Синтаксис кабардинских пословиц и поговорок тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.09, доктор филологических наук Балова, Ирина Мухтаровна

Диссертация и автореферат на тему «Синтаксис кабардинских пословиц и поговорок». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 74921
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Балова, Ирина Мухтаровна
Ученая cтепень: 
доктор филологических наук
Место защиты диссертации: 
Нальчик
Код cпециальности ВАК: 
10.02.09
Специальность: 
Кавказские языки
Количество cтраниц: 
293

Оглавление диссертации доктор филологических наук Балова, Ирина Мухтаровна

Введение .

ГЛАВА I. Теоретические основы исследования.

1.1. Из истории изучения предложения в адыгском языкознании .

1.2. Категория предикативности в адыгском языкознании .

1.3. Осложнение простого предложения в кабардинском языке.

1.4. Сложное предложение в кабардинском языке.

ГЛАВА 2. Пословицы и поговорки в синтаксическом аспекте.

2.1.Конструкции и логико-синтаксические типы семантики в языке пословиц и поговорок.

2.2. Отрицание в структуре пословиц и поговорок

2.3. Коммуникативная целеустановка пословиц и поговорок

ГЛАВА 3. Паремии кабардинского языка, представленные простыми предложениями.

3.1.Пословицы и поговорки, представленные двусоставными предложениями.

3.2.Паремии, представленные односоставными предложениями .

3.3.Компаративные паремии кабардинского языка.

3.4.Однородные члены предложения в пословицах и поговорках .

ГЛАВА 4. Сложные предложения в языке пословиц и поговорок.

4.1. Структурно-семантические типы сложносочиненных предложений в языке пословиц и поговорок.

4.2.Структурно-семантические типы сложноподчиненных предложений в языке пословиц и поговорок.

4.3. Структурно-семантические типы бессоюзных предложений в языке пословиц и поговорок

4.4.Структурно-семантические типы предложений усложненной конструкции в языке пословиц и поговорок .

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Синтаксис кабардинских пословиц и поговорок"

Пословицы и поговорки, или паремии, имеют сложную природу и являются объектом изучения различных областей науки. Поскольку пословицы и поговорки являются художественными миниатюрами, отдельными малыми произведениями, в фольклористике исследуется их поэтическая сторона. "Выполняя самые разнообразные познавательные, эстетические и идейно-воспитательные функции, пословицы и поговорки являются итогом многовековой народной мудрости, проявлением искусства устного слова" (174, 46). Пословицы и поговорки представляют собой исторический норматив культуры в виде системы семантических инвариантов, содержащих основные жизненные правила поведения, поэтому они являются бесценным материалом для изучения этнологии и культурологии.

Исследование паремий в лингвистическом плане ставит иные задачи. В определенной степени в основе создания данной работы лежит идея необходимости изучать язык в связи с жанром (263, 70). Пословицы и поговорки являются стабильными в семантическом и грамматическом плане языковыми конструкциями; в них намечены основные содержательные и грамматические отношения, характерные и для других языковых текстов. Являясь органической частью общенародного языка, обладая общими закономерностями, присущими разговорной речи, пословицы и поговорки в то же время имеют свои особенности. Пословицы и поговорки кабардинского языка - "идеальный" лингвистический материал еще и потому, что являют собой эталон словесного творчества народа: их языковая форма отшлифована языковой практикой и закреплена определенными художественными средствами. Паремии - конструкции исконные, в основном древние и в то же время в большинстве случаев живые и понятные. Метафоричность, лаконичность, меткость пословиц и поговорок в значительной степени достигается их синтаксическим строем, заслуживающим специального 3 изучения. "Образность и обобщенность содержания пословиц и поговорок определяют и принципы построения их грамматической структуры" (147,46). V

Уникальный паремиологический фонд кабардинского языка еще не подвергался всестороннему лингвистическому описанию и систематизации, в то время как исследование синтаксического строя отдельных жанров фольклора считается одним из важнейших направлений исследования устнопоэтического языка (265, 18).

Кабардинский синтаксис остается до сих пор наиболее слабо разработанным разделом кабардинской (кабардино-черкесской) грамматики» (173,98), поэтому многоаспектное исследование пословиц и поговорок невозможно без решения ряда спорных или малоисследованных вопросов общего характера, не получивших в адыговедении однозначной интерпретации.

Актуальность темы обусловлена прежде всего неизученностью в лингвистическом аспекте пословиц и поговорок, сохраняющих традиционные особенности синтаксического строя кабардинского языка и обладающих в то же время логическими, структурно-семантическими особенностями.

Объектом исследования являются пословицы и поговорки кабардинского языка, имеющие, как и во всех других языках, много общего. Однако в специальной литературе эти понятия дифференцируются. Рабочим определением пословицы в работе принято следующее: «Пословица - краткое, устойчивое в речевом обиходе, как правило ритмически организованное изречение назидательного характера, в котором зафиксирован многовековой опыт народа; имеет форму законченного предложения (простого или сложного).Пословица обладает буквальным и переносным смыслом или только переносным и легко противопоставляется свободному предложению такого же лексического состава" (ЛЭ, 389). Поговорка лишена дидактичности, она используется для подтверждения, констатации или характеристики какого-нибудь явления, события, состояния. Исследователи отмечают также то, что пословицы- «замкнутые» пред4 ложения, т.е. не изменяются и не дополняются в речи, а поговорки- «незамкнутые», т.е. могут содержать переменные члены, изменяются и дополняются в речи (223,227). В кабардинском языке пословицы и поговорки обозначаются одним термином - «псэлъэжьхэр»- «старые слова, старые речения».

Пословицы и поговорки, как и все предложения вообще, обладают определенной семантикой, синтаксической структурой, относятся к определенному коммуникативному типу. Специфичность их в том, что в то же время они являются устойчивыми обозначениями типовых ситуаций; эти обозначения выражают наиболее общие мировоззренческие категории и отношения между категориями, они закреплены в коллективном сознании носителей языка и часто содержат оценочный момент. Как известно, предложение не является языковым знаком. Пословицы и поговорки, или паремии ( от греч. рагопша - мудрое изречение, сентенция, пословица, поговорка), по мнению исследователей, являются знаком жизненных или логических ситуаций, определенных отношений между вещами, т.е. обладают семиотическими свойствами, служат своеобразным «ква-лификатором» конкретных ситуаций. «Способность одной и той же паремии быть использованной для квалификации нескольких внешне разнородных ситуаций и представляется основанием для восприятия ее в качестве вторичного языкового знака» (224,15). Статус языкового явления имеет инвариантное значение паремии, закрепленное в коллективном сознании носителей языка и остающееся неизменным во всех случаях употребления.

Выбор пословиц и поговорок в качестве объекта изучения обусловлен несомненной ценностью и специфичностью представленного в них материала, его неизученностью в языковом отношении.

Источниками диссертации послужили материалы различных сборников, словарей, художественных произведений, рукописных картотек. В работе проанализировано более трех тысяч пословиц и поговорок. 5

Цель исследования - многоаспектное описание синтаксических конструкций в языке пословиц и поговорок, выявление закономерностей, которыми определяется их структура и семантика.

Задачи исследования

1.Предложить решение неисследованных и спорных вопросов кабардинского синтаксиса (в связи с исследуемыми конструкциями).

2.Выявить отношения между конструкциями и логико-синтаксическими типами семантики предложений в языке пословиц и поговорок.

3.Показать специфичность выражения коммуникативной целеустановки, отрицания в пословицах и поговорках.

4.Определить наиболее продуктивные модели двусоставных простых предложений в языке пословиц и поговорок; установить особенности их структуры, семантики, словопорядка.

5.Определить типы односоставных глагольных личных предложений и выделить конструкции, характерные для пословиц и поговорок; установить особенности их структуры, семантики, словопорядка.

6.Выявить специфичность функционирования различных типов компаративных пословиц и поговорок.

7.Определить критерии разграничения типов сложных предложений, основные и дополнительные средства связи между частями сложных предложений в пословицах и поговорках.

8.Выявить структурно-семантические типы сложносочиненных предложений в языке пословиц и поговорок.

9.Выявить структурно-семантические типы сложноподчиненных предложений в языке пословиц и поговорок.

10.Выявить структурно-семантические типы бессоюзных сложных предложений в языке пословиц и поговорок. 6

11 .Выявить структурно-семантические типы сложных предложений усложненной конструкции в языке пословиц и поговорок.

Методы и приемы исследования. Основным методом в диссертации является описательный метод. При работе с материалом использовались по мере необходимости также другие лингвистические методы: эксперимента, трансформации, сравнительно-сопоставительный, отчасти - статистики.

Научная новизна полученных результатов определяется новизной цели и задач, направленных на выявление структурно-семантических, логических особенностей синтаксических конструкций пословиц и поговорок.

1. Излагая теоретические основы исследования, мы рассматриваем понятие предикативности в кабардинском языке, приводим точки зрения разных лингвистов, даем собственное понимание этой лингвистической категории как единства более частных категорий модальности, времени и финитности. На основе такого понимания предикативности предложены критерии разграничения простых, осложненных и сложных предложений. Многоаспектный анализ синтаксических конструкций проводится на основании выявления пропозиционно-го содержания, предикативного значения.

2. Проанализировано явление осложнения семантики и структуры предложения в кабардинском языке; выделены виды осложненных конструкций, характерных для пословиц и поговорок.

3. В работе прослеживается взаимосвязь между конструкциями и логико-синтаксическими типами семантики в языке пословиц и поговорок.

4. Выявлены и описаны наиболее распространенные в языке пословиц и поговорок модели двусоставных предложений, словопорядок, степень употребительности и форма выражения различных членов предложения в них.

5. Очерчен круг односоставных личных глагольных предложений, предложены критерии разграничения их типов; дается всесторонняя характеристика моделей, характерных для пословиц и поговорок. 7

6. Выявлены основные типы предикативных единиц в зависимости от сферы и формы их функционирования. Уточнены основные и дополнительные средства сочинительной , подчинительной и бессоюзной связи в кабардинских сложных предложениях; выделены и проанализированы характерные для пословиц и поговорок модели сложносочиненных, сложноподчиненных и бессоюзных предложений.

7. Проведен многоаспектный анализ сложных предложений усложненной структуры в языке пословиц и поговорок.

Практическая ценность работы. Результаты исследования могут быть использованы при чтении вузовских курсов по синтаксису кабардинского языка, языку фольклора, для написания курсовых и дипломных работ. Материал диссертации, теоретический и иллюстративный, может быть в перспективе использован в исследованиях по сравнительно-типологической стилистике фольклорных жанров, по поэтике пословиц и поговорок.

Многоаспектное исследование структурно-семантических, логических особенностей пословиц и поговорок может стать составной частью системного описания широкого круга явлений кабардинского синтаксиса.

Идеи диссертации лежат в основе курса "Кабардинская фразеология и па-ремиология" (пособие в печати), монографии "Очерки по синтаксису кабардинских пословиц и поговорок", в ряде статей.

Материалы работы прошли апробацию на международных научных конференциях в г.Пятигорске, Сухуми, республиканских научных конференциях КБГУ.

Пословицы и поговорки кабардинского языка использовались лингвистами в основном как иллюстративный материал. Первые записи кабардинских пословиц и поговорок относятся к XIX веку. Около 15 пословиц с русским переводом приводятся в «Истории адыгейского народа» Ш.Ногмова, изданной в 1847 году в г. Тифлисе. Первая специальная публикация принадлежит известному адыг8 скому просветителю Паго Тамбиеву, опубликовавшему в журнале «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа» (257, 1-78) пословицы, поговорки на языке оригинала и в переводе на русский язык. Эти записи переизданы вместе с другими фольклорными записями в 1984 году. П.Тамбиев систематизировал пословицы и поговорки по предметно-тематическому принципу, выделив разделы, посвященные человеку, верованиям, сословиям, семье и пр.

В 20-е годы различные жанры адыгского фольклора, в том числе пословицы и поговорки, записанные с помощью арабской графики, печатались в газете «Адыгэ макъ». Так, в этой газете были опубликованы собранные М.Кураши-новым и Х.Тхамоковым пословицы и поговорки (4). В сборнике «Псалъ» («Слово»), издававшемся на арабской графической основе, также публиковались фольклорные тексты: в сборнике 1924 года опубликовано около 200 пословиц (г. Москва), в сборнике 1926 года - 180 (г. Москва), в сборнике 1926 года - 550 (г. Ростов-на-Дону). Эти первые опубликованные своды представляют, несмотря на небольшое количество, несомненный интерес.

Немалую работу по сбору, систематизации пословиц и поговорок проделал Кабардино-Балкарский научно-исследовательский институт. В 1946 году изданы Х.У.Эльбердовым приведенные в соответствие с новой графикой 258 кабардинских пословиц, извлеченных из работ П.Тамбиева. Они были переведены на русский язык Адамом Шогенцуковым (316,284-297). В следующем году Х.У.Эльбердов, А.О.Шогенцуков, Н.Ф.Яковлев издали 250 ранее не публиковавшихся пословиц (317,214-236). Около тысячи текстов пословиц и поговорок опубликовано с некоторыми пояснениями и комментариями в 1948 году в сборнике «Къэбэрдей уэрэдхэмрэ псалъэжьхэмрэ», подготовленном А.Шортановым, Х.Эльбердовым, А.Шогенцуковым.

Значительным событием для культурной и научной жизни кабардинцев стало появление в 1963 году «Кабардинско-русского фразеологического словаря» Б.М.Карданова, в который вошло около 1000 кабардинских пословиц и по9 говорок, относимых автором к числу фразеологизмов. В 1968 году выходит расширенное издание словаря (5600 единиц), в который включено автором еще 500 пословиц и поговорок.

Результатом систематизации материала ежегодных экспедиций сотрудников КЕНИИ стало издание в 1965 году 1 тома наиболее полного собрания кабардинских паремий (пословиц, поговорок, загадок, примет и т.д.), в котором было издано более 2600 текстов (Адыгэ псалъэжьхэр,- Нальчик, 1965, т.1). Составители сборника - А.Гукемух, З.Кардангушев - снабдили малоупотребительные паремии комментариями. Во 2 том (Нальчик, 1967. Т.2) были включены, наряду с дополнительными разделами классификации пословиц и поговорок (а они были систематизированы по предметному признаку), тексты примет, загадок, поучительных слов, образцы полемических и иносказательных диалогов. В этих сборниках нет научной документации материалов, тексты приведены без вариантов. Около 2 тысяч наиболее популярных пословиц и поговорок из этого издания опубликовано в сборнике «Адыгэ псалъэжьхэр» в 1982 году; во вступительной статье А Шортанова делается попытка научного осмысления пословиц и поговорок, в ней также перечислены наиболее значительные издания паремий. А.Шортанов отмечает, что в это издание не вошло значительное количество пословиц и поговорок, имеющихся в фондах КЕНИИ. К сожалению, новых значительных изданий сборников пословиц и поговорок кабардинского языка не было. Исключением является книга Шаова К.Г. «Псалъэжьыр бзэм и дамэщ» (305); в ней приводятся около 500 пословиц и поговорок, снабженных комментарием автора, и, самое главное, примеры функционирования паремий в художественных текстах.

Пословицы и поговорки кабардинского языка не раз были объектом научного исследования. После лет собирательства в 70-е годы к изучению пословиц и поговорок в лингвистическом аспекте впервые обратился Б.М.Карданов. Они были рассмотрены как объект фразеологии в монографии Б.М.Карданова «Фра

10 зеология кабардинского языка» (144). Б.М.Карданов анализировал «псэлъэжь-хэр» (пословицы и поговорки) наряду с другими устойчивыми единицами речи, отмечая при этом специфичность их как особой группы устойчивых выражений. Исследователь в качестве особенностей пословиц и поговорок называл их структурные и семантические признаки. Так, он отмечает, что многие паремии, отражавшие первоначально конкретные образы, приобрели обобщенное, переносно-метафорическое значение, причем в ряде случаев все компоненты паремий могут составлять нерасторжимое семантическое единство (144, 5). Во ^ «Фразеологии кабардинского языка» впервые в истории кабардинского языка на основе богатейшего фактического материала проанализированы фразеологические единицы кабардинского языка в семантическом, тематическом, структурно-грамматическом аспектах, а также исследованы явления синонимии, вариантности и полисемии в области фразеологии.

Основным признаком семантической классификации фразеологических единиц Б.М.Карданов считал степень спаянности слов-компонентов, составляющих эти единицы (144,35). Во фразеологические сращения он включает поговорки бессоюзного соединения типа Благъэкъым, жъагъэкъым, «Без роду и племени; ни брата ни свата»; а также поговорки, представляющие собой семантически целостные единицы и употребляющиеся как коммуникативные единицы: Хъыцыжъ и уджым хэтщ, «Чушь порет»;, Щхъэж и унэ бжэн лъакъуэщ, «По домам». Эти поворки отличаются абсолютной неразложимостью и немотивированностью своего значения. Типичные пословицы и поговорки с переносным значением Б.М.Карданов относит к фразеологическим единствам на том основании, что «из суммы значений компонентов подобных пословиц и поговорок не выводится обобщенно-переносное значение всей единицы (144 ,82). Выделяя отдельную группу устойчивых выражений нефразеологического характера, Карданов Б.М. включает в нее пословицы и поговорки, лишенные переносно-метафорических значений: Гузэвэхыр щ1эх жьы мэхъу, «Кто часто волнует

11 ся, тот стареет быстро»; Джэгум хэту си гъуэншэджыр къызэтыж жызы1ам нэхъей, «Подобно тому, кто, будучи на танцах, сказал: «Верни мои штаны».

Характеризуя фразеологические единицы в структурно-грамматическом плане, исследователь отдельно рассмотрел фразеологические сочетания предикативно-коммуникативного типа и в их числе пословицы и поговорки. Несомненный интерес вызывают его наблюдения над функционированием пословиц и поговорок то в роли грамматического предиката в контекстном окружении, то в роли компонента (предикативной части) сложного предложения, то в роли самостоятельного предложения.

Исследование пословиц и поговорок как фразеологических единиц Б.М.Кардановым при всей важности результатов исследования не охватывает всей массы паремий, а касается только определенных типов. В целом же его исследования являются надежным научным материалом, на который можно опираться в последующей разработке проблем, связанных с изучением фразеологии, фразеостилистики, с изучением пословиц и поговорок.

Первой фундаментальной монографией в кабардинском языкознании, заложившей основы кабардинской лингвофольклористики, является "Язык адыгского фольклора. Нартский эпос" М.А.Кумахова, З.Ю.Кумаховой. В работе анализируются лексические, морфологические, синтаксические особенности языка нартского эпоса. В главе о своеобразии языка фольклора исследователи отмечают разнообразие синтаксических критериев построения пословиц и поговорок и описывают некоторые синтаксические модели, восходящие в основном к эпохе общеадыгского языкового единства (174, 46-51).

Пословицы и поговорки как жанры адыгского фольклора исследованы в кандидатской диссертации З.Ж.Кудаевой «Паремиологические жанры адыгского фольклора. (Поэтико-этнографические аспекты. Идейно-художественное функционирование)» (166). В работе анализируются специфические признаки и свойства, жанровая система адыгских паремий. Так, на семантическом уровне

12 автором выделяются типы паремий, выражающих взгляды на высшие вопросы бытия: о жизни и ее смысле, о смерти, боге, счастье, горе, радости; регламентирующие поведение; манифестирующие социальные отношения и взгляды; выражающие отношение к труду. По своей функции внутри каждого из семантических типов паремии приобретают форму : а) приказа или рекомендации действовать в соответствии с определенным кодексом общепринятых взглядов форм, б) констатации факта, вывода о тех или иных закономерностях по поводу различных явлений, процессов в природе и обществе, в) оценочно-экспрессивных реакций, выражающих отношение к вышеназванным закономерностям. З.Ж.Кудаева исследовала и художественную структуру пословиц и поговорок, в которых отразился сложный комплекс традиционной истории и культуры адыгов.

Б.Х.Бгажноков опирается на пословицы и поговорки в своих этнографических исследованиях, описывая адыгский этикет, ситуации общения адыгов (45;47). Прибегают к материалу пословиц и поговорок А.Гутов, З.М.Налоев в своих исследованиях по истории культуры адыгов, по этикету (102).

Хотя изучение пословиц и поговорок привлекало внимание многих исследователей, многие проблемы, выдвинутые в теории изучения языка этих фольклорных жанров, мало разработаны или вообще не подвергались изучению.

Объем и структура работы. Работа состоит из Введения, трех глав, За

320 ключения и Библиографического списка, насчитывающего источников. Общий

233 объем диссертации страницы.

13

Заключение диссертации по теме "Кавказские языки", Балова, Ирина Мухтаровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В диссертации пословицы и поговорки рассматриваются как предложения, имеющие свои специфические особенности в структурно-семантическом, функционально-коммуникативном, логическом плане.

1. Как и любые предложения, пословицы и поговорки представляют собой конструкции коммуникативные, предикативные. Предикативность в кабардинском языке осуществляется в грамматических категориях модальности, времени и финитности. Модальность выражает отношение сообщаемого к объективной реальности, время выражает отношение сообщаемого к моменту речи. Финитностью обладают глаголы (и другие части речи в функции сказуемых) в реальном наклонении, обладающие в кабардинском языке специальными показателями финитности (форманты -р, -щ, -т ); с финитностью связана коммуникативная завершенность предложений реальной модальности. Инфинитные конструкции в ирреальных наклонениях в силу специфики своей семантики, интонации также образуют предложения. Такое понимание предикативности позволяет дифференцировать простые и сложные предложения, а также определить степень близости осложненных конструкций к простым или сложным предложениям. Наличие осложняющих конструкций существенно для информативной насыщенности и структурной сложности паремий. В исследовании различаются 1) синтаксические конструкции, осложняющие семантику предложения, 2) синтаксические конструкции, осложняющие предложение в семантическом и формальном аспекте. Первые представлены в пословицах и поговорках причастиями, деепричастиями, инфинитивом, девербативом и их оборотами.

2. Инфинитные глагольные формы реальной модальности (причастие, деепричастие, масдар и др.), выступая в роли того или иного члена предложе

252 ния, в различной степени осложняют семантику предложения, образуя добавочное к основному высказывание. Это дополнительное высказывание понимается в семантическом аспекте как обозначение дополнительной ситуации наряду с основной; предложения эти полипропозитивны, но монопредикативны, так как не все компоненты предикативности в них присутствуют (иначе передается темпоральность, отсутствуют модальность, финитность). Предложения с инфи-нитными конструкциями позволяют в компактной форме сообщить больше информации и поэтому характерны для языка паремий; явление же обособления, связанного с семантическим и формальным осложнением предложения, в паремиях не наблюдается. Синтаксические конструкции, осложняющие предложение в семантическом и формальном аспекте, представлены в кабардинском языке в основном однородными членами.

3. Выделяемые в кабардинском языке 4 группы предикативных единиц (1) обладающих категориями модальности, времени, финитности и функционирующих как самостоятельные предложения, 2) обладающих категориями ирреальной модальности и функционирующих как самостоятельные предложения или в составе сложного, 3) обладающих категориями реальной модальности, времени, финитности и способных функционировать лишь в составе сложного предложения, 4) обладающих категориями ирреальной модальности и способного функционировать лишь в составе сложного предложения), вступая в синтаксическую связь с другими предикативными единицами, приобретают новые формальные, семантические, коммуникативные качества. К основным средствам связи в структуре сложного предложения в кабардинском языке относятся союзные аффиксы (сочинительные и подчинительные), союзы (сочинительные и подчинительные), союзные слова, корреляты, опорные слова, интонация; к дополнительным - соотношение грамматических форм сказуемых, структурная неполнота одной из предикативных частей, параллелизм строения, свободный или фиксированный порядок следования частей и т.д. Типы соединяющихся

253 предикативных единиц, основные и дополнительные средства связи, а также лексическое наполнение предикативных частей позволяют определить смысловые отношения между частями.

4. Проанализированный материал позволил сделать вывод о том, что, выделяющиеся в соответствии с формой выражения сказуемого в кабардинском языке 4 синтаксические конструкции (номинативная, эргативная, инверсивная, индефинитная) определенным образом соотносятся с логико-синтаксическими типами семантики, представленными в паремиях в основном двумя типами: действование и характеризация. Эргативная и инверсивная конструкции могут иметь только общее значение акциональности, в то время как номинативная и индефинитная конструкции могут иметь общее значение акциональности или характеризации. Поскольку в паремиях речь идет не о конкретных предметах и явлениях, а обобщенных, то индефинитная конструкция является одной из древнейших и до сих пор характерных для языка паремий.

5. Не все способы выражения утвердительности, свойственные кабардинскому языку, используются в пословицах и поговорках; для выражения отрицания в большинстве случаев используется суффикс -къым, стоящий в конце сказуемостной лексемы. Паремии с отрицанием представляют собой довольно многочисленную и компактную группу, имеющую специфические признаки в структурно-семантическом, коммуникативном плане. Содержание и звучание этих произведений совершенно, в краткой и экспрессивной форме они передают перечень того, чего не бывает, не должно быть, не рекомендуется делать. Характерным для отрицательных паремий является наличие антонимов, использование родственных слов (или одного слова) в роли различных членов предложения, наличие одинаковых аффиксов, одинаковых сочетаний звуков. Паремии с двойным отрицанием имеют значение акцентированного утверждения чего-либо, в них фиксированный словопорядок.

254

6. Паремии, как и любые предложения, относятся к определенному коммуникативному типу. Они по своему формальному строению могут представлять собой вопросительные предложения, но по своей семантике пословицы и поговорки не направлены на поиск информации, а сами передают сведения в обобщенном виде. Подобные конструкции чаще всего - вопросительно-риторические предложения, содержащие экспрессивно окрашенное отрицание в форме вопроса, на который не ожидается ответ, либо выражение эмоционального состояния говорящего, объекта беседы, эмоциональное отношение к характеру или поступку человека. Большинство вопросительный паремий трех-компонентно, вопросительность выражается в них с помощью интонации, интонации и аффикса, редки случаи выражения вопросительности с помощью интонации и вопросительных слов (местоимений, наречий). Вопросительные предложения в языке паремий, передающие экспрессивно окрашенную информацию, отличаются лаконичностью, определенным слово порядком.

Невопросительные предложения в языке паремий представлены повествовательными предложениями, которых большинство, побудительными и оптативными. Не все значения, выделяемые в кабардинском языке в побудительных предложениях, представлены в паремиях. Побудительные предложения в паремиях чаще всего выражают совет, наставление, приказ или предостережение; выражены они обычно односоставными обобщенно-личными предложениями с главным членом в форме глагола 2 лица единственного числа повелительного наклонения. Значительная часть побудительных предложений - отрицательные предложения, предостерегающие от нежелательных, неправильных поступков. Оптативные предложения, указывающие на желательность действия, представлены в кабардинских паремиях в ограниченном количестве.

Сложные предложения в языке паремий могут быть как одно-функциональные (чаще всего), так и с функционально разнотипными частями (малопродуктивные модели).

255

7. Модели простых предложений в языке пословиц и поговорок подразделяются на двусоставные и односоставные, причем количество двусоставных предложений преобладает по сравнению с односоставными. Около 70% подлежащих в паремиях, представленных простыми предложениями, выражено именами существительными, как правило, абстрактного характера; довольно значительное количество - 18% - субстантивно употребленными причастными оборотами, а также именами прилагательными, местоимениями, словосочетаниями.

Проведенный анализ показал, что различные модели двусоставных предложений в языке паремий отличаются степенью распространенности. Среди двусоставных предложений менее всего предложений нераспространенных, представленных, тем не менее, довольно разнообразными по форме выражения главных членов моделями. Эти предложения имеют типовое значение характе-ризации или действования, обладают высокой степенью абстракции, фиксированным слово порядком: подлежащее (тема), сказуемое (рема). Двусоставные предложения, предикативная основа которых распространена одной лексемой, зависящей от подлежащего или сказуемого, в количественном отношении преобладают над более распространенными предложениями. Это довольно монолитные конструкции с фиксированным слово порядком; они могут быть поли-пропозитивными и полиперсональными (при несовпадении субъекта инфинит-ной конструкции и субъекта основного действия). Использование инфинитных конструкций в роли члена предложения позволяет в максимально сжатой форме противопоставить друг другу два события - ведь большинство паремий строится на приеме антитезы. Компоненты инфинитных конструкций могут вступать в системные связи (на уровне лексико-грамматического значения) с другими членами предложения.

8. Личные формы глагола в односоставных предложениях различного типа ведут себя по-разному, и это, наряду с особенностями семантики предложений, дает возможность более четко разграничить типы односоставных личных

256 предложений и, что особенно важно для настоящей работы, четко очертить круг обобщенно-личных предложений, наиболее характерных для пословиц и поговорок. Действие в обобщенно-личных предложениях соотносится с обобщенным лицом, оно носит вневременной характер, т.е. не имеет временной парадигмы. Предложения эти как правило распространенные, хотя и отличаются лаконичностью, довольно часто содержат образность и иносказательность и используются для обозначения типичных, повторяющихся ситуаций. Наибольшее распространение в пословицах имеют предложения, главный член которых представлен глаголом 2 лица единственного числа повелительного наклонения (в них дается оценка явлениям действительности и указывается, как надо к ним относиться; подобные конструкции - своеобразный алгоритм правильного поведения в соответствии с кодексом общепринятых взглядов) или 2 лица изъявительного наклонения, глаголом 3 лица множественного числа (в них формулировки выводов о различных закономерностях жизни природы, общества). Поговорки в основном представлены предложениями с главным членом, выраженным глаголом 3 лица единственного числа изъявительного наклонения ; они имеют ярко выраженный оценочно-экспрессивный характер и могут функционировать как в качестве отдельного предложения, так и в качестве члена предложения. Кроме типичных для обобщенно-личных предложений форм в кабардинском языке есть и редко встречающиеся конструкции, в которых при отсутствии подлежащего отношение действия к лицу выражается обобщенно (с главным членом в форме глагола 1 лица единственного или множественного числа и др.). В этих предложениях значение деятеля частично конкретное, но оно ослаблено пословичным использованием и вневременностью конструкции. Таким образом, различные по форме выражения главного члена группы односоставных предложений различаются и по своей семантической функции.

9. Анализ исследуемого материала позволил выделить компактную группу компаративных пословиц и поговорок, имеющих логические, структурно

257 семантические особенности. Компаративные пословицы и поговорки - широкий пласт активно употребляемых конструкций кабардинского языка, представляющий собой систему средств выражения, в которой проявляется внутренняя форма языка, богатство собственно языковых изобразительных ресурсов, раскрывается самобытность национальной культуры, национальный склад образного мышления. Компаративные паремии с элементом хуэдэ (как) - это сравнения-уподобления; этот тип сравнения является одним из самых распространенных и емких средств языковой изобразительности. Основание сравнения в таких конструкциях не названо (но чем более синтаксически распространен объект сравнения, тем определеннее признак, положенный в основание сравнения); элемент хуэдэ часто выступает с предикативным аффиксом -щ Компаративные паремии с элементом нэхърэ имеют фиксированный словопорядок (субъект сравнения + нэхърэ + объект сравнения), причем объект сравнения всегда предпочтительнее. Эти паремии обладают особой экспрессией, часто в двойной мере содержат значение противопоставления (сама синтаксическая структура предполагает противопоставление, в результате которого объект сравнения признается лучшим, с другой стороны, усилению противопоставления способствует лексисеское наполнение компонентов паремии, наличие антонимов, общих лексем. В паремиях с элементом нэхъри нэхъ, которых небольшое количество, признак, лежащий в основании сравнения, также всегда сильнее выражен у объекта сравнения.

При всем многообразии структурно-семантических типов компаративных пословиц и поговорок их объединяют общие закономерности: строго фиксированный порядок следования компонентов; признак, положенный в основание сравнения, выражен имплицитно (кроме паремий с элементами нэхърэ нэхъ); объект сравнения обладает этим признаком в большей мере, чем субъект. Компоненты пословиц и поговорок обычно системно организованы, являются анто

258 нимами, словами одной лексико-семантической группы, одинаковыми лексемами.

10. Однородные члены в паремиях имеют свою специфику, они, как правило, имеют соединительные отношения, которые выражаются союзными аффиксами -рэ, -и.; использование в каждом 04 звучного аффикса -рэ, имеющего значение соединения, способствует одинаковому оформлению 04 и, следовательно, участвует в создании ритма и рифмы в паремии.

В кабардинских паремиях содержится не более двух однородных членов. Довольно распространенным явлением можно считать наличие однородных подлежащих, редким явлением - наличие однородных второстепенных членов предложения, значительно также количество паремий с однородными сказуемыми.

Особенность функционирования однородных сказуемых в кабардинском языке в том, что сказуемое содержит в своем составе аффиксальные морфемы подлежащего, дополнения, иногда - обстоятельств. Каждое сказуемое является в некотором роде самодостаточным предикативным центром, так как 1) является носителем предикативных категорий, формирующих предложение; 2) является центром семантической структуры предложения; 3) содержит в себе (в виде аффиксов) информацию о лице подлежащего, о прямом и косвенном объекте (если они есть в предложении). С другой стороны, с простым предложением эти конструкции сближает одинаковое отношение сказуемых, связанных между собой сочинительной связью, к одному подлежащему, выраженному лексемой.

Таким образом, предложения с однородными сказуемыми оказываются в области промежуточных явлений между простыми и сложными предложениями и какие-то из осложненных предложений будут тяготеть к полярным типам. Определяющим фактором для определения места любого предложения с однородными сказуемыми является степень структурно-семантической цельности самих сказуемых. Соответственно, чем выше эта цельность, тем ближе пред

259 ложение к монопредикативной единице, чем ниже, тем ближе осложненное предложение к полипредикативной единице.

Факторами, приближающими к монопредикативной единице предложения с однородными сказуемыми при общем для них подлежащем, являются близость лексической семантики сказуемых, их грамматические значения, оформленность одинаковыми личными аффиксами, контактное расположение, нераспространенность и вообще переносное значение всей паремии. Факторы, сближающие подобные предложения с полипредикативной единицей, - наличие разных второстепенных членов у сказуемых, степень их распространенности, дистантное расположение.

11. Для пословиц и поговорок кабардинского языка не характерны все имеющиеся в языке модели сложных предложений. Часть паремий строится по свободным моделям, свойственным многим конкретным свободным предложениям, часть - по несвободным моделям, устойчиво воспроизводящим "наборы" соответствующих дополнительных средств связи.

Самая многочисленная группа сложных предложений в языке пословиц и поговорок представлена сложноподчиненными предложениями - 46%, бессоюзные сложные предложения составляют 29%, сложносочиненные - 18%, а сложные предложения усложненной конструкции - 7%.

Пословицы и поговорки, представленные сложносочиненными предложениями, имеют преимущественно двучленный характер, порядок следования предикативных частей в них фиксированный, тема обычно предшествует реме. Среди сложносочиненных предложений преобладают паремии с противительными отношениями между предикативными частями (со значением сопоставления и противопоставления - 86%, это обусловлено тем, что в основе многих паремий лежит антитеза, а сложносочиненные предложения с противительными отношениями являются одной из форм ее создания), значительно меньше - с соединительными отношениями (12%), разделительными отношениями (2%).

260

Абсолютное большинство сложносочиненных предложений в составе паремий имеет в качестве основного средства связи союзный аффикс -г/, обладающий широким диапазоном значений. Союзный суффикс -и участвует также в организации ритмомелодики, в создании экспрессии и таким образом является активным компонентом формул паремий. Проанализированный материал дает основание для выделения двух основных групп сложносочиненных предложений в составе паремий: 1 предложений с противительными отношениями со значением сопоставления, противопоставления (86%), 2) предложений с соединительными отношениями со значением тождества (12%). Это обусловлено прежде всего тем, что в основе большинства паремий лежит антитеза, а сложносочиненные предложения с противительными отношениями и являются одной из форм ее создания. Семантические отношения между предикативными единицами зависят от того, в каком члене предложения находится союзный суффикс, в какой предикативной части этот маркированный член располагается (в первой или второй), от лексического наполнения предикативных частей и «набора» дополнительных средств связи (наличие слов одной лексико-семантической группы, антонимов, повторов, одинаковая грамматическая форма главных членов предложения, наличие сочетаний одинаковых звуков; структурный параллелизм - в 90% от общего количества сложносочиненных предложений).

12. Для пословиц и поговорок характерны не все имеющиеся в кабардинском языке основные средства связи сложноподчиненных предложений. Хотя в паремиях и представлены конструкции с подчинительными союзами (щхъэк1э, нэужъ, нэхърэ и др. - в сложноподчиненных предложениях расчлененной структуры), их количество невелико, не является характерным и использование в качестве средств связи союзных слов, коррелятов; важную роль выполняют соотношение модальных и временных планов сказуемых предикативных частей и наличие типизированных лексических элементов.

261

Сложноподчиненные предложения в языке пословиц и поговорок характеризуются устойчивым позиционным соотношением предикативных частей (препозиция придаточной части), способностью к совмещению значений.

Нерасчлененные сложноподчиненные предложения, придаточные части которых присоединяются с помощью союзных суффиксов, представлены в основном предложениями с придаточными условия (60%), условно-временными (27%), уступки (10%). Предложения с союзными суффиксами, имеющие различные значения, отличаются некоторыми структурными факторами (например, в предложениях с союзным суффиксом -мэ со значением условия больше односоставных конструкций, чем в предложениях со значением условно-временным: 63% - 16%) и лексико-семантическими факторами. Наиболее распространенные союзные аффиксы, служащие основным средством связи сложноподчиненных предложений -мэ, -ми. Сложноподчиненные предложения с союзным суффиксом -мэ имеют большей частью условное значение (76%), им свойственна неактуальность временной характеристики, предикативные части в них несоразмерны по распространенности: придаточная часть (обусловливающая) более распространенная, чаще всего полная, главная часть - нераспространенная, часто неполная. Предложения с союзным суффиксом -мэ могут совмещать значения обусловленности и времени (очередность ситуаций определяется лексическим значением членов предложения), а также иметь только значение времени (3%).

В паремиях, представляющих собой сложноподчиненные предложения, соединенные союзным суффиксом -ми, выделяются не все значения, отмечаемые исследователями в кабардинском языке (уступки, причины, места, изъяснения и т.д.), основная часть паремий имеет значение уступки, значительная часть - условия, единичные примеры - изъяснения. Все сложноподчиненные предложения отличаются фиксированным порядком следования предикативных частей (первой следует придаточная часть), главная часть характеризуется по

262 стоянным временным планом (настоящее время); предложения характеризуются неполнотой главной части (в тех случаях, когда у предикативных частей один и тот же субъект действия).

Паремии занимают особое место в системе сложноподчиненных предложений. Это определяется 1) устойчивым позиционным соотношением предикативных частей (препозиция придаточной части); 2) преобладанием конструкций, связанных союзными суффиксами; 3) отсутствием предложений, связанных союзными словами, коррелятами; 4) способностью к совмещению значений; 5)усилением роли соотношения модальных и временных планов сказуемых предикативных частей и наличия типизированных лексических элементов как средств связи.

Наличие в паремиологическом фонде кабардинского языка хотя и небольшого количества сложноподчиненных предложений, предикативные части которых связаны союзами, свидетельствует о том, что подобные конструкции не являются совершенно новыми для кабардинского языка, в котором в настоящее время наблюдается процесс увеличения доли подобных конструкций в художественной литературе, публицистике, научной литературе, а также процесс функциональной перестройки слов, выступающих в роли союзов.

13. Отсутствие союзных средств связи в бессоюзных предложениях в определенной мере возмещается в языке паремий интонацией звучащей речи; показателем взаимообусловленности частей является структурный параллелизм, приобретающий, наряду с лексическими средствами связи, особое значение. Он способствует созданию ритмомелодического рисунка законченного художественного произведения. Семантика бессоюзных предложений определяется в паремиях закономерным соотношением двух композиционных элементов, имеющих строго фиксированный порядок следования.

Наибольшее количество паремий, представленных бессоюзными предложениями, имеют отношения сопоставления или противопоставления. В пред

263 ложениях со значением сопоставления сопоставляются сосуществующие события, первое из которых является достоверно известным. Общее суждение, выраженное в первой части бессоюзного предложения, сопоставляется с более частным, которое и аргументируется тем, что утверждается или отрицается в первой части.

Паремии, имеющие форму бессоюзных предложений, отличаются от свободных бессоюзных конструкций прежде всего тем, что их семантика определяется закономерным соотношением двух композиционных элементов, имеющих определенный, единственный порядок следования. В паремиях почти не встречаются такие дополнительные средства связи, как опорные слова с прогнозирующей функцией, катафонические местоименные слова в первой части. В паремиях ограничен круг используемых форм сказуемых предикативных частей -они имеют преимущественно одинаковую модальность и выступают в форме настоящего времени (редко - будущего). Круг значений бессоюзных предложений, представленных паремиями, значительно уже функционирующих в свободных предложениях. Большинство их имеет отношения сопоставления, противопоставления .

Для бессоюзных предложений с сопоставительными отношениями характерны некоторые общие признаки: повтор лексем внутри предикативных частей, повтор лексемы, синтаксического оборота в разных предикативных частях, использование синтаксических оборотов с одинаковыми компонентами в разных паремиях, одинаковых аффиксов в лексемах, выполняющих в предикативных частях одинаковые синтаксические функции, одинаковых глагольных компонентов составных сказуемых и т.д. Противопоставление, как и сопоставление, опирается на соотносительность частей; причем части бессоюзного предложения при этом более автономны, чем при сопоставлении. Для противопоставления также характерен структурный параллелизм, наличие антонимов в предикативных частях. Сравнительно небольшой группой представлены пред

264 ложения с изъяснительными отношениями, изъяснительно-причинными, причинными, уступки.

14. В языке паремий сложные предложения усложненной конструкции (многочленные) занимают сравнительно небольшое место (7% от общего количества сложных предложений). Паремии, представленные усложненными конструкциями, отличаются специфическим характером связей и отношений составляющих элементов. Проанализированный материал позволил выделить наиболее распространенные типы паремий в соответствии с количеством предикативных частей, характером их связей и отношений.

Наиболее распространенная модель усложненного сложного предложения в паремиях - четырехчленное сложное предложение с бессоюзной и подчинительной связью, состоящее из двух структурно-семантических блоков (композиционных элементов); доминирующая связь при этом - бессоюзная (предикативные части предложения представлены преимущественно односоставными и неполными конструкциями). Типичной для паремий является предложение с группирующейся структурой, имеющее разные виды синтаксических связей. Структурно-семантические блоки (одновременно - композиционные части) на первом уровне членения имеют противительные или сопоставительные (82%), причинные, уступительные и др. отношения. Связь между блоками обычно бессоюзная или (значительно реже) сочинительная. На втором уровне членения в трехчленных предложениях выделяется сложноподчиненная конструкция, а в четырехчленных предложениях - две сложноподчиненные конструкции; отношения между частями структурно-семантического блока чаще всего условные, основное средство выражения подчинительной связи - союзный суффикс -мэ.

Наиболее характерной для паремий, выраженных усложненными сложными предложениями, является четырехчленная конструкция с параллелизмом частей и противительными отношениями между блоками (57%), трехчленная конструкция с противительными отношениями между блоками. Для всех типов

265 усложненных предложений характерна компактность (предикативные части в них выражены односоставными, неполными, нераспространенными конструкциями), ритмическая организация, использование наряду с интонацией и союзными суффиксами таких средств оформления предложений, как лексические средства связи, соотнесенность временных и модальных планов сказуемого или главного члена односоставной конструкции.

Для всех моделей усложненных сложных предложений характерна неполнота предикативных частей, наличие односоставных конструкций, нераспространенных. Чаще предложения усложненной конструкции имеют группирующиеся в структурно-семантические блоки части, редкое явление - предложения с не группирующейся структурой, обладающие обычно структурной неполнотой, наличием слов одной лексико-семантической группы, структурным параллелизмом.

Для всех типов усложненных сложных предложений характерна компактИ ность, наличие внутренней рифмы, важное значебие для них имеют такие средства связи, как соотнесенность модальных и временных планов сказуемых, лексические повторы, наличие антонимов.

266

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Балова, Ирина Мухтаровна, 1999 год

1. Абдуллаев З.Г. Очерки по синтаксису даргинского языка. - М., 1871. -479с.

2. Абитов М.Л. Проблема сложноподчиненного предложения в кабардино-черкесском языке // Вопросы описательных грамматик языков Северного Кавказа и Дагестана. Нальчик, 1963. - С.93-95.

3. Абитов М.Л. Синтаксис // Грамматика кабардино-черкеского литературного языка. М., 1957. - С.161-233

4. Адаб баксанского культурного движения. Нальчик, 1991. - 440с.

5. Адмони В.Г. О модальности предложения // Учен. Зап. ЛГПИ им. А.И.Герцена. Т. 21. - 1956. - С. 40-56.

6. Адыгэ псалъэжьхэр. Кабардинские пословицы. Нальчик, 1965, япэ тхылъ. - 1 кн. - 202с.

7. Адыгэ псалъэжьхэр. Кабардинские пословицы. Нальчик, 1967, ет1уанэ тхылъ,- 2 кн.- 252с.

8. Адыгэ псалъэжьхэр. Кабардинские пословицы. Нальчик, 1994,- 325с.

9. Адыгейская филология // Сборник научных трудов. Вып. 1У. - Ростов-на-Дону, 1970. - 96с.

10. Ю.Адыгейская филология // Сборник статей. Вып.1У. - Ростов-на-Дону, 1974.-68с.

11. П.Акимова Г.Н. Новое в синтаксисе современного русского языка. М., 1990. - 168с.

12. Алексеев М.Е. Структура простого предложения в лезгинских языках. Известия АН СССР: серия литературы и языка. Т.44. - 1985. - №4. - С.309-317.

13. Алисова Т.Б. Очерки синтаксиса итальянского языка. М., 1971. -283с.267

14. Н.Аристава Ш.К. Проблема простого предложения в абхазском языке. -Тбилиси, 1982. 254с.

15. Апажев M.JI. Проблемы кабардинской лексики. Нальчик, 1992. - 336с.

16. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. М., 1976. - 383с.

17. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: оценка, событие, факт. М., 1988. -388с.

18. Арутюнова Н.С. Сравнительная оценка ситуаций // Известия АН СССР: серия литературы и языка. 1983. - Т.42,- №4. - С. 330-342.

19. Архангельский B.JI. Устойчивые фразы в современном руском языке. -Ростов-на-Дону, 1964. 314с.

20. Ахманов A.C. Логические формы и их выражение в языке // Мышление и язык. М„ 1957. - С. 166-212.

21. Бабайцева В.В. Русский язык. Синтаксис и пунктуация. М.,1979. -269с.

22. Бабайцева В.В. Односоставные предложения в современном русском языке.-М., 1968.- 160с.

23. Багов П.М. Инверсивные глаголы и инверсивная конструкция // Лексика и грамматика языков Кабардино-Балкарии. Нальчик,1980. - С. 3-13.

24. Багов П.М. К проблеме соотношения номинативной и эргативной конструкций предложения в кабардино-черкесском языке // Ученые записки Кабардино-Балкарского НИИ. Нальчик, 1975. - Т. 27. - С. 170-175.

25. Багов П.М. К синтаксису падежной системы в кабардино-черкесском языке // Проблемы грамматики и лексики адыгских языков. Нальчик, 1983. -С.59-64.

26. Багов П.М. Наклонения и время в адыгских языках // Проблемы грамматики и лексики адыгских языков. Нальчик, 1983.-С. 5-14.

27. Багов П.М. О грамматических преобразованиях в адыгских языках // Вестник Кабардино-Балкарского НИИ Вып.6. - Нальчик, 1972. - С. 347-352268

28. Багов П.М. Структурные и функциональные особенности некоторых глаголов в адыгских языках // Вестник Кабардино-Балкарского НИИ,- Вып.2. -Нальчик, 1970. С. 3-7

29. Балкаров Б.Х. Введение в абхазо-адыгское языкознание. Нальчик, 1979. - 146с.

30. Балкаров Б.Х. Две формы орудного дополнения в адыгских языках// Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. -С. 43-48.

31. Балкаров Б.Х. Косвенная речь // Грамматика кабардино-черкесского литературного языка. М.,1957. - 233.

32. Балкаров Б.Х. Порядок слов в предложении // Грамматика кабардино-черкесского литературного языка. М., 1957,- С. 213-214

33. Балли Ш. Французская стилистика. М., 1961. - 394с.

34. Балова И.М. Утова Л. Алгоритм вежливости. Адыгские пословицы и поговорки в речевом этикете // Эльбрус. №1. -1991. - С.136-142

35. Зб.Балова И.М. Кабардинская паремиология и речевой этикет // Традиционное и новое в культуре народов России. Тезисы всероссийской научно-практической конференции. Саранск, 1992. - С.62-64.

36. Балова И.М. Кабардинские паремии вопросительные предложения // Современные проблемы кавказского языкознания и тюркологии. - Махачкала, 1997. -С.44-46.

37. Балова И.М. Компаративные пара^ши кабардинского языка с элементами хуэдэ, нэхърэ // Вестник Каб.-Балк. госуд. университета: серия филол. науки. -Вып. 3,-Нальчик, 1997. С.11-15.

38. Балова И.М. Компаративные поговорки сочиненного типа в кабардинском языке // Языкознание в Дагестане. Лингвистический ежегодник №2. Махачкала, 1998.-С. 62-65.269

39. Балова И.М. К вопросу об односоставных предложениях в кабардинском языке // Девятый международный коллоквиум Европейского общества кавказоведов 15-19 июня 1998г. Тез. докл. Махачкала, 1998. - С.36-38.

40. Балова И.М. Конструкции простого предложения кабардино-черкеского языка и логико-синтаксические типы семантики в паремиях // Матер, межд. симпозиума, посвященного 100-летию со дня рождения А.С.Чикобава. -Тбилиси, 1998.-С. 142-143.

41. Балова И.М. Лингвистическое наследие профессора Б.М.Карданова // Буба Карданов. Нальчик, 1998. - С. 12-29.

42. Балова И.М. О переходных конструкциях в синтаксисе простого и сложного предложения кабардинского языка // Проблемы развития государственных языков КБР. Нальчик, 1998. - С.8-13.

43. Балова И.М. Паремии с двойным отрицанием в кабардинском языке// Государственные языки КБР в теории и практике. Нальчик, 1998. - С. 15-20.

44. Балова И.М. Очерки по синтаксису пословиц и поговорок кабардинского языка. Нальчик, 1999. - 196с.

45. Балова И.М. К вопросу о сложном предложении в кабардинском языке // Современные проблемы кавказского языкознания и фольклористики. Тез. докл,-Сухум, 1999. С.20-21.

46. Бгажноков Б.Х. Адыгский этикет. Нальчик, 1978. - 159с.

47. Бгажноков Б.Х. О структуре и функции паремии «Щыхубэ пшэрыхь хущанэ» // Художественный язык фольклора кабардинцев и балкарцев. Нальчик, 1981. - С.67-77.

48. Бгажноков Б.Х. Очерки этнографии общения адыгов. Нальчик, 1983. -232с.

49. Беличкова-Кржижкова Е. О модальности предложения в русском языке // Актуальные проблемы русского синтаксиса. М., 1984. - С. 49-77.270

50. Белошапкова B.B. Современный русский язык. Синтаксис. М., 1977. -248с.

51. Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974. - 447с.

52. Бербеков Б.Ч. Диалектная лексика кабардинского языка. Нальчик, 1992.-87с.

53. Бердник Л.Ф. Коммуникативные типы русских предложений. Пермь, 1982.-78с.

54. Бижева З.Х. Культурные концепты в кабардинском языке. Нальчик, 1997.- 140с.

55. Бижоев Б.Ч. К вопросу о причастиях образа действия в адыгских языках// Проблемы грамматики и лексики адыгских языков. Нальчик, 1983. -С.76-81.

56. Бижоев Б.Ч. Причастие в адыгских языках в сравнительном освещении. -Нальчик, 1991. 148с.

57. Блумфилд Л. Язык: Пер. с англ. / Под ред. и с предисл. М.М.Гухман. -М. 1968,- 607с.

58. Блягоз З.У. Жемчужины народной мудрости (адыгейские пословицы и поговорки на адыгейском и русском языках). Майкоп, 1992. - 128с.

59. Блягоз З.У. Семантический и структурный анализ адыгейских пословиц и поговорок // Актуальные проблемы общего и кавказского языкознания. -Нальчик,1997. С.63-65.

60. Богданов П.Д. Обособленные члены предложения в современном русском языке. Орджоникидзе, 1977. - 227с.61 .Богуславский И.М. Исследования по синтаксической семантике. М., 1985. - 175с.

61. Бокарев A.A. Синтаксис аварского языка. М. 1949. - 277с.

62. Бондаренко В.Н. Виды модальных значений и их выражение в языке // Филологические науки. № 2. - 1979. - С. 238-251.271

63. Бондаренко В.Т. Использование пословичных и поговорочных выражений в роли членов предложения // Русский язык в школе. 1985. №4. - С. 86-89

64. Бондаренко В.Т. К вопросу о лингвистической сущности пословиц // Лексикология и фразеология: новый взгляд. Раздел «Фразеология». М., 1990. -С. 11-46.

65. Бондарко A.B. Носитель предикативного признака // Вопросы языкознания. 1991. - №5. - С. 27-41.

66. Борукаев Т.М. Грамматика кабардино-черкесского языка. Нальчик, 1932. - 142с.

67. Валгина Н.С. Синтаксис современного русского языка. М.,1991. -432с.

68. Валимова Г.В. Функциональные типы предложений в современном русском языке. Ростов-на-Дону, 1967. - 331с.

69. Виноградов В.В. Основные вопросы синтаксиса предложения // Вопросы грамматического строя. М., 1955. - С. 389-435

70. Виноградов В.В. Основные принципы русского синтаксиса // Избранные труды: Исследования по русской грамматике. М., 1975. - С. 221-231.

71. Виноградов В.В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. М., 1986.-640с.

72. Витковска Ф. Взаимодействие языковой формы и содержания в русской паремиологии: Автореф. кан. дис. Минск, 1986. - 18с.

73. Вольф Е.М. Оценочное значение и соотношение признаков «хорошо» / «плохо»// Вопросы языкознания. 1986. - №5. - С. 98-106.

74. Вопросы кавказской филологии и истории. Нальчик, 1982. - 164с.

75. Вопросы описательных грамматик языков Северного Кавказа и Дагестана. Нальчик, 1963. - 171с.

76. Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. -308с.272

77. Воркачев С.Г. Национально-культурная специфика концепта любви в русской и испанской паремиологии // Филологические науки. 1995. - №3. -С. 56-66.

78. Выготский Л.С. Мышление и речь // Собр. Соч. Т.2. - М., 1982. - 504с.

79. Гаврилова Г.Ф. Переходные конструкции в синтаксисе сложного предложения. -Ростов-на-Дону, 1985. 85с.

80. Гаджиев М.М. Синтаксис лезгинского языка. 4.1. Простое предложение. Махачкала, 1954. 196с.

81. Гаджиев М.М. Сложноподчиненное предложение в лезгинском языке // Вопросы языкознания. 1956. - №1. - С. 99-106.

82. Гаджиева С.Г. Структурно-семантические особенности компаративных фразеологических единиц лакского языка: Автореф. канд дис. Махачкала, 1995.-24с.

83. Гвоздарев Ю.А. Основы русского фразообразования. Ростов-на-Дону, 1977. - 103с.

84. Гвоздев В.В. Место пословиц как структурно-семантических образований в языке: Автореф. кан. дис. М., 1983. - 24с.

85. Гвоздев В.В. Парадигматические отношения в пословичном фонде // Вопросы языкознания. 1982. - №4. - С.44-49.

86. Гецадзе И.О. Очерки по синтаксису абхазского языка (синхронно-диахронная характеристика). Л.,1979. - 135с.

87. Гецадзе И.О. К истории формирования эргативной конструкции в абхазском языке // Эргативная конструкция предложения в языках различных типов. -Л., 1967.-С. 156-167

88. Гецадзе И.О. О морфологической опоре синтаксических расхождений в абхазо-адыгских языках // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С. 66-74.

89. Гишев Н.Т. Глагол адыгейского языка. М., 1989. - 212с.273

90. Гишев Н.Т. О синтагмах с эргативом косвенного объекта в адыгейском языке // Сборник статей по адыгейскому языку. Майкоп, 1976. - С. 108-170.

91. Гишев Н.Т. Признаки системы эргативной конструкции и ее отличие от номинативной // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С.144-147.

92. Гишев Н.Т. Синтаксические конструкции предложения в адыгейском языке // Сборник статей по синтаксису адыгейского языка. Майкоп, 1973. -С.3-44.

93. Глисон Г. Введение в дескриптивную лингвистику: Пер. с англ. Е.С.Кубряковой и В.П.Мурат. М., 1959. - 486с.

94. Глухих В.М. О благозвучии пословиц и поговорок // Русская речь. -1997. -№2. С.103-106.

95. Головнин И.В. Признаки предложения в японском языке // Вопросы японского языка. -М., 1971. С.133-158.

96. Горелов В.И. О природе риторического вопроса // Известия АН СССР: серия литературы и языка. Т. 25. - 1966. - С.347-349.

97. Грамматика кабардино-черкесского литературного языка. М., 1957. -240с.

98. Грамматика кабардино-черкесского литературного языка. М., 1970. -215с.

99. ЮО.Грепл М. О сущности модальности // Языкознание в Чехословакии. -М., 1978.-С. 54-73.

100. Гукемух А.М. Некоторые особенности согласования глагольного члена предложения с его субъектом и косвенным объектом в кабардино-черкесском языке // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С. 86-93.274

101. Гумбольдт В. фон. О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества // Избранные труды по языкознанию. М.,1984. - С.37-298.

102. ЮЗ.Гухман М.М. Позиции подлежащего в языках разных типов // Члены предложения в языках различных типов. JL, 1972. - С.20-24.

103. Гутов A.M. Этюды о кавказском этикете. Нальчик, 1998. - 124с.

104. Гутов A.M. Поэтика и типология адыгского нартского эпоса. М., 1993.-207с.

105. Юб.Гюльмагомедов А.Г. Дагестанская фразеология как объект общей фразеологии. Махачкала, 1990. - 31с.

106. Гюльмагомедов А.Г. Фразеология лезгинского языка. Махачкала, 1990.-99с.

107. Гяургиев Х.З., Дзасежев Х.Э. Кабардинский язык. Часть II. Нальчик, 1995.-204с.

108. Дандис А. О структуре пословицы // Паремиологический сборник: Пословица. Загадка.(Структура, смысл, текст) М., 1978. - С. 13-33.

109. ПО.Дауров Х.Б. Цельнооформленные атрибутивные словосочетания в адыгейском языке // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. -Нальчик, 1977.-С.75-85.

110. Ш.Дешериева Т.И. Отношение эргативной конструкции предложеия к номинативной, генетивной, дативной конструкциям // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С. 185-193.

111. Дзасежев Х.Э. Современный кабардино-черкесский язык. Синтаксис. -Черкесск, 1969. 55с.

112. ПЗ.Дзуганова Р.Х. О функциях глагольного аффикса -ж в кабардино-черкесском языке // Проблемы грамматики и лексики адыгских языков. -Нальчик, 1983. С.68-76.275

113. Дибров A.A. Типы синтаксических отношений между членами предложения, составляющими предикативное ядро // Вопросы языкознания. 1975. №5. - С.41-48.

114. Емузов А.Г. Лексико-семантический и грамматический анализ фразеологии кабардино-черкесского языка. Нальчик, 1986. - 224с.

115. Пб.Есперсен О. Философия грамматики: Пер. с англ. В.В.Пассека и С.П.Сафроновой. -М.,1958. -404с.

116. Иваноков Н.Р. К вопросу о становлении фразеологических единиц в адыгейском языке // Сборник статей по адыгейскому языку. Майкоп, 1976. -С.301-324.

117. Ивин A.A. Основания логики оценок. М., 1970. - 230с.

118. Исследования по адыгским языкам. Сборник статей. Вып.1. - Нальчик, 1977,- 128с.

119. Исследования по общей теории грамматики. Сборник научных трудов. -М.,1968.-293с.

120. Кабардинские песни и пословицы / Сост. А.Шогенцуков, Х.Эльбердов. -Нальчик, 1948. С. 132-166.

121. Камбачоков A.M. К вопросу о дифференциации кабардино-черкесских предложений по структуре // Языкознание в Дагестане. Лингвистический ежегодник,- Махачкала, 1998. №2. - С.168-175.

122. Камбачоков A.M. Проблемы простого предложения в кабардино-ческесском языке. Нальчик, 1987. - 235с.277

123. Камбачоков A.M. Синтаксис простого предложения кабардино-черкесского языка: Автореф. докт. дис. Махачкала, 1998. - 44с.

124. Карданов Б.М. Грамматический очерк кабардинского языка // Приложение к кабардино-русскому словарю. М., 1957. - С.491-57.

125. Карданов Б.М. Конструкции простого предложения //Грамматика кабардино-черкесского литературного языка. М., 1957. - С. 198-202

126. Карданов Б.М. О типах сказуемого и способах его выражения в кабардинском (черкесском) языке // Учен. зап. КБГПИ. Вып.11. - 1958. - С. 93-114.

127. Карданов Б.М. Структура простого глагольного сказуемого и способы его выражения в кабардино-черкесском языке // Учен. зап. КБГПИ. Вып. 13. -1957.-С. 209-250.

128. Кар данов Б.М. Фразеология кабардино-черкесского языка. Нальчик, 1973.-246с.

129. Карданов Б.М. Члены предложения в кабардино-черкесском языке. -Нальчик, 1976. 73с.

130. Керашева З.И. Предложения с финитными и инфинитными глаголами в адыгских языках. Тбилиси, 1984. - 230с.

131. Керашева З.И. Основные синтаксические особенности причастий // Адыгейская филология. Вып.1У. - Ростов-на-Дону, 1970. - С.3-24.

132. Керашева З.Ю. Основные синтаксические функции финитных и инфи-нитных глаголов в адыгских языках: Автореф. докт. дис. Майкоп, 1969. - 42с.

133. Кинен Э.Л. К универсальному определению подлежащего // Новое в заруб, лингв-ке. Вып.Х1. - М.,1982. - С.236-276.

134. Климов Г.А. Алексеев М. Типология кавказский языков. М., 1980.304с.

135. Климов Г.А. Введение в кавказское языкознание. М.,1986. - 208с.

136. Климов Г.А. К происхождению эргативной конструкции предложения // Вопросы языкознания. 1974. - №1. - С. 3-13.278

137. Климов Г.А. Очерк общей теории эргативности. М., 1973. - 264с.

138. Климов Г.А. Типология языков активного строя. М.Д977. - 320с.

139. Ковтунова Е.С. Поэтический синтакис. М., 1986. - 207с.

140. Ковтунова И.И. Современный русский язык. Порядок слов и актуальное членение предложения. М., 1976. - 239с.

141. Коков Д.Н. Адыгская (черкесская) тононимия. Нальчик, 1974. - 303с.

142. Коков Д.Н. Из адыгской (черкесской) ономастики. Нальчик, 1983.304с.

143. Коков Д.Н. Синтаксические модели сложных и составных адыгских топонимов // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. -Нальчик, 1977.-С. 116-125.

144. Кольман Э. Книга о логике народных пословиц // Вопросы философии. 1958. - №4. - С.152-154.

145. Коул М., Скрибнер С. Культура и мышление. Психологический очерк. Пер. с англ. П.А.Пульвисте. М.,1977. - 261с.

146. Корсанова Т.К. Некоторые замечания о сопоставительном исследовании паремий на материале индоевропейских языков // Сопоставительное изучение семантической динамики. М., 1986. - С. 55-64.

147. Корсанова Т.К. Сопоставительное исследование пословиц осетинского, русского и английского языков: Автореф. канд. дис. М., 1984. - 24с.

148. Крикманн A.A. Некоторые аспекты семантической неопределенности пословиц// Паремиологический сборник: Пословица. Загадка. (Структура, смысл, текст).- М., 1978. С.82-104.

149. Крикманн A.A. Опыт объяснения некоторых семантических механизмов пословицы// Паремиологические исследования,- М., 1984,- С. 149-178.

150. Кудаева З.Ж. Паремиологические жанры адыгского фольклора (поэти-ко-этнографические аспекты. Идейно-художественное функционирование): Автореф. канд.дис. М., 1984. - 24с.279

151. Кумахов М.А. Очерки общего и кавказского языкознания. Нальчик; 1984. -325с.

152. Кумахов М.А. К проблеме языка эпической поэзии // Вопросы языкознания. 1972. - №2.

153. Кумахов М.А. Морфология адыгских языков. Синхронно-диахронная характеристика. М.-Нальчик. - 1964. - 272с.

154. Кумахов М.А. Об одной абхазо-адыгской синтаксической модели // Ежегодник иберийско-кавказского языкознания. Тбилиси, 1979. - Вып.6. -С. 92-94

155. Кумахов М.А. Словоизменение адыгских языков. М.,1971. - 342с.

156. Кумахов М.А. Сравнительно-историческая грамматика адыгских (черкесских) языков. М.,1989. - 383с.

157. Кумахов М.А., Вамлинг К. Дополнительные конструкции в кабардинском языке. Department of Linguistics, Lund Universty. - 1998. - 346c.

158. Кумахов M.A., Кумахова З.Ю. Язык адыгского фольклора. Нартский эпос. -М.,1985. -223с.

159. Кумахова З.Ю. К проблеме развития синтаксиса адыгских литературных языков // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. -Нальчик, 1977.-С. 58-65.

160. Кумахова З.Ю. О расширении функций некоторых синтаксических конструкций в адыгских языках // Ежегодник иберийско-кавказского языкознания. Тбилиси, 1979. - Вып.6. - С. 95-104

161. Кумахова З.Ю. Развитие адыгских литературных языков. М., 1972.280с.

162. Кумахова З.Ю., Кумахов М.А. Норма и уровень грамматической вариативности в адыгских литературных языках // Языковая норма. Типология нор-мализационных процессов. М., 1996. - С.299-313.280

163. Кумахова З.Ю., Кумахов М.А. Функциональная стилистика адыгских языков.-М., 1979.-359с.

164. Кумахова. З.Ю. К вопросу о синтаксисе языка массовой коммуникации.// Строение предложения в адыгейском языке. Майкоп, 1976. - С.50-55.

165. Кунашева М.Ч. Лингвокультурологический анализ терминов народной морали (на материале кабардинских пословиц и поговорок): Автореф. кан. дис. -М., 1995.- 18с.

166. Лазутин С.Г. Сравнения в пословицах и поговорках // Язык и стиль произведений фольклора и литературы. Воронеж, 1986. - С. 3-9.

167. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. М., 1978. - 543с.

168. Ломтатидзе К.В. Некоторые вопросы иберийксо-кавказского языкознания // Вопросы языкознания. 1955. - №4. - С. 73-82

169. Ломтатидзе К.В. Абазинский язык // Языки народов СССР. Т.1У. Иберийско-кавказские языки. - М., 1967. - С. 123-144.

170. Ломтатидзе К.В. Отражение в глаголах члена предложения ряда номинатива в абзазо-адыгских языках // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С. 15-21.

171. Ломов A.M. Типология русского предложения. Воронеж, 1994.280с.281

172. Ломтев Т.П. Принцип отражения и его значение для теоретической грамматики // Ленинизм и теоретические проблемы языкознания. М., 1970.

173. Лукин М.Ф. Переход частей речи или их субституция? // Филологические науки. 1982. - N2. - С. 78-80.

174. Макаров Г.Н. О специфике предложений в карельских пословицах // РгоуегЫит. -№9. 1967. - С.209-213.

175. Мартине А. Основы общей лингвистики // Новое в лингвистике. -Вып.З. М„ 1963. - С.366-566

176. Мельчук И. Еще раз к вопросу об эргативной конструкции // Вопросы языкознания. №4. - 1991. - С. 46-88.

177. Меретуков А.Х. Об одной особенности обозначения косвенного объекта в глаголе адыгейского языка // Ежегодник иберийско-кавказского языкознания. 1У. - Тбилиси, 1977. - С.170-175.

178. Меретуков К.Х. Соединительные союзы и их функциональная дифференциация в адыгском языке // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С. 100-115.

179. Меретуков К.Х. Структура основы глагола позволительной формы желательного наклонения в адыгских языках // Сборник статей по адыгейскому языку. Майкоп, 1976. - С. 3-32.

180. Мещанинов И.И. Проблемы развития языка. Л., 1975. - 349с.

181. Мещанинов И.И. Различные построения членов предложения в связи с отношениями субъекта и объекта // Филологические науки. 1961. - №1. -С.3-12.

182. Мещанинов И.И. Структура предложения. -М.,Л., 1963. 104с.

183. Мещанинов И.И. Эргативная конструкция в языках различных типов. -М.,Л., 1967. -248с.282

184. Морозова JI.А. Пословицы и поговорю! / К вопросу об определении и разграничении/ // Вестник МГУ. Серия 10. Филология. - 1972. - №2. -С. 57-65.

185. Морозова Л.А. Художественная форма пословиц // Вопросы жанров русского фольклора. М., 1972. - С.3-18.

186. Московская A.M. Изобразительные средства пословиц и поговорок// Русская речь. 1977. - №4,- С. 51-55.

187. Муркелинский Г.Б. О сложноподчиненном предложении в дагестанских языках // Вопросы описательных грамматик Северного Кавказа и Дагестана. Нальчик, 1963. - С.76-81.

188. Николаева Т.М. Интонация сложного предложения в славянских языках. М.,1969. - 286с.

189. НогмаШ.Б. Филологические труды. Нальчик, 1956. Т.1. - 308с.

190. Ногма Ш.Б. Филологические труды. Нальчик, 1959. Т.2. - 199с.

191. Нунэн.М. О подлежащих и топиках // Новое в заруб, лингвистике. -Вып.XI. М.,1982. - С.356-375.

192. Общее языкознание. Внутренняя структура языка. М.,1972. - 565с.

193. Особенности грамматических категорий и их применения в адыгейской речи. Сборник статей. Майкоп, 1978. - 144с.

194. Падучева Е.В. О семантике синтаксиса. М., 1974. - 292с.

195. ПадучеваЕ.В. Семантические исследования. -М., 1996. -464с.283

196. Падучева E.H. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. -М„ 1985. 112с.

197. Панфилов В.З. Взаимоотношение языка и мышления. М.Д971. -232с.

198. Паремиологический сборник: Пословица. Загадка. Структура, смысл, текст. -М., 1978. 320с.

199. Перетрухин В.Н. Расширение, распространение и осложнение в простом предложении // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 1979. - №4,- С.46-50.

200. Пермяков Г.Л. Классификация пословичных изречений // Основы структурной паремиологии. М., 1988. - С. 11-33.

201. Пермяков Г.Л. О лингвистическом аспекте пословиц и поговорок // Proverbium. №11. - 1968. - С. 276-285.

202. Пермяков Г.Л. От поговорки до сказки / Заметки по общей теории клише/. -М., 1970.-240с.

203. Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956.-511с.

204. Пословицы и поговорки народов Востока. М., 1961. - С. 29-35

205. Пословицы и поговорки народов Карачаево-Черкесии. Черкесск, 1990.-365с.

206. Поспелов Н.С. О грамматической природе сложного предложения // Вопросы синтаксиса современного русского языка. М., 1950. - С.321-337.

207. Потебня A.A. Из записок по русской грамматике. М., 1958, т. 1-2. -536с.

208. Прияткина А.Ф. Русский язык. Синтаксис осложненного предложения. -М„ 1990.284231 .Прокопович H.H. Вопросы синтаксиса русского языка. М., 1974. -350с.

209. Распопов И.П. Очерки по теории синтаксиса. Воронеж, 1973. - 220с.

210. Распопов И.П. Строение простого предложения в современном русском языке. М., 1970. - 191с.

211. Рогава Г.В. Выступление на сессии Института языкознания АН СССР и КЕНИИ // Вопросы описательных грамматик языков Северного Кавказа и Дагестана. Нальчик, 1963. - С. 98.

212. Рогава Г.В. К вопросу о функции эргатива в адыгских языках // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. -С. 22-27.

213. Рогава Г.В. Псевдопереходные глаголы в адыгских языках // Вопросы языкознания. 1977. - №2. - С. 109-116

214. Рогава Г.В., Керашева З.И. Грамматика адыгейского языка. Краснодар, Майкоп, 1966. - 461с.

215. Рождественский Ю.В. Что такое теория клише? // Пермяков Г.Л. От поговорки до сказки. М., 1970. - С.213-237.

216. Руднев А.Г. Синтаксис осложненного предложения. М.,1959. - 198с.

217. Русская грамматика. М., 1980. -Т.1.-783 с; Т. 2. - 709с.

218. Русский язык в его функционировании. Коммуникативно-прагматический аспект. М.,1993. - 224с.

219. Рыбникова М.А. Русская поговорка // Избранные труды, М., 1985. -С. 213-224.

220. Савенкова И.Е. Структура и семантика пословиц и поговорок современного русского языка: Автореф. анд. Дис. -М., 1989. 18с.285

221. Савенкова Л.Б. Паремия в структуре прозаической строфы в романе Ф.М.Островского "Преступление и наказание" // Проблемы грамматической стилистики. -Вып.1. Ростов-на-Дону, 1997. - С.14-16.

222. Садыков А. К вопросу о типологии выражения предикативности. (На материале некоторых индоевропейских и тюркских языков).: Автореф. кан. дис. -М., 1969,- 18с.

223. Сакиев М.М. О придаточных предложениях в кабардино-черкесском языке // Труды Черкесского НИИ. Черкесск. 1954. - Вып.2. - С. 83-99.

224. Сборник статей по адыгейскому языку / Отв. ред. М.А.Кумахов, К.Х.Меретуков. Майкоп, 1976. - 424с.

225. Синтаксис и стилистика. Сборник научн. трудов. - М.,1976. - 317с.

226. Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка. М., 1957. - 286с.

227. Солганик Г .Я. Синтаксическая стилистика: Сложное синтаксическое целое.-М., 1991.-181с.

228. Солнцева Н.В., Солнцев В.М. Взаимодействие частей речи и членов предложения. (На материале изолирующих языков) / Члены предложения в языках различных типов. Л., 1972. - 79с.

229. Степанов Ю.С. Имена. Предикаты. Преложения. М., 1981. - 360с.

230. Строение предложения в адыгейском языке. Майкоп, 1976. - 158с.

231. Структурные общности кавказских языков. М., 1978. - 132с.

232. Табулова Н.Т. Грамматика абазинского языка. Черкесск, 1976. -352с.

233. Табулова Н.Т. Сложносочиненные союзные предложения в абазинском языке// Вопросы взаимовлияния взаимообогащения языков. (Северокавказский ареал). Черкесск, 1978. - С.82-102.

234. Так сказали мудрецы. Сборник пословиц и поговорок Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1965. -204с.286

235. Тамбиев И. Адыгские пословицы // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис., 1899. - Вып.26, отдел 3. -С.1-52.

236. Таов Х.Т. Неопределенная конструкция простого предложения в адыгских языках // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. -Нальчик, 1977.-С. 94-103.

237. Таов Х.Т. Проблемы кабардино-черкесской диалектологии. Нальчик,1977. - 131с.

238. Тарланов З.К. Актуальные вопросы изучения русского языка фольклора// Филологические науки. №2. - 1988. - С. 14-19.

239. Тарланов З.К. Есть ли в русском языке обобщенно-личные предложения?// Филологические науки. -№3. 1982. - С.86-91.

240. Тарланов З.К. К сравнительному изучению синтаксиса жанров (на материале русского фольклора) // Филологические науки. №6. - 1977. - С. 70-80.

241. Тарланов З.К. Очерки по синтаксису русских пословиц. Л.,1982. -136с.

242. Тарланов З.К. Актуальные вопросы изучения языка русского фольклора. (Обзор основных направлений) // Филологические науки. №2. - 1988. -С.14-19.

243. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. -М„ 1986.-217с.

244. Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность /Отв. Ред. А.В.Бондаренко. Л., 1990. - 293с.

245. Тихомирова Т.С. К вопросу о переходности частей речи // Филологические науки. 1973,- №5. - 1973. - С.78-87.

246. Топуриа Г.В. Эргатив самостоятельный и эргатив совмещенный в иберийско-кавказских языках // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С. 28-33.287

247. Турчанинов Г.Ф. К теории черкесского эргатива // Вопросы грамматики. М.; Л., 1960. - С. 204-210

248. Тхаркахо Ю.А. О грамматических вариантах и их стилистических ресурсах в адыгейском языке // Сборник статей по адыгейскому языку. Майкоп, 1976. - С. 347-400.

249. Тхаркахо Ю.А. Обособление членов предложения и его выразительные функции // Исследования по адыгским языкам. Нальчик, 1977. - Вып.1 -С.39-51.

250. Тхаркахо Ю.А. Синтаксические функции фразеологизмов в адыгейском языке// Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. -Нальчик, 1977,- С.136-143.

251. Тхаркахо Ю.А. Становление стилей и норм адыгейского литературного языка. Майкоп, 1982. - 191с.

252. Уилрайт Ф. Метафора и реальность // Теория метафоры. М.,1990. -С.82-109.

253. Урусов Х.Ш. История кабардинского литературного языка. Нальчик, 1968,- 192с.

254. Урусов Х.Ш. Кабардинская грамматика. Синтаксис, пунктуация. -Нальчик, 1994. 235с.

255. Урусов Х.Ш. Морфемика адыгских языков. Нальчик, 1980. - 401с.

256. Успенский Б.А. Семиотика искусства. М.,1995. - 360с.

257. Уханов Г.П. Строение сложных полипредикативных предложений (основные понятия) // Семантика и функционирование синтаксических единиц. -Казань, 1983. С. 125-141.

258. Фелицына В.П. О пословицах и поговорках как материале для фразеологического словаря//Проблемы фразеологии. М.-Л., 1964,- С.200-204.288

259. Фирбас Я. Функция вопроса в процессе коммуникации // Вопросы языкознания. 1972. - №2. - С.55-52.

260. Фольклор адыгов в записях и публикациях Х1Х-нач.ХХ века. Нальчик,1979. - 404с.

261. Фольклор адыгов в записях и публикациях XIX- нач.XX века. Книга вторая. Нальчик,1988. - 272с.

262. Хайдаков С.М. Сложноподчиненные предложения в лакском и арчинском языках // Вопросы описательных грамматик языков Северного Кавказа и Дагестана. Нальчик, 1963. - С. 82-85.

263. Хайдаков С.М. Структура и функциональная природа сказуемого в сложноподчиненном предложении (на материале дагестанских языков) // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. -С. 235-246.

264. Хайдаков С.М. Дюрактивное действие и эргативная конструкция (на материале дагестанских языков) // Вопросы языкознания. 1980. - №5. -С.120-126.

265. Ханмагомедов Б.Г. Очерки по синтаксису табасаранского языка. Махачкала, 1970. 220с.

266. Хомский Н. Синтаксические структуры // Новое в лингвистике. -Вып.П. М.,1962. - С.412-527.

267. Цоллер В.Н. Экспрессивная лексика: семантика и прагматика // Филологические науки. 1996. - №6. - С. 62-71.

268. Черкасский М.А. Опыт построения функциональной модели одной частной семиотической системы: /Пословицы и афоризмы/ // Паремиологический сборник: Пословица. Загадка. М., 1973. - С. 35-52.

269. Чернелев В.Д. Паремия как объект сравнительного исследования // 1990.-№5,^^10логические науки,-С. 2 4~29.289

270. Чесноков П.В. Основные единицы языка и мышления. Ростов-на-Дону, 1966.

271. Чесноков П.В. Предикативность и модальность как семантические признаки предложения // Единицы морфологии и синтаксиса в семантическом аспекте. Ростов-на-Дону, 1979. - С. 20-30.

272. Чеснокова Л.Д. Синкретизм в сфере членов предложения // Филологические науки. №4. - 1988. - С. 41-47.

273. Чикобава A.C. К вопросу о синтаксисе и некоторых особенностях предикативной синтагмы в иберийско-кавказских языках // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С. 5-14.

274. Чкадуа Л.П. Финитные и инфинитные глагольные образования абхазского языка в функции выражения предикативности // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С. 148-156.

275. Шагиров А.К. К проблеме сложноподчиненного предложения в кабардино-черкесском языке // Вопросы описательных грамматик языков Северного Кавказа и Дагестана. Нальчик, 1963. - С. 87- 92.

276. Шагиров А.К. Очерки по сравнительной лексикологии адыгских языков. Нальчик, 1962. - 215с.

277. Шагиров А.К. Синтаксические наблюдения над адыгскими атрибутивными комплексами с качественным определением // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977. - С. 49-57.

278. Шагиров А.К. Об эргативной конструкции предложения в адыгских языках // Эргативная конструкция предложения в языках различных типов (исследования и материалы). Л.,1967. - С. 174-179.

279. Шакрыл Е.П. Виды предложений по цели высказывания // Сборник материалов по абхазскому языку. Тбилиси, 1970. - С. 5-15290

280. Шакрыл Т.П. О предикативной синтагме в абхазском языке // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских яхыков. Нальчик, 1977. -С. 164-174.

281. Шакрыл Т.П. Сложноподчиненные предложения // Сборник материалов по абхазскому языку. Тбилиси, 1970. - С. 123-142.

282. Шаов К.Г. Псалъэжьыр бзэм и дамэщ. (Пословицы в языке художественной литературы"). Нальчик, 1990. - 208с.

283. Шарданов А.Х. К этимологии превербов // Лексика и грамматика языков Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1990. - С. 99-104.

284. Шарданов А.Х. О природе финальных э/ы в превербных образованиях глагола// Проблемы лексики и грамматики адыгских языков. Нальчик, 1983. -С. 64-68.

285. Шарданов А.Х. Характер атрибутивной синтагмы в кабардинском языке // Вопросы синтаксического строя иберийско-кавказских языков. Нальчик, 1977.-С. 104-109.

286. Шахматов A.A. Синтаксис русского языка. Л., 1941. - 620с.

287. ЗЮ.Шигаревская H.A. Очерки по синтаксису французской разговорной речи. Л., 1970.

288. Ширяев E.H. Бессоюзное сложное предложение в современном русском языке. М.,1986. - 223с.

289. Шмелев Н.Д. Синтаксическая членимость высказывания в современном русском языке. М., 1976. - 150с.

290. З.Шмелева Т.В. Смысловая организация предложения и проблема модальности // Актуальные проблемы русского синтаксиса. М., 1984. -С.78-100.

291. Эльбердов Х.У. Грамматика кабардинского языка. 4.2. Синтаксис. Для 6-7 классов. - Нальчик, 1963. - 140с.291

292. Эльбердов Х.У. Некоторые спорные вопросы грамматики кабардинского языка. Нальчик, 1959, (на кабардинском языке).

293. Эльбердов Х.У. Шогенцуков А.О. Кабардинские пословицы // Учен, зап. КНИИ. Т.1. - Нальчик, 1946. - С. 284-297.

294. Эльбердов Х.У. Шогенцуков А.О. Яковлев Н.Ф. Кабардинские пословицы // Учен. зап. КНИИ. Т.2. - Нальчик, 1947. - С. 214-236.

295. Юрченко B.C. Простое предложение в современном русском языке. -Саратов, 1972. 275с.

296. Якобсон Р. Работа по этике. М., 1987. - 464с.

297. Яковлев Н.Ф. Грамматика литературного кабардино-черкесского языка. М.,Л., 1948. - 371с.

298. Яковлев Н.Ф., Ашхамаф Д.А. Грамматика адыгейского литературного языка. М., Л., 1941.

299. Словари. Условные обозначения

300. ГАхманова О.С. Словарь-справочник лингвистических терминов. -М.,1966. (СТ).

301. Золотова Г.А. Синтаксический словарь. Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса. М., 1988. - 440с.

302. Кабардино-русский словарь. М., 1957г. - 576с.

303. Касаткин Л.Л., Клобуков Е.В., Лекант П.А. Краткий справочник по современному русскому языку. М.,1991. - 383с. (КСЯ).

304. Карданов Б.М. Кабардино-русский фразеологический словарь. Нальчик, 1968. - 342с.

305. Лингвистический энциклопедический словарь. -М., 1990. 685с. (ЛЭ).

306. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М„ 1976 . - 543с. (СС).4»

307. Русско-кабардинско-черкесский словарь. М., 1955. - 1054с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 74921