Социокультурная специфика политического дискурса современной КНР тема диссертации и автореферата по ВАК 24.00.01, кандидат философских наук Переверзев, Егор Викторович

Диссертация и автореферат на тему «Социокультурная специфика политического дискурса современной КНР». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 334162
Год: 
2008
Автор научной работы: 
Переверзев, Егор Викторович
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Белгород
Код cпециальности ВАК: 
24.00.01
Специальность: 
Теория и история культуры
Количество cтраниц: 
146

Оглавление диссертации кандидат философских наук Переверзев, Егор Викторович

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ

ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО

ДИСКУРСА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ФЕНОМЕНА.

1.1. Дискурс в методологическом пространстве междисциплинарных исследований.

1.2. Философско-культурологическая модель политического дискурса.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1.

Глава 2. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС СОВРЕМЕННОЙ КНР В СИСТЕМЕ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ДЕТЕРМИНАНТ.

2.1. Специфика культурно-политической ситуации в современной КНР.

2.2. Философско-параметральный анализ политического дискурса современной КНР.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Социокультурная специфика политического дискурса современной КНР"

Актуальность темы исследования. Трансформация современных наук в условиях так называемого «дискурсивного поворота» предполагает рассмотрение коммуникативного пространства культуры в качестве синтетического предмета современных знаний о человеке и обществе. Одним из центральных философско-культурологических и социально-гуманитарных наук становится понятие дискурса, представляющее собой, на наш взгляд, конституирующую основу для объединения зачастую узкоспециализированных социально-гуманитарных исследований. Речь идет о возможности применения теории дискурса для разрешения проблем, связанных с онтологическим статусом социокультурных объектов, метарефлексивностью исследователя, его «вовлеченностью» в социокультурные отношения и выработки качественной научно-философской схемы, позволяющей изучать социокультурные явления не только в терминах их структуры, но и одновременно в терминах многоаспектного нелинейного взаимодействия.

В настоящее время в науке с особой остротой разворачиваются методологические дискуссии относительно перспектив изучения и измерения политической реальности как социокультурного феномена и в частности -влияния политического дискурса на развитие социальных процессов как на уровне отдельно взятых культур, так и в общемировом контексте. Процессы глобализации, характеризующиеся среди прочего распространением универсальной идеологической системы (последнюю, как правило, описывают в терминах демократического неолиберализма), затрагивают практически каждую культуру. Необходимость установления, поддержания и воспроизводства эффективных и адекватных современным тенденциям властных отношений в том или ином социокультурном контексте предполагает, с одной стороны, реализацию универсальных политических моделей, а с другой - учет локальных культурных особенностей. Унифицированный политический язык в определенной степени невозможен, так как его смысл, функциональность, коммуникативный контекст реализации и т.д. значительным образом зависят от конкретных культурных традиций, устоев и норм политических отношений.

Аналитический потенциал современного знания о политическом дискурсе таков, что с его помощью возможно получить дескриптивную модель дискурса, описать его формальные признаки, выявить функциональные особенности и «вскрыть» социальные неравенства, закрепленные или воспроизводимые дискурсом. Однако, к сожалению, пока слишком мало можно сказать о социокультурных причинах того или иного «порядка дискурса». Традиционная сфера применения дискурсного подхода (лингвистика, семиотика, социология) не в полной мере способна предложить такую методологическую базу, на которой можно было бы построить концептуальный аппарат изучения сложной системы взаимосвязи политического дискурса и культуры. Современные исследователи лишь начинают формировать знание о культурных детерминантах политического дискурса. Это ставит перед современными гуманитарными науками актуальную задачу привлечения потенциала культурологии для анализа социокультурной специфики политического дискурса, а также введения категории дискурса в концептуальный аппарат культурологии и построения философско-культурологической модели политического дискурса.

В наиболее явном виде воздействие культуры на политический дискурс можно наблюдать на примере Китая, в котором многовековые прочнейшие культурные традиции «подстраивают» под себя язык политики и предопределяют специфику коммуникативных . ситуаций в ее поле. Современная ситуация в Китайской Народной Республике является показательным примером того, как глобальная неолиберальная идеология и ее дискурсивные механизмы могут проявлять свою неэффективность. Учитывая то, что современный Китай является активным участником глобализационных процессов, подобная ситуация может быть описана как парадоксальная. Более того, парадоксальность «китайской ситуации» обусловливает то, что изучение политического дискурса Китая может стать не только способом апробации его философско-культурологической модели, но и позволит актуализировать и уточнить ее.

Степень научной разработанности проблемы. Исследовательский интерес к политическому дискурсу начинает формироваться практически в то же время, когда выделяется категория дискурса как самостоятельного предмета исследований. Во многих случаях анализ дискурса как специфичная научная область априори включает в себя анализ политических процессов, выраженных в языке, что связывается с идеей одного из ключевых теоретиков в области дискурсных исследований (Мишеля Фуко) о диалектической связи между феноменами языка, знания и власти. В нашей работе было использовано понимание дискурса в фукианской традиции.

Впервые интерес к дискурсу проявился в связи с концептуализацией языка как философско-социальной категории, а также в связи с изменением взгляда на язык, как в лингвистике, так и в других гуманитарных дисциплинах. Наиболее концептуальными в области философии языка являются работы таких авторов, как М. Бахтин, О. Фрейденберг, Т. Адорно,

3. Бенвенист, Э. Бюиссанс, Х.-Г. Гадамер, X. Грайс, Ч. Моррис, Дж. Остин,

4. Пирс, Дж. Серль, Ф. де Соссюр, Б. Уорф, Г. Фреге, М. Хайдеггер, Э. Щеглофф и других.

Формирование дискурс-анализа как относительно самостоятельной дисциплины связывается в первую очередь с работами французских, немецких, а также британских и американских исследователей 60-х - 70-х годов (П. Анри,

Ж. Бодрийяра, Ж. Женнетта, Ж. Коке, Ж. Курте, Ж. Лакана, А. Леконта, Д. Мальдидье, Ж. Отье-Ревю, М. Пеше, П. Рикера, П. Серио, П. Шародо, М. Фуко, М. Шароля, Ю. Хабермаса, К.-О. Апеля, Э. Тугенхадта, А. фон Савиньи, Э. Кассирера, Х.-Г. Гадамера, В. Камлая, П. Лоренцена, Дж. Брауна, Ж. Граймса, У. Кинча, В. Лабова, Р. Томлина, С. Томпсона, М. Хэллидей, У. Чейф, Дж. Юл и других).

В социально-гуманитарных науках теории дискурса были порождены преимущественно путем «наложения» философских и лингвистических теорий дискурса на предметное поле той или иной дисциплины. Например, дискурсные исследования в рамках социальной психологии обозначаются термином «дискурсивная психология» (М. Уэзерелл, Я. Поттер); в конфликтологии - термином «деятельностно-ориентированная теория дискурса» (К. Трейси); в политологии - «критический дискурс-анализ» (Т.А. ван Дейк, Н. Фэрклоу, Э. Лаклау, Р. Водак); в сфере культурантропологии- «этнографические исследования разговора» (У. Лабов, Н. Рис, Э. Щеглофф) и «интеракциональная социолингвистика» (3. Бауман, Дж. Гамперц, Э. Гоффман); в когнитивистике интерес к проблемам памяти привел к разработке когнитивных моделей понимания связного текста и дискурса (Д. Кинч, Т.А. ван Дейк).

В российской науке наиболее распространенным является когнитивный подход к изучению дискурса (О.В. Александрова, Н.Д. Арутюнова, В. Карасик, В.В. Кашин, Е.С. Кубрякова, М.Л. Макаров, P.M. Фрумкина).

Междисциплинарное представление о природе дискурса позволяет классифицировать дискурсы и выделить, в частности, такой их вид, как политический дискурс (В.И. Карасик, Е.А. Кротков, М. Макаров, В.П. Макаренко, Ю.С. Степанов, Т. ван Дейк, Ж. Делез, М. Фуко и другие).

Взаимодействие дискурса и идеологии в поле политики исследуется такими авторами, как А.Н. Баранов, Д.Б. Гудков, A.B. Дмитриев, О.Ф. Русакова, Е.И. Шейгал Т. ван Дейк, Г. Кресс, Р. Ходж и другими. Особое внимание обращают на себя исследования, направленные на изучение сущностных трансформаций политики, языка политики и идеологии в контексте современного информационного («постиндустриального») общества (К. Герген, Ж. Деррида, Ф. Джеймисон, С. Жижек, Дж. Фиск, Р. Харре).

Проблемы идентичностей, культурных, политических и исторических концепций Китая активно исследуются плеядой отечественных и зарубежных специалистов, среди которых JI.C. Васильев, A.A. Бокащин, В.В. Малявин, A.A. Крушинский, М.В. Крюков, М.В. Софронов, C.J1. Тихвинский, H.H. Чебоксаров, JI.C. Переломов, A.B. Ломанов, А.И. Кобзев, Н.В. Прохорова, A.B. Краснов, О.Б. Борисов, А.Д. Воскресенский, Ю.М. Галенович, В.А. Корсун, А.И. Салицкий, Е.И. Сафронов, Г. Бальцер, Д. Бахмана, К. Либертал и другие.

Все вышеперечисленные подходы и направления в той или иной мере проблематизируют и решают вопросы, связанные с различными аспектами функционирования политического дискурса. Однако, во-первых, до сих пор не сформулированы положения методологического характера, позволившие бы создать философско-культурологическую модель анализа политического дискурса.

Во-вторых, в имеющихся исследованиях отечественных и зарубежных авторов не достаточно полно раскрыты механизмы социокультурной обусловленности политического дискурса.

И, в-третьих, китайский политический дискурс представляет собой одно из наименее изученных социокультурных дискурсивных пространств в силу его относительной герметичности и стремительных трансформаций, затрагивающих его сегодня.

Объектом настоящей работы является политическая культура современной КНР.

Предмет работы - политический дискурс современного Китая как социокультурный феномен.

Цель — выявить параметральные значения политического дискурса современного Китая и их социокультурные детерминанты.

Исходя из цели исследования, сформулированы следующие основные задачи диссертационной работы:

- провести сравнительный анализ различных дисциплинарных подходов к исследованию и моделей политического дискурса, сформулированных в современной социально-гуманитарной науке;

- разработать и обосновать философско-культурологическую модель политического дискурса;

- изучить характер современной культурно-политической ситуации в

КНР;

- осуществить анализ политического дискурса современной КНР в системе его параметров и их социокультурных детерминант.

Теоретико-методологические основания диссертации.

Теоретическое основание работы представлено трудами по формальному, прагматическому и функциональному дискурс-анализу, то есть основными идеями французской, немецкой и англо-американской школ анализа дискурса, а также отечественных исследователей в этой области. Так, следующие базовые положения теории дискурса, сформулйрованные такими учеными, как Т. ван Дейк, Е.А. Кожемякин, Е.А. Кротков, О.Ф. Русакова, Н. Фэйрклау, Е.И. Шейгал легли в основу диссертационного исследования:

- дискурс рассматривается как исторически и культурно обусловленная и тематически сфокусированная последовательность высказываний, рецепция которой может повлиять на модели субъективного и социокультурного опыта человека;

- политический дискурс не только отражает объективные политические процессы и отношения, но и конструирует их;

- анализ политического дискурса предполагает рассмотрение его в системе аспектов и параметров, а не в линейной последовательности его составных элементов.

В качестве специфичных положений дискурсной теории были взяты идеи М. Фуко об исторической обусловленности политического дискурса и о «векторном» характере его природы. На основании теории Фуко политический дискурс рассматривается как система, характеризующаяся не только комплексом некоторых элементов, но и механизмов («правил») их взаимосвязи и взаимодействия.

Специфика представленной диссертационной работы состоит в том, что предмет исследования по своей природе является междисциплинарным. В связи с этим в нашей работе мы использовали теоретические достижения не только философии и культурологии, но и лингвистики (Э. Бенвенист, М.Л. Макаров, Ф. де Соссюр, Е.И. Шейгал), политологии (Л-П. Альтгоссер, А. Грамши), семиотики (Ю. Лотман, Р. Барт, У. Эко), психоанализа (В. Руднев, С. Жижек, Ж. Лакан), социальной психологии (Г.М. Андреева, К. Герген), социологии (Г.С. Батыгин, Ю.М. Резник, П. Бурдье, Э. Гидденс).

В работе над темой диссертации автор использовал следующие подходы и методы:

- междисциплинарный подход, позволивший использовать основные теоретические достижения не только философии и культурологии, но и лингвистики, политологии, семиотики, психоанализа, социальной психологии, социологии;

- системный подход, давший возможность рассмотреть политический дискурс как сложный социокультурный феномен в единстве его параметров и значений;

- семиотические методы, позволившие проанализировать политический дискурс как знаково-смысловую систему и выявить специфику взаимодействия единиц дискурса и культуры в сфере политики. Также в работе были использованы элементы некоторых постструктуралистских парадигмальных концепций (в частности социального конструктивизма), позволивших рассмотреть язык и языковые практики как конструктивные и агентивные по своей функциональности. В своей совокупности перечисленные принципы дали возможность обосновать социокультурную детерминированность политического дискурса.

Основные подходы определили базовые методы нашей работы:

- метод восхождения от абстрактного к конкретному, позволивший выявить практическую реализацию дискурсных моделей в конкретном социокультурном пространстве;

- метод историко-научной реконструкции, давший возможность проследить развитие философско-культурологических исследований дискурса в двадцатом веке;

- логический метод, позволивший установить сущностные связи между основными элементами предмета нашего исследования, а также построить модель политического дискурса и выявить социокультурную обусловленность политического дискурса.

Научная новизна данного исследования состоит в том, что:

- на основе применения философско-культурологического подхода было выявлено, что дискурс представляет собой многоаспектное, нелинейное, многопараметральное социокультурное явление, философскокультурологическое изучение которого позволяет уточнить и развить знание о природе и специфике культурных феноменов;

- проанализированы и сопоставлены различные модели политического дискурса и предложена модель политического дискурса не как сводимого к языку образования, но как сложного, динамичного и социокультурно обусловленного явления;

- выявлена специфика современной культурно-политической ситуации в КНР;

- на основе анализа системы социокультурных детерминант политического дискурса Китая рассмотрены его параметры.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В настоящее время наблюдается своего рода «эскалация» политического дискурса в различных сферах человеческого бытия, а в академических исследованиях - тенденция к сегментации поля его исследования. Политический дискурс может быть изучен только как многоаспектный социокультурный феномен, включающий в себя ряд параметров. Необходимость философско-культурологической модели политического дискурса является очевидной в контексте современной социокультурной динамики.

2. Философско-культурологическая модель политического дискурса подразумевает анализ его параметров, комплексное и последовательное изучение которых позволит выявить социокультурную обусловленность дискурса. К параметрам политического дискурса относятся: онтологический, телеологический, культурно-идеологический, культурно-семиотический, логико-аргументативный, коммуникативный и текстовой. Каждый из перечисленных параметров приобретает то или иное значение в зависимости от культурных ценностей, концептов, поведенческих моделей и иных явлений политической культуры.

3. Политическая культура Китая актуализируется в политическом дискурсе КНР, который представляет собою открытую систему, взаимодействующую с комплексом дискурсивных и недискурсивных элементов. Характер данного взаимодействия формирует важнейшие черты специфики политического дискурса как в системе институциональных дискурсов, так и в структуре международных отношений.

4. Социокультурная детерминация политического дискурса КНР проявляется в специфике следующих его параметров:

- онтологический параметр политического дискурса Китая характеризуется преобладанием таких объектов, как власть, субъекты политики, политические системы, формы государственности. Предметная область политического дискурса детерминирована ценностными элементами китайской культуры;

- телеологический параметр китайского политического дискурса рассматривается с точки зрения характера отношений доминирования-подчинения. Доминирующими целями китайского политического дискурса являются описание, предписание, контроль и интеграция, в то время как прогнозирование и диагностика представляют собой вторичные цели;

- культурно-идеологический параметр политического дискурса специфицируется совмещением классической социалистической доктрины и традиционных китайских ценностей, идеи властного представительства и конфуцианской меритократии;

- культурно-семиотический параметр политического дискурса КНР характеризуется наличием семантической неопределенности, латентности и неверифицируемости значений. Семиотические элементы китайского политического дискурса производны от культурных ценностей, но несводимы к ним;

- специфика логико-аргументативного параметра состоит в преобладании форм прямой аргументации, а также умозаключений, построенных преимущественно на принципах дедукции и аналогии;

- специфика коммуникативного параметра политического дискурса КНР имеет социокультурную обусловленность и выражается в следующих основных чертах: массовость аудитории, гетерогенность коммуникации, активное использование коммуникационных каналов в политических целях;

- текстовый параметр политического дискурса характеризуется гетерогенностью стилей, жанров и видов текстов.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Философско-культурологическая модель политического дискурса, предложенная в данной работе, может послужить для измерения национальных политических дискурсов, а также для прогнозирования совместимости различных политических дискурсов и оценки эффективности межнационального политического диалога.

Предложенная модель может быть использована при разработке концептуального и методологического аппарата исследований социокультурных феноменов, а также для разработки методологии комплексных исследований национальных политических дискурсов и предотвращения негативных и неконструктивных политических действий в конкретных социокультурных условиях.

Представленные результаты диссертации могут применяться при разработке учебно-методических материалов, в преподавании курсов философии, культурологии, политологии, социологии, спецкурсов по проблемам кросскультурной коммуникации.

Апробация результатов исследования.

Результаты исследования были апробированы в выступлениях на международных, всероссийских и региональных конференциях:

Международная конференция «Нарративные аспекты коммуникации» (Украина, г. Тернополь, 23-24 октября 2003), Международная научно-практическая конференция «Розетовские чтения» (Беларусь, г. Минск, 12 октября 2007 года), региональная конференция «Философия поверх барьеров» (Россия, Белгород, 2007 год) и другие. Также результаты исследования получили апробацию в ходе научно-методических и практических семинаров в университете Цинхуа (г. Пекин), в Институте международных отношений (г. Пекин), в Дэчжоусском университете (г. Дэчжоу, КНР), в процессе подготовки материалов для саммита стран-участниц ШОС по проблемам регионального сотрудничества.

Заключение диссертации по теме "Теория и история культуры", Переверзев, Егор Викторович

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2

Итак, рассмотрев социокультурные детерминанты китайского политического дискурса, мы пришли к следующим выводам.

Во-первых, китайский политический дискурс строгим образом детерминирован культурой Китая. В частности, речь идет об обусловленности китайского политического дискурса ценностными концептами содержательного аспекта китайской культуры. Мы раскрыли механизм детерминации содержания политического дискурса Китая ценностными концептами - этот механизм в общих чертах сводится к легитимации дискурсивных элементов политики недискурсивыми элементами культуры.

Во-вторых, мы проанализировали значения параметров политического дискурса КНР на основе применения разработанной нами философско-культурологической модели дискурса. Так, мы выяснили, что все параметры дискурса политики в той или иной степени меняют свое значение в зависимости от социокультурной среды. Однако характер детерминации имеет отличия. В частности, онтологический, коммуникативно-языковой параметры китайского политического дискурса в наибольшей степени по сравнению с иными параметрами зависят от социокультурных условий его реализации.

В-третьих, применение модели политического дискурса к конкретному социокультурному пространству реализации политических отношений позволило нам сделать вывод о перспективности подобного рода исследований. На наш взгляд, моделирование политического дискурса на основе применения философско-культурологического подхода позволяет осуществить диагностику перспектив межкультурного взаимодействия между государствами, в частности между Китаем и иными странами. Мы полагаем, что реализация подобного рода компаративного анализа имеет следующую логику. Совпадение параметров политических дискурсов различных официальных культур будет свидетельствовать о формальной сбалансированности межкультурного диалога в рамках этих параметров. Однако это не означает сущностного соответствия в реализации государственных политик. Последнее возможно лишь на основе совпадения социокультурных детерминант ключевых параметров политического дискурса.

Принципиальная сложность архитектуры современных международных отношений характеризуется многими исследователями в терминах геополитической, исторической, этнической, социальной и экономической обусловленности (Я.М. Бергер, В .Я. Белокренецкий, Ю.М. Галенович, A.B. Торкунов, Ян Чэнсюй и другие). В этой связи многопараметральное рассмотрение диалектики детерминирующих элементов представляется адекватным исследовательским решением задач разработки эффективной методологии с целью создания научного инструментария на службе актуальных задач международных отношений.

В рамках данного в настоящей работе исследовательского подхода, мы произвели попытку создания методологии моделирования процессов детерминации в" системе взаимодействия политического дискурса и политической культуры. Наше внимание было привлечено возможностью междисциплинарного исследования в поликультурной среде на основе разработанной философско-культурологической модели политического дискурса. Рассмотренные на основе данной модели диалектические процессы внутри китайской культуры позволяют судить о характере взаимодействия между ценностными элементами содержательного аспекта политической культуры и политическим дискурсом в рамках одного государства. Сопоставление выявленных различий детерминационных и легитимационных процессов в системе диалектического взаимодействия позволяет не только судить о возможных точках коммуникативной адекватности в дискурсах, но также прогнозировать возможность создания концептуальных моделей межкультурного политического, социального и экономического взаимодействия в системе международных отношений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На протяжении нескольких десятилетий философы, культурологи, психологи, филологи, коммуникативисты все чаще обращаются к категории дискурса, призванной, по их мнению, заполнить методологические бреши и восполнить теоретические пробелы указанных наук. Бытие современного человека в социокультурном пространстве, формируемом многообразием коммуникативных процессов, языковых явлений, информационных потоков, представляет собою феномен, понимание которого открывает путь к проведению мультидисциплинарных исследований культурных, социальных, психологических, лингвистических и других явлений. В этой связи, исследование фундаментальных оснований феномена дискурса представляется нам важным шагом на пути консолидации философско-культурологических и обществоведческих наук.

Процессы консолидации междисциплинарных исследований на основе концепций дискурса характеризуются переходом от изолированных методик к интегрированным научным методологиям. Объединение исследовательских подходов в междисциплинарной сфере возможно в рамках создания нового научного направления - дискурсологии, синтезирующего разрозненную междисциплинарную методологию в единый методологический комплекс. Среди важнейших научных направлений, использующих дискурсивные методологии в своем аналитическом инструментарии, в данной работе рассматриваются лингвистические, семиотические, философско-, культурологические, философско-психологические, функционально-семиотические, дискурсно-аналитические, а также дискурсивно-психологические теории. Несмотря на многообразие наличествующих подходов к определению природы дискурса, данные направления объединяет подход к рассмотрению дискурса через призму языка, знания и действия.

Рассматривая дискурс в свете философско-методологических позиций М. Фуко, мы полагаем возможным трактовать данный феномен в терминах отношений доминирования-подчинения, что представляется одним из сущностных элементов политической сферы. Создание качественной модели политического дискурса в системе детерминирующих факторов социокультуры позволяет осуществить качественно новую форму интерпретации властных отношений в социуме.

Опыт изучения дискурса как социокультурной категории свидетельствует о том, что большинство исследователей трактуют дискурс в терминах отношений доминирования-подчинения. Эти отношения однозначно свидетельствуют о реализации власти дискурсивными средствами. Семиотический и функциональный потенциал дискурса со всей необходимостью отсылает нас к полю таких социокультурных взаимоотношений, которые в рамках теории Фуко описываются как «связка» языка, знания и действия. Это означает, что формирование, организация и упорядочивание знаний языковыми методами выполняет функции реализации власти. Все, что может быть сказано в определенном историческом контексте, детерминировано эпистемологической системой (то есть комплексом механизмов и принципов познания) и направлено на реализацию властных интенций. Иными словами, индивид не может сказать ничего из того, что не «запрограмированно» исторической эпохой и интегрировано в структуру властных отношений. Итак, дискурс (в современном его понимании) скорее политичен, чем аполитичен. Причем это утверждение касается практически всех типов дискурсных практик, включая художественный дискурс, медицинский дискурс, а также дискурс СМИ.

Исследование структуры, форм и принципов взаимодействия и детерминации между политическим дискурсом и различными видами ценностных концептов представляется возможным в процессе реализации ряда задач. В частности, необходимым представляется анализ культуры с целью выявления базовых культурно-ценностных концептов, исследование взаимодействия на основе философско-культурологического анализа. Далее необходимо исследовать текстовые массивы политического дискурса и проанализировать полученные результаты. Не менее важной является задача апробирования представленной в настоящей работе модели политического дискурса для исследований в социокультурной и политической сферах. Решение данного ряда исследовательских задач позволит выявить характер ценностной детерминированности политического дискурса на основе предложенной модели политического дискурса.

Современный политический дискурс является предметом пристального внимания многих направлений междисциплинарной сферы. Создаваемые в рамках этих направлений модели политического дискурса по-разному актуализируют его структурные элементы. В качестве основных моделей политического дискурса в данном исследовании рассматриваются: функционально-семиотическая модель Е.И. Шейгал, коммуникативно-семиотическая модель О.Ф. Русаковой, функционально-коммуникативная модель Я. Торфинга, социально-критическая модель Р. Водак.

Анализ моделей позволяет охарактеризовать общую проблематику современных исследований политического дискурса. К данному проблемному ряду относятся вопросы наличия унифицированного подхода к феномену дискурса в различных отраслях современных знаний, разработанности теории межинституционального взаимодействия в дискурсивной среде, проблемы разработанности онтологических, телеологических, культурно-идеологических, культурно-семиотических, логико-аргументативных, коммуникативных и текстовых аспектов политического дискурса, ограниченность моделей политического дискурса рамками отдельных научных отраслей. В качестве пути решения данных проблем мы предлагаем многопарметральную модель политического дискурса, рассматриваемую не в нормативно-идеальном отношении, а в системе детерминирующих факторов определенной социокультуры.

Предложенная нами модель политического дискурса представляет собой попытку создания междисциплинарной базы изучения данного предмета анализа. Представленная модель включает в себя ряд ключевых параметров дискурса (онтологический, телеологический, культурно-идеологический, культурно-семиотический, логико-аргументативный, коммуникативный и текстовый), каждый из которых приобретает то или иное значение в зависимости от влияния социокультурных факторов. Нам представляется, что специфика китайской культуры предопределяет содержание значений этих параметров, а следовательно, особенности политического дискурса КНР. В свете настоящего исследования мы полагаем, что настоящее понимание политики Китая возможно на основе системного анализа комплекса социокультурных факторов, влияющих на политический дискурс. Такого рода понимание, на наш взгляд, может быть достигнуто с помощью предложенной в данном исследовании философско-культурологической модели. В перспективе результаты моделирования политических дискурсов с учетом характера социокультурной детерминации могут быть использованы для получения системного представления о наличии адекватности в социокультурном характере тех или иных дискурсивных аспектов. Несомненно, подобного рода знания могут способствовать оптимизации межкультурного коммуникативного диалога в системе международных отношений.

В данной работе мы рассмотрели понятия культуры с точки зрения взаимодействия структурных элементов политической культуры с властью, политикой и идеологией. Очевидно, что феномен культуры представляет собой комплексное явление, требующее многоаспектного аналитического подхода. В этой связи мы предложили рассматривать культуру с точки зрения ее формальных и содержательных элементов. Одним из перспективных направлений анализа взаимодействия культуры и политического дискурса, является, на наш взгляд, исследование обусловленности последнего ценностными элементами культуры. В качестве иллюстративного материала в данной работе мы выбрали культурно-ценностные концепты. На примере трех культурно-ценностных концептов мы показали характер детерминационных процессов в системе взаимоотношений политической культуры и власти в обществе. Мы полагаем, что исследуемый процесс взаимодействия имеет диалектический характер. При этом политический дискурс по-разному взаимодействует с предметно-поведенческими и содержательными аспектами политической культуры. Если предметно-поведенческие аспекты культуры могут быть подвержены активному влиянию идеологии (смена государственной символики, наименований, перенос памятников, изменение стилей в одежде и т.д.), то активное идеологическое вмешательство в систему содержательных элементов культуры (ценностей, социальных институтов, поведенческих моделей и т.д.), как правило, влечет за собой катастрофические социальные последствия («культурная революция» в Китае, попытки создания «нового человека» в Камбоджи при Пол Поте и т.д.).

Мы полагаем, что качественное понимание детерминационных процессов в системе «культура-политический дискурс» имеет первостепенное значение не только для получения научного знания о политике внутри данного государства, но и для исследования специфики коммуникации в сфере международных отношений. В этом аспекте международные отношения - это всегда еще и «межкультурные» отношения. В перспективе подобные исследования предполагают масштабный анализ элементов главным образом содержательного аспекта политической культуры, выявления специфики детерминированности на основе уникальности различных культур, развитие аналитического инструментария для анализа всего комплекса элементов политической культуры. Полученные в результате подобного анализа знания имеют первостепенную важность в формировании качественных моделей политического дискурса в системе социокультурных детерминант, что позволит существенно модифицировать существующие подходы к моделированию политического дискурса. Важнейшей задачей становится, таким образом, реализация методологической идеи философско-культурологической модели политического дискурса в социокультурном поле.

Размышляя о роли Китая в системе современных международных отношений, необходимо не только понимать сущность имплицитных элементов внешнеполитических стратегий Китая, но и правильно оценивать социокультурные факторы, обусловливающие характер китайского политического дискурса в системе международных отношений. В аспекте рассмотрения современного состояния, а также перспектив взаимодействия между Китаем и внешним миром в социально-политической сфере возможные выводы будут обусловлены методологическими основаниями данной работы. Мы также полагаем, что апробированная в данной работе методологическая модель может быть использована как для интегрированного исследования культур различных государств, так и для дифференциального анализа совместимости структурных элементов в рамках единой культуры.

В этой связи мы полагаем, что настоящее понимание политики Китая возможно лишь на основе системного анализа комплекса социокультурных факторов, влияющих на политический дискурс. Такого рода понимание может, на наш взгляд, быть достигнуто с помощью предложенной в данном исследовании философско-культурологической модели. В перспективе результаты моделирования политических дискурсов с учетом характера социокультурной детерминации могут быть использованы для получения системного представления о наличии адекватности в социокультурном характере тех или иных дискурсивных аспектов. Несомненно, подобного рода знания могут способствовать оптимизации межкультурного коммуникативного диалога в системе международных отношений не только Китая и России, но и иных государств.

Рассмотрев социокультурные детерминанты китайского политического дискурса, мы пришли к следующим выводам.

Во-первых, китайский политический дискурс строгим образом детерминирован культурой Китая. В частности, речь идет об обусловленности китайского политического дискурса ценностными концептами содержательного аспекта китайской культуры. Мы раскрыли механизм детерминации содержания политического дискурса Китая ценностными концептами - этот механизм в общих чертах сводится к влиянию недискурсивных элементов культуры на дискурсивные элементы политики. Что касается воздействия на культуру Китая со стороны иных культур, то здесь ситуация выглядит следующим образом: диалектическое взаимодействие между элементами традиционной культуры КНР и элементами экспансивных культур (в основном культур запада, а также культур Японии и Южной Кореи) имеет важное значение не только для предметно-поведенческих аспектов китайской культуры (моды, стилей, поведения, искусства и т.д.), но и для содержательных элементов ценностного осадочно-дискурсивного характера. В результате происходят глубинные изменения в структуре китайского общества, что, несомненно, имеет важное значение для перспектив в сфере межкультурной коммуникации. Так, например, умеренная вестернизация китайского общества ведет к частичному уравниванию некоторых элементов культур, что однозначно способствует оптимизации межкультурного коммуникативного процесса. В перспективе, однако, Китай, по всей вероятности, будет сдерживать давление на национальную культуру со стороны элементов западной культуры, одновременно занимаясь восстановлением традиционных культурных ценностей.

Во-вторых, мы проанализировали значения параметров политического дискурса КНР на основе применения разработанной нами философско-культурологической модели дискурса. Так, мы выяснили, что все параметры дискурса политики в той или иной степени меняют свое значение в зависимости от социокультурной среды. Однако характер детерминации имеет отличия. В частности, онтологический, коммуникативно-языковой параметры китайского политического дискурса в наибольшей степени по сравнению с иными параметрами зависят от социокультурных условий его реализации.

В-третьих, применение модели политического дискурса к конкретному социокультурному пространству реализации политических отношений позволило нам сделать вывод о перспективности подобного рода исследований. На наш взгляд, моделирование политического дискурса на основе применения философско-культурологического подхода позволяет осуществить диагностику перспектив межкультурного взаимодействия между государствами, в частности между Китаем и иными странами. Мы полагаем, что реализация подобного рода компаративного анализа имеет следующую логику. Параметральное соответствие политических дискурсов различных культур является важнейшим условием достижения баланса межкультурного диалога в системе международных отношений. При этом само по себе подобное соответствие не является гарантом совместимости государственных политик. Достижение подобной совместимости возможно лишь на основе соответствия социокультурных детерминант в системе параметров политического дискурса. Наличие комплексного соответствия между параметрами политического дискурса, а также детерминирующими элементами культуры представляется важнейшим условием достижения качественного взаимопонимания в процессах международных отношений. Представленная в данной работе методология анализа политического дискурса в системе социокультурных детерминант позволяет на основе анализа политического дискурса государства получить знания не только об элементах соответствия в политических дискурсах, но и о принципиальных различиях политических дискурсов стран, формирующихся на основе уникальных элементов содержательного аспекта культуры. Наличие подобных знаний может не только способствовать качественному улучшению межкультурного политического диалога, но также и предотвратить возможное недопонимание, возникающее из неправильной оценки совместимости политических дискурсов различных стран.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Переверзев, Егор Викторович, 2008 год

1. Алексеев, А.П. Философский текст. Идеи, аргументация, образы / А.П. Алексеев. М., 2006.

2. Анкерсмит, Ф. Нарративная логика / Ф. Анкерсмит. М., 2004.

3. Аршинов, В.И., Синергетическое движение в языке. Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления / В.И. Аршинов, Свирский Я.И. М., 1994. - С. 33-48.

4. Барт, Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика / Р. Барт. М.: Прогресс, 1989.

5. Барт, Р. Основы семиологии / Р. Барт // Структурализм «за» и «против»: сб. ст. -М., 1975.

6. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества / М.М. Бахтин. -М., 1979.

7. Бахтин, М.М. Человек в мире слова / М.М. Бахтин. М., 1995.

8. Беннвенист, Э. Общая лингвистика / Э. Беннвенист. М., 1974.

9. Бергер, Я.М., Большая стратегия Китая и место в ней России / Я.М. Бергер // Китай в мировой политике. М.: Росспэн, 2001. - С. 135.

10. Бодрийяр, Ж. Пароли. От фрагмента к фрагменту / Ж. Бодрийяр. Екатеринбург, 2006.

11. Бурдье, П. Практический смысл / П. Бурдье. СПб.: Алетейя,2001.

12. Бурдье, П. Социология политики / П. Бурдье. М., 1993.

13. Витгенштейн, Л. Философские работы / Л. Витгенштейн. М.,1994.

14. Водак, Р. Язык. Дискурс. Политика / Р. Водак. Волгоград: Перемена, 1997.

15. Воскресенский, А.Д. Россия и Китай: факторы взаимодействия / А.Д. Воскресенский // Китай в мировой политике. М.: Росспэн, 2001. - С. 272.

16. Гамперц, Дж. Типы языковых обществ / Дж. Гамперец // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 7: Социолингвистика. - М., 1975. - С. 182-198.

17. Гололобов, И.В. Эрнесто Лаклау и его «субъект политики» / И.В. Гололобов // Гуманитарная мысль Юга России. 2005. - №1. - С. 127-132.

18. Грайс, Г. П. Логика и речевое общение / Г.П. Грайс // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16: Лингвистическая прагматика. - М., 1985. -С. 217-237.

19. Гудков, Д. Ритуалы и прецеденты в политическом дискурсе / Д. Гудков // Политический дискурс в России 2: материалы раб. совещания. -М.: Диалог-МГУ, 1998. - С. 45

20. Гутнер, Г. Онтология математического дискурса / Г. Гутнер. М.,2000.

21. Дейк, Т. А. ван. Язык. Познание. Коммуникация / Т.А. Ван Дейк. -М., 1989.

22. Дейк, Т.А. ван. Принципы критического анализа дискурса / Т.А. Ван Дейк // Перевод и лингвистика текста. М., 1994. - С. 169-217.

23. Декомб, В. Современная французская философия / В. Декомб. -М., 2000.

24. Делез, Ж. Эмпиризм и субъективность: Опыт о человеческой природе по Юму / Ж. Делез. М.: ПЕР СЭ, 2001.

25. Делез, Ж. Капитализм и шизофрения: Анти-Эдип / Ж. Делез, Ф. Гваттари. М., 1990.

26. Делез, Ж. Логика смысла / Ж. Делез. М.: Логос, 1995.

27. Деррида, Ж. Структура, знак и игра в дискурсе гуманитарных наук / Ж. Деррида // Французская семиотика: От структурализма к постструктурализму. М., 2000. - С. 407-427.

28. Деррида, Ж. Позиции / Ж. Деррида. М.: Наука, 1996.

29. Иванов, Д.В. Виртуализация общества / Д.В. Иванов. СПб.: Петербургское востоковедение, 2000.

30. Ивин, A.A. Теория аргументации / A.A. Ивин. М., 1997.

31. Ильин, И. Постмодернизм. Словарь терминов / И. Ильин. М.,2001.

32. Йокояма, О. Когнитивная модель дискурса и русский порядокс»слов / О. Иокояма. М.: Языки славянской культуры, 2005.

33. Карасик, В. Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В. Карасик. М.: Гнозис, 2004.

34. Касавин, И.Т. Дискурс-анализ как междисциплинарный метод гуманитарных наук / И.Т. Касавин // Эпистемология и философия науки. -2006. №4. - Т. X. - С. 5-17.

35. Кашкин, В.Б. Сопоставительные исследования дискурса /

36. B.Б. Кашкин // Концептуальное пространство языка. Тамбов: ТГУ, 2005.1. C. 337-353.

37. Кожемякин, Е.А. Дискурсная матрица институциональной культуры / Е.А. Кожемякин // Вестник НГУ. Сер. Философия.

38. Кожемякин, Е.А. Дискурс-анализ в современном социально-гуманитарном знании / Е.А. Кожемякин // Человек. Сообщество. Управление. -2005. -№3. С. 25.

39. Кожемякин, Е.А. Онтологический конфликт современных социально-гуманитарных наук и дискурсная методология / Е.А. Кожемякин // Человек в изменяющейся России: философская и междисциплинарная парадигмы. Белгород, 2006.

40. Кожемякин, Е.А. Дискурсные измерения социальных практик / Е.А. Кожемякин // Общество как со-бытие: «система и жизненный мир». -Омск: СИБИТ, 2007. С. 162.

41. Кожемякин, Е.А. Анализ дискурса как системы рассеивания в традиции французской философии второй половины XX века (М. Фуко, М. Пешё) / Е.А. Кожемякин // Научные ведомости БелГУ. 2007. - №3 (в печати).

42. Кожемякин. Е.А. Межинституциональные связи политического дискурса / Е.А. Кожемякин, Е.В. Переверзев // Вестник Поморского Университета. 2007. - №6 (в печати).

43. Коняев, С. Н. Реальная виртуальность: границы наблюдателя в информационных пространствах искусственно созданных миров / С.Н. Коняев //Концепция виртуальных миров и научное познание. СПб.: РХГИ, 2000.

44. Косиков, Г.К. Ролан Барт семиолог, литературовед // Р. Барт Избранные работы: Семиотика. Поэтика. - М.: Прогресс, 1989. - С. 3-45.

45. Кротков, Е.А. Диагностическое познание / Е.А. Кротков. -Белгород, 2006.

46. Этническая история китайцев в 19- начале 20 века / М.В. Крюков, В.В. Малявин, М.В. Софронов и др. М.: Наука, 1993. - С. 326-355.

47. Лакан, Ж. Имена-отца / Ж. Лакан. М.: Гнозис-логос, 2006. - 87 с.

48. Лакан, Ж. Функции и поле речи языка в психоанализе / Ж. Лакан. -М., 1995,

49. Лакан, Ж. Инстанция буквы в бессознательном, или Судьба разума после Фрейда / Ж. Лакан. М., 1997.

50. Лаклау, Э. Невозможность общества / Э. Лаклау//Логос. 2003. -№4-5.

51. Леви-Стросс, К. Предисловие к трудам Марселя Мосса // Марсель Мосс. Социальные функции священного. М., 2000.

52. Лотман, Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек текст -семиосфера — история / Ю.М. Лотман. - М., 1996.

53. Макаров, М.Л. Основы теории дискурса / М.Л. Макаров. М.: Гнозис, 2003.-С. 16.

54. Маклюэн, Г.М. Понимание Медиа: Внешние расширения человека / Г.М. Маклюэн. М.; Жуковский: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2003.

55. Маркс, К. Немецкая идеология / К. Маркс. Ф. Энгельс // Избранные сочинения. В 9 т. М.: Политиздат, 1985. - Т. 2.

56. Мароши, В.В. Что есть дискурс? / В.В. Мароши // Дискурс. -1996. №2.

57. Моррис, Ч.У. Основания теории знаков / Ч.У. Моррис // Семиотика: Антология. М., 2001. - С. 45-97.

58. Мосс, М. Обязательное выражение чувств (Австралийские погребальные словесные ритуалы) / М. Мосс // Общества. Обмен. Личность. -М, 1996.

59. Мосс, М. Социальные функции сакрального / М. Мосс // Общества. Обмен. Личность. -М., 1996.

60. Назарчук, A.B. Язык в трансцендентальной прагматике К.-О. Апеля / A.B. Назарчук // Вопросы философии. 1997. №1.

61. Норт, Д. Институты институциональные изменения и функционирование экономики / Д. Норт. М., 1997. — С. 12, 151.

62. Олянич, A.B. Презентационная модель дискурса / A.B. Олянич: дис. . д-ра филол. наук. Волгоград, 2004.

63. Остгоф, Г., Бругман, К. Предисловие к книге «Морфологические исследования в области индо-европейских языков» // Звегинцев, В.А. История языкознания XIX XX веков в очерках и извлечениях. - М., 1960. -С. 153.

64. Остин, Дж. Л. Слово как действие / Дж. Л. Остин // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. - М., 1986. -С. 22- 130.

65. Ошанин, И.М., Большой китайско-русский словарь / И.М. Ошанин. -М.: Наука, 1983.

66. Павлова, Н.Д. Коммуникативная парадигма в психологии речи и психолингвистике // Психологические исследования дискурса / под ред. Н.Д. Павловой. М., 2002.

67. Паршин, П.Б. Понятие идиополитического дискурса и методологические основания политической лингвистики / П.Б. Паршин // www.elections.ru/biblio/lit/parshin.htm Архив 23 марта 1999.

68. Переломов, Л.С. Конфуций. Лунь Юй / Л.С. Переломов. М.: Восточная литература. - 2000. - С.2 90.

69. Петров, М.К. Язык. Знак. Культура / М.К. Петров. М., 2004.

70. Пешё, М. Контент-анализ и теория дискурса / М. Пеше // Квадратура смысла. М., 1999. - С. 302-336.

71. Пирс, Ч.С. Рассуждение и логика вещей / Ч.С. Пирс. М., 2005.

72. Полан, Ж. Тарбские цветы, или Террор в изящной словесности / Ж. Полан. СПб., 2002.

73. Пору с, В.Н. Гуманитарное знание и последствия «лингвистического поворота» /В.Н. Пору с // Эпистемология и философия науки. 2006. - Т. X. - №4.

74. Прохоров, Ю.Е. Действительность. Текст. Дискурс / Ю.Е. Прохоров. М., 2004.

75. Рис, H. Русские разговоры. Культура и речевая повседневность эпохи перестройки / Н. Рис. М., 2005.

76. Русакова, О.Ф. Дискурс, политический дискурс, политическая дискурсология / О.Ф. Русакова // Многообразие политического дискурса. -Екатеринбург, 2004.

77. Серио, П. Анализ дискурса во Французской школе: дискурс и интердискурс / П. Серио // Семиотика: антология / сост. Ю.С. Степанов. М., Екатеринбург, 2001.

78. Сёрль, Дж. Р. Что такое речевой акт? / Дж. Р. Серль // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. - М., 1986(a). -С. 151-169.

79. Силантьев, И. Дискурсивное пространство современной России: к постановке исследовательской задачи / И. Силантьев // Критика и семиотика. 2003. - Вып. 6. - С. 136-142.

80. Соссюр, Ф. де. Труды по языкознанию / Ф. де Соссюр. М., 1977.

81. Степин, B.C. Идеалы и нормы в динамике научного поиска. Идеалы и нормы научного исследования / B.C. Степин. Минск, 1981.

82. Сусов, И.П. Общее языкознание / И.П. Сусов. Тверь: ТГУ, 1997.

83. Текст и дискурс: традиционный и когнитивно-функциональный аспекты исследования. Рязань, 2002.

84. Тимофеева, М.К. Естественные и формальные языки / М.К. Тимофеева. Новосибирск, 2003.

85. Тищенко, П.Д. Аналитика научного дискурса / П.Д. Тищенко // Философия науки. Проблемы рациональности. 1995. - Вып. I.

86. Том, Р. Топология и лингвистика / Р. Том // Успехи математических наук. 1975, январь-февраль. - Т. XXX. - Вып. 1(181).

87. Тягунова, Т.В. Негативность различения и предел интерпретации в образовательном дискурсе / Т.В. Тягунова // Идея университета: парадоксы самоописания. Минск: БГУ, 2002. - С. 213-219.

88. Филлипс, Л., Иоргенсен, М.В. Дискурс — анализ: теория и метод / Л. Филипс, М.В. Йоргенсен. Харьков: Гуманитарный центр, 2004. - С. 163.

89. Флиер. А.Я. Социокультурное воспроизводство / А.Я. Флиер // Социологическая энциклопедия. М.: Мысль. - Т. 2. - С. 489.

90. Фуко, М. Порядок дискурса: инаугурационная лекция в Коллеж де Франс 2.12.70 / М. Фуко // Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. М., 1996. - С.49-96.I

91. Фуко, М. Археология знания / М. Фуко. СПб.: Гуманитарная академия, 2004.

92. Фуре, В.Н. Контуры современной критической теории / В.Н. Фуре. Минск, 2002.

93. Фуре, В.Н. Философия незавершенного модерна Ю. Хабермаса / В.Н. Фуре. Минск, 2000.

94. Хабермас, Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / Ю. Хабермас. СПб., 2001.

95. Хабермас, Ю. Демократия. Разум. Нравственность / Ю. Хабермас. -М., 1992.

96. Чубукова, Е.И. Язык и коммуникация: генезис и тенденции исследования проблемы в западной философии / Е.И. Чубукова. СПб., 2003.

97. Шейгал, Е.И. Семиотика политического дискурса / Е.И. Шейгал. -М., 2004.

98. Шейгал, Е.И. Театральность политического дискурса / Е.И. Шейгал // Единицы языка и их функционирование: межвуз. сб. науч. тр. Саратов: Изд-во СГАП, 2000. - Вып. 6.

99. Эко, У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию / У. Эко. СПб., 2004.

100. Язык и наука конца XX века / под. ред. Ю.С. Степанова. М.,1995.

101. Adams, Т. (1998). The discursive construction of dementia care: implications for mental health nursing // Journal of advanced nursing. 28 (3). -P. 614-621.

102. Althusser, L. Ideology and ideological state apparatuses / L. Althusse // Lenin and Other Essays. London: New Left Review, 1971.

103. Alvesson, M., Karreman, D. Varieties pf discourse: On the study of organizations through discourse analysis // Human relations. 2000. - 53(9). -P. 1125-1149.

104. Apel, K.-O.Transformation der Philosophie in 2 Bde Frankfurt, 1973.

105. Austin J.L. How to do things with words. Oxford: Blackwell, 1962.

106. Barthes, R. Le discourse de l'histoire // Social science information. -1967. V.6. -#4.

107. Baudrillard, J. Ecstasy of Communication // The Anti-Aesthetic. Essays on Postmodern Culture / Ed. H. Foster. Port Townsend: Bay Press, 1983. P. 126-133.

108. Baudrillard, J. Simulacres et Simulation. Paris: Galilee, 1981. - P. 9.

109. Bernstein, B. The Structuring of Pedagogic Discourse, Routledge. -London. 1990.

110. Bourdieu P., Wacquant L. New liberal speak: notes on the new planetary vulgate // Radical Philosophy 105. 2001. - P. 2-5.

111. Bourdieu P. A reasoned Utopia and economic fatalism // New Left Review 227. 1998. - P. 25-30.

112. Bourdieu, P., Wacquant, L.J.D. An Invitation to Reflexive Sociology. Cambridge: Polity Press, 1996.

113. Burr, Y. An introduction to social constructionism. London, 1995.

114. Cheek, J. At the margins? Discourse analysis and qualitative research // Qualitative health research. 2004. - №14. - P. 1141

115. Chinese Cultural Connection. Chinese Values and the Search for Culture Free Dimensions of Culture. // Journal of Cross-Cultural Psychology. -1987.-№2.-P. 143-64

116. Chouliaraki, L. Capturing the 'contingency of universality': some reflections on discourse and critical realism // Social semiotics. 2002. 12 (2). -P. 84-114.

117. Chouliaraki, L., Fairclough N. Discourse in Late Modernity. Edinburgh University Press. Edinburgh, 1999.

118. Chouliaraki, L. Media discourse and national identity: death and myth in a news broadcast // The semiotics of racism: approaches in critical discourse analysis / Martin Reisigl, Ruth Wodak (eds.). Wien: Passagen, 2000.

119. Coulthard, M. Introduction to discourse analysis. London: Sage,1985.

120. Dainian, Zh. Key concepts in Chinese Philosophy. Beijing: Foreign Language Press, 2002. - P. 270.

121. De Certeau M. The Practice of everyday life. Cambridge, 1984.

122. Derrida, J. Marges de la philosophic. P., 1972.

123. Dijk, T. van. Discourse and manipulation // Discourse and society. -2006.- 17(3).-P. 359-383.

124. Dijk T. van. Discourse as social interaction: a multidisciplinary introduction. London: Sage, 1997.-Vol. 1.

125. Dijk, T. van. Editorial: analyzing discourse analysis // Discourse and society. 1997. - 8(1). - P. 5-6.

126. Dijk, T. van. Discourse, context and cognition // Discourse studies. -2006.-8(1).-P. 159-177.

127. Dijk, T. van. Ideology: A Multidisciplinary Approach. London: Sage, 1998.

128. Dijk, T. van. To the definition of discourse // T. van Dijk. Ideology: A Multidisciplinary Approach. London: Sage, 1998.

129. Van Dijk, Teun. Discourse and communication: a new journal to bridge two fields // Discourse and Communication. N1. - 2007. - P.5.

130. Dijk, T. van. News Analysis. Case studies of international and national news in the press. Hillside New Jersey: Lawrence Erlbau, Associates Publishers, 1988.-P. 8.

131. Edwards, D. Discourse and cognition. London: Sage, 1996.

132. Fairclough N. Discourse and Social Change. Polity Press, Cambridge.1992.

133. Fairclough, N. Discourse, social theory and social research: the discourse of welfare reform // Journal of Sociolinguistics. 2000. - №4. - P. 163-195.

134. Fairclough, N. Critical discourse analysis. London: Longman, 1995.

135. Fairclough, N. Discourse and social change. Cambridge: Polity Press, 1992.

136. Fairclough, N. Discourse, social theory and social research: the discourse of welfare reform // Journal of Sociolinguistics. 2000. - 4.2.

137. Fairclough, N. New labour, new language? London: Routledge, 2000.

138. Gergen, K. Toward transformation in social knowledge. N.Y., 1982.

139. Gergen, K.J. The Decline and Fall of Personality // Psychology Today. 1992. - November, 25(6). - P. 58-63.

140. Goffman, E. Frame Analysis: An Essay on the Organisation of Experience. New York, 1974.

141. Gramsci, A. Selections from the Prison Notebooks, Lawrence & Wishart. London, 1971.

142. Grice, H.P. Meaning // Readings in the philosophy of language / Ed. by J.F. Rosenberg, Ch. Travis. Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1971. - P. 436-444.

143. Gumperz, J.J. Discourse Strategies. Cambridge, 1982.

144. Hall S., Hobson D., Lowe A., Willis P. Culture, Media, Language. -London: Hutchinson, 1980.

145. Halliday, M.A. K. Language as Social Semiotic: The Social Interpretation of Language and Meaning. 2nd ed. - London, 1978.

146. Han Chu, Y., Chen Lo, C., Myers, R. The new Chinese Leadership: Challenges and Opportunities after the 16th Party Congress // The China Quaterly Special Issues, New Series, № 4. Cambridge, Cambridge University Press, 2004.

147. Harre, R., Gillet G. The Discursive Mind. London; Thousand Oaks,1994.

148. Harvey D. Justice, Nature and the Geography of Difference, Blackwell, Oxford, 1996.

149. Hodge, B., Kress G. Social semiotics. Cambridge: Polity Press, 1988.

150. Iedema R. Formalizing organisational meaning // Discourse and Society 1999. 10(1). - P. 49-65.

151. Wenzhong H., Grove C.L. Encountering the Chinese. Yarmouth, Intercultural Press, 1991. - P. 7-8.

152. Husserl, E. Die Idee der Phänomenologie. The Hague, 1950 (1907).

153. Jameson, F. Potmodernism or the cultural logic of late capitalism // New left rew. L., 1984. - #146. - P. 62-87.

154. Jessop, R. The crisis of the national spatio-temporal fix and the ecological dominance of globalising capitalism // International Journal of Urban and Regional Research number and pages? 2000.

155. Lacan, J. Ecrits: A selection. London: Tavistock, 1977.

156. Laclau, E. The death and resurrection of of the theory of ideology // Journal of political ideologies. 1996. - 1 (3). - P. 201-220.

157. Laclau, E., Mouffe, C. Hegemony and socialist strategy. Towards a radical democratic politics. London: Verso, 1985.

158. Le Vasseur, J. The problem of bracketing in phenomenology // Qualitative health research. 2003. - 13. - P. 408-420.

159. Leech, G. N. Principles of Pragmatics. London, 1983.

160. Lupton D. Discourse analysis: a new methodology for understanding the ideologies of health and illness // Australian journal of public health. 1992. -16 (2).-P. 145-150.

161. Mackerras, C. What is China? Who is Chinese? // State and Society in twenty first century China. Crisis and contention and legitimation. NY: Routlege, 2004.-P. 217.

162. Mills, S. Discourse. London: Routledge, 1997.

163. Morris, C. Writings on the General Theory of Signs. The Hague, Paris, 1971.

164. Mouffe, C. Feminism, citizenship and radical democratic polities // Feminists theorize the political. London: Routledge, 1992.

165. Parker, I. Discourse dynamics: Critical analysis for social and individual psychology. London: Routledge, 1992.

166. Parker, I., Burman, E. Against discursive imperialism, empiricism and constructionism: Thirty-two problems with discourse analysis // Discourse analyticresearch: Repertoires and readings of texts in action. London: Routledge. -P. 155-172.

167. Parker, I. Lacanian discourse analysis: seven theoretical elements // Theory and Psychology. 2005. - 15 (2). P. 163-182.

168. Pecheux, M. Language, semantics and ideology. London: Macmillan,1982.

169. Philips, L. Risk, reflexivity and democracy: mediating expert knowledge in the news // Nordicom Review. 2000. - 21 (2). - P. 115-135.

170. Potter J., Reicher S. Discourses of community and conflict: the organization of social categories in accounts of a 'riot' // British Journal of Social Psychology. 1987. - Vol. 26. -№ 1. - P. 25-40.

171. Potter, J., Edwards, D., Wetherell, M. A model of discourse in action // American behavioral scientist. 1993. - 36 (3). -P. 383-401.

172. Potter, J., Wetherel, M. Discourse Analysis // Rethinking methods in Psycology. London, 1995.

173. Quine W.V.O. Ontological Relativity //The Journal of Philosophy. -1968. Vol. LXV. - № 7. - P. 185-212.

174. Salskov-Iversen D., Hansen H., Bislev S. Governmentality, globalization and local practice: transformations of a hegemonic discourse. -Alternatives 25, 2000. P. 183-222.

175. Sayer A. Realism and Social Science. Sage, London, 2000.

176. Schegloff, E.A. Between micro and macro: contexts and other connections // The micro-macro link. Berkley: University of California Press, 1987. P. 207-234.

177. Schiffrin, D. Approaches to Discourse. Oxford, Cambridge, 1994. -P. 20-42.

178. Searle, J.R. Speech acts: an essay in the philosophy of language. -Cambridge: Polity press, 1969.

179. Segerdahl P. Language use: a philosophical investigation into the basic notions of pragmatics. Houndmills: Macmillan; New York: St. Martin's Press, 1996.

180. Sinclair, J. Priorities in discourse analysis // Advances in spoken discourse analysis / Ed. by M. Coulthard. London; New York: Routledge, 1992. P. 79-88.

181. Tannen, D. Analysing discourse: text and talk. Washington: Georgetown University Press, 1982.

182. Thompson J.B. Mass communication and modern culture: Contribution to a critical theory of ideology // Sociology. 1988. - 22(3). P. 359-383.

183. Thompson J. Studies in the theory of ideology. Cambridge: Polity Press, 1984.

184. Torfmg, J. Discourse Theory: Achievements, arguments and challenges // Discourse theory in European politics. Identity, policy and governance. Palgrave Vacmillan, 2005.

185. Tracy, K. Action-implicative discourse analysis // Journal of language and social psychology. 1995.- 14 (1-2). - P. 195-215.

186. Triandis, H.C., Brislin, R., Hui, C.H. // International Journal of Intercultural Relations. 1988. - № 3. - P. 271.

187. Turner, B.S. Medical power and social knowledge. London: Sage.1987.

188. Verschueeren, L. What people say they do with words: prolegomena to an empirical-conceptual approach to linguistic action. Norwood, 1985.

189. Verschueren J. (ed.) Linguistic action: some empirical-conceptual studies. Norwood: Ablex Pub. Corp, 1987.

190. Wenzhong, H., Grove, C.L. Encountering the Chinese, Yarmouth. -Intercultural Press, 1991.

191. Wetherell M., Potter J. Discourse analysis and the identification of interpretive repertoires // Analysing everyday explanation. London, 1988.

192. Wetherell, M., Potter, J. Discourse analysis and the identification of interpretative repertoires // Analysing everyday explanation. London: Sage, 1988.

193. Williams R. Marxism and Literature. Oxford, 1977.

194. Wodak, R. Discursive construction of national Identities // Discourse and Society. 1999. - №10. - P. 149.

195. Wodak, R. Disorders of Discourse. London; New York, 1996.

196. Wodak, R., Dijk, T. A. van (Eds.) Racism at the Top. Parliamentary Discourses on Ethnic Issues in Six European States. Klagenfurt, Austria: Drava Verlag, 2000.

197. Wodak, R. Mediation between discourse and society: assessing cognitive approaches in CDA // Discourse and Society. 2006. - №8. - P. 181.

198. Yule, G. Pragmatics. Oxford, 1996.

199. Yutang, L. My Country and My People. Beijing, Foreign Language Press, 1998.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 334162