Русский космизм: идея единства культуры и многоплановая реальность тема диссертации и автореферата по ВАК 24.00.01, доктор культурологии Абрамов, Михаил Александрович

Диссертация и автореферат на тему «Русский космизм: идея единства культуры и многоплановая реальность». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 280578
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Абрамов, Михаил Александрович
Ученая cтепень: 
доктор культурологии
Место защиты диссертации: 
Саранск
Код cпециальности ВАК: 
24.00.01
Специальность: 
Теория и история культуры
Количество cтраниц: 
498

Оглавление диссертации доктор культурологии Абрамов, Михаил Александрович

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ИСТОКИ РУССКОГО КОСМИЗМА.

1.1. Вопрос преемственной связи идей русских космистов XIX в.: М.В. Ломоносов или немецкий романтизм?.

1.2. Активная эволюция и сверхформальная этика в творчестве кн. М.М.

Щербатова и А.Н. Радищева.

13. Философия любомудров - деятельностное восприятие идеи цельности знания.

Глава 2. «АКТИВНОЕ ХРИСТИАНСТВО» Н.Ф. ФЁДОРОВА - РАЗВЁРНУТЫЙ ИДЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС РУССКОГО КОСМИЗМА.

2.1. Органическая целостность форм культуры в философии общего дела: религия, наука, искусство.

2.2. Нереализованный потенциал созидания: значение идей Н.Ф. Фёдорова для российской и мировой культуры.

2.3. Культура в философии Н.Ф. Фёдорова: «мнимое воскрешение» или мнимая антиномия?.

ГЛАВА 3. СИНЕРГИЯ ФОРМ ТВОРЧЕСТВА

В ФИЛОСОФИИ B.C. СОЛОВЬЁВА.

3.1.Органичность культуры в философии B.C. Соловьёва.

3.2.Принцип культуры в антропософии B.C. Соловьёва.

3.3.Творчество: единство и противоречия в трудах Н.Ф. Фёдорова и B.C.

Соловьёва.

Глава 4. КОСМОС И ЗЕМЛЯ: ОТ ФОРМУЛИРОВОК ЦЕЛЕЙ РУССКОГО КОСМИЗМА К КОНКРЕТНЫМ ПРОЕКТАМ.

4.1. Космос и культура: стратегия взаимодействия К.Э. Циолковского.

4.2. Факты естествознания против антропоцентризма: космическая детерминированность земных процессов по В.И. Вернадскому.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Русский космизм: идея единства культуры и многоплановая реальность"

Актуальность исследования. В реферируемой работе автор впервые рассматривает мировоззренческий комплекс идей, свойственный для русского космизма, как для явления отечественной и мировой культуры в научно-философском, религиозном, политико-идеологическом планах, а также в отношении историко-культурной специфичности1.

Автором систематизированы идейные основания направления мысли, которые рассматриваются в качестве альтернативы глобально-экологическому и технократическому сценариям развития, предусматривающим разрешение проблемы образа жизни современного человечества с помощью средств тоталитарного контроля и жёсткого распределения. Русский космизм же основывается на принципе свободы выбора, полагая, что внешние меры не могут дать прочного результата, если их необходимость не будет осознана людьми. Ещё Н.Ф. Фёдоров понгмал как основную задачу человека заботу о природе («морализацию всего естественного»), и, исходя из этого (при том условии, что человек добросовестно исполняет свои обязанности), лишних людей в природе быть не может. В связи с дефицитом основных ресурсов, иссякание которых ожидается в ближайшие десятилетия, русский космизм даёт единственную возможность достойного выхода человечества из сложившейся ситуации. Это предполагает целевую переориентацию социальных институтов и пока что имеющейся ресурсной базы на сознательное решение «естественного вопроса» и изменение антагонистического способа отношений между людьми, между людьми и природой и в самой природе на соборно-синергийный. Предельно высокая актуальность систематизации целей и средств, предполагающихся на этом пути русскими космистами, обусловлена дефицитом временных и материальных ресурсов, а также губительностью всякой задержки движения в этом направлении. Это, в особенности, касается нашей страны, где предполагается более быстрое, нежели в других странах, иссякание запасов газа и нефти.

Исходя из современного состояния изученности темы, необходимым является ответ на ряд значимых и даже судьбоносных для русской культуры вопросов. В частности, что представляет собой русский космизм - только броское выражение, за

1 См. «Заключение». которым скрываются лишь заимствования у западных и восточных культурных традиций, выдаваемые за нечто новое и тоталитарно-идеологические схемы, или же всё-таки самобытное выражение русской культуры, отвечающее её широте и синергий-ному характеру? По сути же дела, этот вопрос перетекает в другой: что же именно несёт русская культура миру: невиданное откровение, оплаченное ценой огромных страданий, или же мы, по образному выражению Н.К. Рериха, дрожим над лукошком, в котором «шиш»? Отсюда следует другой вопрос: в чём заключается смысл нашей культуры? Только ли в гашении смертоносных для западной цивилизации катаклизмов, выполнении самой чёрной и неблагодарной работы, чтобы в конечном итоге послужить удобрением для поддержания существования Запада, или же всё-таки в чём-то, делающем оправданными жертвы, понесённые Россией в процессе тяжелейшего исторического развития? В современной России, стоящей на перепутье истории, эти вопросы приобрели предельную остроту, связанную не только с её собственной судьбой, но и, без преувеличения, с определением судеб мира. Таким образом, бескомпромиссные требования времени делают необходимым незамедлительное определение наиболее общих идейных оснований русского космизма.

Степень изученности темы. Основной чертой отечественных исследований русского космизма является разнобой мнений в определении круга мыслителей, относящихся к числу русских космистов, и, соответственно, хронологических рамок явления. Один из основных вопросов, решаемых исследователями в этой связи - причислять ли к космистам религиозных философов, идеи которых созвучны идеям Н.Ф. Фёдорова или являются их продолжением.

Ю.М. Медведев в послесловии к сборнику произведений К. Циолковского называет в числе космистов только И.В. Бугаева, Н.Г. Холодного, A.JI. Чижевского [346, с. 434]. По мнению В.И. Оноприенко и В.А. Нетудыхалова «Антро-покосмическое мировоззрение окончательно сформировалось в трудах школы русского космизма (В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, A.JI. Чижевский, Н.Г. Холодный)» [221, с. 101]. Но, H.H. Моисеевым было справедливо отмечено, что неверно исключать из числа основоположников космизма B.C. Соловьёва, справедливо подчёркивавшего первостепенное, основополагающее значение внутреннего совершенствования человека в освоении космоса. Идеи же B.C.

Соловьёва продолжил блестящих мыслителей (Д.Л. Андреев, H.A. Бердяев, С.Н. Булгаков, Н.О. Лосский, П.А. Флоренский и др.) [197, с. 126].

Ф.И. Гиренок утверждает, что русские космисты ставят перед собой иные задачи, нежели представители русского религиозного возрождения (H.A. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк, Л.И. Шестов и др.) [80, с. 168]. Гиренок полагает, что уже Фёдоров заменил антропоцентризм «космоцентризмом», но это спорная точка зрения: Фёдоров критиковал «культ женщины» в современном обществе, но не культ человека вообще, призывал к «культу отцов», полагая, что сыновний элемент в обществе перевешивает отцовский, и явно против антропоцентризма не выступал.

Более явно, что у некоторых ранних космистов мы встречаем несколько се-куляристские мотивы и мотивы, близкие к культу «грядущего человека», и только у позднего В.И. Вернадского и Н.Г. Холодного (1940-е гг.) находим чётко выраженное отрицание антропоцентризма. Можно даже утверждать, что в отношении к антропоцентризму, история космизма разделяется на два периода, и разделяет их выход в свет в 1944 г. книги учёного-атеиста, академика Н.Г. Холодного «Мысли натуралиста», где окончательно конкретизируются позиции антропокосмизма, показывается нереалистичность антропоцентризма. Вместе с тем, совершенно нельзя упрекнуть в антропоцентризме представителя религиозно-мистического направления космизма - Д.Л. Андреева, творчество которого приходится на 1940-50-е гг., как и творчество атеиста Н.Г. Холодного. Следовательно, «детская болезнь антропоцентризма» в русском космизме, по-видимому, - стадиальное явление, не зависимое от того, в каком космизме, - в религиозном или в атеистическом оно присутствует. Несомненно, что философия эпохи «русского религиозного Ренессанса» и русский космизм составляли единую информационную среду.

Ныне древо русского космизма, стволом которого наиболее уместно полагать учение Н.Ф. Фёдорова, имеет множество ветвей. М.М. Денищенко и С.А. Касья-ненко перечисляют ряд актуальных концепций русского космизма [101, с. 148]. В этом случае перечислено множество имен, которые, что называется, не прошли проверку временем, - собраны в один ряд лица, породившие основные идеи русского космизма (самостоятельно их генерировавшие), и только развивавшие их в уже определённом направлении. В своей основе, космизм - харизматическое явление.

Зеркала, как и источники света, тоже могут направлять лучи на неосвещенные участки, но, тем не менее, светят они отражённым светом. С.Г. Семёнова пишет о судьбе понятия «русский космизм» так: «.объём и содержание этого понятия и стоящего за ним течения мысли остаются весьма расплывчатыми, то существенно разбухая, то, напротив, сужаясь до трёх-четырёх имен.» [253, с. 3].

Итак, перед автором встала проблема границ разных направлений русской мысли, а вместе с ней - проблема характерных черт учений представителей русского космизма, совокупность которых отличает их от прочих. Первую черту (не самую, впрочем, существенную) отметил поэт Валерий Брюсов, воскликнувший в 1920 г.: «Поистине, только русский ум мог представить такую грандиозную задачу - заселить человечеством Вселенную. Космизм! Каково! Никто до Циолковского не мыслил такими масштабами» [362, с. 118]. Но известно, что до К.Э. Циолковского эта задача была поставлена наставником К.Э. Циолковского - Н.Ф. Фёдоровым в рамках другой, более обширной, - победы над смертью и воскрешения всех умерших. Кроме того, сам К.Э. Циолковский в качестве условия успешного материального прогресса ставил нравственное совершенствование человечества. Освоение же внешнего Космоса Н.Ф. Фёдоровым рассматривается только как средство на пути достижения нравственных целей (в том числе, как преодоление земной ограниченности человечества, создающей социальные и личные противоречия, вынуждающей к безнравственному поведению). Так что основной акцент в русском космизме делается на проблеме должного отношения микрокосма (человека) к макрокосмосу (объективному миру). В русском космизме ни в коем случае не идёт речь об освоении одного в ущерб другому (что следует из материалистической познавательной парадигмы). Именно этой парадигмой реальный образ русского космизма был урезан до идеи покорения материального Космоса (как аспекта покорения природы), что противоречит такой черте творчества Н.Ф. Фёдорова и К.Э. Циолковского, как утверждение единства во множественности. Между тем, утверждение первичности материального противоречит научному принципу детерминизма, поскольку именно работа духа предшествует действию.

Как полагает крупнейший исследователь русского космизма, С.Г. Семёнова: «Избежать неправомерного и безмерного расширения этого философского течения можно, если сразу же обозначить принципиально новое качество мироотно-шения, которое является определяющей его генетической чертой. Это идея активной эволюции, то есть необходимости нового сознательного этапа развития мира, когда человечество направляет его в ту сторону, в какую диктует ему разум и нравственное чувство, берёт, так сказать, штурвал эволюции в свои руки. Поэтому возможно точнее будет определить это направление не столько как космическое, а как активно-эволюционное» [253, с. 4]. По мнению другого крупного исследователя русского космизма О.Д. Куракиной: «Русский космизм - это определённая ориентация целой культуры, в частности, Российской, в основе которой лежит мировоззрение живого нравственного Всеединства» [160, с. 9]. Также, согласно и O.A. Карчевцеву, в основе космизма лежит ключевая идея философии B.C. Соловьёва, - «идея всеединства мира в Истине, Добре и Красоте» [140, с. 6]. По мнению С.Д. Дерябо и В.А. Левина, «центральная идея этого течения, которое позже стали называть русским космизмом, - представление о том, что Человек -составная часть Природы, Универсума Вселенной. Противоречие между Разумом и Природой неизбежно, но разум ответственен за его разрешение» [102, с. 29]. Действительно, Н.Ф. Фёдоров полагал, что человек должен вносить в природу нравственное начало, поскольку за всё, включаемое в сферу влияния людей, они становятся нравственно ответственными, и эту идею Н.Ф. Фёдорова творчески восприняло большинство последующих отечественных философов. Но все отмеченные черты не исчерпывают чрезвычайно многогранное явление русского космизма, которое разные исследователи рассматривают со своих точек зрения.

Итак, в «синодик русского космизма» разные исследователи включают несколько относительно постоянно фигурирующих в нём и множество «переменных» имён. Единой точки зрения на явление нет. Это делает актуальной задачу анализа творчества постоянно называемых в числе русских космистов авторов, с целью установления типичных черт феномена русского космизма, на основе которых можно будет определить принадлежность к нему и других мыслителей («переменных»). В разноголосице мнений сделаны первые шаги на пути определения природы явления, но они явно недостаточны. Из-за того, что русский космизм -явление многоплановое, разнородное и в его рамках существует множество противоречий, так что даже якобы «нет общей школы, единой понятийной системы, или хотя бы общего концептуального ядра», даже задан вопрос: «А был ли русский космический мальчик?» [134, с. 180-181]. Был сделан, думается, несколько поспешный вывод, что «.добропорядочной рациональной философской школы никак из них (из представителей русского космизма - М.А.) не получается» [134, с. 180-181]. По мнению Э.Ю. Калинина, некоторые современные исследователи пытаются объединить на основе инвайронментализма концепции отечественных мыслителей, «воскресив», таким образом, русский космизм [134, с. 180-181]. В связи с этим возникают вопросы, что первично - русский космизм или инвайрон-ментализм, и был ли русский космизм вообще. Таким образом, вопрос о культурно-отраслевых и временных рамках русского космизма перерастает в вопрос: был или не был самобытный русский космизм (как не только мифическое, но и реальное явление), а, соответственно, быть или не быть ему?

После того как Э.Ю. Калининым было сделано предположение, что русский космизм - произвольно опрокинутая в прошлое современными авторами система универсализма, было предпринято докторское диссертационное исследование, основное содержание которого - выявление идейных пунктов, в которых русские космисты могли бы согласиться с представителями западного альтернативизма [247]. Эти пункты ни в малейшей степени не передают специфики русского космизма, не выражают ни одной из его основных идей, что доказывает невозможность сведения русского космизма ни к альтернативизму в целом, ни к каким бы то ни было его течениям. Этот факт лишний раз свидетельствует в пользу необходимости специального исследования русского космизма, где изучаются разные стороны идейного наследия основополагающих мыслителей-космистов. Более на феномене антикосмизма мы останавливаться не будем: в книге К.Х. Хайруллина (где космизм исследуется как явление мировой культуры) даны прекрасный анализ идей современных антикосмистов и их глубокая критика [337, с. 269-369].

Исходя из сказанного, состояние изученности темы диссертационного исследования на данный момент, следует расценивать как начальное. Издаётся идейное наследие русских космистов (благодаря труду С.Г. Семёновой и А.Г. Гачевой полностью изданы работы Н.Ф. Фёдорова, выходит в свет полное собрание сочинений

B.C. Соловьева), а также отмечены единичные черты явления (которые, по отдельности, не характеризуют всей его полноты и даже противоречат друг другу).

К сожалению, автор должен констатировать, что данное исследование - первая докторская диссертация за последнее десятилетие, специально посвященная изучению русского космизма. Интерес россиян к собственной культуре крайне низок. Это тем более прискорбно, что русский космизм является её главнейшим, и передовым относительно мировой культуры в целом, направлением. Несмотря на то, что довольно популярно обращение к отдельным аспектам идей русских космистов, эффективное изучение частных аспектов явления невозможно без общей концепции явления, - без основанного на изучении возможно более полного массива творчества русских космистов знания о том, что же представляет собой это явление в целом.

Культурные и временные рамки исследования. Ныне корни русского космизма ищут даже в язычестве древних славян, и находят космические черты в творчестве практически всех значимых деятелей русской культуры [100], но в этом случае неясны пространственно-временная и идейная специфика именно русского космизма. Такого рода «древняя родословная» и «широта охвата» идёт русскому космизму явно не на пользу.

Между тем разница философии русских космистов, наиболее часто называемых таковыми, и языческой идеологии вообще велика. Например, ведическое (ин-до-буддийское) космическое мировоззрение (которому, возможно, было генетически близко и язычество древних славян), воспринимая явления в их космической взаимосвязанности, полагает, что ныне мир деградирует, переходя из эры в эру волей богов. Эта же идея характерна и для античного космического мировоззрения (с его представлением о минувшем «Золотом веке»). Да и иудаизм с его «потерянным раем» не назовёшь оптимистичным. С русским космизмом у всех этих «космизмов» общей чертой является только одна из перечисленных - осознание всеединства мира, откуда следует гуманное отношение к природе (которое, вместе с тем, может отличаться в зависимости от характера общественной морали). В античном космизме это отношение эстетическое, а в индо-буддийском и иудейском - этическое.

Впрочем, это предельное обобщение, реальная же картина сложнее. Так, ранний античный космизм характеризуют предельно формальное абстрактное эстетическое представление о космосе, как о совершенной фигуре - шаре, и пессимистическая легенда о «Золотом веке». В творчестве же греческих философов космизм развивается до относительного эволюционного оптимизма (предполагавшего развитие мира от Хаоса к Космосу) [273, с. 121]. Ростки оптимистичного представления о мире свойственны и иудаизму с его «семью днями творения» в Ветхом Завете, дающими, по сути, эволюционную картину развития мира. Но в целом дохристианские представления о Космосе пессимистичны.

Л.М. Гиндилис подчёркивает связь идей русского космизма и Учения Живой Этики в осуждении антикосмичности развития современной цивилизации [79], но в русском космизме это осуждение далеко не безусловно. Достаточно вспомнить идею «активного христианства» Н.Ф. Фёдорова или ноосферу В.И. Вернадского! Эти авторы убедительно доказывают, что возрастающую (пока что за счёт природы) силу человечества можно обратить на благо природе. Согласно христианским представлениям, всё, сотворенное Богом, «зело добро есть» (Бытие 1, 31), и грешно приписывать Его творению сугубо негативное значение. Русский же космизм (если связывать его с именем Фёдорова) есть развитие православно-христианских идей.

Различия античного, индо-буддийского и русского космических мировоззрений огромны, и главное из них состоит в отношении к тому факту, что человек - частица Космоса, неразрывно связанная с ним. В русском космизме это активно-эволюционное отношение к названному факту, определяющее активно-преобразовательную позицию человека. В индо-буддийском космическом мировоззрении неприятие современной цивилизации исходит из идеи цикличности развития мира, точнее сказать, из идеи порочного круга рождений и смертей миров. Согласно ведическим представлениям, лучшие времена человечества позади, ныне - мрачная эпоха Кали, и надеяться на лучшее до поры до времени бессмысленно, потому что всё в руках богов, которые далеко не всегда милосердны. Эта идейная основа в видоизменённой форме характерна и для учения Рерихов, пытавшихся найти в ней моменты истины и соединить их с эволюционизмом и деятельным оптимизмом русского космизма. Разумеется, можно свести «коллективную мудрость человечества, богатство человеческой души» к «космическому знанию», связанному с мистическим ведическим космизмом (таких людей, как Е. Блаватская, Е. Рерих, П. Успенский и пр.), как делает Тогкот Багауёапап [414, 415]. Однако мировая история знает не только пассивно-созерцательную пессимистическую мудрость, но и дерзновенные порывы человеческого духа, основанные не только на «космических мифах», но и на реальном познании, и к числу этих порывов духа относится русский космизм.

Русский космизм изначально и принципиально оптимистичен и деятельностен. Его представители утверждают в своих истоках библейскую, эволюционную картину мира (не противоречащую этапности сотворения мира в Ветхом Завете) - идею развития от низшего к высшему, от простого к сложному, от худшего к лучшему. Это - следствие евангельского понимания Бога как Благого Творца (а не просто Всемогущего). Бог, согласно такой точке зрения, не просто создал мир, но создал его, вместе со всей свободой этого мира, - для человека («Вы — соль земли» (Матфей 5, 13); «Вы боги» (Иоанн 10, 34)). Это исключает пассивно-фаталистические элементы «религий закона» - индуизма, буддизма, иудаизма, ислама. Роль человека в мире, в этой связи, - активно менять его к лучшему, жертвуя формальными принципами ради блага по сути - такова общая идея русского космизма как философского направления, проникнутого идеями «религии благодати» - христианства. Русскому космизму, как и христианству, принципиально чужда идея «бесчеловечного Бога»: это идейное течение призывает к максимальному дерзанию во благе и ни в коем случае не обожествляет обусловленность вместе с её дурными сторонами.

Несмотря на то, что Д.Л. Андреев, В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, и даже Н.К. Рерих высказывались в пользу идеи перевоплощения, но, будучи сторонниками сверхформальной этики и активного оптимистического эволюционизма — они не отрывались от христианских идейных корней. В этом отличие их идей от «необуддизма» Л.Н. Толстого и подчёркнуто антихристианской теософии Е.П. Бла-ватской, представляющих интерпретации восточного (ведического) космизма русскими мыслителями. Вместе с тем, и в творчестве некоторых наших соотечественников, искавших истину далеко за пределами русской культуры, несомненно, прослеживается влияние философии русского космизма (в особенности, это характерно для Н.К. Рериха, в трудах которого черты русского космизма нашли полное воплощение). Потому можно в некоторой мере согласиться, что «. .одна сторона русского религиозно-философского космизма связана с попыткой привнести в него элементы восточных верований и мистики. Самыми значительными представителями этой ("восточной") линии русского космизма являются Е.П. Блаватская, Е.И. и Н.К. Рерихи, Г.И. Гурджиев и П.Д. Успенский. Все они акцентируют внимание на эзотерическом знании, на влиянии Космоса на жизнь и человека» [110, с. 106-107].

Первые черты национальной специфичности русского мировоззрения вообще проступают в связи с его становлением на фактическую базу науки, где национальный гений получил достойный простор для самовыражения. И эти первые черты выражаются в космичности взгляда на мир М.В. Ломоносова, деятельная позиция которого - практическое достижение максимальных целей, поставленных христианством, и основывается на принципе единства познания единого мира (§ 1.1). Следовательно, в деятельностно-синергийной философии М.В. Ломоносова находят примирение тенденции западной мысли, связанные с противопоставлением Бога и природы (что в последовательном развитии предполагает принцип активной эволюции), духовного и телесного начал. Именно по этой линии развивалось творчество В.Ф. Одоевского, Н.Ф. Фёдорова, B.C. Соловьёва, К.Э. Циолковского.

Таким образом, черты русского космизма в отечественной мысли проявились на основе достижений светской европейской науки, примерно в одно время с первым космогоническим выводом из данных естествознания, сделанным Иммануилом Кантом в 1755 г. Именно этим событием H.H. Моисеев датировал появление современного европейского космизма [200, с. 17-18]. По словам H.A. Бердяева: «Кант думал, что мы живем ещё не в просвещенном веке, а лишь в веке просвещения» [26, с. 170]. Величие Ломоносова, в частности, в том, что он увидел перспективу взаимовыгодного содружества науки и религии, несмотря на все старания с обеих сторон расширить бездну антагонизмов между этими формами познания мира. Русский космизм, при всей его специфике, зарождается в лоне общеевропейской научно-философской космогонии и приобретает значение самобытного мировоззрения через столетие - в трудах Н.Ф. Фёдорова.

Итак, исследование предполагает изучение творчества ярчайших представителей отечественной мысли в её взаимосвязи с мировой и временные рамки сер. XVIII -сер. XX в., когда проходили процессы зарождения и становления русского космизма.

Цель исследования - определить, есть ли русский космизм реальное явление отечественной мысли. Это можно сделать, выяснив, есть ли та или иная совокупность черт, характеризующая наследие русских космистов, и позволяет ли она полагать русский космизм специфическим явлением русской культуры.

Исходя из исключения уже сделанного в изучении русского космизма, задачамиданного исследования являются:

1) обнаружение типичных черт, объединяющих творчество разных представителей русского космизма и характеризующих русский космизм как явление культуры;

2) ответ на вопрос, в чём заключается специфичность русского космизма по сравнению с другими явлениями мировой мысли;

3) определение круга «культовых» фигур русского космизма, чьи произведения характеризуются этими чертами;

4) на этой основе - выявление хронологических рамок (времени возникновения) и особенностей генезиса русского космизма;

5) характеристика тенденций идейной эволюции русского космизма;

6) обобщение и краткое изложение теоретического наследия космистов с целью его популяризации.

Объектом исследованияявляется творчество мыслителей (прежде всего, Н.Ф. Фёдорова, B.C. Соловьёва, К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского), наиболее часто относимых к русским космистам, а также тех представителей отечественной и зарубежной философии, чьё творчество может быть генетически связано с творчеством русских космистов.

Предмет исследования - черты идейного наследия главнейших деятелей отечественной культуры, творчество которых связывается с русским космизмом, в областях научно-философской и религиозной мысли. Это позволяет идентифицировать специфику явления (или её отсутствие) на мировом культурно-историческом фоне.

Основная гипотеза исследования. Русский космизм является целостным мировоззрением, выражающим специфические особенности русской культуры и фактически выступающим как имеющая всечеловеческое значение «русская идея», поиск которой интенсивно вёлся в первые годы развития постсоветской России. Идейная основа русского космизма - комплекс черт, каждая из которых является неотъемлемым условием практической реализации христианского учения. Притом, несомненно всемирно-историческое значение русского космизма как целостного комплексного мировоззрения, являющегося продуктом социокультурного синтеза и самобытного творчества, проходивших в рамках русской культуры.

Методология исследования. В методологической базе исследования синтезирован ряд общенаучных и специальных подходов и методов, предполагающий поиск системной целостности в рассматриваемых научных, философских и религиозных работах, выяснение того, что первично - разногласия мыслителей, относимых к русским космистам, или же общие моменты их творчества. И, если эти общие идейные моменты есть, то насколько они связаны - есть ли это неразрывная системная целостность, или только синергийно взаимодействующие идейные черты? В рамках системно-синергетического подхода задействованы: -исторический метод (при раскрытии специфики космизма как явления, ограниченного рамками времени и пространства культуры);

-логический метод (при рассмотрении различных точек зрения в их взаимосвязях и выявлении общих моментов);

-методы индукции и дедукции, соответственно, при создании общей картины русского космизма на основе частных фактов, и при оценке теорий на основе наиболее общих черт рассматриваемого явления; -теоретико-философский анализ материала;

-синтез применён при итоговом рассмотрении проанализированных теоретических положений;

-междисциплинарный подход в данном исследовании состоит в ориентации на получение итоговых обобщений, касающихся теории русского космизма, имеющих ценность для истории культуры, истории философии, теории культуры.

Методология исследования предполагает системное и критическое изучение информации, полученной из других источников. Исследование базируется на качественных методах анализа и носит аналитический характер.

Научная новизна исследования определена его целью и необходимыми для её разрешения задачами. Решение проблемы специфичности русского космизма, по сути дела, определяет, было или не было это явление. Таким образом, проблема исследования предполагает рассмотрение вопросов генезиса и эволюции русского космизма. На уровне диссертационного исследования с подобным источниковым диапазоном проблема рассматривается впервые. Предпринятая работа позволила обобщить результаты исследования и получить новые:

-характеристику русского космизма как явления культуры, синтезирующего идейные черты направлений мировой мысли, но, вместе с тем, специфичного по характеру данного синтеза (подобно культуре итальянского Возрождения);

-определение наиболее общего русла развития русского космизма (по линии отказа от элементов антропоцентристских представлений в сторону признания одинаковой ценности природы и человека);

-картину развития русского космизма (определение периодов формирования этого явления отечественной мысли - с сер. XVIII в. до сер. XIX в., выработки его идейно-теоретических основ - с сер. XIX в. до сер. XX в. и современного периода поиска путей научно-практической реализации поставленных целей);

-обоснование развития русского космизма в естественно-научном и социально-политическом планах как утверждения единства во множественности («пробными камнями» идей жёсткого единства природы и общества являются, соответственно, творчество К.Э. Циолковского и B.C. Соловьёва);

-выявление комплексной целостности русского космизма как религиозно-философского и научного мировоззрения, его теории и практики, что позволяет рассматривать его в качестве сложившейся, свободно развивающейся, недогматической активно-эволюционной идеологии эпохи «Третьего Завета» (по H.A. Бердяеву) или «Святого Духа» (по Иоахиму Флорскому), имеющей всемирное культурно-историческое значение.

В диссертации (введение, заключение и глава 1) автор впервые рассматривает предысторию русского космизма в её связи с классической немецкой философией и доказывает, что тезисно основные идеи русского космизма сформулированы ещё М.В. Ломоносовым.

Личный вклад автора в разработку темы заключается в исследовании русского космического мировоззрения как явления культуры, выраженного в научно-философском и религиозном планах. Причём, в исследовании утверждается неразрывное системно-комплексное единство этих планов, и, следовательно - русского космизма как целостного мировоззрения. (Отсюда следует необходимость рассматривать подобные явления, а именно - стилевые единства, как явления культуры, учитывая органическую связь форм познания и освоения мира). Выявлены историко-культурные истоки явления, его преемственная общность с иными мировоззрениями и комплексная специфичность, что и отражено в полностью самостоятельных публикациях автора по теме, в том числе в четырёх индивидуальных монографиях.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Русский космизм представляет собой реально существующее, специфическое явление русской культуры, определяемое целостным системным комплексом идейных черт. Эти черты:

1) Концентрация внимания на разумной (космической) организованности структуры природы и её процессов, и на эволюционизме, как на проявлении этой организованности. Эта черта была присуща ещё творчеству М.В. Ломоносова.

2) Осознание всеединства Вселенной (термин «всеединство» употребляется и Н.Ф. Фёдоровым [317, т. 1, с. 170] и B.C. Соловьёвым), а также следующих отсюда: а) необходимости всеединош познания всеединого мира; б) синергийного отношения к социальным и природным объектам, лежащего в основе принципа соборности.

3) Указания на необходимость продления жизни человека с целью достижения бессмертия людьми и воскресения («высшего блага» согласно Л.Н. Гумилёву [92, с. 557]), как высшего проявления власти над природой («над временем» по Н.Ф. Фёдорову). Эта черта в творчестве Фёдорова восходит к идеям французского мыслителя XIX в. Ш. Стоффеля [217, с. 226]. Однако у М.В. Ломоносова есть высказывание (которое можно трактовать по-разному), но, всё-таки, недвусмысленное в своей идейной основе: «Велико есть дело смертными и преходящими трудами дать бессмертие множеству народа.» [172, т. 6, с. 171].

4) Деятельностно-созидательный характер русского космизма, выражающийся, прежде всего, в осознании необходимости активной эволюции, - то есть конструктивного вмешательства людей в естественную среду для снятия природных и социальных противоречий. (В частности, это идеи «регуляции», «ноосферы», освоения космоса, с целью обретения «власти над пространством и временем», по выражению Н.Ф. Фёдорова). С этой чертой связано мистико-философское «оправдание творчества» B.C. Соловьёвым, Д.Л. Андреевым и H.A. Бердяевым (вплоть до провозглашения им «эпохи Третьего Завета»).

5) Сверхформальная этика («супраморализм» Н.Ф. Фёдорова). Эта черта основывается на представлении о всеединстве. Согласно Н.Ф. Фёдорову, основной «отрицательной» заповедью супраморализма является «Жить нужно не для себя (эгоизм) и не для других (альтруизм), а со всеми и для всех» [317, т. 1, с. 110]. Из этого следует, в частности, что поступки человека оцениваются, исходя из целей вселенского масштаба, стоящих перед человечеством. Погружение в аморализм сверхформальная этика предупреждает требованием «жизни для всех», то есть -отсутствием ангажированности, приводящей к принципу «цель оправдывает средства», и, в конечном счёте, к оправданию зла. Сверхформальная этика разрешает применение насилия в интересах обороны при невозможности применения иных средств, но не оправдывает агрессию. Сверхформальная этика не ограничивает область нравственности миром живых, социальной сферой, и, тем более какой-либо её частью (видовым, национальным, классовым, профессиональным и любым другим коллективом). Элементы сверхформальной этики ярко выражены в произведениях Н.Ф. Фёдорова, B.C. Соловьёва, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского, В.И. Вернадского, Д.Л. Андреева, Н.К. Рериха, Л.Н. Гумилёва. В творчестве К.Э. Циолковского мы встречаем мучительные раздумья, касающиеся нравственных проблем, приводящие автора от проповеди социальной селекции и биологического геноцида (истребления «низших», якобы вредоносных видов) к осознанию, что всё-таки волеизъявления низших в космической иерархии существ соединяются в волеизъявления высших, подобно голосам, сливающимся в хор [345, с. 14].

2. Все названные идейные черты не могут рассматриваться как нечто, присущее только отечественной мысли (хотя, и не в такой полноте, какую они обретают в её рамках1). При этом, для них свойственна яркая религиозная окрашенность, что подразумевает наличие в этих чертах таких аспектов, которые не свойственны для западно-европейской философии (например, утверждение принципа соборности). Сочетание же, синтез названных принципиальных черт,

1 См. заключение диссертации. характеризующих творчество большинства «культовых фигур» русского космизма, может рассматриваться как уникальное и характеризующее его как реально существующий феномен отечественной культуры.

Такого рода специфичность синтеза характеризует, например, стиль эпохи Возрождения. Этот факт указывает на то, что и русский космизм есть явление подобного рода: эпохально-стилевая целостность, имеющая всемирное значение, которую можно уподобить цветению русской ветви на древе мировой культуры.

Необходимо подчеркнуть органическую, комплексную связь идеи активной эволюции с идеей всеединства, поскольку вне идеи всеединства идея активной эволюции (как коэволюции человека и естественной среды его обитания) обращается в банальную идею покорения природы. Всеединство же немыслимо в состоянии розни: явственно, что в этом состоянии его просто нет. Поскольку столь же явно и единство всего во Вселенной, из которого выпадает воля существ, ставящих себя в положение розни с природой, то обретение состояния всеединства невозможно без сверхформальной этики. Идея активной эволюции несостоятельна и без предельных (идеальных) и промежуточных проективных целей, поскольку пренебрежение к проективной деятельности создаёт возможности для вторжения хаотических стихийных сил в деятельность человека, открывает лазейки для зла. Таким образом, мы имеем дело с всеединым идейным комплексом, все характерные черты которого в отрыве хотя бы от одной из них, - становятся недействительными, перестают быть собой. Следовательно, русский космизм является органически целостным мировоззрением, в котором (благодаря деятельно-творческому оптимизму, присущему отечественной культуре) в единое целое собираются достижения культуры мировой. Идея всестороннего единства мироздания и её проекция на цели и смысл существования человечества и каждого человека в целом дают основания назвать явление русской мысли, обладающее указанными чертами, «русским космизмом» [317, т. 1, с. 390].

Освоение Космоса следует из всех комплексных идейных черт, отмеченных в исследовании: из идеи сверхформальной этики - с целью снятия социальных противоречий; из идеи воскрешения - с целью расселения землян в

Космосе; из идей всеединства и деятельного оптимизма - с познавательно-экономическими целями; исходя из идеи разумности космической организации - с целью установления взаимообогащающих контактов с иными разумными существами (на этом аспекте акцентировал внимание К.Э. Циолковский).

Поскольку русский космизм является комплексным мировоззрением, имеющим религиозное, научно-философское, научно-практическое и художественное выражение, то изучаемое явление представляет собой самобытное стилевое единство, выраженное в рамках отечественной культуры и имеющее всемирно-историческое значение, подобное явлениям культуры западноевропейских Возрождения, романтизма и т. д.

3. Все отмеченные черты русского космизма присущи творчеству Н.Ф. Фёдорова, B.C. Соловьёва, К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского, A.JI. Чижевского, H.A. Бердяева, Н.К. Рериха, Д.Л. Андреева, JI.H. Гумилёва. Отсюда следует вывод о принадлежности этих мыслителей к концептуальному ядру русского космизма. На взгляд диссертанта, очевидно типологическое и генетическое единство философского творчества представителей естественно-научного направления русского космизма (имеющего прикладную сторону) и творчества ряда мыслителей русского религиозного ренессанса. Потому принимаем «наиболее расширенное» толкование понятия «русский космизм», «.когда представителями космизма считаются не только К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский, A.JI. Чижевский, но и B.C. Соловьёв, С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский» (курсив мой -М.А.) [167, с. 455].

Большое число характерных черт явления свидетельствует об энциклопедической разносторонности деятельности русских космистов, что доказывает незаурядность людей, чьё творчество отвечает этим признакам и предполагает узость круга таких лиц. Однако неправильным было бы отказывать в принадлежности к практике русского космизма тем, кто трудится над решением первично поставленных его теоретиками задач. Прежде всего, это задачи, следующие из идеи регуляции природы: задачи освоения Космоса, борьбы со смертью, а также изучения искусства и политической истории не просто как фактов, но для того, чтобы стали возможны «искусство как проект» и «история как проект» (согласно выражениям Н.Ф. Фёдорова). Несмотря на явное существование круга мыслителей, чьё творчество характеризуется чертами, свойственными русскому космизму, и, соответственно, относится к его концептуальному ядру, было бы неверно исключать из числа русских космистов людей, деятельность которых характеризуется значительным вкладом в разработку его идей, несмотря на то, что в их творчестве есть не все идейные черты, свойственные для русского космизма (например это П.А. Флоренский, софиолог, внесший значительный вклад в разработку теории всеединства). И поныне является спорным вопрос о том, кто входит в число «семи мудрецов» Древней Греции (в их число включают около двадцати мыслителей), но принципиальным для нас является вопрос их общего вклада в мировую культуру. Этот же вопрос (вопрос вклада в отечественную и мировую культуру) является для нас наиболее важным, когда речь идёт о наследии русских космистов.

4. Рассмотрение черт русского космизма даёт ответ и на вопрос о времени его возникновения и происхождении. Русский космизм возник в области соприкосновения русской православной культуры с её теоретическим представлением о единстве микрокосма и макрокосмоса и западно-европейского прикладного научного знания. Первые самобытные черты этого мировоззрения прослеживаются уже в творчестве М.В. Ломоносова. Окончательно, как целостное самобытное явление (характеризующееся несомненной полнотой всех отмеченных черт), русский космизм был выражен в форме активного христианства Н.Ф. Фёдорова. С эпохи Ломоносова можно датировать время начала развития идейных корней русского космизма, если уподобить это явление культуры дереву, корни которого - в эпохах русского Просвещения и романтизма, ствол - учение Н.Ф. Фёдорова, ветви - теории его учеников (B.C. Соловьёва, К.Э. Циолковского) и их последователей (включая современных). Философское наследие М.В. Ломоносова опережает западно-европейскую и русскую мысль более чем на полвека (соответственно, в развитии идей цельности знания и единства не только наук, но и науки и религии). Так же, как у В.Ф. Одоевского и Н.Ф. Фёдорова, у М.В. Ломоносова религия понимается как область целей, а наука — как область средств развития культуры. Сделан вывод, что творчество русских космистов XIX в. ближе к идеям М.В. Ломоносова, нежели к идеям немецких романтиков, и, таким образом, русский космизм, в своей основе - самобытное явление русской мысли.

5. Наиболее общая тенденция развития идей русского космизма состояла в отказе от элементов антропоцентризма, что проявилось в творчестве В.И. Вернадского и Н.Г. Холодного 1940-х гг., а, несколько позднее, и в «коперниканской» религиозной картине мира Д.Л. Андреева. (Об отсутствии коперниканской религиозной картины мира сожалел Н.Ф. Фёдоров, критикуя Данте Алигъери [317, т. 1, с. 173]). Возможно, отказ от антропоцентризма составляет самый существенный смысл космизма вообще. Отказ от телеологической замкнутости мысли людей в рамках человечества - от этого парадоксального неосознанного императива познания, - есть преодоление видовой неадекватности окружающему миру или видовой гордыни. Вместе с тем, это и идейное освобождение (русским космизмом) человечества из плена земной ограниченности, в котором люди иногда ведут себя не лучше, чем пауки в банке. Прорывается вековой плен человеческого сознания. Недостаточность внутричеловеческой этики, экономики, эстетики предполагается решить их прорывом в природную сферу Земли, связанную со всей Вселенной. Космизм подразумевает совершенно иной масштаб осознания человеческих проблем, нежели на замкнутом социальном (будь то политическом или экономическом) уровне, когда число средств действительного решения проблем (если подходить к делу без лукавства) всегда недостаточно. В этом - отличие космической мысли от социальной (политической, экономической, религиозной) и только на уровне космической мысли мысль социальная получает оправдание и реальную перспективу.

6. Понятие «русский космизм» обозначает самостоятельное явление культуры, в рамках которого осознаётся многоплановое взаимопроникающее единство человека, человеческого общества, Земли и Космоса, обусловленное общими закономерностями, присущими им в естественно-научном, а, следовательно, в онтологическом, этическом и эстетическом планах. В этой связи вся природа рассматривается как субъект этических отношений, а не просто как объект практической деятельности и эстетического внимания. Истинность, непротиворечивость познания природы, таким образом, теоретически предполагается в единстве практически-рационального и эмоционального (этико-эстетического) способов её освоения. При этом, любое негативное в эмоциональном плане действие рассматривается как целенаправленно разрушающее естественную среду обитания человека, признаётся равная важность экологии окружающей среды и экологии души. Неотъемлемый элемент философии русского космизма составляет акцентуация на необходимости умножения блага в природе по её же лучшим образцам, путём подражания ей (в том числе и в таком её качестве, как бессмертие).

Научно-теоретическая значимость результатов, полученных в диссертационном исследовании, состоит в выявлении специфической совокупности идейных черт, характеризующих русский космизм как целостное явление русской религиозно-философской и научной мысли. Таким образом, всемирно-историческая миссия России выявляется не только в её отрицательно-нравственном аспекте1 (отмеченном ещё Н.Ф. Фёдоровым и заключающемся в спасении одних стран мира от других), но и в положительном - как области идейного синтеза всечеловеческого значения. Полученные результаты позволяют по-новому взглянуть на генезис русского космизма, намечают этапы его развития: 1) зарождение в сер. XVIII - 1-й пол. XIX вв., 2) общетеоретическое развитие во 2-й пол. XIX - 1-й пол. XX вв., 3) этап реализации ближайших прикладных - «тактических» - целей (сбор информации о ближнем Космосе, механизмах старения и пр., продолжающийся и поныне).

Отмечено, что в русском космическом мировоззрении, начиная с Н.Ф. Фёдорова, мир понимался как единый одушевлённый организм на ранней стадии развития (софийность русского космизма), а человечество - как душа мира (и, в своём развитии и объединении - выражение Софии). Период развития человечества в рамках Земли (материнской утробы), как отмечают русские кос-мисты, подошёл к концу, и на очереди - трудный момент выхода из заточения. Однако задержка этого выхода - гибельна.

Исследование представляет собой опыт воссоздания целостного образа изучаемого явления в полной совокупности его наиболее общих характерных черт. В работе раскрывается значимость творчества и человеческих судеб русских космистов для отечественной и мировой культуры, сосредотачивается внимание на важности их идейного наследия для будущего развития нашей страны и мира в целом.

1 Выражение Н.Ф. Фёдорова, различавшего отрицательную нравственность (нравственность недеяния, отрицания зла) и положительную нравственность - нравственность действия.

Апробация результатов исследования

Теоретические положения, методологические подходы, практические результаты и предложения, содержащиеся в диссертации, излагались автором на международных, всероссийских, региональных научно-теоретических и научно-практических конференциях «Синергетика культуры» (Саратов, 2001), «Интеграционные процессы в современном обществе» (Саратов, 2002), «Проблемы научно-методического и организационного обеспечения учебного процесса по интегрированным образовательным программам в структуре учебного научно-инновационного комплекса» (Саратов, 2002), «XXI век: Россия и Запад в поисках духовности» (Пенза, 2003), «Фёдоровские чтения» (Москва, 2003), «Актуальные проблемы социального и производственного менеджмента» (Саратов,

2003), «Стратегии и перспективы современного общественного развития» (Саратов, 2003), «Современные коммуникативные практики» (Саратов, 2004), «Комплексный анализ современных проблем науки и общества» (Саратов,

2004), «Современный город: социокультурные и экономические перспективы» (Саратов, 2004), Третьи Аскинские чтения «Философия, человек, цивилизация: новые горизонты XXI в.» (Саратов, 2004), «Общество риска и человек в XXI веке: альтернативы и сценарии развития» (Саратов, 2006), «Проблемы национальной безопасности» (Саратов, 2006), «Первый Международный культурологический конгресс» (Санкт-Петербург, 2006), а также в докладе на философском семинаре при Музее-библиотеке Н.Ф. Фёдорова (Москва, 2007).

Основное содержание диссертационной работы представлено в научных публикациях автора, среди которых 25 научных статей и 4 индивидуальных монографии. Общий объём составляет 60 п.л.

Структура и объём диссертационной работы. Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав (11 параграфов), заключения (всего 380 страниц), приложения, списка использованной литературы, включающего 440 наименований.

Заключение диссертации по теме "Теория и история культуры", Абрамов, Михаил Александрович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В представленной Вашему вниманию диссертации, путём изучения генезиса основных идей русского космизма в России и в рамках мировой философии, решена проблема характерных черт и происхождения исследуемого явления (включая вопросы его идейных источников, времени и места возникновения1).

Уже в творчестве М.В. Ломоносова тезисно проявляется неразрывный комплекс мировоззренческих черт, свойственный для русского космизма (см. здесь с. 1617). Несомненно, что творчество русских космистов XIX в. в большей мере продолжает идейную традицию М.В. Ломоносова, нежели немецких романтиков. Если в философии немецкого романтизма мысль о единстве культуры в рамках жизненной целостности только пассивно выражается, то русская философия деятельностна и настойчиво ищет пути к сознательному объединению культуры человечества в её различных планах (прежде всего, в религиозном и научном). -Причём, акцент с преобразования реальности переносится на изменение отношения к ней (в область человеческого сознания). Изменение отношения к реальности предполагается как расширение области нравственности, и, тем самым, как упрочение религиозно-нравственного начала, этого станового хребта человеческой культуры в целом. Русский космизм чужд социального пессимизма немецких романтиков и самоосознаётся как деятель-но-творческоое проявление эпохи «Святого Духа», возвещённой Иоахимом Флор-ским (что отражается в творчестве Н.Ф. Фёдорова, B.C. Соловьёва, в русском софи-анстве и у H.A. Бердяева). Таким образом, в русском космизме выражается идея единства культуры, предстающей как всечеловеческое долженствование, и практики.

Особенно специфичны элементы русского космизма, отличающие его от немецкого романтизма, индо-буддийских мировоззренческих концепций, политеистического и монотеистического пантеизма:

1) Мощная прикладная составляющая деятельностно-созидательного характера русского космизма, в рамках которой утверждается единство культуры в целом, а в частности, религии с её организующей и целеутверждающей ролью, и есте

1 См. четвёртое положение на с. 20. ственных наук (В.И. Вернадский, Н.К. Рерих). С этой чертой связан проективный характер философии русского космизма («сельский индустриализм» и «образовательные Кремли» Н.Ф. Фёдорова, проекты «Всемирной теократии» B.C. Соловьёва, «Розы Мира» Д.Л. Андреева, «Лиги культуры» Е.И. и Н.К. Рерихов).

2) Апелляция к человеку, как к разуму природы (в рамках «супраморализма»), биологически предназначенному для выполнения этой своей роли, вне покорения природы и подчинения ей, через ответственное, равноправное, гармонизирующее природу сотрудничество («регуляция» природы, борьба со смертью Н.Ф. Фёдорова, «теургия» B.C. Соловьёва, ноосфера В.И. Вернадского).

3) Предельный (абсолютный, максимальный) характер поставленных целей и задач («морализация всего естественного», обращение всей природы в храм, в Царствие Небесное, полная власть над космическим пространством, а также «временем» (воскрешение)). Такой характер целей соответствует ортодоксальному христианскому учению. В этом смысле, Н.Ф. Фёдоров максимально (равноапостольно) близок ко Христу и невозможно представить себе более православного человека, чем Николай Фёдорович. Сознательное же отступление от максимальных целей, поставленных в христианском учении, означает не что иное, как его перерождение в лживую, лицемерную противоположность («смертобожничество», скрытый сатанизм). Такого рода отступление от проективных идеалов есть не что иное, как открытие в реальности злу (субъективно - греху) шлюзов отчаяния в человеческих душах. Высшие цели понимаются в русском космизме как наиболее удобные ориентиры деятельного преображения людьми самих себя и мира в целом.

4) Мощнейшее соборно-синергийное (синтетическое) начало и связанное с ним провозглашение перехода культуры в новое качество (сознательного единства форм культуры, - «свободной теургии», - по B.C. Соловьёву, творческой эпохи Святого Духа по H.A. Бердяеву). Вместе с тем, подразумевается и достижение нового качества бытия (прежде всего, «храмовая действительность» Н.Ф. Фёдорова), единение человека с естественной средой. При этом, всеми космистами предполагается первичность социальных изменений (изменения образа жизни и способа производства) перед изменением естественной среды. (Эта черта объяснима развитием соборно-синергийной православной идеи и связана с последующей).

5) Мощная религиозная составляющая, основанная на понимании религии как сферы целей, а науки - как сферы средств (М.В. Ломоносов, В.Ф. Одоевский, Н.Ф. Фёдоров и другие).

6) Предельный оптимизм, свойственный молодой культуре, наделённый богатым опытом предшественников. Русскому космизму не свойственны пассивные констатации немецких романтиков о «глубочайшем падении» своей культуры и пессимистическая пассивность восточных учений, основанных, говоря словами B.C. Соловьёва, на вере в «бесчеловечного бога» (богов). То есть, выражаясь языком H.A. Бердяева и И.А. Ильина, русский космизм есть проявление русской культуры в её новых качествах — мужественности, зрелости, ответственности, честности, её могучего аполлонического характера.

Отмечается, что за разнобоем авторской терминологии в творчестве русских мыслителей часто скрывается одна и та же суть1. Так, идеи «цельного знания» (В.Ф. Одоевский), «знания, сфокусированного сердцем» (И.В. Киреевский), «регуляции природы» (Н.Ф. Фёдорова), «свободной теософии» (B.C. Соловьёв), ноосферы (В.И. Вернадский), освоения Космоса (К.Э. Циолковский), зоогогики (Д.Л. Андреев) являются модусами идеи сознательно-действенного преобразования мира человеком («активной эволюции» согласно С.Г. Семёновой). По своей сути, едины «супраморализм» Н.Ф. Фёдорова, «разумный эгоизм» К.Э. Циолковского и даже «альтруизм» B.C. Соловьёва, несмотря на внешнюю несхожесть этих понятий.

К терминологической путанице следует отнести и «противоречие» так называемого «антропоцентризма» H.A. Бердяева и русского космизма. Утверждение космоцентризма как игнорирование и подавление микрокосма, опирающееся только на объективные данные науки, чревато смирением перед законами природы (в том числе, и борьбы за существование) и является принятием катастрофического (антагонистического) пути развития, поскольку никакие объективные данные не

1 См. заключение диссертации. указывают на рациональность противодействия законам природы. В этой связи, «пропадают из вида» цели активной эволюции природы, утверждение нравственного отношения к ней, с разумной организации Космоса внимание переключается на эгоистическое утверждение человека в ущерб природе и, в конечном итоге, - самому себе. Таким образом от космизма мы приходим к разнообразным (скажем, национальным, классовым, и, прежде всего - индивидуальным) выражениям антроп-ного эгоизма. И удивительно, что история зрелой и самобытной русской философии начинается с творчества М.В. Ломоносова - величайшего учёного, утверждавшего неразрывность единства науки (выражения объективного сознания) и религии (проявления субъективной сферы), как, соответственно, области средств и области целей. В самоотрицании (признавая алгебру жалким орудием в делах моральных) Ломоносов предстаёт не просто как гений науки, но как гений, возвышающийся над интересами науки как отдельно взятой формы культуры и мыслящий в категориях общего блага. Из сказанного следует, что так называемый «антропоцентризм» H.A. Бердяева, как выражение предопределения человека к власти над миром, неотрывное от сохранения его нравственного достоинства в обществе и природе, не противоречит космоцетрическому мировоззрению и противоположно антропоцентризму в его устоявшемся смысле - антропоцентризму как антропному эгоизму. Уже Н.Ф. Фёдоровым было, по сути, показано, что антропоцентризм в таком смысле - основа всех антагонистических мировоззрений, поскольку замкнутость человечества в «земном заключении» создаёт социальные и международные противоречия. (Вот он - результат забвения максимальных - якобы «утопических» целей!). Таким образом, утверждаясь в своём эгоизме, человечество теряет своё человеческое достоинство. Религия может закреплять такое положение, замыкая этику на социальной сфере. Если со стороны науки антропный эгоизм был отвергнут Н.Г. Холодным и В.И. Вернадским, то со стороны религии - Д.Л. Андреевым.

Если рассматривать космизм как комплексное, системное явление культуры (каким он и является), где религия связывается с целями, а наука - со средствами развития, то следует учесть проективность мировоззрения русских космистов. Это означает, что даже такие моменты, разделяющие русских космистов, как, например, монизм К.Э. Циолковского и «антимонизм» В.И. Вернадского, полная открытость социального проекта Н.Ф. Фёдорова и «элитарность» «всемирной теократии» B.C. Соловьёва относятся к разным этапам проективного преображения мира и не являются непримиримыми. Русский космизм позволяет (как адекватная реальности система идей) примирить разные мировоззрения, отражающие разные стороны освоения людьми многоплановой реальности: - технократов и гуманитариев, религиозное и научное, разные религии, экологов и прогрессистов.

В русском космизме соединились в комплекс научно подтверждённые идеи единства Вселенной и необходимости деятельного преобразования природы с религиозными идеями разумного создания мира и нравственного отношения к природе (преобразившись, соответственно в идею всеединства материи и духа и в метаисторическую идею необходимости встречного движения по направлению к воле Бога). Таким образом, русский космизм есть уже осуществившийся синтез форм культуры, как мировоззрение творческой (деятельно-религиозной) эпохи Святого Духа (или Третьего Завета).

Русский космизм в равной мере является как религиозным, так и научным явлением, поскольку разрозненное осуществление целей и средств немыслимо. Поэтому автором были исследованы идейные черты русского космизма не только в области научно-философских, но и религиозных идей (тогда как предыдущие исследования, как правило, сосредотачивались на естественно-научном плане явления).

Исходя из творчества русских космистов (Д.Л. Андреева, В.И, Вернадского, М.В. Ломоносова, Н.К. и Е.И. Рерихов, Н.Ф. Фёдорова, К.Э. Циолковского и др.), можно сформулировать следующие выводы, хотя и находящиеся «за гранью» науки, но всё-таки имеющие «области соприкосновения» с научными фактами:

1) Бог создал и поддерживает существование человека, что делается для его становления в качествах зрелого и самостоятельного существа, но только в такой мере, в какой нужно для достижения этой цели. Именно потому, кроме изречённых, многие истины даны ощутимо, но осознать их мешают излишества догматизма и сомнений.

2) В меру ответственности совести и разума перед Богом (в Его библейском понимании) при условиях своевременности и уместности может быть разрешено всё (это заповедь, данная самим действием творения мира). Когда совесть и разум спят, появляются формальные ограничения («отрицательная нравственность») и возможности противоположения им, то есть внешний раздор, следующий из раздора душевного. Эти противоположения разнятся между собой, но их объединяет узкая, односторонняя самость провозглашающих их.

3) Зло должно быть остановлено, по возможности добром, а при отсутствии такой возможности относительным добром является и насилие в пределах защиты.

4) Человек - высший смысл природы, но его реализация возможна лишь в совместном творении людей на благо всей природы (в «общем деле» представителей всех народов и профессий).

5) Реальность должна восприниматься во всей её полноте и без излишеств, адекватно ей. Всякая ложь в своих истоках есть ложь себе. Человек - исток всего блага и зла для себя.

В политико-идеологическом плане можно отметить следующие черты русского космизма (присущие, в основном, концепции В.И. Вернадского - единственного крупного политика из мыслителей-космистов):

1) Синтетическая (синергийная) природа, которая подразумевает мировоззренческую толерантность по отношению к позитивным моментам различных политических идеологий. (Подобно тому, как В.И. Вернадский признавал необходимость социальной справедливости - этой ценности социалистических учений и необходимость социально-экономической регуляции, но при условии более масштабной регуляции природы и в сочетании с гражданскими свободами). Такая позиция В.И. Вернадского вполне соответствует духу идей Н.Ф. Фёдорова.

2) Рассмотрение решения «естественного вопроса» (преодоления закона борьбы за существование, освоения Космоса - достижения «власти над пространством» и воскрешения - «власти над временем») в качестве условия решения социальных про

380 блем. Однако, при этом не отрицается первичность социальных изменений, - с целью решения «естественного вопроса» (Н.Ф. Фёдоров, B.C. Соловьёв, К.Э. Циолковский).

3) Утверждение равной необходимости как политических (духовных), так и социально-экономических прав и свобод в духе христианской идеи единства духовного и телесного начал (особенно ярко выраженной B.C. Соловьёвым).

4) Системно-иерархический характер, выраженный в идее сакральности социальной иерархии у Н.К. и Е.И. Рерихов и в идее сословности у Н.Ф. Фёдорова.

5) Необходимость действия выраженных в праве нравственных критериев оценки граждан, тем более жёсткого, чем выше их социальное положение. Это следует из идеи «зрелого сознания вины» по Н.А. Бердяеву (или сознания ответственности по И.А. Ильину) в отличие от «детского сознания обиды». Если первое сознание - коллективистское, то второе - эгоистическое, разрушающее общественную синергию.

6) Осуждение разрушительной социальной активности, как направленной против ростков грядущего блага (блага относительного). Бороться же с социальным несовершенством русские космисты предполагают не только на индивидуальном уровне (путём недеяния зла), но и организацией созидательных действий.

Таким образом, были сделаны первые шаги к изучению русского космизма во всей его многоплановой реальности - как явления культуры в целом, включающего не только естественно-научную и научно-философскую, но и религиозную, политико-идеологическую и прочие составляющие.

Список литературы диссертационного исследования доктор культурологии Абрамов, Михаил Александрович, 2007 год

1. А.И. Флоренский П.А. Флоренскому (19 октября 1899 г.) / Флоренский А.И. //Человек. - 2005. - № 1. - С. 153.

2. А.М. Воскрешение чаемое или восхищаемое? / А.М. // Богословские труды. Сборник двадцать четвёртый. М.: Издание Московской патриархии, 1983. - С. 242-259.

3. Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации / Р.Ф. Абдеев М.: ВЛАДОС, 1994.-336 с.

4. Августин. О бессмертии души / Августин. М.: ООО «Издательство ACT», 2004. - 511 с.

5. Аксёнов Г.П. Был ли В.И. Вернадский философом? / Г.П. Аксёнов // Философские науки. 2001. - № 1. - С. 160-166.

6. Аксёнов Г.П. Вернадский/Г.П. Аксёнов. М.: Товарищество «Соратник», 1994. - 544 с.

7. Аксёнов Г.П. О научном одиночестве Вернадского / Г.П. Аксёнов // Вопросы философии. 1993. - № 6. - С. 74-87.

8. Аксёнов Г.П. Причина времени / Г.П. Аксёнов. М.: Эдиториал УРСС, 2001. - 304 с.

9. АлексееваВ. Что там, внутри вулкана/В. Алексеева //Поиск. 2002. - № 32-33. - С. 11.

10. Амелина Е.М. Русская теократия: мечты и реальность (об общественном идеале в русской религиозной философии кон. XIX нач. XX века) / Е.М. Амелина // Социально-гуманитарные знания. - 2004. - № 2. - С. 261-276.

11. П.Андреев Д.Л. Железная мистерия: Поэма / Д.Л. Андреев. М.: Молодая гвардия, 1990. - 315 с.

12. Андреев Д.Л. Роза мира/Д.Л. Андреев. М.: «Клышников-КомаровиК0», 1993.-302 с.

13. Андреев И.Л. Осторожно с «часами истории» (Методологические проблемы циви-лизационного процесса)/И.Л. Андреев //Вопросы философии. -1998. № 9. - С. 38-53.

14. Арлазоров М.С. Циолковский. 4-е изд., перераб. и доп. / М.С. Арлазоров. -Тула: Приок. кн. изд-во, 1977. 287 с.

15. Артемьева Т.В. Новая Атлантида Михаила Щербатова / Т.В. Артемьева // Вопросы философии. 2000. - № 10. - С. 104-108.

16. Багирян Р. «Причуда» академика Вернадского, или странная лаборатория для гениальных открытий / Р. Багирян // Вечерняя Москва (газета). 24 июня 2002. - Электронная версия: http://www.park.ru/news.parkru

17. Багоцкий С.В. Экология экологии рознь / С.В. Багоцкий // Природа. 1998. -№4.-С. 125-126.

18. Баландин Р.К. Вернадский: жизнь, мысль, бессмертие / Р.К. Баландин. М.: Знание, 1979. Электронная версия: http://vernadsky.lib.ru

19. БаландинР.К. Жизнь, смерть, бессмертие?. /Р.К. Баландин. М: Знание, 1992. - 48 с.

20. Балицкий А. Парижские лекции Адама Мицкевича: Россия и русские мыслители / А. Балицкий //Вопросы философии. 2001. - № 3. - С. 127-150.

21. Белявский М.Т. . .Всё испытал и всё проник / М.Т. Белявский. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. - 224 с.

22. Бердяев H.A. Религия воскрешения («Философия общего дела» Н.Ф. Фёдорова) / H.A. Бердяев // Грёзы о Земле и небе: Антология русского космизма / Сост., вступ. ст., коммент. O.A. Карчевцева; Худож. М. Волкова. СПб.: Худож. лит., 1995. - С. 163-213.

23. Бердяев H.A. Русская идея. Судьба России / H.A. Бердяев. М.: «Сварог и К0», 1997. - 542 с.

24. Бердяев H.A. Сочинения. /H.A. Бердяев.-М.: Раритет, 1996. 416 с.

25. Бердяев H.A. Философия творчества, культуры, искусства: В 2 т. / H.A. Бердяев. М.: Искусство, 1994.

26. Бердяев H.A. Царство Духа и царство Кесаря / H.A. Бердяев. М.: Республика, 1995. - 383 с.

27. Блаватская Е.П. Разоблачённая Изида: В 2 т. / Е.П. Блаватская. М.: Российское теософское общество, 1992.

28. Блаватская Е.П. Тайная доктрина: В 5 кн. / Е.П. Блаватская. Троицк: КМП «СИРИНЪ», 1993-1994.

29. Блок А. Рыцарь-монах / А. Блок // Собр. соч. в 6 т. М.: Правда, 1971. - С. 345-352.

30. Блюменау Д.И. Информация в паранормальных явлениях / Д.И. Блюменау // Научно-техническая информация. Сер. 1. - 1997. - №7. - С. 8-20.

31. Бодрийяр Ж. Система вещей / Ж. Бодрийяр. М.: Рудомино, 1999. - 218 с.

32. Борзенко И.М., Кувакин В.А., Кудишина A.A. Основы современного гуманизма: Учебное пособие для вузов / И.М. Борзенко, В.А. Кувакин, A.A. Кудишина. М.: Российское гуманистическое общество, 2002. - 350 с.

33. Борисов B.C. Кто же мать Н.Ф. Фёдорова? /B.C. Борисов // Общее дело: сб. докладов, представленных на I Всесоюзные Фёдоровские чтения (г. Боровск, 14-15 мая 1988 года). М., 1990. - С. 233-234.

34. Брылев Д.П. Психоаналитическая философия и русский космизм / Д.П. Брылев // Философские науки. 2000. - № 3. - С. 143-146.

35. Булгаков С. Возрождение православия / С. Булгаков // Н. Бердяев о русской философии. Ч. 2. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. - С. 167-197.

36. В.И. Вернадский и современная наука: Тезисы докладов Междунар. симпозиума, посвящ. 125-летию со дня рождения В.И. Вернадского 4 марта 1988 г. -Л.: Наука, ЛО, 1988. 111 с.

37. В.И. Вернадский и современность. М.: Наука, 1986. - 229 с.

38. В.И. Вернадский: Фотоальбом. М.: Планета, 1988. - 239 с.

39. В.И. Вернадский: pro et contra / Сост., вступ. ст., коммент. A.B. Jlano. СПб.: РХГИ, 2000. - 872 с.

40. Вандерхил Э. Ганс Гербигер / Э. Вандерхил // Вандерхил Э. Мистики XX века. Энциклопедия. М.: Локид, 1996. - С. 469-475.

41. Вандерхил Э. Константин Циолковский / Э. Вандерхил // Вандерхил Э. Мистики XX века. М.: Локид, 1996. - С. 463-469.

42. Введение в русскую философию: Учеб. пособие / В.В. Лазарев, А.И. Абрамов, Л.Р. Авдеева и др. М.: Интерпракс, 1995. - 304 с.

43. Вернадский В.И. Автотрофность человечества / В.И. Вернадский // Русский космизм: Антология философской мысли, М.: Педагогика-Пресс, 1993. - С. 288-303.

44. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1989. - 258 с.

45. Вернадский В.И. Биосфера / В.И. Вернадский. М.: Мысль, 1967. - 376 с.

46. Вернадский В.И. Дневники. 1917-1921 / В.И. Вернадский / Под ред. K.M. Сытника, Б.В. Левшина. Киев: Наукова думка, 1997. - 325 с.

47. Вернадский В.И. Дневники: Март 1921-август 1925 / В.И. Вернадский. -Наука, 1998. -214 с.

48. Вернадский В.И. Живое вещество и биосфера / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1994. - 669 с.

49. Вернадский В.И. Живое вещество / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1978. - 358 с.

50. Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки / В.И. Вернадский. -М.: Наука, 1981. -359 с.

51. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление / В.И. Вернадский. -М.: Наука, 1991.-270 с.

52. Вернадский В.И. Начало и вечность жизни / В.И. Вернадский. М.: Советская Россия, 1989. - 702 с.

53. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере / В.И. Вернадский // Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993. - С. 303-311.

54. Вернадский В.И. О науке. Т. 1: Научное знание. Научное творчество. Научная мысль / В.И. Вернадский. Дубна: Издат. центр «Феникс», 1997. - 572 с.

55. Вернадский В.И. Очерки и речи / В.И. Вернадский. Пг.: Госхимиздат, 1922. -Т. 1.- 158 с.

56. Вернадский В.И. Письма В.И. Вернадского А.Е. Ферсману / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1985.-272 с.

57. Вернадский В.И. Письма Н.Е. Вернадской, 1886-1889 / В.И. Вернадский. -М.: Наука, 1988.-303 с.

58. Вернадский В.И. Письма Н.Е. Вернадской, 1889-1892 / В.И. Вернадский. -М.: Наука, 1991.-319 с.

59. Вернадский В.И. Публицистические статьи / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1995.- 312 с.

60. Вернадский В.И. Размышления натуралиста (пространство и время в живой и неживой природе): В 2 кн. Кн. 1. / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1975. - 174 с.

61. Вернадский В.И. Размышления натуралиста (научная мысль как планетное явление): В 2 кн. Кн. 2. / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1975. - 174 с.

62. Вернадский В.И. Статьи об учёных и их творчестве / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1997. - 364 с.

63. Вернадский В.И. Страницы автобиографии В.И. Вернадского / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1981.- 349 с.

64. Вернадский В.И. Труды по всеобщей истории науки. 2-е изд. / В.И. Вернадский. M.: Наука, 1988. 334 с.

65. Вернадский В.И. Труды по истории науки в России / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1988. - 467 с.

66. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1988. - 519 с.

67. Видра Д. Над кем смеёмся, господа? (не заблудиться бы в свободах) / Д. Видра // Вопросы философии. 2000. - № 5. - С. 135-144.

68. Владимир Вернадский: Жизнеописание. М.: Современник, 1993. - 685 с.

69. Владимир Иванович Вернадский. 2-е изд., доп. - М.: Наука, 1992. - 240 с.

70. Владимир Сергеевич Соловьёв: pro et contra / Сост., вступ. ст. и примеч. В.Ф. Бойкова. СПб.: РХГИ, 2000. - 896 с.

71. Воейков В. Правда Дарвина и ложь дарвинизма / В. Воейков // Человек. -1997. -№3. С. 33-47.

72. Волошинов A.B. Математика и искусство. 2-е изд. / A.B. Волошинов. М.: Просвещение, 2000. - 400 с.

73. Впереди своего века (О К.Э. Циолковском). М.: Машиностроение, 1970. - 310 с.

74. Гаврюшин Н.К. Космический путь к «вечному блаженству» (К.Э. Циолковский и мифология технократии) / Н.К. Гаврюшин // Вопросы философии. -1992. № 2. - С. 125-131.

75. Гачева А.Г. VIII Фёдоровские чтения / А.Г. Гачева // Вопросы философии. -2000. -№ 2. С. 180-181.

76. Гивишвили Г.В. Есть ли у естествознания альтернатива Богу? / Г.В. Гиви-швили // Вопросы философии. 1995. - № 12. - С. 37-47.

77. Гиндилис JI.M. Русский космизм и «Живая этика»: взаимосвязь космизм-экология / JIM. Гиндилис // Стратегия выживания: космизм и экология / Отв. ред. JI.B. Фесенкова. М.: Эдиториал УРСС, 1997. - С. 142-147.

78. ГиренокФ.И Экология. Цивилизация. Ноосфера/Ф.И. Гиренок. -М: Наука, 1987. -184с.

79. Голицын Г.А. Картина мира российской научно-технической интеллигенции / Г.А. Голицын // Информационный подход в эмпирической эстетике: Труды Междунар. науч. симпозиума. Таганрог: Изд-во ТРТУ, 1998. - С. 88-120.

80. Голованов Л.В. Формула Циолковского / Л.В. Голованов // Земля и Вселенная. 2002. № 2. - С. 76-85.

81. Голоушкин В.Н., Костин A.B., Леонтьев П.И. Жизнь, отданная науке. Тула: Приок. кн. изд-во, 1968. 164 с.

82. Горелик Г.Е. Философская подоплека советского атомного проекта / Г.Е. Горелик // Природа. 1994. - № 7. - С. 68-78.

83. ГорскийДП. Ошибки гения самые опасные / Д.П. Горский. М.: Наука, 1995. - 175с.

84. Горшков В.В., Горшков В.Г., Данилов-Данильян В.И. Информация в живой и неживой природе / В.В. Горшков, В.Г. Горшков, В.И. Данилов-Данильян // Научно-техническая информация. Сер. 1. - 2001. - № 5. - С. 1-6.

85. Горький М. Ещё раз о механических гражданах / М. Горький // Собр. соч.: В 30 т. М.: Гос. изд. худож. лит., 1953. - Т. 24. - С. 447-455.

86. Гребенщиков Б. Иван и Данило / Б. Гребенщиков, http://üb.ni/AQUARlUM//ivanidan.txt

87. Григорий Палама Триады в защиту с15ящешю-безмолвствующих / Григорий Палама /Перевод, послесловие и комментарии В. Вениаминова. М.: Канон+, 2003. - 384 с.

88. Губин В.Б. Об одном варианте принципа бритвы Оккама / В.Б. Губин // Философские науки. 1998. - № 2. - С. 1 36-150.

89. Гулыга А. Русская идея и её творцы / А. Гулыга. М.: Соратник, 1995. - 310 с.

90. Гумилев JI.H. Древняя Русь и Великая степь. М.: Мысль, 1989. 764 с.93. .Гумилёв JI.H. Конец и вновь начало. Популярные лекции по народоведению / Л.Н. Гумилёв. М.: Рольф, 2001. - 384 с.

91. Гурджиев Г.И. Вестник грядущего добра: Пер. с англ. / Г.И. Гурджиев. -СПб.: Издательство Чернышева, 1993.-256 с.

92. Гурджиев Г.И. Рассказы Вельзевула своему внуку / Г.И. Гурджиев. Пер. с англ. Ф.П. Коршакова. - Изд. 2-е, дол. - М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002. - 832 с.

93. Данилевский Н.Я. Россия и Европа / Н.Я. Данилевский. М.: Книга, 1991. - 574 с.

94. Данилова B.C. Постнеклассический универсализм на основе концепции ноо-сферогенеза/В.С. Данилова// Философские науки. 2003. - № 6. - С. 137-151.

95. Данилов-Данильян В.И. Возможна ли коэволюция природы и общества? / В.И. Данилов-Данильян // Вопросы философии. 1998. - № 8. - С. 15-25.

96. Дар Д.Я. Баллада о человеке и его крыльях / Д.Я. Дар. Л.: Советский писатель, 1969.-248 с.

97. Дёмин В.Н., Селезнёв В.П. К звёздам быстрее света. Русский космизм вчера, сегодня, завтра / В.Н. Дёмин, В.П. Селезнёв. М.: Народная педагогика, 1993. - 428 с.

98. Дерябо С.Д., Ясвин В.А. Слагаемые экологического сознания. К истории вопроса/ С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин //Человек. 1999. - №3. - С. 19-34.

99. Диалог Тойнби-Икеда (перевод Б.Л. Губман и др.) Человек должен выбирать сам. М.: ЛЕАН, 1998. - 448 с.

100. Дойникова О.Ю. Духовный кризис как причина вражды с Природой в философских воззрениях Николая Фёдорова / О.Ю. Дойникова // Экология и жизнь (наука, образование, культура): Вып. 1. Новгород: Изд-во Новгород, ун-та, 1996. - С. 118-121.

101. Достоевский Ф.М. Пушкин / Ф.М. Достоевский // Достоевский Ф.М. Поли, собр. соч. Л.: Наука, ЛО, 1984. - Т. 26. - С. 136-149.

102. Дридзе Ю. Кто мы есть в этом мире? / Ю. Дридзе // Поиск. -18 мая 2001. С. 14.

103. Дружинин И.П., Сазонов Б.И., Ягодинский В.Н. Космос-Земля. Прогнозы / И.П. Дружинин, Б.И. Сазонов, В.Н. Ягодинский. М.: Мысль, 1974. - 288 с.

104. Дудкина И. Циолковский: далекий и близкий / И. Дудкина // Наука и религия. № 1.- 1989.-С. 14-17.

105. Еланчик Ф., Иванов А., Коротов М. Оппонент прогресса? / Ф. Еланчик, А. Иванов, М. Коротов // Инженер. 2001. - № 4. - С. 26-27.

106. Емельянов Б.В. Очерки русской философии XX века / Б.В. Емельянов. -Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2001. 340 с.

107. Ефремов A.B. Падучие звёздочки / A.B. Ефремов // Данилевский Н.Я. Горе победителям. М.: «Алир», ГУП «Облиздат», 1998. - С. 400-413.

108. Жуков Д.А. Жизнь и книги В.В. Шульгина / Д.А. Жуков // Шульгин В.В. Дни. 1920: Записки. М.: Современник, 1989. - С. 3-72.

109. Жукоцкая З.Р. Шеллинг и русский символизм / З.Р. Жукоцкая // Философские науки. 2003. - №5. - С. 58-72.114. «За СССР выявляется лик исстрадавшейся России». Письма В.И. Вернадского детям // Природа. 2004. - № 2. - С. 64-80.

110. Зайцев Н. Был ли религиозен Циолковский? / Н. Зайцев // Наука и религия. -№ 11.- 1988.-С. 46.

111. Захаров И. Теорию Вернадского использовали для разрушения СССР / И. Захаров // Новый Петербург Городская еженедельная газета. - 25 апреля 2002 г. -№16 (539). Электронная версия: http://newspb.by.ra/540/26.html

112. Зеньковский В.В. История русской философии: В 2 т. / В.В. Зеньковский. -Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999.

113. Зигуненко С.Н. Неизбежна ли смерть? / С.Н. Зигуненко // Подписная научно-популярная серия «Знак вопроса». М.: Знание, 1992. - № 5. - С. 41-78.

114. Зубаков В. XXI век. Сценарий будущего: анализ последствий глобального экологического кризиса. Философско-прогностическое эссе / В. Зубаков // Зелёный мир. 1996. - № 9 (215). - С. 3-15.

115. Иванов С. Быстрый холод вдохновенья / С. Иванов. М.: Сов. Россия, 1988. - 272 с.

116. Идеи Циожовскош и проблемы космонавтики. М.: Машиностроение, 1975. - 384 с.

117. Из переписки Б.П. Уварова с В.И. Вернадским // Природа. 2001. - № 3. - С. 74-77.

118. Из протоколов Вольфилы: заседание «Памяти Вл. Соловьёва» (предисловие В.Г. Белоуса) // Вопросы философии. -1997. № 1. - С. 138-149.

119. Ильин В.В. Критерии научности знания/ВВ. Ильин.-М.: Высшая школа, 1989. 128с.

120. Ильин И.А. Одинокий художник / И.А. Ильин / Сост., предисл. и примеч. В.И. Белов. М.: Искусство, 1993. - 348 с.

121. Ильин И.А. Собрание сочинений: В Ют. / И.А. Ильин / Сост., вступ. ст. и коммент. Ю.Т. Лисицы. М.: Русская книга, 1993-1996.

122. Иоселиани А.Д. Техносфера в контексте глобализации / А.Д. Иоселиани // Социально-гуманитарные знания. 2002. - № 1. - С. 246-256.

123. К.Э. Циолковский (К 125-летию со дня рождения): Сб. статей / Сост. С.А. Соколова. М.: Знание, 1982. - 64 с.

124. К.Э. Циолковский в воспоминаниях современников / Сост. A.B. Костин, Н.Т. Усова. 2-е перераб. и доп. изд. Тула: Приок. кн. изд-во, 1983. - 288 с.

125. К.Э. Циолковский: исследование научного наследия и материалы к биографии. М.: Наука, 1989. - 205 с.

126. К.Э. Циолковский: космическая философия / Под ред. акад. B.C. Авдуев-ского. М.: Эдиториал УРСС, 2001. - 480 с.

127. Казначеев В.П., Спирин ЕЛ. Космопланетарный феномен человека: Проблемы комплексного изучения / В.П. Казначеев, Е.А. Спирин. Новосибирск: Наука, 1991. - 304 с.

128. Казютинский В.В. Космическая философия К.Э. Циолковского: за и против / В.В. Казютинский // Земля и Вселенная. 2003. - № 4. - С. 43-54.

129. Калинин Э.Ю. Проблема окружающей среды в русской мысли / Э.Ю. Калинин // Стратегия выживания: космизм и экология / Отв. ред. J1.B. Фесенкова. М.: Эдиториал УРСС, 1997. - С. 179-190.

130. Кантор В. Антихрист как антиевропеист / В. Кантор // Посев. Общественно-политический журнал. 2001. - № 3. - С. 37-41.

131. Кантор В.К. Владимир Соловьёв: имперские проблемы всемирной теократии / В.К. Кантор // Вопросы философии. 2004. - № 4. - С. 126-144.

132. Карпенко М. Universum Sapiens (Вселенная Разумная) / М. Карпенко. М.: Мир географии, 1992. - 400 с.

133. Карсавин Л.П. Сочинения / Л.П. Карсавин. М.: «Раритет», 1993. - 496 с.

134. Карсавин Л.П. Философия истории / Л.П. Карсавин. СПб.: АО Комплект, 1993.-352 с.

135. Карчевцев O.A. Русский космизм / O.A. Карчевцев // Грёзы о Земле и небе: Антология русского космизма / Сост., вступ. ст., коммент. O.A. Карчевцева; Худож. М. Волкова. СПб.: Худож. лит., 1995. - С. 5-25.

136. Киреев Р. Обнимаю тебя воображением / Р. Киреев // Наука и религия. -2000,-№2.-С. 30-33.

137. Киреевский И.В. Полное собрание сочинений, изданное А.И. Кошелевым: В 2 т. / И.В. Киреевский. М.: Типография П. Бахметьева, 1861.

138. Киреевский И.В. Полное собрание сочинений: В 2 т. / И.В. Киреевский / Под ред. М. Гершензона. М.: Типография Императорского Московского университета, 1911.

139. Клайн Дж. Л. Гегель и Соловьёв / Дж. Клайн // Вопросы философии. -1996. -№ 10. С. 84-93.

140. Климова С.М. Мифологема женственности в культуре Серебряного века и его социокультурные воплощения/ С.М. Климова//Вопросы философии. 2004. - № 10. - С. 151-156.

141. Кнабе Г.С. Строгость науки и безбрежность жизни / Г.С. Кнабе // Вопросы философии. 2001. - № 8. - С. 113-124.

142. Кожев А. Религиозная метафизика Владимира Соловьёва / А. Кожев // Вопросы философии. 2000. - № 3. - С. 104-135.

143. Кожевников В.А. Опыт изложения учения Н.Ф. Фёдорова по изданным и неизданным произведениям, переписке и личным беседам. Сост., общ. ред. и вступит, статья Д.А. и АД. Кожевниковых / В.А. Кожевников. М.: Мысль, 2004. - 576 с.

144. Козин Н.Г. Бесконечность. Прогресс. Человек. Статус человека в объективной реальности / Н.Г. Козин. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1988. - 200 с.

145. Козырев А.П. Смысл любви в философии Владимира Соловьёва / А.П. Козырев // Вопросы философии. 1995. - № 7. - С. 59-78.

146. Конева JI.А. Индивидуальность в философии всеединства Владимира Соловьёва / JI.A. Конева // Вестник Самар. гос. ун-та. 2001. - № 3 (21). - С. 17-29.

147. Контримавичус В.И. Истоки учения о ноосфере (к эволюционному наследию П. Тейяра де Шардена) / В.И. Контримавичус // Человек. 2002. - № 5. - С. 21 -34.

148. Космодемьянский A.A. К.Э. Циолковский (1857-1935). 2-е изд., доп. / A.A. Космодемьянский. М.: Наука, 1987. - 303 с.

149. Кравченко В.В. Последняя любовь философа (Владимир Соловьёв в Финляндии) / В.В. Кравченко // Философские науки. 1998. - № 1. - С. 77-91.

150. Красилов В.А. Метаэкология. Закономерности эволюции природных и духовных систем / В.А. Красилов. М.: Палеонтологический институт РАН, 1997. - 208 с.

151. Краткая философская энциклопедия. М.: Издат. группа «Прогресс»-«Энциклопедия», 1994. - 576 с.

152. Кузин A.M. Духовное начало во Вселенной / A.M. Кузин // Вопросы философии. 1998. - № 8. - С. 167-170.

153. Кузнецов М.А. Ноосфера. Человечество. Мировоззрение / М.А. Кузнецов. -М., 1998. 125 с.

154. Кулишкина О.Н. «Психологические заметки» В.Ф. Одоевского: афористическая одежда «совершеннейшей системы» / О.Н. Кулишкина // Филологические науки. 1998. - № 1. - С. 31-40.

155. Куракина О.Д. Русский космизм как социокультурный феномен / О.Д. Куракина. М.: МФТИ, 1993. - 184 с.

156. Куракина О.Д. Предисловие / О.Д. Куракина// Русский космизм и ноосфера: тезисы докладов Всесоюзной конференции. М.: МФТИ, 1989. - Ч. I. - С. 3-4.

157. Левит Г.С. Критический взгляд на ноосферу В.И. Вернадского / Г.С. Левит //Природа. 2000. - № 5. - С. 71-76.

158. Леонова Л.С. «Я не могу уйти в одну науку». Общественно-политические взгляды В.И. Вернадского / Л.С. Леонова. СПб.: Алетейя, 2000. - 400 с.

159. Леонтьев К.Н. Восток, Россия и славянство: философская и политическая публицистика. Духовная проза (1872-1891) / К.Н. Леонтьев. М.: Изд-во МПИ «Мир книги», 1991. - 799 с.

160. Леонтьев К.Н. Избранные письма / К.Н. Леонтьев. СПб.: Пушкинский фонд, 1993. - С. 230.

161. Линдон X. Ларуш Стратегия Вернадского / X. Ларуш Линдон. http://www.warweb.ru/yernad692001 .htm

162. Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство; Женщина преступница и проститутка; Любовь у помешанных: Сборник / Ч. Ломброзо / Пер. с ит.; худ. обл. М.В. Драко. Мн.: ООО «Попурри», 2000. - 576 с.

163. Ломоносов М.В. Избранная проза / М.В. Ломоносов. М.: Советская Россия, 1986. - 544 с.

164. Ломоносов М.В. Избранные философские произведения / М.В. Ломоносов / Под общ. ред. Г.С. Васецкого. М.: Госполитиздат, 1950. - 760 с.

165. Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений / М.В. Ломоносов. М.-Л.: изд-во АН СССР; ЛО Наука, 1950-1983.

166. Ломоносов М.В., Державин Г.Р. Избранное / М.В. Ломоносов, Г.Р. Державин. М.: Правда, 1984. - 448 с.

167. Лосев А.Ф. Владимир Соловьёв и его время / А.Ф. Лосев. М.: Прогресс, 1990. - 720 с.

168. Лосев А.Ф. Дерзание духа / А.Ф. Лосев. М.: Политиздат, 1988. - 366 с.

169. Лосев А.Ф. Миф. Число. Сущность / А.Ф. Лосев. М.: Мысль, 1994. - 919 с.

170. Лосский Н.О. История русской философии / Н.О. Лосский. М.: Советский писатель, 1991.-480 с.

171. Лосский Н.О. Условия абсолютного добра: Основы этики; Характер русского народа / Н.О. Лосский. М.: Политиздат, 1991. - 368 с.

172. ЛьвовВ.Е. Загадочный старик/В.Е. Львов. Л.: Советский писатель, 1977. - 270 с.

173. М.В. Ломоносов и русская культура. Тезисы докладов конференции, посвященной 275-летию со дня рождения М.В. Ломоносова 29 декабря 1986 г.. -Тарту: изд. ТГУ, 1986. 112 с.

174. Макаров В.Г. Этическая космоантропология Н.Ф. Фёдорова / В.Г. Макаров // Эхо: сб. статей по новой и новейшей истории Отечества: Вып. 5. - М.: Изд-во МПУ «Народный учитель». - С. 69-90.

175. Маркова Л.А. О возможностях соотнесения науки и религии / Л.А. Маркова // Вопросы философии. 1997. - № 11.- С. 73-89.

176. Мегре В. Звенящие кедры России / В. Мегре. М.: ОАО «Московская типография № 11», 1997. - 224 с.

177. Мегре В. Пространство любви / В. Мегре М.: ОАО «Московская типография № 11», 1998. - 224 с.

178. Медведева А.Г. Философская мысль XIX-XX веков: Лекции / А.Г. Медведева. Саратов: СГАП, 2000. - 40 с.

179. Меденица В. Тени забытых предков / В. Меденица // Вопросы философии. 2001. - № З.-С. 151-158.

180. Мечников И.И. Этюды о природе человека. Опыт оптимистической философии / ИИ. Мечников // Мечников И.И. Академическое собрание сочинений. М.: Медгиз, 1952. - T. XI. - С. 12-240.

181. Миголатьев A.A. Русская философия XIX в. / A.A. Миголатьев // Социально-гуманитарные знания. 2001. - № 5. - С. 80-89.

182. Мизун Ю.В., Мизун Ю.Г. Тайны будущего / Ю.В. Мизун, Ю.Г. Мизун -М.: Вече, 2000. 592 с. Электронная версия: http://solncev.ru.chat.ru/Solna8.htm

183. Мильдон В.И. Русская идея в конце XX века / В.И. Мильдон // Вопросы философии. 1996. - № 3. - С. 46-56.

184. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. / П.Н. Милюков. М.: Издат. группа «Прогресс» - «Культура», 1995.

185. Миркин Б.М. Экологический иллюзион / Б.М. Миркин // Природа. 1996. -№8.-С. 126-128.

186. Митяш Д.В. Парадоксы манифестации идеи негации смерти в культуре / Д.В. Митяш // Философские науки. 2003. - № 3. - С. 91-99.

187. Михайло Ломоносов: Жизнеописание. Избранные труды. Воспоминания современников. Суждения потомков. Стихи и проза о нем / Сост. Г.Е. Павлова, A.C. Орлов; Худож. Б.А. Орлов. М.: Современник, 1989. - 493 с.

188. Моисеев H.H. Вернадский и современность / H.H. Моисеев // Вопросы философии. 1994. - № 4. - С. 3-13.

189. Моисеев H.H. Ещё раз о проблеме коэволюции / H.H. Моисеев // Вопросы философии. 1998. - № 8. - С. 26-32.

190. Моисеев H.H. Избранные труды: В 2 т. Т. 2. Междисциплинарные исследования глобальных проблем. Публицистика и общественные проблемы / Н.Н.Моисеев. М.: ТайдексКо, 2003. - 264 с.

191. Моисеев H.H. Мир XXI века и христианская традиция / H.H. Моисеев // Вопросы философии. 1993. - № 8. - С. 3-14.

192. Моисеев H.H. Современный рационализм / H.H. Моисеев. М.: МНЭПУ, 1995. - 326 с.

193. Моисеев H.H. Человек и ноосфера / H.H. Моисеев. М.: Молодая гвардия,1990.-351 с.

194. Моисеева Г.Н. М.В. Ломоносов и русская литература / Г.Н. Моисеева // Русская литература. 1986. - № 4. - С. 25-34.

195. Мочалов И.И. Владимир Иванович Вернадский и религия. Ч. 1: XIX век. На пути к неконфессиональной религиозности / И.И. Мочалов. М.: Знание,1991. 64 с. (Новое в жизни, науке. Сер. «Культура и религия»; № 12).

196. Мочалов И.И. Владимир Иванович Вернадский. 1863-1945 гг. / И.И. Мочалов. М.: Наука, 1982. - 488 с.

197. Муравьев В.Н. Овладение временем. Избранные философские и публицистические произведения / В.Н. Муравьев. М.: РОССПЭН, 1998. - 320 с.

198. Н.Ф. Фёдоров и его воронежское-окружение (1894-1901). Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1998. - 240 с.

199. Н.Ф. Фёдоров: pro et contra: В 2 кн. Книга первая / Сост., вступ. ст. А.Г. Гачевой, С.Г. Семёновой, коммент. А.Г. Гачевой при участии A.JI. Евстигнеевой, Т.Г. Никифоровой, С.Г. Семёновой. СПб.: РХГИ, 2004. -1112 с.

200. На паутинке со звёзд на Землю // Природа. - 2001. - №4. - С. 91.

201. На пороге грядущего. Памяти Николая Фёдоровича Фёдорова (1829-1903). -М.: Пашков дом, 2004. 456 с.

202. Наточин Ю.В. Слово о Павлове / Ю.В. Наточин // Природа. 1999. - № 8. - С. 4-13.

203. Наумов Г. Ноосфера в прошлом и будущем / Г.Наумов // Наука и жизнь. -2004. № 9. - С. 92-97.

204. Наумов Г.Б. Биосфера в Космосе / Г.Б. Наумов // Земля и Вселенная. 2003. -№1.-С. 62-71.

205. Наумов Г.Б. Развитие учения о ноосфере / Г.Б. Наумов // Ноосфера. 2001. - № 5. •www.vernadsky.ru.

206. Нейромедиаторы в растениях//Природа. 1994. - № 2. - С. 41-49.

207. Николай Рерих. Ростов-на-Дону: изд-во «Феникс», 1998. - 512 с.

208. Никонов К.А. Руки прочь от сумасшедших! / К.А. Никонов // На грани невозможного. 2002. - № 17. - С. 12-13.

209. Одоевский В.Ф. Русские ночи / В.Ф. Одоевский. Л.: Наука, ЛО, 1975. - 320 с.

210. Одоевский В.Ф. Сочинения. В 2 т. / В.Ф. Одоевский. М.: Художественная литература, 1981.

211. Одоевский В.Ф. Сочинения. В 3 т. / В.Ф. Одоевский. СПб.: Издание книгопродавца Иванова, 1844.

212. Опарин А.И. Материя жизнь - интеллект / А.И. Опарин. - М.: Наука, 1977. - 204 с.

213. Переписка В.И. Вернадского с Б.Л. Лаговским (1918-1939). М.: Наука, 1979. - 271 с.

214. Переписка В.И. Вернадского с Б.Л. Лаговским (1940-1944). М.: Наука, 1980. - 224 с.

215. Петров М.К. Язык, знак, культура / М.К. Петров. М.: Наука, 1991. - 328 с.

216. Пионеры ракетной техники. Кибальчич, Циолковский, Цандер, Кондратюк. Избранные труды. М.: Наука, 1964. - 671 с.

217. Пионтковский И.А. Учение И.А. Мечникова об ортобиозе / И.А. Пионт-ковский // Мечников И.И. Академическое собрание сочинений / И.И. Мечников. М.: Медгиз, 1956. - Т. XII. - С. 265-289.

218. Пирс Ч.С. Избранные философские произведения/Ч.С. Пирс. М: Логос, 2000. - 412 с.

219. Пирс Ч.С. Логические основания теории знаков / Ч.С. Пирс. СПб.: Але-тейя, 2000. - 349 с.

220. Пирс Ч.С. Начала прагматизма / Ч.С. Пирс. СПб.: Алетейя, 2000. - 316 с.

221. Плимак Е.Г. Трагедия Радищева: столетие «безумно и мудро» / Е.Г. Пли-мак// Свободная мысль. 1991. - № 15. - С. 69-79.

222. Полеева Л. О неизвестных свойствах алкоголя и наркотиков / Л. Полеева. http ://w ww.roerich.tomsk.su: 8100/book/zdorovie/gl6 11 .htm

223. Порус В.Н. В. Соловьёв и Л. Шестов: единство в трагедии / В.Н. Порус // Вопросы философии. 2004. - № 2. - С. 148-159.

224. Православный церковный календарь. М.: Изд-во Московской Патриархии, 1989. -112 с.

225. Пул Р.Э. Русская диалектика между неоидеализмом и утопизмом (ответы Вл.С. Соловьёву) / Р.Э. Пул //Вопросы философии. 1995. - № 1. - С. 70-94.

226. Радищев А.Н. Полное собрание сочинений / А.Н. Радищев. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1938-1952.

227. Расторгуев С.П. Информационная война / С.П. Расторгуев. М.: Радио и связь, 1998. - 430 с.

228. Раушенбах Б.В. Логика троичности / Б.В. Раушенбах // Вопросы философии. 1993. -№3. - С. 62-70.

229. Раушенбах Б.В. Миф об антагонизме научного и религиозного мировоззрений / Б.В. Раушенбах // Природа. 1995. - № 1. - С. 9-11.

230. Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1813—1913). Статистические очерки / А.Г. Рашин. М.: Госстатиздат, 1956. - 352 с.

231. Рашковский Е.Б. Современное мироздание и философская традиция России: о сегодняшнем прочтении трудов Вл. Соловьёва / Е.Б. Рашковский // Вопросы философии. 1997. - № 6. - С. 92-106.

232. Рашковский Е.Б. Три оправдания: стержневые темы философии B.C. Соловьёва 1890-х годов / Е.Б. Рашковский // Вопросы философии. 2001. - № 6. - С. 94-104.

233. Режабек Б. Религиозный опыт Николая Фёдорова и космическое сознание / Б. Режабек // Материалы международной конференции «Космизм и русская литература». Белград: Филологический факультет, 2004. - С. 99-100.

234. Рерих Н.К. Избранное /Н.К. Рерих. М.: Правда, 1990. - 527 с.

235. Рогулин В.Е. Цивилизационные концепции русского космизма и современного альтернативного движения: методология, теоретическая и социально-практическая значимость: Автореф. дис. доктора филос. наук/Рогулин В.Е. М., 2000. - 36 с.

236. Розанов В.В. Мимолетное. 1915 год / В.В. Розанов // Русская идея / Сост. и авт. вступ. статьи М.А. Маскин. М.: Республика, 1992. - С. 259-294.

237. Розин В.М. Учение Даниила Андреева «Роза Мира» / В.М. Розин // Вопросы философии. 1998. - № 3. - С. 136-145.

238. Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. - 608 с.

239. Рудницкая Е.Л. Поиск пути. Русская мысль после 14 декабря 1825 года / Е.Л. Рудницкая. М.: Эдиториал УРСС, 1999. - 272 с.

240. Рукописные материалы К.Э. Циолковского / Составители: МЛ. Ржезникова, И.П Староверова, А.Г. Самохвалова. АН СССР. Труды. Архивы. Вып. 22. М.: Наука, 1966. -172 с.

241. Русский космизм: Антология философской мысли / Сост. С.Г. Семёновой, А.Г. Гачевой; Вступ. ст. С.Г. Семёновой; Предисл. к текстам С.Г. Семёновой, А.Г. Гаче-вой; Прим. А.Г. Гачевой. М.: Педагогика-Пресс, 1993. - 386 с.

242. Рывкинд А. Впереди своего века (КЗ. Циолковский) / Рывкинд А. М. : Б.и., 1978. -12 с.

243. Сабиров В.Ш. Жизнь. Смерть. Бессмертие (Обзор основных религиозно-философских парадигм) / В.Ш. Шабиров // Человек. 2000. - № 6. - С. 9-17.

244. Савельев C.B. Природа индивидуальности мозга человека / C.B. Савельев // Природа. 1995. - № 9. - С. 16-32.

245. Салахутдинов Г. Блеск и нищета К.Э. Циолковского / Г. Салахутдинов // Инженер. 1999.-№ 11.-С. 18-21.

246. Самойлович С.И. Гражданин вселенной / С.И. Самойлович. Калуга: Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, 1969. - 260 с.

247. Свинцов В.И. Пушкинская «похвала глупости» / В.И. Свинцов // Философские науки. 1999. - № 1-2. - С. 42-57.

248. Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) Наука и религия. Дух, душа и тело / Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Ростов н/Д: «Троицкое слово», 2001. - 320 с.

249. Семёнова С.Г. Владимир Иванович Вернадский (1863-1945) // Русский космизм: Антология философской мысли / С.Г. Семёнова. М.: Педагогика-Пресс, 1993. - С. 282-287.

250. Семёнова С.Г. Идея «активной эволюции» и новое экологическое мышление / С.Г. Семёнова // Стратегия выживания: космизм и экология / Отв. ред. Л.В. Фесенкова. М.: Эдиториал УРСС, 1997. - С. 16-26.

251. Семёнова С.Г. Николай Фёдоров и Фридрих Ницше / С.Г. Семёнова // Вопросы философии. 2001. - № 2. - С. 107-186.

252. Семёнова С.Г. Николай Фёдоров: Творчество жизни / С.Г. Семёнова. М.: Советский писатель, 1990. - 384 с.

253. Семёнова С.Г. Николай Фёдорович Фёдоров (жизнь и учение) / С.Г. Семёнова //Прометей. М.: Молодая гвардия, 1977. - Т. 11. - С. 87-105.

254. Семёнова С.Г. Николай Фёдорович Фёдоров / С.Г. Семёнова // Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993. - С. 64-69.

255. Семёнова С.Г. Паладин вечности / С.Г. Семёнова // Вопросы философии. -1993. -№ 1. С. 126-132.

256. Семёнова С.Г. Понятие «прогресса» в русском космизме / С.Г. Семёнова // Человек, космос, эволюция (традиции русской религиозной философии и современность): Сб. ст. М.: ИФРАН, 1992. - 126 с.

257. Семёнова С.Г. Тайны царствия небесного / С.Г. Семёнова. М.: Школа-Пресс, 1994.-415 с.

258. Семёнова С.Г. Философ будущего века: Николай Фёдоров / С.Г. Семёнова.- М.: Пашков дом, 2004. 584 с.

259. Семёнова С.Г. Философия воскресения Н.Ф. Фёдорова / С.Г. Семёнова // Фёдоров Н.Ф. Собр. соч.: В 4 т. / Н.Ф. Фёдоров. М.: Прогресс-Традиция, 1995.- Т. 1. С. 5-34.

260. Семенюк Э.П. Ноосферная перспектива человечества и информатика / Э.П. Семенюк // Научно-техническая информация. Сер. 1. - 2004. - № 1. - С. 1-9.

261. Семушкин A.B. У истоков европейской рациональности (начало древнегреческой философии): Учеб. пособие / A.B. Семушкин. М.: Интерпракс, 1996. - 192 с.

262. Сербиненко В.В. К вопросу о традиции платонизма в русской философии и в творчестве Вл. Соловьёва (памяти А.И. Абрамова) / В.В. Сербиненко // Вопросы философии. 2003. - № 6. - С. 128-135.

263. Симаков К.В. Концепция реального времени-дления В.И. Вернадского / К.В. Симаков // Вопросы философии. 2003. -№ 4. - С. 88-100.

264. Симейко В. Начало Вселенной / В. Симейко. http://moHtva.narod.ru/kr/vselen.htm

265. Синергетическая парадигма. Нелинейное мышление в науке и искусстве. -М.: Прогресс-Традиция, 2002. 496 с.

266. Скворцова Е.М. Теория и история культуры / Е.М. Скворцова. М.: ЮНИ-ТИ, 1999.-407 с.

267. Смирнов С.А. Опыты по философской антропологии / С.А. Смирнов // Философские науки. 1998. - № 3-4. - С. 17-39.

268. Соловьёв B.C. «Неподвижно лишь солнце любви.»: Стихотворения. Проза. Письма /B.C. Соловьёв. М.: Московский рабочий, 1990. - 444 с.

269. Соловьёв B.C. Догматическое развитие церкви (в связи с вопросом о соединении церквей) / B.C. Соловьёв. СПб.: Алетейя, 1994. - 84 с.

270. Соловьёв B.C. Избранное/B.C. Соловьёв. -М.: Советская Россия, 1990. 491 с.

271. Соловьёв B.C. О христианском единстве/В.С. Соловьёв. -М.: Рудомино, 1994. 336 с.

272. Соловьёв B.C. Письма. В 3 т. / B.C. Соловьёв. СПб: Типография товарищества «Общественная польза», 1911.

273. Соловьёв B.C. Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах / B.C. Соловьёв. М.: Наука, 2000. - Т. 1-2.

274. Соловьёв B.C. Россия и вселенская церковь /B.C. Соловьёв. Минск: Харвест, 1999.- 1600 с.

275. Соловьёв B.C. Смысл любви: Избранные произведения /B.C. Соловьёв. -М.: Современник, 1991. 524 с.

276. Соловьёв B.C. Собрание сочинений: В 8 т. / B.C. Соловьёв. СПб: Издание товарищества «Общественная польза», 1903.

277. Соловьёв B.C. Сочинения: В 2 т. 2-е изд. / B.C. Соловьёв. М.: Мысль, 1990.

278. Соловьёв B.C. Философия искусства и литературная критика / B.C. Соловьёв. М.: Искусство, 1991. - 702 с.

279. Соловьёв С.М. Владимир Соловьёв: Жизнь и творческая эволюция / С.М. Соловьёв. М.: Республика, 1997. - 431 с.

280. Сорокин П.А. Николай Бердяев / П.А. Сорокин // H.A. Бердяев: pro et contra. СПб.: РХГИ, 1994. - С. 477-482.

281. Сорокина В.Г. Вернадский глазами царской охранки / В.Г. Сорокина // Природа. 2003. - № 11. - С. 66-70.

282. Струве П.Б. Размышления о русской революции. (Фрагменты из работ) / П.Б. Струве. М.: Знание, 1991. - 64 с.

283. Ступель A.M. Владимир Фёдорович Одоевский. 1804-1869. Популярная монография / A.M. Ступель. JL: Музыка, ДО, 1984. - 94 с.

284. Стюарт Артур Ф. Логика абдукции в религии и науке: пренебреженный аргумент Чарльза Сэндерса Пирса в поддержку реальности Бога / Артур Ф. Стюарт//Научно-техническая информация. Сер. 2. - 1999. - № 10. - С. 21-26.

285. Субетто А.И. Микрокосм и макрокосм / А.И. Субетго // Русский космизм и ноосфера: тезисы докладов Всесоюзной конференции. М.: МФТИ, 1989. - Ч. I. - С. 133-138.

286. Сытник K.M., Апанович Е.М., Стойко С.М. Вернадский В.И. Жизнь и деятельность на Украине. 2-е изд. / K.M. Сытник, Е.М. Апанович, С.М. Стойко. -Киев: Наукова думка, 1984. 368 с.

287. Таланцев Д. Наука свидетельствует о Боге / Д. Таланцев. http://molitva.narod.ru/kr/scgocl.litm

288. Тареев М.М. Религия и общественность / М.М. Тареев // Бердяев H.A. Новое религиозное сознание и общественность. М.: Канон+, 1999. - С. 355-421.

289. Тейяр де Шарден П. Божественная среда / П. Тейяр де Шарден. М.: Ренессанс, 1992. - 311 с.

290. Тимошков A.A. У истоков геронтологии (Послесловие) / A.A. Тимошков // Мечников И.И. Этюды оптимизма. М.: Наука, 1988. - С. 277-314.

291. Толстой Л.Н. Неизбежный переворот / Л.Н. Толстой // Поли. собр. соч. -М.: Гос. изд-во «Худож. лит-ра», 1936. Т. 38. - С. 72-99.

292. Троицкий Е.С. О русской идее. Очерк теории возрождения нации. В двух частях/Е.С. Троицкий. М.: Б.И., 1994. - 313 с.

293. Тростников В.Н. Религиозные корни космизма / В.Н. Тростников // Стратегия выживания: космизм и экология / Отв. ред. Л.В. Фесенкова. М.: Эдиториал УРСС, 1997. - С. 253-257.

294. Трубецкой E.H. Из прошлого. Воспоминания. Из путевых заметок беженца / E.H. Трубецкой. Томск: Изд-во «Водолей», 2000. - 352 с.

295. Трубецкой E.H. Миросозерцание B.C. Соловьёва / E.H. Трубецкой. М.: Медиум, 1995.-Т. 2.-624 с.

296. Трубецкой E.H. Миросозерцание Вл. С. Соловьёва / E.H. Трубецкой. М.: Путь, 1913.-Т. 1.-632с.

297. Трубецкой E.H. Смысл жизни / E.H. Трубецкой. М.: ООО «Издательство ACT»; Харьков: «Фолио», 2000. - 656 с.

298. Туровский М.Б., Туровская C.B. Концепция В.И. Вернадского и перспективы эволюционной теории / М.Б. Туровский, C.B. Туровская // Вопросы философии. -1993,-№6.-С. 88-104.

299. Турьян В. Юпитер сердится на Циолковского / Турьян В. // Инженер. -2000. -№ 4. -С. 22-23.

300. Турьян М.А. Предвидения В.Ф. Одоевского: Штрихи к портрету писателя / М.А. Турьян // Русская речь. 1988. - № 3. - С. 31-33.

301. Узилевский Г.Я. К исследованию оснований антропологической семиотики. Человек как символическое существо. Интеллект человека как его внутренняя форма / Г.Я. Узилевский // Научно-техническая информация. Сер. 2. - 2001. - № 11. - С. 7-22.

302. Урсул А.Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации / А.Д. Урсул. М.: Луч, 1993. - 275 с.

303. Урсул А.Д. Устойчивое (ноосферное) развитие / А.Д. Урсул // Земля и Вселенная. 2003. - № 5. - С. 47-54.

304. Фёдоров Н.Ф. Собр. соч.: В 4 т. / Н.Ф. Фёдоров. М.: Прогресс-Традиция, 1995-1999.

305. Фёдоров Н.Ф. Собр. соч.: В 4 т. Дополнения. Комментарии к т. 4 / Н.Ф. Фёдоров. М.: Традиция, 2000. - 640 с.

306. Фёдоров Н.Ф. Сочинения / Сост., вступ. и прим. С.Г. Семёновой / Н.Ф. Фёдоров. М.: Раритет, 1994. - 416 с.

307. Фёдоров Н.Ф. Сочинения / Н.Ф. Фёдоров. М.: Мысль, 1982. - 711 с.

308. Фёдоров Н.Ф. Философия общего дела (отрывки) / Н.Ф. Фёдоров // Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993. - С. 69-78.

309. Фёдоров Ю.М. Сумма антропологии. Кн. 1. Расширяющаяся Вселенная Абсолюта / Ю.М. Фёдоров. Новосибирск: ВО «Наука». Сибирская издательская фирма, 1994. - 402 с.

310. Федосов И.А. Из истории русской общественной мысли XVIII столетия / И.А. Федосов. М.: Изд-во Московского ун-та, 1967. - 260 с.

311. Филиппов Е.М. Вселенная, Земля, жизнь / Е.М. Филиппов. Киев: Наукова думка, 1983. - 240 с.

312. Философия бессмертия и воскрешения: По материалам VII Фёдоровских чтений. 8-10 декабря 1995. Вып. 1. М: Наследие, 1996. - 272 с.

313. Философия бессмертия и воскрешения: По материалам VII Фёдоровских чтений. 8-10 декабря 1995. Вып. 2. М.: Наследие, 1996. - 288 с.

314. Флоренский П.А. Сочинения: В 4 т. Т. 4 / Сост. и общ. ред. игумена Андроника (A.C. Трубачева) и др.; Вступ. ст. игумена Андроника (A.C. Трубачева) / П.А. Флоренский. М.: Мысль, 1998. - 800 с. (Философское наследие; Т. 122)

315. Флоренский П.А. Т. 1. Столп и утверждение истины, 1-2 / П.А. Флоренский. М.: Правда, 1990. - XVI, 839 с.

316. Флоренский П.В. Подсмотренный разговор. В.И. Вернадский Н.И. Вавилов / П.В. Флоренский //Человек. - 1999. - № 2. - С. 44-56.

317. Флоровский Г. Из прошлого русской мысли / Г. Флоровский. М.: Аграф, 1998.-432 с.

318. Флоровский Г. Пути русского богословия / Г. Флоровский. Киев: Христи-анско-благотворительная ассоциация «Путь к истине», 1991. - 600 с.

319. Франк C.JI. Духовные основы общества / C.JI. Франк. М.: Республика, 1992.-510 с.

320. Франк C.JI. Реальность и человек / C.JI. Франк. М.: Республика, 1997. - 479 с.

321. Франк C.JI. Русское мировоззрение / C.JI. Франк. СПб.: Наука, 1996. - 736 с.

322. Фридрих Шеллинг: pro et contra / Сост., вступ. ст. В.Ф. Пустарнакова, примеч. М.А. Ходанович. СПб.: РХГИ, 2001. - 688 с.

323. Хазен A.M. Разум природы и разум человека / A.M. Хазен. М.: РИО «Мос-облупрполиграфиздата», 2000. - 608 с.

324. Хайруллин К.Х. Философия космизма / К.Х. Хайруллин. Казань: Дом печати, 2003.-370 с.

325. Хлебников В. Собрание сочинений: В 3 т. / В. Хлебников. СПб: Академический проект, 2001. - Т. 3. - 685 с.

326. Холодный Н.Г. Из воспоминаний о В.И. Вернадском / Н.Г. Холодный // Почвоведение. 1945. - № 7. - С. 325-326.

327. Хохрина E.H. Философские основания выживания человечества в контексте глобально-экологического кризиса: Дис. доктора филос. наук / E.H. Хохрина. Самара, 2001. - 284 с.

328. Хуторский A.B. Отечественные предпосылки философии виртуального образования / Хуторский A.B. http://www.eidos.ru/books/yirtedu ru.html

329. Циолковская JI.K. Циолковский и религия / К.Э. Циолковский // Наука и религия. 1988. - № 10. - С. 36.

330. Циолковский К.Э. Будущее Земли и человечества / К.Э. Циолковский. Калуга: Гублит № 213; Гостипография КГСНХ, 1928. - 28 с.

331. Циолковский К.Э. Вне Земли/К.Э. Циолковский. М.: Сов. Россия, 1958. -154 с.

332. Циолковский К.Э. Воля Вселенной / К.Э. Циолковский. Калуга: Гублит №213; Гостипография КГСНХ, 1929. - 29 с.

333. Циолковский К.Э. Грёзы о Земле и о небе / К.Э. Циолковский. Тула: Приок. кн. изд-во, 1986.-447 с.

334. Циолковский К.Э. Документы и материалы. 1879-1966. Калуга: Приок. кн. изд-во, 1967. - 148 с.

335. Циолковский К.Э. Жизнь в межзвёздной среде / К.Э. Циолковский. М.: Наука, 1964. - 84 с.

336. Циолковский К.Э. Избранные труды / К.Э. Циолковский. М.: Изд-во АН СССР, 1962. - 535 с.

337. Циолковский К.Э. Космическая философия / под ред. акад. B.C. Авдуев-ского / К.Э. Циолковский. М.: Эдиториал УРСС, 2001. - 480 с.

338. Циолковский К.Э. Монизм Вселенной / К.Э. Циолковский. Калуга: Калужская типография Мособлполиграфа, 1931. - 84 с.

339. Циолковский К.Э. Мысли о будущем. Высказывания / К.Э. Циолковский. -Калуга: Кн. изд-во, 1958. 22 с.

340. Циолковский К.Э. Неизвестные разумные силы / К.Э. Циолковский. М.: Московский рабочий, 1991. - 44 с.

341. Циолковский К.Э. Нирвана / К.Э. Циолковский. Калуга: Изд. авт., 1914. - 32 с.

342. Циолковский К.Э. Отклики литературные. К. Циолковский (отзывы о изобретениях автора). Калуга: Гублит № 213; Гостипография КГСНХ, 1928. - 41 с.

343. Циолковский К.Э. Причина Космоса. Воля Вселенной. Научная этика / К.Э. Циолковский. М.: Космополис, 1991. - 87 с.

344. Циолковский К.Э. Собрание сочинений: В 4 т. / К.Э. Циолковский. М.: Изд-во АН СССР; Наука, 1951-1964.

345. Циолковский К.Э. Странный случай / К.Э. Циолковский. http://www-osd.krid.crimea.ua/~arv/heidok/heidok 81 .html

346. Циолковский К.Э. Утописты. Живая Вселенная / К.Э. Циолковский // Вопросы философии. 1992. - № 6. - С. 132-158.

347. Черненко Г.Ш. Город надежды: Петербург-Петроград-Ленинград в жизни К.Э. Циолковского / Г.Ш. Черненко. Л.: Лениздат, 1986. - 190 с.

348. Чехов А.П. Собр. соч.: В 12 т. / А.П. Чехов. М.: Правда, 1985.

349. Чижевский А.Л. На берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским: Воспоминания / А.Л. Чижевский. М.: Мысль, 1995. - 715 с.

350. Чижевский А.Л. Поэзия / Составл., вступит, статья, примеч. Л.Т. Энгель-гардт, худ. Е.А. Смирнов / А.Л. Чижевский. М., 1998. - 384 с.

351. Чижевский и образование: Сборник научных трудов и материалов, посвященных исследованию научно-культурного наследия А.Л. Чижевского / Под общ. ред. В.А. Лыткина. Сост.-ред. Е.Л. Прасолова. Калуга: КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2000. - 352 с.

352. Чучин-Русов А.Е. Конвергенция культур / А.Е. Чучин-Русов. М.: ИЧП «Издательство Магистр», 1997. - 40 с.

353. Шаховская А.Д. Кабинет-музей В.И. Вернадского / А.Д. Шаховская. М.: Изд-во АН СССР, 1959. - 50 с.

354. Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения: В 2 т.: Пер. с нем. / Сост., ред. A.B. Гулыга; Прим. М.И. Левиной и A.B. Михайлова / Ф.В.Й. Шеллинг. М.: «Мысль», 1989.

355. Шеллинг Ф.В.Й. Идеи к философии природы как введение в изучение этой науки / Ф.В.Й. Шеллинг. СПб.: Наука, 1998. - 518 с.

356. Шеллинг Ф.В.Й. Философия искусства / Ф.В.Й. Шеллинг. М.: «Мысль», 1966. - 496 с.

357. Шемякин Ю.И. Семантическая аксиоматика идентификации систем Вселенной / Ю.И. Шемякин // Научно-техническая информация. Сер. 2. - 2001. - № 10. - С. 1-6.

358. Шестов JT. Николай Бердяев. Гнозис и экзистенциальная философия / Л. Шестов // H.A. Бердяев: pro et contra. Кн. 1 / Сост., вступ. ст. и прим. A.A. Ер-мичева. СПб: РХГИ, 1994. - С. 411-436.

359. Шлегель Ф. Эстетика. Философия. Критика. В 2 т. / Ф. Шлегель. М.: Искусство, 1983.

360. Штеренберг М.И. Сущность жизни: физический, системный и мистический планы / М.И. Штеренберг // НТИ. Сер. 2. - 1999. - № 6. - С. 7-11.

361. Шторм Г.П. Потаённый Радищев. Вторая жизнь «Путешествия из Петербурга в Москву». Изд. третье, перераб. и вновь доп. / Г.П. Шторм. М.: Художественная литература, 1974. - 416 с.

362. Шубникова О.М. Воспоминания о В.И. Вернадском как учителе / О.М. Шубникова // Записки Всероссийского минералогического общества. Сер. 2. -1946. -Ч. 75.-№ 1.-е. 43-45.

363. Шульман О.И. Владимир Соловьёв и мировая культура / О.И. Шульман // Человек. 2000. - № 2. - С. 184-188.

364. Щербак Н.П. Владимир Иванович Вернадский / Н.П. Щербак. Киев: Нау-кова думка, 1979. - 100 с.

365. Щербатов М.М. Неизданные сочинения / М.М. Щербатов. М.: ОГИЗ; СОЦЭКГИЗ, 1935.-216 с.

366. Щербатов М.М. Сочинения / М.М. Щербатов. СПб.: Т-во «Печатня С.П. Яковлева», 1896. - Т. I (Политические сочинения). - 1059 с.

367. Щербатов М.М. Сочинения /М.М. Щербатов. СПб.: «Типография М. Акинфьева и И. Леонтьева», 1898. - Т. П (Статьи историко-политические и философские). - 628 с.

368. Эйнштейн А. Собрание научных трудов: В 4 т. / А. Эйештейн. М.: Наука, 1965.

369. Энциклопедия Третьего Рейха. М.: Локид-Миф, 1996. - 587 с.

370. Эггингер Р. Перспективы бессмергия/Р. Эттингер. М.: Научный мир, 2003. - 262 с.

371. Яковенко С.И. Философия незамкнутости / С.И. Яковенко // Вопросы философии. 1996. - № 2. - С. 41-50.

372. Яншин А. Л. Об издании «Полного собрания сочинений» академика В. И. Вернадского / А.Л. Яншин // Природа. 1989. - № 9. - С. 103. Электронная версия: http://vernadsky.lib.ru

373. Boros Ladislaus. Living in hope: Future perspectives in Christian Thought / Transi, by W. J. O'Hara / Ladislaus Boros. London: Burns & Oates, 1969. - 127 p.

374. Cardinal Giacomo Biffi Soloviev And Our Time / Cardinal Giacomo. www.tcmews.com

375. Cioran Samuel D. Vladimir Solov'ev and the Knight Hood of the Divine Sophia / Samuel D. Cioran. Waterloo (Ont): Wilfrid Laurier Univ. Press, cop. 1977. - 280 p.

376. Djordjevich R. Russian cosmism (with the selective bibliography) and its uprising effect on the development of space research Serb / R. Djordjevich. http://saj.matf.bg.ac.yu/159/pdf/105-109.pdf

377. Donaldson Th. Jesus Was an Immortalist / Th. Donaldson. http ,7/www.quantium.plus. com/lr/lr3 4. htm

378. Doorly, John W. God and Science / John W. Doorly. London: Muller, 1949. - 227 p.

379. Gregerson Jon. The Transfigured Cosmos: Four Essays in Eastern Orthodox Christianity / Jon Gregerson. New York: Ungar, opp. 1960. - 111 p.

380. Gregorios Paulos. The Human Presence: An Orthodox View of Nature / Paulos Gregorios. Geneva: World Council of Churches, cop. 1978. - 103 p.

381. Koehler Ludmila. N. F. Fedorov: The Philosophy of Action / Ludmila Koehler. -Pittsburgh: Institute for the Human Sciences, 1979. 164 p.

382. Koyré Alexandre. La philosophie et le problème national en Russie au début du XIX-е s / Alexandre Koyré. Paris: Champion, 1929. - 212 p.

383. Lampert E. I. The Divine realm; Towards a theology of the Sacraments / By Ev-gueny Lampert / E. I. Lampert. London: Faber and Faber, 1944. - 140 p.

384. Lampert E.I. The Apocalypse of History: Problems of Providence and Human Destiny / By E. Lampert / E. I. Lampert. London: Faber and Faber, 1948. - 180 p.

385. Lopatin L.M. The Philosophy of Vladimir Soloviev / L.M. Lopatin 11 Mind, New Series, Vol. 25. № 100 (Oct. 1916). - P. 425-460.

386. Lukashevich S. N. F. Fedorov (1828 1903): A study in Russian Eupsychian and Utopian thought / S.N. Lukashevich. - New York: Univ. of Delaware Press; London: Assoc. Univ. Presses, cop. 1977. - 316 p.

387. Mayne Ellen. The Christian Philosophy of Vladimir Solovyov / Ellen Mayne. -Richmond Hill (Surrey): New Atlantis Found., 1957. 18 p.

388. Mokievsky P.K. Philosophy in Russia / P.K. Mokievsky // Mind, Vol. 25. №. 57 (Jan., 1890).-P. 155-160.

389. Moss V. Four prophecies of the Antichrist / Moss V. Old Woking (Surrey): Gresham Books, 1979. - 26 p.

390. Moss V. The Life-bearing Source / Moss V. Old Woking (Surrey): Gresham Books, 1979. -35 p.

391. Munzer Egbert. Solovyev: Prophet of Russian-Western unity / Egbert Munzer. -New York: Philosophical Libr., 1956. VI, 154 p.

392. Perry M. Nikolai Fedorovich Fedorov (1829-1903) / M. Perry. http://www.utm.edu/research/iep/f/fedorov .htm

393. Putnam George F. Russian Alternatives to Marxism. Christian Socialism and Idealistic Liberalism in Twentieth-Century Russia / By George F. Putnam / George F. Putnam. Knoxville: The Univ. of Tennesse Press, cop. 1977. - XI, 233 p.

394. Redington N.H. Nikolai Fedorovich Fedorov and Anthropo-Cosmism / N.H. Redington. http://www.voskrese.info/spl/XnfFyodorov.html

395. Robinson Wendy. Exploring silence/Wendy Robinson. Oxford: SLG Press, cop. 1974. - 21 p.

396. Rosenthal B.G., ed. The Occult in Russian and Soviet Culture / Rosenthal B.G. -Ithaca, N.Y.: Cornell University Press, 1997. VII, 468 p. http://www.h-net.org/reviews/showrev.cgi?path-16609890089662

397. Russia Under the Last Tsar / Theofanis George Stavrou, ed. Minneapolis: Univ. of Minnesota Press, cop. 1969. VIII, 265 p.

398. Saraydarian, Haroutiun (Torkom). Breakthrough to Higher Psychism / Saraydarian, Haroutiun (Torkom). West HUls:T.S.G.Publ.Foundation,1990. - 135p. (Visions for the Twenty-First Century).

399. Saraydarian, Haroutiun (Torkom). The Ageless Wisdom / Saraydarian, Har-outiun (Torkom). West Hills:T.S.G.Publ.Foundation, 1990. - 337p. (Visions for the Twenty-First Century). Bibliogr.

400. Scanlan J.P. N.F. Fedorov: The Philosophy of Action / J.P. Scanlan // The Slavic and East Europian Journal. Vol. 25. № 1 (Spring, 1981). - P. 115-117.

401. Schmemann A. D. The World as Sacrament / Alexander Schmemann. London: Darton, Longman & Todd, 1966. - 142 p.

402. Schmemann, A., ed. Ultimate Questions: An Anthology of Modern Russian Religious Thought I Alexander Schmemann. New York: Holt, Rinehart and Winston, 1965; reprint Crestwood, NY: St. Vladimir's Seminary Press, 1977. - 175 p.

403. Sherrard Philip. Christianity and Eros: Essays on the theme of sexual love / Philip Sherrard. London: SPCK, 1976. - 93 p.

404. Sobornost: A Study in Modern Russian Orthodox Theology: Thesis / By J. H. Pain. London.: Oxford Univ., 1967. - VII, 297 p.

405. Soloviev A.V. Holy Russia: The history of a relegious-social idea / By Alexander V. Soloviev / A.V. Soloviev. s-Gravenhage: Mouton, 1959. - 61 p.

406. Soloviov M. "The 'Russian Trace' in the History of Cryonics" / M. Soloviev // Cryonics 16:4 (4th Quarter, 1995). P. 20-23.

407. Tandy Ed., Perry M. N.F. Fedorov, Russian Come-Upist. / Ed. Tandy, M. Perry http://www.quantium.plus.com/venturist/iyodorov.htm

408. Tavintsev V.D. N.F.Fedorov: 100 years from eternity. View from the Ryazan ground native land of the philosopher / V.D. Tavintsev. http://registmi.narod.ru/fedorov/fedorov-eng.htm

409. The Christian Duty of Happiness / C. A. Alington. London: Faber and Faber, 1955. - 88 p.

410. The Prophets on Main Street / J. Elliott Corbett. 6. print. Richmond (Va.): John Knox Press, 1967. - 155 p.

411. Thunberg Lars. Man and the cosmos: The Vision of St. Maximus the Confessor / With a forew/Lars Thunberg. Crestwood (N. Y.): St. Vladimir's Seminary Press, 1985. - 184 p.

412. Thunberg Lars. Microcosm and Mediator: The teological anthropology of Maximus the Confessor / Lars Thunberg. Lund: Gleerup; Copenhagen: Munksgaard, 1965. - XII, 500 p.

413. Ultimate Questions: An Anthology of Modern Russian Religious Thought / Ed. and with an Introd. by Alexander Schmemann. New York etc.; Holt, Rinehart and Winston, cop. 1965. - 310 p.

414. View from the Ryazan ground native land of the philosopher. http://registrni.narod.ru/fedoroy/fedorov-eng.htm

415. Volf M. "The Trinity is our social program" / M. Volf // Modern Theology 14:13. July 1988. - P. 433-422.432. von Balthasar Hans Urs. Vladimir Sergeevich Soloviev on the Antichrist / Hans Urs von Balthasar. www.tcmews.com

416. Voznik V. Vladimir S. Soloviev and the Politics of Human Rights / V. Voznik // Journal of Church & State; Winter 99, Vol. 41. Issue 1. - P. 33-50.

417. Young George M., Nikolai F. Fedorov: An Introduction Nordland publishing company / George M. Young. Belmont, Massachusets, 1979. - 272 p.

418. Zakydalsky T. D. N. F. Fyodorov's Philosophy of Physical Resurrection / T. D. Zaky-dalsky. Ann Arbor, Mich.: UMI, 1976. A Ph.D. dissertation (Bryn Mawr) of 531 pages.

419. Zander L.A. L'orthodoxie occidentale / L, Zander; Trad, de Jacques Touraille. -Paris: Éd. du Centre d'études orthodoxes, 1958. 51 p.

420. Zander L. A. Vision and Action / Zander L. A. / By L.A. Zander; With an Introd. by the Bishop of Chichester; Transi, from Russ. by Natalie Duddington. London: Gollancz, 1952. - 224 p.

421. ZemovN. M. Three Russian Prophets: Khomiakov, Dostoevsky, Soloviev / Nicolas Zemov; with apref. by the author. 3 ed. GulfBreeze (Fla.): Acad. Litem. Press, cop. 1973. - XIII, 171 p.

422. Zey M.G. Expansionary perspective (the expansionary theory of human development) / M.G. Zey. http://www.zey.com/perspective.htm

423. Zouboff Peter P. Godmanhood as the Main idea of the Philosophy of Vladimir So-lovyev / By Peter P. Zouboff. Poughkeepsie (N. Y.)., cop. 1944. 233 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 280578