «язычество», может быть охарактеризовано отсутствием единой концептуальной позиции. Начиная с 90-х гг. прошлого столетия, в связи с развитием неоязычества в России, данный феномен стал предметом исследования, который можно типологизировать следующим образом: а) как новое религиозное движение и новое религиозное сознание4; б) новое общественное движение3; в) как тип мировоззрения: тип духовно-мировоззренческой ориентации (Гуцуляк О.Б.); как религиозно-культурный феномен, который «коррелируется с концептуальными построениями, исходящими из идеи органицизма как установки на утверждение онтологической укорененности сущего и его изначально биоморфного характера» (И.Б.Михеева); как интегрального духовного феномена современной культуры6; г) как политическая идеология и практика Верховенский А., Прибыловский Согомонов 10. А.7, А.Дугин, Шнирельмаи В.8; д) феномен культуры: субкультура «представляющую автономное образование внутри господствующей культуры», которая «реконструирует (возрождает) ее в современном обществе в целом, утратившем прежнюю систему мышления, языческий менталитет и мифологические архетипы» (Гайдуков А., Меранвильд

4 Серегин А. Владимир Соловьев и «новое» религиозное сознание// Новый мир. 2001. № 2, С. 134 - 148. Антонян Ю. М. Миф и вечность. М.: Логос, 2001

5 Асеев О. В. Язычество в современной России: социальный и этнополитический аспекты: Автоореф. диссертации на соиск. уч. ст к-та фплос. наук. Специальность 09.00.06 - философия религии. М., 1999

6 И.Б.Михеева «Неоязычество как религиозно-культурный феномен современности: проблема дефиниции»

7 Верховенский А., Прибыловский В. Национал-патриотические организации в России. История, идеология, экстремистские тенденции. ¡VI.: Ин-г экспериментальной социологии, 1996. Согомонов Ю. А. Миф, ритуал и обыкновение трансформирующегося общества// Тоталитаризм и посттоталитаризм: В 2 кн. М., 1994. Кн. 2, С. 258 -282.

8 Дугин А. Конспирология (наука о заговорах, тайных обществах и оккультной [¡ойне). М.: Историко-религиозное Об-во «Арктогея», 1992; Дугин А. Тамплиеры пролетариата (национал-большевизм и инициация). М.: Историко-религиозпое Об-во «Арктогея», 1997; Шнирельман В. Неоязычество и национализм. Восточноевропейский ареал. Исследования по прикладной и неотложной этнологии Института этнологии и антропологии РАН, №114. М., 1998

В.Б., Резепова И.С.9; е) религиозный феномен (Исакова К.Н.), выступающий как «многоликий, псевдодуховный и архивный соблазн, который должен заинтересовать интеллектуальную и религиозно чуткую элиту в подрастающих поколениях, оторванных от национальных традиций»10. В то же самое время, как это показывает анализ современных исследований, они, в основном сосредоточены на рассмотрении культурных и религиозных оснований и понятий российского неоязычества. Практически все исследования подтверждают значимость этической составляющей в мировоззрении и практике данного феномена. В тоже самое время отсутствие целостного анализа соотношения религиозных и нравственных компонентов в учении российского неоязычества, не может дать полноценного представления о мировоззренческой, религиозной, культурной парадигме этого феномена.

Цель диссертационного исследования: анализ религиозных, нравственных основ российского неоязычества. Задачи:

- рассмотреть российское неоязычество как феномен современной российской культуры, выделив его основные компоненты: мировоззрение и практику;

- проанализировать терминологию и определение российского неоязычества;

- проанализировать российское неоязычество как мировоззрение;

9 Гайдуков А. Молодежная субкультура славянского неоязычества в Петербурге. В сборнике: Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга (социологический и антропологический анализ). Спб, "НОРМА", 1999; Меранвнльд В.Ь" Сланнно-горникое движение как одна из форм возрождения русской национальной культуры: Монография. Йошкар-Ола, 2004: Резепова Ирина Станиславна. Неоязычество в культуре: История и современность: диссертация . кандидата философских наук : 09.00.13. - Ростов-на-Дону, 2005.

10 Православная Церковь, Католицизм, протестантизм, современные ереси и секты в России. СПб., 1994;, Дворкин А. Введение в секюведение. Н. Новгород, 1998; Кураев А., диакон. Пантеизм и монотеизм// Вопросы философии. 1996. № 6. С. 36 - 53; Кураев А., диакон. Сатанизм для интеллигенции (О Рерихах и Православии). Т. 1. Религия без Бога. 528 с. Т. 2. Христианство без оккультизма. М„ Моск. подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, изд-во «Отчий дом>>, 1997. К вопросу о типологизации неоязычества М. Плотников, диакон Доклад на Всероссийской научно-практической конференции "Актуальные проблемы изучения новых религиозных движений и сект"Рязань, 2008 г. Электронный ресурс - аппСЕКТЛ.т

- определить типологию российского неоязычества как мировоззрения и как религиозного движения;

- рассмотреть этику как часть вероучения российского неоязычества;

- показать соотношение этического и религиозного компонентов мировоззрения российского неоязычества;

- выделить и проанализировать основные понятия этики российского неоязычества.

Объект диссертационного исследования: российское неоязычество. Предмет диссертационного исследования: религиозно-нравственное учение российского неоязычества.

Методология диссертационного исследования: основной методологической базой исследования - анализа мировоззрения российского неоязычества - явилось определение и выявление типологии данного феномена и его места в культурном ареале России. Методология диссертационного исследования была построена на том, что религиозно-нравственное учение представляет собой тип традиционного мировоззрения, в котором религиозная составляющая тесно связана с нравственным учением. В процессе анализа религиозно-нравственного учения российского неоязычества применялись: герменевтический, диалектический, феноменологический, сравнительно-исторический методы исследования.

Диалектический метод исследования был применен в диссертационной работе в ходе анализа соотношения основных религиозных и нравственных понятий таких как вера и нравственность, вера и аскеза; религиозная метафизика и религиозный принцип, моральное правило и норма как синтез и противоположности, обусловленные диалектическим взаимодействием.

Феноменологический метод при описании и выявлении сущностных характеристик российского неоязычества, его типологии, при выявлении его характерных черт таких как: религиозные культы, обряды и ритуалы, календарные праздники, при описании документов, манифестов и уставов российского неоязычества.

Сравнительно-исторический метод при сравнении различных исторических видов язычества с современным неоязычеством, религиозной и нравственной составляющей этого учения.

Герменевтический метод применялся при уточнении терминологии и символики российского неоязычества.

Теоретические источники исследования: в данной диссертационной работе были использованы первоисточники неоязычества такие как: «Книга Природной веры», «Языческая аскеза» (Велимир - Н.Сперанский), а также документы неоязычества, такие как: Битцевское обращение (17 марта 2002 года) // Вестник Традиционной Культуры: статьи и документы. Вып №3 / под ред. докт. филос. наук Наговицына А. Е., - М., 2005. СС. 129-145; Битцевский договор (24 марта 2002 года) // Вестник Традиционной Культуры: статьи и документы. Вып №3 / под ред. докт. филос. наук Наговицына А. Е., - М., 2005. СС. 144-145; Положение Круга Языческой Традиции о «О мировоззренческо-религиозных основаниях отношения язычников к людям других верований и мировоззрений» от 26 ноября 2004 года // Вестник Традиционной Культуры: статьи и документы. Вып №3 / под ред. докт. филос. наук Наговицына А. Е., -М.: Издатель Воробьев A.B., 2005. СС. 157-16; Царицынское обращение «О «неоязычестве» и современном язычестве. Против клерикализации гуманитарных наук» (20 февраля 2005 г.) // Вестник Традиционной Культуры: статьи и документы. Вып №3 / под ред. докт. филос. наук Наговицына А. Е., -М., 2005. СС. 188-191, а также «Велесова книга». В диссертационном исследовании были использованы теоретические исследования о природе и особенностях неоязычества.

Новизна диссертационного исследования заключается в целостном анализе феномена российского неоязычества, как синтеза религиозного движения (практики) и мировоззрения. В ходе анализа религиозное мировоззрение неоязычества было определено как тип традиционного мировоззрения, основанного на традициях и верованиях язычества. Неоязычество представляет собой новый тип религиозности — крипторелигиозность, в котором мировоззренческие принципы, выступая на первый план, скрывают, поглощают культ и ритуал.

Теоретическая значимость исследования: определены вероучительные и этические особенности российского неоязычества, что дало возможность определить его как тип традиционного мировоззрения, основанного на культурных традициях язычества с элементами крипторелигиозности. Выделены институциональные характеристики российского пеоязычества как религиозного движения.

Практическая значимость исследования: положения и выводы диссертационного исследования дополняют сферу научного познания в области философии религии, религиозной этике, истории религий, новых религиозных движений, что позволяет расширить основу для дальнейших теоретических и практических разработок проблемы. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы для разработки курсов по истории религий, новых религиозных движений, сравнительного религиоведения, религиозной этике, религиозной философии. Анализ исследования будет способствовать формированию научных представлений о современном неоязычестве, перспективах и развитии этого религиозного движения.

Апробация диссертационного исследования: положения и результаты исследования были подтверждены апробацией на методологическом семинаре молодых ученых, аспирантов и магистрантов кафедры философии, культурологии, прикладной этики, религиоведения теологии и им. A.C. Хомякова ТГПУ им. Л.Н. Толстого, на научно-практических конференциях ППС, аспирантов, соискателей и магистрантов ТГПУ им. Л.Н, Толстого.

Апробация научного материала и полученных выводов была осуществлена:

- в рамках публикаций научных статей;

- в ходе выступлений на ежегодных научно-практических конференциях ППС, аспирантов, соискателей и магистрантов ТГПУ им. Л.Н. Толстого в 2007-2010 гг., Первых Молодежных Хомяковских Чтениях в 2009 году; международной научно-практической конференции «Роль университетов в поддержке гуманитарных исследовании» в 2009-2010 годах;

- в лекционных и семинарских занятиях по курсу «Религиозная философия», «Философская антропология», «Новые религиозные движения» на факультете искусств, социальных и гуманитарных наук в ТГПУ им. Л.Н.Толстого.

Структура работы включает введение, две главы, четыре параграфа, заключение и библиографию.

Во введении диссертационного исследования Российское неоязычество как религиозно-нравственный феномен обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень разработанности проблемы, формулируются цель и задачи работы, ее теоретико-методологические основы, определяется теоретическая новизна, а также теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

В первой главе Религиозные основания российского неоязычества рассматривается феномен российского неоязычества: его социально-исторические и религиозно-философские основания, анализируются принципы вероучения, пантеон божественных культов, ритуальная практика. Российское неоязычество показано как социально-религиозный институт, имеющий свою идеологию, на основе религиозного учения неоязычества, выраженную в соответствующих документах, манифестах, обращениях, уставах и кодексах. Неоязычество характеризуется соответствующей вере образом жизни и деятельности, социальную структуру, издательскую деятельность.

В ¿7 Принципы вероучения современного российского неоязычества проанализированы социокультурные и религиозные основания российского неоязычества, которые связаны с экономической и политической перестроечными процессами, развалом идеологии, ростом религиозных настроений, интересом к историческому прошлому, стремлением к национальной самоидентификации, в совокупности повлиявшими на возникновение религии неоязычества. Рассмотрены различные точки зрения содержательного определения неоязычества. В диссертации дано определение неоязычества как институциональной совокупности религиозных, общественно-политических и историко-культурных объединений и движений, основой религиозности которых - традиционные языческие культы, обряды и магическим практики. Вера трактуется как «народная вера», «родповерие». Подчеркивается производность неоязычества от язычества. Анализируются различные точки зрения исследований неоязычества, в которых, на основе содержательных характеристик, дается оценка этому движению: деструктивная секта (Асеев О.В., А. Суворов), субкультура (А. Гайдуков), новое религиозное движение (Серегин А., Антонян Ю.). В данном параграфе на основе анализа религиозных культов и ритуалов неоязычества доказывается что религия неоязычесгва, основываясь на религиозных традициях язычества, выступает как пантеизм, политеизм или генотеизм, включающий понятия о богах духах, явлениях Природы и Человеке как о ликах (проявлениях, ипостасях) Единого Бога (реконструированный культ к верованию в единого верховного Бога-Творца (Сварога), по отношению к которому другие боги занимают подчиненное положение). Таким образом, «символические формы богопочитапия подменили «реальное» искание царства Божьего. Главная особенность учения и культовой практики неоязычников выражается во временной регуляции жизнедеятельности и планировании действий, что, в конечном счете, и определяет психологию поведения большинства неоязычников» (О.В. Асеев). В данном параграфе показано, что российское неоязычество культурное явление и представляет собой тип религиозного движения, которое основывается на религиозном сознании, основа которого вероучение язычества (политеизм). Мировоззренческой основой неоязычества является традиция как почитание рода, природы, родной веры, которая выступает как обращение к умоперемене. Особенностью неоязыческой веры является синкретизм веры, культа, ритуала, обряда. Неоязычество представляет собой новый тип религиозности - крипторелигиозность, в котором мировоззренческие принципы, выступая па первый план, скрывают, поглощают культ и ритуал. В истории религий крипторелигиозность проявляется как особенность для многих религий, например, буддизма, христианства ислама. Крипторелигиозность отличается от крипторелигий11 прежде всего том, крипторелигиозность предполагает сакралъностъ одного из элементов религиозности, например, в буддизме,12 когда ритуальная Крпгпохриешанешо (также крипто-хрисгианство, крипт охристпапс, подпольное или тайное христианство от древнегреч. [криптос] «тайный», «) крытый»)— в Средние, века и Ноное .время— подпольные, тайные последователи xpnciпанства, особенно в обществах, где преобладают последователи другой веры, оказывающие религиозное давление на представителей данного релииюзното мсньшинс.тва. ru.wikipedia oig/vwki/lvpuiiTüxpucTiiaiie. iNlopucicn (араб. аль-бораикос; вместе с марранами ■— исп. cristiano nuevo JJ-j'islj aj к п и с Ц.о J toi nadutos (tomafliüos], nojrr cristaos novas), в Пспашщ и Португалии — мусульмане, официально (как правило, насильно) принявшие христианство. Некоторые мориски тайно продолжали исповедовать ислам и вследствие этого являлись объектом преследований испанской инквизиции, как и мардан.ы — евреи, принявшие христианство в аналогичной ситуации.В 1502 тоду был издан ука! Католических королей, согласно которому все мусульмане Арагонского и Каст нльскот о королевств были обязаны принять христианскую вер\ или покинуть пределы I1спанип. Мечеги превращались в церкви. В XVI в. был разрушен минарет[1] XII в. при Ко[)ловскшт.мечети, вместо которого была воздвигнута пятиярусная колокольня.Мориски неоднократно поднимали восстания. Самое крупное произошло в 1568—1571 гг. и привело к гибели многих ещё остававшихся в живых хранителей древних культурных традиций.Некоторые деятели католической .церкви (например Педраса, каноник из Гранады, хорошо знавший -жизнь и нравы морисков) писали о высокой нравственности, честности, трудолюбии и милосердии бывших мусульман и прибавлял, что они имели слабое уважение к воскресеньям и церковным праздникам и ещё меньшее к христианским таинствам.

12 И все же выживание "крипто-буддпзма" (по выражению Р.П.Васу) является примечательным фактом. А произошло это потому, что буддизм превратился в ритуализированную религию, разновидность мистического поклонения (бхакти), то ecib потому, что он удовлетворял характерные для автохтонного населения потребности в религиозных обрядах и поклонении божеству. Таким обраюм, "пришедший в упадок буддизм" смог противостоять совместным нападкам на hci о со стороны как ислама, так и брахманизма. На догматическом уровне, он пришел к слиянию ваджраяны и брахманизма. Plora практически не принимала участия в этом процессе. Но за фасадом буддизма приверженцы тантры, придерживавшиеся крайних взглядов, чувствовали обрядность, а не мировоззренческий элемент религиозности являлся определяющим. В пеоязычестве, в силу ряда причин, определяющим элементом является мировоззренческий, а не ритуально-обрядовый. Это подтверждает анализ религиозной системы российского неоязычества, основанной на мифологической, космогонической картине мира и этика как система ценностей, принципов, норм и правил.

В $ 2 первой главы Российское неоязычество как институт рассматриваются следующие проблемы: 1. российское неоязычество как религиозное движение: этапы развития; 2. российское неоязычество как религия; 3. анализ структуры неоязычества как религиозного движения (организации, социальный и образовательный статус участников и руководителей движения, характер экопоселений и общин, видовая градация, разделение неоязычества по характеру деятельности); 4. анализ документов неоязычества «Коломенское соглашение», «Битцевское обращение», «Битцевский догово», а чакже издательской деятельности. На основе анализа идеологических и ценностных направлений в диссертации дается типология различных групп и двио/сении: 1. радикальные националисты; 2. традиционалисты-реконструкторы; 3 либералы; 4. неоспиритуалисты, что дает возможность более четкого разграничения ценностных ориентиров данного движения.

В данном параграфе, анализируя характерные черты неоязычества, мы пришли к следующему выводу: неоязычество представляет собой религиозное движение, которое основано на традициях языческой веры, в основе которой политеизм, традиционные культы и ритуалы языческой веры. Анализ документов неоязычества, истории этого движения, характера ритуальной практики, образа жизни общин и экопоселений говорит о том, что в настоящее себя вольготно - на эго указывают названия священных для буддистов мест, например "усадьба проститутки". Элиаде М.Иога:свобода и бессмертие» iiwlib.ru/eliadeyoga время неоязычество как религиозное движение имеет элементы институализации.

В главе 2. Этика российского неоязычества проведен анализ основных нравственных ценностей, понятий, российского неоязычества. Анализ этики неоязычества направлен на то, чтобы показать: система ценностей неоязычества, продолжая традиции язычества, представляет собой традиционное мифологическое мировоззрение, в основе которого -экологические и этические принципы, направленные на совершенствование человека и природы.

В § 1 Система нравственных ценностей российского неоязычества. Критика нравственных идеалов современного общества на основе текста Велимира «Книга Природной веры» проведен религиозно-философский анализ нравственных ценностей российского неоязычества, представлено определение системы основных нравственных понятий, их религиозных, метафизических и философских оснований, а также рассмотрено соотношение религиозных и нравственных ценностей учения российского неоязычества, показаны социальные и религиозно-философские истоки нравственных оснований российского неоязычества. В данном параграфе дана критика современной цивилизации как противостояния рационалистическим табуизированным нормам христианской и светской морали, раскрыто содержание основных нравственных ценностей - добро, зло, справедливость, правда; определена взаимосвязь основных нравственных понятий российского неоязычества с религиозными базовыми понятиями, такие как Природа, Род, Родноверие т.д.

В диссертационном исследовании показано, что система нравственных ценностей современного российского неоязычества определяется неразрывным единством человека и природы. Целостность человека и природы выражает гармонию бытия - созидательных сил природы и общества. Эта идея — в основании ценностного содержания добра как центральной категории в учении российского неоязычества. Зло, способствует уничтожению и хаосу. Добро и зло в неоязычестве - выражение противоборства высших духовных сущностей. Мерой добра и зла выступает Нравственный закон Рода, который выполняет функцию в установлении равновесия созидательных и разрушительных сил, побуждая к справедливости и исполнению должного. В данном параграфе делается вывод: природа представляет собой своеобразный синкретизм духовного и материального, созданного на основе противоборства Гармонии и Хаоса. В то же самое время природа выступает как олицетворение живого начала бытия. Живое - одно из значительнейших проявлений природного бытия, в котором сходятся материальное и духовное. Таким образом, добро и зло вплетены в человеческое бытие, причем, если добро онтологично по своей природе, то зло привносится в человеческий социум посредством различных агентов и т.п. Содержание добра и зла определяется посредством вхождения в так называемую «третью реальность» применения различных магических практик, которые раскрывают истинное содержание добра и зла. Более того, человек через магические практики способен усиливать добро и зло. Зло представлено как влияние разрушительных сил, вызванное высшими духовными сущностями. В диссертации показано, что этика неоязычества ситуативна по своей природе. Только в определенной ситуации человек совершает тот или иной, положительный пли отрицательный поступок, результат которого зависит от его морального выбора. В этом смысле Нравственный закон Рода выступает как вызов Богов, а ситуация - условием морального выбора человека, сам моральный выбор как проявление интуитивно-нравственной возможности расшировки этического кода божественной мудрости Нравственного закона Рода, поступок как результат, от которого зависит утверждение добра или зла в мире. Нравственный Закон Рода представляется как некая заданность идеи нравственного, раскрывающей этический код божественной мудрости. Одной из граней этого является обнаружение истинной нравственной природы человека, в силу чего человеку всегда уготована некая моральная ситуация, в которой у него есть возможность нравственного выбора. Поэтому в мифологии язычества, представленными русскими волшебными сказками, показаны те типы поведения, которые демонстрируют результаты морального выбора. В параграфе показано, что современное зло безлично, внешне проявляется в социуме незаметно характеризуется следующими признаками: а) насаждением ценностной культуры потребительства, как способ подчинения этой идеологииь; б) зло обличено в государственно-политическую форму демократии, которая направлена на воспитание в национальном самосознании идеологии самоуничтожения. Современное российское неоязычество характеризуется наличием своеобразной системы этических ценностей и принципов, которые направлены на регуляцию нравственных отношений в социуме. Данная этическая система религиозно-нравственного учения российского неоязычества возникает в результате протеста против потребительской культуры, лицемерной ханжеской морали, которая характерна для постсоветского российского общества. В этом смысле современное неоязычество может быть охарактеризовано как своеобразное протестное движение.

В $ 2 Смысл лснзни как нравственная ценность. Категории аскезы. Моральные уставы и кодексы (моральные заповеди, запреты, разрешения) как система нормативной этики в современном российском неоязычестве диссертационного исследования рассмотрены основные категории религиозно

13 «Мондиализм щедр на тайное п явное насилие, ибо воздает этим своему творцу - Чернобогу. Но истинная сила его в том, чтобы без "насилия", за животное удовольствие заставить человека добровольно отказаться от своей национальной культуры и веры. В этом смысле, наше патриотическое движение неверно ориентировано, поскольку борется с экспансией Запада лить политически». Там же. Гл. 1. Философские вопросы язычества. О добре и зле нравственного учения неоязычества, показано соотношение нравственных и религиозных компонентов неоязыческого мировоззрения, проанализированы содержание и взаимосвязь таких категорий как смысл жизни, смерть, вера, аскеза, дарна. Смысл жизни в системе нравственных ценностей определяется требованиями веры и моральным выбором индивида. Жизнь только тогда имеет нравственной значение и ценность, когда человек понимает свой жизненный выбор своей позиции и «участие в творчестве и борьбе богов». По сути дела, это - требование веры в том, что в человеческой жизни принимают деятельное участие боги, человек призван исполнять нравственный закон Рода, производя моральный выбор и совершая соответствующие поступки: «Смысл земной жизни и заключается в том, чтобы поддерживать свою жизнь, продолжать род, помнить заветы предков и совершать деяния, которых требует высшее начало» («Книга Природной веры»). Цель онергийной направленности человеческой деятельности - служение добру - антропологические представления неоязычества, основные положения которого сводятся следующим принципам: 1. Боги, божественный дух не соприкасается с материальным началом; 2. В то же самое время духовное преображение материального - одна из целей Божественного замысла, для претворения которого избран человек, как промежуточное звено между духовным и материальным; 3. В силу этого человек - существо синтетическое, соединяющее в себе материальное и духовное начало.14 Человек есть, согласно учению неоязычества, средство познания бытия познание есть своеобразный прорыв к так называемой, третьей реальности, которая закрыта для человека, однако, душа, будучи заключенной в теле, не является отделенной от духа, так как «в земной жизни на человека наложен как бы запрет контакта с планом третьей реальности». Такое

14 Поскольку божественный ду.\ лирулпяегся создавать из материи что-то непосредственно, то для работы с материей он породил нечто промежуточное - человека, который с одной стороны материален, с другой имеет душу - духовен, и через это связан с планом богов. См., там же. объяснение познания характеризует гностические влияния на формирование современного российского неоязычества. То же самое мы можем утверждать, характеризуя систему нравственных ценностей неоязычества, целью которой является совершенствование человека.

В данном параграфе определены цель и назначение веры, заключающиеся в том, чтобы способствовать гармонии и целостности бытия посредством познания и одухотворения материи, нравственного совершенствования человека. Вера представляет собой ценностную установку, которая в сознании индивида определяет его жизненную мотивацию. Вера проявляется через аскезу, В «Книге Природной веры» показано, что аскеза определяется через метафизический смысл и религиозный принцип. Аскетическая метафизика -противостояние Злу, которое концентрируется в ценностях современной цивилизации. Современная цивилизация способствует вырождению человечества и природы. Метафизика аскезы - прорыв к языческой традиционной вере через противостояние современной цивилизации, осознание целостности человека и природы, обожествление Природы и одновременно понимание ее уязвимости и необходимости сохранения. Метафизика аскезы представляет собой мотивацию к умоперемене, трансформируется в религиозный принцип, определяющий содержание и смысл неоязыческих ритуальных действий и обрядов, соответственно стилю и образу жизни. В диссертации рассмотрена аскеза странничества, аскеза голодания. Реконструированы и определены религиозный принцип, правила и нормы, образующие этический кодекс неоязычества.

Заключение диссертации по теме "Философия религии и религиоведение", Агальцов, Андрей Николаевич

Выводы:

1. Российское неоязычество как религиозно-культурное явление представляет собой шип традиционного языческого мировоззрения, характерного для славянского язычества. Это подтверждает анализ религиозной системы российского неоязычества, основанной на мифологической, космогонической картине мира и этика как система ценностей, принципов, норм и правил.

2. Религиозное учение российского неоязычества основывается на синкретизме космогонических и мифологических представлений о сотворении мира, противоборстве богов и т.д. Природа - единство духовного и материального, она создана в результате противостояния Гармонии и Хаоса. Природа выступае1 как олицетворение живого начала бытия. Живое -одно из значительнейших проявлений природного бытия, в котором сходятся материальное и духовное. Живое - нравственный критерий оценивания человека: содержание добра как ценности определяется через нравственную деятельность человека: насколько она способствует утверждению жизни как высшей нравственной ценности.

3. Антропологическая модель неоязычества тесно связана с космологическими и мифологическими основаниями, продолжает традиции язычества. Нравственный аспект является одним из важных черта неоязыческой антропологии. Тип человека в антропологической системе неоязычества восходит к типу «духовного воина», его миссия важна на фоне космологической картины мироздания как существа, от которого зависит духовное преобразование Природы, влияющей на мироздание в целом, так и духовное, нравственное преобразование самого себя. Тип «духовного воина» является одной из центральных фигур традиционного мировоззрения и персонифицирует собой этику Рода.

4. Система нравственных ценностей современного российского неоязычества исходит из основной идеи неразрывного единства человека и природы. Целостность человека и природы способствует утверждению гармонии мира - созидательных сил природы и общества, что является выражением ценностного содержания добра как центральной категории в учении российского неоязычества. Зло - то, что способствует уничтожению и хаосу. Добро и зло в неоязычестве - выражение противоборства высших духовных сущностей. Мерой добра I! зла выступает Нравственный закон Рода, который выполняет функцию в установлении равновесия созидательных и разрушительных сил, побуждая к справедливости и исполнению должного.

5. Этика неоязычества ситуативна по своей природе. Только в определенной ситуации человек совершает тот или иной, положительный или отрицательный поступок, результат которого зависит от его морального выбора. В этом смысле Нравственный закон Рода выступает как вызоеБогов, а ситуация - условием морального выбора человека, сам моральный выбор как проявление интуитивно-нравственной возможности расшировки этического кода божественной мудрости Нравственного закона Рода, поступок как результат, от которого зависит утверждение добра или зла в мире.

6. Нравственный закон Рода - основной закон в религиозном учении российского неоязычества. Нравственный закон Рода является своеобразным «этическим кодом бытия», через который «верховный бог побуждает богов, людей и духов следовать установленным правилам». Устанавливая единство с умершими предками, Нравственный закон Рода проводит нравственную границу между дозволенным и недозволенным. Предназначение Нравственного Закона Рода заключается не только в том, чтобы привнести нравственное знание, но и в том, чтобы произвести нравственную инициацию, цель которой — особый нравственный отбор людей, средство - моделирование ситуации морального выбора, что регламентировано высшими силами. Этический код концентрируется в мифологии, волшебных сказках. Он зашифрован в обыденной ситуации, и предстает перед человеком как возможность свободного морального выбора. Ситуативность этики и определение способа поведенческой линии индивидом раскрывает и дешифрует этический код, определяя его дальнейшую судьбу и ценностный смысл жизни.

7. Цель веры неоязычества - способствовать гармонии и целостности бытия посредством познания и одухотворения материи, нравственного совершенствования человека. Вера неоязычества представляет собой, феномен, в проявляется синтез нравственного и религиозного, прежде всего как ценностное основание смысла жизни, обусловленного моральным выбором человека. Вера, также, представляет собой ценностную установку, которая в сознании индивида определяет его жизненную мотивацию.

8. Вера связана с аскезой, определена как способ отрешенности и концентрации для проявления веры. Аскеза имеет метафизический смысл и религиозный принцип. Аскетическая метафизика - противостояние Злу, которое концентрируется, согласно учению неоязычеству, в ценностях современной цивилизации. Современная цивилизация способствует вырождению человечества и природы. Метафизика аскезы - прорыв к языческой традиционной вере через противостояние современной цивилизации, осознание целостности человека и природы, обожествление Природы и одновременно понимание ее уязвимости и необходимости сохранения. Метафизика аскезы, трансформируется в религиозный принцип, определяющий содержание и смысл неоязыческих ритуальных действий и обрядов, соответственно стилю и образу жизни. В диссертации рассмотрена аскеза странничества, аскеза голодания. Реконструированы и определены религиозный принцип, правила и нормы, образующие этический кодекс неоязычества. Целью аскезы странничества является достижение гармонии с Природой, ведь странник путешествует, чтобы достичь счастья, целостности духовной жизни, ощущая состояние дарна.

Аскеза странничества в российском неоязычестве представляет собой тип особого духовно-нравственного испытания, цель которого - в воссоздании целостности и гармонии бытия посредством вхождения в Природу, результатом которой является: а) понимание современной цивилизации как реальной угрозы живому, жизни; б) подготовка к умоперемене: вхождение в Природу: переживание страха, жертвенные дары, медитация движения и медитация остановки в пути; в) умоперемена как мотивация к нравственному росту; нравственное совершенствование как цель нравственного роста; г) состояние дарна как гармонии живого и духовного. Подготовка к умоперемене сознания связана с определенными условиями.

9. Основу религиозно-философских и этических построений российского неоязычества определяют протестные настроения, обусловленные критическим отношением к христианской церкви, к лицемерной и ханжеской морали, к техногенной цивилизации, которая представляет собой угрозу целостному существованию человечества. Религиозно-нравственное учение российского неоязычества возникает в результате протеста против потребительской культуры, лицемерной ханжеской морали, которая характерна для постсоветского российского общества. Поэтому современное неоязычество охарактеризовано нами как своеобразное протестное движение.

10. Нравственный Закон Рода представляется как некая заданность идеи нравственного, раскрывающей этический код боэюественной мудрости. Одной из граней этого является обнаружение истинной нравственной природы человека, в силу чего человеку всегда уготована некая моральная ситуация, в которой у него есть возможность нравственного выбора. 11. Таким образом, добро и зло вплетены в человеческое бытие, причем, если добро онтологично по своей природе, то зло привносится в человеческий социум посредством различных агентов и т.п. Содержание добра и зла определяется посредством вхождения в так называемую «третью реальность» посредством различных магических практик, которые раскрывают истинное содержание добра и зла. Более того, человек через магические практики способен усиливать добро и зло. Зло представлено как влияние разрушительных сил, вызванное высшими духовными сущностями. Современное зло безлично, внешне проявляется в социуме незаметно характеризуется следующими признаками: а) насаждением ценностной культуры потребительства, как способ подчинения этой идеологии111; б) зло обличено в государственно-политическую форму демократии, которая направлена на воспитание в национальном самосознании идеологии самоуничтожения.

111 «Мондиализм щедр на тайное и явное насилие, ибо воздает этим своему творцу - Чернобогу. Но истинная сила его в том, чтобы без "насилия", за животное удовольствие заставить человека добровольно отказаться от своей национальной культуры и веры. В этом смысле, наше патриотическое движение неверно ориентировано, поскольку борется с экспансией Запада лишь политически». Там же. Гл.1. Философские вопросы язычества. О добре и зле

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Российское неоязычество - многообразный феномен современной российской действительности, включающий в себя идеологические, мировоззренческие, социальные и культурные особенности.

Наиболее существенным и актуальным является анализ религиозных и нравственных начал российского неоязычества, в силу того, что они проявляются через неразрывное единство. Актуальность диссертационной работы «Российское неоязычество как религиозно-нравственный феномен» исследует современное религиозное движение в русле традиций отечественной культуры: «Познание народной культуры, - подчеркивает исследователь русского язычества Б.Рыбаков, - всех видов крестьянского творчества невозможно без выявления его архаичной языческой подосновы. Изучение язычества - это не только углубление в первобытность, но и путь к пониманию культуры народа».

Языческая религия представляет собой синтез верований и культов древних славян, которые сохраняют свои традиции в современной культуре славянских народов. Славянское язычество имеет свою уникальную и неповторимую мифологию, которая сохранилась в мифах и волшебных сказках, традициях и обычаях славянских народов.

Российское неоязычество, как религиозный феномен, имеет противоречивые характеристики в общественном сознании: с одной стороны, пользуется популярностью среди самых широких слоях населения, с другой -неоднозначным их пониманием и восприятием в обществе и в научных кругах, которая, в частности, проявляется в неоправданном отождествлении неоязычества с фашизмом и национализмом с одной стороны, с оккультизмом и сатанизмом - с другой.

Феномен российского неоязычества проанализирован в данном исследовании как религиозное вероучение и религиозное движение, которые рассматриваются с учетом социально-исторических и религиознофилософских основании. Российское неоязычество показано как социально-религиозный институт, имеющий свою идеологию, на основе религиозного учения неоязычества, выраженную в соответствующих документах, манифестах, обращениях, уставах и кодексах. Неоязычество характеризуется соответствующей вероучению образом жизни и деятельности.

Нами определено:

1) Российское неоязычество - культурное явление и представляет собой тип религиозного движения, которое основывается вероучении язычества (политеизм).

2) Мировоззренческой основой российского неоязычества является традиция как почитание рода, природы, родной веры, которая выступает как обращение к умоперемене. Особенностью неоязыческой веры заключается в синкретизме веры, культа, ритуала, обряда.

3) Неоязычество представляет собой новый тип религиозности -крипторелигиозность, в котором мировоззренческие принципы, выступая на первый план, скрывают, поглощают культ и ритуал, крипторелигиозность в истории религий проявляется как особенность таких религиозных систем как буддизм, христианство ислам.

4) Крипторелигиозность отличается от крипторелигий прежде всего том, крипторелигиозность предполагает сакральность одного из элементов религиозности, например, в буддизме, когда ритуальная обрядность, а не мировоззренческий элемент религиозности являлся определяющим. В российском неоязычестве определяющим элементом является мировоззренческий, а не ритуально-обрядовый. Это подтверждает анализ религиозной системы российского неоязычества, основанной на мифологической, космогонической картине мира и этика как система ценностей, принципов, норм и правил.

В связи с этим в диссертации проведен анализ основных нравственных ценностей и понятий, российского неоязычества.

Анализ этики неоязычества показал, что система ценностей неоязычества, продолжая традиции язычества, представляет собой традиционное мифологическое мировоззрение, в основе которого — экологические и этические принципы, направленные на совершенствование человека и природы. В связи с этим определено:

1) Система нравственных ценностей современного российского неоязычества опирается на идею неразрывного единства человека и природы. Целостность человека и природы выражает гармонию бытия - созидательных сил природы и общества. Природа представляет собой своеобразный синкретизм духовного и материального, созданного на основе противоборства Гармонии и Хаоса. В то же самое время природа выступает как олицетворение живого начала бытия. Живое - одно из значительнейших проявлений природного бытия, в котором сходятся материальное и духовное.

2) Этот тезис лежит в основании ценностного содержания добра как центральной категории в учении российского неоязычества. Зло, способствует уничтожению и хаосу. Добро и зло в неоязычестве - выражение противоборства высших духовных сущностей. Мерой добра и зла выступает Нравственный закон Рода, который выполняет функцию в установлении равновесия созидательных и разрушительных сил, побуждая к справедливости и исполнению должного. Таким образом, добро и зло синтезированы в человеческое бытие. Добро онтологично по своей природе, зло привносится в человеческий социум посредством различных агентов.

3)Содержапие добра и зла определяется посредством вхождения в так называемую «третью реальность», посредством применения различных магических практик которые раскрывают истинное содержание добра и зла.

4) В диссертации выявлено, что этика неоязычества ситуативна по своей природе. Только в определенной ситуации человек совершает тот или иной, положительный или отрицательный поступок, результат которого зависит от его морального выбора. В этом смысле Нравственный закон Рода выступает как вызов Богов, а ситуация - условием морального выбора человека.

5) Моральный выбор - проявление интуитивно-нравственной возможности расшировки этического кода божественной мудрости Нравственного закона Рода, поступок как результат, от которого зависит утверждение добра или зла в мире.

6) Нравственный Закон Рода представлен в учении неоязычества как высшая идея нравственного, через который раскрывается этический код божественной мудрости. Одной из граней этого является обнаружение истинной нравственной природы человека, в силу чего человеку всегда уготована некая моральная ситуация, в которой у него есть возможность нравственного выбора. Мифология язычества, представленная русскими волшебными сказками - выражение мудрости, в них даны типы поведения, демонстрирующие результаты морального выбора.

Современное зло безлично, внешне проявляется в социуме незаметно характеризуется следующими признаками: а) насаждением ценностной культуры потребительства, как способ подчинения этой идеологии; б)зло обличено в государственно-политическую форму демократии, которая направлена на воспитание в национальном самосознании идеологии самоуничтожения.

В диссертации проанализированы антропологические представления неоязычества, выведены основные принципы неоязыческого антропологизма:

1) Боги, божественный дух не соприкасается с материальным началом.

2. Духовное преображение материального - одна из целей Божественного замысла, для претворения которого избран человек, как промежуточное звено между духовным и материальным.

3. Человек - единство материального и духовного начало. Боги, божественный дух не соприкасается с материальным началом. Духовное преображение материального - одна из целей Божественного замысла, для претворения которого избран человек, как промежуточное звено между духовным и материальным Человек есть, согласно учению неоязычества, -средство познания бытия. Познание есть своеобразный прорыв к так называемой, третьей реальности, которая закрыта для человека, однако, душа, будучи заключенной в теле, не является отделенной от духа, так как «в земной жизни на человека наложен как бы запрет контакта с планом третьей реальности». Такое объяснение познания характеризует гностические влияния на формирование современного российского неоязычества. То же самое мы можем утверждать, характеризуя систему нравственных ценностей неоязычества, целью которой является совершенствование человека

В диссертационном исследовании рассмотрены основные категории религиозно-нравственного учения неоязычества, показано соотношение нравственных и религиозных компонентов неоязыческого мировоззрения, проанализированы содержание и взаимосвязь таких категорий как смысл жизни, смерть, вера, аскеза, дарна. В диссертации определено, что смысл жизни в системе нравственных ценностей определяется требованиями веры и моральным выбором индивида: в человеческой жизни принимают деятельное участие боги, человек призван исполнять нравственный закон Рода, производя моральный выбор и совершая соответствующие поступки: «Смысл земной жизни и заключается в том, чтобы поддерживать свою жизнь, продолжать род, помнить заветы предков и совершать деяния, которых требует высшее начало» (Книга Природной веры»), цель энергийной направленности человеческой деятельности - слу.жение добру.

Современное российское неоязычество характеризуется наличием своеобразной системы этических ценностей и принципов, которые направлены на регуляцию нравственных отношений в социуме.

В диссертационном исследовании определены цель и назначение веры, заключающиеся в том, чтобы способствовать гармонии и целостности бытия посредством познания и одухотворения материи, нравственного совершенствования человека. Вера представляет собой ценностную установку, которая в сознании индивида определяет его жизненную мотивацию. Вера проявляется через аскезу, которая определяется через метафизический смысл и религиозный принцип. Аскетическая метафизика — противостояние Злу, которое концентрируется в ценностях современной цивилизации. Современная цивилизация способствует вырождению человечества и природы. Метафизика аскезы - прорыв к языческой традиционной вере через противостояние современной цивилизации, осознание целостности человека и природы, обожествление Природы и одновременно понимание ее уязвимости и необходимости сохранения. Реконструированы и определены религиозный принцип, правила и нормы, образующие этический кодекс неоязычества.

В диссертационном исследовании представлены социокультурные истоки российского неоязычества, показано, что критика современной цивилизации неоязычеством - противостояние вызовам современной культуры, рационалистическим табуизированным нормам христианской и светской морали, в связи с чем раскрыто содержание основных нравственных ценностей - добро, зло, справедливость, правда; определена взаимосвязь нравственных понятий российского неоязычества с религиозными базовыми понятиями, такие как Природа, Род, Родноверие т.д.

В диссертации обосновано, что религиозно-нравственное учение российского неоязычества возникает в результате протеста против потребительской культуры, лицемерной ханжеской морали, которая характерна для постсоветского российского общества. В этом смысле современное неоязычество может быть охарактеризовано как своеобразное протестное движение.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Агальцов, Андрей Николаевич, 2010 год

1. Асеев О.В., Язычество в современной России: социальный и этнополитический аспекты. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. Специальность 09.00.06 -философия религии. На правах рукописи. - Москва, 1999 г.

2. Асов А., Славянские руны и «Боянов гимн», Москва 2000.

3. Асов А.И., «Книга Велеса». /канон./ Москва. «Наука и религия», 1997. «Русские веды», Москва, «Молодая гвардия», 1992 . «Звездная книга Коляды», Москва, «Наука и религия», 1996.

4. Аринушкин А., Черкасов И. «Зов Гипербореи», 1998, Москва, изд. «Гиль-Эстель».

5. Балагушкин Е., Нетрадиционные религии в современной России. Морфологический анализ, Москва 1999.

6. Байдужий С. «Целительные секреты», Запорожье, изд. «Световит», 1992.

7. Белецкий Л.Т. «Памятники древней письменности и искусства. Литературная история повести о меркурии Смоенском», 1911.

8. Вельский H.H. «Тайны друидов», Минск, 1998.

9. Бержье Жак., Повель Луи. «Утро магов», Киев, 1994.

10. Безверхий В.Н. История религии. М., 1996.

11. Белов А., Современное славянское язычество: пути национального возрождения, // Россия и Европа опыт соборного анализа, Москва, 1992.

12. Битцевское обращение (17 марта 2002 года) // Вестник Традиционной Культуры: статьи и документы. Вып. №3 / под ред. докт. филос. наук

13. Наговицына А. Е., М., 2005. С. 129-145. (ISBN 5-93883-042-7) http://slavva.ru/docs/bitcobr.htm

14. Битцевское обращение «Круга Языческой традиции КЯТ» Василиск -ресурс www.basilisc.narod.ru

15. Битцевский договор (24 марта 2002 года) // Вестник Традиционной Культуры: статьи и документы. Вып №3 / под ред. докт. филос. наук Наговицына А. Е„ М., 2005. СС. 144-145. (ISBN 5-93883-042-7) http://slavva.ru/docs/bitc dogov.htm

16. Бороноев А.О., Смирнов П.И. «Россия и русские: характер народа и судьба страны», С. Петербург, 1992.

17. Бхагавадгита. Пер. с санскрита, исслед. и примеч. В.С.Семенцова, -М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. 256 с

18. Василенко В.М. Народное искусство. Избранные труды о народном творчестве Х-ХХ вв. М., 1974.

19. Васильев М.А., «Язычество восточных славян накануне крещения Руси», Москва, «Индрек», 1999.

20. Васильев М.С., Георгис Д.Ж., Сперанский H.H., Топорков Г.И. «Русский языческий манифест», Троицк, 1997.

21. Васильев М.С., Потапов А.Л., Сперанский H.H. «Язычники отвечают», Троицк, 1999.

22. Велецкая H.H., «Языческая символика славянских архаических ритуалов», Москва, 1978.

23. Вельтман А., «Древние славянские собственные имена», Москва, 1840.

24. Веркович С.И., «Веда славян. Обрядовые песни языческого времени, сохранившиеся устным преданием у македонских и фракийских племен Болгар-Помаков», Т.2, С.Петербург, 1881.

25. Виноградова Л.Н., «Зимняя календарная поэзия западных и восточных славян», Наука, 1982.

26. Вишнякова С.И., «Мифы древних руссов», Комсомольск-на-Амуре, 1996.

27. Велимир «Книга природной веры».

28. Велимир Языческая аскеза.www.slavya.ru

29. Вестник Традиционной Культуры: статьи и документы. Вып. №3 / под ред. докт. филос. наук Наговицына А. Е., М., 2005. СС. 146-152, 154-180. (ISBN 5-93883-042-7)

30. Верховский А., Михайловская Е., Прибыловский В., Национализм и ксенофобия в российском обществе, Москва 1998; Политическая ксенофобия. Радикальные группы. Представления лидеров. Роль Церкви, Москва, 1999.

31. Верховский А., Папп А., Прибыловский В., Политический экстремизм в России, Москва, 1996.

32. Верховский А., Прибыловский В., Национал-патриотические организации в России. История, идеология, экстремистские тенденции, Москва, 1996. Виталий (Уткин) Иеромонах, Россия и новое язычество, Москва, 2001.

33. Верховский А., Прибыловский В., Национал-патриотические организации в России. История, идеология, экстремистские тенденции. М.: Ин-т экспериментальной социологии, 1996.

34. Гаврилов Д., О возвращении к Традиционным природным культам и исконным этническим верованиям на рубеже XX-XXI вв.// Вестник Традиционной Культуры, вып. 2, М., 2005. СС. 44-53. (ISBN 5-93883033-8)

35. Гаврилов Д., Традиционная культура и современный мир/ Наговицын А.Е. Древние цивилизации: общая теория мифа. М.: Академический проект, 2005. - 656 с. СС. 3-28. (ISBN 5-8291-0497-0).

36. Гаврилов Д., Особенности традиционной культуры //Вестник Традиционной Культуры: статьи, изведник. вып №1, М., 2004. СС. 1826 (ISBN- 5-93883-03 1-1)

37. Гаврилов Д.А, Наговицын А.Е., Боги славян. Язычество. Традиция. -М.: Рефл-Бук, 2002.-464 с. (ISBN 5-87983-111-6)

38. Гайдуков A.B. Легитимность славянского неоязычества: особенности взаимоотношения с государственной властью // Герцсповские чтения 2004: Актуальные проблемы социальных наук. СПб.: ФСН РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. С. 274-278.

39. Гайдуков A.B., Славянское (русское) неоязычество и проблема этнорелигиозных стереотипов // Герценовские чтения 2002: Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 2002.

40. Гальковский Н.М., «Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси», два тома, Москва, 1913.

41. Гельмольд, «Славянская хроника», Москва, 1963.

42. Гильфердинг А., «История Балтийских славян» Т.1, Москва, 1855. Переиздано изд. «ВНИИОЭНТ», Москва, 1994.

43. Глинка Г., «Древняя религия славян» в сб. «Мифы древних славян», Саратов, 1993.45. «Голубиная книга» /Русские народные духовные стихи XI-XIX веков/, «Московский рабочий», 1991.

44. Гумилев JI.H., «Этногенез и биосфера Земли», Ленинград, 1990, «Древняя Русь и Великая Степь», Москва, 1992.

45. Гусева Н.Р., Сборник «Древность: Арьи. Славяне» Москва, 1996.

46. Галуцкий Г., Управляемость культуры и управление культурными процессами, Москва, 1998.

47. Гриневич Г., Праславянская письменность, Москва, 1999.

48. Гумилев Jl., Древняя Русь и Великая степь (1989); От Руси к России: Очерки этнической истории, Москва, 1992.

49. Георгис Д.Ж., Живая связь и преемственность между современными и древними языческими объединениями (2004) http://slavva.ru/articles/our history.htm

50. Георгис Д.Ж., Круг Языческой Традиции // Эволюция. 2003. N 1.

51. Громов Д.В., Бычков A.A., Славянская руническая письменность: факты и домыслы, М.: София, 2005. - 384 с.54. «Государственные проекты»: Тропа Троянова, // О русском неоязычестве, hitp://www.clpt.ru/?page:=analytics022.

52. Данилов В.В., «Русь ведическая в прошлом и будущем» (Евангиле от ариев), Москва, 1996.

53. Девяткина Т.П., «Мифология мордвы», Саранск, 1998.

54. Добровольский A.A., (Доброслав) «Арома йога», Москва, 1994.

55. Доброслав, «Светославление», Киров, 1997, «Древо-целитель. Мысли навеянные Доброславу шаболинским лешим», Киров 1996, «Русский ответ на еврейский вопрос», рукопись до 1993, «Дхаммапада», Москва, изд. СССР, 1960.

56. Забылин М., «Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия», Москва, 1880.

57. Захаров 10.А., «Мир шамана-целителя», Москва, 1998. (На обложке дано название «Система шамана-целителя»)

58. Зеленин Д.К., «Очерки русской мифологии», Петроград, 1916, «Статьи по духовной культуре 1901-1913 г.» изд. «Индрик», Москва, 1997. «Табу слов у народов восточной Европы и северной Азии», 1928.

59. Зелинский Ф.Ф., «Древнегреческая Религия», Петроград, изд. «Огни», 1918. Переиздано в Киеве «СИНТО», 1993.

60. Истархов В.А., «Удар русских богов», Москва, 1999.

61. Дворкин А., Введение в сектоведение. Н. Новгород, 1998.

62. Деструктивный культ или патриотическое движение?, // О русском неоязычестве, http://www.dvpt.ru/analytics 018.htm.

63. Добровольский A.A., Природные корни Русского Национального Социализма М., 1999.

64. Добролюбов Я., Монотеизм, Язычество, Сатанизм и Логика Истории, «Славянское язычество», http://paganism.run/

65. Дугин А., Конспирология (наука о заговорах, тайных обществах и оккультной войне). М.: Историко-религиозное Об-во «Арктогея», 1992;

66. Дугин А., Тамплиеры пролетариата (национал-большевизм и инициация). М.: Историко-религиозное Об-во «Арктогея», 1997.

67. Духовный союз «Тезаурус». Правила, Ленинград, 1990.

68. Житие и жизнь и подвиги, иже во святых отца нашего Константина Философа, первого наставника и учителя славянского народа. http://www.geocities.com/katzusil/krmf/flri-5.html

69. Заключение специалистов религиоведческой научной группы Института развития личности Российской академии образования И. А. Галицкой и 14.В. Метлика от 9 октября 1997.

70. Зобнина С.В, Георгис Д.Ж., Гаврилов Д.А., Винник В.Ю., АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО МИФОТВОРЧЕСТВА В НОВЕЙШИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ ПО ЯЗЫЧЕСТВУ. Электронный ресурс http://slavva.ru/clelo/kru

71. Кандыма В., Ригведа: религия и идеология русского народа, С. -Петербург, 1996.

72. Казаков B.C., Богумил «Мир славянских богов» изд. Калужской Славянской Общины, Калуга, 1997. «Именнослов. Словарь славянских имен и прозвищ», изд. третье, Калуга, 1997.

73. Кайсаров А., «Славянская и российская мифология» в сб. «Мифы древних славян», Саратов, 1993.77. «Калевала» изд. «Худ. литература», Москва, 1977.

74. Касторский М., «Начертания славянской мифологии», Санкт-Петербург, 1841.

75. Клейн Л.С., «Памяти языческого бога Рода» в сб. «Язычество восточных славян» Ленинград, 1990.

76. Конвей Д.Д., «Мистерия и магия Луны», Москва, 1998.

77. Кондратьев A.A., «Сны», С.-Петербург, 1993.

78. Коринфский A.A., «Народная Русь», Москва, 1901. переиздано Москва, «Град Китеж», 1995.83. «Краледворская рукопись» в переводе Н. Берга, Москва, 1846.

79. Крук, «Следам за сонцам», Мшск, 1998

80. Курносов Ю.В., «Тайные доктрины вчера и сегодня» Москва, изд. «ИНТЕЛЛЕКТ», 1996.

81. Кюстин А., «Николаевская Россия», Москва, изд. «Терра», 1997.

82. Лесной Сергей, «Велесова книга» языческая летопись доолеговской Руси», Виннипег, 1966.

83. Коровин В.Ю., Нравственные основания русского странничества. Автореф. на соискание ученой степени канд.филос.н., Воронеж, 2009.

84. Кураев А., диакон. Пантеизм и монотеизм // Вопросы философии. 1996. №6. С. 36 53.

85. Кураев А., диакон. Сатанизм для интеллигенции (О Рерихах и Православии). Т. 1. Религия без Бога. 528 с. Т. 2. Христианство без оккультизма. М., Моск. подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, изд-во «Отчий дом», 1997.

86. Меранвильд В.Б., К вопросу о причинах возрождения интереса к русскому язычеству в современной России // Герценовские чтения 2004: Актуальные проблемы социальных наук. СПб.: ФСН РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. СС. 266-267.

87. Мерамвильд В.Б. Славяно-горицкое движение как одна из форм возрождения русской национальной культуры: Монография. Йошкар-Ола, 2004.

88. Миролюбов 10., «Риг-Веда и язычество», Мюнхен, 1981.

89. Мокшин Н.Ф., «Дохристианские верования мордвы» автореферат диссертации, Саранск, 1964, «Религиозные верования мордвы», Саранск, 1998.

90. Неелов Е.М., «Натурфилософия русской волшебной сказки»,1. Петрозаводск, 1989.

91. Мифы Древней Индии. Бахагадгита. Общая редакция Р.В.Грищенкова. Перевод и комментарии акад Б.Л.Смирнова. С. -Пб.: Изд. дом «Кристалл», 2000.

92. Наговицын А., Возрождение дохристианских традиционных верований в современной России// Вестник Традиционной Культуры, вып. 1, М., 2004. СС. 2-7. (ISBN 5-93883-031-1)

93. Неоязычсское крыло в русском национализме, «Панорама» 2002, № 49.

94. Нетерпимость в России: старые и новые фобии, под ред. Г. Витковской и А. Малашенко, Москва 1999.

95. Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера: Справочник «Информационно-аналитическим вестник, 1997, № 1.

96. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и иеоязыческого характера, т. 3: Неоязычество, Москва, 2000.

97. О мировоззренческо-религиозных основаниях в отношении язычников к людям других верований и мировоззрений» (26 ноября 2004 года) http://slavya.ru/delo/kmg/confes.htm).

98. От национал-патриотизма до ксенофобии, // О русском неоязычестве, http://www.dvpt.ru/?page=analyticsO 19.

99. Пейкова З.И., Отношение к христианству в современном русском неоязычестве. На примере книги В. Истархова «Удар русских богов». 2-е издание. М., 2000. Миссионерское обозрение №3, 2002.

100. Плотников М., диакон Доклад на Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы изучения'новых религиозных движений и сект» Рязань, 2008 г. Электронный ресурс -antiCEKTA.ru

101. Православная Церковь, Католицизм, протестантизм, современные ереси и секты в России. СПб., 1994;. Дворкин А. Введение в сектоведение. Н. Новгород, 1998.

102. Прибыловский В. Новые язычники люди и группы // «Русская мысль», 30 апреля - 6 мая 1998 г. - № 4220.

103. Ответ заместителя начальника Центра криминальной информации ГИЦ МВД России полковника внутренней службы А. И. Хвыли-Олинтера № 34/3-127 от 26 июля 1999 г. профессору Российской академии государственной службы при Президенте России М.Н. Кузнецову.

104. Ответ Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий № 42/12—э от 1 августа 1999 г. профессору Российской академии государственной службы при Президенте России М. Н. Кузнецову.

105. Письмо председателя Российского Объединенного Союза Христиан Веры Евангельской епископа С. В. Ряховского № 240 от 31 января 2000 г. заместителю начальника Главного управления юстиции г. Москвы В.Н. Жбанкову.

106. Платов А., Памятники рунического искусства славян// Мифы и магия индо-европейцев, вып. 6. М.: Менеджер. 1998.

107. Платов А., Руническая магия, Москва, 1994.

108. Прибыловскип В., Русское язычество квазирелигия национализма и ксенофобии, // Диа-Логос. Религия и общество. 199899, альманах, Москва 1999 «Мир Религий» 2001, http://www.reli-gio.ru/relisoc/27save.html.

109. Прокофьев А., Современное славянское неоязычество (обзор), http://paganism.ru/neo-pag.htm.

110. Резепова Ирина Станиславна, Неоязычество в культуре: История и современность: диссертация . кандидата философских наук: 09.00.13. Ростов-на-Дону, 2005.

111. Религия и национализм. Сборник статей, Москва, 2000. Религия и политика в посткоммунистической России, Москва, 1994.

112. РЕПОРТАЖ: Алексей Белов. Много ли в Евразии Язычества? -http://www.portal-creclo.ru/site/print.php?act=news&id=: 17233

113. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., «Наука», 1981 г.

114. Самоопределение Круга Языческой Традиции // Вестник Традиционной Культуры: статьи, изведник. Вып №1. / под ред. докт. филос. наук Наговицына А. Е., М., 2004. - 202 с. С.7. ( ISBN - 593883-03 1-1) hitp://slavya.ru/delo/krug/ki-ug.htm

115. Семенов С., Громовый знак. Публичная проповедь Богочеловечества, С.-Петербург 1991.

116. Серяков М., Рождение Вселенной. Голубиная книга. М.: ЭКСМО, 2005. - 576 с.

117. Согомонов Ю.А., Миф, ритуал и обыкновение трансформирующегося общества// Тоталитаризм и посттоталитаризм: В 2 кн. М., 1994. Кн. 2.

118. Современные секты и неоязычество в России: Сборник статей, Москва, 1998.

119. Соколов Е.В., «Союзе Венедов», «Родные просторы» 1990, № 6.

120. Сотов А., Идеология Русского национально-освободительного движения (РНОД), «За Русь!» 1999, № 3 (23).

121. Сперанский Н., Русский языческий манифест, замечания и доп. М. Васильева, Д. Георгиса, Г. Топоркова, Москва, 1997.

122. Сперанский Н., Слово почитателям древней культуры, Троицк 1996.

123. Сперанский H.H., «О ведических началах русского язычества», Троицк, 1998. «Грозовой миф и судьба России», Троицк, 1999. «Драна или учение о жизни в Природе», Троицк, 1999. миссия «Джива-храм

124. Инглии», «Государство, религия, церковь в России и за рубежом. Информационно-аналитический бюллетень РАГС» 1998, №5(17).

125. Трубецкой Е., «Иное царство и его искатели в русской народной сказке», 1919, издано в «Литературная учеба», кн. вторая, 1990.

126. Устав Содружества Природной Веры «Славия» http://slavva.ru/docs/ustav org.doc.

127. Филатов С., Щипков А., Язычество. Рождение или вырождение, «Дружба народов» 1994, № 11-12.

128. Хиневич А., Славяно-Арийские Деды, Омск, 2001.

129. Черкасов И., (Велеслав) «Се Русь-Сурья», 1998, «Средь лесов славянских» 1999, «Традиция» 1999, «Коло славим!» 1999, «Родолюбие» 1999, «Пить из реки жизни» 2000, «Родные боги» 2001, Москва, изд. Институт общегуманитарных исследований.

130. Шабанов А., Славянское неоязычество политический культ в современной России // Православная Тверь, октябрь-ноябрь 1996 г. -№ 10-11 (35-36).

131. Шеппинг Д.О., «Мифы славянского язычества», Москва, 1849, переиздано изд. Терра, 1997.

132. Шнирельман В.А., От «Советского народа» к «органической общности»: образ мира русских и украинских неоязычников // Славяноведение, №6, 2005.

133. Шнирельман В.А., Неоязычество на просторах Евразии. Москва, Библейско-Богословский ин-т св.Ап. Андрея, 1999.

134. Шнирельман А., Штерин М., Новые религиозные движения в России 1990-х годов, // Старые церкви, новые верующие. Религия в массовом сознании постсоветской России, ред. Каариайнен К., Фурман Д., Москва С.-Петербург 2000.

135. Шнирельман В., Неоязычество и национализм: поиски идентичности или неонацизм?, Москва, 1998; Перун, Сварог и другие: русское неоязычество в поисках себя, // Неоязычество на просторах Евразии, Москва, 2001.

136. Щеглов А., Возвращение богов. Политическая социология неоязычества, Москва 1999; Языческая заря: Перспективы языческого Движения, Москва 2002.

137. Элиаде М., Мефистофель и андрогин. Пер. с фр. СПб.: Изд-во «Алетейя», 1998.

138. Элиаде М., Йога: свобода и бессмертие» malib.ru/eliadeyoga

139. A Guide to New Religious Movements, ed. by R. Enroth, Downers Grove, 1 11.2005.

140. Dobroczynski В., New Age, Krakow 2000.

141. Drozdowicz Z., Nowe ruchy religijne w Europie wybrane przeklady, // Religia i religijnosc Europy, Czlowiek i spoleczenstwo, Poznan 2002.

142. Dokt6r Т., Spoleczne uwarun-kowania i konsekwencje fundamentalizmu i New Age, // Religia i religijnosc Europy, Czlowiek i spoleczenstwo, Poznari 2002.

143. Hopman E., People of the Earth: The New Pagans Speak Out, Rochester, Vt. 1996.

144. Jocz A., Bog mistykow a szatan gnostykow. Miejsca zla w antropozoficz-nej neognozie, // Religia i religijnosc w Europie, Czlowiek i Spoleczenstwo, Poznari 2002.

145. Spirytualizacja rzeczywistosci. Problem zanikania granicy pomiedzy swiatem duchowym ifizycznym w neogno-stycznym nauczaniu, Poznari 2003.

146. Kwiecie// M., Novve ruchy reli-gijne w Rosji i na Ukrainie. Geneza kla-syfikacja- znaczenie, Poznari 2003.

147. MieJniK E., Boga nie ma, 1998. Modern paganism in world cultures: comparative perspectives, edited by M. Strmiska, Santa Barbara, Calif. 2005.

148. Neopoganstwo: nowe czasy stare idee, Poznari 2001. Okraska R., W krqgu Odyna i Tryglawa. Neopoganizm w Polsce i na swiecie - wczoraj i dzis, Biala Podlaska 2001.

149. Rau M., Wspolczesny ruch neopo-ganski w Europie, Warszawa 1999.

150. Shnirelman V., Russian Neo-pagan Myths and Antisemitism, Jerusalem 1998. http://paganism.ru/

151. Алексей Гайдуков/ prof, dr hab. Andrzej de Lazari mgr/ Magdalena Zakowska /mgr Olga Nadskakula.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 431556