Смоленская война 1632-1634 гг. и начальный этап реформирования московской армии тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Меньшиков, Дмитрий Никитович

Диссертация и автореферат на тему «Смоленская война 1632-1634 гг. и начальный этап реформирования московской армии». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 372911
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Меньшиков, Дмитрий Никитович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
225

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Меньшиков, Дмитрий Никитович

Оглавление

Введение

Глава 1: Историография и источники Смоленской войны

Историография

Источники

Глава 2: Подготовка к войне. Формирование полков нового строя

Глава 3: Начало Смоленской войны. Действия армии М. Б. Шеина в августе 1632 г.- августе 1633 г.

Начало Смоленского похода (август - декабрь 1632 г.)

Осада Смоленска в декабре 1632 г. - августе 1633 г.

Глава 4: Бои между русской и польской армиями под Смоленском в августе-октябре 1633 г.

Бой на Покровской горе 28 августа 1633 г.

Сражение при Покровской горе 11-12 сентября 1633 г.

Бой у церкви Св. Михаила 18 сентября 1633 г.

Сражение на Жаворонковой горе 9 октября 1633 г.

Глава 5: Дело М.Б. Шеина и итоги Смоленского похода

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Смоленская война 1632-1634 гг. и начальный этап реформирования московской армии"

Вооруженные силы есть неотъемлемая часть любого государства, необходимые для защиты своих территорий и населения. Часто от направления развития вооруженных сил зависело направление развития общества и государства, а иной раз и их судьба. Особенно большую роль военный фактор как отмечается многими исследователями,1 сыграл в истории России. Наличие постоянных угроз с запада и юга настоятельно требовало поддерживать боеспособность вооруженных сил на высоком уровне, что с учетом отставания России от экономически более развитой Европы представляло собой известную проблему.

Особо остро она встала в XVII в., когда в ходе «военной революции» в Западной Европе происходит постепенный переход к регулярным армиям. Новая военная организация, позволила европейским государствам в дальнейшем развернуть успешную экспансию и в конечном итоге закрепить свое военно-политическое превосходство в мире.2 Преимущества регулярных войск способствовали тому, что по мере знакомства с ними самые различные страны предпринимают попытки создать их у себя.

Военные реформы XVII в. имели огромное влияние на экономику, социальную структуру и политическое устройство Русского государства. Вместе с тем военная история этого периода оставалась на периферии исследований и рассматривалась через призму петровских реформ в рамках дискуссии о степени «регулярности» допетровской армии, когда в ходе изучения организации, состава, системы комплектования, вооружения полков нового строя предпринимались попытки определить, насколько они соответствуют некоему эталону регулярной армии. Вопросы практического применения заимствованных с Запада нововведений оставались вне поля зрения исследователей. Тем самым введение регулярной армии представлялось

1 Military and Society in Russia 1450-1917 / ed. E. Lohr, M. Рое. Brill, 2002. P. 1-19; Малов A.B. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656-1671 гг. М., 2006. С. 3.

2 Parker G. The military revolution: military innovation and the rise of the West, 1500-1800. Cambridge, 1999. P.154. единовременным явлением, в то время как на практике это был длительный процесс. При этом изучение собственно военных вопросов стояло на более низком уровне по сравнению с другими историческими темами.

В современных условиях задача реформирования российской армии требует учета исторического опыта применения западноевропейской военной системы в отечественных условиях. В центре данного исследования находится проблема зарождения регулярных войск в России и их использования в Смоленскую войну 1632-1634 гг.

Процесс создания регулярной армии начался накануне Смоленской войны, когда в рамках прежней военной организации были созданы полки нового строя, сформированные по новейшим европейским образцам. В результате этого сложилась ситуация, когда регулярные войска существуют в условиях недостаточных для их эффективного функционирования. Изучение использования войск нового строя позволяет выделить их плюсы и минусы, определить степень врастания новой военной организации в старую систему, а также высветить наиболее острые проблемы, связанные с первым опытом военных заимствований с запада и полученные в связи с этим основные уроки. Автор рассматривает эти нововведения с точки зрения их применения на практике в ходе Смоленской войны 1632-1634 гг.

Эта война стала первым крупным военным предприятием Московского государства после окончания Смутного времени. Причины ее были порождены Деулинским перемирием в декабре 1618 г, которое осознавалось обеими сторонами как временная мера. Московское государство не собиралось признавать потери Смоленска и других земель, в то время как польский король Сигизмунд III в свою очередь не собирался отказываться от поддержки претензий своего сына Владислава на московский престол и не признавал Михаила Федоровича законным царем, что подрывало авторитет еще не утвердившейся династии Романовых.

3 О понятии «регулярная армия» см. Малов Л.В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656-1671 гг. М., 2006. С. 11-12.

Поводов к войне и нарушению перемирия было предостаточно, но в Москве отлично осознавали, что в одиночку совершенно разоренная страна не может справиться с Польшей. Поэтому еще в 1615-1617 гг. московская дипломатия начинает поиск союзников среди европейских держав. Основным партнером Московского государства в это время становится Швеция, которая собиралась вмешаться в Тридцатилетнюю войну и потому была заинтересована в обеспечении своего тыла со стороны Польши. В итоге в 1629 г. московское правительство фактически заключает с ней союз и предоставляет шведскому королю Густаву Адольфу хлебные субсидии и другое стратегическое сырье. В обмен на это от шведского короля ожидали не только дипломатической помощи или прямого начала войны с поляками, но также и содействия в подготовке к войне.

Дело в том, что, несмотря на огромные расходы и льготы, военно-служилая поместная система после разорения Смуты все еще не оправилась. Поместья, размеры которых все время уменьшались, не позволяли помещику достойно снарядиться в поход. Кроме того, начавшийся в Европе процесс развития и становления регулярных армий, а также «пороховая революция» привели к тому, что поместное войско уже в Смуту оказывается неспособным противостоять европейским армиям. Похожая ситуация в это время складывается и в Польше, чья блестящая конница потерпела несколько поражений от шведской армии.

Московское государство и ранее было знакомо с военным делом Западной Европы. Еще в войске Ивана Грозного существовали конные роты из «немцев», устроенные по образцу рейтар. Однако доля иноземных войск в Московском государстве была невелика вплоть до Смуты, когда кризис поместной системы и снижение боеспособности дворянской конницы, заставил правительство искать новые способы усиления войска.

И первая попытка устроить русское войско по европейскому образцу была предпринята в 1609-1610 гг. князем М.В. Скопиным-Шуйским, который с помощью шведских и других офицеров начал обучение ратных людей солдатской службе по нидерландскому образцу.4 Опыт оказался удачным, однако смерть воеводы прервала процесс освоения передового европейского опыта вплоть до 1630 г., когда с помощью Швеции, обладавшей на тот момент наиболее передовой армией в Европе, в России началось создание полков нового строя, принявших активное участие в Смоленской войне 1632-1634 гг. Таким образом, в Московском государстве были созданы военные части совершенно нового типа, которые выбивались из традиционной сословной структуры русского войска.

В отечественной историографии вопрос о характере этих полков нового строя остается дискуссионным. Долгое время подавляющее число исследователей рассматривали русское войско XV-XVII вв. сквозь призму петровских преобразований, следуя тезису о замене старого московского нестроения и варварства рациональным и регулярным порядком и просвещением, проецируя послепетровское военное устройство на русское войско XVII в, в связи с чем во главу угла ставился вопрос не о боеспособности, а о степени регулярности армии, причем в значительной степени эталоном регулярности служили армии XIX в.5

Военная история Смоленской войны 1632-1634 гг. и в особенности участие в ней полков нового строя оказалась на периферии внимания исследователей. С одной стороны, она оказалась заслоненной перипетиями Смутного времени, а с другой - богатым событиями царствованием Алексея Михайловича. Это определялось сложившимся в исторической науке представлением о периоде правления Михаила Федоровича как относительно спокойном времени восстановления страны от последствий Смуты.6

Другой причиной такого отношения к изучению Смоленской войны стало то, что она была войной неудачной. Ведь, несмотря на длительную подготовку

4 Курбатов О.А. Наемный корпус Делагарди на службе царя Василия Шуйского. Опыт введения нидерландской военной системы в России в начале XVII в. // Цейхгауз. 2002. № 3. С. 4-6.

5 Характеристику историографии по данной проблеме см. Курбатов О.А. Из истории военных реформ в России во 2-й половине ХУП в. Реорганизация конницы на материалах Новгородского разряда 1650-х - 1660-х гг.: Днсс. . канд. ист. наук. M., 2003. С. 8-24.

6 См. например: Цветаев Д.В. О труде Д.И. Иловайского «История России. Эпоха Михаила Федоровича». Варшава, 1899. С. 2. и благоприятные условия, в конце концов, русская армия воеводы М.Б. Шеина была разгромлена, ее остатки капитулировали, и лишь истощение сил заставило поляков пойти на мирные переговоры. Главным виновником поражения был назван М.Б. Шеин, казненный по обвинению в измене.

Все это наложило серьезный отпечаток на развитие историографии Смоленской войны. В наибольшей степени изученными оказались дипломатическая история войны и создание полков нового строя.' Остальные аспекты изучены в значительной степени фрагментарно, несмотря на то, что в историографии события войны в той или иной степени затрагивались довольно часто.

В частности по-прежнему дискуссионными остаются даже такие общие вопросы, как, например, причины проигрыша войны и степень виновности в проигрыше командования главной армии. Мало освещен и сам ход боевых действий, причем как на главном, смоленском, направлении, так и на вспомогательных. Фактически не затронута проблема участия полков нового строя в боевых действиях. Источниковая база в основном осталась на уровне конца XIX в.

Таким образом, цель исследования заключается в том, чтобы комплексно рассмотреть практическое применение созданных в ходе военных реформ 1630-х гг. регулярных войск европейского типа в ходе Смоленской войны. Основное внимание уделено изучению действий армии М.Б. Шеина в 1632-1633 гг., так как именно в ее состав входили новосозданные полки нового строя.

Помимо этого рассмотрены военные причины поражения в Смоленской войне, в том числе и роль самого М.Б. Шеина.

В связи с поставленной целью определены следующие основные задачи исследования:

7 В частности, долгое время изучение Смоленской войны вращалось вокруг вопроса о виновности М.Б. Шеина и действительных причинах его казни.

8 Вайнштейн О.Л. Россия и Тридцатилетняя война 1618-1648 гг. Очерки из истории внешней политики Московского государства первой половины XVII в. М., 1947. 217 е.; Поршней Б.Ф. Тридцатилетняя война и

1. Проанализировать начальный этап создания полков нового строя в преддверии Смоленской войны в контексте развития военного искусства Западной Европы. Дать оценку боевой и повседневной работе русских и немецких полков нового строя.

2. Изучить ход боевых действий армии М.Б. Шеина на этапе ее движения к Смоленску в августе - декабре 1632 г. и во время осады города в декабре 1632 г. - августе 1633 г. и проанализировать их с военной точки зрения.

3. Реконструировать ход боев армии М.Б. Шеина с польскими войсками под Смоленском в августе-октябре 1633 г. и установить основные причины неудач русской армии.

4. Дать оценку действиям М. Б. Шеина в контексте хода боевых действий в 1632-1633 гг. и определить степень его виновности в исходе войны.

Так как ключевую роль в исходе войны сыграли действия армии М.Б. Шеина, существенную часть которой составляли полки нового строя,9 то именно действия этой армии составляют предмет исследования. Соответственно этому определяются и хронологические рамки работы.

В действиях армии М.Б. Шеина можно выделить несколько этапов. Это -период сбора войск и наступления на Смоленск в августе - декабре 1632 г., период осады Смоленска в декабре 1632 г. - августе 1633 г., время активных боев с армией Владислава IV в августе — октябре 1633 г. и период блокады войск М.Б. Шеина с октября 1633 г. по февраль 1634 г., заканчивающийся капитуляцией русской армии.

С точки зрения поставленных задач наиболее интересным из них является переломный момент войны в августе - октябре 1633 г., когда в тяжелых боях под Смоленском полки нового строя в полной мере проявили свои боевые качества. Именно их боевая работа в составе армии М.Б. Шеина составляют объект данного исследования. вступление в нее Швеции и Московского государства. М„ 1976. 435 е.; Сташевский Е.Д. Смоленская война 1632-1634 гг. Организация и состояние московской армии. Киев, 1919. 328 с.

9 В состав собранной для выручки Шеина армии князя Д.М. Черкасского и князя Д-М. Пожарского также входило несколько полков нового строя, однако им так и не довелось принять участия в боевых действиях.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Меньшиков, Дмитрий Никитович

Заключение

Причиной создания полков нового строя в 30-е гг. XVII в. стало осознание слабости вооруженных сил Московского государства и их непригодности для ведения войны с Речью Посполитой. В связи с этим прежняя армия русского строя была дополнена войсками, организованными полностью на европейский манер. Для них были характерны единая и четкая организационная структура, относительно унифицированные вооружение, снаряжение и доспехи, регулярное обучение иностранными офицерами по нидерландским образцам. При этом они находились на полном государственном обеспечении всем необходимым от жалования до вооружения. Это позволяет признать полки нового строя Смоленской войны регулярными

Я74 войсками.

За счет систематического обучения и муштры и наличия строевой дисциплины их боевые качества оказались в целом лучше, чем у войск русского строя, что было подтверждено в ходе боевых действий. Анализ боевого применения полков нового строя позволяет считать их боевые качества, сравнимыми с польскими войсками. То, что вскоре после войны полки нового строя получили дальнейшее развитие, свидетельствует, что их полезность и значение осознавались руководством страны и именно уроки Смоленской войны послужил определяющим аргументом для такого решения.

К началу войны соотношение сил и средств сторон было таким, что успех русских войск был возможен лишь при ведении последовательно решительных действий. Сведения о планировании военных операций позволяют сделать вывод о том, что необходимость таких действий осознавалась еще до начала войны и руководство страны особо подчеркивала важность «поспешания».

Многочисленные препятствия, возникшие с самого начала похода, объясняют, почему М.Б. Шеин не смог добиться своей цели. Сталкиваясь с

874 См также: Пенской B.B. Развитие вооруженных сил России и военная революция в Западной Европе во 2-й половине XV-XVIII вв.: сравнительно-исторический анализ: Дисс. д-ра. ист. наук. M., 2004. С. 300; Чернов А.В. Вооруженные силы. С. 136; Малов A.B. Московские выборные полки. С. 38. трудностями, он предпочитал, не преодолевать их, подчиняя своей воле, а ждать пока они исчезнут, следуя тем самым за событиями. Причиной такого поведения было отсутствие у него четкого плана действий, который бы придал этим действиям направленность и волю. Следствием этого были многочисленные мелкие просчеты, каждый из которых, в сущности, не был катастрофическим. Однако с учетом пассивности М.Б. Шеина, отдавшего инициативу противнику, эти просчеты имели гибельные последствия для русской армии и всей кампании в целом.

Именно неспособность М.Б. Шеина использовать реальные возможности вести активные и решительные наступательные действия и навязать свою волю противнику стала главным основанием обвинений, выдвинутых в его адрес.

Разумеется, способные и менее способные военачальники есть в любой армии и роль субъективного фактора при назначении на высшие командные должности всегда велика, но следует отметить, что схожего образа действий от обороны придерживался не один М.Б. Шеин, а большинство московских воевод XVII в., как например князь М.В. Скопин-Шуйский.

Многие трудности, с которыми столкнулись и сам М.Б. Шеин, и высшее военное руководство страны были вызваны тем, что московское правительство плохо представляло себе всю новизну и сложность создания регулярных воинских частей. Оказалось, что это требует огромных финансовых и организационных затрат.

Практически с самого начала возникла необходимость новой системы комплектования. Затем потребовалось создать механизм подготовки командных кадров и выстроить систему управления новыми подразделениями. Сразу после начала боевых действий руководство страны столкнулось с необходимостью организации снабжения войск нового строя провиантом. Еще большей сложностью оказалась задача регулярной выплаты денежного жалования.

Помимо этого в ходе войны встала проблема правильного тактического применения полков нового строя. С учетом того, что в армии М.Б. Шеина они составляли лишь половину ее состава, то применять их в бою можно было лишь в тесном взаимодействии с войсками русского строя. По своему характеру новые полки были больше приспособлены к полевому бою нежели стрельцы или городовые казаки, однако не имели опоры в виде качественной конницы. Кроме того, они не вполне соответствовали традициям тогдашнего русского военного искусства. Следствием этого стало не полное использование возможностей войск нового строя.

Необходимость обеспечения полков нового строя в армии М.Б. Шеина провиантом, вооружением и амуницией оказала значительное влияние на ее действия. Оперативная подвижность армии оказалась скована громоздким обозом и поставлена в зависимость от регулярного подвоза припасов. Эта же зависимость сделала армию М.Б. Шеина чувствительной к перехвату коммуникационной линии, что сыграло свою роль осенью 1633 г.

Поскольку большинство этих обстоятельств вскрылось лишь после начала боевых действий, то они не были учтены на этапе предвоенного планирования. С учетом отсутствия опыта организации крупных операций у дьяков Разрядного приказа это привело к тому, что конкретные военные планы оказались недостаточно проработанными. Дословное следование этим планам привело к потере темпа на начальном этапе войны, что дало полякам время на развертывание контрдействий.

Эта взаимосвязь позволяет говорить о системном характере просчетов и ошибок М.Б. Шеина (и не только его) в том смысле, что они выстраиваются в последовательную цепь, отражающую как общий уровень и качество командного состава русской армии того времени, так и состояние вооруженных сил в целом. Фактически, оказывается, что внедрение передового европейского военного опыта в России в 1630-е гг. не только не дало ожидаемых результатов, а напротив, сыграло даже отрицательную роль в исходе Смоленской войны. Однако неудачный исход войны не может заслонить принципиального новшества введения полков нового строя, а процесс военного строительства в 1630-е — 1650-е гг. демонстрирует целенаправленное и массовое освоение западноевропейских военных достижений.

Чтобы оценить данное явление поставим его в более широкий контекст развития военного дела в Европе, где в начале XVII в. наибольшие достижения в этой области были достигнуты в Соединенных провинциях Нидерландов.

В ходе борьбы с испанцами, обладавшими на тот момент сильнейшей армией в Западной Европе, восставшие Нидерланды поначалу опирались на иностранных наемников и городские ополчения. Ни те, ни другие не могли противостоять опытной испанской пехоте в полевых сражениях, и к тому же были не слишком надежны. Это вынуждало голландцев сделать ставку на ведение крепостной войны. Обилие сильно укрепленных городов заставляло испанцев тратить время и силы на их осаду, что давало Соединенным провинциям передышку, но не возможность выигрыша войны.

Ситуация изменилась в 1590-е гг., когда во главе голландской армии встали два брата, графы Мориц и Вильгельм-Людвиг Нассауские. Опираясь на достижения предшественников, опыт войны с испанцами и античные военные сочинения, они провели серию реформ, плодом которых стало создание нидерландской военной системы.

Главной ее особенностью было введение постоянного, регулярного обучения и жесткой дисциплины. Это позволяло превратить любого неопытного новобранца в полноценного бойца, навыки которого путем муштры доводились до автоматизма. Тем самым, появлялась возможность расширить возможности комплектования армии, за счет людей, совершенно далеких от военного дела.

Высокие требования, которые предъявлял Мориц к подготовке своих солдат, обусловили и еще одно нововведение, ставшее обязательным признаком всякой современной армии - обучение командного состава и издание наставлений, уставов и инструкций. Офицеры должны были теперь не только уметь возглавлять своих солдат, но и подготовить их, обучить, внушить им уверенность в своих силах. При этом упор делался не на индивидуальные качества отдельно взятого бойца, а на выработку навыков коллективных действий в составе единой тактической единицы.

В отношении собственно военного искусства братья Оранские не придумали ничего принципиально нового - основной силой голландской армии была огневая мощь пехоты. Однако более или менее регулярное строевое обучение, относительно единообразные и стандартизованные вооружение, снаряжение и доспехи, четкая организационная структура, а также введение систематического изучения теоретических основ военного дела, позволили повысить боеспособность.

Успешные действия голландских войск способствовали быстрому распространению новой военной системы среди протестантских государств Европы, однако при этом они столкнулись с рядом серьезных проблем.

Реформы Морица Оранского были бы невозможны без обеспечения регулярной и стабильной выплаты жалования солдатам и офицерам, что позволило обеспечить должный контроль над войсками. Помимо этого если раньше наемники приходили в армию со своим оружием и снаряжением, а во время кампании обеспечивали себя сами, покупая у местного населения все необходимое, или просто занимаясь грабежом, то теперь задача обеспечения войск оружием, снаряжением, провиантом и фуражом ложилась на государство.

Эта задача требовала не только больших финансовых расходов, но и наличия полноценной инфраструктуры обеспечения армии всем необходимым - ведь войска требовали массу оружия, снаряжения, одежды. Их необходимо было кормить, для чего нужно было как-то собирать и доставлять в нужное место огромные запасы провианта. Особенно дорогим оказывалось содержание артиллерии. В Нидерландах же Мориц имел небольшую, густонаселенную страну, которая к концу XVI в. была главным экономическим и финансовым центром Европы, куда стекались деньги со всех концов света. Высокоразвитая по тем временам экономика обеспечила не только создание, но и содержание на протяжении всей войны с Испанией мощной армии и флота, а небольшие масштабы территории только облегчали эту задачу. Ведя позиционную войну в небольшой по размеру стране, можно было позволить себе роскошь содержать и снабжать не слишком крупную регулярную армию, сохраняя при этом средневековое политическое устройство.

Для европейских государств проблема снабжения и содержания крупных вооруженных сил была отнюдь не нова. Еще с XV в. шел процесс роста численности наемных армий, которые требовали для поддержания своей боеспособности все больше ресурсов, что в условиях постоянных войн заставляло власти выстраивать систему их обеспечения. Однако теперь эти задачи преобразились и приобрели совершенно другой размах. Полное казенное содержание регулярных войск, чья боеспособность напрямую зависели от снабжения и своевременной выдачи жалования, вместе с их постоянным обучением и обеспечением требовали значительных финансовых и организационных усилий, которых европейские государства не могли себе позволить из-за своей бедности и устаревшего феодально-сословного устройства.

Поэтому в Германии получила распространение более дешевая и простая система "Landesdefension", которая формально была лишь восстановлением или переустройством средневековой милиционной системы. Согласно ей из местных жителей создавались пешие полки и роты; которые получали единообразное вооружение и обмундирование. Их обучение осуществлялось военными специалистами, прошедшими службу в голландской армии или учившимися в военной школе в Зигене, директор которой Иоганн Якоб фон Валльгаузен опубликовал серию военных учебников, один из которых впоследствии был переведен на русский язык. Соображения экономического характера способствовали распространению новой системы за пределы Германии - в Данию и Швецию. По-видимому, поселенные войска в России в 1646 г. также создаются под влиянием европейского опыта.

Предполагалось, что такое обучение повысит боеспособность милиции до такой степени, чтобы с привлечением небольшого числа наемников

875 Brzezhinski R. The army of Gustavus Adolfus. Infantry. London, 1991. P. 7-8.

876 Курбаюв О.А. Организация и боевые качества пехоты «нового строя» накануне и в ходе русско-шведской войны 1656-1658 годов// Архив русской истории. M., 2007. Вып. 8. С. 162-163. использовать ее для оборонительных действий. Однако сражения первого этапа Тридцатилетней войны показали слабость милиционных войск по сравнению с полками профессиональных наемных солдат, следствием чего стала серия тяжелых поражений устроенных по-новому протестантских армий от испанских и баварских ветеранов. Стремление избежать реформирования всех сторон военного устройства государства и применить отдельные элементы новой военной системы к уже существующим условиям, не меняя ничего по существу, привело к негативным последствиям.

Лишь ситуация Тридцатилетней войны, когда лишь наличие сильной армии заставляло считаться с мнением того или иного государства, буквально заставила выстроить эффективную военную систему, позволяющую создать и обеспечить такую армию. Определяющую роль в этом процессе играли финансово-экономические, технические и социальные факторы.

Первоначально для разрешения организационных и финансовых проблем использовались традиционные способы, однако длительность конфликта вынудила монархов создать централизованный и более эффективный фискально-административный аппарат, обеспечивавший нужды регулярной армии, которая в свою очередь давала ему силовую опору. Растущие потребности войск при этом стимулировали развитие экономики и в особенности промышленности и торговли. Итогом этого процесса стали значительные изменения практически во всех сферах жизни общества.

Похожее явление наблюдается и в ходе создания регулярных войск по европейскому образцу как на окраинах Европы, так и за ее пределами. Этот процесс проходил в разных странах по сходному сценарию. Столкнувшись с превосходством военной машины более развитых государств и на практике убедившись в ее преимуществах, соседние государства пытались реорганизовать свои войска по новым образцам, используя импортное вооружение и иностранных военных инструкторов. Однако очень быстро выяснялось, что для построения действительно эффективной военной машины

877 War in the early modern world 1450-1815 / ed. J. Black. London, 1999. P. 191. этого не достаточно. Необходимо было наладить собственное производство вооружения и снаряжения, для чего приходилось создавать собственное производство вооружения и снаряжения. Рост армии заставил ввести систему внесословного комплектования, а необходимость в надежном и квалифицированном персонале привела к развитию системы военного и общего образования, которая способствовала распространению европейского культурного влияния. Подобная реформаторская деятельность в свою очередь требовала реорганизации системы государственного управления. Итогом

878 процесса становилась европеизация страны.

На востоке Европы распространение регулярных войск по нидерландскому образцу имело свою специфику. Требовалось не только переустроить государственную систему под их нужды, но и приспособить новое военное устройство к местным условиям. Первые попытки графа Иоганна Нассау внедрить в Швеции в начале XVII в. голландскую систему в чистом виде оказались неудачны.879 Бедная скандинавская страна не имела средств для надлежащего обеспечения и комплектования регулярных войск, в то время как необходимость противостоять прекрасной польской коннице в открытом поле предъявляла гораздо более высокие требования к их качеству. Густаву II Адольфу потребовалось потратить двадцать лет на переустройство государства, развитие шведской экономики и накопление практического опыта, опираясь на который он превратил шведскую армию в мощную военную машину. Значительную роль в этом сыграла помощь деньгами и специалистами из Голландии и Франции.880

В России начало регулярной армии также пришлось на период, когда страна просто не обладала необходимыми ресурсами для последовательного переустройства армии на новый лад. Кроме нехватки средств, общество и государство оказались не готовы к внедрению принципиально новой военной

878 Lynn J.A. Clio in arms: The role of the military variable in shaping history // The Journal of Military History. 1991. Vol. 55. № 1. P. 92-94.; Также см. Ralston D. B. Importing the European army: The introduction of European military techniques and institutions in the extra-European world, 1600-1914. Chicago, 1995. 198 p.

879 Brzezhinski R. The army of Gustavus Adolfus. Infantry. London, 1991. P. 6-7.

880 Cm. Frost R. The Northern Wars 1558-1721. London, 2000. P. 120-137. системы. Вместо постепенного осваивания достижений западноевропейского военного дела, они были введены сразу и в большем объеме. Несмотря то, что в России в общих чертах были знакомы с состоянием военного дела в Европе, осознание всех связанных с ним аспектов могло появиться лишь по мере накопления практического опыта. Этот опыт мог быть приобретен лишь в ходе длительного использования нововведений в условиях восточноевропейского театра военных действий, однако формирование войск нового строя не было даже закончено до начала войны.

Ограниченный характер введения полков нового строя в России в 1630-х годах предполагал сохранение прежней военной организации. Сочетание в одной армии двух совершенно разных военных систем приводило к тому, что недостатки одной не позволяли в полной мере использовать достоинства другой. Несоответствие регулярных войск европейского типа состоянию общества и государства и условиям порождало многочисленные проблемы с их комплектованием, обучением, обеспечением и использованием. Многие проблемы вскрылись далеко не сразу, а лишь после начала боевых действий и решать их приходилось в условиях дефицита не только ресурсов, но и времени. Это требовало огромных денежных затрат и организационных усилий, которые оказались для Московского государства на тот момент чрезмерными.

Также как и в Швеции попытка с ходу перенять новейшие достижения европейской военной техники, тактики и стратегии без учета местных условий и без коренных перемен в остальных сферах жизни общества и государства не дала позитивных конечных результатов. Компромиссный половинчатый подход московских властей к созданию регулярных войск привел тому, что их высокая боеспособность не обеспечила победы в войне. После ее окончания полки нового строя были распущены, а наемные иноземцы большей частью высланы из страны.

В отличие от России в Речи Посполитой создание регулярных войск в 1630-е гг. проходило в более благоприятных условиях. Налаженные связи с Западной Европой облегчали привлечение иностранных специалистов, а более развитая экономика позволяла обеспечить содержание армии. Наконец благодаря войнам со Швецией, тесному знакомству с передовыми достижениями европейского военного дела и активному применение наемной немецкой пехоты польские военачальники обладали богатым опытом использования регулярных войск. В ходе Смоленской войны войска «иноземного строя» продемонстрировали свою полезность и стали неотъемлемой частью польской армии.

Однако Речь Посполитая так и не смогла создать эффективную систему обеспечения вооруженных сил, так как королевская власть не обладала достаточными финансовыми средствами и организационными возможностями для полного изменения структуры государства, а другие политические силы не были в этом заинтересованы. Полномочия монарха в Польско-Литовском государстве были сильно ограничены, особенно в части взимания налогов. Изза этого центральная королевская власть в отношении сбора средств зависела от шляхты и особенно магнатов, которые выступали против активной внешней политики и как огня боялись наличия в руках монарха значительных вооруженных сил. Отсутствие непосредственной угрозы и уверенность в непобедимости польского оружия привели к тому, что расходы на армию постоянно сокращались, и к середине 1640-х годов ее численность сократилась

881 до 5-7 тысяч человек. В итоге в 1650-х гг. польская военная организация оказалась не в состоянии противостоять регулярным войскам России и Швеции.

Россия по сравнению с Польшей обладала меньшими ресурсами, но наличие сильной центральной власти позволяло при меньших финансовых возможностях страны мобилизовать значительные средства для проведения военных преобразований. Поражение в Смоленской войне и роспуск полков нового строя не означали отказа от продолжения процесса создания регулярных войск. Обученные кадры были частично сохранены и инкорпорированы в традиционную военную систему Русского государства, в рамках которой происходила отработка использования войск нового строя. Накопленный опыт

881 Zarys dzielow wojskowosci polskiej do roku 1864. Warszawa, 1965 / red. J. Sikorski. T.l. S. 384. и практическое знакомство с европейским военным устройством позволили царю Алексею Михайловичу в преддверии войны с Польшей успешно решить весь комплекс задач, связанных с формированием многочисленной регулярной армии европейского типа, а не некоторого количества регулярных полков,

882 дополнявших войска старого строя.

Для подготовки командного состава была организована офицерская

883 школа - рейтарский полк Фанбуковена. Создается система снабжения и обеспечения, реорганизовано управление армией. Войска нового строя обеспечивались от казны всем необходимым от жалования и оружия до одежды и знамен, которые носили единообразный характер. Базой для преобразований стало восстановление хозяйства страны и введение в 1654 г. медных денег. Наконец в отличие от полков нового строя 1630-х гг. созданная Алексеем Михайловичем военная машина была хорошо приспособлена к специфическим условиям восточноевропейского театра военных действий. Помимо тщательных приготовлений был также учтен опыт боевых действий 1632-1634 гг. — вместо одного мощного удара на Смоленск московские войска действовали сразу на нескольких направлениях, тяжелая артиллерия была заблаговременно выдвинута к границе, а боевые действия начались в самое подходящее время года - в мае.884

Благодаря этому на начальном этапе войны с Польшей были достигнуты значительные успехи. Однако перерастание войны в крупномасштабный затяжной конфликт привело к резкому ухудшению финансово-экономического положения России. Страна оказалась не в состоянии обеспечить полное содержание крупных масс регулярных войск. Задача удешевления армии без потери ее боеспособности решалась правительством путем частичного возврата к прежним способам обеспечения вооруженных сил. Пехота нового строя приобретает черты поселенных войск, и солдаты приравниваются к служилым людям по прибору. В коннице происходил сходный по своему характеру

882 Малов А.В. Московские выборные полки. С. 47-52.

883 Курбатов О.А. Организация и боевые качества пехоты «новою строя» накануне и в ходе русско-шведской войны 1656-1658 годов // Архив русской истории. M., 2007. Вып. 8. С. 169. процесс, в рамках которого конница нового строя вводилась в привычные рамки служилого города, когда рейтары, гусары и копейщики образовали новые сословно-служилые категории. В дальнейшем «в полной мере свой регулярный характер сохранили лишь элитные московские выборные полки солдатского

885 строя».

Таким образом, как и в 1630-е гг. развитие регулярных войск в России столкнулось с нехваткой финансовых и организационных ресурсов для обеспечения их постоянного функционирования. Успешность создания регулярных войск в нерегулярном государстве оказалась зависящей от возможности реформировать все стороны военного устройства государства, а необходимость комплектования и содержания регулярных частей потребовала значительных изменений в экономике страны. В этом отношении процесс развития регулярной армии в России мало чем отличался от такого же процесса в странах Европы, начавшись практически одновременно с ним, в годы Тридцатилетней войны.

884 Frost R. The Northern Wars 1558-1721. London, 2000. P. 165.

885 Малов A.B. Конница нового строя в русской армии в 1630 - 1680-е годы // Отечественная история. 2006. № 1.С. 128.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Меньшиков, Дмитрий Никитович, 2009 год

1. РГАДА. Ф. 210. - Книги Денежного стола. - № 88. - 472 л.

2. РГАДА. Ф. 210. - Книги Московского стола. - № 28. - 480 л.

3. РГАДА. Ф. 210. - Книги Московского стола. - № 43. - 770 л.

4. РГАДА. Ф. 210. - Книги Московского стола. - № 45. - 492 л.

5. РГАДА. Ф. 210. - Книги Московского стола. - № 46. - 1252 л.

6. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Белгородского стола. - № 48. - 970 л.

7. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Белгородского стола. - № 53. - 392 л.

8. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 76. - 536 л.

9. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 83. - Стп. 1. - 8 л.

10. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 83. - Стп. 2. - 10 л.

11. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 83. - Стп. 6. - 14 л.

12. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 83. - Стп. 7. - 44 л.

13. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 83. - Стп. 8. - 22 л.

14. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 85. - 411 л.

15. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 86. - Стп. 5. - 61 л.

16. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 88. - 289 л.

17. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 90. - 506 л.

18. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 91. - Стп. 3. - 21 л.

19. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 91. - Стп. 4.-155 л.

20. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 91. - Стп. 5.-233 л.

21. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 92. - Стп. 1. - 362 л.

22. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 92. - Стп. 3. - 84 л.

23. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 96. - Стп. 1. - 187 л.

24. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 105. - 218 л.

25. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 1059. - Стп. 2. - 14 л.

26. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Московского стола. - № 1164. - 150 л.

27. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. - № 24. - 585 л.

28. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. - № 25. - 580 л.

29. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. - № 26. - 269 л.

30. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. - № 27. - 430 л.

31. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. - № 29. - 111 л.

32. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. - № 30. - 70 л.

33. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. -№31.- 154 л.

34. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. - № 33. - 180 л.

35. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. -№ 37. - 308 л.

36. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Новгородского стола. - № 45. - 398 л.

37. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Приказного стола. - № 62. - 343 л.

38. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Приказного стола. - № 63. - 269 л.

39. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Приказного стола. - № 66. - 238 л.

40. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Приказного стола. - № 70. - 262 л.

41. РГАДА. Ф. 210. - Столбцы Приказного стола. - № 75. - 216 л.

42. Гондиус В. План осады и обороны г. Смоленска 1632-1634 гг.: Офорт на 16 листах. 1636. // Собрание фонда художественной графики Смоленского государственного музея-заповедника. - Учётный № СОМ9602. - 16 л.

43. Книга, а в ней писан разряд 139-го, 140-го, 141-го и 142-го годов. // ОР РНБ. -Ф. Эрмитажное собрание. № 491. - 192 л.

44. Разрядная книга осады города Смоленска 1631-1634 года. // ОР РНБ. Ф. Эрмитажное собрание. - № 461. - 306 л.1. Опубликованные источники

45. Акты исторические. СПб., 1841. - Т. 3. - 525 с.

46. Акты Московского государства / ред. Н.А. Попов. М., 1890. - Т. 1. - 767 с.

47. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией Императорской Академии наук. СПб., 1836.-Т. 3.-496, 4, 24 с.

48. Вельский Летописец // Полное собрание русских летописей. М., 1978. - Т. 34.-С. 238-271.

49. Дела Тайного приказа. — Ч. 1 // Русская историческая библиотека. СПб., 1907.-Т. 21.-1755 с.

50. Дворцовые разряды 1612-1700. СПб., 1850. - Т. 2. - 976 стб.

51. Записная книга Московского стола 7142 г. // Русская историческая библиотека. СПб., 1889. - Т. 9. - С. 525-575.

52. Кабанов А.К. «Государево дело» стряпчего Бутурлина о злоупотреблениях в Московском государстве // Сборник статей, сообщений и документов. -Нижний Новгород. 1909. - Т. 8. - С. 58-61.

53. Книги Разрядные. СПб, 1855. - Т. 2. - 1368 стб.

54. Оглоблин Н.Н. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592-1768 гг.) / Н.Н. Оглоблин. М., 1895. - Ч. 1. - 421 с.

55. Олеарий А. Описание путешествия в Московию / А. Олеарий. М.: Русич, 2003.-450 с.

56. Отрывки дневника о войне царя Михаила Федоровича с польским королем Владиславом 1632-1634. // Русская историческая библиотека. СПб., 1872. — Т. 1. - Стб. 721-774.

57. Петров К.В. Новые источники по истории Смоленской войны 1632-1634 гг. // Очерки феодальной России. -М. 2000. Вып. 4. - С. 116-131.

58. Попов А.Н. Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесенных в хронографы русской редакции / А.Н. Попов. М., 1869. - 541 с.

59. Описи архива Разрядного приказа XVII в. / под ред. К.В. Петрова. СПб.: Дмитрий Буланин, 2001. - 807 с.

60. Разрядная книга 1550-1636 гг. М.: Инст. истории АН СССР, 1977 / под ред. В.И. Буганова. - Ч. 2. - 431 с.

61. Смета военных сил Московского государства на 1632 год (Сметной список 140 году). Киев, 1910. - 30 с.

62. Сметный список 7139 г. // Временник ОИДР. 1849. - Кн. 4. - Смесь. - С. 1851.

63. Собрание государственных грамот и договоров. СПб., 1822. - Ч. 3. - 540 с.

64. Учение и хитрость ратного строения пехотных людей. СПб., 1904. - 286 с.

65. Форстен Г.В. Акты и письма к истории балтийского вопроса в XVI-XVII столетиях / Г.В. Форстен. СПб., 1889. - Вып. 2. - 340 с.

66. Царские наказы о походе под Смоленск // ЧОИДР. 1849. - № 1. - Отд. 4. -Смесь.-С. 1-40.

67. Что в государстве делается дурно. «Государево дело» стряпчего И.А. Бутурлина. 1634 г. // Исторический архив. 1993. - № 4. - С. 179-186.

68. Diariusz kampanii smolenskiej Wladyslawa IV 1633-1634 / oprac. Miroslaw Nagielski. Warszawa, 2006. - 360 s.

69. Gheyn Jacob de The Renaissance drill book. London, 2003. - 247 p.

70. Kobierzycki S. Historia Vladislai Poloniae et Sveciae Principis / S. Kobierzycki. -Gedanum, 1655. 954 s.

71. Kotynski J. Auspex belli Moscovitia a Vladislas IV Poloniae ac Sveciae Regis suscepti. Cracoviae, 1634. - 12 s.

72. Liske K. Przyczynki do historii wojny moskiewskiej z lat 1633-1634// Biblioteka Ossolinskich. Krakow, 1868.-T. 11.-S. 1-65.

73. Moskorzewski J. Diariusz wojny moskiewskiej z lat 1633-1634 // Biblioteka Ordynacji Krasinskich. Warszawa, 1895. - T. 13. - XVIII, 169 s.

74. Nowiny z Moskwy krotko i generaliter zebrane. Warszawa, 1634. -15 s.

75. Pamietniki о Koniecpolskich. Lwow, 1842. - 452 s.

76. Piasecki P. Kronika / P. Piasecki. Krakow, 1870. - 457 s.

77. Rachtamovius A. Clemens victoria Vladislai IV victoris Moschorum. — Cracoviae, 1634.-54 s.

78. Radziwill A.S. Memoriale rerum gestarum in Polonia (1632-1656) / A.S. Radziwill. Т. 1. - Wroclaw, 1968. - LXI, 234 s.; T. 2. - Wroclaw, 1970. - 348 s.

79. Radziwill A.S. Pamietniki Albrychta Stanislawa x. Radziwilla, kanclerza w. Litewskogo / wyd. przez Edw. Raczynskiego. Poznan, 1839. - 435 s.

80. Wassenderg E. Gestorum gloriossimi ac invictissini Vladislai IV Poloniae ac Sveciae Regis. Gedanum, 1641, 1649.

81. Zimorowic B. Vox leonis Regi Polonorum Vladislao IV. Leopoli, 1634. -21 s.1. Литература

82. Андреев И.А. Об измене не изменявшего // Родина. 1997. - № 6. - С. 32-37.

83. Арсеньев Ю.В. К истории Оружейного приказа в XVII в. / Ю.В. Арсеньев -СПб., 1904.-68 с.

84. Баиов А.К. Курс истории русского военного искусства / А.К. Баиов. — СПб., 1909 (Тип. Г. Скачкова). Вып. 1. - 160 с.

85. Барсуков А.П. Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII века / А.П. Барсуков. СПб., 1902.-610 с.

86. Бахрушин С. В. Труды по источниковедению, историографии и истории России эпохи феодализма / С.В. Бахрушин. -М.: Наука, 1987. 223 с.

87. Беляев И.Д. О русском войске в царствование Михаила Федоровича и после него до преобразований сделанных Петром / И.Д. Беляев М., 1846. - 118 с.

88. Бобровский П.О. Переход России к регулярной армии / П.О. Бобровский. -СПб., 1885.-215 с.

89. Богданов А.П. Русские патриархи 1589-1700 / А.П. Богданов. М.: Терра, 1999.-Т.1.-496 с.

90. Борисовская Н.А. Старинные гравированные карты и планы (XV-XVII вв.) / Н.А. Борисовская. М., 1992. - 270 с.

91. Бородин А.В. Рец. на книгу Сташевский Е.Д. Смоленская война 1632-1634 гг. Организация и состояние московской армии. Киев, 1919. 328 с. // Русский исторический журнал. Пг., 1922. - Кн. 8. - С. 265-276.

92. Бранденбург Н.Е. Очерки состояния военного дела в России в половине XVII века//Военный Сборник, 1869. -№ 4. С. 153-180; № 9. - С. 5-28.

93. БСЭ. 2-е изд. - М., 1957. - Т. 47. - 670 с.

94. Буганов В.И. «Книги разрядные» (подлинники) 1613-1636 гг. // Исторические записки. 1976. - Т. 97. - С. 290-303.

95. Вайнштейн O.JI. Россия и Тридцатилетняя война 1618-1648 гг. Очерки из истории внешней политики Московского государства первой половины XVII в. / O.JI. Вайнштейн. -М.: ОГИЗ, 1947. 217 с.

96. Великанов В.А. История русских гусар 1634-1762 / Воин. -№ 13. С. 27-31.

97. Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие XV-XVII вв. / С.Б. Веселовский М.: Наука, 1975-607 с.

98. Виммер Я. Пехота в войске польском // История военного дела в Польше. Избранные вопросы. — Варшава, 1970. С.75-91.

99. Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск / А.В. Висковатов. СПб., 1899. - Ч. 1. - 230 с.

100. Волков В.А. Войны и войска Московского государства XV-XVII вв. / В.А. Волков. М.: Эксмо, 2004. - 576 с.

101. Володихин Д.М. Воеводы Ивана Грозного / Д.М. Володихин. М.: Вече, 2009.-320 с.

102. Володихин Д.М. Честь воеводы // Родина. 1998. - № 2. - С. 42-43.

103. Воробьев В.М. Из истории поместного войска в условиях послесмутного времени (на примере новгородских служилых городов) // Мавродинские чтения. СПб.: Изд-во. СПбГУ, 1994. - С. 82-91.

104. Воробьев В.М. «Конность, людность и оружность» служилых городов при первых Романовых // Дом Романовых в истории России. — СПб.: Изд-во. СПбГУ, 1995.-С. 93-108.

105. Голицын Н.С. Русская военная история / Н.С. Голицын. СПб, 1878. - Ч. 2. -693 с.

106. Даниловский А.А. План осады и обороны города Смоленска в 1632-1634 гг. с объяснительным текстом / А.А. Даниловский СПб., 1904. - 113 с.

107. Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории / Г. Дельбрюк. СПб.: Наука, 1997. - Т. 4. - 368 с.

108. Епифанов П.П. Войско // Очерки русской культуры XVII в. / Отв. ред. A.M. Сахаров. М.: Изд-во. МГУ, 1979.— Ч. 1. - С. 234-264.28.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 372911