Социальное пространство этнополитических процессов тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.11, кандидат философских наук Гусенова, Джамиля Адамкадиевна

Диссертация и автореферат на тему «Социальное пространство этнополитических процессов». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 226403
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Гусенова, Джамиля Адамкадиевна
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Махачкала
Код cпециальности ВАК: 
09.00.11
Специальность: 
Социальная философия
Количество cтраниц: 
146

Оглавление диссертации кандидат философских наук Гусенова, Джамиля Адамкадиевна

Введение.

Глава I. Теоретико-методологические проблемы социального пространства этнополитических процессов.

§ 1. Социальное пространство, его становление и сущность.

§ 2. Специфика пространства этнополитических процессов.

Глава И. Особенности социального пространства этнополитических процессов в полиэтническом регионе (на материалах Республики Дагестан).

§ 1. Характер организации и функционирования социального пространства этнополитических процессов в полиэтническом регионе.

§ 2. Социально-пространственный фактор современных этнополитических процессов.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Социальное пространство этнополитических процессов"

Актуальность темы исследования. Общий ход развития истории так уж сложился, что общество, проходя в своём развитии крупные этапы - племя, народ, нация, - выдвигало на передний план этническое составляющее своего бытия. Интересы наций и этнических групп выступали и выступают одним из составляющих политических отношений. Внутри- и внешнеполитические процессы - преимущественно результат проявления интересов различных этнических общностей. По сути, вся политическая история человечества - это долгий и сложный путь контактов между различными нациями, а история XX века в особенности. Её событийность лишь подтвердила важность национального в социальной и личностной идентификации человека, значимость которой возвышается пропорционально обострению кризисной ситуации. Потому процессы, происходящие в этой плоскости, требуют деликатного, осторожного подхода.

В современном мире этнополитические процессы и конфликты становятся обыденными. Их рационализация возможна лишь при учёте всех факторов, обуславливающих данные явления. В этой связи социально-пространственный аспект исследования этнополитических процессов позволяет охватить все факторы, вскрыть единство содержания и формы социально значимых изменений в этническом ареале, обнаружить потенциальные конфликты, выступая одновременно и методологической основой, позволяющей сохранить в исследованиях элемент объективизма.

Это выводит на качественно новый уровень исследования процессов, происходящих в рамках этнической группы, что особенно актуально для полиэтнической России, внутренняя политика которой есть постоянный поиск компромисса интересов различных этнических групп в границах Федерации. Теоретическое осмысление феномена социального пространства этнополитических процессов может принести пользу в повседневной политической практике.

Степень научной разработанности проблемы. Проблематика данного диссертационного исследования затрагивает самые разные направления социально-философского познания. Осмысление социального пространства этнополитических процессов производилось авторами, как правило, синхронно другим исследованиям. Анализ таких феноменов и категорий, как «пространство», «социальное пространство», «этнос», «нация», «этнополи-тический процесс» и т. д., лишь в совокупности своей давал целостное представление об изучаемом явлении. Кроме того, терминологическое закрепление сущностных характеристик основных понятий, таких, как «социальное пространство», «политическое пространство» и т. д., не отличается особой строгостью формулировки, что, в свою очередь, требует категориальных уточнений.

Исходная точка категориального анализа понятия «социальное пространство» в нашем изыскании - категория и феномен «пространство».

В истории философии по поводу трактовки данной категории развернулась дискуссия, разделившая исследователей на сторонников субстанционального понимания пространства и релятивистов. Согласно первой точке зрения все объекты и процессы существуют в пространстве как внешнем условии их бытия (Демокрит,1 П. Гассенди,2 Т. Гоббс,3 Т. Мор,4 И. Ньютон,5 Б. Спиноза 6 и др.), последователи второй концепции понимали пространство как систему взаимодействующих материальных объектов, вне которых про

7 о о m странство не существует (Аристотель, И. Барроу, Г. Гегель, Р. Декарт, К. Маркс 11 и др.).

1 См.: Никулин Д.В. Пространство и время в метафизике XVII века. - Новосибирск: ВО «Наука», 1993.

2 Гассенди П. Соч.: В 2 т. Т. 1. -М., 1966.

3 Гоббс Т. Сочинения: В 2 т. Т. 2. - М., 1965.

4 См.: Ахундов М.Д. Концепции пространства и времени: истоки, эволюция, перспективы. - М.: Наука, 1982.

5 Ньютон И. Математические начала натуральной философии. // Известия Николаевской морской академии. 1915. Вып. 4.

6 Спиноза Б. Избранные произведения. - М., 1957. Т. 1.

7 Аристотель. Физика. - М., 1934.

8 Barrow I. The Mathematical Works: Lectiones Mathematicae et Lectiones Geometricae: 2 vs. in 1 v./Ed. W. Whewell. Hildesheim; New York, 1973.

9 Гегель Г. Сочинения. ■ M., -Л., 1934. Т.П.

10 Декарт Р. Избранные произведения. - М., 1950.

11 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е издание. Т. 20.

В двадцатом веке под влиянием теории относительности, разработки неевклидовой геометрии (пространства Римана и Лобачевского) и признания многоуровневости пространства выявилась ограниченность субстанциональной концепции. Все больше утверждался реляционный подход, позволивший, исходя из соответствующих уровней движения материи, выделить физическое, биологическое и другие пространства.

На базе общефилософского реляционного осмысления феномена «пространство» разрабатывалась и категория «социальное пространство». В западной социально-философской мысли к её проблематике обращались П.

Бергер,12 П. Бурдье,13 О. Конт,14 Н. Луман,15 К. Маркс,16 Т. Парсонс,17 П. Со-18 рокин и многие другие.

В контексте социально-философских концепций второй половины XX в. применительно к исследованиям общества: постиндустриального (Д. Белл19), информационного (О. Тоффлер20), программированного (А. Турен21), сетевого (М. Кастельс ) и др., осмысление социального пространства получило современное очертание.

Различные аспекты проблем «пространства» и «социального пространства» рассматривались и советскими, и российскими философами. Наиболее значимыми исследованиями онтологии «пространства» являются работы А.

АЧ A i Af А/

Абасова, Ю. Алексеенко, М. Ахундова, А. Грюнбаума, М. Ковальзо

12 Луман Н. Понятие общества. Проблемы теоретической социологии - СПб., 1994.

13 Бурдье П. Начала. Ч. III. Социальное пространство и символическая власть. / Перевод Шматко Н. А. — М.: Socio-Logos, 1994. — С. 181-207; Социальное пространство и генезис классов. // Вопросы социологии. 1992. № 1. С. 17 - 33; Физическое и социальное пространство. - М., 1993.

14 См.: Р. Аронов Этапы развития социологической мысли. - М., 1993.

15 Лукман Т., Бергер П. Социальное конструирование реальности. - М.: Мадиум», 1995.

16 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. // Сочинения 2-е издание. Т.З. М., 1989.

17 Parsons Т. Politics and Social Structure. - New York, 1969.

18 Sorokin P.A. Social and Cultural Dynamics. - New York, 1962, Vol. 1 - 4.

19 Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования. - М., 1999.

20 Тоффлер О. Футурошок. / Пер. - СПб.: Лань, 1997.

21 Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. - М.: Научный мир, 1998.

22 Кастельс М. Информационное общество; вызовы современности. M., 1993.

23 Абасов А.С. Пространство. Время. Познание. - Баку, 1986.

24 Алексеенко Ю.А. Материя, движение, пространство и время / Проблемы диалектического материализма. -Томск, 1986. С. 41 -63.

25 Ахундов М.Д. Концепции пространства и времени: истоки, эволюция, перспективы. - М.: Наука, 1982. -222-с.

26 Грюнбаум А. Философские проблемы пространства и времени. - М., 1969.

ЛЧ ЛО 9Q на, А. Осипова, Ю. Плетникова и др. Социальное пространство утверждалось в качестве необходимого условия функционирования общественных отношений (Г. Зборовский ), которые или вызваны необходимостью распределения материальных благ (Ю. Мишина,31 В. Потёмкин,32 В. Черников,33 и др.), или определяют форму социального развития (А. Хоменко,34 и др.). В ряде случаев социальное пространство понимается как вещественный результат природно-преобразовательной деятельности человека (И. Бестужев-Лада, В. Яковлев, и др.) или выражает развивающиеся социально-практические отношения субъекта к внешнему миру (В. Виноградский,37 и др.). Порой социальное пространство в исследованиях фигурирует в качестве жилища, поселения, как его «исходная ячейка» (И. Травин, и др.).

Ряд авторов несколько скептически относятся к теории существования нефизических форм пространства (М. Бузский,39 Р. Аронов,40 В. Терентьев41).

Примерно с середины 80-х годов территориальная организация общества начала всё активнее исследоваться в рамках теорий социальной географии и социологии. В рамках социально-экономической географии рассматривались вопросы функционирования региональных социально-экономических ком

27 Ковальзон М.Я., Эпштейн Р.И. О специфики пространства и времени как категорий социально-философской теории. // Философские науки. 1988. № 8. С. 3 - 18.

28 Осипов А.И. Пространство и время как категории мировоззрения и регуляторы практической деятельности - Минск: Наука и техника, 1998. - 212 с.

29 Плетников Ю.К. О природе социальной формы движения - М.: Изд-во МГУ, 1971. - 247 с.

30 Зборовский Г.Е. Пространство и время как формы социального бытия - Свердловск, 1974.

31 Мишина Ю. См.: Виноградский В.Г. Социальная организация пространства. Философско-социологический анализ.-М.: Наука, 1988.

32 Потёмкин В. Методологические принципы и критерии исследования пространственной специфики общества // Проблемы социального познания. Новосибирск, 1980 г.

33 Черников В.Г. О социально-философских основах регионологии. // Актуальные проблемы комплексного развития регионов и преодоления социально-экономических различий между ними. - Саранск, 1983.

4 Хоменко A.B. Об объективном содержании пространства и времени // Единство мировоззренческих и методологических функций марксистско-ленинской философии. - Киев, 1980.

35 Бестужев-Лада И.В. Поисковое социальное прогнозирование: перспективные проблемы общества. М., 1984.

36 Яковлев В.П. Социальное время. - Ростов-на-Дону, 1980.

37 Виноградский В.Г. Социальная организация пространства. Философско-социологический анализ. - М.: Наука, 1988.

38 Травин И.И. Материально-вещная среда и социалистический образ жизни. - Л., 1979 г., Симуш П.И.Новые процессы в социальной жизни советского села // Вопросы философии 1981. № 7.

39 Бузский М.П. Социальное пространство и время в формировании естественнонаучного знания: Автореферат дисс. канд. филос. наук. Киев 1979.

40 Аронов Р.А., Терентьев B.B. Существуют ли нефизические формы пространства и времени?» // Вопросы философии 1988. № I.

41 Аронов Р.А., Терентьев B.B. Существуют ли нефизические формы пространства и времени? // Вопросы философии 1988. № 1. плексов с точки зрения проблемы территориального управления (Б. Хорев,43 Н. Шарыгин 44 и др.). Осмысливался политический аспект территориальной организации общества (Г. Арефьева,45 В. Колосов,46 С. Королёв,47 Н. Косолапое,48 Р. Туровский 49 и др.), а в современный период - и непосредственно феномен и категория «политическое пространство», в западной (М. Вебер,50 Р. Даль,51 Ш. Монтескье,52 Ф. Рышка,53 К. Хельд,54 К. Шмитт55 и др.) и российской (С. Барзилов,56 Э. Баталов,57 А. Венгеров,58 Н. Замятина,59 Г. Филиппов,60 А. Чернышов61 и др.) философской мысли.

Вопросы этнополитических процессов в отечественной социально-философской мысли являются наиболее проработанными, как в контексте всего российского общества (С. Арутинов,62 Ю. Бромлей,63 В. Тишков64 и многие др.), так и касательно северокавказского региона. Последний иссле

43 Хорев Б.С. Территориальная организация общества. Актуальные проблемы регионального управления и планирования в СССР. - M.: Мысль, 1981.

44 Шарыгин Н.Д. Региональная организация общества (теоретико-методологические проблемы совершенствования). - Пермь. - Изд. Пермск Ун-та, 1992. - 284 с.

45 Арефьева Г.С, Политическая организация общества. - M.: Высшая школа, 1967. - 88 с.

46 Колосов В.А. Территориально-политическая организация общества. Диссертация на соискание учёной степени доктора географических наук. - М., 1992.

47 Королёв С.А. Бесконечное пространство. Гео- и социографические образы власти в России - М., 1997 .

48 Косолапое H.A. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем. Основные теории и методологии. (На примере России). Пособие для студентов высших учебных заведений - М.: Аспект-Пресс, 1994.

49 Туровский Р.Ф. Политико-географический анализ политического процесса: теоретико-методологические аспекты». Дисс. на соискание ученой степени кандидата политических наук. - М., 1995 г.; Политическое расслоение российских регионов. История, теория и факторы формирования. - M., 1996.

50 Вебер М. Избранные произведения. - М., 1990.

51 Даль Р. Полиархия, плюрализм и пространство //Антология мировой политической мысли. Т.2. Зарубежная политическая мысль XX в. - M.: Мысль, 1997. - С. 611 - 628.

52 Монтескье Ш. О духе законов. - M., 1993.

53 Рышка Ф. Границы политической власти. // Элементы теории политики. - Ростов - на - Дону, 1991. - С. 72 -94.

54 Хельд К. Подлинная экзистенция и политический мир. //Вопросы философии. 1997. № 4. - С. 38-46.

55 Шмитт К. Понятие политического. / Антология мировой политической мысли. T.2. Зарубежная политическая мысль XX в. - М.: Мысль, 1997. - С. 290 - 309.

56 Барзилов С.И., Чернышов А.Г Политическая структура современной российской провинции. - М.: Магистр, 1997. - 31 е.; Регион как политическое пространство. // Свободная мысль. 1997. Февраль.

57 Баталов Э.Я. Топология политических отношений. // Полис: Политические исследования. 2000. № 3. С. 88 -99.

58 Венгеров А. Политическое пространство и политическое время. (Опыт структурирования понятий)». // OHC: Общественные науки и современность. 1992. - С.49 - 63.

59 Замятина Н.Ю. Модели политического пространства. // Полис: Политические исследования. - М., 1999. № 4.-C. 29-41

60 Филиппов Г.Г. Социальная организация и политическая власть. - M.: Мысль, 1985. - 173 с.

61 Чернышов А.Г. Барзилов С.И. Политическая структура современной российской провинции. - М.: Магистр, 1997 г.-31 е.; Регион как политическое пространство//Свободная мысль. 1997. Февраль.

62 Арутинов C.A. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. - М., 1989.

63 Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. - М., 1983.

64 Тишков В.А. Этничность и власть в полиэтнических государствах. - М., 1994. довался российскими авторами с разных аспектов: геополитического (В. Иорданский,65 К. Гаджиев,66 С. Панарин,67 и др.), культурологического (Н.

ЛЯ ЛО 7П

Василенко, А. Шадже, и др.), конфликтологического (В.Авксентьев,

• * ТО *71 Л

Л.Дробижева, Ю.Запрудский, А.Здравомыслов, В.Межуев, и т.д.) с точки зрения государственной национальной политики (Р. Абдулатипов, В. Белозёров,76 Г. Денисова,77 Д. Малышева,78 В.Тишков,79 Л. Хопёрская,80 и др.), экономического и т. д.

Следует отметить, что исследования особенностей становления и функционирования социального пространства этнополитических процессов носят в основном эпизодический характер и рассматриваются лишь в контексте с другими тематическими исследованиями. Применительно к Дагестану в этом плане следует отметить исследования таких авторов, как А.Агаев,81 М. Агла

82 83 84 85 86 87 ров, А. Алиев, Б. Алиев, Б. Булатов, Э. Кисриев, А. Криштопа, М. Умаханов,88 Ш. Шахов89 и др.

65 Иорданский В. Глобальный этнический кризис, или сумерки разобщённости // Мировая экономика и международные отношения. 1993 г. № 12. - С. 81 - 93.

6 Гаджиев К.С. Геополитические стратегии Кавказа в стратегии России // Мировая экономика и международные отношения. 1993. №2.

67 Панарин С.А. Позиционно-исторические факторы кавказской политики // Полис: Политические исследования. 2002. №2. - С. 100 -110.

68 Василенко Н.О. Политические процессы на рубеже культур. - М.: Эдиториал УРСС, 1998.

69 Шадже АЛО. Кавказская цивилизация или кавказская культура? // Научная мысль Кавказа. № 2. 2000. - С. 39-41.

70 Авксентьев В. Этнические конфликты: история и типология.// Социологические исследования, 1996 № 12.

71 Дробижева Л. Самоопределение наций и потенциал международной конфликтности // Международная жизнь. 1992. №2.

72 Запрудский Ю. Этнополитические конфликты на Северном Кавказе // Социс: Социологические исследования. 1993. №7.

73 Здравомыслов А.Г. Конфликтная этничность и этнические конфликты. - М., 1994.

74 Межуев В. Способы разрешения конфликтов // Эхо Кавказа. 1995. № 2.

75 Абдулатипов Р.Г. Управление этнополитическими процессами. Вопросы теории и практики. - М.: Славянский диалог, 2001.-479 с.

76 Белозёров B.C. География и динамика этнической структуры населения Северного Кавказа: Дис.доктора географических наук. M., 2000.

77 Денисова Г., Хоперская Л. Современная национальная политика на Северном Кавказе // Этнополис 1996. № 1.

78 Малышева Д. Проблемы безопасности на Кавказе. // Центральная Азия и Кавказ. 2001. № 1.

79 Тишков В. Россия: от межэтнических конфликтов к взаимопониманию. // Этнополис. 1995. № 2.

80 Хопёрская Л.Л. Современные этнополитические процессы Северокавказского региона: проблемы политического управления: Дис. доктора политических наук. - М., 1997.

81 Агаев А.Г. Нациология. Философия национальной экзистенции. - Махачкала: ИПЦ ДГУ, 1992.

82 Агларов М.А. Сельская община в Нагорном Дагестане в 17 начале 19 в. - M.: Наука, 1988.

83 Алиев А.-Г. К. Этнополитические процессы в современном Дагестане. - Махачкала, 2005.

84 Алиев Б.Г., Умаханов M.-C.K. Историческая география Дагестана 17 - начала 19 в. - Махачкала, 2001.

85 Булатов Б.Б., Шахов Ш.К. К проблеме самоуправления. Историко-правовой аспект. - Махачкала, 1999.

86 Кисриев Э.Ф. Национальность и политический процесс в Дагестане. - Махачкала, 1998.

Таким образом, данная проблема в многоаспектном формате освещается как в зарубежных, так и в отечественных изысканиях. Между тем рациональное регулирование этнополитических процессов и конфликтов требует от практиков учёта всей многофакторности их проявлений. Становится актуальным исследование социально-пространственного фактора этнополитических процессов, что в меньшей степени нашло отражение в зарубежной и отечественной научной литературе.

Объектом диссертационного исследования служит социальное пространство как социально-философская категория и феномен.

Предметом диссертационного исследования является социальное пространство, его специфика и содержание применительно к этнополитическим процессам.

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертации - исследование социального пространства этнополитических процессов. Данная цель конкретизируется в следующих задачах:

1. систематизировать основные подходы к исследованию социального пространства;

2. выявить соотношение социального пространства и пространства этнополитических процессов;

3. рассмотреть возможность применения теоретических наработок феномена социального пространства этнополитических процессов к реальной действительности в конкретно взятом регионе;

4. раскрыть предпосылки этнополитических процессов в их социально-пространственном измерении на конкретном примере;

5. уточнить сущностные характеристики этнополитических процессов в условиях трансформации социального пространства на конкретном примере;

87 Криштопа А.Е. Политическое развитие Дагестана в 13 - 15 вв. Дисс. на соиск. учён, степени канд. истории. наук. - Махачкала, 1981.

8 Умаханов М.-С.К., Алиев Б.Г. Историческая география Дагестана 17 - начала 19 в. - Махачкала, 2001. 89 Булатов Б.Б., Шахов Ш.К. К проблеме самоуправления. Историко-правовой аспект. - Махачкала, 1999.

6. предложить практические шаги по преодолению этнополитических проблем в условиях специфики социального пространства в конкретно взятом регионе.

Научная новизна исследования. Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в нём впервые осуществлён комплексный социально-философский анализ социального пространства этнополитических процессов в отдельно взятом регионе РФ - Республике Дагестан с привлечением данных социологических опросов.

В ходе исследования теоретически был обоснован и сформулирован ряд положений, обладающих научной новизной:

1. выявлена теоретическая и категориальная ограниченность основных концепций «социального пространства» и предложен авторский набор факторов, определяющих характер и тип данного феномена;

2. уточнены в социально-философском аспекте понятия «социальное пространство» и «политическое пространство» как форма социального пространства;

3. рассмотрен характер соотношения социального пространства и пространства этнополитических процессов; сформулировано определение категории «социальное пространство этнополитических процессов» как социально-пространственного континуума политической активности этнических общностей;

4. предложена авторская типология социального пространства этнополитических процессов Республики Дагестан; обнаружено два диаметрально противоположных типа социальных пространств (горного и равнинного) в Республике Дагестан;

5. продемонстрирована зависимость этнополитических процессов от специфики организации и типологии социального пространства на конкретных примерах;

6. раскрыты сущностные характеристики современных этнополитических процессов в Республике Дагестан в контексте изменяющейся социально-пространственной системы;

7. обозначены способы стабилизации этнополитической напряжённости в условиях особенностей этносоциальной организации в конкретно взятом регионе.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Исследовательская ситуация в области познания социального пространства характеризуется наличием широкого спектра теорий и концепций рассматривающих одну или несколько сторон феномена и категории «социальное пространство». Наиболее полно основные положения отражены в работах П. Сорокина и П. Бурдье, которые могут служить базой для построения целостной концепции. Исходя из существующих теоретических наработок и исследования онтогенеза социального пространства, были сформулированы четыре фактора, определяющих его характер и тип: природно-географический, социальный, демографический и психофизиологический. Элементы социального пространства (социальные отношения и территория) производны от них.

2. Социальное пространство - это системная, самоорганизующаяся и саморазвивающаяся совокупность форм и структур общественной жизни, актуализированная через целостность социальных связей и отношений, локализованных в предметно-территориальной среде. Сложность, многогранность бытия человека дифференцирует социальное пространство на подсистемы, соответствующие типу отношений и предметов: политическое пространство, этническое, экономическое, демографическое и т. д. Все они подчинены общим законам метафизики пространства, но имеют и свои специфические «отраслевые» особенности, вытекающие из особенностей предметно-пространственной среды и социальных отношений. Политическое пространство - это ареал циркулирования политической (управленческой) власти, обозначенный политико-территориальной организацией. Политическое пространство есть результат и сфера организации, упорядочения, систематизации социального пространства.

3. В процессе развития этноса, в том числе и демографического роста, происходит расширение этнического ареала, неизбежно затрагивающее интересы других этносов. В ходе такого «межнационального общения» оформляются этнополитические процессы, как процессы, обладающие политической спецификой, и субъектами которых выступают этнические группы. В этой связи социально-пространственный континуум политической активности этнических общностей выступает в качестве социального пространства этнополитических процессов.

4. Природно-географический фактор выступал императивом, обусловившим складывание на территории нынешнего Дагестана двух типов социального пространства: «горного» и «равнинного». Для горной зоны характерны: прерывность, статичность социального пространства, «консервация» существующих обычаев, традиций, социальной системы и отношений и т. д. Вкупе с внутренним переживанием ограниченности окружающего пространства и психологического соотнесения себя с той или иной территорией это способствовало геополитической пассивности горцев и, как итог, формированию в этом регионе многонационального общества. Для равнинной части характерны высокая степень мобильности населения, урбанизация и миграционная активность.

5. Миграционные процессы, происходящие в полиэтничных обществах, являются причиной межэтнических столкновений. В Дагестане миграция привела к этнополитической нестабильности и межэтнической напряжённости между «переселёнными» и «местными» народностями. В полиэтничном Дагестане этнополитические процессы, просматриваемые в историческом срезе (XX в.), можно охарактеризовать как попытку аборигенных народов сохранить свой этнический ареал, противодействуя миграционным волнам. Вопросы землепользования и землевладения в полиэтничных обществах всегда будут обуславливать «внутренний микроклимат», потому эти вопросы должны решаться с особенной деликатностью.

6. Феномен коллективности власти, пронизывающий саму суть политического пространства и воспроизводящийся в различных формах в разные исторические периоды, является необходимым условием стабильности политической сферы в Республике Дагестан. Характер организации социального пространства, его специфика диктуют необходимость сохранения многообразия форм самоуправления, включающих помимо органов государственной власти ещё и традиционные социальные институты.

Теоретико-методологические основы исследования. В связи с полидетерминистским характером изучаемого явления, а, следовательно, и необходимостью всестороннего понимания его сущности, сведения антиномии категорий «пространство», «социальное пространство» и других к общим универсалиям, ключевыми для данного исследования являются методы дедукции, индукции, а также междисциплинарный подход с применением ча-стнонаучных методологий таких дисциплин, как политология, социология, история, этнология.

В целях всестороннего охвата феномена социального пространства этно-политических процессов в ходе исследования использовались также методы теоретического познания (формально-логический, сравнительный, метод историзма) с использованием теоретико-прикладных работ по данной проблеме отечественных и зарубежных философов, политологов, историков и т. д. В процессе работы привлекались также статистические материалы, социологические опросы общественного мнения, проведённые как самим автором, так и другими исследователями.

Научно-практическая значимость диссертации проявляется в расширении и уточнении категориального аппарата: «социальное пространство эт-нополитических процессов», «этнополитическое пространство» и др. Результаты работы могут представлять определённый интерес для политиков-практиков, политических партий, общественных объединений и движений, государственных учреждений и др., осуществляющих повседневную политику.

Наработки данной диссертации могут использоваться в проведении аналогичных научных исследований, при подготовке и чтении лекционных курсов по философии, политической социологии, политологии, этнологии, а также спецкурсов в высшем учебном заведении.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры социологии и политологии ДГУ. Основные положения диссертационного исследования были представлены в качестве докладов на научных и научно-практических конференциях, а также в научных изданиях в виде публикаций: Цивилизационные и геополитические аспекты политических процессов на Кавказе // Материалы конференции «Этноконфессиональные отношения как фактор общественной жизни народов Северного Кавказа». - Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2002. -0,1 п. л.; Истоки толерантности в политической среде народов Дагестана // Материалы конференции «Этнопедагогические и этнопсихологические проблемы воспитания толерантного поведения в полиэтническом обществе». - Махачкала, 2002. - 0,3 п. л.; Проблемы миграции и политическое пространство Северного Кавказа // Материалы конференции «Миграционные процессы на Северном Кавказе: история и современные проблемы». -Ставрополь, 2002. - 0,3 п. л.; Моделирование политического пространства Дагестана: теоретико-методологический аспект // Материалы конференции «Развитие региональной науки: экономика, право культура, естествознание». - Дербент, 2002. - 0,1 п. л.; Феномен власти и пространства в политико-философской практике народов Дагестана // Труды молодых учёных Дагестана. - Махачкала: ДНЦ РАН, 2002. - 0,4 п. л.; Категории «равнина» и «горы» в дагестанской поэзии (философский анализ) // Вестник молодых учёных Дагестана. Выпуск № 1. - Махачкала, 2003. - 0,4 п. л., а также в двух спецкурсах: «Политическая социология» и «Политические процессы на Северном Кавказе в 90-х годах XX века», читаемых на историческом факультете Дагестанского госуниверситёта.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения, 2 приложений и списка литературы, насчитывающего 153 наименования. Общий объем диссертационного исследования -146 страниц машинописного текста.

Заключение диссертации по теме "Социальная философия", Гусенова, Джамиля Адамкадиевна

Территориальное переустройство, которое почти всегда сопровождает

переустройство политической системы общества, является ещё одним факто ром, оказывающим влияние на этнополитические процессы. В полиэтничном

обществе территориальное переустройство есть основное содержание, цель,

идея и конечный результат процессов, происходящих в этнополитическом

пространстве. Так, в полиэтничном Дагестане этнополитические процессы,

просматриваемые в историческом срезе - XX века, можно охарактеризовать

как попытку аборигенных народов сохранить свой этнический ареал, проти водействуя миграционным волнам. В условиях Дагестана миграционные

процессы выразились в привнесении в систему социума урбанизированной

равнины горного (сельского) уюгада жизни. В иной ситуации это привело бы

к диффузии укладов жизни «переселённых» и «местных» этнических общно стей. Однако, специфика социальной организации жителей гор, её «закры тость», «замкнутость», привели к формированию большого числа малых «ди аспор», которые способны вытеснить местные народности из некоторых со циальных позиций. Переселенцы несли с собой культуру, стереотип мышле ния, уклад жизни и т. п., во многом противоположные социуму местных рав нинных народностей. В результате массового отъезда русскоязычного насе 119 ления, выполнявшего роль стабилизирующего фактора, экзистенциальные

различия горных и равнинных народностей переросли в противоречия со циокультурного, этнополитического и этнотерриториального характера. В

90-х годах XX века наиболее агрессивно настроенные представители этих эт нических общностей организовались в национальные движения. Вопросы землепользования и землевладения в полиэтничных обществах

всегда будут обуславливать «внутренний микроклимат», потому эти вопросы

требуют более деликатного подхода. Известен случай в Дагестане, когда

арендатор взял в аренду большой земельный надел в соседнем районе для

обрабатывания, что вызвало сильный резонанс в среде местных жителей, не смотря на юридическую правомочность такого действия, Полиэтничное об щество тем и характеризуется, что политические решения, принимаемые для

урегулирования этнополитических конфликтов, могут быть нецелесообраз ными с точки зрения политики или экономики, но для поддержания стабиль ности внутри социума они должны обязательно учитывать этнический фак тор. Миграционные процессы, происходящие в полиэтничных обществах яв ляются потенциальным фактором межэтнических столкновений. Это осно вывается на объективных свойствах этноса: демографическое воспроизводст во и расширение этнического ареала. А значит, где-то это явление будет но сить отрицательный характер по отношению к другим народностям. В Даге стане «политическая» миграция ускорила на десятилетия этнополитическую

нестабильность и межэтническую напряжённость между «вселёнными» и

«местными» народами. Показательны в этой связи взаимоотношения между

некоторыми представителями аварцев, даргинцев, кумыков, лакцев, чечен цев-аккинцев. Поэтому представляется необходимой реализация сегодня со циально-экономической программы «Юг России», дающей возможность

улучшения социального и экономического «климата» Дагестана, в том числе

и в горной его части. Это, в свою очередь, способствует: снижению миграци онной активности населения в направлении «горы-равнина», сохранению имеющегося этнического ареала как «горных», так и «равнинных» этносов

Дагестана и разрешению ныне существующих этнотерриториальных проти воречий. В противном случае продолжающаяся миграция «горных» народов

усугубит существующие противоречия. В полиэтничных обществах процесс «унификации» является объектив ным процессом, с характерным в таких случаях постепенным, плавным объе динением в политической, экономической, культурной и других сферах. Эти

процессы непосредственно отражаются не только на политическом ландщаф те государства, но и в народном фольклоре, мировоззрении, идеологии и т.д. Характерной чертой социального пространства этнополитических про цессов является присутствие здесь межэтнической конкуренции во всех сфе рах общественной жизни, наличествующей и в латентной форме: стремление

представительски доминировать на «политическом Олимпе», в религиозной

сфере, экономике, шоу-бизнесе и т. д. Примером этого могут служить много численные опросы общественного мнения, проводимые в Российской Феде рации, в т. ч. и в Дагестане. Они выявляют национально-дифференцирован ный характер отношения у опрошенных к политике, экономике, социально экономическому положению своих «соседей» и т. д. В период преобразования политической системы в полиэтничном обще стве всякий раз встаёт вопрос о целесообразности сохранения её целостно сти. Связано это с тем, что установка новой политической властью собствен ных «опор», на которых бы она базировалась, всякий раз осуществляется че рез этнотерриториальное переустройство региона, а также присутствие здесь

в разные исторические периоды в различной степени интенсивности этно центристские и центробежные настроения. Преодоление последних возмож но при сохранении этнического представительства во всех структурах вер ховной власти, а также недопущении доминирования в той или иной сфере

представителей какой-нибудь одной этнической группы.в условиях Дагестана для «обновления среды обитания»' необходимым

представляется привлечение денежных средств и разработка программ по

предотвращению продолжаюш;егося оттока населения с горной части рес публики на равнину. Формирование таких обш;ественно-политических струк тур, которые бы соответствовали историческим традициям народа, его куль турным архетипам, политическим стереотипам и культуре, позволило бы

наиболее эффективно функционировать системе управленческих структур. В

случае с Республикой Дагестан в контексте перехода на президентскую фор му правления представляется целесообразным сохранить Госсовет в качестве

совеш;ательного органа, в который бы делегировались по одному представи телю от каждой народности. Функцию выдвижения представителя могли бы

выполнять национальные движения или форумы, что способствовало бы ук реплению контактов официальной власти с национальными политическими

организациями, а значит с «ядром» национальной интеллигенции. Характер организации социального пространства, его специфика дикту ют также необходимость сохранения многообразия форм самоуправления,

включающих помимо органов государственной власти ещё и традиционные

социальные институты. Не менее важным в условиях многонациональности

Дагестана является вопрос скорейшего разрешения этнотерриториального

обустройства народностей. Так, социологические опросы, проводимые дис сертантом среди дагестанских народностей, показывают - 68,15 % опрошен ных отрицают перспективу передачи Новолакского (Ауховского) района в

введение Чеченской Республики, что, по нашему мнению, связано с укорене нием представления о причастности земель указанного района к территории

Дагестана. ' Абдулатипов Р.Г. Управление этнополитическими процессами. Вопросы теории и практики. - М.: Славян ский диалог, 2001 - 88.Заключение

Феномену общества не присущи такие характеристики как статичность,

неизменчивость. Онтологически общество пребывает в динамичном состоя нии, выраженном в социальном взаимодействии, контактах, общении. В про цессе развития материального производства происходит изменение и услож нение общественных отношений и структур, а вместе с тем формируются но вые формы существования homo sapiens. Многообразие общественного бы тия, различие типов и форм общественных отношений позволяют выделить

несколько систем конкретных социальных пространств: исторического, по литического, экономического, демографического и др., каждый из которых

выполняет свои специфические функции, но вместе с тем подчиняется об щим законам социальной формы существования материи. Особая роль в этой связи отводится социальному пространству этнопо литических процессов, которое актуализируется через совокупность внешних

и внутренних параметров политической власти в рамках ареала этноса. Так,

его «внешние» характеристики суть специфика политико-территориальной

организации этнического сообщества: её конфигурация, размер, особенности

политико-территориальной стратификации, природно-географические и кли матические условия, цивилизационные координаты и т.д. «Внутренние»

свойства социального пространства этнополитических процессов раскрыва ются через особенности системы властных отношений, связанных с ней про цессов, изменений и т. д., вкупе составляющих «ткань политического». Реф лексия внутренних и внешних свойств социального пространства этнополи тических процессов позволяет автору остановиться на утверждении, что по следнее есть результат организации, упорядочения, систематизации социаль ного пространства этнической группы. Потому различного рода изменения,

процессы, конфликты, в той или иной степени отражаются в социальном про странстве этнополитических процессов, и наоборот, перемены в сфере

организации и управления этническим сообществом проецируются на ос тальные элементы социального бытия.в гносеологическом плане социальное пространство этнополитических

процессов близко к политическому пространству. Под политическим про странством мы подразумеваем ареал циркулирования политической (управ ленческой) власти обозначенный политико-территориальной организацией. Данное категориальное определение совпадает с её функциональной предна значенностью. Это пространство-сфера управления обществом, глубина пре делов которого определяется степенью организации и организованности са мого социума. В этой связи метафизика политического пространства такова,

что может подчинять себе другие экзистенциальные свойства данной органи зации. Это говорит о первостепенной важности пространства политического

в вопросе организации/дезорганизации пространства социума. В физическом

плане политическое пространство «очерчивается» рубежами государства;

территория с её природно-географическими особенностями является для

сферы политического пространством для маркировки собственных границ

ареала. Специфика природного ландшафта выступает объективным условием

конструирования и развития внутри- и внешнеполитических отношений и

процессов. Кроме того, территория-пространство со всеми его составляющи ми - это необходимый, явный, материализованный элемент бытия как от дельного индивида, так и этноса и государства. В политическом пространстве, как и в этнической сфере, территория су ществует как объективная и неразрывная форма национального бытия. Это

один из важнейших признаков народа. Во взаимодействии природно географические условия накладывают свой отпечаток на специфику фольк лора, быта, архитектуры, одежды, хозяйства (а, следовательно, и социально политической структуры) и т. д. Народ как бы «срастается» с местной приро дой, по-своему осваивая её, тем самым формируется национально дифференцированное человечество. Элементы этничности, её уникальности проявляют себя при сравнении с

другими этническими сообществами. В процессе развития этноса, в том чис ле и демографического роста, происходит интенсификация (как «освоение вглубь») и экстенсификация (как «освоение вширь») этнического простран ства. Последнее неизбежно затрагивает интересы других этносов. В ходе та кого «межнационального общения» оформляются этнополитические процес сы, как процессы, обладающие политической спецификой, и субъектами ко торых выступают этнические группы. Социальное пространство этнополитических процессов проявляет себя в

совокупности выполняемых функций. Оно выделяет из общего многообразия

социальной организации человеческого общества единичный тип этнической

организации, онтологически привносит в социальную организацию специфи чески национальный аспект, отражает национальный дух, политическую

культуру, исторический опыт, специфику социального взаимодействия и т. д. Необходимость формулирования данного понятия столь же справедливо, на сколько возможно говорить о существовании этнической экономики, этниче ской культуры, главным образом оказывающих влияние на поведение как це лого этнического сообщества, так и отдельных его представителей. При сравнении политического пространства и социального пространства

этнополитических процессов можно выделить следующие общие и отличи тельные свойства и качества. Политическое пространство и социальное пространство этнополитиче ских процессов - равноценные формы проявления социального пространства. Однако последнее актуально лишь в полиэтничных обществах. Располагаясь

в едином смыслом поле, политическое пространство и социальное простран ство этнополитических процессов отличаются друг от друга интенсивным

характером и степенью концентрации качеств у последнего. Этнополитиче ские процессы, помимо всех прочих нюансов, обладают и иррациональным,

эмоциональным аспектом, способным воспроизводиться в процессе взаимо действия людей длительное время. У основания социального пространства

этнополитических процессов лежит стремление сохранить ценностно нормативное ядро этнической интеграции посредством политического воз действия, воздействия на управленческий механизм и организацию социума.Так же, как и в политическом, в этническом присутствует онтологическая

противоположность «друг» и «враг». Существование этих противоположно стей, асимметрии (политической, экономической, этнической и т. д.) актуа лизирует социальное пространство этнополитических процессов - простран ство взаимодействия различных субъектов-этносов. Для него характерны

также периодичность, повторяемость политических событий. Внутренняя

динамика зависит от демографических и экономических показателей субъек тов взаимодействия. Демографический фактор (количественный рост населе ния) привносит элемент объективности в усиление конфликтогенного потен циала многонационального государства. Наиболее показательным в этом от ношении является социальное пространство самого многонационального

субъекта Российской Федерации - Дагестана. Существование двух моделей стратификационной системы в Дагестане

позволяет говорить о наличии двух моделей социального и этнополитическо го пространства: горной (в которой функционировала коллективная форма

власти с установившимися нормами обычного права) и предгорно-равнинной

(где присутствовала преимущественно персональная власть, распространяв шая своё влияние на зависимую категорию населения). В горной части природно-географическая локализация населённых пунк тов способствовало «консервации» и сохранению существующих в общине

обычаев, традиций, социальной системы, специфики социального взаимодей ствия и т. д. Перемещение в таком пространстве предполагало смену этно культурной и политической принадлежности. Вкупе с внутренним пережива нием ограниченности окружающего пространства и психологическим соот несением себя с той или иной территорией это способствовало геополитиче ской пассивности горцев и, как итог, формированию в этом регионе много национального общества. Подобное обстоятельство стало также причиной «узости» социального

пространства и сформировало такое свойство социального времени, как пос тоянную циркуляцию событий. Полиэтничное общество характеризуется, по нашему мнению, вполне определённой тенденцией. А именно, возвратно поступательным характером поддержания взаимосвязей между субъектами

полиэтничного общества; центростремительные и центробежные процессы в

нём, чередующиеся в разные историко-временные срезы, являются основным

содержанием внутригосударственных этнополитических процессов. Это

можно наблюдать на примере истории России в целом и Дагестана в частно сти

Суровые природно-климатические условия способствовали также скла дыванию здесь коллективной формы власти проявляющей себя в политиче ской системе республики как латентный социальный институт. Феномен кол лективности пронизывает саму суть политического пространства, «переизда ётся» в различных формах из одного исторического этапа в другой. Совре менный период для республики не оказался исключением. Равнинная часть Дагестана -зона городских построек и посёлков город ского типа. Данная территория исторически являлась этническим ареалом

кумыков, ногайцев, азербайджанцев (дагестанских) и т. д. В то же время

именно в этом направлении осуществлялись наиболее масштабные миграци онные перемещения. В условиях Дагестана миграционные процессы выразились в привнесе нии в систему социума урбанизированной равнины горного (сельского) ук лада жизни. В иной ситуации это привело бы к диффузии укладов жизни

«переселённых» и «местных» этнических общностей. Однако, специфика со циальной организации жителей гор, её «закрытость», «замкнутость», привели

к формированию большого числа малых «диаспор», которые способны вы теснить местные народности из некоторых социальных позиций. Переселен цы несли с собой культуру, стереотип мышления, уклад жизни и т. п., во

многом противоположные социуму местных равнинных народностей. В ре зультате массового отъезда русскоязычного населения, выполнявшего роль

стабилизирующего фактора, экзисте1щиальные различия горных и равнин ных народностей переросли в противоречия социокультурного, этнополити 127 ческого и этнотерриториального характера. В 90-х годах XX века наиболее

агрессивно настроенные представители этих этнических общностей органи зовались в национальные движения. Этнополитические процессы, наблюдаемые в среде дагестанских наро дов в современный период, явились следствием динамики политического

пространства республики, своего рода результатом формирующейся новой

структуры власти как в советский период, так и в перестроечное время, вся кий раз воссоздающейся посредством этнотерриториального переустройства

региона. Главная внутриполитическая, по сути, национально-политическая

линия проходила по границе «горы» - «равнина», где в советские годы про исходили основные миграционные перемещения населения, создавая условия

для смещения этнонациональных рубежей. Стоящие за этой кампанией зада чи были реализованы лишь частично. В экономическом плане данный проект

себя оправдывал, однако из-за менталитета «горных» народов полиэтничного

Дагестана не получил своего логического завершения. Гораздо большие последствия такого решения были обнаружены в поли тической сфере. Процесс «унификации» местных народов, опирающийся на

«унификацию» этнических территорий, начал «набирать свои обороты» к

концу XX века. В этот же период в республике отмечен всплеск межэтниче ских конфликтов, главным образом между «местными» и «вселёнными» на родами по поводу спорных территорий, активизировавший, в свою очередь,

деятельность национальных движений. Всё это происходит на фоне утвер ждения в республике новой власти в лице политической элиты со своей

идеологией и представлениями об административно-территориальном уст ройстве Республики Дагестан. Анализ этнополитических процессов в Дагестане позволяет выделить не которые аспекты, затрагивающие саму суть социального пространства этно политических процессов, а именно:

- Территориальное переустройство, которое почти всегда сопровождает

переустройство политической системы общества, является ещё одним факто 128 ром, оказывающим влияние на этнополитические нроцессы. В нолиэтничном

обществе территориальное переустройство есть основное содержание, цель,

идея и конечный результат процессов, происходящих в этнополитическом

пространстве. Так, в полиэтничном Дагестане этнополитические процессы,

просматриваемые в историческом срезе - XX века, можно охарактеризовать

как попытку аборигенных народов сохранить свой этнический ареал, проти водействуя миграционным волнам. Вопросы землепользования и землевла дения в полиэтничных обществах всегда будут обуславливать «внутренний микроклимат», потому эти вопросы требуют более деликатного подхода. Кроме того, полиэтничное общество характеризуется тем, что политические

решения, принимаемые для урегулирования этнополитических конфликтов,

могут быть нецелесообразными с точки зрения политики или экономики, но

для поддержания стабильности внутри социума должны обязательно учиты вать этнический фактор. - Внутримиграционные процессы, происходящие в полиэтничных обще ствах, являются потенциальным фактором межэтнических столкновений, что

объясняется объективными свойствами этноса: демографическим воспроиз водством и расширением этнического ареала. А значит, где-то это явление

будет носить отрицательный характер по отношению к другим народностям. В Дагестане «политическая» миграция ускорила на десятилетия этнополити ческую нестабильность и межэтническую напряжённость между «вселённы ми» и «местными» народами. Показательны в этой связи взаимоотношения

между некоторыми представителями аварцев, даргинцев, кумыков, лакцев,

чеченцев-аккинцев. - В полиэтничных обществах процесс «унификации» является объектив ным процессом, с характерным в таких случаях постепенным, плавным объе динением в политической, экономической, культурной и других сферах. Эти

процессы непосредственно отражаются не только на политическом ландшаф те государства, но и в народном фольклоре, мировоззрении, идеологии и т. д. • Характерной чертой этнополитического пространства является присут ствие здесь межэтнической конкуренции во всех сферах общественной жиз ни, наличествующей порой в латентной форме: стремление представительски

доминировать на «политическом Олимпе», в религиозной сфере, экономике,

шоу-бизнесе и т. д. Примером этого могут служить многочисленные опросы

общественного мнения, проводимые в Российской Федерации, в том числе и

в Дагестане. Они выявляют национально-дифференцированный характер от ношения у опрошенных к политике, экономике, социально-экономическому

положению своих «соседей» и т. д. - В период преобразования политической системы в полиэтничном об ществе всякий раз встаёт вопрос о целесообразности сохранения ее целост ности. Связано это с тем, что установка новой политической властью

собственных «опор», на которых бы она базировалась, всякий раз

осуществляется через этнотерриториальное переустройство региона, а также

с присутствием интенсивности этноцентристских и центробежных

настроений. Преодоление последних возможно при сохранении этнического

представительства во всех структурах верховной власти, а также

недопущении доминирования в той или иной сфере представителей какой нибуДня5да)(Шношн1ииякцред5^угайитания»' необходимым представляется при влечение денежных средств и разработка программ по предотвращению про должающегося оттока населения с горной части республики на равнину. Формирование таких общественно-политических структур, которые бы соот ветствовали историческим традициям народа, его культурным архетипам,

политическим стереотипам и культуре, позволило бы наиболее эффективно

функционировать системе управленческих структур. В случае с Республикой

Дагестан в контексте перехода на президентскую форму правления представ ляется целесообразным сохранить Госсовет в качестве совещательного орга на, в который бы делегировались по одному представителю от каждой на ' Абдулатипов Р.Г. Управление этпополитическимн процессами. Вопросы теории и практики. - М.: Славян ский диалог, 2001 - 88.родности. функцию выдвижения представителя могли бы выполнять нацио нальные движения или форумы, что способствовало бы укреплению контак тов официальной власти с национальными политическими организациями, а

значит с «ядром» национальной интеллигенции. Характер организации социального пространства, его специфика дикту ют также необходимость сохранения многообразия форм самоуправления,

включающих помимо органов государственной власти ещё и традиционные

социальные институты. Не менее важным в условиях многонациональности

Дагестана является вопрос скорейщего разрещения этнотерриториального

обустройства народностей. Так, социологические опросы, проводимые дис сертантом среди дагестанских народностей, показывают - 68,15 % опрошен ных отрицают перспективу передачи Новолакского (Ауховского) района в

введение Чеченской Республики, что, по нашему мнению, связано с укорене нием представления о причастности земель указанного района к территории

Дагестана.Диаграмма 1. Представительский состав опрошенных респондентов

Возрастной состав опрошенных, в %

^ ^24,30% /

D До 24 лет П От 25 до 35 лет. ПОт 36 до 45 лет. П От 45 и далее... Социальный состав опрошенных, в %

о Студенты

D Интеллигенция

• Пенсионеры

В Предприниматели

• Безработные

П Госслужащие

Половой состав

• Мужчины

опрошенных. ШЖенщины

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Гусенова, Джамиля Адамкадиевна, 2006 год

1. Абасов А.С. Пространство. Время. Познание. - Баку, 1986.

2. Абдулатипов Р.Г. Управление этнополитическими процессами. Вопросы теории и практики. М.: Славянский диалог, 2001. - 479 с.

3. Агаев А.Г. Нациология: Философия национальной экзистенции. — Махачкала, ИПЦ ДГУ, 1992. 2163. с.

4. Агларов М.А. Сельская община в Нагорном Дагестане в XVII начале XIX в. - М.: Наука, 1988. - 240 с.

5. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. Издание 3-е, переработанное и дополненное. М.: ПБОЮЛ М.А.Захаров, 2001. - 608 с.

6. Алексеенко Ю.А. Материя, движение, пространство и время // Проблемы диалектического материализма. Томск, 1986 г. С. 41 - 63.

7. Алиев Б.Г., Умаханов М.-С.К. Историческая география Дагестана XVII-нач.Х1Х в. Книга II (Историческая география Южного Дагестана). Махачкала, 2001.-324 с.

8. Алиева В.Ф. Население Дагестана на рубеже веков. Махачкала: Юпитер, 1999.-232 с.

9. Алиева Ф. Собр. сочинений. Т. II. Стихотворения. Легенды. Баллады. Трагическая поэма. М.: Художественная литература, 1990.

10. Андреев А. Этническая революция и реконструкция постсоветского пространства // ОНС: Общественные науки и современность. 1996. № 1. С. 105-114.

11. Андреев И.Л. Связь пространственно-временных представлений с генезисом собственности и власти // Вопросы философии. 1999. № 4. С. 54 - 77.

12. Антология дагестанской поэзии. Т. 1: Песни народов гор / Сост. Абуков К.И. и др. Махачкала, 1980. - 363 с.

13. Антология дагестанской поэзии. Т. II: Поэты дореволюционного Дагестана. Махачкала, 1980.

14. Арефьева Г.С. Политическая организация общества. М.: Высшая школа, 1967. - 88 с.

15. Аронов Р.А., Терентьев В.В. Существуют ли нефизические формы пространства и времени? // Вопросы философии. 1988. № 1. С.71 - 84.

16. Ахмедова Ж., Ахмедов К. Общие закономерности урбанистических процессов в республике // Материалы географического общества. Выпуск XXIV. Махачкала, 1996. - С. 26 - 27.

17. Ахундов М.Д. Концепции пространства и времени: истоки, эволюция, перспективы. М.: Наука, 1982. - 222 с.

18. Баранов Е.Г. Нациопатия источник конфликтов. // ОНС: Общественные науки и современность. 1996. № 6. - С. 67 - 75.

19. Барбаков О.М. Регион как объект управления. // Социс: Социологические исследования. 2002. № 7. С.96 - 100.

20. Барзилов С.И., Чернышов А.Г. Политическая структура современной российской провинции. М.: Магистр, 1997. - 31 с.

21. Барзилов С.И., Чернышов А.Г. Регион как политическое пространство // Свободная мысль. 1997. Февраль.

22. Баталов Э.Я. Топология политических отношений // Полис: Политические исследования. 2000. № 3.- С. 88 99.

23. Батырай. Песни. Махачкала, Дагучпедгиз, 1985 г. - 129-с.

24. Белозёров B.C. География и динамика этнической структуры населения Северного Кавказа: Дис. доктора географических наук. М., 2000.

25. Бикбов А. Социальное пространство как физическое: иллюзии и уловки // Отечественные записки. 2002. № 6. С. 63 - 72.

26. Богатова О.А. Этнические границы в Мордовии: парадокс многоуровневой идентичности // Социс: Социологические исследования. 2004. № 6.

27. Боронаев А.О., Смирнов П.И. О понятиях «общество» и «социальное». // Социс: Социологические исследования. 2003. № 8. С. 3 - 11.

28. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983.

29. Бузский М.П. Социальное пространство и время в формировании естественнонаучного знания: Автореферат дис. кандидата философских наук. -Киев, 1979.

30. Булатов Б.Б., Шахов LLI.K. К проблеме самоуправления. Историко-правовой аспект Махачкала, 1999. - 72 с.

31. Булгаков С.Н. Философия хозяйства М.: Наука, 1990. - 412 с.

32. Бурдье П. Начала. Ч. III. Социальное пространство и символическая власть. / Пер. Шматко Н. А. — М.: Socio-Logos, 1994. — С. 181 207.

33. Бурдье П. Социальное пространство и генезис классов // Вопросы социологии. 1992. № 1. С. 17-33.

34. Бурдье П. Физическое и социальное пространство. М., 1993.

35. Бусыгина И. Сжимая пространство до образа мест. (Размышления о провинции и периферии в Западной Европе) // Отечественные записки. 2002. №6. -С. 398-403.

36. Василенко Н.О. Политические процессы на рубеже культур. М.: Эди-ториал УРСС, 1998.

37. Венгеров А. Политическое пространство и политическое время. (Опыт структурирования понятий). // ОНС: Общественные науки и современность. 1992. С. 49-63.

38. Взаимодействие географической среды и хозяйственной деятельности человека. Курс лекций. Вып. 1, Иркутск, 1970. - 55 с.

39. Виноградский В.Г. Социальная организация пространства. Философ-ско-социологический анализ. М.: Наука, 1988. - 192 с.

40. Вьюницкий В. Национальные партии: конец начала или начало конца? // Этнополис: Этнополитический вестник. 1994. № 8.

41. Габдрахманов Г.Ф. Роль миграции в преобразовании этнической структуры Татарстана // Социс: Социологические исследования. 2004. № 6.

42. Гаджиев Б.И. Ворота в горы Дагестана. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1966.- 196 с.

43. Гаджиев М.Г., Давудов О.М., Шихсаидов А.Р. История Дагестана с древнейших времён до конца XV в. Махачкала: ДНЦ РАН, 1996. - 450 с.

44. Гамзатов Р. Мой Дагестан. Кн. 1 и 2. Махачкала: Дагучпедгиз, 1985. -438 с.

45. Гамзатов Р. Книга стихотворений: Песни гор. Письмена. Патимат. М.: Современник, 1983.

46. Гамзатов Р. Пять пальцев: Стихи. Махачкала: Дагкнизд., 1987.

47. Гачев Г. Национальные образы мира. Курс лекций. М.: Academia, 1998.-430 с.

48. Гегель Ф. Философия права: Пер. с нем. М.: Мысль, 1990. - 524 2. с.

49. Геллнер Э. Нации и национализм. М.: Прогресс, 1991.

50. Гобозов И.А. Философия политики. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТЕ-ИС, 2002.-230 с.

51. Гумилёв JI.H. Этногенез и биосфера Земли. Т. 1 3. - М., 1979.

52. Грюнбаум А. Философские проблемы пространства и времени. М., 1969.

53. Дагестанская АССР. Физико-географический обзор. Махачкала, Да-гучпедгиз, 1958.

54. Дагестанская литература: Хрестоматия. Махачкала, Дагучпедгиз, 1982.

55. Даль Р. Полиархия, плюрализм и пространство //Антология мировой политической мысли. Т. 2. Зарубежная политическая мысль XX в. М.: Мысль, 1997.-С. 611 -628.

56. Дахин А.В., Распопов Н.П. Проблема региональной стратификации в современной России. // Полис: Политические исследования. 1998. № 4. С. 133-144.

57. Джунусов М.С. О мере своеобразия национальных культур // Социс: Социологические исследования. 2002. № 5. С. 125 - 127.

58. Доленко Д.В. Территориальное устройство общества и политическая власть: Дис. доктора политических наук. Саранск, 1995. - 241 с.

59. Драгунский Д.В. Макрополитика. Заметки о детерминантах национального поведения. // Полис: Политические исследования. М., 1995. № 5. - С. 34 -47.

60. Захаров А.В. Народные образы власти // Полис: Политические исследования. 1998. № 1. С.23 - 35.

61. Замятина Н.Ю. Модели политического пространства // Полис: Политические исследования М., 1999. № 4. - С. 29 - 41.

62. Збровский Г.Е. Пространство и время как формы социального бытия. -Свердловск, 1974.

63. Иванов В., Котов А., Ладодо И. Межэтническая напряженность в Российской Федерации глазами социологов // ОНС: Общественные науки и современность. 1993. № 1. С. 99 - 107.

64. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. // Вопросы статистики. 2004. № 3. С.З - 6.

65. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.: В 14 т. Т 4. Кн 1-2. Национальный состав и владение языками,, гражданство. М.: Статистика России, 2004. - 945 с.

66. Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года: В 7 т. Т. 7. Миграция населения, состав семей в СССР. М.: Статистика, 1974. - 455 с.

67. Кант И. Собрание сочинений: В 8 т. Т. 3. Критика чистого разума. — М.: Чаро, 1994.-741 с.

68. Кисриев Э.Ф. Национальность и политический процесс в Дагестане -Махачкала, 1998. 53 с.

69. Клименко В.В. Энергия, климат и историческая перспектива России // ОНС: Общественные науки и современность. 1995. № 1.

70. Климова С.Г. Критерии определения групп «мы» и «они». // Социсс: Социологические исследования. 2002. № 6. С. 83 - 95.

71. Кляйнер Б.И. Социальная причинность, её природа и специфика. М.: Высшая школа, 1991. - 128 с.

72. Ковалевский М.М. Клан у аборигенных племён России // Социс: Социологические исследования. 2002. №5. С. 129 - 138.

73. Ковальзон М.Я., Эпштейн Р.И. О специфики пространства и времени как категорий социально-философской теории // Философские науки. 1988. № 8.-С. 3-18.

74. Колосов В.А. Территориально-политическая организация общества: Дис. доктора географических наук. М., 1992.

75. Комра А.У. Миграция населения: вопросы теории, методики исследования. Киев: Наукова Думка, 1978. - 150 с.

76. Королёв С.А. Бесконечное пространство. Гео- и социографические образы власти в России. М., 1997.

77. Косолапов Н.А. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем. Основные теории и методологии. (На примере России).- М.: Аспект-Пресс, 1994. 240 с.

78. Костюк В.Н. Изменяющиеся системы. М., 1993. - 352 с.

79. Криштопа А.Е. Политическое развитие Дагестана в XIII XV вв. Дис. кандидата исторических наук. - Махачкала, 1981.

80. Курбанов М.Р., Курбанов Ж.М. Дагестан: депортация и репрессии (трагедия и уроки). Махачкала: ГУП «Дагестанское книжное издательство», 2001.-280 с.

81. Лямин B.C. География и общество. Философские и социологические проблемы географии. М.: Мысль, 1978. - 309 с.

82. Лефор К. Политические очерки (XIX XX вв.). - М.: РОССПЭН, 2000. -368 с.

83. Лугуев С.А. Традиционные нормы культуры поведения и этикет народов Дагестана (XIX XX века). - Махачкала: ДНЦ РАН, 2001. - 106-с.

84. Любарский Г.Ю. Теория динамики сложной социальной системы // Полис: Политические исследования. 2004. № 3.

85. Майборода Э.Т. О существовании цивилизаций различного типа // Научная мысль Кавказа. 2000. № 2. С. 41 - 47.

86. Магомедов P.M. Легенды и факты о Дагестане. Из записных книжек историка. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1969. - 240 с.торика. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1969. - 240 с.

87. Магомедов P.M. По аулам Дагестана. Выписки из полевых дневников. -Махачкала: Дагучпедгиз, 1977. 143 с.

88. Маретина С.А. Роль географического фактора в истории докапиталистического общества. Л., 1984. - 199 с.

89. Маркс К. Капитал. Т 1. Кн. 1. Процесс производства капитала. — М.: Издательство политической литературы, 1983.

90. Маркс К. Конспект книги Дж. Фира «Аравийская деревня в Индии и на Цейлоне» // Народы Азии и Африки. 1965. № 1.

91. Маценов Д. Западные политологи о межнациональных отношениях в СССР // Мировая экономика и международные отношения. 1991. № 9. С. 101 -111.

92. Марченко Г. Политический ландшафт России // Октябрь. 1996. № 4. -С. 148-157.

93. Мерлин B.C. Взаимоотношение иерархических уровней в системе «человек общество» // Вопросы психологии. 1975. № 5.

94. Мерриам Т.Э. Новые аспекты политики. // Антология мировой политической мысли. Т.2. Зарубежная политическая мысль XX в. М.: Мысль, 1997. -С. 175-184.

95. Миграция населения Республики Дагестан в 2003 году. Стат. сб. Махачкала, 2004. - 58 с.

96. Модели в географии. Сб. тр. / Под ред. Д. Горли, П. Хаггера. М.: Прогресс, 1971.-386 с.

97. Моделирование геосистем. М.: Мысль, 1986. - 213 с.

98. Моисеев Н.Н. Проблема возникновения системных свойств // Вопросы философии. 1992. № 11.

99. Моргачёв С. Пространство, время и поле в мировой политике // Мировая экономика и международные отношения. 1989. № 7. С. 120 - 122.

100. Никулин Д.В. Пространство и время в метафизике XVII века. Новосибирск: ВО «Наука», 1993. - 262 с.

101. Общественные движения и политические партии Дагестана на современном этапе: Справочник. Махачкала, 1998.

102. Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в XVIII начале XIX в.: Сб. научных статей. - Махачкала, Б.и., 1981. - 168 с.

103. Осипов А.И. Пространство и время как категории мировоззрения и регуляторы практической деятельности. Минск: Наука и техника, 1998. - 212 с.

104. Осипов Ю.М. Опыт философии хозяйства. Хозяйство как феномен культуры и самоорганизующаяся система. М.: Издательство МГУ, 1990. -3811. с.

105. Панарин С.А. Позиционно-исторические факторы кавказской политики // Полис: Политические исследования. 2002. №2. С. 100 - 110.

106. Плетников Ю.К. О природе социальной формы движения. М.: Изд-во МГУ, 1971.-247 с.

107. Померанц Г.С. Роль масштабов времени и пространства в моделировании исторического процесса // Народы Азии и Африки. 1989 г. № 4.

108. Порус В. Пространство и время в человеческих измерениях Теория развития научного знания. // Знание сила. 1998. № 6. - С. 46 - 51.

109. Пространственные представления как средство познания объективной действительности: Сб. трудов. Выпуск II. М., 1974. - 66 с.

110. Рукавишников В.О. Политические культуры и социальные изменения. -М., 1998.

111. Рышка Ф. Границы политической власти // Элементы теории политики. / Под ред. К. Опалка. Пер. с польского Ростов - на - Дону, 1991. - 448 с.

112. Санглибаев А.А. Этнокультурная асимметрия как фактор политического процесса на Северном Кавказе // Научная мысль Кавказа. 2000. № 2. С. 65 -67.

113. Сборник сведений о кавказских горцах. Вып.1. 1869 г. Тифлисъ. Москва, МНТПО «Адир», 1992 г.

114. Свидерский В.И., Винокуров В.В. О видах пространственно-временных отношений // Вестник ЛГУ. 1984. №11. Вып. 2. Экономика. Философия. Право.-С. 39-43.

115. Сергеев В.Н., Сергеев К.В. Механизмы эволюции политической структуры общества: социальные иерархии и социальные сети // Полис: Политические исследования. 2003. № 3, С. 6 - 13.

116. Симуш П.И. Новые процессы в социальной жизни советского села // Вопросы философии. 1981. № 7.

117. Смирнов А.Н. Этнические контуры северокавказской геополитики // Мировая экономика и международные отношения. 2000. № 5. С. 40 - 48.

118. Социальная и культурная дистанция: опыт многонациональной России. -М., 2000.

119. Социальное положение и уровень жизни населения Дагестана: Стат. сб. Махачкала, 2002. - 320 с.

120. Спрингер С., Дейч Г. Левый мозг, правый мозг. М., 1983.

121. Тишков В.А. Социальное и национальное в историко-антропологи-ческой перспективе // Вопросы философии. 1990. № 12. С. 3 - 15.

122. Тойнби А.Д. Постижение истории: Сб. / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1991.-736 с.

123. Травин И.И. Материально-вещная среда и социалистический образ жизни.-Л., 1979.

124. Туровский Р.Ф. Политико-географический анализ политического процесса: теоретико-методологические аспекты: Дис. кандидата политических наук. М., 1995.

125. Туровский Р.Ф. Политическое расслоение российских регионов. История, теория и факторы формирования. — М., 1996.

126. Филиппов Г.Г. Социальная организация и политическая власть. М.: Мысль, 1985.- 173 с.

127. Хайдеггер М. Время и бытие. Статьи и выступления. М.: Республика, 1993.-447 с.

128. Хайруллина Н.Г. Грани этнической идентификации // Социс: Социологические исследования. 2002. № 5. С. 121 - 125.

129. Хельд К. Подлинная экзистенция и политический мир // Вопросы философии. 1997. №4.-С. 38-46.

130. Хоменко А.В. Об объективном содержании пространства и времени // Единство мировоззренческих и методологических функций марксистско-ленинской философии. Киев, 1980.

131. Хомра А.У. Миграция населения: вопросы теории, методики исследования. Киев: Наукова думка, 1979. - 146 с.

132. Хопёрская JI.JI. Современные этнополитические процессы Северокавказского региона: проблемы политического управления: Дис. доктора политических наук.-М., 1997.

133. Хорев Б.С. Территориальная организация общества. Актуальные проблемы регионального управления и планирования в СССР. М.: Мысль, 1981.

134. Хорев Б.С., Моисеенко В.М. Сдвиги в размещении населения СССР. -М.: Статистика, 1976. 102 с.

135. Цапенко И. Социально-политические последствия международной миграции населения // Мировая экономика и международные отношения. 1999. №3,

136. Цехмистро И.З. Понятие протяжённости и описание физической реальности // Вопросы философии. 1968. №11.

137. Черников В.Г. О социально-философских основах регионологии // Актуальные проблемы комплексного развития регионов и преодоления социально-экономических различий между ними. Саранск, 1983.

138. Шадже А.Ю. Кавказская цивилизация или кавказская культура? // Научная мысль Кавказа. 2000 № 2. С. 39 - 41.

139. Шарыгин Н.Д. Региональная организация общества (теоретико-методологические проблемы совершенствования). Пермь: Изд. Пермск. Унта, 1992.-284 с.

140. Шмитт К. Понятие политического // Антология мировой политической мысли. Т.2. Зарубежная политическая мысль XX в. М.: Мысль, 1997. - С. 290-309.

141. Шпилюк В.А. Межреспубликанская миграция и сближение наций в СССР.-Львов, 1975.

142. Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. / Э.Н. Галич, А.В.Гордон, А.В.Журавский и др. М.: Наука, 1984. - 581 с.

143. Яковлев В.П. Социальное время. Ростов - на - Дону, 1980.

144. Blau P. Exchange and Power in Social Life. New York, 1964.

145. Craib I. Modern Social Theory. New York, 1984.t

146. Giddens A. Central Problems in Sociological Theory. Berkeley, 1979.

147. Jhonson T. The Structure of Social Theory. Basingstoke, 1984.

148. Lasswell H.D., Kaplan A. Power and Society. New Haven, 1950.

149. Parsons T. Politics and Social Structure. New York, 1969.

150. Schutz A. The Phenomenology of Social World. London, 1972.

151. Sorokin P.A. Social and Cultural Dynamics. New York, 1962, Vol. 1 - 4.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 226403