Русский Обще-Воинский Союз 1920-1930 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Федоров, Сергей Сергеевич

Диссертация и автореферат на тему «Русский Обще-Воинский Союз 1920-1930 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 368613
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Федоров, Сергей Сергеевич
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
185

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Федоров, Сергей Сергеевич

Введение.

Глава 1.

Организация Русского Обще-Воинского Союза

§ 1. Причины создания и начало деятельности Русского ОбщеВоинского Союза.

§ 2. Структура и финансовое обеспечение деятельности Русского

Обще-Воинского Союза.

Глава 2.

Русский Обще-Воинский Союз во второй половине 1920-х гг.

§ 1. Деятельность Русского Обще-Воинского Союза в 1924

§ 2. Деятельность А.П. Кутепова на посту председателя Русского

Обще-Воинского Союза.

§ 3. Противостояние Русского Обще-Воинского Союза и советских спецслужб.

Глава 3.

Русский Обще-Воинский союз в 1930-е гг.

§ 1. Русский Обще-Воинский Союз и мировая политика.

§ 2. Русский Обще-Воинский Союз и организация военного образования в эмиграции.

§ 3. Похищение Е.К. Миллера и кризис Русского Обще-Воинского

Союза.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Русский Обще-Воинский Союз 1920-1930 гг."

Актуальность темы исследования. Рубеж XX - XXI вв. стал в России периодом всестороннего реформирования всех сторон жизни общества, экономики, идеологии и государства. В контексте подобных фундаментальных изменений приобрели большую злободневность поиск направлений, методов и целей реформирования государственности страны, поиск идеологических обоснований модификаций, который реализовался в необходимости формулировки новой национальной идеи, которая способствовала бы консолидации российского общества.

Адекватное потребностям развития современного государства, но, в то же время, исторически аргументированное разрешение этих важных проблем невозможно без объективного анализа богатейшего идейно-культурного и организационного опыта, который был накоплен предыдущими поколениями. Одними из наиболее драматических событий российской истории стали события 1917 г. Их влияние ощущается до настоящего времени. В числе последствий революционных катаклизмов стали масштабная эмиграция населения, формирование практически во всем мире русской диаспоры. История российской эмиграции дает ценный материал для изучения многих важных процессов, в том числе адаптации и сохранения национальных культурной, идеологической и иной специфики в чужеродной этнической и правовой среде, для анализа генезиса и реализации конфликтных ситуаций, а также для их урегулирования. Этот аспект имеет большое значение в связи с новой геополитической ситуацией, возникшей после распада СССР, когда на территории ныне независимых государств оказалась численно значительная русская диаспора. Изучение проблемы в исторической ретроспективе может помочь также в прогнозировании поведения современных многочисленных мигрантов в России и за ее пределами, понять логику процессов эмиграции и иммиграции.

Наиболее ярко стремление к сохранению национальной идентичности проявилось в 1920-е - 1930-е гг. в среде русской военной эмиграции. Военными была предпринята наиболее последовательная и удачная попытка реформирования структур императорской России в связи с изменившимся их положением, приспособления такого важнейшего института государства, как армия, к бытию в условиях другого государства. Это сопровождалось формированием новой военной доктрины, решением сложных организационных задач.

Приоритетное место в этих действиях заняло создание прямого приемника императорской армии - Русского Обще-Воинского Союза (РОВСа). О его многообразной деятельности по реформированию военной сферы, по сохранению традиций российского офицерства, противостоянии с политическими оппонентами и советскими спецслужбами известно еще недостаточно, хотя этот опыт представляет большой познавательный и практический интерес для совершенствования институтов (прежде всего армейских), для культурно-идеологического развития современной России.

Изучение истории Русского Обще-Воинского Союза позволяет представить национальную историю как непрерывный, не разделенный по идеологическому признаку и территориальному фактору процесс, что, в свою очередь, способствует достижению полного и объективного представления о прошлом.

Поставленная в настоящем исследовании проблема, призванная ликвидировать существенные пробелы в изучении истории российской эмиграции, всего общества, обладает несомненной научной актуальностью.

Историография проблемы. Интерес к истории русского военного зарубежья сформировался сравнительно рано. Еще в 1920-х гг. в СССР появились посвященные этой тематике публикации Н. Алексеева, А. Белова, А.В. Бобрищева-Пушкина, H.JI. Мещерякова1 и др. Разумеется, они не преследовали цель научного осмысления заявленной темы, а имели сугубо пропагандистское значение и были крайне тенденциозны, представляя эмигрантов исключительно в негативном свете, приписывая им предательство своей страны, констатируя отсутствие у них единой идеи. Такое сложное и неоднозначное явление, как российская эмиграция, трактовалось примитивно. Она трактовалась в качестве военной оппозиции большевистскому режиму. Советская историография конца 1920-х - 1930-х гг. обращалась к изучению лишь отдельных аспектов Русского зарубежья: в основном его идеологических основ. Многие же проблемы оставались вне систематического и конкретного анализа.

Эмигрантская историография того периода также была крайне ангажированным и необъективным явлением. В работах В.Х. Даватца, Н.Н. Львова2 и других подводились итоги Гражданской войны с антисоветских позиций, и рассказывалось о первых годах существования русской военной диаспоры. Однако эмигранты располагали непосредственной и обширной информацией о состоянии зарубежья, и в некоторых из работ приводился ценный фактический материал, давался интересный анализ ситуации в эмигрантской среде (труды Г.Н. Пио-Ульского, Н.Н. Чебышева и др.)3. Похищение А.П. Кутепова или кончины

1 Алексеев Н. На службе у империалистов. М., 1923; Белов А. Белое похмелье. Русская эмиграция на распутье. М.; Пг„ 1923; Бобрищев-Пушкин А.В. Война без перчаток. Л., 1925; Мещеряков Н.Л. На переломе (Из настроений белогвардейской эмиграции). М., 1922.

2 Даватц В.Х. Годы: Очерки пятилетней борьбы. Белград, 1926; Львов Н.Н. Русские в Галлиполи. Берлин, 1923.

3 Пио-Ульский Г.Н. Русская эмиграция и ее значение в культурной жизни других народов. Белград, 1939; Чебышев Н.Н. Близкая даль. Париж, 1933. других руководителей Русского Обще-Воинского Союза находили широкое отражение в эмигрантской историографии. Многие из этих работ написаны вскоре после событий и содержат ценные биографические сведения4.

В 1930-е - 1960-е гг. в изучении эмиграции советскими историками наступил перерыв. Тема оказалась фактически под запретом, который был обусловлен идеологическими ограничениями и недоступностью источников.

Только в конце 1960-х гг. в связи с общим изменением ситуации в советской исторической науке в условиях «оттепели», формированием новых тематических направлений научного поиска ситуация с изучением эмиграции начала меняться, стали появляться работы по истории Русского зарубежья. Во второй половине 1970-х - 1980-х гг. этой проблеме были посвящены труды Д.П. Голинкова, Г.З. Иоффе, Г.Ф. Барихновского, Ю.В. Мухачева и др5. В числе прочих тем в них рассматривалась и военная эмиграция. Однако эти труды были далеки от объективности. В них история русской эмиграции оценивалась только как составная часть контрреволюции, и большинство из работ касалось идеологических аспектов проблемы российской эмиграции и её раннего периода, 1920 — 1924 годов.

4 Цуриков Н.А. Генерал Александр Павлович Кутепов. Прага, 1930; Генерал Кутепов. Париж, 1934; Похищение генерала Кутепова большевиками. Париж, 1930; Данилов Ю. Великий князь Николай Николаевич. Париж, 1930; Главнокомандующий русской армией генерал барон Врангель. К 10-летию кончины. Белград, 1938; Бурцев В.Л. Большевистские гангстеры в Париже. Похищение генерала Кутепова. Париж, 1939.

5 Голинков Д.П. Крах вражеского подполья (Из истории борьбы с контрреволюцией в Советской России 1917 - 1925 гг.). M., 1971; Он же. Крушение антисоветского подполья в СССР (1917 - 1925 гг.) М., 1975; Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. М., 1977; Барихновский Г. Ф. Идейно-политический крах белоэмиграции и разгром внутренней контрреволюции (1921-1924 гг.). Л., 1978; Мухачев Ю. В. Идейно-политическое банкротство планов буржуазного реставраторства в СССР. М., 1982.

Среди исследований советского периода следует особенно выделить труды JI.K. Шкаренкова,6 наиболее полно представлявшие путь российской эмиграции первой волны. В обобщающей монографии этого автора впервые в историографии выделялась специальная глава, посвященная деятельности Русского Обще-Воинского Союза. Автор ввел в научный оборот большое количество новой информации, в том числе извлеченной из материалов Русского заграничного исторического архива в Праге, попавшего в 1945 г. в СССР. Однако излагалась она в соответствии с господствовавшими в советской историографии стереотипами, преимущественно в негативном контексте. В частности, в книге делался вывод о том, что деятелями русской эмиграции двигали исключительно корыстные, честолюбивые цели, которые заключались в осуществлении контрреволюции и возврате себе прошлой экономической и политической власти. О методах своего исследования JI.K. Шкаренков писал следующее: «Автор руководствовался ленинской методикой отношения к этой печати. В.И. Ленин сам показал пример того, как можно умело использовать для научного анализа общественно-политических процессов, а также в целях пропаганды и контрпропаганды литературные и документальные 7 источники из враждебного лагеря» . Это также подтверждает необъективность освещения проблемы и негативное отношение к Русскому зарубежью.

Третье издание книги JI.K. Шкаренкова появилось в 1987 г. в условиях перестройки и гласности. Вскоре в исторической науке произошли глубокие перемены, связанные с изменением тематических приоритетов и введением в научный оборот источников, которые

6 Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. 2-е изд. М., 1986; 3-е изд. М., 1987; Он же. Белая эмиграция: агония контрреволюции // Вопросы истории. 1976. № 5. С. 100 - 120; Он же. Конец белой эмиграции // Вопросы истории. 1979. № 8. С. 85 - 103.

7 Шкаренков JT.K. Агония белой эмиграции. 2-е изд. М., 1986. С. 7 модифицировали представления об отечественной истории, в том числе и об эмиграции. Первоначально новая информация становилась известной благодаря средствам массовой информации. Через два года после выхода книги JI.K. Шкаренкова в газете «Неделя» была опубликована серия статей8, из которых впервые стали известны подлинные обстоятельства похищения председателей Русского Обще-Воинского Союза советскими спецслужбами. В эмигрантской среде этот материал вызвал негативное отношение, автора упрекали в том, что в очерках «историческая правда не только урезана многочисленными пропусками и умолчаниями, но и перемешана с фальсификациями»9. Отчасти эти обвинения соответствовали действительности, не все детали похищения генералов были раскрыты, но именно данные статьи можно считать началом современной историографии Русского Обще-Воинского Союза.

Изучение истории этой организации в современной российской историографии основывается на значительной документальной базе, ведется на основании новых методологических подходов и характеризуется разнообразием выдвигаемых научных трактовок ее деятельности, отражая весь спектр возможных концептуальных подходов.

В современной историографии Русского Обще-Воинского Союза можно выделить три направления.

Первое представлено работами, в которых отстаивается мысль, во многом восходящая к публикациям советского периода, о том, что Русский Обще-Воинский Союз представлял опасность для государственного строя Советской России, поэтому предпринимавшиеся против него

8 Михайлов Л. Генерал дает согласие; «Фермер» сообщает из Парижа; РОВС терпит поражение // Неделя. 1989. №48-50.

9 Рутыч Н. Похищение генерала А.П. Кутепова // Кадетская перекличка. 1997. № 60/61. С. 112. спецслужбами действия были обоснованными и адекватными10. В опубликованной в 2000 г. книге Ю.П. Свириденко и В.Ф. Ершова Русский Обще-Воинский Союз характеризовался как исключительно экстремистская организация. Авторы признавали ее самой крупной из организаций военного зарубежья, вокруг которой объединялись союзы и общества, «мечтавшие о реваншизме» и являвшиеся организационной основой «российского военно-политического экстремизма в 1920-е - 1930-е гг.».11 Работам этого направления присущ акцент на антисоветской деятельности Русского Обще-Воинского Союза, другие направления его работы замалчиваются или недооцениваются, из-за чего его роль и место в политической и идеологической системе зарубежья оцениваются необъективно.

Второе направление историографии представлено работами эмигрантских, а также некоторых российских авторов12. Для них характерно прямо противоположное предыдущему понимание проблемы. В целом для них характерна идеализация эмиграции и преувеличение ее роли в историческом процессе. Представители данного направления расценивают Русский Обще-Воинский Союз как попытку сохранить кадровый состав, традиции и боевой дух императорской армии, как организацию, которая имела веские основания для борьбы против советского строя. Деятельности и организации союза даются только позитивные оценки, а работа советских спецслужб рассматривается с исключительно негативных позиций, как «преступления советской

10 Гаспарян А.С. ОГПУ против РОВС. Тайная война в Париже. 1924 - 1939 гг. М., 2008; Он же. Операция «Трест»: советская разведка против русской эмиграции. 1921 — 1937. М. 2008; Шварев Н. Охота за генералами // Родина. 2006. № 3. С. 54 — 59 и др.

11 Свириденко Ю.П., Ершов В.Ф. Белый террор? Политический экстремизм российской эмиграции в 1920 - 1945 гг. М., 2000.

12 Кадетская перекличка. 1997. № 60/61. С. 87 - 136 (серия статей); Краевский Б.П. Похищение генерала Е.К. Миллера // Дворянское собрание. 1995. № 2. С. 255 - 270; Шамбаров В.Е. Белогвардейщина. М., 2002. т ч государственной безопасности» . Такой подход, как и предыдущий, обусловлен политическими убеждениями авторов, которые стремятся доказать и отстоять их на примере Русского Обще-Воинского Союза. Он также тенденциозен и не соответствует требованиям научного исследования.

Третье направление в историографии, посвященное Русскому ОбщеВоинскому Союзу, предлагает объективное понимание истории организации, не склоняясь ни к его осуждению, ни к его оправданию. Для этих исследований характерно стремление ввести в научный оборот новую информацию, опереться на архивные материалы (преимущественно из Государственного архива Российской Федерации) и избегнуть резких, обусловленных идеологически оценок. К подобным работам следует отнести труды Е.И. Пивовара, В.И. Голдина, В.Ф. Ершова, A.M. Бегидова, И.В. Образцова и др14. Заявленный в них методологический подход к изучению организации представляется наиболее правильным и перспективным в познавательном отношении.

Начало данного направления в историографии связано с выходом в свет коллективной монографии В.Ф. Ершова, Е.И. Пивовара, Е.Б. Парфеновой и A.M. Бегидова15. Она была посвящена российской военной эмиграции в целом, но деятельность Русского Обще-Воинского Союза заняла в ней значительное место. Авторы поставили целью введение

13 Рутыч H. Похищение генерала А.П. Кутепова // Кадетская перекличка. 1997. № 60/61. С. 107.

14 Бегидов A.M. Военное образование зарубежной России. 1920 - 1945 гг.: Автореф. дис. . докт. ист. наук. М., 2001; Бегидов A.M., Ершов В.Ф., Парфенова Е.Б, Пивовар Е.И. Российская военная эмиграция в 1920-30-е гг. Нальчик, 1998; Ершов В. Ф. Российское военно-политическое зарубежье в 1918 - 1945 гг. М., 2000; Он же. Российское военно-политическое зарубежье в 1920 - 1945 гг. (организации, идеологии, экстремизм): Автореф. дис. . докт. ист. наук. М., 2000; Он же. Российская военная эмиграция в 1921 — 1939 гг.: Автореф. дис. . канд. ист. наук. М., 1996; Образцов И.В. Н.Н. Головин и высшая военная школа русского зарубежья // Культурное наследие российской эмиграции, 1917 — 1940 гг. Кн. 1. М., 1994. С. 370 - 376 и др.

15 Бегидов А., Ершов В., Парфенова Е., Пивовар Е. Российская военная эмиграция в 1920-1930-к гг. Нальчик, 1998. в научный оборот новой информации, поэтому исследование насыщено статистическими данными и конкретными фактами.

В 2000-е г. интерес к истории Русского Обще-Воинского Союза существенно возрос, было издано несколько специально посвященных ему работ, хотя таких исследований до сих пор немного. Среди них следует выделить труды В.И. Голдина16, в которых Русскому Обще-Воинскому Союзу дается объективная характеристика, основанная на всестороннем изучении источников. Автор рассматривает историю Русского ОбщеВоинского Союза с момента возникновения до начала XXI в., впервые обнародовав сведения о его деятельности в годы Второй мировой войны и в последующий период. В трудах В.И. Голдина создается исключительно позитивный образ изучаемой организации, конкретным фактам не всегда дается необходимая критическая трактовка. Нельзя согласиться с некоторыми восторженными оценками деятельности союза, особенно с теми, которые касаются деятельности существующей в Российской Федерации современной организации, принявшей название этого эмигрантского сообщества. Для настоящей диссертационной работы представляет интерес предложенная В.И. Голдиным периодизация истории организации. Историк разделил ее на два этапа: первый (начало 1920-х гг.) он охарактеризовал как время выработки единых организационных форм, а второй (1924 - 1939 гг.) трактовал периодом, когда Русский ОбщеВоинский Союз считался «действительным и жизнеспособным центром» военной эмиграции17.

Некоторые исследования, опубликованные в последние годы, касаются частных аспектов, которые представляют существенный интерес

16 Голдин В. И. Армия в изгнании. Страницы истории Русского Обще-Воинского Союза. Архангельск-Мурманск, 2002; Он же. Солдаты на чужбине. POBC, Россия и Русское зарубежье в XX - XXI веках. Архангельск, 2006; Он же. Русское военное зарубежье в XX в. Архангельск, 2007.

17 Голдин В.И. Русское военное зарубежье в XX в. Архангельск, 2007. С. 554. для воссоздания объективной картины деятельности организации. M.JI. Галас предприняла попытку проанализировать эволюцию ее идеологии18, M.JI. Дубаев исследовал деятельность харбинского отделения Русского Обще-Воинского Союза19, Ю.С. Цурганов изучил историю и деятельность организации на рубеже 1930-х - 1940-х гг20., а М.С. Соловьев поставил целью изучить его деятельность в пределах определенного региона - Прибалтийских государств и Северо-запада России21. Основным источником для последнего автора послужили рассекреченные следственные дела членов союза из архива Федеральной службы безопасности РФ. При этом исследователь посчитал информацию этих дел исключительно достоверной22, что вызывает сомнение, поскольку в настоящее время хорошо известно о тех методах, которые использовались во время следствия по политическим делам в 1930-е гг.

Более обоснованной и соответствующей историческим реалиям выглядит позиция Н.Н. Аблажея, который изучал аналогичные источники, лч относящиеся к Западной Сибири , и аргументирует факты фальсификации дел о членах Русского Обще-Воинского Союза органами НКВД.

Независимо от направлений в историографии второй половины 1990-х гг. и, особенно, 2000-х гг. уделялось большое внимание изучению

18 Галас М.Л. Русский общевоинский союз: организация, цель, идеология // Вопросы истории. 2008. № 4. С. 86 - 94.

19 Дубаев М.Л. Из истории русской эмиграции в Китае: Харбинский русский общевоинский союз и история его создания // Восточный архив. 2002. Вып. 8/9. С. 56 - 67.

20 Цурганов Ю.С. Российская военная эмиграция к началу войны между Германией и СССР // Россия и современный мир. 2001. № 3. С. 28 - 137.

21 Соловьев М.С. Деятельность Организации Великого князя Николая Николаевича, Русского общевоинского союза, Братства Русской Правды на Северо-Западе Советской России, в Прибалтике и Финляндии в 1920-х- начале 1930-х гг.: Автореф. дис. . канд. ист. наук. СПб., 2003.

Соловьев M.C., в частности, писал: «Как правило, обвинения, предъявляемые фигурантам рассмотренных дел, реально отражают их деяния, являются обоснованными и подтверждаемыми историческим контекстом, общим направлением деятельности обвиняемых и их политическими взглядами» (Соловьев М.С. Деятельность Организации Великого князя Николая Николаевича, Русского общевоинского союза, Братства Русской Правды на Северо-Западе Советской России, в Прибалтике н Финляндии в 1920-х — начале 1930-х гг.: Автореф. дис. . канд. ист. наук. СПб., 2003. С.7).

23 Аблажей Н.Н. РОВС и енисейское казачество // Гуманитарные науки в Сибири. 2004. № 2. С. 84 — 87. деятельности руководителей Русского Обще-Воинского Союза -П.Н. Врангеля, А.П. Кутепова, Е.К. Миллера, А.А. фон Лампе, М.В. Ханжина и др24. Формирование этого тематического направления обусловлено как большой ролью, которую играли эти лица в деятельности организации, так и антропоцентризмом российской историографии последних лет, ставшей следствием серьезной трансформации науки.

Интерес к истории русской военной эмиграции проявляется не только в отечественной, но и в иностранной историографии. Прежде всего, к изучению этой темы обращались балканские историки, которые использовали материалы местных архивов25. Первым обобщающим исследованием, посвященным Русскому военному зарубежью в зарубежной историографии, стала защищенная в Оксфорде в 2002 г. докторская диссертация П. Робинсона26. В ней русская военная эмиграция представлена как неотъемлемая и важнейшая часть русской эмиграции в целом, во многом определявшая состояние внутри диаспоры. Большое внимание уделил П. Робинсон деятельности Русского Обще-Воинского Союза, который определял как самую крупную антисоветскую организацию в российской диаспоре. Несомненным достоинством исследования П. Робинсона стало систематическое использование

24 Рыбас С., Тараканова Л. Похищение генерала Кутепова // Наш современник. 1993. № 3. С. 73 - 114; Бортневский В. Г. Загадка смерти генерала Врангеля: Неизвестные материалы по истории русской эмиграции 1920-х годов. СПб., 1996; Голдин В.И. Испытания длинною в жизнь: судьба генерала Миллера // Белая армия. Белое дело. 1996. № 1; Волков E.B. Судьба колчаковского генерала: Страницы жизни М.В. Ханжина. Екатеринбург, 1999; Рыбас С. Генерал Кутепов. М., 2000; Черкасов-Георгиевский В. Генерал П.Н. Врангель. Последний рыцарь Российской империи. М., 2004; Павлова О.И. «Рыцарь белой идеи» (генерал А.А. фон Лампе) // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2008. № 2. С. 43 —49; Она же. Белая армия и «красные командиры»: 1919 - 1924 гг. («Советская» политика генерал-майора А.А. фон Лампе): Автореф. дне. . канд. ист. наук. Орел, 2009; Войнаровский O.B. Военная и политическая деятельность генерала Е.К. Миллера в период Первой мировой войны (1914 - 1918) (на основе документов РГВИА и Г АРФ) // Телескоп. 2004. Вып.7. С. 7 - 14; Он же. Военная и политическая деятельность Е.К. Миллера (1914- 1937): Автореф. дис. . канд. ист. наук. Самара, 2005; Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века. М., 1997. и др.

25 Спасов Л. България и южноруските правителства на Деникин и Врангел (март 1919 - ноември 1920 г.) // Исторически преглед. 1990. № 2; Йованович М. Русская эмиграция на Балканах: 1920 - 1940. М., 2005.

26 Robinson P. The White Russia Army in Exile. 1920 - 1941. Oxford, 2002. неизвестных ранее источников из иностранных (преимущественно американских) архивов, недоступных отечественным исследователям. Это позволило ввести в научный оборот сведения, которые существенно корректируют представления о внутреннем положении и связях Русского Обще-Воинского Союза, особенно - в 1920-е гг.

В целом же, для историографии проблемы характерно то, что история Русского Обще-Воинского Союза и биографии его членов рассматривались в общем контексте истории Белого движения и эмиграции. С одной стороны, это позволяло показать деятельность организации в связи с общим процессом формирования и идейно-политической эволюции Зарубежья, но, с другой стороны, утрачивалась специфика ее конкретной работы, характеристики оказывались иногда абстрактными, умозрительными.

Кроме того, исследования по данной проблеме зачастую создавались в угоду политической конъюнктуре. Факты, которые были необходимы авторам для подтверждения высказанного тезиса, акцентировались, а которые не соответствовали ему — замалчивались. Например, в зависимости от убеждений исследователя могли подчеркиваться либо экстремизм, антибольшевизм и реваншизм Русского Обще-Воинского Союза, либо его патриотическо-воспитательная работа. Таким образом, полной картины, дающей представление о деятельности самой значительной организации Русского зарубежья, до сих пор нет.

Исходя из значимости и актуальности темы и недостаточного уровня ее исследования в предшествующей историографии, целью настоящего исследования является полный, комплексный и объективный анализ деятельности Русского Обще-Воинского Союза в контексте процессов эволюции русской эмиграции в 1920-е - 1930-е гг.

Объектом настоящего исследования является Русский ОбщеВоинский Союз как военно-политическая организация Русского зарубежья. Организационная, идеологическая, военная и воспитательно-образовательная деятельность Русского Обще-Воинского Союза составляют предмет анализа настоящего исследования.

В соответствии с намеченной целью в диссертации был определен следующий перечень требующих разрешения задач: показать объективные и субъективные предпосылки образования Русского Обще-Воинского Союза;

- изучить организационные принципы и структуру Русского ОбщеВоинского Союза;

- выделить и проанализировать идеологию и основные направления деятельности Русского Обще-Воинского Союза;

- исследовать историю противостояния Русского Обще-Воинского Союза и советских спецслужб;

- выявить влияние личности руководителей на положение дел в Русском Обще-Воинском Союзе.

- проанализировать причины кризиса Русского Обще-Воинского Союза в конце 1930-х гг.

Решение указанных задач позволяет составить полное и объективное представление об истории Русского Обще-Воинского Союза в 1920-е -1930-е гг.

Методология исследования. Решение вышеозначенных задач производилось на основе новейших разработок в методологии и философии истории, предполагающих синтез традиционных и недавно сложившихся подходов познания прошлого. Основу методологического подхода в настоящем исследовании составили системный подход к объекту изучения и принцип историзма. Системный метод позволил рассмотреть историю Русского Обще-Воинского Союза как сложный, многофакторный процесс, обусловленный совокупностью политических, социальных, идеологических и иных процессов 1920-х - 1930-х гг. Принцип историзма позволяет рассмотреть объект исследования в конкретно-исторических условиях его существования, в хронологической последовательности событий и процессов.

При анализе фактического материала использовались следующие методы современной исторической науки: метод критического анализа источников; метод конкретности, определивший отбор источников для изучения заявленной темы; метод окончательного установления и проверки полноты достоверности и точности информации, предполагающий выявление условий возникновения информации в источнике, логический смысловой анализ источников на основе изучения конкретной исторической обстановки путем сопоставления анализируемых данных со сведениями из других источников. статистический метод, давший возможность проанализировать процессы, происходившие в Русском Обще-Воинском Союзе; метод ретроспективного моделирования.

Хронологические рамки исследования охватывают 1920-е— 1930-е гг. как период возникновения и наибольшей активности Русского ОбщеВоинского Союза. Возникновение организации в 1924 г. было не единомоментным событием, а имело многочисленные предпосылки, которые складывались со времени эвакуации русской армии из Крыма, т.е. с 1920 г. Другая хронологическая граница заявленной темы обусловлена тем, что к началу Второй мировой войны, т.е. к 1939 г. Русский ОбщеВоинский союз находился в глубоком кризисе, его прежнее положение в среде русской эмиграции изменилось, он уже не мог играть той роли, которую отводили ему в момент создания, и превратился фактически в военно-мемориальную организацию. Данное исследование, таким образом, охватывает период становления, расцвета и упадка Русского ОбщеВоинского Союза.

Территориальные рамки исследования исключительно широки. Наиболыне количество членов Русского Обще-Воинского Союза находилось на территории Европы, но отделения имелись по всему миру: в Северной и Южной Америке, в Китае, в Австралии, в Африке и др. Кроме того, организация осуществляла деятельность в Советском Союзе.

Научная новизна исследования. В настоящей диссертации был впервые введен в научный оборот обширный комплекс неизвестных ранее источников, которые представляют большой интерес для изучения истории русской эмиграции первой волны, отечественной военной мысли и культуры, деятельности спецслужб, военной и социальной истории. Эти источники были подвергнуты всестороннему, комплексному анализу.

Системный подход позволил составить объективное представление о сущности и деятельности Русского Обще-Воинского Союза в контексте событий и процессов 1920-х - 1930-х гг., аргументировано дезавуировать фактические ошибки, бытующие в литературе, впервые в историографии дать концептуальное понимание значения организации в контексте истории русской эмиграции как социокультурного феномена.

Источниковая база исследования. Изучение истории Русского Обще-Воинского Союза в настоящем диссертационном исследовании основывалось на широком круге опубликованных и архивных источников.

Их целесообразно разделить на три группы, основываясь на видовом критерии: делопроизводственные материалы; материалы судебно-следственных дел; источники личного происхождения.

Первостепенное значение для изучения темы имели делопроизводственные материалы самого Русского Обще-Воинского Союза, среди них приказы, распоряжения, рапорты, отчеты, сметы, внутренняя и внешняя переписки, списки членов и др27. Значительная их часть хранится в Государственном архиве Российской Федерации, имеется также несколько обстоятельных публикаций источников по истории Русского Обще-Воинского Союза.

Основной комплекс архивных материалов по истории Русского Обще-Воинского Союза хранится в одноименном фонде, который был вывезен в СССР после окончания Великой отечественной войны в 1946 г. вместе с другими материалами Русского заграничного исторического архива в Праге . Этот комплекс состоит из 216 дел. В них содержатся различные виды источников: приказы П.Н. Врангеля, командующего 1-м армейским корпусом В.К. Витковского и других военачальников, «сообщения» великого князя Николая Николаевича, информационные бюллетени Русского Обще-Воинского Союза, канцелярии при великом князе Николае Николаевиче, 1-го армейского корпуса и др., переписка штаба организации с территориальными отделами, другими эмигрантскими сообществами (например, с Высшим монархическим советом) и видными деятелями русской диаспоры, планы-сметы и другие материалы по издательской деятельности, записи бесед генерала А.С. Лукомского с

B.Н. Коковцовым, П.Б. Струве, А.П. Богаевским и др., анкеты,

27 Чины Русского общевоинского союза в Европе в 1939 - 1946 гг. (по материалам Первого отдела РОВС Бахметьевского архива Колумбийского университета) // Александров К.М. Против Сталина. СПб., 2003.

C. 284-286.

28 Г АРФ. Ф. 5826. автобиографии, списки членов Русского Обще-Воинского Союза, материалы офицерских судов чести и т.д. Особую информационную ценность для изучения Русского Обще-Воинского Союза представляет отчет о его деятельности с ноября 1924 г. по 1 апреля 1925 г. и справка о нем, составленная около 1930 г. Они позволяют судить об организационно-финансовом состоянии и направлениях деятельности союза.

Материалы этого комплекса источников органически дополняет информация из других фондов, находящихся в Государственном архиве Российской Федерации, в частности - из фонда одного из руководителей союза генерал-майора А.А. Лампе, а также из коллекции документов различных эмигрантских организаций29. Основную часть собрания документов А.А. Лампе (70 дел из 108) составляют его дневники, которые дают обширную информацию по истории Гражданской войны в России и истории эмиграции.

Для изучения темы настоящего диссертационного исследования привлекались также материалы Российского государственного архива социально-политической истории, в частности - документы из фонда Ф.Э. Дзержинского30. Они позволили выявить ряд обстоятельств, связанных с борьбой советских спецслужб против Русского ОбщеВоинского Союза. Эта тема, несомненно, отражена также в материалах Центрального архива ФСБ РФ, но они остаются до сих пор на секретном хранении и исследователям не выдаются. Из них доступны только те, которые были опубликованы в последние годы.

Тем не менее, привлеченные архивные материалы обстоятельно и полно раскрывают все стороны создания, внутренней организации и деятельности Русского Обще-Воинского Союза. Поскольку большинство

29ГАРФ.Ф. 5853,9145.

30 РГАСПИ. Ф. 76. из источников возникло в ходе внутренней работы организации и не адресовывалось во вне, то их информация обладает высокой степенью достоверности и может быть использована для изучения заявленной проблемы.

На рубеже XX - XXI вв. значительный комплекс источников о Русском Обще-Воинском Союзе был опубликован. Среди посвященных организации публикаций надо отметить подборку из 28 документов, которые охватывают историю союза с 1924 по 1940 гг31. Эти источники были удачно подобраны и раскрывали основные этапы истории союза. Большинство из них оказались заимствованы из фонда организации, находящегося на хранении в Государственном архиве Российской Федерации (Ф. 5826). В числе опубликованных материалов находились документы различной видовой принадлежности: приказы П.Н. Врангеля, циркуляры, инструкции, выступления Е.К. Миллера, письма руководства союза (А.А. Лампе, Н. Оболенского, А.П. Кутепова, П.Н. Шатилова, Е.К. Миллера, Н.В. Скоблина, А.П. Архангельского), фрагменты дневника

A.А. Лампе и др.

Комплекс источников, которые раскрывают создание и деятельность союза в 1921 - 2004 гг., опубликован в качестве приложения к монографии

B.И. Голдина . Часть из них (прежде всего те, которые касаются истории союза в 1920-е - 1930-е гг.) была известна по прежним публикациям, но некоторые стали достоянием науки впервые.

Особое место в этой группе источников занимают материалы советских спецслужб: служебные записки, донесения и сводки резидентуры иностранного отдела ОГПУ, осуществлявшего наблюдение за

31 Политическая история русской эмиграции. 1920 - 1940 гг.: Документы и материалы / Под ред. А.Ф. Киселева. M., 1999. С. 10-69.

32 Голдин В.И. Солдаты на чужбине. POBC, Россия и русское зарубежье в XX — XXI веках. Архангельск, 2006. С. 565-614. работой Русского Обще-Воинского Союза. Эти документы опубликованы в фундаментальном издании, подготовленном Институтом военной истории Министерства обороны РФ в рамках проекта «Русская военная эмиграция 20-х - 40-х годов. Документы и материалы»33. В нем напечатано около 250 источников, значительная часть которых хранится в архивах спецслужб и лишь недавно была рассекречена. Материалы из архива ФСБ РФ, являющейся преемницей ОГПУ и НКВД позволяют на основе фактического материала проанализировать деятельность Русского ОбщеВоинского Союза и адекватно оценить значение этой организации для истории России. При использовании подобных материалов остро встает вопрос о достоверности сообщаемой информации, они требуют всестороннего критического анализа. На это указали и составители публикации, заметив, что «учитывая характер документов, способ их разработки и попадания к фондодержателю, не исключены погрешности и определенные смысловые противоречия, субъективные взгляды и оценки событий и явлений».34

Аналогичного критического отношения требуют и источники другой группы, использованной при подготовке настоящего диссертационного исследования - судебно-следственных дел, которые велись в отношении членов Русского Обще-Воинского Союза. Наибольший интерес среди них представляют документы из следственного дела председателя Русского Обще-Воинского Союза Е.К. Миллера, которое велось в НКВД в 1937 -1939 гг. и хранится в Центральном архиве ФСБ РФ. Эти материалы неоднократно публиковались. Первоначально это сделал Б.П. Краевский, однако его публикацию следует отнести к научно-популярным, поскольку текст документов фактически включен в повествование автора о

33 Русская военная эмиграция 1920-х- 1940-х гг.: Документы и материалы. М., 2007. Т. 4.

34 Русская военная эмиграция 1920-х - 1940-х гг.: Документы и материалы. Т. 4. М., 2007. С. 11.

1 s похищении генерала . Отдельные тексты из этой публикации воспроизводились затем в сборнике «Политическая история русской эмиграции. 1920 - 1940 гг.»36, а также полковником Службы внешней разведки РФ Н. Шваревым.37 Среди этих материалов находятся письма Е.К. Миллера наркому внутренних дел СССР Н.И. Ежову, фрагмент из его записки «Повстанческая работа в Советской России», материалы о приведении в исполнение смертного приговора и т.д.

Немаловажное значение при изучении темы настоящего исследования имеют источники личного происхождения.

Наиболее информативны среди них воспоминания членов Русского Обще-Воинского Союза Б.В. Прянишникова и капитана В.Н. Буткова, который занимал должность председателя Русского Обще-Воинского Союза в 1999 — 2000 гг. Их ценность заключается в том, что авторы текстов были непосредственными свидетелями и участниками деятельности Русского Обще-Воинского Союза в 1920-е и, особенно, в 1930-е гг. В написанных в 1997 г. мемуарах В.Н. Буткова освещается недостаточно известная по предыдущим видам источников деятельность «внутренней линии», в частности — в Болгарии, дается представление о методах и направлениях работы в союзе с эмигрантской молодежью38. Книга Б.В.Прянишникова охватывает преимущественно события 1930-х гг.: деятельность Е.К. Миллера, и события, последовавшие после его похищения. Впервые этот текст был опубликован в 1979 г. в Нью-Йорке, а

35 Краевский Б.П. Похищение генерала Е.К. Миллера // Дворянское собрание. 1995. № 2. С. 255 - 270; Краевский Б. Новое о похищении генерала Е.К. Миллера // Кадетская перекличка. 1997. № 60/61. С. 131 — 136.

36 Политическая история русской эмиграции. 1920 - 1940 гг.: Документы и материалы. М., 1999. С. 50 -60.

37 Шварев Н. Охота за генералами // Родина. 2006. № 3. С. 54 - 59.

38 Бутков В.Н. Исторические записки и воспоминания члена Русского Обще-Воинского Союза // Вестник POBC. 2001 -2002. № 1-4. на рубеже XX - XXI вв. дважды издавался в России39. Сведения из этих источников органично дополняют информацию делопроизводственных материалов Русского Обще-Воинского Союза, но требуют, как и всякий мемуарный текст, серьезного критического анализа с целью выяснения достоверности информации. Для воспоминаний В.Н. Буткова, в частности, характерна преувеличенно позитивная и оптимистичная оценка работы Русского Обще-Воинского Союза, а для мемуаров Б.В. Прянишникова -наоборот, большая критичность при описании деятельности Е.К. Миллера и его преемников, значительное количество негативных оценок.

Определенное значение при изучении деятельности Русского ОбщеВоинского Союза имеют также воспоминания сотрудников советских спецслужб, в частности П.А. Судоплатова, который касается некоторых аспектов той работы, которая велась ОГПУ против эмигрантских организаций40.

К группе источников личного происхождения следует причислить дневник А.А. Лампе за 1919 - 1943 гг41. Большое место занимает в этом источнике описание событий, связанных с Русским Обще-Воинским Союзом. А.А. Лампе тщательно отмечал все, что происходило в организации, пересказывал содержание бесед между руководителями, давал оценку поведению отдельных лиц и складывавшемуся в определенные моменты положению дел. Важно также, что записи велись ежедневно, а в конце каждого тома автор составлял подборку материалов из эмигрантской прессы, которые сопровождал комментариями. В материалах дневника также имеются копии официальных донесений Лампе.

39 Прянишнико в Б.В. Незримая паутина. ВЧК -ГПУ-НКВД против белой эмиграции. СПб., 1993; М., 2004.

40 Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. М., 1996.

41 ГА РФ. Ф. 5853. Оп. 1.Д. 1-54.

Комплексный критический анализ совокупности выявленных источников, касающихся истории Русского Обще-Воинского Союза, дает возможность полностью разрешить поставленные в диссертации задачи, достоверно и объективно воссоздать историю этой эмигрантской организации.

Практическая значимость диссертации. Диссертационное исследование восполняет пробел, существовавший в исторической науке. Его фактический материал и выводы могут быть использованы в обобщающих трудах по истории советского периода, в работах по русской эмиграции, культуре, международным отношениям, военной истории, в биографических исследованиях, а также в соответствующих разделах лекционных курсов и семинарских занятий в высших и средних учебных заведениях.

Положения, выносимые на защиту. 1.Создание Русского Обще-Воинского Союза являлось закономерным следствием происходившей в начале 1920-х гг. консолидации воинских сообществ эмиграции и стремления П.Н. Врангеля сохранить Русскую армию как самостоятельную боевую единицу.

2.Организационно Русский Обще-Воинский Союз был построен по территориальному принципу и представлял конгломерат полусамостоятельных военных, преимущественно офицерских, сообществ, которые находились по всему миру.

3. Деятельность Русского Обще-Воинского Союза основывалась на декларированной деполитизации, но фактически организация принадлежала к правому, монархическому, антисоветскому направлению эмиграции, хотя в пределах этого направления не была идеологически единой.

4.Русский Обще-Воинский Союз представлял собой крупнейшую военную организацию Русского зарубежья, однако его потенциал не был использован в полной мере и сохранен.

5.Наиболее активный период деятельности Русского Обще-Воинского Союза пришелся на вторую половину 1920-х гг. - середину 1930-х гг. Из-за политических ошибок руководства, отсутствия необходимого финансирования и противодействия советских спецслужб организация находилась в состоянии постоянно нараставшего организационно-идеологического кризиса.

6.Русский Обще-Воинский Союз являлся социо-культурным феноменом русской эмиграции, попыткой сохранить национальную модель армии на территории иностранных государств.

Структура настоящей работы обусловлена внутренней логикой последовательного изложения материала, а также сформулированными задачами.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Первая глава состоит из двух параграфов. В первом раскрываются причины, которые привели к созданию Русского Обще-Воинского Союза, во втором - дается представление о структуре и организационных принципах работы организации, ее финансировании.

Вторая глава содержит три параграфа. В первом анализируется деятельность Русского Обще-Воинского Союза в первые годы после создания, и особое внимание уделяется противостоянию между ним и советскими спецслужбами, в частности, операции «Трест». Во втором параграфе основное внимание сосредоточено на деятельности А.П. Кутепова на посту председателя организации по развитию военного образования. Небольшой по объему, но принципиально важный для понимания истории Русского Обще-Воинского Союза третий параграф посвящен похищению А.П. Кутепова советскими спецслужбами.

Третья глава настоящей диссертации касается истории изучаемой организации в 1930-е гг. Первый ее параграф показывает положение Русского Обще-Воинского Союза в контексте проблем мировой политики, отношения к немецкому национал-социализму, участию в военных конфликтах и т.п. Второй параграф посвящен важнейшему направлению деятельности организации - развитию военного образования и воспитания патриотизма среди эмигрантской молодежи. В третьем параграфе рассказывается о похищении советскими спецслужбами председателя Русского Обще-Воинского Союза Е.К. Миллера и его кризисных последствиях для организации.

Структура диссертации соответствует принципам историзма, требующего рассматривать явления и процессы в хронологической последовательности и на основании полной совокупности источников.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Федоров, Сергей Сергеевич

Заключение

Создание Русского Обще-Воинского Союза стало одним из важнейших событий в истории российской эмиграции. Эта организация оказывала заметное влияние на политическую ситуацию в Русском зарубежье 1920-х - 1930-х гг.

Существование Русского Обще-Воинского Союза было вызвано рядом объективных и субъективных причин, возникших после массовой эмиграции большого количества бывших военнослужащих русской армии П.Н. Врангеля, которая в 1921-1922 гг. прекратила существование как самостоятельная боевая единица. Большую роль в создании организации сыграла социокультурная ситуация, сложившаяся в военной среде, когда тяжелые условия жизни, материальная неустроенность предопределили стремление к сохранению организационных форм армейского устройства, воинских традиций как залога сиюминутного выживания и облегчения возможной адаптации в будущем. Большую роль играла идея реванша, когда функционирование крупной, структурно централизованной военной организации рассматривалась как возможность свержения советской власти и возвращения на родину. К консолидации русскую военную диаспору подталкивала политика европейских стран, стремившихся к максимальному ослаблению бывших воинских формирований, их разоружению, территориальной разобщенности, что вызывало негативную ответную реакцию. Немаловажным обстоятельством создания Русского Обще-Воинского Союза явилась личная позиция вождей Белого движения, прилагавших большие усилия по сохранению боевого потенциала русской армии, ее адаптации к новым условиям существования, а также по сохранению собственного положения и авторитета в нестабильных условиях эмиграции.

Деятельность Русского Обще-Воинского Союза явилась закономерным событием и процессом, глубоко обусловленным внешними и внутренними факторами становления эмиграции как социокультурного феномена. Оно было подготовлено созданием из числа бывших военнослужащих многочисленных воинских общественных объединений. С 1923 г. бывшее командование русской армии предпринимало целенаправленные и последовательные меры по консолидации этих образований в единую организацию.

Русский Обще-Воинский Союз обладал сильной централизованной структурой, которая позволяла сохранять некоторое время целостность военной среды и реализовывать намеченные задачи. По численности и внутреннему устройству, по военно-политическому значению организация являлась законным преемником русской армии П.Н. Врангеля, последней армии, действовавшей на основаниях императорской России.

Русский Обще-Воинский Союз пользовался большой популярностью в военной среде, что было обусловлено не только высоким авторитетом некоторых из его руководителей (П.Н. Врангеля, А.П. Кутепова и др.), стремлением к реальным действиям, но и отчасти хорошо поставленной пропагандой, активной саморекламой. Это подтверждается постоянным ростом во второй половине 1920-х гг. количества организаций, входивших в союз, и распространением их по всему земному шару.

Идеологическим основанием деятельности Русского ОбщеВоинского Союза стала идея борьбы всеми силами с врагами России, под которыми, прежде всего, понимались большевизм и советская власть. При этом сохранялось представление о том, что деятельность организации должна приносить благо России, способствовать сохранению ее национальных интересов.

В истории Русского Обще-Воинского Союза 1920-х - 1930-х гг. можно выделить следующие периоды:

Первый период (1920 - 1924 гг.) - период становления организации, консолидации русской военной диаспоры, формирования его идеологии и организационной структуры.

Второй период (вторая половина 1920-х гг.) — период наиболее активной деятельности организации. В это время было завершено объединение большинства военных сообществ военной эмиграции в единую систему, которая приобрела глобальный характер, предприняты конкретные шаги по реализации намеченных программных целей.

Третий период (1930-е гг.) - период кризиса, противостояния организации и советских спецслужб, обострения противоречий как внутри союза, так и со значительной частью русской эмиграции.

Основными направлениями деятельности Русского Обще-Воинского Союза в 1920-е - 1930-ее гг. являлись:

1) сплочение остатков русской армии в эмиграции, поддержание ее организационной и идеологической целостности;

2) сохранение и изучение традиций русского военного дела и офицерства в условиях эмиграции;

3) подрывная деятельность против советской государственной системы;

4) противодействие мерам советского государства по развитию международного коммунистического движения;

5) контрразведывательная активность, противодействие деятельности советских спецслужб по созданию агентурной сети внутри союза и агитационной работы в среде русской эмиграции;

6) благотворительная деятельность;

7) создание образовательных учреждений для военнослужащих и эмигрантской молодежи.

В различные периоды существования Русского Обще-Воинского Союза данные конкретные направления имели различную актуальность. В конце 1920-х гг. усилилось внимание к пополнению организации новыми членами, молодежью. В 1930-е гг. фактически перестала осуществляться подрывная работа против советской власти.

Деятельность Русского Обще-Воинского Союза происходила в сложных политических условиях. Перед организацией стоял большой комплекс проблем социально-политического, экономического и идеологического характера. Во внутреннем отношении главным препятствием для эффективной работы явились отсутствие единой, продуманной идеи, крайняя ограниченность финансовых средств, распри между лидерами, а в 1930-е гг. к этому добавилось снижение авторитета руководителей союза. Русская диаспора не занимала однозначную позицию по отношению к организации, она подвергалась серьезной критике.

Русский Обще-Воинский Союз был объектом активного и постоянного внимания советских спецслужб, которые предпринимали против него широкий спектр действий: пропагандистскую кампанию, направленную на его раскол и дискредитацию, провокации, похищения. Многие из этих акций были успешны и дали существенные результаты, в то время как противодействовать им эффективно союз не смог, часто ограничиваясь только декларациями и заявлениями.

Многочисленные сложности привели к тому, что организация не смогла полностью реализовать тот боевой потенциал, которым она обладала.

Поставленные изначально задачи Русским Обще-Воинским Союзом не были выполнены или их реализация оказалась частичной. Главная из них заключалась в том, что из-за личных амбиций руководства в Русском зарубежье не было создано мощное военно-политическое движение, в результате чего союз оказался фактически в политической изоляции. Несмотря на утверждения руководителей организации политическое значение организации, его влияние и авторитет среди русских эмигрантов на протяжении второй половины 1920-х гг. и особенно в 1930-е гг. постоянно снижались. По сути, Русский Обще-Воинский Союз не выполнил ни одной из поставленных перед собой задач. Кадровый состав армии, что являлось главным, не был сохранен.

Политическая изоляция касалась положения организации не только среди Русского зарубежья, но и в отношении ее внешнего положения в системе мировых политических процессов. Агрессивная позиция Русского Обще-Воинского Союза в отношении СССР не соответствовала дипломатическому признанию советского государства, его вовлечению в мировую политику. Контакты с тоталитарными режимами в Германии и Испании также не способствовали укреплению авторитета организации в мировых политических кругах. Внешнеполитическая линия организации была выбрана неудачно и привела к многочисленным конфликтам с правительствами ряда стран и демократическим движением. Русскому Обще-Воинскому Союзу не удалось использовать боевой потенциал в борьбе с национально-революционными движениями в Китае и Испании, поддерживаемыми СССР.

Существование и декларации Русского Обще-Воинского Союза использовались советской властью в идеологических и пропагандистских целях. Декларировавшиеся им террористические задачи, являясь одним из обоснований для проведения репрессивной политики внутри СССР в 1930-е гг., способствовали формированию образа сильного внешнего врага, который предпринимает активные действия по свержению советской власти. Участие в структурах Русского Обще-Воинского Союза являлось одним из обвинений, которые предъявлялись репрессированным.

Русский Обще-Воинский Союз в историческом отношении представлял собой уникальное явление. Это была принципиально новая, практически экспериментальная модель существования армии в ино-государственной среде при отсутствии материальной поддержки и в обстановке территориальной разобщенности.

История Русского Обще-Воинского Союза является неотъемлемой частью политической и культурной истории русской эмиграции. В историческом контексте гораздо более важными и успешными, чем террористические мероприятия на территории СССР, оказались его воспитательная, образовательная и культурно-патриотическая деятельность, способствовавшая сохранению и развитию национальных воинских традиций, поддержанию этнической идентичности русской диаспоры.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Федоров, Сергей Сергеевич, 2009 год

1.Источники1. Неопубликованные

2. Государственный архив Российской Федерации

3. Ф. 5826 (Русский Обще-Воинский Союз, г. Сремски-Карловцы). On. 1. Д. 7, 10, 15, 17, 19, 20, 22, 24, 25, 27, 29, 34, 104, 144, 156.

4. Ф. 5853 (А.А. фон Лампе). Оп.1. Д. 30, 54.

5. Ф. 4711 (Войсковое правление Забайкальского казачьего войска). On. 1. Д. 40.

6. Ф. 9145 (Коллекция отдельных документов различных эмигрантскихорганизаций).1. On. 1. Д. 974.

7. Российский государственный архив социально-политической истории

8. Ф. 76 (Ф.Э. Дзержинский). Оп. 3. Д. 356.2. Опубликованные

9. Бутков В.Н. Исторические записки и воспоминания члена Русского Обще-Воинского Союза // Вестник РОВС. 2001. № 1/2. С. 17 22; 2002. №3/4.

10. Василевский A.M. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1974.

11. Врангель П.Н. Главнокомандующий. Мемуары. М.: Вагриус, 2004.

12. Врангель П.Н. Записки. Ноябрь 1916 г. ноябрь 1920 г.: Воспоминания. М.: Центрполиграф, 2006.

13. Кутепов А.П. Воспоминания. Минск: Харвест, 2004.

14. Ларионов В.А. Боевая вылазка в СССР: записки организатора взрыва ленинградского Центрального партклуба (июнь 1927). Париж, 1931.

15. Миллер Евгений Карлович, генерал-лейтенант. Тайный узник Лубянки / Публ. В.О. Дайнес // Ориентир. 2002. № 2.

16. Памятка Австралийского отдела РОВС по поводу перехода в 4 год существования. Брисбен, 1932.

17. Политическая история русской эмиграции. 1920 1940 гг.: Документы и материалы / Под ред. А.Ф. Киселева. М.: ВЛАДОС, 1999.

18. Ю.Прянишников Б.В. Незримая паутина. ОГПУ-НКВД против белой эмиграции. М.: Эксмо, 2004.

19. РОВС в Австралии // Вестник Русского Обще-Воинского Союза. 2005. № 10/11.

20. Русская армия в изгнании. М.: Центрполиграф, 2003.

21. Русская военная эмиграция 1920-х 1940-х гг.: Документы и материалы. М., 2007. Т. 4: У истоков Русского Обще-Воинского Союза.

22. Солоневич Б. Не могу молчать! «Наша газета», эмиграция, РОВС и И.Л. Солоневич. Париж, 1939.

23. Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. М.: ТОО «Гея», 1996.

24. Чины Русского Обще-Воинского Союза в Европе в 1939 1946 гг. (по материалам Первого отдела РОВС Бахметьевского архива Колумбийского университета) // Александров К.М. Против Сталина. СПб., 2003.

25. Шульгин В.В. Три столицы. М.: Современник, 1991.1.. Литература

26. Аблажей Н.Н. РОВС и енисейское казачество // Гуманитарные науки в Сибири. 2004. № 2.

27. Алексеев Н. На службе у империалистов. М.: Красная новь, 1923.

28. Барихновский Г.Ф. Идейно-политический крах белоэмиграции и разгром внутренней контрреволюции (1921-1924 гг.). Л.: Изд-во ЛГУ, 1978.

29. Бегидов A.M. Военное образование зарубежной России. 1920- 1945 гг.: Автореф. дис. . докт. ист. наук. М., 2001.

30. Бегидов A.M., Ершов В.Ф., Парфенова Е.Б., Пивовар Е.И. Российская военная эмиграция в 1920-30-е гг. Нальчик, 1998.

31. Белов В. Белое похмелье. Русская эмиграция на распутье. Опыт исследования психологии, настроений и бытовых условий русской эмиграции в настоящее время. М.; Пг.: Госиздат, 1923.

32. Бобрищев-Пушкин А.В. Война без перчаток. Д.: Кубуч, 1925.

33. Борейко A.M. Русский общевоинский союз: насколько реальна была опасность // Исторические чтения на Лубянке. 2003. г. Власть и органы государственной безопасности. М., 2004.

34. Бортневский В.Г. Загадка смерти генерала Врангеля: Неизвестные материалы по истории русской эмиграции 1920-х годов. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 1996.

35. Бортневский В.Г. Избранные труды. СПб., 1999.

36. Бурцев В.Л. Большевистские гангстеры в Париже. Похищение генерала Кутепова. Париж, 1939.

37. Войнаровский О.В. Генерал Е.К. Миллер во главе Русского общевоинского союза (1930 1937 гг.) // Русь, Россия. Политические аспекты истории: материалы 24-й Всероссийской заочной научной конференции. СПб., 2002.

38. Войнаровский О.В. «.Он был наделен диктаторскими полномочиями.» (Политический портрет генерал-лейтенанта Е.К.Миллера в 1918 1920 гг. в советской историографии) // Телескоп. 2003. Вып. 5.

39. Войнаровский О.В. Военная и политическая деятельность генерала Е.К. Миллера в период первой мировой войны (1914 1918) (на основе документов РГВИА и ГАРФ) // Телескоп. 2004. Вып.7.

40. Войнаровский О.В. Военная и политическая деятельность Е.К.Миллера (1914 1937): Автореф. дис. . канд. ист. наук. Самара, 2005.

41. Волков Е.В. Судьба колчаковского генерала: Страницы жизни М.В. Ханжина. Екатеринбург: Уральский рабочий, 1999.

42. Волков С.В. Трагедия русского офицерства. М.: Центрполиграф, 2002.

43. Галас M.JI. Русский общевоинский союз: организация, цель, идеология // Вопросы истории. 2008. № 4.

44. Гаспарян А.С. ОГПУ против РОВС. Тайная война в Париже. 1924 1939 гг. М.: Вече, 2008.

45. Гаспарян А.С. Операция «Трест»: советская разведка против русской эмиграции. 1921 1937. М.: Вече. 2008.

46. Генерал Кутепов. Новосибирск: Благовест, 2005.

47. Генерал Кутепов. Париж, 1934.

48. Главнокомандующий русской армией генерал барон Врангель. К 10-летию кончины. Белград, 1938.

49. Гладков Т., Зайцев Н. И я ему не могу не верить. 2-е изд., доп. М.: Издательство политической литературы, 1986.

50. Голдин В.И. Армия в изгнании. Страницы истории Русского ОбщеВоинского Союза. Архангельск-Мурманск, 2002.

51. Голдин В.И. Испытания длинною в жизнь: судьба генерала Миллера // Белая армия. Белое дело. 1996. № 1.

52. Голдин В.И. Русское военное зарубежье в XX в. Архангельск: Солти, 2007.

53. Голдин В.И. Солдаты на чужбине. РОВС, Россия и русское зарубежье в XX XXI веках. Архангельск: Солти, 2006.

54. Голинков Д.Л. Крах вражеского подполья (Из истории борьбы с контрреволюцией в Советской России 1917 1925 гг.). М.: Политиздат, 1971.

55. Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР (1917 1925 гг.). 2-е изд. М.: Полтиздат, 1975.

56. Гранитов В. Памяти белых вождей зарубежья // Кадетская перекличка. 1997. № 60/61.

57. Генерал А.П. Кутепов // Кадетская перекличка. 1997. № 60/61.

58. Генерал Е.К. Миллер // Кадетская перекличка. 1997. № 60/61.

59. Даватц В.Х. Годы: Очерки пятилетней борьбы. Белград, 1926.

60. Данилов Ю. Великий князь Николай Николаевич. Париж, 1930.

61. Дубаев М.Л. Из истории русской эмиграции в Китае: Харбинский русский общевоинский союз и история его создания // Восточный архив. 2002. Вып. 8/9.

62. Ершов В.Ф. Российское военно-политическое зарубежье в 1918 1945 гг. М., 2000.5 5. Ершов В. Ф. Российское военно-политическое зарубежье в 1920 1945 гг. (организации, идеологии, экстремизм): Автореф. дис. . докт. ист. наук. М., 2000.

63. Ершов В.Ф. Российская военная эмиграция в 1921 1939 гг.: Автореф. дис. . канд. ист. наук. М., 1996.

64. Иванов И.Б. Председатели и начальники русского общевоинского союза // Наши вести. 1998. Март. № 450.

65. Иванов И.Б. РОВС: краткий исторический очерк. СПб., 1994.

66. Йованович М. Русская эмиграция на Балканах: 1920 1940. М.: Библиотека-фонд «Русское Зарубежье»; Русский путь, 2005.

67. Йоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. М.: Наука, 1977.

68. Карпенко С.В. Врангель П.Н. // Новый исторический журнал. 2001. № 1.

69. Карпов Н.Д. «Крым Галлиполи - Балканы». М.: Русский путь, 2003.

70. Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия: История и культурно-просветительская работа русского зарубежья за полвека (1920- 1970). Париж, 1971.

71. Краевский Б. Новое о похищении генерала Е.К. Миллера // Кадетская перекличка. 1997. № 60/61

72. Краевский Б.П. Похищение генерала Е.К. Миллера // Дворянское собрание. 1995. № 2.

73. Кулешов А.С. На «внутренней линии». Контрразведка в белом движении или самостоятельная секретная организация? // Родина. 2006. № 9.

74. Львов Н.Н. Русские в Галлиполи. Берлин, 1923.

75. Мещеряков Н.Л. На переломе (Из настроений белогвардейской эмиграции). М.: Главполитпросвет, 1922.

76. Михайлов Л. Генерал дает согласие; «Фермер» сообщает из Парижа; РОВС терпит поражение // Неделя. 1989. № 48 50.

77. Млечин Л.М. Сеть. Москва ОГПУ - Париж. Минск, 1991.

78. Мухачев Ю.В. Идейно-политическое банкротство планов буржуазного реставраторства в СССР. М.: Мысль, 1982.

79. Начало Белой борьбы и ее основоположник, 1917 1957. Б.м.: аргентинский отдел РОВС, 1957.

80. Образцов И.В. Н.Н. Головин и высшая военная школа русского зарубежья // Культурное наследие российской эмиграции, 1917- 1940 гг. Кн. 1. М.: Наследие, 1994.74,Окороков А.В. Молодежные организации русской эмиграции (1920- 1945). М, 2000.

81. Окороков А.В. Русская эмиграция. Политические, военно-политические и воинские организации. 1920 1990. М.: Авуар Консалтинг, 2003.

82. Окороков А.В. Молодежные организации русской эмиграции (1920 1945 гг.). М., 2000.

83. Павлова О.И. «Рыцарь белой идеи» (генерал А.А. фон Лампе) // Известия высших учебных заведений. Поволжские регион. Гуманитарные науки. 2008. № 2.

84. Павлова О.И. Белая армия и «красные командиры»: 1919 1924 гг. («Советская» политика генерал-майора А.А. фон Лампе): Автореф. дис. . канд. ист. наук. Орел, 2009.

85. Павлова О.И. Надежды российского военно-политического зарубежья на перерождение государственного строя советской России // история государства и права. 2008. № 16.

86. Павлова О.И. Несостоявшийся реванш российского военно-политического зарубежья в 20 40 гг. XX в. // Власть и общество. Этноконфессиональный и региональный аспект. Ч. 2. Орел, 2008.

87. Пио-Ульский Г.Н. Русская эмиграция и ее значение в культурной жизни других народов. Белград, 1939.

88. Похищение генерала Кутепова большевиками. Париж, 1930.

89. Рождественский С.П. Похищение Е.К. Миллера // Кадетская перекличка. 1997. № 60/61.

90. Российская эмиграция в Турции, Юго-Восточной и Центральной Европе 20-х годов (гражданские беженцы, армия, учебные заведения): Учебное пособие. М., 1994.

91. Российский военный сборник. Вып. 16. Военная мысль в изгнании. М. 1999.

92. Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века / Под общ. ред. В .В. Шелохаева. М.: РОССПЭН, 1997.

93. Рутыч Н. Похищение генерала А.П. Кутепова И Кадетская перекличка. 1997. № 60/61

94. Рыбас С. Генерал Кутепов. М.: Олма-Пресс, 2000.

95. Рыбас С., Тараканова JI. Похищение генерала Кутепова // Наш современник. 1993. № 3

96. Светлой памяти Марии Захарченко // Вестник РОВС. 2003. № 6/7. Свириденко Ю.П., Ершов В.Ф. Белый террор? Политический экстремизм российской эмиграции в 1920 1945 гг. М., 2000. 198 с.

97. Соловьев М.С. К вопросу о деятельности Русского общевоинского союза в Эстонской республике в 1920-х начале 1930-х гг. // Общество и власть: материалы всероссийской научной конференции. СПб., 2003.

98. Цурганов Ю.С. Российская военная эмиграция к началу войны между Германией и СССР // Россия и современный мир. 2001. № 3. Цуриков Н.А. Генерал Александр Павлович Кутепов. Прага, 1930.

99. Чебышев Н.Н. Близкая даль. Париж, 1933.

100. Черкасов-Георгиевский В. Вожди белых армий. Смоленск: Русич, 2000. Черкасов-Георгиевский В. Генерал П.Н. Врангель. Последний рыцарь Российской империи. М.: Центрполиграф, 2004.

101. Шамбаров В.Е. Белогвардейщина. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.

102. Шварев Н. Охота за генералами // Родина. 2006. № 3.

103. Шибанов Я.В. Российское зарубежье и фашизм в Европе в 1920-х 1930-х гт. (по материалам Русского Обще-Воинского Союза): Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1997.

104. Шкаренков JI.K. Агония белой эмиграции. 2-е изд. М.: Мысль, 1986.

105. Шкаренков JI.K. Белая эмиграция: агония контрреволюции // Вопросы истории. 1976. № 5.

106. Шкаренков JI.K. Конец белой эмиграции // Вопросы истории. 1979. № 8.

107. Спасов JI. България и южноруските правителства на Деникин и Врангел (март 1919 ноември 1920 г.) // Исторически преглед. 1990. №2.

108. Robinson P. The White Russia Army in Exile. 1920 1941. Oxford, 2002.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 368613