Социокультурные представления о формальных и неформальных практиках социальной поддержки монородительских семей тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.06, кандидат социологических наук Любимова, Алена Дмитриевна

Диссертация и автореферат на тему «Социокультурные представления о формальных и неформальных практиках социальной поддержки монородительских семей». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 479362
Год: 
2013
Автор научной работы: 
Любимова, Алена Дмитриевна
Ученая cтепень: 
кандидат социологических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
22.00.06
Специальность: 
Социология культуры
Количество cтраниц: 
174

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Любимова, Алена Дмитриевна

Введение.

Глава 1. Социокультурное основание риторики социальной политики в отношении монородительских семьей в позднем СССР и современной России.

Параграф 1. Культурная матрица заботы о монородительской семье в свете социальных теорий.

Параграф 2. Соционормативная система регуляции повседневной жизни монородительских семей.

Глава 2. Социокультурное конструирование представлений о монородительской семье в отечественном медийном пространстве.

Параграф 3. Образ монородительской семьи в периодической печати позднего СССР.

Параграф 4. Жизненные сценарии одиноких матерей в советском и современном российском кинематографе.

Глава 3. Жизненный мир одинокой матери в пространстве российской и советской повседневности.

Параграф 5. Культура одинокого материнства в позднем СССР.

Параграф 6. Социокультурные установки государства и общества в отношении одиноких матерей.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Социокультурные представления о формальных и неформальных практиках социальной поддержки монородительских семей"

Актуальность диссертационного исследования обусловлена насущными вопросами в сфере социальной политики, связанными с социальными и культурными практиками взаимодействия семьи и общества в изменяющейся России. Среди семей, в которых отсутствует один из родителей-кормильцев по причинам смерти, лишения родительских прав, расторжения законного брака, отказа от участия в воспитании ребенка, наиболее распространены материнские семьи. Тема материнских семей часто проблематизируется в публичной сфере, находя свое отражение в массовом сознании и социокультурных репрезентациях. Государственные идеологии, распространенные в обществе культурные ценности оказывают воздействие на повседневные жизненные практики монородительских семей. Ценностно-символический и социальный контекст, наделяющий определенным смыслом жизненный опыт таких семей, становится ключевым фактором при формировании отношений между соло-матерями, обществом и государством. Обращение к социокультурным установкам, сформировавшимся вокруг феномена семьи и брака в позднесоветский и современный периоды, дает возможность лучше понять проблемы, с которыми сталкиваются монородители в нашем государстве. Культурный опыт социалистической заботы о монородительских семьях воспроизводится в рамках современного российского общества, что обусловливает важность исследования соционормативных практик регуляции жизни соло-матерей в позднем СССР.

Члены домохозяйств с одним родителем чаще остальных испытывают тяжесть экономического бремени. Данный факт обусловливает важность анализа сложившихся отношений между семьей и государством и уточнения требований социальной поддержки материнских семей. Правовая культура и меры социальной политики, утверждая в обществе представления о нормальной» семье, достойной государственной помощи, формируют жизненные сценарии одиноких родителей. Оказываемая монородительским 3 семьям помощь носит противоречивый характер, включая механизмы заботы и контроля, как в публичном, так и в приватном пространстве реализации их социального гражданства.

Консервативные установки в отношении семьи и брака, транслируемые СМИ, воспроизводят в обществе искаженное представление о соло-матерях, усиливают их социальное исключение. Согласно активно обсуждаемому проекту концепции государственной семейной политики до 2025 года, монородительская семья рассматривается как социальная патология. В связи с этим актуальным представляется исследование моделей репрезентации жизненного мира материнских семей в медийном пространстве позднего советского периода и постсоциалистической России. Для этого необходимо осуществление сравнительного диахронного анализа социальных представлений о феномене монородительских семей, формируемом механизмами государственной социальной политики и массовой культуры, и мнений соло-матерей о повседневных практиках взаимодействия с властными и общественными институтами. Важную роль при этом будет играть ценностно-символический контекст, в котором происходит развитие форм помощи, оказываемой монородительским семьям.

Степень разработанности проблемы.

Семья как социальный институт и подсистема общества рассматривается в трудах Э. Дюркгейма, О. Копта, Р. Мертона, Т. Парсонса,

Ф. Энгельса. С классическими работами в социологии связано становление концептуального аппарата и ключевых подходов анализа функций института семьи. Исследование феномена монородительства возможно в рамках социологии семьи, показывающей трансформационные процессы, которые происходят с данным институтом, становясь причиной изменения общественных установок в отношении соло-матерей. Процесс возникновения новых семейных форм представлен как норма в трудах А. Вишневского, И.

Голода, М. Елютиной, Н. Ловцовой, Т. Гурко, А. Харчева. Тема кризиса 4 семейных отношений, оказывающего негативное воздействие на демографическую ситуацию в стране, раскрыта в работах Л. Антонова, В. Архангельского, В. Медкова, А. Синельникова.

Социальное положение монородительских семей можно рассматривать, опираясь на феминистские исследования социальной политики. Сложные и многосторонние отношения женщины и государства, продуцирующие различные тендерные контракты, анализируются Р. Листер, Дж. Лыоис, Э. Орлофф, Б. Пфау-Эфингер, У. Либерт, X. Хернес. Б. Хобсон позиционирует феномен монородительства как объяснительную категорию семейной политики. Положение соло-матерей в государстве отображает социокультурные установки социальной политики в отношении конкретных семейных форм. В трудах современных отечественных исследователей можно найти анализ российской семейной политики, построенной на идеологической базе, включающей в себя культурные стереотипы, оказывающие влияние на восприятие разных семейных форм. Проблемы социальной политики, связанные с отсутствием институциальных механизмов, необходимых для создания благополучия семьи, освещены в трудах И. Козиной, Л. Овчаровой, О. Синявской, А. Тындик, Л. Шнаковской. Концепция баланса семьи и работы, предполагающая синхронизацию родительских обязанностей и профессиональной занятости, обозначена Ж. Кравченко, Е. Рождественской, Ж. Черновой.

Процесс формирования российской тендерной культуры освещается С. Айвазовой, Е. Здравомысловой, И. Клециной, Г. Лапидус, Н. Пушкаревой, И. Тартаковской, А. Темкиной, С. Ушакиным. В текстах исследователей тендер предстает в качестве движущей силы, воссоздающей социокультурное пространство российского общества. Тендерная культура, сформированная государственными институтами и социумом, определяет свойственные для СССР и России установки в отношении соло-матерей.

Исследования, посвященные монородительетву, имеют непосредственную взаимосвязь с социальной историей семьи и тендера. Работы Л. Бернштейн, Ю. Градсковой, Е. Жидковой, Г. Лапидус, Н. Лебиной, М. Рабжаевой показывают, как в разные исторические периоды менялся характер заботы о монородительских семьях. Проблемам становления и развития форм помощи, оказываемой монородительским семьям, в отечественной академической литературе посвящены груды Е. Азаровой, А. Козлова, Ю. Корсаненковой, В. Курганова, Э. Новикова, М. Полупановой, В. Савченко, А. Фокина, В. Языковой, 3. Янковой. Авторы освещают основные вехи развития как формальных, так и неформальных сообществ, заботившихся о соло-матерях, начиная с советского периода и в современном обществе.

Материальное неблагополучие монородительской семьи становится дискуссионной темой в работах О. Безруковой, С. Даниловой, Л. Лупяковой, Е. Цыглаковой. В публикациях авторы обращают внимание государства и общественности на финансовые трудности одиноких родителей и их детей. В работах 3. Каримовой, И. Дементьевой, М. Блохиной находим тезисы о монородительской семье как об общественной патологии, разрушающей традиционный институт семьи и брака, порождающей дефекты воспитания и дисфункции социализации. Современное исследовательское ноле включает публикации, посвященные проблемам стигматизации и дискриминации монородительской семьи, среди которых можно выделить труды С. Даниловой, Н. Ловцовой. О признании структурных причин монородительства и гуманистической практике обслуживания таких семей пишут П.Романов, Е. Ярской-Смирнова.

Анализ вышеуказанных источников показал актуальность изучения социокультурных процессов, сформировавшихся вокруг феномена монородительства. Однако исследователями не до конца раскрыты особенности культурно-символической среды, воспроизводящей различные 6 установки в отношении семьи и брака. Недостаточно изученными остаются микроконтексты социальной политики, оказывающие воздействие на жизненный мир соло-матерей и их детей.

Объект исследования - социокультурные факторы, формирующие жизненный мир монородительских семей. Предмет исследования -комплекс социокультурных представлений о практиках социальной помощи монородительским семьям, характерных для советской и современной российской действительности.

Целыо диссертационной работы является исследование специфики конструирования представлений о социальной поддержке соло-матерей в динамике социальных и культурных изменений. Для достижения данной цели представляется необходимым решение следующих задач:

• выявить особенности социального конструирования представлений о монородительской семье в контексте социальных теорий;

• провести социологический анализ советской и современной нормативно-правовой базы, влияющей на социальный статус монородительской семьи и определяющей формы ее социальной поддержки;

• обозначить культурные и социальные факторы, легитимирующие определенные формы, направления, подходы социальной поддержки монородительских семей;

• рассмотреть социокультурные представления о соло-матерях, сформированные советским и современным медийным пространством, их влияние на формирование жизненного сценария монородителей по материалам дискурсивного анализа периодического издания «Работница»;

• осуществить интерпретацию типов жизненных сценариев одиноких матерей, конструируемых в советском и современном российском кинематографе;

• провести анализ повседневных практик одинокого материнства и социального опыта монородительских семей в динамике социокультурных изменений по данным качественных интервью.

Гипотеза диссертационного исследования. Практики государственной и общественной помощи монородительским семьям, являясь важным элементом социальной политики, обладают определенными культурными кодами и смыслами, свойственными конкретному социально-историческому пространству. Сложившаяся культура заботы о соло-матерях транслирует государственные и общественные приоритеты в отношении семьи и брака, отражая изменение общественных представлений о монородителях.

Эмпирическую базу диссертации составили результаты социологического анализа законодательной базы (с 1965 по 2012 г.), регулирующей систему льгот, пособий и субсидий, полагающихся монородительским семьям (№=10); дискурс-анализ периодического издания «Работница» за период с 1965 по 1991 год, посвященный изучению моделей репрезентации заботы о монородительских семьях в позднем СССР (N=172); ингерпретативный анализ художественных фильмов в советском и современном российском кинематографе, изображающих жизненные сценарии одиноких матерей (N=6); качественные интервью с одинокими матерями, родительство которых выпадало на период с 1965 по 2012 гг. (N=20), материалы количественных исследований, проведенных НИСП, ВЦИОМ, по проблемам советских и современных монородительских семей («Детская бедность в России», «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе», «Россияне о разводах: двадцать лет назад и сегодня»).

Методологическими и теоретическими основаниями диссертационного исследования стали работы классиков социологии и груды современных ученых в области социологии культуры, феноменологии, интерпретативизма, символического интеракционизма, неомарксизма, социального конструирования, функционализма, позволившие в полной мере раскрыть проблематику монородительства. В рамках исследований семьи важная роль отводится анализу различных аспектов монородительства на макро и микроуровнях.

Жизненный мир соло-матерей, сформированный социокультурным контекстом, возможно изучить, обратившись к феноменологической парадигме А. Шюца. Ценными для нас являются феноменологические идеи П. Бергера, Т.Лукмана, при помощи которых удается осуществить рефлексию повседневных практик монородительства. Основываясь на понятиях функции, дисфункции и латентной функции, предложенных Р. Мертоном, можно обозначить роль формальных и неформальных сообществ в обеспечении благополучия монородительских семей. В рамках «понимающей» социологии М.Вебера становятся понятными различные виды социального действия в контексте оказываемой таким семьям помощи. Забота государства о монородительских семьях попадает в фокус анализа процессов надзора и дисциплины, осуществленного М.Фуко. Неформальные практики помощи монородительским семьям, уместно анализировать с привлечением идей П. Бурдье, Дж. Коулмана о социальном капитале. Проблема стигматизации материнских семей располагается в поле интеракционистской парадигмы. И.Гофман приписывал социуму ведущую роль в формировании способов категоризации людей. Силы закона и порядка в лице государственных структур, навязывая общественности свои установки по отношению к семье и браку, становятся основным субъектом стигматизации соло-матерей. Взгляды Э.Дюркгейма позволяют соотнести дискриминационные практики в отношении монородительских семей с понятием девиации. Раскрыть особенности конструирования социокультурных представлений о монородительской семье возможно посредством идей Т. Адорно, Г. Маркузе, М. Хоркхаймера, посвященным анализу воздействия медийного пространства и культуры на общественность.

Теории социального благополучия предоставляют возможность обозначить формальные и неформальные практики социальной помощи монородительства. Механизмы поддержки монородительских семей исследуются в контексте умозаключений Б. Хобсон, позиционировавшей соло-матерей как аналитическую категорию для познания тендерного измерения системы социальной политики. Концепция гендерно-чувствительного режима социальной политики У. Либерт позволяет осуществить критический анализ современных форм заботы о монородительстве. С опорой на понятие дефамилиализации, которое Р. Листер определяла как критерий оценки социальных прав, в диссертации становится возможным проанализировать процессы распределения благ и услуг среди соло-матерей. Работы Э. Орлофф помогают понять характер взаимодействия между монородителями и государством, нашедшего свое выражение в тендерном контракте «работающая мать».

Научная новизна исследования раскрывается в ряде позиций:

- Представлена авторская интерпретация социологических подходов к исследованию проблематики монородительской семьи; с опорой на концепции социологии культуры, феноменологии, интерпретативизма, символического интеракционизма, неомарксизма, социального конструирования, функционализма осуществлена систематизация теоретических подходов при изучении социальной поддержки соло-матерей.

- Определена роль ценностно-символической системы как механизма конструирования представлений о жизненном мире соло-матерей.

- Обозначены культурные и социальные факторы, легитимирующие определенные формы, направления, подходы социальной поддержки монородительских семей, среди таких факторов выявлены социокультурные установки в отношении соло-матерей, особенности тендерной культуры и тендерного порядка.

- По результатам дискурс-анализа журнала «Работница» выявлены особенности социокультурных установок в отношении мопородительства в позднем СССР, репрезентировавших занятость женщины в промышленном секторе как успешный жизненный сценарий соло-матери.

- Осуществлена рефлексия жизненных сценариев советских и современных одиноких матерей, зафиксированных визуальной культурой; на материалах анализа кинематографической продукции выявлено, что визуальная культура передает одобряемые государством и обществом тактики поведения монородителей.

- Посредством анализа социального опыта монородительских семей в динамике социокультурных изменений показано, как трансформировалась культура одинокого материнства в российском обществе.

-Теоретическая и практическая значимость исследования. Диссертационное исследование расширяет проблемное иоле социологии семьи, социологии культуры, социальной истории, гендерологии и феминологии. Результаты исследования могут быть использованы в разработке и корректировке программ социальной поддержки семей с детьми. Применение материалов проведенного исследования возможно в учебных курсах высших учебных заведений по социологии культуры, социальной политике, теории и практике социальной работы, фамилистике.

Заключение диссертации по теме "Социология культуры", Любимова, Алена Дмитриевна

Заключение

Наше исследование показало, что каждому периоду российской семейной политики соответствуют определенные образы достойных благополучателей из числа монородительских семей, конструируемые отечественной ценностно-символической системой. В позднем СССР при распределении благ предпочтение отдавалось вдовам с детьми, которые обычно имели гарантированную социальную поддержку в форме пенсии по потере кормильца. Размер пособия зависит от ряда факторов: трудового стажа умершего, места работы, причины смерти. Тенденция наделять вдов большими привилегиями по сравнению с остальными категориями монородительских семей прочно укоренилась в советском обществе и продолжила свое существование в современной России. Социальная поддержка одиноких матерей и разведенных женщин с детьми зависела от тендерных установок , обстоятельств социально-политического характера и со временем претерпевала изменения. Несмотря на негативное отношение советской власти к разводам и внебрачным рождениям, государство проявляло заботу о монородителях, выражавшуюся в предоставлении пособий и льгот, позволявших женщинам соблюдать баланс между семьей и работой. Властные институты, видевшие в женщинах мощный трудовой ресурс, оказывали соло-матерям такую помощь, как льготная очередь в детские сады и ясли, внеочередное предоставление жилья, бесплатные путевки в санатории и пионерские лагеря. Данные меры, во-первых, репрезентировали активную деятельность государства но созданию социального благополучия для монородителей, а, во-вторых, /(авали им возможность сочетать материнство и воспитание детей. Смена политического режима и экономического уклада повлекли за собой трансформации во всех сферах жизни общества, в том числе это коснулось института семьи и брака. Приоретизация идеи пропатализма, выдвигающей на передний план ценности материнства и отрицающей женскую

148 эмансипацию, привело к тому, что основным направлением социальной политики становится поддержка нуклеарных семей. Сегодня одинокие матери вынуждены собирать документы, подтверждающие нуждаемость в конкретном пособии, чтобы доказать социальное 1ражданство. Что касается разведенных женщин и их детей, то после расторжения брака многие лишаются поддержки мужа, так как на законодательном уровне не установлены четкие меры по контролю выплат алиментов и участию второго родителя в дальнейшем воспитании ребенка. Современная законодательная база выстраивает приоритеты государственной политики в отношении материнских семей, где привилегиями наделяются вдовы, в то время как одинокие матери и разведенные женщины последовательно маргинализируются.

Анализ репрезентаций монородительских семей в средствах массовой информации раскрывает особенности социального конструирования границ и определения данной социальной группы в обществе. В позднем СССР печатные издания репрезентировали социуму определенное отношение к соло-матерям. Советские СМИ конструировали следующие образы монородительских семей: «нормальная», «девиантпая», «опекаемая», «борющаяся», «униженная», «нуждающаяся». Данные образы сосуществовали в медийном пространстве позднего социалистического периода, репрезентируя разные жизненные стратегии соло-матерей. Посредством медиа-дискурса в советском обществе утверждалась модель семьи, достойной общественной и государственной помощи. В данном случае речь идет о монородителях, которые трудились на предприятиях, получая взамен определенные привилегии. Ограниченная либерализация гендерной политики, свойственная для «хрущевской оттепели» и «брежневской стагнации», формирует в обществе толерантное отношение к материнским семьям, что выражается в создании необходимых условий для совмещения родительских обязанностей и занятости на предприятии. Тендерный контракт «работающая мать» в данный период предоставлял монородителям возможность стабилизировать социально-экономическое положение домохозяйства посредством гармоничного сочетания профессиональной деятельности и семейных обязанностей. Однако со временем в официальном дискурсе начинает обсуждаться проблема совмещения ролей воспитателя и кормильца, решением которой становится возвращение женщины в семыо. Для медийного пространства второй половины 1980-х годов свойственно негативное изображение внебрачного материнства и разводов, что передавало консервативные установки позднесоветской идеологии и прямо влияло на статус таких семей в обществе. Данный период, ознаменованный кризисом тендерного этакратического порядка, характеризуется демографическим спадом, ростом числа разводов и внебрачных рождений. Для утверждения ценностей нуклеарной семьи, которая начинает рассматриваться как репродуктивный ресурс и, соответственно, опора государства, власть начинает маргинализировать материнские семьи. Подобная идеология, основанная на стереотипах в отношении семьи и брака, повлияла па широкую распространенность представлений о монородигельстве как о девиации.

Визуальная культура репрезентирует тактики поведения матерей-одиночек, одобряемые государством в разные периоды. В позднем СССР посредством продуктов киноиндустрии на уровне массового сознания и социокультурной памяти происходило утверждение тендерного порядка, предписывавшего советским женщинам сочетание профессиональной занятости и материнства. Советский кинематограф, предназначенный для простого зрителя, осуществляет нормирующую функцию, продвигает в обществе идею тендерного контракта «работающая мать». В кинофильмах позднего СССР работа на предприятии показана как успешная стратегия построения жизненного сценария матери-одиночки. Чтобы благополучно совмещать роль воспитателя и кормильца, женщине необходима была мощная поддержка, которую одинокая мать находила на предприятии в лице профсоюзной организации и трудового коллектива. В отличие от кинематографа позднего социалистического периода, показывающего контракт «работающей матери» как результат гегемонии советской в сфере семьи и тендера, современная визуальная культура позиционирует трудовую деятельность как индивидуальный выбор соло-матери. Для современного общества свойственна тенденция двойной занятости женщин, однако сегодня это в первую очередь необходимо самой матери-одиночке, лишенной государственной поддержки. Жизненный мир одинокой матери показан в виде потока проблем, с которыми женщина справляется самостоятельно. В современных фильмах одинокая мать - это сильная женщина, которая благодаря своему трудолюбию решает материальные проблемы семьи. Отечественный кинематограф репрезентирует жизненный сценарий одинокой матери, сумевшей добиться успеха в профессии, но испытывающей трудности в синхронизации родительства и работы. Ориентация на карьеру позиционируется как фактор, мешающий женщине воспитывать ребенка.

Культура одинокого материнства в позднем СССР подразумевала сочетание норм и ценностей, которые были сформированы в контексте советского общества и соблюдались женщинами в повседневной жизни. Государство утверждало определенные социокультурные установки, к которым должны были ориентироваться монородители, конструируя жизненный мир своей семьи. Поведенческие стратегии одиноких матерей не предполагали протеста против установок, сформированных государством и обществом в отношении монородительских семей, а наоборот - включали механизмы приспособления к нормам и ценностям советской власти, стоявшей на позиции неприятия внебрачной рождаемости. В повседневной жизни монородителей отсутствовала четкая грань между приватной и публичной сферой. Проблемы соло-матерей становились достоянием общественности, что предполагало легитимное вмешательство специалистов в частную жизнь семьи. Государство, принимавшее в позднесоветский период на себя роль отца, внедряло семьи своих агентов, которые должны были помогать женщине соблюдать баланс семьи и работы. Педагоги, врачи, профсоюзные работники, активисты имели право нарушать частное пространство семьи, контролировать повседневные практики взаимодействия между матерью и ребенком. В современной России государство перестает выполнять функции второго родителя в таких семьях, что, с одной стороны приводит к снижению институциального контроля за монородителями, а с другой - снижает возможности соло-матерей успешно сочетать работу и воспитание ребенка. Если в позднем СССР баланс «семья-работа» соблюдался благодаря развитой инфраструктуре заботы о детях, то сегодня сочетать профессиональную занятость и материнство становится возможным, лишь при обращении за помощью к старшим родственникам, друзьям, знакомым. Государством не созданы институциальные механизмы, которые позволяли бы женщине совмещать трудовую деятельность и воспитание ребенка, что связано с изменениями, произошедшими в сфере семейной политики. В рамках продвигаемой российской властью концепции пронатализма утверждаются ценности, приписывающие женщине в первую очередь роль матери и отодвигающие на второй план ориентацию на работу.

Жизненное пространство современных одиноких матерей сохраняет проблемы, с которыми сталкивались монородители в период позднего социализма. В контексте современной российской действительности отсутствует признанный государством жизненный сценарий одинокой матери. Современные соло-матери как объекты социальной политики не представляют интереса для государства, фокус внимания сосредоточен на нуклеарных семьях, способных сыграть существенную роль в улучшении демографической ситуации в стране. Социальные программы, ориентированные на монородительские семьи, не затрагивают аспекты преодоления стигматизации и дискриминации одинокого материнства. Финансовая помощь материнским семьям ограничивается назначением минимального пособия, субсидированием и рядом льгот. Система государственной поддержки материнских семей не справляется со своей основной задачей,. заключающейся в стабилизации социально-экономического положения домохозяйства. Ситуация усу!убляется отсутствием у женщин возможности комбинировать родительские обязанности и оплачиваемую занятость. Российская социальная политика не затрагивает актуальную для монородитслей тему соблюдения баланса «работа-дом», так как в свете пронаталистской концепции занятость женщины препятствует улучшение демографической ситуации в стране. Одинокое материнство как форма семьи невыгодно для государства, так как предполагает дополнительные материальные затраты. Однако данные инвестиции не будут оправданы, потому что одинокие матери не способны сыграть значительную роль в улучшении демографической ситуации в стране. Именно поэтому государственная помощь монородительским семьям носит лишь формальный характер, а весь груз ответственности по-прежнему возлагается на родственников.

Социокультурное отличие советских программ социальной защиты одиноких матерей от современных российских состоит в том, что в позднем СССР поддержка реализовывалась на макро и микроуровпях, охватывая заботу о семье как в масштабах государства, так и по месту работы, месту жительства. Одинокие матери в СССР рассматривались как ценный трудовой ресурс, государство оказывало комплексную помощь одиноким родителям, наделяя их рядом привилегий, чтобы удержать в рядах рабочего класса.

Советская власть стремилась выполнять функции второго родителя, что подразумевало экономическую поддержку и помощь в воспитании детей. Благодаря таким ресурсам, как социально-культурно-бытовые учреждения, у одиноких матерей не возникало проблем с совмещением семьи и работы. Социокультурные изменения, произошедшие в результате распада Советского союза, способствовали формированию новой модели социальной политики, не акцентирующей внимание на создании равных условий при доступе к благам и услугам. 11ронаталистский характер семейной политики задает определенное направление государственной деятельности в сфере тендерных отношений и брака. Главным предназначением женщины становится деторождение, пропадает необходимость сочетания работы и материнства, которая утверждалась в поздний советский период. Если советская женщина должна была гармонизировать соотношение «семья-работа», то современной женщине приходится делать выбор. Современная политика, пропагандирующая ценности пуклеарной семьи, оставляет без внимания интересы соло-матерей. В отличие от советских мероприятий, предусматривавших участие государства в решении проблем семьи, современные программы не учитывают отсутствие второго родителя, выполняющего роль кормильца.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Любимова, Алена Дмитриевна, 2013 год

1. Аладинский А. Дифицит чуткости // Работница. 1984. №9. С. 30-31.

2. Антонов А. Микросоциология семьи. М.: Издательский Дом «Nota Вепе», 1998.

3. Антонов А., Медков В. Социология семьи. М.: «Изд-во МГУ». 1996.

4. Айвазова С. Контракт «работающей матери»: нарушения или расторжение? // http://www.rapidwaycorp.ru/content/kontrakt-%C2%ABrabotayushchei-materi%C2%BB-narusheniya-ili-rastorzhenie. Обращение к ресурсу 02.05.2013.

5. Бреева Б. /{ети в современном обществе. М.: Эдиториал УРСС, 1999. 216 с.

6. Блохина М. Проблемы внебрачной рождаемости // Социология. 2006. №3/4. С.133-136.

7. Безрукова О. Одинокие матери: проблемы жизни в мегаполисе // Вестник Санкт-Петербургского Университета. 2007. №4. С.71-83.

8. Вебер М. Основные социологические понятия. М.: Прогресс, 1990. 41 с.

9. Взрослым дядям и тетям о детском саде. // Работница. 1975. №6. С. 2627.

10. Виттенберг Е.Я., Дробижев В.З. Рабочий класс и профсоюзы СССР. М.: «Профиздат», 1980.

11. Вишневский А. Россия: демографические итоги двух десятилетий// Мир России. 2012. №З.С.З-40

12. Волков А.Г. Семья объект демографии. М.: Мысль, 1986.155

13. Газизова Р. Внимание: стройка для детей// Работница. 1965. №5. С. 2627.

14. Голод С. Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб.: Петрополис», 1998.

15. Горин Д. «Конец перспективы»: переживание времени в культуре 1970-х //Неприкосновенный запас. 2007. №2 // http://magazines.russ.rU/nz/2007/2/go9.html. Обращение к ресурсу 10.04.2013.

16. Гофман И. Стигма: Заметки об управлении испорченной идентичнстыо. Ныо-Йорк: Пренгис-холл. 1963.

17. Градскова Ю. Культурность, гигиена и тендер: советизация «материнства» в России в 1920-1930-е годы // Советская социальная политика 1920-1930-х годов: идеология и повседневность / Под ред. II. В. Романова, Е. Р. Ярской-Смирновой. М., 2007. С.242-261.

18. Гидденс Э. Социология. М.: Едиториал УРСС. 2005.

19. Гурко Т. Алименты, фактор качественного и количественного воспроизводства населения // Социологические исследования. 2008. №9. С.110-120.

20. Гурко Т. Разводы и участие отцов в жизни детей// http://www.isras.ru/files/File/publ/year2008/Tendenciya%20razvitiYa%20instituta%20roditelstva■pdf. Обращение к ресурсу 12.10.2010.

21. Данилова С. Социологический анализ проблем одиноких матерей в малом городе // Женщина в Российском обществе. 2009, №1. С. 49-57.

22. Данилова С. Одинокое материнство в общественном мнении // Социологические исследования. 2009, №. 5. С. 138-141.

23. Дарский Л.Е. Формирование семьи. М.: Статистика, 1972.

24. Дашкова Т. Идеология и кипорепрезентация // Ьйр:/^о.деп^с5.ш/с1ос5/тс{ех-254817.html. Обращение к ресурсу 01.02.2013.

25. Дементьева И. Негативные факторы воспитания детей в неполной семье // Социологические исследования. 2001. № 1. С. 108-113.

26. Декрет от 19 декабря 1917 года «О расторжении брака».

27. Дюркгейм Э. Социология. Её предмет, метод и назначение. М.: Канон, 1995. 352 с.

28. Исупова О. Социальный смысл материнства в современной России// Социологические исследования. 2000. №11. С.98-107.

29. Жилищный кодекс Российской Федерации от 01.03.2008.

30. Журавская И. «Свободна,от чего?» // Работница. 1986. №1. С. 28-29

31. Ещё раз об алиментах // Работница. 1986. № 10. С. 36.

32. Закон о государственных пенсиях от 14.07.1956.

33. Закон РФ от 20.11.1990 №340-1 «О государственных пенсиях в РФ»

34. Здравомыслова Е. Перестройка и феминизм // Шр:/Л¥шш.сЬ1оёе1а!.огй/тёех.рЬр?ор1юп=сот соп1еп1£у1еуу::=агпс!е&1^463:р егез^ка-ап^етшБт&сайс!-!88:19-ехрепепсе-оГ-регез1го1ка&Кет1с1=446&1апц=ги. Обращение к ресурсу 02.01.2013.

35. Здравомыслова В., Тёмкина А. Государственное конструирование тендера в советском обществе // Журнал исследований социальной политики. 2004. № 3/4. С. 299-321.

36. Здравомыслова Е., Тёмкина А. Советский этакратический тендерный порядок// Социальная история / Под ред. II.Л. Пушкарёвой. М., 2003. С. 422454.

37. Задание на будущее//Работница. 1986. С.20.

38. Зорина Е. Воспитательный потенциал старшего поколения в семьях с детьми // Социальная политика и мир детства в современной России / Коллективная монография под ред. Е.Р. Ярской-Смирновой и Е.П. Антоновой. М.: ООО «Вариант», 2009. 272 с.

39. Из нашей почты: научите жить // Работница. 1965. №1. С. 22

40. Карпова Г., Ярская-Смирнова Е. Символический репертуар государственной политики: Международный женский день в российской прессе, 1920-2001 гг. Социальная история / Под ред. ПЛ. Пушкарёвой. М., 2003.

41. Каримова 3. Жизненные ценности одиноких матерей // Социологические исследования. 2007. №6. С.131-134.

42. Кваша А.И. Изучение воспроизводства населения. М.: Паука. 1968

43. КожевниковаС., Тужикова Т. Особенности работы социального педагога с неполными семьями, воспитывающие детей-подростков// Наука и образование. 2009.

44. Конт О. Курс позитивной философии. Антология мировой философии. Т.З. М., 1971// http://ww\v.sociology.n^cphi.ru/docs/sociologia/htn^l/konlposit¡vcphilosophy.hl ш1. Обращение к ресурсу 25.07.2010.

45. Копелянская С. Права матери и ребёнка в СССР. М.: Медгиз, 1960.

46. Корсаненкова Ю. Социальная поддержка семей с детьми в Российской Федерации: реальность и перспективы / Ю. Корсаненкова. М.: Волтерс Клувер, 2010.208 с.

47. Коулман Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. 2001. №3. С.121-139.

48. Курганов И. А. Женщины в народном хозяйстве // Женщины и коммунизм. Ныо-Йорк, 1968. С. 57-107.

49. Курганов И. А. Женщины в семье // Женщины и коммунизм. Пыо-Иорк. 1968.

50. Клуб общественниц: о материнском счастье // Работница. 1968. №7. С. 1-3.

51. Корсаненкова Ю. Социальная поддержка семей с детьми в Российской Федерации: реальность и перспективы. М.: Волтерс Клувер, 2010

52. Козлов А., Савченко А. Профактиву о социальном обеспечении. М.: Профиздат, 1986.

53. Лапидус Г. Равенство полов и советская политика: постановка проблемы // http://www.genderedu.freenet.tj/lapidus g.pdf. Обращение к ресурсу 10.10.2011.

54. Лаптева С. Дезертиры // Работница. 1969. №6. С.27.

55. Лучкина О. Жить с людьми. Работница. 1984. №2. С. 21-23.

56. Лукьянова Л. Как хочу, так и плачу? // Работницп. 1984. №9. С. 15.

57. Ловцова Н.И. «Здоровая, благополучная семья опора государства»? Тендерный анализ семейной социальной политики // Журнал исследований социальной политики. 2003. №3/4. С.323-329.

58. Ловцова II. Тендерный анализ семейной социальной политики // Тендерная экспертиза социальной политики и социальной работы / под. ред. Е.Р. Ярской-Смирновой и Н.И. Ловцовой. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2003. С.19-43.

59. Ловцова Н. Моделирование семьи и родительства: теория, политика, практика. Саратов: ООО «Научная книга», 2005.

60. Лунякова Л. О современном уровне жизни семей одиноких матерей // Социологические исследования. 2001, №8. С. 86-95.

61. Лукман П., Бергер Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995. 323 с.

62. Магун А. Перестройка как консервативная революция? //Неприкосновенный запас. 2010. №6 // Ийр^/тацагтез.гшз.ги/пг^О! 0/6/та17.html. Обращение к ресурсу 02.01.2013.

63. Мертон Р. Явные и латентные функции // Американская социологическая мысль: тексты/ Под ред. В. И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 379-448.

64. Мещеркина Е. Частная жизнь как предмет социологического анализа // Дeмocкoн//http://demoscope.ш/weekly/knigi/konfer/konfer 018.html. Обращение к ресурсу 02.05.2013.

65. Нартова Н. Тендерный контракт современного российского общества и неконвенциональные тендерные идентичности // Женщина в Российской обществе. 2008. №3. С. 1-8.

66. Никольская II. Родители и дети// Работница. 1980. №3. С. 28.

67. Новикова Э. С., Языкова В. С., Япкова 3. Л. Женщина. Труд. Семья (социологический очерк). М., Профиздат 1978.

68. Овчарова Л., Попова Д. Детская бедность в России: тревожные тенденции и выбор стратегических действий. М.: Независимый институт исследований социальной политики. 2005.

69. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье от 1968 года.

70. Положение о порядке назначения и выплаты пособий беременным женщинам многодетным и одиноким матерям от 12.08.1970.

71. Прокофьева Л. Домохозяйство и семья: особенности структуры населения России// Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе / Под науч. ред. Т.М. Малевой, О.В. Синявской; Независимый институт социальной политики. М.: НИСП, 2007.

72. Президент России. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. 2006. http://vvww.kremlin.ru/text/appears/2006/05/105546.shtml. Обращение к ресурсу 10.03.2009.

73. Прохоров В. Отцы-беглецы // Работница. 1980. № 4. С. 32.

74. Постановление от 12.08.70 № 659 «Положение о порядке назначения и выплаты пособий беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям»

75. Правовая основа социальной защиты женщин и семьи // Правовая защита женщины и семьи (в вопросах и ответах). М., Лиципия, 1991. С. 8-35 //http://www.a-z.ru/women/texts/zashr-l.htm. Обращение к ресурсу 10.05.2012.

76. Пушкарева Н. Тендерная система Советской России и судьбы россиянок // Неприкосновенный запас. 2012. №117 // http://magazines.russ.ru/nlo/2012/117/p5.html. Обращение к ресурсу 14.04.2013.

77. Ранштова Л. Об основных формах социальной помощи членам неполных семей // ftp://lib.herzen.spb.ru/text/rashitova 96 330 333.pdf. Обращение к ресурсу 10.03.2010.

78. Ригцер Дж. Современные социологические теории. СПб.: Питер, 2002.

79. Розов В. Строить себя. Семейные страницы // Работница. 1975. №4. С. 25-26.

80. Семенова В. Качественные методы: введение в гуманистическую социологию. М.: Добросвет, 1998.

81. Семейный кодекс Российской Федерации от 08.12.1995.

82. Синельников А. Семья и брак на европейском фоне// Мониторинг общественного мнения. 2010. №4. С.51-74.

83. Социальная политика и социальная работа: тендерные аспекты. М.: РОССПЭН, 2004.

84. Степанова Е.Г. Формирование личности ребенка без воспитательного потенциала отца// Наука-2010. 2010. №1.

85. Сусская О. Метаморфозы материлизма в интерпретациях общественного мнения // Социология: теория, методы, маркетинг. 2010. №3. С.217-222.

86. Сергеева Н. Жизнь требует// Работница. 1965. №2. С.20.

87. Самсонова Л. Очень личное // Работница. 1986. № 10. С. 27-28

88. Тёмкина А. Роткирх А. Советские тендерные контракты и их трансформация в современной России // Социологические исследования. 2002. № 11. С.4-14.

89. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001

90. Фицпатрик III. Повседневный сталинизм. М.: РОССПЭП, 2008.

91. Фести II., Прокофьева Л. Алименты, пособия и доходы семей после развода // Мир России. 1997. №4. С. 19-24.

92. Указ Президента РФ от 5 июня 1992 года №554 "Об обязательном трудоустройстве отдельных категорий работников при ликвидации предприятия, учреждения, организации"

93. Усманова А. «Визуальный поворот» и тендерная история. М., 2004.107. Ф. 6190 ОП. 3 Д. 511108. Ф. 6190 ОН. 3 Д. 314

94. Фокин А. «Женский коммунизм» на рубеже 1950-1960-х гг. http://utopiya.spb.ru/index.php?option=com conlent&view=article&id:=:2463:l-r19501960-&catid=l 08:2011-10-29-18-21 -54&Iiemid= 146. Обращение к ресурсу 12.10.2011.

95. Харчев А. Социология семьи: проблема становления науки. М.: «Академия», 2003.

96. Хоркхаймер М., Адорно Т. Диалектика просвещения. Франкфурт на Майне: «Издательство Фишера». 1969.

97. Холявченко А. Отнято у ребёнка // Работница. 1967. №1. С. 28-29.

98. Черняева Н. Идеология семейных ценностей: повторяем пройденное? // 60 Параллель. 2010, №2. С. 15-20.

99. Чернова Ж., Шпаковская JI. Политэкономия современного родительства: сетевое сообщество и социальный капитал // Экономическая социология.2011. Т. 12. №3. С. 85-95.

100. Чернова Ж. «Демографический резерв»: молодая ссмья как объект государственной политики // Женщина в российском обществе. 2010. № 1. С.23-42.

101. Шабан Г. Войди в каждый дом. // Работница. 1984. №4. с. 19. 18-19.

102. Шнейдерман Н. Откровенный разговор. Рождаемость и меры еерегулирования. М.: Мысль. 1991. 170 с.164

103. Шпаковская Jl. Политика институциализации и практики приватизации семейной жизни: партнерство и брак в России // Журнал исследований социальной политики. 2012. Т.10. №3. С. 309-322.

104. Шпаковская Л. Политика нормализации семьи: партнерство и брак в России // http://www.wonianinrussia.ru/content/politika-normalizatsii-semi-partnerstvo-i-brak-v-rossii. Обращение к ресурсу 22.10.2012.

105. Шубин А. СССР в апогее: как мы жили // Неприкосновенный запас. 2007. №2 // http://magazines.russ.ru/nz/2007/2/ur7.html. Обращение к ресурсу 10.04.2012.

106. Шюц А. Мир, светящийся смыслом. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004.

107. Энгельс Ф. происхождение семьи, частной собственности и государства //http://bookz.ru/authors/fridrih-engels/engelfO 1/1 -engeliül .html. Обращение к ресурсу 25.07.2010.

108. Юрчак А. Поздний социализм и последнее советское поколение // Неприкосновенный запас. 2007. №2 // http://magazines.russ.ru/nz/2007/2/ur7.html. Обращение к ресурсу 10.04.2012.

109. Яницкий О. Длинные 1970-е: гражданское общество тогда и сейчас // Неприкосновенный запас. 2007. №2 // http://magazines.russ.rU/nz/2007/2/ur7.html. Обращение к ресурсу 10.04.2012.

110. Ярская-Смирнова Е.Р. Профессионализация социальной работы в России // Социологические исследования. 2001. № 5. С. 86-95.

111. Ярская-Смирнова Е., Романов Г1. Социальная защищённость городской монородительской семьи // Мир России. 2004. №2. С. 66-95.

112. Ярская-Смирнова Е., Романов П., Лебина И. Советская социальная политика и повседневность // Советская социальная политика, сцены и действующие лица, 1945-1985/Под ред. Е.Р. Смирновой, 1I.B. Романова. М.: ООО «Вариант», ЦСГТГИ, 2008. С.7-33.

113. Ярская-Смирнова Е.Р. «Да-да, я вас помню, вы же у нас неблагополучная семья!» Дискурсивное оформление современной российской семейной политики // Женщина в российском обществе. 2010, №2. С. 14-25.

114. Ярская-Сминова Е. Социологический анализ кинотекста // Визуальная антропология: новые взгляды на социальную реальность: Сб. науч. ст. / Под ред. Е. Ярской-Смирновой, П. Романова, В. Круткипа. Саратов: Научная книга, 2007.

115. Hammer V. Alleinerziehende im Gender-Diskurs Unterschiede oder Gemeinsamkeiten bei Muttern und Vätern? // http://www.hs-coburg.de/fileadmin/FBS/Hammer/AlleinerziehendeimGender

116. Diskurs 2002.pdf. Обращение к ресурсу 02.10.2010.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 479362