Система Севвостлага, 1932-1957 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Шулубина, Светлана Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Система Севвостлага, 1932-1957 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 150060
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Шулубина, Светлана Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Магадан
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
234

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Шулубина, Светлана Александровна

ВВЕДЕНИЕ С. 3-

ГЛАВА 1.Формирование структур УСВИТЛа и системы принудительного труда на Северо-Востоке в 1932-1941 гг. С. 36

§1. Особенности организации Севвостлага (1932 - 1941гг.). С. 36

§2. Трудовое использование заключенных в 1932 - 1941гг. С. 61-

§3. Снабжение и содержание заключенных Севвостлага в

1932-1941гг. С. 82

§4. Лагерный режим в 1932 - 1941гг. С. 95-

ГЛАВА II. Севвостлагеря в годы Великой Отечественной войны

1941-1945 гг.). С. 116

§1. Функционирование лагерной системы на Колыме

1941-1945 гг.). С. 116

§2. Производственная деятельность и положение заключенных Севвостлагерей (1941 - 1945 гг.). С. 125-

ГЛАВА III. Севвостлагеря в послевоенный период. Кризис лагерной системы (1945 -1957 гг.). С. 149-

§1. Лагерная система на территории «Дальстроя» (1945 - 1957 гг.) С. 149

§2. Организация труда заключенных (1945 - 1957 гг.). С. 163-179 3. Организация быта заключенных Севвостлагерей

1945 >1957 гг.). С. 179

§4. Режим содержания и охрана заключенных Севвостлагерей

1945-1957гг.). С. 188

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Система Севвостлага, 1932-1957 гг."

Современный Север России представляет значительную часть территории нашей страны. Именно на Севере сосредоточены внушительные запасы природных ресурсов, многие из которых имеют стратегическое значение - нефть, газ, золото, алмазы, олово и т.д. Нельзя приуменьшить сегодня и геополитическое значение северных регионов Российской Федерации, особенно выросшее после развала Советского Союза и утраты широкомасштабного влияния России в Восточной Европе и Средней Азии. Становится все более бесспорным, что значение «арктического фасада» нашей страны и тяготеющих к нему территорий будет возрастать уже в обозримой исторической перспективе.

Однако, обретение Российским Севером того положения в структуре экономических, социальных, политических и иных отношений, которого он объективно заслуживает, возможно только при условии преодоления современного депрессивного, кризисного состояния северных субъектов Российского государства. Затратный характер организации производств на Севере, приводивший к высокой себестоимости продукции; недостаточное развитие социально-бытовых комплексов, приведших к слабой закрепляемости трудовых ресурсов и высокой миграционной активности населения; разрушение хрупких экосистем, достигавших порой масштабов экоцида и т. д. - вот наследство, оставленное северным территориям прежней государственной политикой.

Поэтому именно сегодня, когда определяются основные векторы дальнейшей эволюции производственной и социальной инфраструктуры Севера нашей страны, как территорий с устойчивой экономикой и высоким уровнем жизни населения, особенно важно изучение специфики ее зарождения и развития, хронологически относящихся прежде всего к XX столетию. Среди необходимых научных разработок, как представляется, важное место с неизбежностью должны занять исторические исследования, позволяющие рисовать ретроспективную картину событий, составивших хронологический ряд генезиса социально-экономической, политической, культурной и т. д. систем северных регионов России в указанный период. При этом, по нашему мнению, особое значение приобретают исторические работы регионального характера, посвященные анализу развития конкретных северных территорий, что может стать серьезной опорой при создании обобщающих трудов не только по истории Российского Севера прошедшего века, но и нашей страны в целом.

Особо отметим, что освоение природных богатств циркумполярных районов СССР в XX столетии проводилось при активнейшем использовании методов «штрафной колонизации», когда основой производственного населения здесь становились заключенные, принудительно направлявшиеся на северные окраины государства. В этом аспекте изучение проблем развития Севера тесно переплетается с необходимостью взвешенного и документально подтвержденного исследования истоков, сущности, форм и методов, последствий советской карательной и пенитенциарной политики периода сталинизма. Ибо именно тогда и были созданы крупнейшие промышленные центры на Севере, среди которых особое место (в силу обширности и стратегической важности спектра добываемого минерального сырья) занял Российский Северо - Восток - Колыма и Чукотка. Все вышеотмеченное обуславливает актуальность темы предлагаемого диссертационного сочинения.

Последнее посвящено истории формирования и развития в 1932 - 1957 гг. одного из крупнейших «островов Архипелага ГУЛАГ» - Северо - Восточных исправи-тельно - трудовых лагерей (СВИТЛ) ОГПУ - НКВД - МВД СССР. Пережившее сложную эволюцию, отразившее в своих характеристиках все перипетии карательной политики Советского государства в указанное время, это пенитенциарное подразделение было теснейшим образом связано с деятельностью «Дапьстроя» - государственного треста по промышленному и дорожному строительству в районе Верхней

Колымы, в 1938 г. ставшего одним из территориально - производственных управлений НКВД (Главным ^правлением Строительства Дальнего Севера НКВД СССР).

Севвостлаг (Управление Северо - Восточным исправительно - трудовым лагерем - УСВИТЛ1) был создан специально для того, чтобы обеспечить предприятия «Дальстроя», добывавшие золото, олово и другие ценные виды минеральных ресурсов рабочей силой из принудительно направляемых на Северо - Восток заключенных. Использование «штрафной колонизации» в хозяйственном освоении месторождений природных ископаемых, широко применявшееся ОГПУ - НКВД - МВД СССР, сделало деятельность Севвостлага строго секретной, а изучение этой деятельности - невозможным в течение длительного времени. Поэтому неслучайно эта тема вплоть до последнего десятилетия оставалась своеобразной «лакуной» в отечественной историографии. Указанные особенности и определяют степень изученности предлагаемой темы в исторической литературе, к анализу которой мы и переходим.

Изучение проблем развития советской пенитенциарной системы в целом и ее отдельных частей в частности в 30 - 50 - е гг. XX в. самым тесным образом связано с очевидной сегодня хронологической динамикой исследования в исторической науке феноменов сталинизма и тоталитарного режима в СССР, а также явления массовых политических репрессий в Советском Союзе в указанный период. Долгое время в отечественной историографии господствующей точкой зрения на сущность тоталитаризма являлось понимание его исключительно как «культа личности» И. В. Сталина. Концептуальные основания этой трактовки впервые широко прозвучали в докла

1 Аббревиатура УСВИТЛ, как правило, употреблялась, когда речь шла о лагерном аппарате управления, организационном строении, Севвостлаг - сети лагерных подразделений на территории «Дальстроя», непосредственно подведомственных УСВИТЛу. В большинстве случаев принципиальной разницы при употреблении данных терминов нет. де Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС, когда было оформлено официальное понимание проблем массовых репрессий 1934 -1938 гг.1

Недоступность документальных материалов, жесткий идеологический контроль над общественными науками не позволили исследователям второй половины 50-х -первой половины 60-х гг. целенаправленно и полно исследовать феномен советского тоталитарного режима. Концептуальным основанием их работ продолжал оставаться тезис об извращениях в деятельности руководства СССР, связанных с личными характеристиками И. В. Сталина и культом его личности2. Однако, в течение второй половины 60 - первой половины 80-х гг. XX в. изучение этой проблематики в СССР вообще стало сворачиваться в связи с курсом советского руководства на постепенную реабилитацию имени Сталина3.

Несколько иначе складывалась ситуация с изучением истории массовых репрессий в СССР за пределами СССР. Исследуя это явление, западные историки создали интереснейшие труды, в которых, помимо всего прочего, нашли отражение и драматические события, связанные с использованием труда заключенных на Колыме. Наиболее известными стали работы британского ученого Р. Конвеста4. Автору удалось описать методы осуществления «большого террора» и, в частности, деятельности лагерной администрации на Северо - Востоке, охарактеризовать положение заключенных в колымских лагерях. В условиях недоступности документальных материалов Р. Конквест и другие исследователи были вынуждены в значительной

1 См.: О культе личности и его последствиях: доклад первого секретаря ЦК КПСС тов. Хрущева Н. С. XX съезду КПСС // Реабилитация: политические процессы 30 - 50-х годов. - М.: ИПЛ, 1991. - С. 19 - 68. См. также: Соловьев А. А. Съезды и конференции КПСС. Справочник. - М.: ИПЛ, 1986. - С.260- 267.

2 Особенно ярко это проявилось в исследованиях, приуроченных к 20 - летию Победы в Великой Отечественной войне. См., например: Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 - 1945. Краткая история. -М., 1965,-С. 69. См. также: Некрич А. М. 1941.22 июня. -М.: Наука, 1965. - С. 68-69, 84-89,

3 С нашей точки зрения, абсолютно не случайно многие зарубежные исследователи характеризуют этот период термином «неосталинизм» или «либеральный сталинизм».

4 См., например: Конквест Р. Большой террор: В 2 т. - Рига: Ракстннекс. 1991. мере обращаться к воспоминаниям жертв массовых репрессий 30 - 50 - х гг., в том числе и тех, кто испытал тяготы принудительного труда на Колыме1.

Недостаток подлинных архивных документов оказал свое влияние на качественные характеристики исследований не только Р. Конквеста, но и Дж. Даллина, Б. Николаевского и др. На их страницах встречаются фактические ошибки, хронологические, биографические и иные неточности2. Тем не менее, с нашей точки зрения, можно говорить, что именно в западной историографии 50 - 70 - х гг. были сформулированы положения, которые позволяли рассматривать процессы становления тоталитарного режима в СССР не только с точки зрения «культа личности» И. В. Сталина. В работах зарубежных авторов исследуются вопросы общественно - политической и социально - экономической природы советского государства 30 - 50 - х гг., ставшие источником зарождения и эволюции тоталитаризма в Советском Союзе3.

История массовых репрессий вновь стала предметом исследования отечественных специалистов и огромного общественного внимания в период разворачивания демократических процессов в СССР во второй половине 80 - х гг. Начиная с 1987 года выплеснувшийся под флагом «гласности» поток разоблачений был настолько мощным, что в 1987 - 1989 гг. общественное мнение было почти всецело поглощено вопросами отечественной истории времен сталинизма4. Однако, перво

1 Так, например, в 1946 г. в Лондоне увидело свет издание «Темная сторона луны», состоящее из воспоминаний бывших колымских заключенных, а в 1949 г. в Вашингтоне была издана книга мемуаров Сильвестра Мора (Казимира Заморски) «Колыма - золото и принудительный труд в СССР». См.: Широков А. И. Лагерная Колыма в исторической литературе / Колыма. «Дальстрой». ГУЛАГ. Скорбь и судьбы. Материалы научно -практической конференции 13 - 14 июня 1996 г. - Магадан: Изд-во СМУ, 1998. - С. 73.

2 Думается, что нельзя отрицать и того факта, что некоторые исследования выполняли определенный политический заказ, что было в духе времени периода противостояния двух систем.

3 См., например: Джипас М. Новый класс. Анализ коммунистической системы. - Нью - Йорк, 1958.

4 Одновременно с нарастанием количества публицистических выступлений историков, философов, социологов, экономистов и т.п. в этот период появились и первые попытки осмысления природы сталинизма. См. например: Историки спорят. 13 бесед / Под общ. ред. В. С. Лельчука. - М.: Политиздат, 1988.; Макаренко В. П. Бюрократия и сталинизм. - Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1989.; Медведев Р. О Сталине и сталинизме. - М., 1989.; Клямкин И. Еще раз об истоках сталинизма // Политическое образование. - 1989. - № 9.; Зеначально господствующей вновь стала концептуальная схема доклада Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС. Как отмечали в то время Б. Орешин и А. Рубцов, «. сталинизм как проблема был жестко локализован вначале в границах 1937 - 1938 гг., затем - 1929 - 1953 гг., вырезан из текущей истории и в таком виде представлен для дальнейшего обозрения»1.

Однако с течением времени отечественные специалисты углубляли представление о сущности сталинизма и его конкретных проявлениях, переходя к изучению тоталитарных характеристик советского политического режима. Этому способствовало выведение из режима секретности значительных массивов документальных материалов, возможность осуществления научных контактов с зарубежными коллегами. Достижением отечественной историографии 90-х гг. является более углубленное и проблемное исследование тоталитаризма, что привело к формированию множества авторских концепций его истоков и сущности2. Дискуссии по этой проблеме продолжаются до сих пор3. велев А. И. Истоки сталинизма - М., 1990.; Волкогонов Д. А. Сталинизм: сущность, генезис, эволюция. II Вопросы истории. - 1990. - № 3.

1 Орешин Б., Рубцов А. Сталижм: идеология и сознание / Осмыслить культ Сталина. - М.: Прогресс, 1989. -С. 550.

2 Процесс утверждения тоталитаризма в СССР имеет различные формы объяснения: как комплекс гражданских войн (Роговин В. 3. 1937. - М.: Наука, 1996,), как результат революций разных по характеру (Арон Р. Демократия и тоталитаризм. - М.: Текст, 1993.), как террористическая революция (Конквест Р. Большой террор // Нева. - 1989. - N2 10. - С. 105 - 130), как процесс называемый некоторыми историками «революцией сверху» (Хлевнюк О. В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. - М.: Республика, 1992.).

3 Старший научный сотрудник Института истории СО РАН И, В. Павлова, прослеживая путь становления исторического ревизионизма, зародившегося на Западе со времен Н. С. Хрущева, критикует подход к изучению сталинской России 30-х гг. с позиции социальной истории. См.: Павлова И. В. современные западные историки о сталинской России 30-х годов (критика «ревизионистского» подхода) // Отечественная история. - 1998, № 5, С. 107 - 121. Статья И. В. Павловой вызвала ряд откликов. См.: Игрицкий Ю. И. Еще раз по поводу «социальной истории» и «ревизионизма» в изучении сталинской России//Отечественная история. - 1999, № 3. - С. 121 - 125.; Онегина И. М. Будем уходить от схематизма // Там же. С. 125 - 127.; Щербань Н. В. Наука или политическая конъюнктура? // Там же. С. 127 - 130.; Соколов А. К. Спасибо за науку // Там же. С. 130 - 134.; Малиа М. Советская история // Там же. С. 134 - 140.; Такер Р. Государство и общество в Советской России // Отечественная история. - 2000, № 4. - С. 203.

Дискуссионным продолжает оставаться и вопрос о репрессивной политике советского государства в период 30 - 50 - х гг. Споры развернулись между историками и публицистами В. А. Земсковым, В. П. Поповым, А. А. Дугиным, В. В. Цаплиным, В.

A. Чаликовой, Р. Медведевым, А. Солженицыным, В. А. Антоновым-Овсеенко и др.1. Сегодня очевидна значительная разница в количественных показателях жертв репрессий, приводимых историками и публицистами. Последние, ввиду отсутствия фактических материалов, на основании собственных, часто умозрительных, подсчетов значительно преувеличивали численность пострадавших в результате репрессий. В результате открывшегося доступа к ранее засекреченным документам, историкам удалось опубликовать статистические данные ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД, касающиеся численности заключенных ГУЛАГа, а также других категорий подневольного населения СССР2. Среди обширного спектра работ по названной проблематике заметно выделяются исследования регионального характера, реконструирующие ход массовых репрессий на отдельных территориях СССР3.

В последние годы исследователями уделяется большое внимание роли ГУЛАГа в целом в экономике страны, и, в рамках этого, вопросам его образования, функцио

1 См.: Земсков В. Н. ГУЛАГ (историко - социологический аспект) // Социол. исслед. 1991. № 6. С. 10 - 23, № 7. С. 3 -16, Он же. Заключенные в 1930-е годы: социально - демографические проблемы // Отечественная история. 1997. № 4. С.54 - 78. Попов В. П. Государственный террор в советской России // Отечественные архивы. 1992. № 2. С. 20 - 31. Дугин А. Н. ГУЛАГ: открывая архивы // На боевом посту. 1989. 27 декабря. Цагошн

B. В. Архивные данные о числе заключенных в конце 30-х годов // Вопросы истории. 1991. № 4 - 5. и др.

2 В числе изданий, посвященных, например, судьбам советского крестьянства, подвергшегося раскулачиванию в 30 - е гг., мы бы хотели отметить: Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 - весна 1931 г. / Отв. редакторы В. П. Данилов, С. А. Красильников. - Новосибирск, 1992.; Спецпереселенцы в Западной Сибири. Весна 1931 - начало 1933 г. / Отв. редакторы В. П. Данилов, С. А. Красильников. - Новосибирск, 1993.; Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1933 - 1938, / Отв. редакторы В. П. Данилов, С. А. Красильников. - Новосибирск, 1994. См. также: Базаров А, Кулак и агрогулаг. - Челябинск, 1991.

3 См., например: Бапакин Ю.Н. Горькая память: Очерки. - Орел, 1992.; Из небытия: Воронежцы в тисках сталинщины. - Воронеж, 1992.; Их называли КР: Репрессии в Карелии 20-30-х годов / Сост.: Цыганков А.М. -Петрозаводск, 1992.; Кузнецов И. Н. Знать и помнить (историческое исследование массовых репрессий и реабилитации жертв террора 30-х гг.). - Томск: Изд-во ТГУ, 1993.; Уйманов В. Н. Репрессии. Как это было.(Западная Сибирь в конце 20-х- начале 50-х годов). - Томск: Изд-во ТГУ, 1995. и многие др. нирования и внутреннего устройства. Отдельного рассмотрения заслуживают публикации специалиста по проблемам ГУЛАГа Г. М. Ивановой1. Исследуя различные аспекты деятельности ГУЛАГа, в рамках советской репрессивной системы, она делает ряд концептуальных выводов. Автор подходит к изучению истории ГУЛАГа как к истории «государства в государстве», прослеживая все этапы его формирования, начиная с истоков карательной политики в послереволюционной России. Интересными, на наш взгляд, являются заключение Г. М. Ивановой об апогее советской системы концлагерей во второй половине 40 - начале 50-х гг., проявления которого она видит в значительном росте числа заключенных и в экономической роли ГУЛАГа в этот период. С началом 50-х гг. она связывает начало кризиса лагерной экономики, выразившегося в ее убыточности, который стал причиной ликвидации ГУЛАГа в 1959 г. Однако, помимо экономической неэффективности содержания лагерных подразделений, причину кризиса ГУЛАГа Г. М. Иванова видит в моральном кризисе проявлением которого стали массовые восстания и беспорядки в лагерях ГУЛАГа, особенно после смерти Сталина.

Исследователь уделила большое внимание труду заключенных на Северо -Востоке СССР, называя Колыму «символом ГУЛАГа», а «Дальстрой» - «символом каторжного труда». Характеризуя нерентабельность лагерной системы в целом вследствие повышения себестоимости продукции «Дальстроя», горнометаллургических предприятий и лесной промышленности МВД, Г. М. Иванова ссылаясь на партийные и правительственные директивы, делает предположение о том, что «можно подумать, будто вся страна должна была кормить северо - восточные

1 Иванова Г. М. ГУЛАГ в экономической и политической жизни страны / СССР и холодная война. - М, 1995. - С. 203 - 249. Она же. ГУЛАГ: государство в государстве / Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. - М.: РГГУ, 1997. - Т. 2. Апогей и крах сталинизма. - С. 209 - 272. Она же. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. - М., 1997. Она же. Как и почему стал возможен ГУЛАГ / ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои / Под ред. И. В. Добровольского. - Франкфурт / Майн - Москва, 1999. - С. 11-128. лагеря, снабжать их сотрудников не только материалами и техникой, но и литерными продуктами питания»1.

Одной из наиболее фундаментальных работ по названной проблеме можно считать справочник по истории развития советской лагерной системы, изданный в 1998 г. обществом «Мемориал» (г. Москва) совместно с Государственным Архивом РФ2. Проанализировав огромный массив архивных источников, авторы справочника во вступительной статье выделяют этапы и цели реформирования системы мест заключения в СССР. Они констатируют, что с 1933 г. лагеря ГУЛАГа ОГПУ становятся доминирующим местом заключения в стране, а с 1935 г. в результате реорганизации все места заключения были сосредоточены в ведении одного наркомата - НКВД. При этом составители акцентируют внимание на том, что на особом положении находился Северо - Восточный ИТЛ, фактически остававшийся в полном ведении треста «Дальстрой». Составителями справочника были опубликованы ценные материалы по периодам деятельности, подчинению, дислокации вопросам производства отдельных лагерей и главков. Однако работа, построенная на основании документальных материалов центральных архивов, в содержании имеет несколько фактических неточностей. Например, период деятельности Северо - Восточного ИТЛ определен в рамках 1932 - 1949/1952 гг., что на наш взгляд является спорным. Одновременно нуждаются в уточнении приведенные московскими исследователями данные о численности заключенных Севвостлага, что может быть осуществлено лишь посредством привлечения материалов местных архивных хранилищ3.

Иванова Г. М. ГУЛАГ: государство в государстве // Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. - М.: РГГУ, 1997. - Т. 2. Апогей и крах сталинизма. - С. 244.

2 Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: Справочник / О-во "Мемориал", ГАРФ. Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н.Г. Охотина, А.Б. Рогинского. - М.: Звенья, 1998.

3 Заметим здесь, что сами составители во вступительной статье к сборнику указали, что использовали лишь материалы ГАРФ и что эти сведения, естественно, нуждаются в дальнейшем уточнении с использованием местных документальных источников.

Анализируя историю политических репрессий в СССР, многие современные авторы справедливо отмечают значительную роль и значение Колымских лагерей, и «Дальстроя» в целом, в системе карательных органов советской власти. Эта проблема нашла свое отражение в работах отечественных исследователей - О. Хлев-нюка, Р. Медведева, И. Кузьмина и др.1, а также в трудах зарубежных специалистов и советских диссидентов - С. Коэна, Н. Верта, М. Геллера и А. Некрича и др.2 Рассматривая «Дальстрой» как составную часть советской производственно - карательной системы, решавшую масштабные экономические задачи, названные ученые исследовали проблемы использования заключенных на Северо - Востоке и режим колымских лагерей.

Однако будет вполне справедливым, по нашему мнению, констатировать, что наибольший вклад в освещение роли и значения «Дальстроя» в целом и Севвостла-га в частности в развитие экономики не только СССР, но Северо - Востока, внесли магаданские исследователи. В поле их зрения оказались вопросы создания, структурирования и развития системы «Дальстроя», места в ней Северо - Восточных ис-правительно - трудовых лагерей, проблемы трудового использования «спецконтин-гентов» в промышленном развитии отдаленной окраины СССР, условий их быта, медико - санитарного состояния и т.п. К числу работ, содержащих анализ деятельности Севвостлага как подразделения «Дальстроя», можно отнести исследования А. Г. Козлова, И. Д. Бацаева, К. Б. Николаева, А. И. Широкова, В. Г. Зеляка, С. М. Мельникова и других.

1 Хлевнюк О. В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. - М.: Республика, 1992. - С. 86; Медведев Р. А. О Сталине и сталинизме. - М,: Прогресс, 1990; Кузьмин С. Лагерники: ГУЛАГ без ретуши И Молодая гвардия. 1993. №3. С. 144- 168.

2 Верт Н. Апогей системы концлагерей: о советской системе лагерей.// Верт Н. История советского государства. 1900 - 1991. -М., 1992. - С. 310-313; Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1888- 1938.-М., 1988; Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. История Советского Союза: В 3 т. - М., 1995.

Необходимо отметить, что первые работы магаданских историков начала 90-х гг. были посвящены прежде всего анализу условий содержания заключенных и охватывали первый период деятельности Севвостлага - 1932 - 1941 гг. Например, А. Г. Козловым был опубликован ряд статей в которых он описывал начальный период становления «Дальстроя» и Севвостлага, характеризовал количественный и качественный состав лагерных контингентов, затрагивал вопросы содержания и трудового использования заключенных, причины и начало репрессий на Колыме1. Именно этот исследователь, рассматривая реализацию «большого террора» в подразделениях «Дальстроя» и УСВИТЛа, обосновал, что исходной точкой сталинских репрессий на Колыме был не 1937 г., а предшествующий ему 1934 г. В соответствии с классификацией заключенных, отбывавших сроки лишения свободы в колымских лагерях, он рассматривает изменение их положения при смене руководства «Дальстроя» и УСВИТЛа, в особенности режима по отношению к политическим заключенным, при этом обращая внимание на роль личности Э. П. Берзина и Р. И. Васькова, С. Н. Гаранина и К. А. Павлова2.

Последние исследования А. Г. Козлова расширили хронологические рамки изучения истории северо - восточных исправительно - трудовых лагерей. В статье «Севвостлаг НКВД СССР (1937 - 1941)» названный автор предложил периодизацию истории Севвостлага, условно, по его мнению, включающую пять периодов: 1932

1 Козлов А. Г. У истоков колымской трагедии // Политический собеседник (Магадан). - 1990. - № 23. - С. 16 - 19; он же. Из истории колымских лагерей (1932 - 1937 гг.) // Краеведческие записки. - Магадан, 1991. - Вып. 17. - С. 61 - 91; он же. Люди золотой Колымы: о преступлениях уголовников.// там же. - 1991. - Л® 7. - С. 35 -38; он же. Их привозили пароходы. // Колыма - 1991. - № 10. - С. 35 - 36; он же. У истоков Севвостлага: о начальном периоде существования Севвостлага и Дальстроя // там же. — 1992. - № 12. — С. 27 - 32.

2 См., например: Козлов А. Г. Севвостлаг НКВД СССР (1937 - 1941) // Исторические исследования на Севере Дальнего Востока. - Магадан, 2000. — С. 77 - 102; он же. Из истории политических репрессий. Ленинградские чекисты в ссылке на Колыме (1935 - 1937) // там же. - С. 102 - 124; он же. О численности заключенных Севвостлага: историография и современность И Диковские чтения: материалы научно - практической конференции, посвященной 75-летию со дня рождения чл.-корр. РАН Н. Н. Дикова. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2001. С. 201 -208.он же. Японские военнопленные на Колыме (1945 - 1949)//там же. - С. 226 - 234.

1937 гг.; 1937 - 1941 гг.; 1941 - 1945 гг.; 1945 - 1953 гг.; 1953 - 1957 гг. Надо заметить, что А. Г. Козлов при выделении указанных этапов истории УСВИТЛа не указал критериев периодизации, что существенно снижает научную ценность его построений. Одновременно, укажем, что этот исследователь в целом не привел нового деления истории «Дальстроя» и УСВИТЛа, но впервые определил 1957 г. как последний год существования системы Севвостлага на Колыме1.

В целом работы А. Г. Козлова содержат богатый нарративный материал: архивные документы, биографические сведения о заключенных Колымы и о тех, кто находился по другую сторону колючей проволоки и т.д. Тем не менее, мы должны констатировать, что аналитический уровень его исследований является невысоким, ибо они, прежде всего, воспроизводят тексты документальных и иных материалов {часто полностью). При этом сам аналитический авторский текст в работах А. Г. Козлова занимает весьма незначительное место.

Значительное количество работ, посвященных истории «Дальстроя» и Севвостлага принадлежит перу магаданского историка И. Д. Бацаева. Исследователь в своих работах обращался к вопросам трудового использования заключенных УСВИТЛа и Особого лагеря МВД № 5 (Берлага), лагеря военнопленных, режима их содержания, деятельности оперативной работы органов НКВД - НКГБ - МГБ в лагерных подразделениях УСВИТЛа и т.д2. И. Д. Бацаев проследил изменения внутренней системы Севвостлага ОГПУ, начиная с его образования до 1953 г. Однако, уделив значительное внимание развитию системы лагерных подразделений УСВИТЛ, функционировавших в различные годы на территории «Дальстроя», И. Д. Бацаев не про

1 Он же. Севвостлаг НКВД СССР (1937 - 1941) // Исторические исследования на Севере Дальнего Востока. -Магадан, 2000. - С. 77.

2 Бацаев И. Д. Колымская гряда архипелага ГУЛага (заключенные) // Исторические аспекты Северо - Востока России: экономика, образование, колымский ГУЛаг. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1996. - С. 46 - 73.; Он же. Колымский ГУЛаг // Северо - Восток России с древнейших времен до наших дней: новые экскурсы в историю. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1996. - С. 72 - 79. и др. следил ряда преобразований самого УСВИТЛ в 1939 - 1941 гг., не выявил причин реорганизаций лагеря в 1952 - 1953 гг.

Частично эти вопросы им были освящены в монографии «Особенности промышленного освоения Северо - Востока России в период массовых политических репрессий (1932 1953). «Дальстрой»», опубликованной в 2002 г.1. В указанной монографии автор описал положение заключенных в лагерях УСВИТЛ, их трудовое использование, привел фактические данные о численном составе контингента лагерных подразделений, их охране, немаловажное значение уделил вопросам колонизации заключенных, использования труда иностранцев и т.д. Несмотря на важное значение названной работы в историографии проблем развития «Дальстроя» и Севво-стлага, нам кажется уместным указать на несколько особенностей исследования И. Д. Бацаева, которые, с нашей точки зрения, не могут не вызывать возражений.

Анализируя проблемы генезиса революционного насилия в России как исходной основы для массовых репрессий советского периода отечественной истории, автор оперирует концептуальными схемами начала 90-х гг. XX столетия, оставляя без внимания появившиеся позднее теории, объясняющие этот феномен. Нельзя также согласиться с тезисом И. Д. Бацаева о том, что в послевоенный период «Дальстрой» был преобразован в «лагерь строгого режима»2. ГУСДС МВД СССР «Дальстрой» не являлся только лагерем, так как осуществлял полномасштабное руководство жизнью огромной территории Северо - Востока страны. С другой стороны, в системе пенитенциарных структур МВД существовали строго определяемые нормативными актами подразделения строгого режима, которые существовали на Колыме и Чукотке, но представляли собой относительно небольшую часть всех лагерных пунктов Севвостлага.

Бадаев И. Д. Особенности промышленного освоения Северо - Востока России в период массовых политических репрессий (1932 1953). «Дальстрой». - Магадан, 2002.

2 См.: Там же. С. 131.

Источниковой базой своей работы И. Д. Бацаев целенаправленно избрал исключительно документальные материалы Государственного Архива Магаданской области, исключив при этом такие заслуживающие внимания исторические источники как материалы периодической печати, мемуары очевидцев исследуемых им событий и т.д. С нашей точки зрения, это существенно обеднило содержательные и качественные характеристики описываемого исследования. Как нам представляется, это обстоятельство стало причиной того, что в монографии И. Д. Бацаева содержится часто противоречивая информация и отсутствует научно - справочный аппарат в отношении многих приводимых исследователем данных.

Круг проблем, изучаемых А. С. Навасардовым - старшим научным сотрудником Магаданского областного краеведческого музея, включает вопросы строительства Колымской автодорожной магистрали и развития транспорта на Колыме и Охотском побережье в начальный период деятельности «Дальстроя». Естественно, что в своих исследованиях названный историк уделяет большое внимание специфике трудового использования заключенных на дорожно-строительных и других работах1.

Перечисленными исследователями проделана большая работа по изучению документальных материалов, освещающих деятельность УСВИТЛа в частности и «Дальстроя» в целом. Однако, хотелось бы отметить позитивистские методологиче

1 Навасардов A.C. Из истории развития транспорта на Колыме (1931-1940 гг.) // Краеведческие записки. -Магадан, 1988. - Вып. 15. - С. 61-74.; Он же. Из истории строительства Колымской трассы (1928-1940 гг.) // Там же. 1991. - Вып. 17. - С. 14-25.; Он же. Система интенсификации и стимулирования труда заключенных в Сев-востлаге (1932 - 1937 гг.) / Колыма. «Дальстрой». ГУЛАГ. Скорбь и судьбы. Материалы научно - практической конференции 13-14 июня 1996 г. - Магадан: Изд-во СМУ, 1998. - С. 36 - 38.; Он же. Транспортное освоение Северо - Востока России в 1923 - 1936 гг. (морской транспорт) / Диковские чтения: Материалы научно-практической конференции, посвященной 75-летию со дня рождения члена - корреспондента РАН Н. Н. Дико-ва. - Магадан, 2001. - С. 190 - 195 ; Он же. Транспортное освоение Северо - Востока России в 1932 - 1937 гг. -Магадан, 2002.; Он же. Внешние и внутренние транспортные коммуникации на Северо - Востоке России в 1932 - 1937 гг. / П Диковские чтения: Материалы научно - практической конференции, посвященной 70 - летию Дальстроя. - Магадан, 2002. - С. 58 - 62.; Он же. Отдельный лагерный пункт Управления дорожного строительства Севвостлага ОГПУ - НКВД СССР (1932 - 1937) / Там же. С. 72 - 76. ские основы их публикаций, ибо свои исследовательские задачи они сводят лишь к описанию событий, происходивших на Северо - Востоке СССР в 30 - 50 -е гг., слабо используя богатые возможности авторского проблемного и аналитического комментария используемых документов. Одновременно, источниковой основой их исследований интересующих нас проблем являются материалы исключительно местных архивных учреждений. Это приводит к тому, что Севвостлаг и «Дальстрой» изучаются как самостоятельные социально - экономические, политические, пенитенциарные и иные феномены; их связь с процессами, протекавшими в стране в целом, в подавляющем большинстве случаев остается за пределами внимания названных историков.

Преодоление перечисленных недостатков наметилось в работах А. И. Широкова, который существенно расширил историографический, источниковый и методологический «планшеты» исследования1. В его работах, пожалуй, впервые наряду с документами магаданских архивов стали самым широким образом использоваться материалы центральных архивных хранилищ - ГАРФ, РЦХИДНИ, РГАЭ, что позволило исследователю четко определить место Севвостлага и «Дальстроя» в социально -экономической и карательной политике Советского государства XX в. В отличие от

1 См.: Широков А. И., Этлис М. М. Советский период истории Северо - Востока России (историография и новые архивные данные). - Магадан, Изд- во МПУ, 1993.; Широков А. И. Актуальные проблемы историографии истории освоения Северо-Востока России в 30-50-е годы XX в. / Идеи, Гипотезы, Поиск. Сб. эссе по материалам III научной конференции аспирантов МПУ. - Вып. III. - ч. 3. - Магадан: МПУ, 1996.; Он же. Закономерности развития Северо - Востока России в свете сибирской областнической концепции. (К постановке проблемы) / Пятая Дальневосточная конференция молодых историков / Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. - Владивосток, 1998.; Он же. «Дальстрой»: предыстория и первое десятилетие. - Магадан, 2000.; Он же. Государственные монополии как форма колонизационной политики на Севере России в XX в. I Диковские чтения: Материалы научно-практической конференции, посвященной 75-летию со дня рождения члена - корреспондента РАН Н. Н. Дикова. - Магадан, 2001,; Он же. Особенности развития советской пенитенциарной системы в конце 40-х - начале 50-х годов XX века (по документам центральных архивных хранилищ) / Идеи. Гипотезы. Поиск. Сб. статей по материалам VIII науч. конф. аспирантов, соискателей и молодых исследователей Север. Междунар. ун-та: Изд-во СМУ, 2001.; Он же. К вопросу о концептуаль

А. Г. Козлова, И. Д. Бацаева, А. С. Навасардова, изучающих «нарушения социалистической законности» в интересующий нас период, А. И. Широков видит принудительный труд заключенных Севере СССР в целом и на Северо - Востоке в частности как составную часть советской модели колониальной политики на окраинах страны, в своих основных характеристиках повторяющей черты политики Российского государства XVIII - XIX вв. в Сибири и на Севере страны. В монографии ««Даль-строй»: предыстория и первое десятилетие» названным историком был прослежен процесс слияния лагерной и производственной структуры в единый комплекс, что повлекло за собой изменение статуса самого «Дальстроя» (1938 г.), а также множественный процесс реорганизаций УСВИТЛ в составе «Дальстроя»1.

Еще одним интересным, по нашему мнению, подходом, отличающимся своей оригинальностью, является рассмотрение особой роли лагерной подсистемы в системе жизненного обеспечения суперорганизации «Дальстрой» А. Н. Пплясовым2. По его мнению, амнистия 1953 - 1954 гг. дестабилизировала всю систему жизнеобеспечения и была предтечей ее распада, т.к. без автономной подсистемы успешно функционировать «суперорганизация» не могла.

В конце 90 - х гг. вышли в свет первые публикации В. Г. Зеляка, посвященные анализу становления и развития горной промышленности «Дальстроя», на предприятиях которой с 1935 г. и была занята основная часть заключенных СВИТЛа. Поэтому автор уделяет большое внимание методам трудового использования подневольных рабочих на приисках и рудниках Колымы и Чукотки3. ных основах исследования деятельности Дальстроя / П Диковские чтения: Материалы научно - практической конференции, посвященной 70-летию Дальстроя. - Магадан, 2002. и др.

1 См. Широков А. И. «Дальстрой»: предыстория и первое десятилетие. - Магадан: Кордис, 2000.

2 Пилясов А. Н. Трест «Дальстрой» как суперорганизация // Колыма. - 1993. - № 8. - С. 34 - 37; К® 9 - 10.

С. 37 - 41; № 11, - С. 28 - 33; он же. Закономерности и особенности освоения Северо - Востока России (ретроспектива и прогноз). - Магадан, 1996.

5 См., например, Зеляк В. Г. Заключенные в золотодобывающей промышленности Дальстроя в 1932 - 1941 гг. // Колыма. «Дальстрой». ГУЛАГ. Скорбь и судьбы. Материалы научно - практической конференции 13 - 14

Важное значение в определении роли Севостлага играют исследования исто-рико - правового характера. И. В. Логвинова при определении статуса Севвостлага сделала вывод о том, что именно нахождение его в составе «Дальстроя» предопределило передачу треста в состав НКВД и последующее изменение статуса самого главка как органа государственно - хозяйственного управления1. Использование труда заключенных в «Дальстрое» как основной производительной силы, наличие охраны, передача контролирующих функций за деятельностью аппарату ОГПУ первоначально не укладывалось в рамки понятия «трест», как объединение предприятий, деятельность которых регулировалась Гражданским кодексом 1922 г.

Заметный вклад в изучение отдельных сюжетов истории Севвостлага и «Даль-строя» вносят магаданские краеведы и публицисты. Усилиями К. Николаева, А. Бирюкова, С. Ефимова, Д. Райзмана, Т. Смолиной, Б. Пискарева, И. Паникарова, С. Мельникова и многих других постоянно пополняется публикаций, посвященных различным проблемам истории Северо - Востока в «севвостлаговский» и «дальстроев-ский» период2. июня 1996 г. - Магадан: Изд-во СМУ, 1998.; Он же. Горнодобывающая промышленность Дальстроя (1932 -1957 гг.) // Колыма. - 2000. - № 3.; Он же. История горнодобывающей промышленности Дальстроя в 1932 -1957 гг. (социально-экономический аспект) Н Автореф, дисс.на соискание уч. степени канд. истории, наук. -Томск, 2001. и др.

1 Логвинова И. В. Правовой статус Дальстроя как органа государственно - хозяйственного управления 1931 - 1941 гг. (историко - правовой аспект)//дисс.на соиск. уч. степени кавд. юрид. наук.-М., 2001.

2 Николаев К.Б. Тяжелый металл, или Как родился, жил и умирал «Дальстрой» // На Севере дальнем. - 1989. -N 2. - С. 54-83. См.: Николаев К.Б. Чудная планета Колыма И Наука и жизнь. - 1990. - N 1. - С.48-54., N 2. - С. 45-52.; Он же. К вопросу изучения истории Дальстроя // Исторические аспекты Северо-Востока России: экономика, образование, колымский ГУЛаг. - Магадан, 1996. - С. 29-46 Смолина Т. Колыма. 13 томов из прошлого. Дело го архивов Омского УКГБ // Там же. - 1990. 6, 13, 20 мая, 3, 15,17,29 июля, 12, 26 августа, 9, 23 сентября, 21 октября, 4 ноября, и др.; Бирюков А. Последний Рюрикович. - Магадан: ГОБИ, 1991. и др.; Ефимов С.П. Начальник Дальстроя И.Ф.Никишов И Колыма. - 1991. - N 11. - С.33-37.; Мельников С.М. «Дальстрой»: страницы истории (историко-социологический аспект) П Колыма. - 1993. - К 9-10. - С 44-47; Паникаров И.А. История поселков центральной Колымы. - Магадан: АО МАОБТИ, 1995.

В 2002 г. С. М Мельниковым была защищена диссертация ««Дальстрой» как репрессивно - производственная структура НКВД - МВД СССР (1932 - 1953 годы)1. Подобная постановка проблемы не нова. Еще в 1996 г. К. Николаев сформулировал положение о «Дальстрое» как крупнейшем в СССР производственно - репрессивном подразделении советской системы тоталитаризма2. Однако С. М. Мельниковым была проведена большая работа по сбору и аналитическому оформлению документальной исторической информации. Прежде всего, это касается использования материалов не только магаданских, но и центральных московских архивов. Это выгодно отличает его исследование от работ К. Б. Николаева.

С. М. Мельников предложил свою периодизацию истории «Дальстроя», разделив его историю на три основных периода: 1932 - 1937 гг., 1938 - 1948 гг., 1949 -1953 гг. Соглашаясь в целом с приведенной периодизацией, заметим следующее. Важнейшие партийные и государственные нормативные акты, касающиеся «Дальстроя» рассматривались и были приняты в октябре - ноябре 1931 г., поэтому анализ его истории, по нашему мнению, стоит начинать именно с этого времени. Второе. «Дальстрой» существовал вплоть до 1957 г., когда на его основе был организован Совет народного хозяйства Магаданского экономического административного района. Поэтому хронологические рамки, предложенные для исследования «Дальстроя» С. М. Мельниковым также следует расширить до 1957 г. Более того, вплоть до указанной реорганизации «Дальстрой» использовал на своих производственных объектах труд заключенных УСВИТЛа. Несомненно, что условия этого использования отличались от предыдущих периодов, но сам факт этого оставлять без внимания нельзя.

1 См.: Мельников С. М. «Дальстрой» как репрессивно — производственная структура НКВД - МВД СССР (1932 - 1953 годы) / Автореф. дисс.на соискание уч. степени канд. историч. наук. - Томск, 2002.

2 См.: Николаев К. Б. Место Дальстроя в становлении репрессивной системы тоталитаризма: 1931 — 1940 гг. / Колыма. «Дальстрой». ГУЛАГ. Скорбь и судьбы. Материалы научно - практической конференции 13 - 14 июня 1996 г. - Магадан: Изд-во СМУ, 1998.

Одновременно, периодизация С. М. Мельникова слабо применима к анализу истории Севвостлага как одной из составляющих системы «Дальстроя». С нашей точки зрения, более адекватным является разделение истории УСВИТЛа на следующие временные отрезки: 1932 - 1941 гг., 1941 - 1945 гг., 1945 - 1957 гг. Основанием для указанного деления являются, наряду со структурными реорганизациями Севвостлага, реальные содержательные характеристики труда, быта, меди ко - санитарного состояния, постатейного состава и т. д. лагерных контингентов на Колыме и Чукотке.

Подводя итоги вышеизложенному, укажем, что отечественное и зарубежное историческое научное знание накопило серьезный массив информации о природе советского тоталитарного режима, о массовых репрессиях как его конкретном выражении, и связанной с ними пенитенциарной системе Советского государства в целом и Севвостлаге (УСВИТЛе) в частности. Тем не менее, в серьезном уточнении нуждаются существующие оценки периодизации истории хозяйственного освоения региона, формирования и развития здесь структур Севвотслага как организации, обеспечивавшей рабочей силой производственные подразделения «Дальстроя» в 1932 -1957 гг. Заметим также, что историческое знание не располагает пока цельным исследованием истории УСВИТЛа в обозначенный период, отвечающим современным требованиям к обществоведческим дисциплинам.

Основная цель настоящего диссертационного исследования - историческая реконструкция развивавшейся в 1932 - 1957 гг. системы Севвостлага (УСВИТЛа), характеристика роли принудительного труда его контингентов в формировании народно-хозяйственного комплекса Северо - Востока СССР.

Поставленная цель в работе реализуется через решение следующих конкретных задач: 1. Выявление и обоснование основных периодов функционирования Севвостлага на Северо - Востоке СССР; 2. Реконструкция подчиненности и внутреннего организационного устройства УСВИТЛ, назначения и функций различных лагерных структур; 3. Исследование влияния внутри- и внешнеполитических условий на специфику формирования и функционирования лагерной системы; 4. Выявление особенностей механизма принуждения заключенных Севвостлага к труду, масштабы и эффективность использования контингентов УСВИТЛа; 5. Описание организации быта и режима содержания заключенных на Колыме в соответствии с установленной периодизацией.

Источниковую базу настоящего диссертационного исследования составляют неопубликованные и опубликованные документальные материалы, статистические данные, а также обширный спектр мемуарной литературы, отражающие различные аспекты процессов развития системы УСВИТЛа и использования труда заключенных в хозяйственном освоении северо - восточных окраин СССР.

Неопубликованные документальные материалы, изученные при подготовке диссертации «Система Севвостлага: становление и развитие. 1932 - 1957 гг.», сосредоточены в архивных учреждениях гг. Москвы и Магадана.

Деятельность Управления СВИТЛ, развитие его структуры во многом определялись решением задач, которые ставились перед «Дальстроем» высшими партийными и государственными органами СССР. В связи с этим, нами были изучены документы Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ) - бывшего Центрального партийного архива. Речь идет о фонде 17 «Центральный Комитет РСДРП(б) - РКП(б) - ВКП(б) - КПСС. 1903-1988», описи 3 «Протоколы заседаний Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б) - КПСС. 1919-1952» и 162 «Протоколы заседаний Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б) - КПСС. 1919-1952 (особые папки)». Среди них - прежде всего, документ, имеющий важнейшее значение для изучения истории Северо - Востока СССР 30 - 50-х гг. в целом - постановление ЦК ВКП(б) «О Колыме» от 11 ноября 1931 г.1 и целый ряд других.

В фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) сосредоточены документы, отражающие решения центральных органов государственной власти Советского Союза, касавшиеся организации и функционирования «Дапьстроя» и его производственной деятельности. К их числу можно отнести документы: фонда Р-5446 «Совет министров СССР. 1923-1991» (опись 1 «Подлинники протоколов и постановлений СНК и СМ СССР. 1923-1951 гг.»), фонда Р-5674 «Совет труда и обороны при СНК СССР (СТО СССР) 1923-1937» (опись 1 «Протоколы заседаний и постановления СТО СССР 1932-1936») и фонда Р-6757 «Экономический Совет (ЭКОСО) при СНК СССР. 1937 - 1941 гг.». Среди них постановление СТО от 13 ноября 1931 г. «Об образовании государственного треста по промышленному и дорожному строительству в районе Верхней Колымы «Дальстрой»2 и др.

Помимо указанных материалов ГАРФ при решении задач предлагаемой диссертации использовались документы, отложившиеся в отделе специальных фондов Государственного архива РФ. Прежде всего, в их числе мы должны назвать источники фонда Р-9401, (опись 1 а «Приказы НКВД несекретные, секретные и совершенно секретные. Циркуляры НКВД секретные и совершенно секретные»)3 и фонда Р-9414 (опись 1 «Главное управление мест заключения МВД СССР 1930-1960»). Здесь сосредоточены документы, позволяющие анализировать положение УСВИТЛа и «Дальстроя» в составе Народного комиссариата внутренних дел. Заметим, что сведения названных фондов в период до передачи «Дальстроя» в ведение НКВД (до 4 марта 1938 г.) о Севвостлаге весьма отрывочны. Это объясняется, с нашей точки

1 РЦХДНИ, Ф. 17, Оп. 162, Д. И, Л. 57-63.

2 ГАРФ, Ф. Р-5674, Оп.1, Д. 47, Л. 129-130.

3 См., например, Приказ НКВД СССР от 4 марта 1938 г. о передаче «Дальстроя» в ведение НКВД (ГАРФ, Ф. 9401, Оп. 1а, Д. 22, Л. 246) и целый ряд других документов. зрения тем, что до этого времени УСВИТЛ подчинялся прежде всего гостресту «Дальстрой», находившемуся в ведении СТО СССР. Материалы, отложившиеся после 1938 г. значительно более обширны, но так же имеют свою специфику. Так, в фонде Р-9414 сосредоточены документы, относящиеся к деятельности Главного управления лагерей и колоний НКВД - МВД СССР. Однако, после передачи в ведение НКВД, «Дальстрой» (с входящим в его структуру Севвостлагом) также стал главком в составе Наркомвнудела, имевшим территориально - производственные функции.

Нельзя не отметить здесь и имеющие чрезвычайно важное значение документов фонда Р-9401, опись 2 «Особая папка товарища И. В. Сталина», представляющих собой значительный массив информации, поступавшей лично руководителю Советского государства. В делах этой описи среди многих прочих отложились документы, касающиеся различных направлений государственной политики на Северо -Востоке нашей страны в 30 - 50-е гг. XX в. - от докладов и проектов решений по развитию промышленности в регионе до формирования производственных и пенитенциарных подразделений «Дальстроя»1.

Однако основные документальные источники, посвященные изучаемой нами теме сосредоточены в фондах Государственного архива Магаданской области (ГАМО): фонд Р-23 сч «Главное Управление строительства Дальнего Севера Министерства цветной металлургии СССР 1931-1957 гг.», фонд Р-23 сс «Документальные материалы 1 Отдела Дальстроя». Фонд Р-23 сс был выведен из режима секретного хранения только в 1993 г., однако, и на сегодняшний день часть его дел не рассек

1 См., например: проект постановления ЦК ВКП (б) «Об организации лагерей и тюрем со строгим режимом для содержания особо опасных государственных преступников и о направлении их по отбытии наказания на поселение в отдаленные местности СССР», разработанный министром госбезопасности В Абакумовым и министром внутренних дел С. Кругловым по поручению И. Сталина и представленный последнему для утверждения. ГАРФ, Ф. 9401, Оп. 2. Д. 199. Л. 214 - 216. В соответствии с этим постановлением в феврале 1948 г. стали созречена или имеет гриф «для служебного пользования». В общей сложности в фондах Р-23сс и Р-23сч содержится более шести тысяч единиц хранения, в которых отражена информация обо всех сторонах деятельности «Дальстроя» и Севвостлага как его структурного подразделения.

Внешняя документация, характеризующая взаимоотношения объекта нашего исследования с вышестоящими государственными органами, может быть подразделена на несколько групп материалов.

1) Директивно-распорядительные. Сюда можно отнести следующие документы, а) Постановления ЦК ВКП (б), СНК, СТО СССР, в чьем ведении «Дальстрой» (а, значит, и Севвостлаг) находился до 1938 г. В них определялись плановые задания по основным и вспомогательным производствам треста, общий режим деятельности «Дальстроя», территория ее осуществления, объем льгот, предоставляемых тресту, персональные назначения руководящих работников, б) Приказы и распоряжения О ГПУ - НКВД- МВД СССР. В период 1931-1957 гг. документы этого ведомства регламентировали прежде всего планы поставки «спецконтингентов» на Колыму1. Сюда же можно отнести инструкции по организации питания заключенных, нормированию их трудового использования, организации условий отдыха. В марте 1938 г. была осуществлена передача «Дальстроя» в состав НКВД и как одно из отраслевых управлений НКВД. Поскольку теперь ведомственный контроль становился более всеобъемлющим, постольку ГУСДС регулярно получало из Москвы ежегодные и ежеквартальные планы по добыче золота и олова, а также по дорожному строительству, геологоразведке и т.д. Значительный массив документов НКВД этого времени даваться особые лагеря МВД, среди которых был Особлаг № 5 (Береговой, Берлаг), дислоцировавшийся на Колыме. См.: Приказ N 287/с от I апреля 1932 г. об организации Севвостлага ОПТУ СССР. ГАМО, Ф. Р-23 сс, Оп.

1, Д. 1, Л. 8.; Приказ НКВД N 00363 от 9 июня 1938 г. «Об утверждении структуры Главного Управления Строительства Дальнего Севера НКВД СССР «Дальстрой». Там же. Д. 34. Л. 1-2. и др. представляют материалы, отражающие процессы развития сети лагерных подразделений на Северо-Востоке1.

2) Контрольно-ревизионные материалы, отражавшие итоги регулярных проверок деятельности «Дальстроя» и Севвостлага, осуществлявшихся комиссиями, специально направлявшимися на Колыму.

3) Отчетные материалы руководства «Дальстроя» и УСВИТЛа, направлявшиеся руководству страны и НКВД: погодные отчеты о деятельности государственного треста «Дальстрой», подробно анализировавшие все направления работ, производившихся трестом (позже - управлением НКВД - МВД и т. д.2; освещающие деятельность треста по промышленному освоению территории «Дальстроя» за определенный отрезок времени3. Среди группы исходящих материалов особенно показательны плановые документы и объяснительные записки к планам освоения Колымы и Чукотки, отражавшие видение руководством «Дальстроя» перспектив промышленного развития края, формирования отраслей хозяйства, формирования трудоспособного населения и роль принудительного труда заключенных в этих процессах4.

3) Документы, направлявшиеся в вышестоящие инстанции, включают письма и жалобы работников «Дальстроя». Особенно интересно для нас письмо заместителя начальника Северного горнопромышленного управления И. П. Шебанова в адрес Хабаровского крайкома ВКП(б) от 16 апреля 1939 г., содержавшее описание атмо

1 См.: Там же. Д. 1,34,35, 134, 135 и др.

2 См,, например: «Отчет о деятельности гостреста «Дальстрой» за 1932 г.». ГАМО, Ф. Р-23 сч, Оп. I, Д. 401; «Отчет о деятельности гостреста «Дальстрой» за 1933 г.». Там же. Д. 402. и т.д.

3 Наибольшего внимания здесь заслуживает «отчет о деятельности «Дальстроя» за 10 лет», составленный в 1942 г. (Там же. Ф. Р-23 сс, Оп 1, Д. 5.). См. также «Отчет по геологоразведочным работам за 1932-1942 гг.»(Там же. Д. 7).

4 См., например: «План промышленного развития Дальстроя НКВД СССР в третьей пятилетке. 1 вариант». (Там же. Д. 48, 49.); «План промышленного развития Дальстроя НКВД СССР в третьей пятилетке. 2 вариант» (Там же. Д. 50.); «План добычи полезных ископаемых в третьей пятилетке. Таблицы и пояснения ко 2 варианту плана» (Там же. Д. 51.). и др. сферы, воцарившейся в производственных и лагерных подразделениях на Колыме после передачи «Дальстроя» НКВД СССР1

Документы внутреннего делопроизводства, позволяющие всесторонне анализировать все направления деятельности «Дальстроя» по транспортному и промышленному освоению Северо - Востока с широкомасштабным использованием труда заключенных, также могут быть подразделены на несколько групп:

1) Распорядительно-уставные. Они регламентировали развитие внутренней структуры треста, определявшегося постепенным развитием процессов колонизации края, - организацию отдельных дорожностроительных, горнопромышленных, вспомогательных подразделений «Дальстроя» и УСВИТЛа, определение задач их деятельности в каждом конкретном случае и системы взаимоотношений со смежниками. Среди указанных документов особо выделяются материалы, отражавшие формирование лагерных структур треста, ставших в то время источником рабочей силы, необходимой для решения производственных задач. К этой же группе следует отнести документацию по кадровым вопросам - персональные назначения и сферы компетенции руководителей, поощрения и взыскания, налагавшиеся администрацией тре2 ста .

2) Производственно-отраслевая документация составляет весьма представительный корпус источников. Прежде всего это производственные планы и программы деятельности отраслевых Управлений «Дальстроя» и отдельных предприятий

1 ГАМО, Ф. Р-23 сс, Оп. 1, Д. 35, Л. 31-36.

2 См., например: Приказ N 1 по гостресту «Дальстрой» от 8 февраля 1932 г. с изложением первоначальной структуры треста и назначением руководителей его подразделений. ГАМО, Ф. Р-23 сч, Оп. 1, Д.1, Л. 10-11.; Приказ по «Дальстрою» от 9 апреля 1934 г. «Типовое положение о горнопромышленных районах, входящих в состав Горного управления гостреста «Дальстрой»». Там же. Д. 8, Л. 14.; Приказы начальника «Дальстроя» К.А.Павлова NN 03 и 015 от 16 февраля и 21 августа 1939 г. по внутренней структуре Севвостлага в связи с передачей «Дальстроя» НКВД СССР. Там же. Ф. Р-23 сс, Оп. 1, Д. 135. Л. 11-13, 63-64.; Приказ N 063 по ГУСДС от 5 августа 1940 г. «Об организации Омсукчанского рудника и строительстве». Там же. Д. 150, Л. 111-112. и Др. годовые и квартальные1. В этой группе документов можно выделить и инструктивные материалы, адресованные руководству подразделений «Дальстроя», документы технического и технологического характера. Здесь инструкции о продолжительности рабочего дня, температурном режиме производства работ на открытом воздухе и их нормировании, о проведении подготовительных мероприятий по подготовке механизмов, инструментов и рабочей силы к промывочному сезону и т.д2.

3) Документы контрольно-ревизионного характера, содержащие сведения об итогах проверок, проводившихся администрацией «Дальстроя» по различным направлениям - деятельности и производственной структуре подразделений, выполнению плановых заданий, условиям содержания и обеспечения рабочей силы Севво-стлагом и т.д3.

4) Отчетно-статистическая документация, включавшая информацию, поступавшую руководству «Дальстроя» от предприятий треста, а позже Управления НКВД Советского Союза. Здесь данные по итогам основной деятельности подразделений «Дальстроя» - золото- и оловодобыче, о развитии вспомогательных производств, об использовании рабочей силы, о положении заключенных и вольнонаемных работников на Колыме и Чукотке и многое другое4.

1 См., например: Приказы по ГУСДС N 0022 от 25 ноября 1939 г. «О программе оловодобычи на 1940 г. по Дальстрою» и «О плане золотодобычи по горнопромышленным управлениям «Дальстроя» на 1940 г.». Там же. Д. 135, Л. 88,93-95. и многое др.

2 См, например: Приказ N 52 от 5 февраля 1934 г. «О производстве работ на открытом воздухе». Там же. Д.7, Л. 95.; Приказ N 028 от 29 марта 1941 г. «Об оздоровлении и подготовке лагеря к промывочному сезону» Там же. Д. 162, Л, 11-13.; Приказ N 0043 от 14 мая 1941 г. «О мероприятиях по обеспечению выполнения плана ме-таллодобычив 1941 г.» Там же. Л.58-61. ит.п.

3 Приказ N 030 от 7 августа 1935 г. «Об итогах проверки лагерных и производственных подразделений «Дальстроя». Там же. Ф. Р-23 сс, Оп. 1, Д. 14, Л. 69-73.; Приказ N 0012 от 16 апреля 1935 г. «О положении лагеря». Там же. Д. 25, Л. 28-31; Приказ 0/25 от 26 августа 1938 г. «О неудовлетворительных итогах борьбы с побегами лагерников». Там же. Д. 36, Л. 119-123.; Приказ N 012 от 8 февраля 1941г. «О результатах проверки выполнения приказа ГУСДС N 095». Там же. Д. 161, Л. 33-34.

4 См.: ГАМО. Ф. Р-23 сс, Оп. 1, Д. 6, Л. 1-102.

Обращение к описанию конкретных событий колымского «большого террора» 1936 - 1938 гг. определило использование документов из архива УВД г. Магадана: следственных дел УНКВД по «Дальстрою» № 451 и № 98, а также «Приказов отделов УНКВД по Дальстрою по общему делопроизводству и личному составу за 1935 -1936 гг.». По режимным соображениям названия этих архивных фондов не указываются.

Используемые в диссертационном исследовании документальные материалы обладают значительной информативной ценностью, многие из них, и особенно материалы внутреннего делопроизводства, хранятся исключительно в архивах Магаданской области. Заметим, что «Дапьстрой» являлся уникальной организацией, имевшей право на государственное хранение собственной внешней и внутренней документации. Поэтому мы можем утверждать, что вышеперечисленные документальные материалы составляют основной массив источников, позволяющих достоверно и полно анализировать проблемы, составляющие содержание предлагаемой диссертации.

Опубликованные документальные материалы, используемые соискателем в предлагаемом диссертационном сочинении, также подразделяются на несколько групп: 1. Архивные источники, отражающие становление системы использования труда заключенных в масштабах всего Советского Союза. В данном случае речь идет о документах, касающихся становления системы ГУЛАГа ОГПУ - НКВД - МВД СССР, постепенно, наряду с формированием других отраслевых управлений этого всесильного ведомства, превратившего его в крупнейший хозяйственный наркомат (министерство). Здесь особого внимания заслуживают материалы, опубликованные С. А. Красильниковым в 1997 г1, и сборник «ГУЛАГ - главное управление лагерей.

1 Красильников С. А. Рождение ГУЛАГа: дискуссии в верхних эшелонах власти Н Исторический архив. -1997,-№4.-С. 142-156

1918 - 1960 гг.», составителями которого стали А. И. Кокурин, Н. В. Петров1. В последнем из названных издании содержатся тексты 152 нормативных актов и документов официального делопроизводства, что делает его несомненно важным для решения задач настоящей диссертации. Автором использовались также материалы сборника документов «Реабилитация: политические процессы 30 - 50-х годов»2, проливающих свет на весь ход центральных политических процессов в СССР, естественным образом отражавшихся на динамике развития советских пенитенциарных подразделений. 2. Опубликованные статистические данные, позволяющие анализировать динамику численности осужденных в СССР и заключенных в Севвостлаге3. 3. Документы внешнего и внутреннего делопроизводства «Дальстроя» и Севвостлага 1931 - 1941 гг., хранящиеся в архивных учреждениях Магаданской области и опубликованные в 2002 г4. 4. Документальные материалы, отражающие судьбу отдельных групп заключенных в колымских лагерях (например, троцкистов, привезенных сюда для уничтожения в 1936 г.) и позволяющие проследить факты сопротивления

1 ГУЛАГ - главное управление лагерей. 1918 - 1960 гг. / Под ред. А. Н. Яковлева. Сост.: А. И. Кокурин, Н. В. Петров. - М., 2000.

2 Реабилитация: политические процессы 30 - 50-х годов / Под общ. ред. А. Н. Яковлева. - М.: Политиздат, 1991. См., например: Земсков В. Н. Заключенные в 1930-е годы: социально - демографические проблемы // Отечественная история. - 1997. - № 4. - С. 54 - 80. В названной публикации приводятся статистические данные Г АРФ, в соответствии с которыми Севвостлаг по состоянию на 1.01.1939 г. находился на втором месте по численности заключенных после Бамлага, приводится динамика численности заключенных в лагерях НКВД в 1934 - 1938 гг., в том числе в Севвостлаге.

4 И. Д. Бацаев, А. Г. Козлов. «Дальстрой» и Севвостлаг ОГПУ - НКВД СССР в цифрах и документах. Ч. I. (1931 - 1941). - Магадан, 2002. Заметим здесь, что издание подобного сборника документов давно назрело, и составителями была проделана большая архивная работа. Однако И. Д. Бацаев и А. Г. Козлов не смогли четко определить принципы отбора документальных материалов, что внесло серьезную путаницу в содержание сборника, которая затрудняет для читателя, не знакомого с предметом публикации, восприятие и анализ информации. колымских невольников лагерной администрации1. 5. Важным источником, характеризующим не только карательную политику администрации «Дальстроя» и УСВИТ-Ла, но и личные данные заключенных, уничтоженных на Колыме, стало издание «За нами придут корабли»2.

Использование в настоящей диссертации материалов периодической печати чрезвычайно затруднено тем, что в газетах, журналах и т. п. исследуемого периода вопросы использования труда заключенных не освещались по режимным соображениям. Восполнить этот естественный в данном случае информационный пробел позволяет мемуарная литература, ставшая ценным историческим источником по изучаемой теме.

Колыма, ставшая, по выражению А. И. Соженицына, «полюсом лютости Архипелага ГУЛАГ», нашла отражение своей драматической истории в значительном количестве «человеческих документов», увидевших свет в течение последнего десятилетия.

Многие из них представляют собой лишь эмоциональное восприятие увиденного. Однако некоторые из воспоминаний бывших заключенных и людей, находившихся по другую сторону колючей проволоки, поднимаются до уровня полуисследований и содержат элементы анализа специфической социальной действительности - лагеря и окружающих его территорий3.

1 См.: Хотелось бы всех поименно назвать.По материалам следственных дел и лагерных отчетов ГУЛАГа.

- М.: Мир и человек, 1993.; Сопротивление в ГУЛАГе. Воспоминания. Письма. Документы. - М.: Возвращение, 1992.

2 За нами придут корабли: Список реабилитированных лиц, смертные приговоры в отношении которых приведены в исполнение на территории Магаданской области. - Магадан, 1999.

3 Сандлер А., Этлис М. Современники ГУЛАГа. - Магадан: Кн. изд-во, 1991.; Гинзбург Е. Крутой маршрут.

- Магадан: Кн. изд-во, 1992.; Кусургашев Г.Д. Призраки колымского золота. - Воронеж, 1995.; Алексахин И.П. Колымские этапы // Краеведческие записки. - Магадан, 1989. - Вып. 16. - С. 108-117.; Бердинская А, «Неото-шедшие троцкисты» // Там же, 1992. - Вып. 18. - С. 32-41.; Мицдлин М. Первая зима на Колыме // Там же. -С.42-52.; Владимирова Е.Л. Письмо в ЦК КПСС // Там же. - С. 112-127. и многие др. Неоценимую помощь при подготовки данной диссертации оказали также воспоминания бывших колымских заключенных, опубликован

32 Г

Большой вклад в издание мемуаров бывших «сидельцев» Колымы вносит Общество «Поиск незаконно репрессированных», возглавляемое И. А. Паникаровым (пос. Ягодное Магаданской области) и издающее серию «Архивы памяти»1.

В заключении укажем, что имеющаяся в распоряжении соискателя источнико-вая база является, по нашему мнению, полной и достаточной для решения задач настоящего исследования.

Хронологические рамки предлагаемого диссертационного сочинения ограничиваются периодом 1932 - 1957 гг. Нижняя временная граница исследования относится к началу организации Севвостлага на территории деятельности «Дальстроя» и поступлению первых этапов заключенных, ставших позднее основной рабочей силой на производстве. До конца 1957 г. Северо - Восточные лагеря были ликвидированы. ИТЛ МВД СССР были переданы в подчинение МВД по территориальности. Севвост-лаг, переживший к этому времени сложную эволюцию, был окончательной расформирован. Бывшие его подразделения после очередной реорганизации оказались в ные в: Доднесь тяготеет, - М.: Сов. писатель, 1989.; Освенцим без печей. - М.: Возвращение, 1996. и т.п. Помимо названного укажем здесь: Адамова - Слиозберг О. Л. Путь, - М., 1993.; Алин Д.Е. Мало слов, а горя реченька.: Невыдуманные рассказы / Предисл. и ред. Тренина Б.П.; Том. обл. ист.-просвет. правозащит. и благотвор. о-во «Мемориал» и др. - М.: Водолей, 1997.; Бяганская Я. Моя Голгофа. - Якутск, 1997.; Гаген - Торн Н. Memoria. - М., 1994.; Горбатов А. В. Годы и войны. - М., 1992.; Жженов Г. С. От «Глухаря» до «Жар - птицы». - М., 1989.; Исаев И. О Колыме, товарищах, судьбе. - М., 2002.; Ротфорт М. С. Колыма - круги ада: Воспоминания. -Екатеринбург, 1991.; Эфрусси Я. Кто на «Э»? - М., 1996 и многие другие.

Одновременно в числе перечисленного нельзя особо не указать воспоминания И. В. Пантюхина, четверть века проработавшего в Магаданской области и почти все это время в должности лагерного прокурора. В его мемуарах анализируется положение заключенных Колымы и Чукотки в послебериевский период; автор приводит большое количество статистических данных и личных впечатлений, касающихся процессов реабилитации 50-х гг. и предшествующего времени. См.: Пантюхин И. В. Записки магаданского прокурора. - Петрозаводск, 2000.

1 См., например: Савоева Н. В. Я выбрала Колыму. - Магадан, 1996.; Лесняк Б. Н. Я к вам пришел! - Магадан, 1998.; Вайшвиплене Н. А. Судьба и воля. - Магадан, 1999.; Сосновский В. Л. «Индия». - Магадан, 2000.; Шевяков Д. К. «И бег мой не бег, а побег.». - Магадан, 2000.; Плотников В. Д. Колыма - Колымушка. - Магадан, 2001. подчинении Управления Министерства внутренних дел СССР по Магаданской области.

Территориальные рамки диссертации охватывают Магаданскую область, Чукотский национальный округ и восточные районы республики Саха - Якутия согласно современному административно - территориальному делению. Одновременно, исследуя данную тему, мы должны указывать, что маршруты следования этапов заключенных для УСВИТЛа проходили через пересыльные пункты, расположенные на территории Приморского края (Владивосток, Ванино, Находка).

Объект нашего исследования - советская пенитенциарная система 30 - 50-х гг. XX в. и ее роль в развитии народнохозяйственного комплекса СССР.

Предметом исследования явилась организационная структура и функционирование Севвостлага ОГПУ - НКВД - МВД СССР, численность, трудоиспользование и материально - бытовое положение заключенных.

Научная новизна предлагаемого диссертационного исследования состоит в том, что в нем впервые осуществлена попытка на основе широкой источниковой базы подробно рассмотреть развитие структуры лагеря (лагерей) на Северо - Востоке страны в 1932 - 1957 гг., а также проанализировать место Колымы в пенитенциарной системе СССР обозначенного периода. Одновременно в настоящей диссертации автором впервые вводятся в научный оборот многие ранее засекреченные документы, в том числе материалы архива УВД г. Магадана.

Перед решением поставленных задач представляется необходимым определить методологические принципы, выступающие в качестве исходных для автора диссертационного сочинения. Исследователь ориентировался на общенаучные принципы системного подхода и использовал конкретные методы исторической науки. При разработке выделенной нами темы применение системного метода позволило опереться на такие системные принципы как целостность, структурность, взаимозависимость системы и политической обстановки в которой она развивалась, иерархичность, множественность описаний. Изучение лагерной системы невозможно без рассмотрения межсистемного взаимодействия. В нашем случае предметом анализа стали связи и взаимоотношения двух или нескольких системных объектов, в частности Севвостлага и «Дальстроя», лагерной системы ГУЛАГа ОГПУ - НКВД - МВД СССР в целом и Севвостлага ОГПУ - НКД - МВД СССР. При этом система Севвостлага рассматривается как динамичная, а не статичная. Это позволило нам всецело следовать методологическому принципу историзма, в рамках которого форсированный характер и чрезвычайные меры промышленного освоения Северо - Востока СССР были проанализированы в контексте конкретно - исторический событий отечественной истории рассматриваемого периода.

В настоящее время, когда постепенно преодолевается идеологическая, в узко классовом ее понимании, направленность исторического знания, нам представляется правильным следовать принципу объективности. Исследование базируется на анализе диалектического взаимодействия интересов отдельного индивидуума и общества, гражданина и государства и т.д. Одновременно заметим, что известное влияние на процессы общественного и государственного развития оказывали и оказывают реализуемые в конкретной практике интересы различных социальных групп. Отсюда объективным может считаться исследование, полно и всесторонне реконструирующее диалектику связей в системе: индивидуум (гражданин) - общество (социальная группа) - государство определенного исторического периода.

В историческом познании существует специфика субъектно - объектных отношений, накладывающая неизгладимый отпечаток на весь познавательный процесс. Последнее обстоятельство обусловило применение принципа ценностного подхода в предлагаемом исследовании. Оценочное суждение базируется не только на всеобщих ценностях, но и ценностных ориентациях конкретной нации, классов, политических партий, конфессий и т.д.

Частные методы исследования определяются основами применяемого автором принципа историзма. При обработке архивного материала нами использовались источниковедческий, структурно-типологический и аналитико-тематический методы, применение библиографического метода определялось изучением литературы по данной теме. Помимо указанного, при разработке темы настоящей диссертации использовались историко-сравнительный и статистический методы

Практическое значение предлагаемого диссертационного сочинения состоит прежде всего во введении в широкий научный оборот нового массива документальных материалов, необходимых для создания аналитически оформленной источниковой базы, что важно в условиях кристаллизации новых теоретико-методологических оснований изучения истории России XX столетия. Помимо отмеченного, фактический материал диссертации, выводы, положения и оценки соискателя могут быть использованы при разработке лекционных курсов по отечественной истории XX столетия в целом и Северо - Востока России в частности. Думается, что результаты нашей работы могут быть использованы также и при определении важнейших направлений региональной политики, что весьма важно, если принимать во внимание федеративный характер государственного устройства современной России.

Апробация материалов настоящего диссертационного исследования осуществлялась соискателем на двух международных и шести региональных научно - практических конференциях в гг. Санкт - Петербурге и Магадане. Результаты работы, выносимые автором на защиту данной диссертации, отражены в 7 научных публикациях.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Шулубина, Светлана Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Освоение Северо - Востока советского государства в 30-50 годах прошлого века осуществлялось силами, прежде всего, заключенных. Территория деятельности производственной организации, «Дальстроя», была местом дислокации многочисленных лагерных подразделений Северо - Восточного исправительно - трудового лагеря (Севвостлага, УСВИТЛа ОГПУ - НКВД - МВД СССР), функционировавшего с 1932 по 1957 гг. Главная задача, поставленная перед Севвостлагом, была выражена в приказе ОГПУ от 1 апреля 1932 г. о его организации; обеспечение производственной деятельности предприятий «Дальстроя» - прокладка дорог на неосвоенной территории, добыча промышленных металлов.

История деятельности Севвостлага (с 1939 г. Севвостлагерей), с нашей точки зрения, может быть подразделена на три основных периода. Первый период (1932 -1941 гг.) охватывает время от начала деятельности Севвостлага до начала Великой Отечественной войны. В течение данного периода происходило формирование лагерного комплекса и организационной структуры его управленческого аппарата. Если в первые годы своего формирования Севвостлаг был представлен серией мобильных лагерных командировок, то к 1941 г. в его составе насчитывалось 7 производственных лагерей. Активный поиск форм взаимодействия лагерного и производственного секторов, характерный для всей лагерной системы НКВД СССР, являлся причиной серии реорганизаций Севвостлага в составе «Дальстроя», проведенных в этот период. Эволюция системы Севвостлага проходила в условиях массовых репрессивных кампаний, что оказывало влияние на изменение численности лагерников, режима их содержания, а также становилось причиной кадровых изменений в руководстве.

Второй, военный период (1941 - 1945 гг.) - это время существования окончательно оформленного лагерно - производственного комплекса. При сокращении производственного сектора и почти полном отсутствии завоза заключенных принципы деятельности Севвостлага оставались неизменными. Если в предвоенный период лагерно - производственный сектор «Дальстроя» являлся полностью дотационным, то при отсутствии почти всякой поддержки с «материка», заключенные Севвостлага вынуждены были обеспечивать всем необходимым не только себя, но и все вольнонаемное население «Дальстроя». Характерно, что именно в этот период были заложены основы многоотраслевой инфраструктуры региона. Особое внимание в годы войны было уделено строгой изоляции осужденных за контрреволюционные и другие особо опасные преступления. В этих целях в «Дальстрое» были созданы особые места заключения. Ими стали лагеря для каторжников и штрафные лагеря с усиленным режимом содержания. В военный период Севвостлагеря занимали третье место по численности каторжан в СССР, уступая Воркутлагу и Тайшетскому лагерю.

Последний период истории Севвостлага (1945 - 1957 гг.) характеризуется процессом реанимации лагерной системы. В результате поиска нового места «Дальстроя» (с 1951 г. Главного Управления Лагерей и Строительства Дальнего Севера МВД СССР - ГУЛиСДС) в государственной системе, в 1953 г. Севвостлагеря были переданы в состав ГУЛАГа МВД - МЮ - МВД СССР, при этом, сохранив теснейшую связь с бывшим главком. Следствием быстро развивавшегося «общегулаговского» кризиса середины 50-х гг. стала ликвидация и Северо - Восточных лагерей до конца 1957 г.

Отличительной особенностью Севвостлага являлось то, что его формирование проходило не в составе ГУЛАГа НКВД СССР, а в составе промышленного комплекса - «Дальстроя», с 1938 г. находившегося в непосредственном ведении военизированной структуры, НКВД СССР. «Дальстрой» полностью отвечал за выполнение производственных планов и фактически обеспечивал всестороннее оперативное управление подведомственными лагерями: утверждал планы лагерей, отделений, разрабатывал нормативы, обеспечивал снабжение, самостоятельно распоряжался материальными, финансовыми и людскими ресурсами лагерей, организовывал режим содержания и охрану заключенных. Таким образом, «Дальстрой» с самого начала являлся своеобразным главком по отношению к Севвостлагу, каким был ГУЛАГ для лагерей ОГПУ - НКВД СССР, что определяло исключительное положение Сев-востлага в системе лагерей.

Подобная автономная система управления лагерями была установлена в 1939 г. в Управлении железнодорожного строительства и исправительно - трудовых лагерей ГУЛАГа НКВД СССР на Дальнем Востоке (УЖДС на ДВ). В 1941 г. в структуру НКВД СССР входило уже 10 специализированных производственных главков и управлений, включая ГУЛАГ и «Дапьстрой», имевших в своем распоряжении лагеря. К началу 1953 г. в прямом подчинении МВД их насчитывалось 16.

Непосредственное руководство Управлением СВИТЛ осуществлялось начальником Севвостлага, совмещавшим должность помощника начальника «Дальстроя» по лагерной линии с другими должностями. По аналогичному принципу осуществлялось руководство в низших звеньях: начальник лагерного подразделения являлся заместителем начальника прииска, рудника, фабрики, участка. Сосредоточение всей лагерной и хозяйственной работы в руках руководителей производственных единиц позволяло избежать роста штатов центрального аппарата и усложнения его структуры, а следовательно экономить денежные ресурсы. Кроме этого, производители работ, имевшие в своем распоряжении людские ресурсы, добивались наибольшего эффекта в их трудоиспользовании.

Внутриполитическая обстановка в стране, и прежде всего выявление контрреволюционеров и других особо опасных государственных преступников, создавало предпосылки для создания особых мест заключения. К началу 50-х гг. в ГУЛ и СДС значились лагподразделения общего, строгого, тюремного режима, лагподразделе-ния для каторжан, а также действующий с 1948 г. Особый лагерь №5 (Берлаг). С 1945 г. по 1949 г. функционировал лагерь № 855-Д для военнопленных японцев.

Территория деятельности «Дальстроя», на которой трудились заключенные, неоднократно расширялась. К началу 1951 г. она занимала огромную площадь - до 3 млн. кв. км. (вся нынешняя Магаданская область, Чукотка, часть Якутии, Хабаровского края и Камчатской области). Территориальное дислоцирование мест заключения зависело от местонахождения производственных объектов. Ввиду значительной их мобильности представляется почти невозможным подсчитать точное количество лагпод разделений и определить местоположение в конкретные периоды. Однако, условно их можно разделить по направлениям деятельности: горнопромышленные, строительные, транспортные.

Важность стратегических задач, поставленных перед «Дальстроем», обусловила стремительность наполнения Севвостлага контингентами заключенных. Уже с 1937 г. в его подразделениях содержалось около 10% от общей численности заключенных в лагерях НКВД СССР. С 1932 г. по 1953 г. через Севвостлагеря прошло 740, 43 тыс. человек. Насмотря на то, что в последние годы завоз заключенных на Колыму был незначительным, по данным января 1956 г. из 39 лагерных отделений центрального подчинения и исправительно - трудовых лагерей одним из самых крупных оставался УС ВИТЯ. По численности заключенных (39645 чел.) он находился на втором месте после Воркутлага (50408 чел.), а по количеству лагпод разделений (1805 ед.) на первом.

Тяжелые жилищно - бытовые условия, каторжный труд являлись главными причинами высокого уровня смертности среди заключенных Севвостлага. По данным архивных источников считаются умершими 120- 130 тыс. человек. Кроме того, против отбывающих сроки наказания заключенных проводились репрессивные мероприятия, результатом чего становились массовые расстрелы. Только в Севвостлаге было расстреляно более 10 тыс. человек.

Следует отметить, что за период деятельности «Дальстроя» и Севвостлага не было создано цельной и самодостаточной производственной и социальной инфраструктуры, что стало главной причиной высокой миграционной активности населения несмотря на широкий спектр льгот предоставленных работникам «Дальстроя». Ввиду того, что большая часть населения являлось лагерным, стремившимся покинуть пределы территории после окончания сроков заключения, нельзя было рассчитывать на создание устойчивого ядра оседлых жителей заинтересованных в развитии родного фая. В современной психологической литературе встречается характерное выражение, «северный комплекс» - ощущение временности проживания, который испытывают большинство нынешнего поколения колымчан.

Таким образом, использование методов «штрафной» колонизации в полномасштабном освоении края оказалось не эффективным.

По нашему мнению, можно выделить ряд факторов исключивших альтернативные пути хозяйственного освоения Северо - Востока в исследуемый период времени: а) стремление к быстрому получению экономических результатов (максимальная добыча промышленных металлов в короткие сроки), чего можно было достигнуть посредством внеэкономических методов принуждения к труду; б) отсутствие какой бы то ни было социальной инфраструктуры, что являлось препятствием к привлечению вольнонаемных рабочих и их семей; в) территориальная отдаленность затруднявшая доставку всех необходимых товаров и средств для нормальной жизни и деятельности; г) экстремальные условия Севера, являвшиеся причиной дотационности, а следовательно требовавшие вложения значительных средств.

Однако, при строгой экономии лагерных средств на содержание заключенных, беспощадной эксплуатации их труда, ценой невосполнимых человеческих жертв были достигнуты высокие экономические результаты. В основном силами заключенных были проложены сотни километров дорожной трассы. За 1932-1956 гг. было добыто 1187,1 т химически чистого золота, с 1937 по 1956 гг. - 65,3 тыс. т олова в концентрате, 2,85 тысячи тонн трехокиси вольфрама в концентрате (за 1941-1944гг. и 1948-1956 гг.), 397,5 т кобальта в концентрате (за 1947-1955 гг.). Однако негативные последствия интенсивных методов разработки месторождений сказываются до нынешнего времени.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Шулубина, Светлана Александровна, 2002 год

1. Неопубликованные документальные материалы.

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ).

3. Фонд Р-5674 «Совет труда и обороны при СНК СССР (СТО СССР) 1923-1937»1. Опись 1.

4. Дело 47. «Оригиналы протоколов и постановлений Совета Труда и Обороны с 20.Х. no31.XII.1931 г.».-176 л.

5. Фонд Р-9401 «Приказы НКВД несекретные, секретные и совершенно секретные. Циркуляры НКВД секретные и совершенно секретные»1. Опись 1а1. Дело 22.

6. Фонд Р. 9414 сч «Главное управление мест заключения МВД СССР 19301960»1. Опись 1.

7. Дело 74. «Приказы и приказания начальника ГУЛАГа по основной деятельности»

8. Дело 88. «Приказания начальника ГУЛАГа МВД за 1948 г.»

9. Дело 90. «Циркулярные указания ГУЛАГа. 1948 г.»

10. Дело 100. «Докладные записки о работе ГУЛАГа. IV-1949 -Х1-1949»

11. Дело 103. «Приказания начальника ГУЛАГа МВД СССР за 1950 г.»

12. Дело 172. « Приемо передаточные акты УИТЛ, УИТЛК - ОИТК из МВД в МЮ СССР»

13. Дело 190 «Приемо сдаточные акты УИТЛК - ОИТК из МВД в ведение МЮ СССР»

14. Дело 205. «Копия акта передачи приема ГУЛАГа из Министерства Юстиции в Министерство внутренних дел. 17 фев. 1954 г.»

15. Дело 328. « Материалы, использованные при составлении доклада о работе НКВД СССР в годы Отечественной войны (доклад составлялся секритариатом НКВД СССР). Авг. 1944-янв. 1945 гг.»

16. Дело 334. «Материалы по разработке положения об ИТЛ и колониях МВД»

17. Дело 3004. «Сводная ведомость о численности заключенных, лимите ВОХР и обзоры о трудовом использовании заключенных. 6 января 1956 12 октября 1956 г.»

18. Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ).

19. Фонд 17 «Центральный Комитет РСДРП(б) РКП(б) - ВКП(б) - КПСС. 1903-1988»1. Опись 3.

20. Дело 852. «Протокол № 67 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 октября 1931г.»

21. Дело 853. «Протокол № 68 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 10 октября 1931г.»

22. Дело 869. «Протокол № 85 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 23 января 1932г.»

23. Дело 889. «Протокол № 105 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 23 июня 1932г.»

24. Дело 905. «Протокол № 121 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 1 ноября 1932г.»

25. Дело 11. «Протоколы № 61-90 заседаний Политбюро ЦК ВКП(б) 10 сентябре 1931-3 марта 1932 г. (Особые папки). Копии». 200 л.

26. Дело 12. «Протоколы № 91-105 заседаний Политбюро ЦК ВКП(б) 8 марта 1932 г. 23 июня 1932 г. (Особые папки). Копии». - 70 л.

27. Архив УВД Магаданской области. Фонд 11. Опись 1. Дело 451. Т. 1-2.1. Дело 98.

28. Государственный архив Магаданской области (ГАМО). Фонд Р.-131, Дело 1. «Годовой отчет по основной деятельности гостреста «Ко-лымснаб» за 1939 г.».

29. Фонд Р -23 сс «Главное Управление Строительства Дальнего Севера (Дальст-рой). Первый отдел Дальстроя» Опись 1.

30. Дело 2. «Доклад о деятельности Дальстроя МВД СССР за 20 лет (1931 1951 гг.).-71 л.

31. Дело 3. «Итоги деятельности Дальстроя МВД СССР за 20 лет (1931 1951 гг.). - 93 л.

32. Дело 4. «Основные показатели развития Дальстроя за 20 лет (1931-1951 гг.)».65 л.

33. Дело 5. «Отчет о деятельности Дальстроя за 10 лет (1932 -1942 гг.)». 60 л. Дело 6. «Дапьстрой за 10 лет (1932 -1942 гг.)». - 94 л.

34. Дело 7. «Отчет по геологоразведочным работам за период 1932- 1942 гг. (1932-1942 гг.)». 130л.

35. Дело 8. «Динамика основных показателей Дальстроя (1932 -1944 гг.)». 45 л. Дело 12. «Основные технико-экономические показатели по подсобным предприятиям Дальстроя. 1932 - 1943 - 1951 гг.». - 15 л.

36. Дело 14. «Приказы уполномоченного НКВД 1934 1935 гг. по Дальстрою». - 93л.

37. Дело 16. «Приказы уполномоченного НКВД по Нагаевскому району за 1934 г.». -8 л.

38. Дело 35. «Материалы из НКВД СССР за 1938 1940 годы». - 38 л. Дело 36. «Приказы начальника Дальстроя и штатные расписания за 1938 г.». -247 л.

39. Дело 49. «План промышленного развития Дальстроя НКВД СССР в третьей пятилетке. Таблицы». 249 л.

40. Дело 50. «То же. Второй вариант». 76 л.

41. Дело 51. «План добычи полезных ископаемых в 3 пятилетии. Таблицы и пояснения.». 50 л.

42. Дело 58. «План промывки золотоносных песков в третьем пятилетии по системе Дальстроя». -182 л.

43. Дело 135. «Приказы по ГУСДС секретные и сов. секретные за 1939 г.». 136 л.

44. Дело 149. «Приказы по ГУСДС секретные и сов. секретные с января по октябрь 1940 г.».-148 л.

45. Дело 150. «Приказы секретные и сов. секретные по ГУСДС за 1940 г.». 149 л.

46. Дело 161. «Приказы по ГУСДС НКВД СССР, папка № 1». -72 л.

47. Дело 162. «Приказы по ГУСДС НКВД СССР, папка № 2». 161 л.

48. Дело 163. «Приказы по ГУСДС НКВД СССР, папка № 3». 122 л.

49. Дело 165. «Материалы совещаний зам. начальника Дальстроя. Стенограммы». -121 л.

50. Дело 166. «Стенограммы городского партархива Дальстроя за 1941 г.». -212 л.

51. Дело 167. «Дальстрой за годы Великой Отечественной войны». 43 л.

52. Дело 168. «Совершенно секретные приказы ГУСДС НКВД СССР с № 01 по № 056 включительно». 175 л.

53. Дело 169. «Совершенно секретные и секретные приказы ГУСДС НКВД СССР с №01 по № 056 включительно». 175 л.

54. Дело 180. «Совершенно секретные и секретные приказы по ГУСДС НКВД СССР».-224 л.

55. Дело 182. «Дело № 61. Стенограммы совещания партийного и хозяйственного актива.». -100 л.

56. Дело 183. «Дело № 62. Приказы по ГУСДС НКВД с № 01 по № 080.». 162 л.

57. Дело 186. «Дело № 7. Приказы по ГУСДС МВД СССР с № 01 по № 088 за 1945 г.». 194л.

58. Дело 188. «Совершенно секретные и секретные приказы Главного управления Дальстроя.». 268 л.

59. Дело 195. «Совершенно секретные и секретные приказы Главного управления ДС МВД.».-219 л.

60. Дело 204. «Секретные и сов. секретные приказы по ГУСДС за 1948 год с № 0171 по №0215».-149 л.

61. Дело 215. «Секретные и совершенно секретные приказы по ГУСДС с № 01 по №0067».-198 л.

62. Дело216. «Тоже, с№068 по №0113. Том II». -205 л.

63. Дело 217. «Тоже, с №0114 по №0182. Том III».-249 л.

64. Дело 218. «То же, с № 0184 по № 0250. Том IV». 212 л.

65. Дело 220. «То же. Том VI». 282 л.

66. Дело 221. «Тоже. Том VII»,- 130 л.

67. Дело 222. «Распоряжения по Главному управлению строительства Дальнего Севера Дальстрой». -122 л.

68. Дело 259а. «Материалы (приказы, переписка, справки, акты расследований) по вопросам работы лагерей и лагерного обслуживания за 1950 53 гг.». - 209 л.

69. Дело 267. «Приказы по Главному управлению Дальстроя МВД СССР, том 1». -300 л.

70. Дело 287. «Переписка начальника Дальстроя с руководством МВД СССР». -215 л.

71. Дело 296. «Схемы организационной структуры Дальстроя МВД СССР на 1952 г.». -11 л.

72. Дело 325. «Переписка зам. начальника ДС тов. Жукова по лагерю». 309 л.

73. Дело 334. «Акт приема и сдачи УИТЛ Дальстроя МВД СССР». 120 л.

74. Дело 345. «Подлинные экземпляры совершенно секретных приказов начальника Дальстроя МЦМ за 1953 г. т.1». 311 л.

75. Дело 347. «Подлинные экземпляры секретных приказов начальника Дальстроя за 1953 г. т.1.» 304 л.

76. Дело 348. «То же. Т. II». 300 л.

77. Дело 350. «Подлинные экземпляры секретных приказов начальника Дальстроя за 1953 год, т. IV». 302л. ;

78. Дело 353, «Подлинные экземпляры сов. секретных и секретных директивных указаний и писем начальника Дальстроя за 1953 г. т. I». 301 л.

79. Дело 354. « То же. Т. И». 309 л.

80. Дело 364. «Переписка зам. начальника Дальстроя по лагерю». 141 л.

81. Дело 366. «Акт с материалами по приему о передаче Особого лагеря № 5».64 л.

82. Дело 367. «Сводные данные о списочном составе заключенных по Дальстрою. 1953 г.».-90 л.

83. Дело 455. «Подлинные экземпляры и распоряжения начальника Дальстроя за 1957 г.».-26 л.

84. Фонд Р-23сч «Главное Управление строительства Дальнего Севера Министерства цветной металлургии СССР. г. Магадан». Опись!

85. Дело 1. «Приказы по гостресту Дальстрой с 1 по 74 за 1932 г.». -185 л. Дело 2. «То же с 75 по 267». 229 л.

86. Дело 3. «Распоряжения по гостресту Дальстрой с 1 по 24 за 1933 г.». 53 л. Дело 4. «Приказы по гостресту Дальстрой с 1 по 199 за 1933 г.». - 288 л. Дело 5. «То же с 201 по 415» - 384 л.

87. Дело 7. «Приказы по гостресту Дальстрой с 1 по 128 за 1933 г.». 263 л. Дело 8. «То же с 129 по 252». - 231 л. Дело 9. «То же с 253 по 441». - 268 л.

88. Дело 11. «Приказы по гостресту Дальстрой с 1 по 108 за 1935». 212 л. Дело 12. «То же с 109 по 201». -132 л. Дело 13. «То же с 202 по 336». - 223 л. Дело 14. «То же с 337 по 446». - 276 л.

89. Дело 19. «Приказы Главного Управления Дальстрой с 236 по 355». 305 л. Дело 20. «То же с 356 по 462». - 253 л.

90. Дело 23. «Приказы Главного Управления Дальстрой с 1 по 84 за 1937 г.» 224 л.

91. Дело 24. «То же с 85 по 182». -170 л.

92. Дело 25. «То же с 183 по 291". 270 л.

93. Дело 26. «То же с 293 по 392". -137 л.

94. Дело 27. «То же с 393 по 451 ». 94 л.

95. Дело 30. «Оперативные приказы управления Дальстрой с 1 по 20. (январь декабрь 1938 г.)». - 85 л.

96. Дело 31. «Приказы Главного Управления Дальстрой с 1 по 100 за 1938 г.». -188 л.

97. Дело 32. «То же с 101 по 200». 242 л.

98. Дело 33. «То же с 201 по 300». 254 л.

99. Дело 34. «То же с 301 по 400». -181 л.

100. Дело 35. «То же с 401 по 500». -194 л.

101. Дело 36. «То же с 502 по 600». -167 л.

102. Дело 37. «То же с 601 по 700». 204 л. Дело 39. «То же с 801 по 900». -163 л. Дело 41. «То же с 1001 по 1100». -234 л.

103. Дело 43. «Оперативные приказы Главного Управления Дальстрой с 1 по 30 за 1939 г.».-80 л.

104. Дело 45. «Приказы Главного Управления Дальстрой с 101 по 300». 306 л. Дело 46. «То же с 301 по 400». - 297 л. Дело 47. «То же с 401 по 500». - 218 л. Дело 55. «То же с 1201 по 1338». - 268 л.

105. Дело 58. «Приказы Главного Управления Дальстрой с 1 по 100 за 1940 г.». 292 л.

106. Дело 59. «То же с 101 по 200». 217 л.

107. Дело 60. «То же с 201 по 300». 232 л.

108. Дело 62. «То же с 401 по 500». -192 л.

109. Дело 64. «То же с 601 по 700». -177 л.

110. Дело 65. «То же с 701 по 799». 214 л.

111. Дело 66. «То же с 800 по 900». 290 л.

112. Дело 72. «Распоряжения Главного Управления Дальстрой с 1 по 212. (16.01-31.12.40)».-302 л.

113. Дело 74. «Приказы и циркуляры Народного комиссара Внутренних дел СССР с 478 по 812. (21.05 30.12.41)». -165 л.

114. Дело 76, «Приказы Главного Управления Дальстрой с 101 по 200». 325 л.

115. Дело 77. «То же с 201 по 300». 213 л.

116. Дело 79. «То же с 401 по 500». 232 л.

117. Дело 80. «То же с 201 по 400 за 1941 г.». 273 л.

118. Дело 83. «Приказы и директивы народного комиссара внутренних дел с 32 по 577 за 1942 г.».-213 л.

119. Дело 84. «Приказы Главного управления "Дальстрой" с 1 по 100 за 1942 г.». -233 л.

120. Дело 85. «То же с 101 по 200». 227 л. Дело 88. «То же с 401 по 500». -170 л. Дело 89. «То же с 501 по 600». -166 л. Дело 90. «То же с 601 по 700». - 218 л. Дело 91. «То же с 701 по 809». - 276 л.

121. Дело 98. «Приказы Главного управления "Дальстрой" с 201 по 300». 253 л. Дело 100. «То же с 401 по 500». - 189 л.

122. Дело 101. «То же с 501 по 600». -185 л.

123. Дело 102. «То же с 601 по 720». -171 л.

124. Дело 112. «Приказы Главного управления "Дальстрой" с 1 по 100 за 1944 г.».221 л.

125. Дело 115. «То же с 301 по 400».-210 л.

126. Дело 116. «То же с401 по 500». 180 л.

127. Дело 124. «Приказы Главного управления "Дальстрой" с 1 по 100 за 1945 г.».158 л.

128. Дело 126. «То же с 201 по 300». 246 л.

129. Дело 149. «Приказы Главного управления "Дальстрой" с 1 по 150 за 1947 г.».301 л.

130. Дело 150. «То же с 151 по 292». -294 л.

131. Дело 165. «Приказы Главного управления "Дальстрой" с 1 по 110 за 1948 г.»280 л.

132. Дело 401. «Отчет о работе гостреста "Дальстрой" за 1932 год. (1932 г.)». 225 л.

133. Дело 402. «Объяснительная записка к годовому отмету гостреста "Дальстрой"за 1933 год. (1933 г.)». -195 л.

134. Дело 642. «Доклад к годовому отмету гостреста "Дальстрой" за 1938 год. (1938 г.)».-111л.

135. Дело 3743. Т. 1. «Заключительный баланс УСВИТЛ ОГПУ. 1932 г.»

136. Дело 3884. Т. 3. «Годовой отчет Дальстроя по основной деятельности. 1937 г,».

137. Дело 3882. Т. 1. «Годовой отчет Дальстроя по основной деятельности».

138. Дело 4475, «годовой бухгалтерский отчет Особого лагеря № 5. 1948 г.». 31 л.

139. Дело 4539. «Годовые отчеты управления ИТЛ Дальстроя по основной деятельности. 1949 г.» -158 л.

140. Дело 4608. «Годовой отчет управления Особого лагеря № 5 при У ИТЛ ДС по основной деятельности. 1950 г.». 129 л.1.. Опубликованные документальные материалы.

141. Бацаев И. Д., Козлов. А. Г. «Дальстрой» и Севвостлаг ОГПУ НКВД СССР в цифрах и документах. Ч. 1. (1931 - 1941). - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. - 381 с.

142. ГУЛАГ главное управление лагерей. 1918 - 1960 гг. / Под ред. А. Н. Яковлева. Сост.: А. И. Кокурин, Н. В. Петров. - М.: изд-во МФД, 2000. - 888 с.

143. Докладная записка заместителя председателя ВСНХ СССР Г.Л. Пятакова председателю ВСНХ СССР Ф.Э. Дзержинскому об организации поселений заключенных в перспективных экономических районах // Советские архивы. -1991. N 4. -С. 72.

144. За нами придут корабли: Список реабилитированных лиц, смертные приговоры в отношении которых приведены в исполнение на территории Магаданской области / Отв. ред. С. В. Абрамов. Магадан: «Кн. изд-во» 1999. - 215 с.

145. Земсков В. Н. Заключенные в 1930-е годы: социально демографические проблемы II Отечественная история. - 1997. - № 4. - С. 54 - 80.

146. Земсков В. Н. ГУЛАГ (историко социологический аспект) II Социол. исслед. - 1991. №6.-С. 10-23, №7. - С. 3-16.

147. Кокурин А. Петров Н. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль XXI -1999. -№ 8. - С. 109-127.

148. Красильников С. А. Рождение ГУЛАГа: дискуссии в верхних эшелонах власти // Исторический архив. 1997. № 4, С. 142 - 156.

149. Материалы к пятилетнему плану Геологического комитета на 1928/1929 -1932/1933 г. Л.: Изд-во Геол. Ком. 1929. - 537 с.

150. Отчет о деятельности б. Геологического Комитета (реорганизованного постановлением СНК СССР от 2/1 1930 г. в Главное геологоразведочное Управление) за 1928-1929 операционный год. М.: Геолог, изд-во ГГРУ, 1931. - 114 с.

151. Реабилитация: политические процессы 30 50-х годов / Под общ. ред. А. Н. Яковлева.-М.: «Политиздат», 1991.-461 с.

152. Хотелось бы всех поименно назвать.По материалам следственных дел и лагерных отчетов ГУЛАГа. М.: «Мир и человек», 1993. - 244 с.

153. Сопротивление в ГУЛАГе. Воспоминания.'Письма. Документы. М.: «Возвращение», 1992. - 240 с.

154. I. Материалы периодической печати.

155. Советская Колыма", 27 декабря 1953 г.1.. Рукописи.

156. Логвинова И. В. Правовой статус Дальстроя как органа государственно хозяйственного управления 1931 - 1941 гг. (историко - правовой аспект) // Дисс.на соиск. уч. степени канд. юрид. наук. -М., 2001.1. V. Мемуарные источники.

157. Адамова Слиозберг О. Л. Путь.: Кн. воспоминаний - М.: «Возвращение», 1993.-253 с.

158. Александров А. Под ржавыми звездами. Магадан: изд-во объед-ия «Сев-востокзолото», 1994. - 86 с.

159. Алексахин И. П. Колымские этапы. // Краеведческие записки. Магадан, 1989. -Вып. 16. -С.108-117.

160. Берцинская А. "Неотошедшие троцкисты" // Краеведческие записки. Магадан, 1992. - Вып. 18. -С.32-41.

161. Воронская Г. А. Выстойка на морозе. М.; «Марчекан», 2002. - 147 с.

162. Га ген Торн Н. Memoria. - М.: "Возвращение", 1994. - 413 с.

163. Гехтман Б.Е. Эдуард Петрович Берзин // Краеведческие записки. Магадан, 1989.-Вып. 16.-С. 71-79.

164. Гинзбург Е.С. Крутой маршрут. Хроника времен культа личности. Магадан: «Кн. изд-во», 1992. - 733 с.

165. Горбатов А. В. Годы и войны. М.: «Советский писатель», 1991. - 560 с.

166. Ю.Гранкина Н. Записки вашей современницы //Доднесь тяготеет. М.: Сов. писатель, 1989. - С.149-174.

167. Доднесь тяготеет. Вып.1, Записки вашей современницы / Сост. С. С. Вилен-ский. М.: «Советский писатель», 1989. - 592 с.

168. Жженов Г. С. От «Глухаря» до «Жар птицы». - М.: «Современник», 1989.159с.

169. Иоффе Н. А. Время назад. М.: Т. О. О. «Биол. науки», 1992. - 237 с.

170. Исаев И. О Колыме, товарищах, судьбе. -М.: «Марчекан», 2002, 110 с.

171. Кусургашев Г. Д. Колымские записки и зарисовки // Колыма. 1992. - N 2. -С. 34-36, N4.-0. 33- 35.

172. Кусургашев Г. Д. Призраки колымского золота. Воронеж, 1995. - 93 с.

173. Медведев А. С. Фронтовик // Заполярная точка ГУЛАГа. Сб. / Сост. Самойлова Г. В. М.: "Возвращение", 1993. С. 49 - 53.

174. Налимов В. В. Канатоходец. М.: «Прогресс», 1994. -456 с.

175. Ночнов В. П. Не бойтесь убивающих тело II Россия, 1996. № 5. С. 87 - 91.

176. Нурмина Г. А. На дальнем прииске: рассказы. Магадан: изд-во ГОБИ.123с.

177. Освенцим без печей / Сост. С. С. Виленский. М.: «Возвращение. - 157 с.

178. Память Колымы: Воспоминания, письма, фотодок. о годах репрессий / Сост. Л. В. Андреева, В. А. Резиновская Магадан: «кн. изд-во» 1990. - 110 с.

179. Папьман В. И. Кольцо Сатаны. Ч. 1: За горами за морями. - Магадан: «Ма-обти», 2001. -211 с. (Архивы памяти: Вып. 2).

180. Плотников В. Д. Колыма Колымушка. - Магадан: «Маобти», 2001. - 63 с. (Архивы памяти: Вып. 2.)

181. Роббек 3. О Зеленомысском восстании // Заполярная точка ГУЛАГа. Сб. / Сост. Самойлова Г. В. М.; "Возвращение". 1993. С. 25 - 28.

182. Ротфорт М. С. Колыма круги ада. - Екатеринбург: «Урал, рабочий», 1991. -101 с.

183. Румер 3. Колымское эхо: Докум. повествование. Магадан: «Гоби», 1991.66 с.

184. Сандлер А., Этлис М. Современники ГУЛАГа: Книга воспоминаний и размышлений. Магадан: «Кн.изд-во», 1991. - 557 с.

185. Соболев В. 58-10. Письма с Колымы. М.: изд-во "Возвращение", 2002. - 127с.

186. Темин Г. М. Колымский детектив: Зап. заключенного. Л.: «Ленинградский литератор», 1990. - 32 с.

187. Терентьев Я. М. Рождение прииска. // Краеведческие записки. Магадан, 1992.-Вып. 18.-С. 86-92.

188. Шаламов В. Колымские рассказы: в 2 т. М.: «Наше наследие», 1992. - Т. 1. -397 е.; Т. 2-443 с.1. VI. Литература.

189. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М.: «Текст», 1993. - 301 с.

190. Базаров А. Кулак и агрогулаг. Челябинск, 1991.

191. Бацаев И. Д. Колымская гряда архипелага ГУЛага (заключённые) // Исторические аспекты Северо Востока России; экономика, образование, колымский ГУЛаг. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1996. - С. 46 - 73.

192. Бацаев И, Д. Колымский ГУЛаг II Северо Восток России с древнейших времён до наших дней: новые экскурсы в историю. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1996.-С. 72-79.

193. Бацаев И. Д. Особенности промышленного освоения Северо Востока России в период массовых политических репрессий (1932 - 1953). Дальстрой. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. - 217 с.

194. Бирюков А. Последний Рюрикович. Магадан: ГОБИ, 1991. - 60 с.

195. Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 1945. Краткая история / Н. И. Анисимов и др.- М.: «Воениздат», 1965. - 617 с.

196. Верт Н. Апогей системы концлагерей: о советской системе лагерей.// Верт Н. История советского государства. 1900 1991. - М.: «Инфра - М», 1992. -542 с.

197. Волкогонов Д. А. Сталинизм: сущность, генезис, эволюция // Вопросы истории. 1990. - №3.

198. Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. История Советского Союза: В 3 т. -М.: «Мик», 1995. Т. 1 -499 е.; Т. 2 431 е.; Т. 3-477 с.

199. Джил ас М. Новый класс. Анализ коммунистической системы. New York: Frederick A. Praeger Inc., 1958. - 246 с.

200. Дугин А. Н. ГУЛАГ: открывая архивы // На боевом посту. 1989, 27 декабря.

201. Ефимов С. П. Начальник Дапьстроя И.Ф.Ники шов // Колыма. 1991. - N 11. - С.33-37.

202. Зевелев А. И. Истоки сталинизма М.: «Высш. школа» 1990. - 108 с.

203. Зеляк В. Г. Заключенные в золотодобывающей промышленности Даль-строя в 1932 1941 гг. // Колыма. Дальстрой. ГУЛАГ. Скорбь и судьбы. Материалы научно - практической конференции 13-14 июня 1996 г. - Магадан: Изд-во СМУ, 1998.-22 с.

204. Зеляк В. Г. Горнодобывающая промышленность Дальстроя (1932 1957 гг.) // Колыма. - 2000. - № 3. - С. 8 -13.

205. Зеляк В. Г. История горнодобывающей промышленности Дальстроя в 1932 1957 гг. (социально - экономический аспект) // Автореф. дисс.на соискание уч. степени канд. историч. наук. - Томск, 2001.

206. Иванова Г. М. ГУЛАГ в экономической и политической жизни страны. / СССР и холодная война. М.: Мое. горархив 1995. - С. 203 - 249.

207. Иванова Г. М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. М., 1997. -228 с.

208. Иванова Г. М. Как и почему стал возможен ГУЛАГ / ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои / Под ред. И. В. Добровольского. Франкфурт / Майн - Москва, 1999.-С. 11-128.

209. Игрицкий Ю. И. Ещё раз по поводу «социальной истории» и «ревизионизма» в изучении сталинской России // Отечественная история. 1999, N2 3. - С. 121-125.

210. Из небытия: Воронежцы в тисках сталинщины. Воронеж, 1992.

211. Историки спорят. 13 бесед / Под общ. ред. В. С. Лельчука. М.: Политиздат, 1988.-508 с.

212. Их называли КР: Репрессии в Карелии 20-30-х годов / Сост.: Цыганков А.М. Петрозаводск, 1992. - 334 с.

213. Канева А. Н. УХТПЕЧЛАГ. 1929 1938 / Звенья. Исторический альманах. Вып. 1. -М.: Прогресс Феникс АШепеит, 1991

214. Кириллов В. М. История репрессий и правозащитное движение в России. Екатеринбург: УМЦ УПИ, 1999. -119 с.

215. Кпямкин И. Еще раз об истоках сталинизма // Политическое образование. 1989. - № 9.

216. Козлов А. Г. У истоков колымской трагедии // Политический собеседник (Магадан). 1990. - № 23.-С. 16- 19.

217. Козлов А. Г. Из истории колымских лагерей (1932 1937 гг.) // Краеведческие записки. - Магадан, 1991. - Вып. 17. - С. 61-91.

218. Козлов А. Г. Люди золотой Колымы: о преступлениях уголовников.// Краеведческие записки Магадан, 1991. - № 7. - С. 35 - 38.

219. Козлов А. Г. Их привозили пароходы. // Колыма 1991. - № 10. - С. 35-36.

220. Козлов А. Г. У истоков Севвостлага: о начальном периоде существования Севвостлага и Дальстроя // Колыма. 1992. - № 12. - С. 27 - 32.

221. Козлов А. Г. Из истории политических репрессий. Ленинградские чекисты в ссылке на Колыме (1935 1937) // Исторические исследования на Севере Дальнего Востока. - Магадан, 2000. - С. 102 - 124.

222. Козлов А. Г. Севвостлаг НКВД СССР (1937 1941) II Исторические исследования на Севере Дальнего Востока. - Магадан, 2000. - С. 77 - 102.

223. Козлов А. Г. Японские военнопленные на Колыме (1945 1949) // Диковские чтения: материалы научно - практической конференции, посвящённой 75-летию со дня рождения чл.-корр. РАН Н. Н. Дикова. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2001.-С. 226-234.

224. Конквест Р. Большой террор: В 2 т. Рига: Ракстниекс. 1991. Т. 1 - 415 е.; Т. 2-430.

225. Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1888 1938. - М.: «Прогресс», 1988. - 570 с.

226. Кузнецов И. Н. Знать и помнить (историческое исследование массовых репрессий и реабилитации жертв террора 30-х гг.). Томск: Изд-во ТГУ, 1993. -208 с.

227. Кузьмин С. Лагерники: ГУЛАГ без ретуши // Молодая гвардия. 1993. № 3. С. 144 -168.

228. Макаренко В. П. Бюрократия и сталинизм. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1989. - 362 с.

229. Маламуд Т. Я. Заключённые, трудмобилизованные НКВД и спецпоселенцы на Урале в 1940-х начале 50-х гг.// Автореф. дис. на соискание уч. степени доктора исторических наук. - Екатеринбург, 1998 г. - 18 с.

230. Малиа М. Советская история // Отечественная история. 1999, № 3. -С. 134-140.

231. Медведев Р. А. О Сталине и сталинизме. -М.: Прогресс, 1990.-483 с.

232. Мельников С.М. Дальстрой: страницы истории (историко-социологический аспект) // Колыма. -1993. N 9-10. - С 44-47.

233. Мельников С. М. Дальстрой как репрессивно производственная структура НКВД - МВД СССР (1932 - 1953 годы) / Автореф. дисс.на соискание уч. степени канд. историч. наук. - Томск, 2002.

234. Навасардов A.C. Из истории развития транспорта на Колыме (1931-1940 гг.) // Краеведческие записки. Магадан, 1988. - Вып. 15. - С. 61-74.

235. Навасардов А. С. Из истории строительства Колымской трассы (1928-1940 гг.) // Краеведческие записки. 1991. Вып. 17. - С. 14-25.

236. Навасардов А. С. Транспортное освоение Северо Востока России в 1932 - 1937 гг. - Магадан, 2002.

237. Навасардов А. С. Внешние и внутренние транспортные коммуникации на Северо Востоке России в 1932 - 1937 гг. / II Диковские чтения: Материалы научно - практической конференции, посвященной 70 - летию Дальстроя. - Магадан, 2002. - С. 58 - 62.

238. Навасардов А. С. Отдельный лагерный пункт Управления дорожного строительства Севвостлага ОГПУ НКВД СССР (1932 - 1937) / II Диковские чтения: Материалы научно - практической конференции, посвященной 70 - летию Дальстроя. - Магадан, 2002. - С. 72 - 76.

239. Некрич А. М. 1941. 22 июня. М.: «Наука», 1965. - 171 с.

240. Николаев К.Б. Тяжелый металл, или Как родился, жил и умирал Дальстрой // На Севере дальнем. 1989. -N 2. - С. 54-83.

241. Николаев К.Б. Чудная планета Колыма // Наука и жизнь. 1990. - N 1. -С.48-54., N 2. - С. 45-52.

242. Николаев К.Б. К вопросу изучения истории Дальстроя II Исторические аспекты Северо-Востока России: экономика, образование, колымский ГУЛаг. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН 1996. - С. 29-46.

243. Николаев К. Б. Место Дальстроя в становлении репрессивной системы тоталитаризма: 1931 1940 гг. / Колыма. Дальстрой. ГУЛАГ. Скорбь и судьбы. Материалы научно - практической конференции 13-14 июня 1996 г. - Магадан: Изд-во СМУ, 1998.

244. Олеги на И. М. Будем уходить от схематизма II Отечественная история. -1999, №3. С. 125-127.

245. Орешин Б., Рубцов А. Сталинзм: идеология и сознание / Осмыслить культ Сталина. М.: «Прогресс», 1989. - 550 с.

246. Павлова И. В. современные западные историки о сталинской России 30-х годов (критика «ревизионистского» подхода) II Отечественная история. 1998, № 5, С. 107-121.

247. Паникаров И.А. История поселков центральной Колымы. Магадан: АО МАОБТИ, 1995.-192 с.

248. Пилясов А. Н. Трест «Дальстрой» как суперорганизация // Колыма. -1993. -№ 8.-С. 34 37; №9 -10.-С. 37-41; № 11. - С. 28-33.

249. Пилясов А. Н. Закономерности и особенности освоения Северо Востока России (ретроспектива и прогноз). - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1996. - 145 с.

250. Попов В. П. Государственный террор в советской России // Отечественные архивы. 1992. №2. С. 20-31.

251. Реабилитация: Политические процессы 30 50 годов / Под общ. ред. А Н. Яковлева. - М.: ИПЛ, 1991.-461 с.

252. Роговин В. 3.1937. -М.: «Наука», 1996.

253. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: Справочник / О-во "Мемориал", ГАРФ. Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н.Г. Охотина, А.Б. Рогинского. М.: Звенья, 1998. - 600 с.

254. Славин С. В. Промышленное и транспортное освоение Севера СССР. -М.: Изд-во экон. лит., 1961.-301 с.

255. Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. -М.: РГГУ, 1997. -Т. 2, Апогей и крах сталинизма. 761 с.

256. Соколов А. К. Спасибо за науку II Отечественная история. 1999, № 3. -С.130 -134.

257. Соловьев А. А. Съезды и конференции КПСС. Справочник. М.: ИПЛ, 1986.-335с.

258. Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 весна 1931 г. / Отв. редакторы В. П. Данилов, С. А. Красильников. - Новосибирск, 1992. - 283 с.

259. Спецпереселенцы в Западной Сибири. Весна 1931 начало 1933 г. / Отв. редакторы В. П. Данилов, С. А. Красильников. - Новосибирск, 1993. - 341 с.

260. Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1933 1938 / Отв. редакторы В. П. Данилов, С. А. Красильников. - Новосибирск, 1994. - 310 с.

261. Такер Р. Государство и общество в Советской России // Отечественная история. 2000, № 4. - С. 203.

262. Уйманов В. Н. Репрессии. Как это было.(Западная Сибирь в конце 20-х начале 50-х годов). - Томск: Изд-во ТГУ, 1995. - 336 с.

263. Хлевнюк О. В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. М. «Республика», 1992. - 270 с.

264. Цаплин В. В. Архивные данные о числе заключённых в конце 30-х годов II Вопросы истории. 1991. № 4 - 5.

265. Широков А. И., Этлис М. М. Советский период истории Северо Востока России -(историография и новые архивные данные). - Магадан, Изд - во МПУ, 1993. -24 с.

266. Широков А. И. Актуальные проблемы историографии истории освоения Северо-Востока России в 30-50-е годы XX в. / Идеи, Гипотезы, Поиск. Сб. эссе по материалам Ш научной конференции аспирантов МПУ. Вып. III. - ч. 3. - Магадан: МПУ, 1996. С. 37-39.

267. Широков А. И. Лагерная Колыма в исторической литературе / Колыма. Дальстрой. ГУЛАГ. Скорбь и судьбы. Материалы научно практической конференции 13 - 14 июня 1996 г. - Магадан: Изд-во СМУ, 1998. - С. 72 - 76.

268. Широков А. И. Дальстрой: предыстория и первое десятилетие. Магадан, 2000.-151 с.

269. Широков А. И. К вопросу о концептуальных основах исследования деятельности Дальстроя / II Диковские чтения: Материалы научно практической конференции, посвященной 70 - летию Дальстроя. - Магадан, 2002. - С. 30 - 35.

270. Щербань Н. В. Наука или политическая конъюнктура? Н Отечественная история. 1999, № 3. - С. 127 - 130.

271. Эпштейн Л. Итоги пяти лет // Колыма. 1936. - № 4. - С. 25 - 37.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 150060