Специфика стилевой модели в романах М.А. Булгакова "Белая Гвардия" и "Мастер и Маргарита" тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, кандидат филологических наук Болдаков, Павел Иннокентьевич

Диссертация и автореферат на тему «Специфика стилевой модели в романах М.А. Булгакова "Белая Гвардия" и "Мастер и Маргарита"». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 247166
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Болдаков, Павел Иннокентьевич
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Иркутск
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
155

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Болдаков, Павел Иннокентьевич

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ИДЕЯ ЭВОЛЮЦИИ И ИДЕЯ РЕВОЛЮЦИИ В СОЗНАНИИ М.А. БУЛГАКОВА.

Глава 2. ФЕНОМЕН ПРОЗАИЧЕСКОГО СЛОВА М.А. БУЛГАКОВА

Глава 3. СТАНОВЛЕНИЕ СТИЛЕВОЙ МОДЕЛИ В РОМАНЕ «БЕЛАЯ ГВАРДИЯ».

Глава 4. РОМАН «МАСТЕР И МАРГАРИТА»: РАЗВИТИЕ СТИЛЕВОЙ МОДЕЛИ.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Специфика стилевой модели в романах М.А. Булгакова "Белая Гвардия" и "Мастер и Маргарита""

Диссертация посвящена исследованию проблемы художественного стиля М. А. Булгакова.

Интерес к данной теме вызван феноменом булгаковского стиля, рассматриваемого как воплощение эстетического мироощущения писателя. Эстетическое мироощущение автора складывается из его непосредственно-оценочного отношения к действительности, формируемого на основе чувственного отражения этой действительности в его сознании, и способности создавать её художественный образ. Наряду с мироощущением художника большое значение имеет его мировидение.

Актуальность темы исследования, на наш взгляд, связана с проблемой коренных изменений в жизни общества и человека. «Революция в науке», «революция в технике», «революция» в какой бы то ни было сфере человеческой деятельности. Часто можно услышать подобные оценки, когда речь идет о некоем качественном продвижении вперед. Но всегда ли резкий скачкообразный переход от одного состояния к другому, на первый взгляд, улучшенному, на самом деле несет качественное изменение?

Апогей противоречия между социумом и природой, между индивидом и природой пришелся на начало XX века - эпохи научных и технических открытий, сконцентрировавшего время и заставившего по-другому посмотреть i на природу и на человека. По су ги, прогресс стал источником и носителем духовной болезни XX века - одиночества, а тотальная отчужденность превратилась в примету времени. В XXI веке данная проблема не потеряла своей актуальности.

М. А. Булгаков не высказывался против прогресса, но понимание им природы улучшений в процессе развития базировалось на особом мировиде-нии.

М. А. Булгаков, назвавший в письме к Правительству СССР смысл своего творчества - борьбу с цензурой за свободу печати, утверждает, что с этой борьбой связаны «все остальные, выступающие в моих сатирических повестях: черные и мистические краски (я - МИСТИЧЕСКИЙ ПИСАТЕЛЬ), в которых изображены бесчисленные уродства нашего быта, яд, которым пропитан мой язык, глубокий скептицизм в отношении революционного процесса, происходящего в моей отсталой стране, и противопоставление ему излюбленной и Великой Эволюции. (курсив -Б.П.)» (Булгаков 1997: 226). Противопоставив социальной революции в России 1917 года идею Великой Эволюции, писатель выявил свою гражданскую позицию в отношении процессов, происходивших в «отсталой стране» (Булгаков 1997: 226).

Противопоставить явления означает одновременно утвердить и опровергнуть их сущности1. Диалектическое единство явлений предполагает их взаимообусловленность. Взаимовлияние феноменов эволюции и революции не могло не отразиться на модели художественного мышления писателя. Данное взаимодействие феноменов оформилось в художественном стиле.

В основе закономерностей стилевого единства романов «Белая Гвардия» и «Мастер и Маргарита», на наш взгляд, лежит эстетическое взаимодействие двух феноменов: эволюции и революции. Какова художественная форма данных феноменов и их соотношение? Как менялось эстетическое мироощущение писателя, зафиксированное в художественном стиле первого романа и «закатного» романа? Решение этих вопросов приблизит нас к пониманию стиля М. А. Булгакова. Отсюда предмет диссертации составляет индивидуальный стиль писателя.

Целью работы является выявление стилевой формы взаимодействия феноменов эволюции и революции как воплощения эстетического мироощущения М. А. Булгакова. Поэтому при анализе учитываются все составляющие стиля конкретного произведения: образы, композиция, интонационно

1 А. Ф. Лосев в труде «Очерки античного символизма и мифологии» обозначил такой метод как диалектический (Лосев 1993). ритмическая организация целого. Цель работы диктует задачи:

• зафиксировать отражение эстетического мироощущения писателя в принципе конструирования произведения;

• проанализировать компоненты стиля художественного произведения и рассмотреть формирование стилевого целого произведения;

• рассмотреть развитие стилевой формы взаимодействия феноменов * эволюции и революции в творчестве писателя; I

• выявить изменения в модели художественного мышления писателя.

Объектами исследования были выбраны два романа писателя: «Белая

Гвардия» (1924) и «Мастер и Маргарита» (1940).

Научную новизну работы составляет эстетическое осмысление понятий «эволюция» и «революция» через анализ стиля романов «Белая Гвардия» и «Мастер и Маргарита».

В литературоведении 1920-х годов большое внимание уделялось вопросам стиля. Спектр методологических подходов различных эстетических концепций распространялся от классового «социального заказа» (отражение общественных отношений с точки зрения господствующей идеологии) в методологии Пролеткульта, РАПП, «напостовцев» до ощутимого проявления в произведении авторской позиции в трудах М. Бахтина, В. Полонского, А. Воронского и др. Например, теорию Г. Н. Поспелова можно представить так: стиль, как образная форма произведения, - это выражение художественного содержания, содержание - это выражение идеологического «миросозерцания» писателя, а идеологическое «миросозерцание» - это субъективность, отражающая общественные отношения (Поспелов 1970). Таким образом, стиль в позитивистки-социологическом аспекте понимался как формальное приложение к изображенному в произведении общественному содержанию. Однако, несмотря на социологическую трактовку, современные исследователи отмечают положительные стороны данного подхода в изучении природы художественного стиля: раскрытие его структурно-функциональной сущности (В. Эйдинова), установление диалектических отношений между индивидуальным стилем художника и областью внеиндивидуального (Ю. Минералов).

М. М. Бахтин, понимая искусство как сознание особенного типа, считает главным и определяющим в стиле видение мира писателем. Ученый говорит о том, что художественный стиль оперирует «моментами мира, ценностями мира и жизни» (Бахтин 1994: 244), а также, что он содержит широкий контекст «приемов формирования и завершения человека» (Бахтин 1994: 244) и выражает последнюю авторскую смысловую инстанцию. По Бахтину, художник при помощи «приемов обработки и приспособления (имманентного преодоления) материала» выражает свое «отношение к жизни и миру жизни» (Бахтин 1994: 244), причем от этого отношения зависит способ «обработки» человека и его мира. Следовательно, писатель воссоздает в стиле окружающую действительность и воплощает в нём свою модель мира. Причем в процессе создания произведения писатель индивидуализирует литературные изобразительно-выразительные средства так, что его «принцип мировоззрения» становится «принципом видения мира и художественного построения словесного целого» (Бахтин 1994: 19). Таким образом, М. М. Бахтин показывает переход от поэтики, понимаемой им как «основная структурная особенность художественного мира» писателя (Бахтин 1994: 18), через интерпретацию художником изобразительно-выразительных средств литературы к становлению стиля.

А. В. Чичерин в своей концепции стиля исходит от особого рода мышления, присущего художнику. Понимание стиля, по мнению ученого, заключается в осознании способа мышления как выразителя художественных идей, обуславливающего характерное употребление автором тропов, синтаксическое построение литературного произведения и его композицию, а также «внутреннюю форму произведения в целом» (Чичерин 1968: 20). При этом внутренняя форма мыслится как основа эстетического мироощущения писателя. Отсюда можно заключить, что внутренняя форма произведения является ключом к постижению способа «расположения мыслей».

Рассматривая проблему стилевой индивидуализации поэтики (системы изобразительно-выразительных средств литературы), Ю. И. Минералов выдвигает тезис: «личный стиль воплощает особый ход мысли, присущий данному автору» (Минералов 1999: 20). Исследователь, опираясь на филологическую традицию риторики (в каждой мысли содержится часть другой мысли), утверждает, что в ассоциативной последовательности мыслей слово понимается не как определенная форма, но как простая идея. Поэтому он говорит о синтактике идей в произведении, т.е. об особом расположении и соединении идей, образно претворенных, как основе индивидуального стиля писателя. При этом внутренняя форма - «образ образа», «образ идеи» (термины Потебни) трактуется литературоведом как принцип, составляющий основу индивидуального стиля писателя, как принцип конструирования слова (в том числе этимология слова), композиции, персонажей, произведения как целого. Ю. И. Минералов под индивидуальным стилем понимает процесс интерпретации конкретным писателем в его личном творчестве изобразительно-выразительных средств литературы, направляемый свойственным писателю «особым ходом художественных ассоциаций» (Минералов 1999: 20).

Современное понимание художественного стиля литературного произведения (Бахтин 1994; Гиршман 1977; Имихелова 2004; Лосев 1994; Минералов 1999; Селезнев 1977; Тарасова 1999; Чичерин 1968; Эйдинова 1991) позволило нам сформулировать аспект проблемы, который кроется, во-первых, в мотивировке теоретического рассмотрения специфики стиля как организующего и создающего художественное целое явления, во-вторых, в представлении стиля структурным воплощением авторского мировидения и мироощущения, в-третьих, в постижении принципа соединения писателем художественных идей.

Методологическая основа работы - труды Н. П. Антипьева, М. М. Бахтина, М. М. Гиршмана, А. Ф. Лосева, Ю. М. Минералова, А. В. Чичерина.

В последних исследованиях творчества М. А. Булгакова наблюдается подход: текст - метатекст. Литературоведы (Иваныыина 1998; Пермякова

1997; Яблоков 1998 и др.) отмечают высокую степень интертекстуальности булгаковских произведений. Наряду с интертекстуальным анализом приобрел популярность мотивный анализ, который М. JI. Гаспаров характеризует как принципиально отказывающийся от «понятия фиксированных блоков структуры, имеющих объективно заданную функцию в построении текста» (Гаспаров 1997; Иваныыина 1998). Мотивный анализ предполагает известную редукцию текстов ради «большого» текста, «сверхтекста». Для нас же важен каждый элемент произведения: от звукового образа до композиции, от ритмической структуры различных уровней художественной системы до точек зрения и речи персонажей, так как любая составная часть произведения содержит закон построения стилевого целого.

Исследование стиля выходит за границы только литературоведческого его понимания и стремится вступить во взаимоотношения с различными философскими, эстетическими, историческими системами. Рассмотрение проблемы стиля также невозможно без определения философской и нравственной проблематики произведений писателя.

Системный подход к исследованию художественного стиля требует такого понятия, которое обладало бы признаками структурности, но не являлось бы застывшей схемой, проявляло бы индивидуальные стилевые закономерности и отражало бы оригинальность творческого мышления писателя. Кроме этого, вступало бы в диалектическую связь с реальной жизнью и раскрывало бы глубинные философские и психологические основы жизни и творчества. Максимально отвечающей необходимым требованиям в рамках данного исследования представляется теория первичных моделей художественного стиля, разработанная А. Ф. Лосевым. Для обозначения ценностных ориентаций, «исходя из которых художник создавал свое произведение», ученый предлагает термин «модель», где модель - «просто образец или осуществленный на каком-нибудь материале определенный образец» (Лосев 1994: 225). А. Ф. Лосев дополняет термин «модель» эпитетом «первичная», «исходная», «внехудожественная». По мнению теоретика, в произведении может содержаться не одна, а несколько моделей.

Художественный стиль, по Лосеву, «есть принцип конструирования всего потенциала художественного произведения на основе его тех или иных надструктурных и внехудожественных заданностей и его первичных моделей, ощущаемых, однако, имманентно самим художественным структурам произведения» (Лосев 1994: 226).

Придерживаясь теории первичных моделей как первоосновы стиля, мы выбираем несколько иной ракурс исследования. А. Ф. Лосев представляет стиль как читательское «впечатление» от произведения (так, например, моделью стиля романа «Белая гвардия» является, по Лосеву, абажур «как олицетворение устойчивого старого быта» (Лосев 1994: 245)). Мы предлагаем рассмотреть индивидуальный стиль как принцип конструирования, в основе которого находится моделирующее образ действительности отражение миро-видения писателя (сознательная составляющая) и бессознательное отражение окружающей действительности, выражающееся в архетипических образах, мотивах и пр.

Художник в процессе творческой работы находится в пограничной области сознательной и бессознательной сфер. Отсюда - два стилеобразующих начала: современное, отражающее актуальную действительность, и архети-пическое, воплощающее накопленный опыт предшествующих поколений. Поскольку писатель обладает уникальным видением мира, то у него рождается оригинальный образ реальности, т.е. «образ образа», «образ идеи» -внутренняя форма, что обуславливает существование «в словесном искусстве «вечных тем», «вечных героев» (Минералов 1999: 17).

Опираясь на положения А. Ф. Лосева, мы рассмотрим внехудожест-венную модель стиля как предтечу внутренней формы. Внутренняя форма мыслится в качестве «образа идей», образа первичных впечатлений от жизни у художника, эстетически переосмысленных в произведении. Внутренняя форма не отождествляется с первичной моделью стиля. Модель как бы растворена во всех элементах художественного произведения и, следовательно, может быть выявлена. Первичная модель стиля конкретного художественного произведения - это сложное единство множества «образов идей», проявляемых на разных уровнях данного произведения как целого. Мы видим в стиле отражение мировидения и мироощущения художника, возникающее при взаимодействии эстетической реальности произведения с настоящей действительностью.

Творческое слово является выразителем внутренней природы индивидуума. Через слово происходит связь «незримого мира .в подсознательной глубине личного сознания с. бессмысленным миром. вне личности» (Белый 1994: 131). Следовательно, как художественное слово, так и соединение слов в произведении содержит информацию об образе мыслей, мироощущении автора, проявляемую через архетип. Думается, использование архетипи-ческого образа как инструмента литературоведческого анализа для раскрытия образа мышления художника, хода его мыслей, а, следовательно, эстетически мотивированного (но, скорее, бессознательного) выбора им тех или иных изобразительно-выразительных средств, не только на стадии создания произведения, но и в завершенном целом приблизит исследователя к более полному пониманию индивидуального стиля художника. Так, Н. П. Антипьев предлагает для познания тайны художественного произведения, его целостности категорию литературного архетипа: «некая образная первосущность, обладающая абсолютной и бесконечной возможностью трансформации и бесконечного выявления скрытого содержания» (Антипьев 2000: 22).

Литература полна откровений, и ими она открывает то, «в чем нуждаются остальные» (Юнг 2002: 130). В этой способности литературы также проявляется духовная связь искусства и жизни. Искусство посредством архетипа «переводит наверх те образы, которых . наиболее недостает» (Юнг 2002: 129) обществу и тем самым наделяет художника ролью воспитателя духа своего времени. Именно в творчестве происходит персонификация бытийных источников жизни так, что, окунаясь в художественное произведение, читатель может каждый раз заново открывать мир.

Таким образом, литературный архетип является плодотворной категорией для анализа индивидуального стиля. Однако в процессе анализа мы не будем сводить произведение лишь к проявлению в нем только одного архе-типического мотива, но воспользуемся этой категорией, как «определяющим свойством литературы» (Антипьев 2000: 25).

Методика анализа в данной работе заключается в следующем: от син-тактики фразы к ритмико-композиционному единству главы, части и далее к стилевой форме целого произведения. Индивидуальный стиль при таком подходе предстает как эстетическое выражение авторского мировидения и мироощущения, воплощенных в принципе создания художественного произведения на основе первичных моделей и ощутимых в каждом составном элементе произведения и законченном произведении в целом.

В булгаковедении существует устоявшаяся точка зрения, что главная идейная основа произведений писателя - конфликт Художника и Власти (Лесскис 1999, 1990; Паршин 1991; Смелянский 1989; Чудакова 1988, 1991 и др.). Наиболее ярко это отразилось в произведениях «Кабала святош», «Мастер и Маргарита», «Пушкин», «Иван Васильевич», «Батум». Литературоведы приходят к выводу, что писатель всю творческую жизнь занимался решением этой проблемы. Например, Г. А. Лесскис полагает, что «тема «романа о дьяволе» - судьба художника в безрелигиозном, бездуховном мире» (Лесскис 1999:216).

Л. Я. Шнейберг и И. В. Кондаков, анализируя идейную направленность произведений М. А. Булгакова-прозаика 1920-1930-х годов, приходят к выводу, что революционные события в стране осознавались писателем как «жестокий опыт, заранее обреченный на неудачу» (Шнейберг, Кондаков 1994:187).

В. В. Новиков считает новаторством М. А. Булгакова в драматургии создание нового вида исторической драмы с центральной проблемой - трагедией гения, оказавшегося в неразрешимых противоречиях с деспотической властью.

Е. А. Яблоков определяет форму художественного мышления М. А. Булгакова как диалог между Историей и Культурой, диалог «между непредсказуемой и бесконечно саморазвивающейся жизнью «как она есть» и «культурным слоем», аккумулирующим «остановленные мгновения» и словно обретающим метафизическое инобытие» (Яблоков 1998: 392).

В исследовательской литературе по творчеству М. А. Булгакова анализируются философские (Булатов 2000; Виноградов 1987; Кораблев 1988; Шнейберг, Кондаков 1994; Эрастова 1994; Яблоков 1992, 1998), этические (Ухова 1999), сравнительно-типологические (Гапоненков 1995; Гуткина 1998; Джулиани 1988; Лурье 1988) проблемы, рассматриваются история создания произведений, прототипы героев, источники творческих замыслов. Среди исследований, посвященных проблеме художественного стиля прозаических произведений писателя, следует отметить работы Н. П. Антипьева, А. А. Гозенпуда, А. А. Горелова, В. И. Немцева, В. В. Новикова, Л. Л. Фиалковой, Е. А. Яблокова.

Мы выдвигаем гипотезу, что в основе стилевого единства прозаических произведений М. А. Булгакова лежат художественно преобразованные идеи эволюции и революции. Под «идеей эволюции» понимается непрерывное поступательное движение, постепенное проявление и развертывание разных форм жизни, под «идеей революции» - дискретность, возвращение, олицетворение отжившего.

Исследование в работе осуществлено в следующей последовательности: от мировидения и мироощущения писателя к его художественному слову и далее к стилевому построению произведений.

Структура и содержание диссертации продиктованы логикой изложения проблемы. Задачи системного подхода к исследованию стиля обусловили необходимость наличия отдельных теоретических глав, в которых раскрываются понятия «эволюции» и «революции» и намечается их эстетическая проекция в творчестве писателя (Глава 1), определяется феномен его прозаического слова (Глава 2). Третья и четвертая главы посвящены исследованию стиля романов «Белая Гвардия» и «Мастер и Маргарита».

Определив цели и задачи исследования, мы выносим на защиту следующие положения:

1.В основе стиля М. А. Булгакова лежит принцип конструирования произведения, заключающийся в эстетическом преобразовании идей эволюции и революции.

2. Синтактика фразы тождественна не только композиции и другим более крупным семантическим единицам, но и принципу конструирования целого произведения.

3. Внутренняя форма произведения обусловливает индивидуальный стиль писателя.

4. В творчестве М. А. Булгакова противоречие идей эволюции и революции становится объектом художественного осмысления.

Апробация работы проходила в дискуссиях на научных конференциях (ИГЛУ, 1999; ИГЛУ, 2002; ИГУ, 2003). Содержание работы отражено в пяти статьях.

Практическая значимость работы заключается в том, что материалы диссертации могут быть использованы на теоретических и практических занятиях курса литературы двадцатого века.

Заключение диссертации по теме "Русская литература", Болдаков, Павел Иннокентьевич

ВЫВОДЫ:

В отличие от романа «Белая гвардия» М. А. Булгаков в «Мастере и Маргарите» уходит от явного, непримиримого столкновения идеи эволюции и идеи революции.

Стилевое построение романа «Мастер и Маргарита» на всех уровнях содержит воплощение столкновения обоих феноменов. Особенность фразы в романе состоит в особом принципе конструирования, воплощающим идею эволюции и идею революции, и выразившимся на звуковом, синтаксическом, интонационном уровнях внутри фразы.

Стилевое выражение идеи эволюции осуществляется в романе в принципе конструирования, а также на уровне действующих лиц.

Идея революции находит свое эстетическое воплощение также в принципе конструирования и на уровне действующих лиц в скрытых тенденциозных образах различного рода «чудовищ», а также в мотиве оборачиваемости. В поэтике М. А. Булгакова образы, имеющие «чудовищную» природу, всегда олицетворяются с идеей революции.

Выбирая позицию «sub speciae aeternitatis», повествователь демонстрирует бесконечность «витков жизни» и, наряду с героями-идеологами, сохраняет и утверждает связь времен.

Стилевое построение произведения эстетически отражает мироощущение писателя. Модель художественного мышления М. А. Булгакова периода 1930-х годов находит своё воплощение в объединении противоположностей, что отразилось в словах, высказанных Воландом: «Каждому по его вере». Отсюда критерием, на основании, которого выносится суждение, являются теперь не сумма действий (активных или пассивных), не результат поступков, но вера, убеждение, размышление как импульс к движению и действию.

Роман о любви Мастера и Маргариты, о соединение двух душ противостоит модернистскому мотиву отчужденности и разобщенности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В творчестве, где принцип мировоззрения писателя превращается в конструктивный принцип художественного целого, сущность происходящего в жизни оформляется в стиле произведения. Быстро меняющаяся действительность 10-х - 20-х годов XX века требовала новые формы художественного освоения. Наиболее адекватным методом для выражения раздробленности мира, всеобщей отчужденности стала модернистская эстетика. Но, несмотря на использование писателем элементов модернистской эстетики, бытийные категории остаются в его творчестве всё же в русле традиций русской классической литературы. Духовные искания русских писателей-классиков, воплотившиеся в способе освоения бесконечности русской жизни художественным словом, наполняют творческое исследование действительности М. А. Булгаковым. Новаторство художника проявилось в органичном сплаве стилевых традиций русской классики и тенденций модернистской литературы.

Стиль произведения эстетически отражает особый полифонизм булгаковского мышления. В сознании писателя сосуществовали одновременно идея эволюции (поступательное непрерывное движение) и идея революции (дискретность, возвращение). Видение мира как процесса -это почва для образования особого мироощущения, которое обнаруживалось как во внеэстетической деятельности, так и в творчестве. Внешнее проявление оно находило в манере писателя одеваться, стиле поведения, разговоре и привычках. Например, в глазах многих современников писатель казался старомодным человеком.

Сознательная приверженность идее Великой Эволюции стала первоосновой стиля М. А. Булгакова. Однако феноменологический подход к творчеству писателя, основанный на диалектическом методе в теории первичных моделей, позволил выявить в прозаических произведениях, наряду с конструктивным принципом, выражающим идею эволюции, также имплицитное стилевое воплощение идеи революции.

Процессуальный взгляд М. А. Булгакова на действительность обусловил феномен его художественного слова. В прозаических произведениях писателя наблюдается «смешение» стилевых установок: собственно эпический план, реализующийся посредством реалистического и модернистского методов, трансмузыкальный план (оригинальное ритмическое и интонационное построение фраз, выбор слова и его внутренняя «отраженная» музыкальность), театральный план (игровая природа слова).

Мы утверждаем на основе проведенного исследования, что в романах «Белая гвардия» и «Мастер и Маргарита» синтактика (первой) фразы романа, главы тождественна принципу конструирования целого произведения.

Также установлена зависимость внутренней формы произведения и индивидуального стиля писателя. Исследование показало, что соединением художественных идей в романах М. А. Булгакова управляет логика внутренней формы. Таким образом, внутренняя форма является регулятором процесса индивидуализации поэтики, т.е. обусловливает индивидуальный стиль писателя.

Модель художественного мышления М. А. Булгакова периода 1910-25-х годов можно охарактеризовать как бескомпромиссную, что выражается в остром, открытом противопоставлении эволюции и революции на уровне целых фраз. Эпиграф романа «Белая гвардия», состоящий из двух цитат, во-первых, однозначно констатирует состояние конфликта, во-вторых, демонстрирует, что фраза эпиграфа: «И судимы .сообразно с делами своими.» означает то, что критерий, на основании которого выносится суждение, определяется суммой действий (активных или пассивных), результатом поступков.

Повествователь в произведении находится в гуще событий, на «линии фронта», его ареной становится пространство «от поверженного до играющих звезд».

Если в стилевом построении романа «Белая гвардия» наблюдается ясно выраженное столкновение мировоззренческих позиций, то в романе «Мастер и Маргарита» противостояние скрытое. Конфликт феноменов становится латентным и находит свое стилевое воплощение в конструктивном принципе, объединяющим противоположности: идею эволюции и идею революции на уровне синтактики целой фразы, что эстетически отразилось также в эпиграфе произведения.

Модель творческого мышления М. А. Булгакова периода 1930-х годов меняет свой характер. Тридцатые годы увеличили ощущение трагичности действительности, привив литератору, по его признанию, «психологию заключенного». Мироощущение писателя, обусловленное известными событиями 30-х годов, отражено в романе «Мастер и Маргарита» в главе 32 «Прощение и вечный приют»: «Это знает уставший. И он без сожаления покидает туманы земли, ее болотца и реки, он отдается с легким сердцем в руки смерти, зная, что только она одна успокоит его» (Булгаков 1991: 638). Отсутствие свободы генерировало рефлексию. Отсюда отличительную особенность модели в данный период можно охарактеризовать фразой, высказанной Воландом: «Каждому по его вере». Поэтому критерием, на основании которого выносится суждение, являются теперь не сумма действий (активных или пассивных), не результат поступков, но вера, убеждение, размышление как импульс к деятельности.

Стилевое движение от «.сообразно с делами своими.» до «Каждому по его вере» отражает перемены в творческом сознании писателя: от активного действия в период революционных событий и времени гражданской войны до веры и размышления в период 30-х годов.

В отличие от романа «Белая гвардия» в «Мастере и Маргарите» повествователь обладает необыкновенными возможностями перемещения в пространстве и времени, приближаясь к Абсолютному. Рассматривая события с точки зрения Вечности, повествователь демонстрирует непрерывную последовательность «витков жизни» и наряду с героями-идеологами сохраняет и утверждает связь времен.

В творчестве М. А. Булгакова противоречие феноменов становится объектом художественного осмысления. Творчески исследуя действительность, он открывает истинную природу феномена «революция», «коренного изменения»: повторение, возвращение. Любое средство искусственного улучшения человеческого существования, «луч жизни. невероятно повышающий жизнедеятельность .организмов, .нуждается в проверке» (Булгаков 1991: 192). «Подвергнуть проверке», по мысли М. А. Булгакова, означает отказ от внедрения в естественные процессы, как биологические, так и социальные. Путь для деятеля в научной и общественной жизни один: «идти параллельно и ощупью с природой» (Булгаков 1991: 323).

Материалы диссертации могут быть использованы для дальнейшего изучения творческого наследия Михаила Афанасьевича Булгакова.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Болдаков, Павел Иннокентьевич, 2005 год

1. Александр Блок, Андрей Белый : Диалог поэтов о России и революции Текст. / [Сост., вступ. ст., коммент. М. Ф. Пьяных]. — М. : Высшая школа, 1990.-687 с.

2. Антипьев, Н. П. Эстетическая неопределенность художественного произведения Текст. / Н. П. Антипьев // Языковая онтология семантически малых и объемных форм: Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. Иркутск: ИГЛУ, 2000. - Вып. 1. - С. 15-25.

3. Антипьев, Н. П. Литература как эстетический феномен Текст. / Н. П. Антипьев // Литература как эстетический феномен: Межвузовский сборник научных трудов. Иркутск: ИГЛУ, 1998. - С. 3-19.

4. Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. Текст. / Аристотель. Минск: Литература, 1998. - 1392 с.

5. Арустамова, А. А. Ритм прозы И.С. Тургенева Текст. : дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 / А. А. Арустамова. Пермь, 1998. - 190 с.

6. Афанасьев, А. Поэтические воззрения славян на природу Текст. : в 5 т. / А. Афанасьев. М.: Индрик, 1994.1. Т. 3:- 1994.-840с.

7. Бабичева, Ю.В. Театральная проза Михаила Булгакова Текст. / Ю. В. Бабичева // Поэтика жанров русской и советской литературы. 1988. - С. 103-120.

8. Балонов, Ф. Quod scripsi, scripsi: vivos voco, mortuos plango Текст. / Ф. Балонов // Новое литературное обозрение. 1997. - № 24. - С. 59-74.

9. Балонов, Ф. Рукописи не горят.Они пребывают в спецхране Текст. / Ф. Балонов // Литератор. Л. 1990. - № 7. - С. 1-18.

10. Барков, А. Роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»: «вечно-верная» любовь или литературная мистификация? Электронный ресурс. / А. Барков. http: // www.menippea.narod.ru

11. Бахтин, М. М. Литературно-критические статьи Текст. / М. М. Бахтин. -М. : Художественная литература, 1986. 543 с.

12. Бахтин, М. М. Проблемы творчества Достоевского Текст. 5-е изд., доп. / М. М. Бахтин. Киев : NEXT, 1994. - 383 с.

13. Бахтин, М. М. Работы 20-х годов Текст. / М. М. Бахтин. Киев : NEXT, 1994.-508 с.

14. Белая, А. С. Особенности ритмической и интонационной организации романа «Белая гвардия» Текст. / А. С. Белая // Тезисы республиканских Булгаковских чтений. Черновцы : Госуниверситет, 1991. - С. 55-71.

15. Белая, Г. А. «Конармия» И. Бабеля : Вчера и сегодня Текст. / Г. А. Белая // Дон Кихоты 20-х годов : «Перевал» и судьба его идей / Г. А. Белая. -М.: Советский писатель, 1989. С. 147-171.

16. Белая, Г. А. Проблема «попутничества» и опыт истории Текст. / Г.

17. A. Белая // Дон Кихоты 20-х годов : «Перевал» и судьба его идей / Г. А. Белая. М.: Советский писатель, 1989. - С. 98-121.

18. Белозерская-Булгакова, Л. Е. О, мёд воспоминаний Текст. / Л. Е. Белозерская-Булгакова // Воспоминания / Л. Е. Белозерская-Булгакова. М., 1989,-С. 87-191.

19. Белый, А. Символизм как миропонимание Текст. / А. Белый. М. : Республика, 1994. - 528 с.

20. Бердяев, Н. А. Власть и психология интеллигенции Электронный ресурс. / Н. А. Бердяев // Духовные основы русской революции / Н. А. Бердяев. -http: // www.krotov.org/berdyaev/1918/rev20.html. (15 февр. 2003).

21. Бердяев, Н. А. Философия свободного духа Текст. / Н. А. Бердяев. М.: Республика, 1994. - 480 с.

22. Бердяев, Н. А. Философия творчества, культуры и искусства Текст. : в 2 т. / Н. А. Бердяев. М.: Искусство, 1994.

23. Т. 1 :-1994.-542 с. Т. 2:-1994.-510 с.

24. Булатов, М. О. Нравственно-философская концепция романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» Текст. : дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 / М. О. Булатов. Махачкала, 2000. - 241 с.

25. Булгаков, М. А. Великий канцлер Текст. / [Предисл. и коммент. В. Лосева]. М. : Новости, 1992. - 544 с.

26. Булгаков, М. Дневник. Письма. 1914 1940 Текст. / [сост., подготовка текста, комментарии В. И. Лосева]. -М.: Современный писатель, 1997. -640 с.

27. Булгаков, М. Избранные произведения Текст. : в 2 т. / [Подгот. текста, сост. и вступ. ст. М. О. Чудаковой]. Минск : Мастацкая л1таратура, 1991.

28. Т.1 : Белая гвардия; Мастер и Маргарита: Романы. 1991. - 656 с.

29. Булгаков, М. Избранные произведения Текст.: в 2 т. / [Подгот. текста, сост. и библиогр. М. О. Чудаковой]. Минск: Мастацкая лггаратура, 1991.

30. Т. 2 : Записки покойника : Театр, роман. Повести. Рассказы. 1991. -543 с.

31. Булгаков, М. А. Собрание сочинений Текст. : в 10 т. / [Подгот. текста, сост. и вступ. ст. В. И. Лосева]. М.: Голос, 1995.

32. Т.1 : Дьяволиада. 1995. - 464 с.

33. В поисках пути : Русская интеллигенция и судьбы России Текст. / [сост., вступ. ст., коммент. И. А. Исаева]. М.: Русская книга, 1992. - 384 с.

34. Виноградов, В. В. Проблема авторства и теория стилей Текст. / В.

35. B. Виноградов. М.: Художественная литература, 1961. - 614 с.

36. Виноградов, И. И. Завещание Мастера Текст. / И. И. Виноградов // По живому следу: Духовные искания русской классики : Литературно-критические статьи / И. И. Виноградов. М.: Советский писатель, 1987. - С. 335-381.

37. Гадамер Х-Г. Истина и метод Текст. / Х-Г. Гадамер. М. : Просвещение, 1988. - 246 с.

38. Галинская, И. JI. Криптография романа «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова Текст. / И. JI. Галинская // Загадки известных книг / И. JI. Галинская. М.: Наука, 1986. - С. 65-125.

39. Гапоненков, А. А. Проблема жанрового синтеза в романах «Бесы» Ф. М. Достоевского и «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова Текст. : дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 / А. А. Гапоненков. Саратов, 1995. - 198 с.

40. Гаспаров, М. JI. Избранные труды Текст.: в 3 т. / М. JI. Гаспаров. -М.: Языки русской культуры, 1997. 3 т.

41. Гачев, Г. Д. Образ в русской художественной культуре Текст. / Г. Д. Гачев. М.: Искусство, 1981. - 247 с.

42. Гачев, Г. Д. Содержательность художественных форм. (Эпос. Лирика. Театр) Текст. / Г. Д. Гачев. М.: Просвещение, 1968. - 302 с.

43. Гиршман, М. М. Литературное произведение : Теория и практика анализа Текст. / М. М. Гиршман. М.: Высшая школа, 1991. - 159 с.

44. Годфруа Ж. Что такое психология Текст.: в 2 т. / Ж. Годфруа. М. : Мир, 1992.1. Т. 1 :- 1992.-491 с.

45. Голубков, М. М. Русская литература XX в.: После раскола Текст. : учеб. пособие для вузов / М. М. Голубков. М.: Аспект Пресс, 2002. - 267 с.

46. Горелов, А. А. Устно-повествовательное начало в прозе Михаила Булгакова Текст. / А. А. Горелов // Творчество Михаила Булгакова. Исследования. Материалы. Библиография. Книга 3 СПб.: Наука, 1995. - С. 50-62.

47. Гудкова, В. Зойкина квартира М.А. Булгакова Текст. / В. Гудкова // М. А. Булгаков драматург и художественная культура его времени : сб. ст. /сост. А. Нинов; науч. рук. В. Гудкова; художник А. Дугин. М. : Союз театр. деятелей РСФСР, 1988. - С. 96-124.

48. Гуткина, Н. Д. Роман М. А. Булгакова «Белая гвардия» и русская литературная традиция Текст. : дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 / Н. Д. Гуткина. -Н. Новгород, 1998. 273 с.

49. Дневник Елены Булгаковой Текст. / [Подгот. текста, сост. и вступ. ст. В. И. Лосева]. М.: Книжная палата, 1990. - 400 с.

50. Ермолинский, С. Из записок разных лет Текст. / С. Ермолинский // Совр. драматургия. 1988. - № 6. - С. 235-246.

51. Ершов, Л. Ф. Сатирические жанры русской литературы (от эпиграммы до романа) Текст. / Л. Ф. Ершов. Л.: Наука, 1977. - 282 с.

52. Земская, Е. А. Из семейного архива Текст. / Е. А. Земская // Воспоминания о М. Булгакове : сборник.- М. : Советский писатель, 1988. С. 41-92 с.

53. Иванов, Вяч. И. Проблема звукообраза у Пушкина Текст. / Вяч. И. Иванов // Лик и личины России : Эстетика и литературная теория. М. : Искусство, 1995. - С. 241-248.

54. Иваньшина, Е. А. Автор текст - читатель в творчестве Михаила Булгакова 1930-х годов : («Адам и Ева», «Мастер и Маргарита») Текст. : Дисканд. филол. наук: 10.01.01 /Е. А. Иваньшина. - Воронеж, 1998.-327 с.

55. Косиков, Г. К. Идеология. Коннотация. Текст Текст. / Г. К. Коси-ков // Р. Барт. S/Z. М. : РИК «Культура» Издательство «Ad Marginem», 1994.-303 с.

56. Коханова, В. А. Пространственно-временная структура романа М.

57. A. Булгакова «Белая гвардия» Текст. : Дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 /

58. B. А. Коханова. М., 2000. - 233 с.

59. Лесскис, Г. А. Триптих М. А. Булгакова о русской революции : «Белая гвардия», «Записки покойника», «Мастер и Маргарита» : Комментарии Текст. / Г. А. Лесскис. М.: ОГИ, 1999. - 432 с.

60. Лихачев, Д. С. Историческая поэтика русской литературы Текст. / Д. С. Лихачев. СПб.: Алетейя, 1997. - 508 с.

61. Лосев, А. Ф. Очерки античного символизма и мифологии Текст. / А. Ф. Лосев / [сост. А. А. Тахо-Годи и И. И. Маханькова]. М. : Мысль, 1993. -959 с.

62. Лосев, А. Ф. Проблема художественного стиля Текст. / А. Ф. Лосев. Киев : Collegium, Киевская Академия Евробизнеса, 1994. - 228 с.

63. Лосев, В. Рукописи не горят Текст. / В. Лосев // Булгаков М. А. Великий канцлер. М.: Новости, 1992. - С. 3-22.

64. Лосский, Н. О. Бог и мировое зло Текст. / Н. О. Лосский. М. : Республика, 1994. - 492 с.

65. Лотман, Ю. М. Избранные статьи Текст. : в 3 т. / Ю. М. Лотман. -Таллин, Александра, 1992.

66. Т. 1 : Статьи по семиотике и типологии культуры. 1992. - 479с.

67. Махов, А. Е. Ранний романтизм в поисках музыки: слух, воображение, духовный быт Текст. / А. Е. Махов. М.: Лабиринт, 1993. - 128 с.

68. Минералов, Ю. И. Теория художественной словесности (поэтика и индивидуальность) Текст. : учеб. для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений / Ю. И. Минералов. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. - 360 с.

69. Мифы народов мира. Энциклопедия Текст. : в 2 т. / [гл. ред. С.А. Токарев]. -М. : НИ Большая Российская энциклопедия, 1997.

70. Т.1 :А-К.-1997.-671 с. Т. 2 : К-Я. 1997. -719 с

71. Немцев, В. И. Поэтика М. А. Булгакова как эстетическое явление Текст.: дис. д-ра филол. наук в форме науч. докл.: 10.01.01 / В. И. Немцев. -Волгоград, 1999. 72 с.

72. Немцев, В. И. Проблема автора в романах М.А. Булгакова : («Белая гвардия», «Театральный роман», «Мастер и Маргарита») Текст. : дис. . канд. филол. наук: 10.01.02/В. И. Немцев.-М., 1986.-217 с.

73. Новиков, В. В. Михаил Булгаков художник Текст. / В. В. Новиков. - М.: Моск. рабочий, 1996. - 357 с.

74. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений Текст. / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. М. : АЗЪ, 1995.-928 с.

75. Парандовский, Я. Алхимия слова Текст. / Я. Парандовский. М. : Прогресс, 1972.-335 с.

76. Паршин, JI. К. Чертовщина в Американском посольстве в Москве, или 13 загадок Михаила Булгакова Текст. / JI. К. Паршин. М. : Книжная палата, 1991.-208 с.

77. Пермякова, Н. А Булгаковская дъяволиада в интертекстуальном изучении Текст. : дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 / Н. А. Пермякова. -М., 1997.-239 с.

78. Пилявская, С. Встречи Текст. / С. Пилявская // Воспоминания о М. Булгакове : сборник / [сост. Е. С. Булгакова и С. А. Ляндрес]. М. : Советский писатель, 1988. - С. 259-264.

79. Пономарева, Е. В. Новеллистика М. А. Булгакова 20-х годов Текст. : дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 / Е. В. Пономарева. Екатеринбург,1999.-327 с.

80. Попов, П. Стиль в искусстве как средство выражения индивидуального Текст. / П. Попов // Стиль человека : психологический анализ / [под. ред. А. В. Либина]. М.: Смысл, 1998. - С. 227-251.

81. Поспелов, Г. Н. Поблемы литературного стиля Текст. / Г. Н. Поспелов. М.: Университет, 1970. - 329 с.

82. Потебня, А. А. Мысль и язык Текст. / А. А. Потебня. Киев : СИНТО, 1993.-192 с.

83. Риккерт, Г. Науки о природе и науки о культуре Текст. / Г. Риккерт / [пер. с нем. / общ. ред. и предисл. А. Ф. Зотова; сост. А. П. Полякова, М. М. Беляева; подгот. текста и прим. Р. К. Медведевой]. М.: Республика, 1998. -413 с.

84. Сахаров, В. И. Михаил Булгаков : писатель и власть : По секретным архивам ЦК КПСС и КГБ Текст. / В. И. Сахаров. М. : ОЛМА-ПРЕСС,2000.-446 с.

85. Словарь литературоведческих терминов Текст. / [ред., сост. : Л. И. Тимофеев и С. В. Тураев]. -М.: Просвещение, 1974. 509 с.

86. Смелянский, А. М. Михаил Булгаков в Художественном театре Текст. / А. М. Смелянский. М.: Искусство, 1989. - 432 с.

87. Смирнов, Ю. М. «Музыка» Михаила Булгакова / Ю.М. Смирнов // Сов. Музыка. 1991. - №5. - С.60-64.

88. Соколов, Б. В. Булгаков. Энциклопедия Текст. / Б. В. Смирнов. -М.: Алгоритм, 2003. 608 с.

89. Соколов, Б. В. Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Очерки творческой истории Текст. / Б. В. Соколов. М.: Наука, 1991. - 176 с.

90. Соколов, Б. В. Три жизни Михаила Булгакова Текст. / Б. В. Соколов. М.: Эллис Лак, 1997 - 432с.

91. Сорокин, П. А. Человек, цивилизация, общество Текст. / П. А. Сорокин / [общ. ред., сост. и предисл. А. Ю. Согомонов : пер. с англ]. М. : Политиздат, 1992. - 543 с.

92. Станиславский, К. С. Собрание сочинений Текст. : в 3 т. / К. С. Станиславский. М.: Искусство, 1955.1. Т. 3 :-1955.-488 с.

93. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры Текст. / Ю. С. Степанов. М.: Академический проект, 2001. - 990 с.

94. Стрельцова, Е. В театре булгаковской прозы / Е. Стрельцова // Театр. 1992. - №2. - С.61-72.

95. Струве, П. Б. Patriotica: Политика, религия, культура, социализм Текст. / [сост. В. Н. Жукова и А. П. Полякова; вступ. ст. и примеч. В. Н. Жукова]. М.: Республика, 1997. - 527 с.

96. Тарасова В. В. Стиль Исаака БабеляКонармия») Текст. : дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 / В. В. Тарасова. Екатеринбург, 1999. - 203 с.

97. Творчество Михаила Булгакова. Исследования. Материалы. Библиография. Книга 1 Текст. Л.: Наука, 1991.-448 с.

98. Творчество Михаила Булгакова. Исследования. Материалы. Библиография. Книга 3 Текст. СПб.: Наука, 1995. - 368 с.

99. Трубецкой, Е. Н. Смысл жизни Текст. / Е. Н. Трубецкой. М. : Республика, 1994.-432 с.

100. Ухова, Е. В. Философско-этические идеи в творчестве М.А. Булгакова Текст. : дис. . канд. филол. наук : 09.00.05 / Е. В. Ухова. М., 1999. -152 с.

101. Фиалкова, JI. JI. Пространство в романе М. Булгакова «Белая гвардия» Текст. / JI. JI. Фиалкова // Жанр и композиция литературного произведения. Петрозаводск, 1986. - С. 152-157.

102. Филатова, А. И. «Багровый остров» М. Булгакова : от памфлета к комедии-гротеску Текст. / А. И. Филатова // Творчество Михаила Булгакова. Исследования. Материалы. Библиография. Книга 3. СПб.: Наука, 1995. - С. 35-50.

103. Финк, Э. Основные феномены человеческого бытия Текст. / Э. Финк // Проблема человека в западной философии. Сборник переводов. М. : Прогресс, 1988. - С. 355-386.

104. Фромм, Э. Анатомия человеческой деструктивности Текст. / Э. Финк. М.: Республика, 1994. - 447 с.

105. Хализев, В. Е. Теория литературы Текст. / В. Е. Хализев. М. : Высшая школа, 1999. - 398 с.о ^

106. Хёйзинга, И. Homo Ludens. Статьи по истории культуры Текст. / И. Хёйзинга / пер., сост. и вступ. ст. Д. В. Сильвестрова; коммент. Д. Э. Харито-новича. М.: Прогресс Традиция, 1997. - 416 с.

107. Ш.Черных, П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка : 13560 слов Текст. : в 2 т. / П. Я. Черных. М. : Рус. яз., 1994.

108. Т. 1 : А Пантомима. - 1994. - 623 с. Т. 2 : Панцирь - Ящур. - 1994. - 560 с.

109. Чехов, М. А. Литературное наследие Текст. : в 2 т. / М. А. Чехов / [сост. И. И. Аброскина, М. С. Иванова, Н. А. Крымова; вступ. статья М. О. Кнебель]. -М.: Искусство, 1995. Т. 2:-1995.-588 с.

110. ПЗ.Чжон, Мак Лэ Художественно-творческое единство романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» Текст. : дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 / Мак Лэ Чжон. М., 1996. - 184 с.

111. Чичерин, А. В. Идеи и стиль Текст. / А. В. Чичерин. М. : Наука, 1968.-408 с

112. Чичерин, А. В. Ритм образа Текст. / А. В. Чичерин. М. : Советский писатель, 1978. - 280 с.

113. Чудакова, М. О. Жизнеописание Михаила Булгакова Текст. / М. О. Чудакова. М.: Книга, 1988. - 672 с.

114. Чудакова, М. О. Судьба Михаила Булгакова и его сочинения Текст. / М. О. Чудакова // Булгаков М. Избранные произведения в 2 т. Минск, Мастацкая лггаратура, 1991.

115. Т. 1 :- 1991.-С. 3-34. Т. 2:-1991.-С. 541-542.

116. Шафер, Н. Булгаков-либреттист Текст. / Н. Шафер // М. А. Булгаков драматург и художественная культура его времени: сб. ст. [сост. А. Нинов; науч. рук. В. Гудкова; художник А. Дугин. М. : Союз театр, деятелей РСФСР, 1988.-С. 343-357.

117. Швейцер, А. Упадок и возрождение культуры. Избранное Текст. / А. Швейцер. М.: Прометей, 1993. - 512 с.

118. Шверубович, В. В. Булгаков актер Текст. / В. В. Шверубович // В старом Художественном театре. -М.: Искусство, 1990. - С. 614-619.

119. Эйдинова, В. В. Стиль художника : Концепции стиля в литературной критике 20-х годов Текст. / В. В. Эйдинова. М. : Художественная литература, 1991.-285 с.

120. Эльсберг, Я. Е. Индивидуальные стили и вопросы историко-теоретического изучения Текст. / Я. Е. Эльсберг // Теория литературы : в 3 т. :-М.: Наука, 1975.1. Т.З 1975.-С. 28-43.

121. Энциклопедический словарь Текст. М. : Большая Советская Энциклопедия, 1953.1. Т.З :-1955.-744с.

122. Юнг К. Г. Бог и бессознательное Текст. / К. Г. Юнг. М. : Олимп, ООО Издательство ACT-ЛТД, 1998. - 480 с.

123. Юнг, К. Г. Об отношении аналитической психологии к произведениям художественной литературы Текст. / К. Г. Юнг // Классический психоанализ и художественая литература / [Сост. и общая редакция В.М. Лейбина]. СПб.: Питер, 2002. - С. 106 -130.

124. Юнг, К. Г. Проблема души современного человека Текст. / К. Г. Юнг // Это человек: Антология / [сост., вступ. ст. П. С. Гуревича]. М. : Высшая школа, 1995. - С. 24-40.

125. Яблоков, Е. А. Лицо времени за стеклом вечности. Историофилосо-фия Михаила Булгакова Текст. / Е. А. Яблоков // ОСН : Общественные науки и современность. 1992. - №3. - С. 97-108.

126. Яблоков, Е. А. Проза Михаила Булгакова : (Структура художественного мира) Текст. : дис. . д-ра филол. наук : 10.01.01 / Е. А. Яблоков. -М., 1998.-491 с.

127. Яновская, Л. Горизонтали и вертикали Ершалаима Электронный ресурс. / Л. Яновская // Вопросы литературы. 2003, - №3. - http: // www. magazines.russ.ru/voplit/2002/3/ianov.html. (10 июня 2003).

128. Fiescher, M. Stilistische und motivische Untersuchungen zu Michail Bulgakovs Romanen "Belaja gvardija" und "Master i Margarita" Text. / M. Fiescher. Hildesheim etc., 1982. - 100 s.

129. Riggenbach H. Michail Bulgakovs Roman "Master i Margarita" : Stil und Gestalt Text. / H. Riggenbach. Basel, 1979. - 197 s.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 247166