Становление и развитие российской партийной системы :Сравнительный анализ тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.02, доктор политических наук Голосов, Григорий Васильевич

Диссертация и автореферат на тему «Становление и развитие российской партийной системы :Сравнительный анализ». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 75702
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Голосов, Григорий Васильевич
Ученая cтепень: 
доктор политических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
23.00.02
Специальность: 
Политические институты и процессы
Количество cтраниц: 
259

Оглавление диссертации доктор политических наук Голосов, Григорий Васильевич

Введение 2

Глава 1. Авторитаризм, переход к демократии и исходные структуры идеологических альтернатив 22

1.1. Понятия о партии и партийной системе 23

1.2. Особенности авторитаризма 27

1.3. Процесс перехода к демократии и генезис полей межпартийной конкуренции 37

Глава 2. Генезис организационных предпосылок к возникновению партийных систем 64

2.1. Процесс перехода к демократии и институционализация новых политических партий 65

2.2. Организационное развитие "партий-преемников" 90

Глава 3. Институциональные факторы структурирования партийных систем 111

3.1. Избирательная система 112

3.2. Эффекты президенциализма и федерализма 137

Глава 4. Стратегии партий и развитие партийных систем после "учредительных выборов" 159

4.1. Поведение избирателей и результирующие форматы партийных систем 160

4.2. Идеологические стратегии партий в контексте электоральной конкуренции 174

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Становление и развитие российской партийной системы :Сравнительный анализ"

Актуальность темы диссертационного исследования связана с тем, что становление партийной системы - это один из важнейших аспектов происходящего в России процесса политической трансформации. Партийная система нередко рассматривается как важная предпосылка к возникновению жизнеспособной демократии (Schattschneider, 1942; Sartori, 1976; Epstein, 1983; Ware, 1989). Именно партии выполняют ряд функций, непосредственно обеспечивающих функционирование основных демократических институтов, -прежде всего, представительных органов власти - и позволяющих транслировать волеизъявление народа в процесс принятия и претворения в жизнь политических решений. Поэтому наличие или отсутствие партийной системы - это еще и индикатор уровня демократического развития любойны.

В современной России этот уровень весьма невысок. А потому не удивительно, что партии играют весьма скромную роль в отечественном политическом процессе. Выяснение причин такого положения - проблема, которую призвана решить отечественная политическая наука, и одним лишь изучением партий здесь, конечно, не обойтись. Но важно то, что партийная политика - при всей очевидной скромности ее роли - остается одним из немногих элементов современной российской политической системы, непосредственно обусловленных демократическими характеристиками институционального дизайна. Постановка вопроса о развитии российской партийной системы не предполагает ни демократической природы российской государственности в целом, ни телеологического подхода к перспективам политической трансформации в стране. Но она позволяет "высветить" некоторые характеристики российской политики, содержательно или типологически близкие к наблюдаемым в условиях либеральной демократии. А поскольку изучение партий - это одно из традиционных и развитых направлений политических исследований в демократических странах, ясно, что при решении этой проблемы не обойтись без учета зарубежных наработок. Ясно, однако, и то, что применение широко принятых на западе теорий и методов исследования к специфической реальности новой России требует их уточнения, развития, а порой - и пересмотра. На такой основе и совмещается решение частных исследовательских задач с общенаучным прогрессом, в котором аккумуляция новых знаний всегда неразрывно связана с обогащением теоретических представлений.

В существующей довольно обширной литературе, посвященной изучению российских политических партий, такое сочетание пока не реализовано. С одной стороны, значительная часть этой литературы носит сугубо описательный характер. Нет нужды доказывать, что описание новых, ранее не существовавших феноменов - это одна из основных предпосылок научного осмысления эмпирических данных. Но и не более того. Выполненные в жанре прикладного политического анализа, такие работы по определению не входят в корпус политической науки. Другая крайность - это попытки простого наложения уже разработанных теоретических рамок на ту или иную совокупность эмпирических наблюдений. Результатом, как правило, оказывается обеднение как самих теорий, так и эмпирии, которая сопротивляется подобному насилию над собой. Трансформационный процесс в России характеризуется рядом особенностей, отличающих его от типологически сходных процессов в других странах мира. Существующие теории, будучи не адаптированными к осмыслению российской специфики вообще, зачастую оказываются бессильными выделить и специфику генезиса партий в нашей стране.

Например, одно из возможных — и достаточно широко артикулируемых в общей литературе по проблемам российской демократизации — объяснений состоит в том, что развитию партийной системы в стране препятствует национальная политическая культура. Придерживающиеся такой позиции авторы обычно указывают на то, что партии — это элемент западного политического уклада, усвоенный соприкоснувшейся с зарубежной практикой частью элиты, но совершенно чуждый авторитарным инстинктам масс (Lloyd, 1992). Они, стало быть, не могут пустить корней в России точно так же, как и другие демократические институты. Проблема с использованием подобных аргументов состоит в том, что они имплицитно полагают циклическое объяснение: если в России нет партий — то это потому, что такова ее политическая культура — а значит, в России не может быть партий. Тем самым концепту политической культуры по существу отводится роль "остаточной категории", а это — именно та роль, в которой любое понятие утрачивает всякую эвристическую полезность (Lane, 1992). Если же попытаться выделить характеристики российской политической культуры содержательно, то оказывается, что основания для категорических суждений, подобных приведенному выше, просто-напросто отсутствуют. Правда, состояние изученности проблемы трудно признать удовлетворительным. И все же можно утверждать, что в массовом сознании граждан России присутствуют достаточно существенные элементы, не препятствующие становлению демократических институтов (см., напр., Bahry and Way, 1994). Более того, присутствие таких элементов есть основания связывать не только со сменой режима как таковой, но и с институциональным контекстом советской эпохи (Шевченко, 1997).

Другой аргумент, не столь явно отнесенный к национально-специфическому контексту формирования российской партийной системы, касается, скорее, общих условий перехода к демократии в современных условиях. Состоит он в том, что российская демократизация хронологически совпала с периодом "постмодернистской" политики во всем мире, причем одной из особенностей этого периода как раз и является падение роли партий и других традиционных демократических институтов. Они становятся анахронизмом, и, значит, только логично, что новые демократические системы предпочитают им какие-то иные формы представительства (см. Sakwa, 1993). Надо отметить, что вывод об "упадке партий" на западе — довольно спорный. Известные основания для него дала политическая реальность ряда стран во второй половине 80-х гг., однако систематический кросснациональный анализ показывает иные результаты (Reiter, 1989; Selle and Svaasand, 1991). С теоретической точки зрения, подобная линия рассуждений противопоставляет устоявшимся нормативным представлениям о демократии, в которых соревновательным политическим партиям отводится центральная роль (Katz, 1980), каким-то иным. К сожалению, содержание этой новой теории в применении к условиям России остается неэксплицированным. Оно слабо соотнесено даже с современными партиципаторными концепциями "передовой демократии", в рамках которых выдвигается требование коренным образом демократизировать существующие партии, но отнюдь не отказаться от них за ненадобностью (Barber, 1984). С другой стороны, не ясно, почему именно

Россия — а, скажем, не другие посткоммунистические страны — в числе первых вступила на путь "постмодернистской" политики. Надо заметить, что и сам Р. Саква в своей недавней статье (1997), посвященной особенностям сложившейся в России "режимной системы", наделяет ее скорее весьма архаичными, чем "постсовременными", характеристиками. Разумеется, при отсутствии партий из их функций может выполняться структурами, выступающими в качестве их функциональных эквивалентов (В1опс1е1, 1981: 7985). Однако обилие функциональных эквивалентов понижает как устойчивость системы, так и ее способность воспроизводиться на собственных основаниях.

Таким образом, изучение генезиса российской партийной системы с применением теоретических моделей и иных познавательных средств, выработанных мировой политической наукой - это задача, обладающая не только общественной, но и общенаучной значимостью. И хотя понятно, что решений этой задачи будет результатом коллективных усилий становящегося российского политологического сообщества, настоящая работа призвана внести вклад в достижение этой цели. В частности, становление и развитие партийной системы страны будет введено в более широкую сравнительную перспективу посткоммунистических трансформационных процессов. Известно, что кросснациональное (межстрановое) сравнение - это один из важнейших познавательных инструментов политического исследования, значение которого нередко уподобляют роли, выполняемой экспериментом в естествознании. Частные исследовательские направления российской политологии - в том числе и изучение партий - зачастую этим инструментом пренебрегают. Между тем, без сравнительного измерения российская политология обречена оставаться периферийной "наукой об уникальном объекте". Опыт западной советологии красноречиво свидетельствует о том, что это - тупиковый путь научного развития.

Важная особенность российской партийной системы состоит в том, что она переживает процесс становления. Отсюда - необходимость разработки динамической модели, которая позволила бы отойти от выдержанных в нормативных тонах оценок состояния российских политических партий -которыми, к сожалению, изобилуют работы западных исследователей - к объяснению реальных механизмов развития, а в дальнейшем - и к его прогнозированию. В этом смысле можно говорить об общественной значимости и актуальности исследования. В то же время, такая модель должна быть, во-первых, мультитеоретичной (т.е. интегрирующей в себя элементы различных теорий среднего уровня), а во-вторых - многоуровневой (т.е. применимой к различным уровням наблюдения эмпирических данных). В научном плане, построение такой модели актуально прежде всего с точки зрения уточнения и развития существующих теорий партий и партийных систем.

Степень научной разработанности проблемы. Несмотря на сравнительную новизну феномена, российским политическим партиям посвящена довольно обширная литература. Значительная часть этой литературы носит, как уже отмечалось, преимущественно описательный характер. В особенности это касается работ, опубликованных на заре российской многопартийности, в 1988-1991 гг. Помимо значительного количества дескриптивных работ, помещенных в газетах и журналах, тогда увидели свет несколько публикаций обзорного и энциклопедического типа, содержавших информацию по многим десяткам возникших в условиях перестройки и зачастую эфемерных образований (ВаЬкта, 1991; Березовский и др., 1991;

Прибыловский, 1991а). Работы такого рода продолжали появляться и в дальнейшем (Белонучкин, 1995; Кондрашев, 1995; Краснов, 1995; Абрамов и Головина, 1996; Коргунюк и Заславский, 1996; Гельбрас, 1996; Олещук и Павленко, 1997). К тому же жанру следует отнести и значительное количество работ, посвященных отдельным политическим тенденциям (Brovkin, 1990; Пастухов, 1992; Ермаков и др., 1993; Соловей, 1992, 1994; Разоренова, 1992) и организациям (Прибыловский, 19916; Макаркин, 1994; Березовский, 1994; Холмская, 1994; Марков, 1997; Кагарлицкий, 1994, 1995; Лифшиц, 1994; Медведев, 1994; Емелин и Хайрюзов, 1994; Гельман, 1995; Смирнов, 1995, 19956; Рябов, 1994; Ступарь, 1996). Значительный объем фактической информации о политических партиях России собран также в справочниках и альманахах, посвященных выборам (Зотова и Штукина, 1993; Зотова, 1994; Смирнягин и др., 1995; Макфол и Петров, 1995) и парламенту (Романов, 1994; Федеральное, 1994; Мндоянц и Салмин, 1994, 1996; Чекалкин, 1995). Преимущественно дескриптивный характер носят и многие зарубежные исследования российских партий (Tölz, 1990; Lentini, 1992а; Brudny, 1993; Daliin, 1993; Markov and McFaul, 1993; Hahn, 1994; Ito, 1994; Weigle, 1994; White etal., 1997).

Литературы, в которой феномен российской многопартийности не столько описывается, сколько изучается, значительно меньше. Проблемы организационного развития партий обсуждаются в ряде отечественных (Лысенко, 1995; Марков, 1996) и зарубежных (Orttung, 1992; Urban, 1994; Fish, 1995а, 1995b; Urban et aL, 1997) работ. Показано, что организационные характеристики российских политических партий существенно определяются обстоятельствами их генезиса. Предложены несколько концептуальных моделей развития "иротопартий" в "настоящие партии", а также объяснительная схема, связывающая недоразвитость российских партий с "номенклатурным наследством" (Левчик и Заславский, 1995). Некоторые успехи достигнуты в изучении формирования партий на региональном уровне (Афанасьев, 1994; Гельман и Сенатова, 1994; Григорьев и Малютин, 1995; Михайловская, 1995; Ishiyama, 1996b). В целом, однако, данное направление исследований следует охарактеризовать как находящееся в зачаточном состоянии, а основной объем публикаций по организационному строительству партий (особенно таких, как КПРФ и Наш дом - Россия) выполнен в жанре апологетических или предвзято критических комментариев.

Лучше обстоит дело с изучением партийной системы в целом. Значительные исследовательские усилия были направлены на то, чтобы построить классификации партий по признаку идейно-политической общности, а на этой основе - реконструировать поля идеологических альтернатив (Коваленко, 1994; Михайловская и Кузьминский, 1994; Макфол, 1994; Салмин и др., 1994; Афанасьев, 1995; Зудин, 1995; Тимошенко, 1996; Тимошенко и Заславский, 1996; Дилигенский, 1996; Капустин, 1996; Belin and Orttung, 1997; Fish, 1997; Шейнис, 1997; Андреев, 1997; Rose and Tikhomirov, 1997; Олещук и Павленко, 1997). Большинство таких классификаций строится на основе партийных идеологических или мировоззренческих самоидентификаций, выраженных в публичной риторике. Попытки осмыслить российскую партийную систему как более или менее непосредственное отражение существующих в обществе интересов или "разломов" (cleavages) пока не увенчались успехом, хотя некоторые из сформулированных теоретических подходов представляют несомненный интерес (Evans and Whitefield, 1993;

Колосов, 1995), а феномен "55-й параллели", разграничивающей регионы двух основных идеологических ориентаций (Березкин и др., 1990; Slider et al., 1994; Чугров, 1996) обсуждался по эмпирическим данным в духе экологического анализа. Показано, что феномен коренится в различных партийных приверженностях сельского и городского населения (Петров, 1996). Предпринимались и попытки представить "мировоззрение" и "интересы" как рядоположенные основания, на которых складываются группы партий (Бунин и др., 1994). Некоторые классификационные схемы основываются на статистическом анализе результатов выборов и интерпретации опросов общественного мнения (Холодковский, 1995, 1997). Такая общепринятая методика изучения полей идеологических альтернатив, как сравнительный анализ партийных программ, реализована пока лишь выборочно - для отдельных партий (Холмская, 1997; Urban and Solovei, 1997; Ачкасов, 1997; Прусс, 1997) или по отдельным структурным элементам программ (Гельбрас, 1997; Oates, 1998). Методики таких исследований разнообразны и иногда достаточно сложны, однако теоретико-методологической основы для сведения результатов этих полезных исследований воедино пока не задано.

Из институциональных факторов, воздействующих на развитие российских партий, наиболее широко обсуждалась избирательная система (Васильева и др., 1994; Васильев и Постников, 1995; Салмин, 1995; Лапаева, 1995, 1996а, 19966; Постников, 1996). Значительная часть этой литературы носит формально-юридический характер, а работы политологов нередко отличает ярко выраженная полемическая направленность. В качестве исключения следует отметить эмпирически-ориентированный анализ политических последствий применения в России "смешанной несвязанной" избирательной системы, проделанный Р. Мозером (Moser, 1995). Однако неполнота опубликованных результатов думских выборов 1993 г. не способствовала эмпирической фундированности и этого исследования. За редкими исключениями (Гельман, 1997; Moser, 1998), федерализм и президентская система практически не затрагивались как элементы институционального контекста, в котором формируется российская многопартийность.

Немногочисленные попытки ввести изучение российской партийной системы в сравнительный контекст предпринимались как путем "сравнительно-ориентированного изучения случая", так и путем эксплицитных кросснациональных сравнений. В работе С. Заславского (1994) к развитию российской партийной системы применена разработанная Дж. Сартори по качественным основаниям классификация партийных систем, причем современное ее состояние характеризуется как "атомизированное". Преимущественно на западноевропейский (т. е. далекий от российского культурного, исторического и институционального контекста) материал опирается и ряд сборников под редакцией В. Любина (1994, 1995). Можно отметить и работу А. Володина и М. Дорнбоса (1997), в которой сравнительным референтом России оказывается Индия. В принципе, нет методологических препятствий к тому, чтобы распространить поле анализа на южноевропейские и латиноамериканские новые демократии. Однако это заставило бы предпринять ряд дополнительных шагов по "концептуальной гомогенизации" привлекаемых эмпирических данных, каждый из которых при достаточно широкой постановке исследовательской задачи чреват потерями релевантной информации (Доган и Пеласси, 1994). В имеющейся познавательной ситуации, когда относительная роль каждого из гипотетических каузальных факторов не может быть определена a priori, такие потери едва ли допустимы. Напротив, очевидны преимущества стратегии "сравнения наиболее близких случаев", на которой основано большинство сравнительных исследований (Lijphart, 1975). Ее неизбежные недостатки, связанные с проблемой "сверхдетерминации" (Przeworski and Teune, 1970: 32-39; Przeworski, 1987), во многом уравновешиваются выделенными в методологической литературе преимуществами глубоких, контекстуализированных аналогий (Stinchcombe, 1978; Ragin, 1987). В ряде публикаций, выполненных в жанре "толстого описания", сравниваются процессы формирования партийных систем в России и странах Восточной Европы (Сокольский, 1994, 1995, 1996; Игрицкий и др., 1994, 1996; Новопашин, 1994). Исходя из того, что задача сравнительного политического анализа - это, прежде всего, разработка теорий широкой области применения, следует охарактеризовать данное исследовательское направление как делающее первые шаги к решению этой задачи. Предпосылкой к этому может послужить значительный корпус зарубежной литературы, не только описывающей, но и концептуализирующей опыт отдельных восточноевропейских стран (Bozöki, 1990; Racz, 1991; Hibbing and Patterson, 1992; Lengyel, 1992; Markus, 1992; Millard, 1992; Troxel, 1992; Olson, 1993; Taras, 1993; Wolchik, 1993; Lewis, 1994; Âgh, 1994, 1995; Karasimeonov, 1995; Wightman, 1995).

В зарубежной литературе представлен и ряд теорий среднего уровня, в принципе применимых для сравнительного изучения генезиса российской партийной системы. Эти теории можно свести к трем основным подходам. Один из них связывает общие характеристики становления партийных систем с особенностями авторитарного правления, на смену которому приходит та или иная демократия. В рамках этого подхода обсуждается, например, роль "ленинского наследия" в формировании институциональной структуры соревновательной политики (Geddes, 1995) В некоторых работах (Kitschelt, 1995; Ishiyama, 1997) структуры партийных систем непосредственно увязывается с особенностями коммунистических режимов в отдельных странах. В сущности близких, хотя значительно менее теоретически отрефлектированных, позиций придерживаются многие специалисты по бывшему Советскому Союзу и Восточной Европе, придающие особое значение национально- (или регионально-) специфическим контекстам демократизации (Michta, 1994; Bunce, 1995). Другой подход, наиболее широко представленный в рамках так называемой "транзитологии" — недавно оформившейся субдисциплины, сделавшей изучение переходов к демократии своей специальностью — отводит особо важную роль последовательностям шагов, предпринятых в процессе демократизации стратегическими элитами (Karl, 1990; Colomer, 1995). Наконец, набирает силу направление, уделяющее первоочередное значение выбору институтов демократии и их воздействию на последующее функционирование системы (см. Diamond and Plattner, 1996: 111224). Представители этих подходов нередко полемизируют между собой. Но, следует согласиться с исследователями, полагающими, что абсолютизация каждого из них чревата существенными недостатками (Rivera, 1996). В поисках факторов, которые обусловили отклоняющийся характер формирования российской партийной системы, следует выделить эффекты, идентифицируемые в рамках всех трех подходов, а затем оценить их относительный вес.

Таким образом, в изучении российской партийной системы к настоящему времени достигнуты определенные успехи. Прежде всего, в значительной мере решена первичная задача сбора эмпирических данных. На этой основе ведется все более широкая и плодотворная исследовательская деятельность. Об оформлении "партологии" (Кулик, 1993) в субдисциплину российской политической науки свидетельствует растущее число диссертаций, защищаемых по данной проблематике (Антонов, 1993; Базовкин, 1993; Березовский, 1993; Виноградов, 1994; Заславкий, 1995; Колымцов, 1996; Сунгуров, 1996; Гельман, 1997а). На данный момент, однако, накопление эмпирических данных существенно опережает их обобщение и теоретическое осмысление. Предложенные в литературе теоретические модели носят, как правило, ситуационный и национально-специфический характер, а задача сравнительного изучения становящейся российской многопартийности намечена, но далека от решения.

Таким образом, цель работы состоит в разработке теоретической модели становления и развития российской партийной системы, интегрирующей на основе сравнительного анализа основные обусловленные национально-специфическим контекстом факторы. При этом процесс генезиса партийной системы рассматривается как сложное взаимодействие унаследованных параметров с факторами, вытекающими из природы соревновательной политики. Для достижения данной цели в ходе диссертационного исследования ставились и решались следующие взаимосвязанные научные задачи:

• выделить основные исторически обусловленные факторы, определяющие характер генезиса полей межпартийной конкуренции в условиях посткоммунистической демократизации;

• разработать теоретическую модель организационного развития оппозиционных политических партий, а также партий, которые наследуют те или иные ресурсы авторитарного режима, а на этой основе - выделить организационные основы формирования соревновательной партийной системы;

• выяснить, каким образом институциональный контекст функционирования партийной системы (избирательная система, модель разделения властей по горизонтали и по вертикали, а также время и последовательность проведения выборов) воздействует на ее структуру и уровень организационного развития;

• разработать модель стратегического поведения партий как продукта совокупного действия унаследованных факторов, соревновательной среды и ситуационного маневрирования партийных элит, а также выяснить, каким образом это поведение сказывается на дальнейшем развитии партийной системы.

Объект исследования представляют собой партийные системы России и трех восточноевропейских стран - Болгарии, Венгрии и Чешской Республики. Предмет исследования - совокупность факторов внутри- и внепартийного характера, определивших структуру и форматы этих партийных систем.

Теоретико-методологической базой диссертационного исследования послужила совокупность сравнительных методов - сфокусированно-структурированное сравнение малого числа случаев (отобранных по методологическим принципам "наибольшего сходства" и "наибольшего различия"), сравнительно-ориентированное изучение отдельного случая, а также изучение отклоняющегося случая. Результирующая теоретическая модель испытала определенное влияние разработанной рядом авторов на латиноамериканском материале модели "обусловленного пути". Значительную роль в определении исследовательской стратегии сыграл также институционалистский подход (в версии "неоинституционализма"), связанный как с выявлением воздействия политических институтов на практики политического процесса, так и с их взаимным влиянием. Из концепций среднего уровня, непосредственно касающихся формирования и развития политических партий, особое влияние оказали теоретические построения А. Панебианко ("Политические партии: организация и власть") и А. Пшеворского ("Бумажные камни"). Хотя каждая из этих концепций в той или иной степени связана с теорией рационального выбора, основные положения этой теории как таковой использовались в работе лишь в ограниченной степени. Были использованы также такие конвенциональные количественные инструменты изучения формата партийных систем, как "эффективное число партий" и индекс электоральной неустойчивости.

Научная новизна исследования выражается в следующих положениях, выносимых на защиту:

• уровень либерализации авторитарного режима, предшествующего демократизации, определяет структуру идеологических альтернатив в рамках становящейся партийной системы лишь опосредствованно, причем роль посредствующего звена выполняют серии взаимодействий между фракциями партийно-государственного руководства, которые, стремясь заручиться базами поддержки в обществе, делали ставку на ту или иную разновидность потенциальных массовых акторов; в российском контексте это обусловило генезис "трехчленной" структуры идеологических альтернатив;

• результирующие комбинации идеологических альтернатив рознятся по уровням диверсификации и интенсивности воздействия на массовое сознание, в результате чего варьируют и уровни "идеологической идентификации" потенциальных электоратов;

• организационное развитие партий в условиях демократизации определяется национально-специфическими комбинациями коллективных и селективных стимулов к участию в партийной деятельности, которые могут поддерживать или не поддерживать сложившуюся структуру идеологических альтернатив; в России общая неблагоприятность этой комбинации для партийного развития была связана с несвоевременным проведением "учредительных выборов" и с правовыми ограничениями на деятельность "партии-преемницы";

• роль институциональных факторов в развитии новых партийных систем является вторичной, зависящей от более широкого политического контекста; тем не менее, есть основания считать, что вся совокупность институциональных факторов - "смешанная несвязанная" избирательная система, президенциализм и асимметричный федерализм - не благоприятствовала организационному укреплению партийной системы и способствовала фрагментации спектра идеологических альтернатив;

• избранные партийными элитами идеологические стратегии, будучи достаточно жестко заданными условиями демократизации и (в меньшей степени) институциональным дизайном, а также реакциями избирателей на процесс экономических преобразований, существенно сказываются на уровне и характере стабильности и структурной упорядоченности партийных систем; в России особую роль сыграла постепенная эволюция основной партии-преемницы" в направлении националистического сегмента спектра идеологических альтернатив.

Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в разработке динамической и способной к адаптации новых эмпирических данных модели становления и развития посткоммунистических партийных систем. Основными структурными элементами этой модели служат национально-специфические черты авторитаризма, поля идеологических альтернатив, организационные особенности партийного развития (концептуализированные как сочетания коллективных и селективных стимулов к участию в партийной деятельности), институциональная среда и идеологические стратегии соревновательных политических акторов. Эти элементы выстраиваются в цепь причинно-следственных связей. Содержание модели можно эксплицировать следующим образом.

Как структуры идеологических альтернатив, так и организационные характеристики партий - продукт не самой демократии, а авторитарного прошлого и трансформационных политических процессов. Нельзя сказать, что национально-специфические черты авторитаризма жестко детерминируют особенности приходящей ему на смену демократии. Но, будучи той основой, на которой развертывается процесс демократизации, они определяют возможности основных его участников. Более или менее полная реализация этих возможностей позволяет тем или иным политическим акторам (а значит, и идеологическим тенденциям, носителями которых они выступают) закрепиться на политической арене. Так возникает организационная инерция, благодаря которой порожденные трансформационным процессом политические диспозиции транслируются в структуры партийных систем. Основным механизмом такой трансляции выступают "учредительные выборы". Дальнейший процесс структурирования и организационного развития партийных систем протекает в рамках, задаваемых как институциональным дизайном демократии, так и реакциями избирателей на процесс экономических преобразований. Эти рамки создают комплекс ограничений на свободу идеологического маневра, доступную уже определившимся участникам межпартийной конкуренции. В результате унаследованные факторы постепенно отходят на второй план, а партийные системы вступают в полосу структурной стабилизации.

Настоящая модель, будучи применимой ко всему универсуму случаев посткоммунистической политической трансформации, позволяет раскрыть причины недоразвитости российской партийной системы как обусловленной особо неблагоприятной комбинацией стимулов к участию в партийной деятельности и институциональной среды.

Научно-практическая значимость исследования заключатся в том, что высказанные в диссертационной работе положения, идеи и выводы могут быть использованы в дальнейшем при разработке проблем развития партийных систем в России и других странах бывшего СССР, а также при анализе более общих проблем посткоммунистической политической трансформации. Результаты исследования можно использовать при ситуационном анализе и прогнозировании политических процессов в современной России, связанных с деятельностью политических партий и их взаимодействием с государственными органами.

Материалы диссертационной работы могут быть использованы также при чтении лекций и проведении семинарских занятий по курсам сравнительной политологии, политической социологии, политической истории современной России. Содержание диссертации может служить основой при разработке таких специальных курсов, как "Политические процессы в современных переходных обществах" и "Политические партии и электоральная политика в России".

Апробация работы. Диссертация обсуждалась в Институте сравнительной политологии Российской академии наук 4 ноября 1998 г. и была рекомендована к защите. Отдельные идеи и выводы диссертационной работы излагались автором в выступлениях на научных мероприятиях различного уровня, в том числе:

• семинар "Политическая география современной России", Географическая школа Оксфордского университета, май 1993;

• российско-американская летняя школа по социальным наукам "АРГО-95", Нижний Новгород, июнь 1995;

• международная конференция "Итоги выборов в Российскую Государственную Думу: Кто выиграл? Кому это важно?", Стэнфордский университет, февраль 1996;

• ежегодная сессия семинаров Европейского консорциума политических исследований, Университет Берна, февраль 1997;

• междисциплинарный семинар факультета политических наук и социологии Европейского Университета в Санкт-Петербурге, Санкт-Петербург, март 1997;

• международная конференция "Органы государственной власти субъектов российской федерации", Рязань, ноябрь 1997;

• семинар Института международных исследований им. Хелен Келлогг, Нотрдамский университет, март 1998.

Основное содержание работы отражено в 20 научных публикациях, в том числе в двух монографиях, учебнике и 17 статьях.

Структура диссертации. По своей структуре диссертация состоит из введения, четырех глав (девяти разделов), заключения, приложения и списка использованной литературы. Общий объем диссертации 265 страниц, из них основного текста-218 страниц. Библиография, включающая 492 наименования, изложена на страницах 222-265.

Заключение диссертации по теме "Политические институты и процессы", Голосов, Григорий Васильевич

Заключение

Анализ становления партийных систем в четырех странах подтверждает гипотезу, согласно которой как структуры идеологических альтернатив, так и организационные характеристики партий — продукт не самой демократии, а авторитарного прошлого и трансформативных политических процессов. Нельзя сказать, что национально-специфические черты авторитаризма жестко детерминируют особенности приходящей ему на смену демократии. Но, будучи той основой, на которой развертывается процесс демократизации, они определяют возможности основных его участников. Более или менее полная реализация этих возможностей позволяет тем или иным политическим акторам (а значит, и идеологическим тенденциям, носителями которых они выступают) закрепиться на политической арене. Так возникает организационная инерция, благодаря которой порожденные трансформативным процессом политические диспозиции транслируются в структуры партийных систем. Мы видели, что основным механизмом такой трансляции выступают "учредительные выборы". Дальнейший электоральный процесс протекает в рамках, задаваемых как институциональным дизайном демократии, так и реакциями избирателей на процесс экономических преобразований. Эти рамки создают новый комплекс ограничений на свободу маневра, доступную уже определившимся участникам межпартийной конкуренции. В результате унаследованные факторы постепенно отходят на второй план, а партийные системы вступают в полосу структурной стабилизации.

Наиболее отчетливо такая логика развития прослеживается в Венгрии. Думается, уже вступила в фазу структурной стабилизации и партийная система Чешской Республики. Разумеется, собственные основания для развития партийных систем продолжают оставаться достаточно зыбкими, подверженными сильным гетерогенным воздействиям возмущающего характера. Мы видели, что биполярная структура межпартийной конкуренции в Болгарии не выдержала прессинга со стороны крайне неудовлетворительных результатов экономического развития страны. Еще более крсноречивым был бы, вероятно, пример Албании, где экономический крах поставил на грань коллапса не только партийную систему, но и всю совокупность демократических институтов. Данная теоретическая перспектива позволяет обойтись без ссылок на политическую культуру или глобальные тенденции и при объяснении сравнительно низкого уровня развития, достигнутого к настоящему времени российской партийной системой. Выясняется, что ее недоразвитость вовсе не была предрешена, и даже тот факт, что коммунистический режим в стране просуществовал гораздо дольше, чем в восточноевропейских странах, не предотвратил созревания идеологических и организационных предпосылок партийной системы. Эти предпосылки, однако, подверглись эрозии в результате того, что смена режима в стране произошла без "учредительных выборов", а длительная задержка с их проведением подорвала систему стимулов к партийному активизму. Избранный страной в 1993 г. конституционный дизайн тоже не способствует развитию партийной системы. Фаза ее организационной стабилизации так и не наступила, хотя очевидно, что в ходе думских выборов 1993 и 1995 гг. во многом определилась, а по итогам президентских выборов

1996 г. была закреплена базовая структура межпартийной конкуренции в

ЛТ1ЛОТТО uipanv.

В 1989-1990 гг. многие исследователи посткоммунистической демократизации полемизировали о том, будет ли ее продуктом "возрождение прошлого" (причем под "прошлым" понимались исключительно докоммунистические нормы и институты) или "начало заново", полный разрыв с авторитарным историческим опытом (Körösenyi, 1991). Но то прошлое, которое в действительности возродилось, отнюдь не было докоммунистическим. А это значит, что характерная для современной "транзитологии" критика господствовавших в 60-х — 70-х гг. теорий перехода к демократии основана на преувеличении особенностей позднейших демократизаций. Ведь мысль о том, что структурные характеристики возникающих демократий обусловлены природой преодоленного авторитаризма, отнюдь не нова. Именно эта идея была лейтмотивом исследовательской традиции, в фокусе которой находился генезис демократических институтов в западноевропейских странах (см., напр., Nordlinger, 1968; Dahl, 1991). Думается, что присущая этой традиции теория демократизации отнюдь не исчерпала своих эвристических возможностей. Другое дело, что именно "транзитологам" удалось преодолеть социологический редукционизм, свойственный значительной части более ранней литературы по проблемам перехода к демократии, и восстановить в своих правах собственно политическое измерение процесса.

Рудиментом социологического редукционизма можно счесть то, что значительная часть современной литературы по новым партийным системам посвящена поиску лежащих в их основе "социальных расколов". Было бы преувеличением сказать, что такой поиск в принципе обречен на поражение, хотя в литературе высказываются теоретические аргументы в пользу такого прогноза (см. ЬуЬеск, 1985). Однако справиться с такой задачей, как кросснациональное объяснение структур межпартийной конкуренции в новых демократиях, на этой основе нельзя. Дж. Сартори писал: "Проблема состоит в том. что некоторые "расколы" вообще не переводятся (в структуры партийных систем — Г. Г.). Больше того, важность самого понятия "перевода" связана с тем, что "перевод" требует "переводчиков", заставляя нас сосредоточиться на том, как они справляются или не справляются со своей задачей" (Байон, 1990: 176). Конечно, Сартори не призывает полностью отвлечься от социально-экономических факторов, воздействующих на строительство демократических институтов. Но он предлагает уделять больше внимания тому, как этот процесс протекает в политической действительности, характеризующейся сложными взаимодействиями интересов и стратегий организационных акторов. Демократия — это "обусловленный исход конфликтов" (РгеелуогзЫ, 1988), а не простая проекция социальных условий.

Таким образом, сравнительное изучение генезиса партийных систем в России и в восточноевропейских странах подводит нас к выводу, позволяющему уточнить теоретические основания "транзителогии". Состоит он в том, что переход к демократии, с одной стороны, структурно реплицирует основные характеристики преодолеваемого авторитаризма, а с другой — подавляет их в той мере, в какой создаются поставторитарные (собственно демократические) условия политического взаимодействия. Задержка с возникновением таких условий в России привела к всесторонней структурной деформации партийной системы, которая, собственно, и объясняет ее недоразвитость. В той мере, в какой политическая жизнь страны и далее будет зависеть от унаследованных авторитарно-бюрократических практик правления, эта недоразвитость сохранится. Но постольку, поскольку процесс принятия решений будет приобретать открытый и соревновательный характер, возникнут предпосылки к ее преодолению. Партийная система действительно является индикатором демократизации. И если в современной России партии не очень важны, то это значит лишь одно — достаточно скромна роль самой демократии как "ответственного правления". Изменение этой ситуации требует, естественно, времени, но главное — целенаправленных усилий демократической общественности.

Список литературы диссертационного исследования доктор политических наук Голосов, Григорий Васильевич, 1999 год

1. Абрамов Ю. и Т.Головина. 1996. Политические партии и движения России. Ежегодник. М.: Пресс ЛТД.

2. Андреев А. 1997. Политический спектр России. Структура, идеологии, основные субъекты. М.: Эдиториал УРСС.

3. Антонов А. 1993. Анализ механизмов самоуправления в современных российских партиях. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. М.: РАУ.

4. Афанасьев М. 1994. "Изменения в механизме функционирования правящих региональных элит", Полис, N0.6.

5. Афанасьев М. 1995. "Поведение избирателей и электоральная политика в России". Полис, N3, С.105-116.

6. Ачкасов В. 1997. "Взрывающаяся архаичность": традиционализм в политической жизни России. СПб: СПбГУ.

7. Бадовский Д. и А. Шутов, 1995. "Региональные элиты в постсоветской России: особенности политического участия", Кентавр, N0.6.

8. Базовкин Е. 1993. Политические партии и общественные движения в системе современной демократии (сравнительный анализ Украины и России). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М.: РАУ.

9. Белонучкин Г. 1995. Выборы-1995. Законодательство, механизм и возможные участники выборов в Государственную Думу и формирования Совета Федерации в декабре 1995 года. М.: Панорама.

10. Березкин А. и др. 1990. Весна-89. География и анатомия парламентских выборов. М.: Прогресс.

11. Березовский В. и др. 1991. Россия: партии, ассоциации, союзы, клубы: Справочник Т. 1-10. М.: РАУ-пресс.

12. Березовский В. 1993 Российская многопартийность в конце XXвека (процесс возникновения 1987-1991). Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. М.: ИРИ РАН.

13. Березовский В. 1994. "Владимир Жириновский как феномен российской политики". Свободная мысль, N4, С.96-110.

14. Берзин Б. и В. Маклаков. 1996. "Выборы губернатора в регионе", Социологические исследования, N0.5.

15. Бородулина Н. 1995. "Новосибирская область: экономика, партии, лидеры", Власть, N0.9.

16. Бузин А. Ю. 1996."Влияние социально-экономического развития регионов России на итоги выборов в Государственную Думу Федерального Собрания РФ", Полис, N0. 1.

17. Бунин И. и др. 1994. "Партии в социальной структуре постоталитарной России". В Политическая наука в России (история, современность, модели будущего). М.: ИНИОН РАН, С.39-80.

18. Васильев В. и А. Постников, 1995. Выборы в Государственную Думу: правовые проблемы. М.: БЕК. Васильев В. и Постников А. (ред.) (1995). Выборы в Государственную Думу: правовые проблемы. М.: БЕК.

19. Васильева Т. и др. 1994. Федеральное Собрание России. Опыт первых выборов. М., ИГП РАН.

20. Виноградов В. 1994. Система организованных партий: истоки, традиции, тенденции развития. Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук. СПб: СПбГУ.

21. Володин А. и М. Дорнбос 1997. "Индия и Россия: гражданское общество, партии, власть". Мировая экономика и международные отношения, N10, С.84-97.

22. Гельбрас В. (ред.) 1996. Кто есть что. Политическая Россия 1995-1996 (ежегодник) М.: 1996 (специальный выпуск журнала "Правила игры").

23. Гельбрас В. 1997. "Китай в Восточной политике России (Суждения и оценки)". Полис, N5, С. 170-179.

24. Гельман В. 1995. ""Яблоко": опыт политической альтернативы". Кентавр, N6, С.43-57.

25. Гельман В. Я. 1995. "Яблоко: опыт политической альтернативы", Кентавр,1. N0. 6.

26. Гельман В. Я. 1996а. "Выборы депутатов Государственной Думы: правила игры, законодательная политика и правоприменительная практика", Конституционное право: восточноевропейское обозрение, N0. 4 (13), 1995 1 (14).

27. Гельман В. Я. 19966. "Коммунисты в структурах власти: анализ деятельности", Власть, N0. 6.

28. Гельман В. Я. 1996в. "Региональные режимы: завершение трансформации?", Свободная мысль, N0.9.

29. Гельман В. Я. 1997а. Трансформация политического режима и демократическая оппозиция в посткоммунистической России (анализ современных транзитологических концепций). Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. СПб.: СпбГУ.

30. Гельман В. Я. "Дилеммы демократической оппозиции: Григорий Явлинский, "Яблоко" и президентские выборы", Мировая экономика и международные отношения, N0. 9, 10.

31. Гельман В. и О. Сенатова. 1994. "Политические партии в регионах России", В кн.: Гельман В., ред. Очерки российской политики. М.: ИГПИ.

32. Гельман В. и О. Сенатова. 1995. "Политические партии в регионах России: динамика и тенденции", Власть, No.5.

33. Гладыш Ю. 1990. "От партийного клуба к "Демократической платформе", Народный депутат, No. 6.

34. Глотов В. 1990. "Октябрь Демократической России", Огонек, No. 45.

35. Голосов Г. В. 1997а. "Пределы электоральной инженерии: "смешанные несвязанные" избирательные системы в новых демократиях", Полис, No. 3.

36. Голосов Г. В. 19976. "Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов", Полис, No.4.

37. Горфинкель И., 1997. "Свердловская область: становление политической системы и правовых институтов", Конституционное право: восточноевропейское обозрение, No. 1.

38. Горфинкель И., С. Корнилова и М. Коробельников. 1996. "Итоги выборов в Законодательное Собрание и политическая ситуация в Свердловской области", Урал: экономика, политика, право, No.3.

39. Григорьев О. и М. Малютин, 1995. Региональная ситуация в России после декабрьских выборов: анализ новых тенденций и политических итогов местных выборов весной 1994 года. М.: Фонд "Дискуссионное пространство".

40. Дилигенский Г. 1992. "Российский политический спектр", Мировая экономика и международные отношения, N4, С.31-42.

41. Доган М. и Д. Пеласси. 1994. Сравнительная политическая социология. М.: Academia.

42. Емелин П. и В.Хайрюзов (ред.) 1994. Аграрная партия России: документы,события, лица. M.: Палея.

43. Ермаков Е., Т. Шавчукова и В. Якунечкин, 1993. "Коммунистическое движение в России в период запрета", Кентавр, No. 3.

44. Завойский К. и В. Крыловский, 1990. С чего начинается партия. М.: Экспресс-хроника.

45. Заславский С. 1994. "Российская модель партийной системы". Вестник МГУ, серия 12, N4, С. 14-22.

46. Заславский С. (1995). Институционализация многопартийности в современной России: генезис, механизмы формирования, перспективы. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. М.: МГУ.

47. Зотова 3. и Т.Штукина 1993. Политические партии и блоки на выборах. Тексты избирательных платформ. М.: Интерлигал.

48. Зотова 3. 1994. Партии России: испытание выборами. М.: Луч. Зудиков Ю. Ф. (ред.) 1997. Политический ландшафт стран Восточной Европы середины 90-х годов. М.: Институт славяноведения и балканистики РАН.

49. Зудин А. Ю. 1995."Политический спектр кампании 1995 г.", Sapere Aude, No.2.

50. Зюганов Г. А. 1995. Россия и современный мир. М.: Обозреватель. Игрицкий Ю. И. и др. 1994. Политические партии и движения Восточной Европы: Проблемы адаптации к современным условиям. М.: ИНИОН РАН.

51. Игрицкий Ю. И. и др. 1996. Становление многпартийности в Восточной Европе в 1990-е годы (на материалах Болгарии, Венгрии, Восточной Германии, Польши, России, Словакии и Чехии). М.: ИНИОН РАН.

52. Кагарлицкий Б. 1994. "Левые в России: надежды, неудачи, борьба". Свободная мысль, N11, С.32-47.

53. Кагарлицкий Б. 1995. "Единство левых сил (о политических перспективах левого движения в России)". Свободная мысль, N2, С.63-66.

54. Капустин Б. 1997. "Предварительные итоги окончательного результата". Власть, N10, С.5-9.

55. Коваленко В. И. 1994. "Интегративная идеология в России: основания, проблемы, перспективы". Вестник Московского гос. ун-та, Сер. 12, N 1, с. 3-6.

56. Колосов В. (ред.) 1995. Россия на выборах: уроки и перспективы. М.: Центр политических технологий.

57. Колосов В. А. и Р. Ф. Туровский, 1995. "Кампания 1995 г.: региональные стратегии предвыборных блоков", В кн.: Колосов В. А., ред. Россия на выборах: уроки и перспективы. М.: Центр политических технологий.

58. Колосов В. А. и Р. Ф. Туровский, 1996."Электоральная карта современной России: генезис, структура и эволюция", Полис, N0. 4.

59. Колосов В. А. и Р. Ф. Туровский. 1997."Итоги губернаторских выборов", Власть, N0.3.

60. Колымцов В. 1996. Региональные партийные структуры: проблемы институционализации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. М.: РАГС.

61. Комлева Н. 1996. "Претенденты на власть: декларации и действительность", Курсив, N0.5.

62. Кондрашев Б. и др. (ред.) 1995. Политические партии России: справочное издание. М.: Фонд права.

63. Коргунюк Ю. и С. Заславский. 1996. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. М.: ИНДЕМ.

64. Красников Е: 1994. "Политическое представительство бизнеса", Пределы власти, N0. 4.

65. Краснов В. 1995. Система многопартийности в современной России: Очерк истории. М.: Обозреватель.

66. Куколев И. 1996. "Региональные элиты: борьба за ведущие роли продолжается", Власть, N0.1.

67. Кулик А. 1993. "Сравнительный анализ в партологии: проект К.Джанды". Полис, N1, С.92-98.

68. Лапаева В. 1995. "Становление многопартийности в России". Государство и право, N8, С.3-13.

69. Лапаева В. 1996а. "Становление российской многопартийности". Социологические исследования, N8, С.34-47.

70. Лапаева В. 1996Ь. "Выборы в Государственную Думу 1995 г.: проблемы совершенствования законодательства". Государство и право, N9, С.21-34.

71. Левичева В. Ф. и А. А. Нелюбин, 1990. "Новые общественно-политические организации, партии и движения", Известия ЦК КПСС, N0. 8.

72. Левчик Д. и С. Заславский. 1995. "Особенности партогенеза в России". Вестник МГУ, серия 12, N6.

73. Лифшиц В. 1994. "Роза в кулаке. Системные характеристики социал-демократии и российские перспективы". Россия, 13 мая.

74. Лысенко В. 1995. "Эволюция посткоммунистических организаций". Свободная мысль, N5, С.66-74.

75. Любин В. (ред.) 1994а. Политические партии и движения в России и на Западе: процесс формирования. Методы исследования. М.: ИНИОН РАН.

76. Любин В. (ред.). 1995. Политические партии в России и на Западе:функционирование партийных систем. М.: ИНИОН РАН.

77. Магомедов А. 1994. "Политические элиты российской провинции", Мировая экономика и международные отношения, N0.4.

78. Макаркин А. 1994. "Либерально-демократическая партия России". Мировая экономика и международные отношения, N4, С.64-71.

79. Макфол М. 1994. "Осмысление парламентских выборов 1993 г. в России". Полис, N5,0.124-136.

80. Макфол М. и Петров Н. 1995. Политический альманах России. М.: Московский центр Карнеги.

81. Марков С. 1996. "Формы существования политических партий в современной России". В кн.: А.Кортунов (ред.). Формирование политической системы России. М.: ТАСК, С. 11-27.

82. Медведев Р. 1994. "Россия сегодня. Социалистический левый центр". Свободная мысль, N2-3, С.84-89.

83. Михайловская Е. (ред.) 1995. Российский сборник. М.: Панорама.

84. Михайловская И. и Е.Кузьминский. 1994. "Итоги выборов в Государственную Думу России: вариант анализа и объяснения". Конституционное право: восточноевропейское обозрение, N1, С.10-15.

85. Мндоянц С. и А.Салмин (ред.) 1994. Парламентаризм в России: опыт и перспективы. М.: Фонд развития парламентаризма в России.

86. Мндоянц С. и А.Салмин (ред.) 1996. Парламентаризм в России: Федеральное

87. Собрание (1993-1995 гг.). М.: Фонд развития парламентаризма в России.

88. Мурашев А. 1990."Межрегиональная группа", Огонек, N0. 32.

89. Неформалы: Кто они? Куда зовут? 1990. М.: Политическая литература.

90. Неформальная Россия. 1990. М.: Молодая гвардия.

91. Новопашин Ю. С. (ред.) 1994. Политические партии и движения Восточной Европы: Проблемы адаптации к современным условиям. М.: Институт славяноведения и балканистики РАН и др.

92. Олещук В. и В.Павленко 1997. Политическая Россия: партии, блоки, лидеры. Год 1997. Справочник. М.: Весь мир.

93. Осинский П. 1994. "Этнополитическая ситуация в Бурятии в контексте реформы российской государственности", Общественные науки и современность, N0.3.

94. Пастухов В. 1992. "Российское демократическое движение: путь к власти". Полис, N1-2, С.8-16.

95. Пенкин Д. А. 1991. Социал-демократическая партия Российской Федерации: краткий справочник. М. и Петрозаводск: Информационная служба Совета СДПР.

96. Петров Н., 1995. "Выборы органов представительной власти регионов", Мировая экономика и международные отношения, N0. 3-4.

97. Петров Н. 1996. "Анализ результатов выборов 1995 г. в Государственную Думу по округам и регионам", В кн.: Парламентские выборы 1995 г. в России. М.: Московский Карнеги-Центр.

98. Постников А. 1996. "Закон о выборах в Государственную Думу и практика его реализации в 1995 году". Конституционное право: восточноевропейское обозрение, N1, С.12-19.

99. Прибыловский В. 1991а. "Словарь новых политических партий и организаций

100. России". Состояние страны. М.: Postfactum, №4-5.

101. Прибыловский В. 19916. Национально-патриотические объединения. Часть I. "Память". М.: Институт гуманитарно-политических исследований. Архив Московского общественного Бюро Информационного Обмена.

102. Привалов Н. 1995. Основные общественно-политические организации Урала. Екатеринбург: Центр демократии и прав человека.

103. Прусс И. 1997. "Рывок в будущее или движение по кругу?" (Экономические взгляды современных русских националистов). Полис, N3, С.53-64.

104. Разоренова М. 1992. "Российское христианско-демократическое движение: поиски себя". Кентавр, 1992, №5-6, С. 100-108.

105. Розина Е. 1995. "Свердловская область в июле 1995 года", Политический мониторинг, N0.7.

106. Романов П. 1994. "Федеральное собрание партийно-фракционный состав". Власть, N4.

107. Российский сборник. 1995. М.: Информационно-экспертная группа "Панорама",

108. Россия: партии, ассоциации, союзы, клубы. Документы и материалы в 10 книгах. Книга 1, Часть 2. 1992. М.: РАУ-Пресс.

109. Руцкой А. В. 1994. Обретение веры. М.

110. Рыженков С. 1997. "Саратовская область: политика и политики (1986-1996)", Политический мониторинг, N0.1.

111. Рябов А. 1994. "Причины поражения "Гражданского союза" на декабрьских выборах 1993 г. и перспективы центризма в современной России". Кентавр, N4, С.151-157.

112. Рябов В. В. и Хаванов Е. И. 1995. Между народом и властью. Российская многопартийность: проблемы становления. М.: Российская академия государственной службы.

113. Саква, Р. 1997. "Режимная система и гражданское общество в России", Полис,1. No. 1.

114. Салмин А. и др., ред. 1994. Партийная система в России 1989-93 гг.: опыт становления. М.: Начала-пресс.

115. Салмин А. 1995. "Выборы и избирательные системы. Опыт России в 19891993 годах". Sapere Aude, N2, С.8-27.

116. Сенатова О. 1996. "Итоги парламентских выборов в регионах России", В кн.: Итоги выборов в Государственную Думу и перспективы политического развития России, ред. Г. Люхтерхандт и А. Филиппов. М.: ИГПИ.

117. Сенатова О. и А. Касимов, 1994. "Федерация или новый унитаризм?" В кн.: Гельман В., ред. Очерки российской политики. М.: ИГПИ.

118. Сенатова О. и А. Якурин. 1997. "Выборы губернаторов в контексте социально-политического развития регионов России", Политический мониторинг, No.l.

119. Смирнов И. 1995а. "Партия российского единства и согласия (к первой годовщине существования)". Власть, N1, С.22-24.

120. Смирнов И. 1995b. "VII съезд Демократической партии России". Власть, N2, С.33-35.

121. Смирнягин Л. и др. 1995. Российские регионы накануне выборов-95. М.: Юридическая литература.

122. Сокольский С. 1994. "Между прошлым и будущим (посткоммунистические партии России, Восточной Европы и Балтии)". Мировая экономика имеждународные отношения, N10, С.33-46.

123. Сокольский С. 1995. "Поставторитарные парламентские выборы в России, странах Восточной Европы и Балтии". Мировая экономика и международные отношения, N3, С.84-99.

124. Сокольский С. 1996. "От гражданских движений к политическим партиям: Россия и страны Вышеградской группы". Мировая экономика и международные отношения, N4, N5.

125. Солник С. 1996. "Федерация и регионы: договорной процесс", Конституционное право: восточноевропейское обозрение, 1995, N0.4 N0.1.

126. Соловей В. 1991. Русское дело сегодня. М.: ЦИМО.

127. Соловей В. 1992. "Современный русский национализм: идейно-политическая классификация". Общественные науки и современность, N2.

128. Соловей В. 1994. "Русский национализм и власть в эпоху Горбачева". В кн.: П.Гобл, Г.Бордюгов (ред.). Межнациональные отношения в России и странах СНГ. Семинары Московского центра Карнеги 1993-1994 гг. Выпуск 1. М.: АИРО-ХХ, 1994, С.45-72.

129. Справочник по неформальным общественным организациям и прессе. 1989. М.: СМОТ Информационное Агентство.

130. Ступарь С. 1996. "От "Демократической платформы" к Республиканской партии". Российский монитор, N7, С.44-54.

131. Сунгуров А. 1994. Становление политических партий и органов государственной власти в Российской Федерации. СПб.: Стратегия.

132. Сунгуров А. 1996. Становление и развитие политических партий в современной России (1990-1993). Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. СПб: СЗАГС.

133. Тимошенко В. 1996. "Российские партии, движения и блоки на выборах в Государственную Думу 17 декабря 1995 г: опыт, проблемы, перспективы". Вестник МГУ, серия 12, N3, С.22-30.

134. Тимошенко В. и С. Заславский. 1996. Российские партии, движения и блоки на выборах в Государственную Думу 17 декабря 1995 г: опыт, проблемы, перспективы. М.: Знание.

135. Троякова Т. 1996. "Формирование правящей группировки в Приморье", Россия и АТР, N0.3.

136. Умнова И. 1996. Современная российская модель разделения власти между федерацией и ее субъектами. М.: ИНИОН РАН.

137. Федеральное собрание: политологический анализ первого полугодия работы. Аналитический материал. 1994.М.: Центр политических технологий.

138. Федеральное собрание: Справочник. 1996. М.: Информационно-экспертная группа "Панорама".

139. Холмская М. Р. 1994а. "Российская многопартийность: новый этап развития (январь-май 1994 г.)", Кентавр, N0. 5.

140. Холмская М. 19946. "Комдвижение в России: организационный этап". Власть, N12, С.24-28.

141. Холмская М. 1997. "Коммунистическое движение России: выбор между ортодоксальностью и реформизмом". Вестник МГУ, серия 12, N4, с.98-116.

142. Холодковский К. 1995. "Российские партии и проблема политического структурирования общества". Мировая экономика и международные отношения, N10, С.77-87.

143. Холодковский К. Г. 1997."Политические партии России и выборы 1995-1996 гг.", Мировая экономика и международные отношения, N0. 2.

144. Чекалкин В. 1995. "Федеральное Собрание России: два года работы". Власть,1. N12.

145. Чинарихина Г. 1996. "Договор как способ разграничения полномочий между субъектами федеративных отношений в России", Власть, No.9.

146. Чугров С. 1996. "Электоральное поведение российских регионов". Мировая экономика и международные отношения, N6, С.27-39.

147. Шевченко Ю. Д. 1997. "Политическая культура советской и постсоветской России: воздействие институциональных факторов", Диссертация на соискание ученой степени магистра политических наук. Спб: Европейский университет в Санкт-Петербурге.

148. Шейнис В. 1997. "Пройден ли исторический рубеж?" Полис, N1, С.84-95.

149. Adams, Т. 1992. "Charter 77 and the Workers' Defense Committee (KOR): The Struggle for Human Rights in Czechoslovakia and Poland", East European Quarterly, Vol. 26.

150. Adrian, C. R. 1959. "A Typology of Nonpartisan Elections", Western Political Quarterly, Vol. 12.

151. Agh, A. 1994. "The Hungarian Party System and Party Theory in the Transition of Central Europe", Journal of Theoretical Politics, Vol. 6.

152. Agh, A. 1995. "Partial Consolidation of East-Central European Parties The Case of the Hungarian Socialist Party", Party Politics, Vol. 1.

153. Alexeeva, L. 1987. Soviet Dissent: Contemporary Movements for National, Religious and Human Rights. Middletown: Wesleyan University Press.

154. Almond, G. A., and L. Roselle. 1989. "Model Fitting in Communist Studies". In Politics and the Soviet System, ed. T. F. Remington. London: Macmillan.

155. Ashley, S. 1990. "Bulgaria", Electoral Studies, Vol. 9.

156. Babkina, M. A., ed. 1991. New Political Parties and Movements in the Soviet Union. New York: Nova Science Publishers.

157. Baglione, L. A., and C. L. Clark, 1995. "Participation and the Success of Economic and Political Reforms: A Lesson from the 1993 Parliamentary Elections", Journal of Communist Studies and Transition Politics, Vol. 11.

158. Bahry, D., and L. Way. 1994. "Citizen Activism in the Russian Transition", PostSoviet Affairs, Vol. 10.

159. Bakos, G. 1994. "Hungarian Transition after Three Years", Europe-Asia Studies, Vol. 46.

160. Bankowicz, M. 1994. "Czechoslovakia: From Masaryk to Havel". In The New Democracies in Eastern Europe: Party Systems and Political Cleavages, ed. S. Bergland and J. A. Dellenbrant. London: Edward Elgar.

161. Bar, A. 1984. "The Emerging Spanish Party System: Is There a Model?". In Party Politics in Contemporary Western Europe, ed. S. Bartolini and P. Mair. London: Frank Cass.

162. Barany, Z. 1995. "Hungary". In The Legacies of Communism in Eastern Europe, ed. Z. Barany and I. Volgyes. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

163. Barber, B. 1984. Strong Democracy. Berkeley: University of California Press.

164. Barber, N. 1974. Seven Days of Freedom: The Hungarian Uprising, 1956. New York: Stein and Day.

165. Barghoorn, F. C. 1976. Détente and the Democratic Movement in the USSR. New York: Free Press.

166. Bartolini, S., and P. Mair. 1990. Identity Competition, and Electoral Availability: The Stabilisation of European Electorates 1885 -1985. Cambridge: Cambridge University Press.

167. Batt, J. 1990. East Central Europe from Reform to Transition. New York: Council on Foreign Relations Press.

168. Batt, J. \99\.East-Central Europe from Reform to Transformation. London: Pinter,1991.

169. Belin, L. 1995. "The Chernomyrdin Bloc Surges Forward", Transition: Events and Issues in the Former Soviet Union and East-Central and Southeastern Europe, Vol. 1, August.

170. Belin, L. 1996. "An Array of Mini-Parties Wage Futile Parliamentary Campaigns", Transition: Events and Issues in the Former Soviet Union and East-Central and Southeastern Europe, Vol. 2, February.

171. Belin, L., and R. W. Orttung. 1997. The Russian Parliamentary Elections of 1995: The Battle for the Duma. Armonk: M. E. Sharpe.

172. Bell, J. D. 1986. The Bulgarian Communist Party from Blagoev to Zhivkov. Stanford: Hoover Institution Press.

173. Bell, J. D., R. A. Gould, and R. G. Smolka, 1990. An Orderly Rebellion and Bulgaria's Transition from Dictatorship to Democracy. Washington, D.C.: International Foundation for Electoral Systems.

174. Berelson, B., P. Lazarsfeld, and W. McPhee, 1954. Voting: A Study of Opinion Formation in a Presidential Campaign. Chicago: University of Chicago Press.

175. Berglund, S., et al. 1988. East European Multi-Party Systems. Helsinki: Finnish Society of Sciences and Letters.

176. Bessinger, M. R. 1992. "Transformation and Degeneration: The CPSU under Reform". In Cracks in the Monolith: Party Power in the Brezhnev Era, ed. J. R. Millar. Armonk: M. E. Sharpe.

177. Bialer, S. 1980. Stalin's Successors. New York: Cambridge University Press. Blais, A. 1991. "The Debate over Electoral Systems". International Political Science Review, Vol.12.

178. Blondel, J. 1981. The Discipline of Politics. London: Butterworth.

179. Bogdanor, V. 1990. "Founding Elections and Regime Change", Electoral Studies,1. Vol. 9.

180. Bonneil, V. 1991. "Voluntary Associations in Gorbachev's Reform Program". In The Soviet System in Crisis, ed. A. Dallin and G. Lapidus. Boulder: Westview Press.

181. Bozoki, A. 1990. "Post-Communist Transition: Political Tendencies in Hungary", East European Politics and Societies, Vol. 4.

182. Bozöki, A. 1992. "Political Transition and Constitutional Change in Hungary". In Post-Communist Transition: Emerging Pluralism in Hungary, ed. A. Bozoki, A. Körösenyi, and G. Schöpflin. London: Pinter, and New York: St. Martin's Press.

183. Bozoki, A. 1993. "Hungary's Road to Systematic Change: The Opposition Roundtable", East European Politics and Societies, Vol. 7.

184. Breslauer, G. 1982. Khrushchev and Brezhnev as Leaders: Building Authority in Soviet Politics. London: Allen and Unwin.

185. Breslauer, G. 1992. "In Defence of Sovietology", Post-Soviet Affairs, Vol. 8. Brovkin, V. 1990. "Revolution from Below: Informal Political Associations in Russia, 1988-1989", Soviet Studies, Vol. 42.

186. Brown, J. F. 1994. Hopes and Shadows: Eastern Europe after Communism. Durham: Duke University Press.

187. Brudny, Y. 1993. "The Dynamics of "Democratic Russia", 1990-1993", Post-Soviet Affairs, Vol. 9.

188. Brudny, Y. 1995. "Ruslan Khasbulatov, Aleksandr Rutskoi, and Intraelite Conflict in Postcommunist Russia, 1991-1994". In Patterns in Post-Soviet Leadership, ed. T. J. Colton and R. C. Tucker. Boulder: Westview Press.

189. Brudny, Y. 1997. "In Pursuit of the Russian Presidency: Why and How Yeltsin Won the 1996 Presidential Election". Communist and Post-Communist Studies, Vol. 30.

190. Bruszt, L. 1990. "1989: The Negotiated Revolution in Hungary", Social Research, Vol. 57.

191. Bruszt, L., and D. Stark, 1993. "Remaking the Political Field in Hungary: From the Politics of Confrontation to the Politics of Competition". In Eastern Europe in Revolution, ed. I. Banac. Ithaka: Cornell University Press.

192. Budge, I., I. Crewe, and D. Farlie, ed. 1976. Party Identification and Beyond: Representations of Voting and Party Competition. London: Wiley.

193. Budge, I., and D. J. Farlie. 1983. Explaining and Predicting Elections: Issue Effects and Party Strategies in Twenty-Three Democracies. London: Allen and Unwin.

194. Budge, I., D. Robertson, and D. Hearl. 1987. Ideology, Strategy and Party Change: Spatial Analyses of Post-War Election Programmes in 19 Democracies. Cambridge: Cambridge University Press.

195. Bunce, V. 1995. "Should Transitologists Be Grounded?" Slavic Review, Vol. 54.

196. Bunce, V., and M. Csanadi, 1993. "Uncertainty in Transition: Post-Communism in Hungary", East European Politics and Societies, Vol. 7.

197. Burks, R. V. 1982. "Political Participation under Socialism", Studies in Comparative Communism, Vol. 15.

198. Burton M., R. Gunther, and J. Higley. 1992. "Introduction: Elite Transformations and Democratic Regimes". In Elites and Democratic Consolidation in Latin America and Southern Europe, ed. J. Higley and R.Gunther. Cambridge: Cambridge University Press.

199. Campbell, A. et al. 1964. The American Voter. New York: Wiley.

200. Capek, A., and A. Butchikova. 1993. Privatization in the Czech Republic: Privatization Strategies and Priorities. Budapest: International Workshop on Privatization in Eastern Europe.

201. Carter, S. 1990. Russian Nationalism: Yesterday, Today, Tomorrow. London:1. Pinter.

202. Cassel, C. A. 1986. "The Nonpartisan Ballot in the United States". In Electoral Laws and Their Political Consequences, ed. B. Grofman and A. Lijphart. New York: Agathon Press.

203. Castles, F. G., and P. Mair. 1984. "Left-Right Political Scales: Some "Expert" Judgements", European Journal of Political Research, Vol. 12.

204. Clark, P. B., and J. Q. Wilson. 1961. "Incentive Systems: A Theory of Organizations", Administrative Science Quarterly, Vol.6.

205. Colomer, J. 1995. "Strategies and Outcomes in Eastern Europe". Journal of Democracy, Vol. 6.

206. Colton, T. J. 1990. "The Politics of Democratization: The Moscow Election of 1990", Soviet Economy, Vol. 6.

207. Colton, T. J. 1995. "Boris Yeltsin, Russia's All-Thumbs Democrat". In Patterns in Post-Soviet Leadership, ed. T. J. Colton and R. C. Tucker. Boulder: Westview Press.

208. Comisso, E. 1995. "Legacies of the Past or New Constitutions? The Struggle over Restitution in Hungary", Comparative Political Studies, Vol. 28.

209. Converse, P. E., and R. Pierce, 1986. Representation in France, Cambridge: Harvard University Press.

210. Cotta, M. 1994. "Building Party Systems after the Dictatorship: The East European Cases in a Comparative Perspective". In Democratization in Eastern Europe: Domestic and International Perspectives, ed. G. Pridham and T. Vanhanen. London: Routledge.

211. Crampton, R. J. 1995. "The Bulgarian Elections of December 1994", Electoral Studies, Vol. 14.

212. Csanadi, M. 1991. "The Diary of Decline: A Case-Study of the Disintegration of the Party in One District in Hungary", Soviet Studies, Vol. 43.

213. Dahl, R. "Transition to Democracy", 1991. In Democracy and Political Transformation: Theories and East-central European Realities, ed. G. Szoboszlai. Budapest: Hungarian Political Science Association.

214. Dallin, A., ed. 1993. Political Parties in Russia. Berkeley: University of California1. Press.

215. Dawisha, K. 1984. The Kremlin and the Prague Spring. Berkeley: University of California Press.

216. Deshchytsia, A. 1995. Post-Communist Transitions: The Rise of the Multi-Party Systems in Poland and Ukraine. Seattle: Henry M. Jackson School of International Studies, University of Washington.

217. Diamond, L., M. F. Plattner, ed. 1996. The Global Resurgence of Democracy, 2nd ed. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

218. Dima, N. 1995. "Russia, the Caucasus, and Chechnya", Journal of Social, Political and Economic Studies, Vol. 20.

219. Dinkel, R. 1978. "The Relationship between Federal and State Elections in West Germany". In Elections and Parties, ed. M. Kaase and K. von Beyme. London: Sage Publications.

220. Doder, D., and L. Branson, 1990. Gorbachev, Heretic in the Kremlin. New York:1. Viking.

221. Downs, A. 1957. An Economic Theory of Democracy. New York: Harper.

222. Dunleavy, P. 1991. Democracy, Bureaucracy and Public Choice. New York: Harvester Wheatsheaf.

223. Dunlop, J. B. 1976. The New Russian Revolutionaries. Belmont: Nordland.

224. Dunlop, J. B. 1983. The Faces of Contemporary Russian Nationalism. Princeton: Princeton University Press.

225. Dunlop, J. B. 1990. "Moscow Voters Reject the Conservative Coalition", Report on the USSR, Vol. 2, April.

226. Dunlop, J. B. 1993. The Rise of Russia and the Fall of the Soviet Empire. Princeton: Princeton University Press.

227. Duverger, M. 1963. Political Parties. New York: Wiley.

228. Dyba, K., and J. Svejnar, 1991. "Czechoslovakia: Recent Economic Developments and Prospects", American Economic Review, Vol. 81.

229. East, R. 1992. Revolutions in Eastern Europe. London: Pinter.

230. Eckstein, H. 1963. "The Impact of Electoral Systems on Representative Government". In Comparative Politics: A Reader, ed. H. Eckstein and D. Apter. New York: Free Press.

231. Ekiert, G. 1992. "Peculiarities of Post-Communist Politics: The Case of Poland", Studies in Comparative Communism, Vol. 25.

232. Eliassen, K. A., and L. Svaasand. 1975. "The Formation of Mass Political Organizations: An Analytical Framework", Scandinavian Political Studies, Vol. 10.

233. Engelbrekt, K., and R. Nikolaev. 1992. "Bulgaria: Socialist Party Elects New Leader", RFE/RL Research Report, Vol. 1, January.

234. Epstein, L. 1983. "The Scholarly Commitment to Parties". In Political Science: The State of the Discipline, ed. A. W. Finifter. Washington: American Political Science Association.

235. Epstein, L. 1986. Political Parties in the American Mold. Madison: University of Wisconsin Press.

236. Erdei, F. et al., ed. 1968. Information Hungary. New York, London, Budapest: Pergamon Press.

237. Ericson, R. E. 1995. "The Russian Economy Since Independence". In The New Russia: Troubled Transformation, ed. G. W. Lapidus. Boulder: Westview Press.

238. Evans, G., and S. Whitefield. 1993. "Identifying the Bases of Party Competition in Eastern Europe", British Journal of Political Science, Vol. 23.

239. Evans, G., and S. Whitefield. 1995. "Economic Ideology and Political Success: Communist-Successor Parties in the Czech Republic, Slovakia and Hungary Compared", Party Politics, Vol. 1.

240. Farkas, Z. 1994. "The Antall Government's Economic Policy". In Balance — The Hungarian Government 1990-1994, ed. C. Gombár et al. Budapest: Korridor, Center for Political Research.

241. Farrell, D. M., and M. Wortmann. 1987. "Party Strategies in the Electoral Market: Political Marketing in West Germany, Britain and Ireland", European Journal of Political Research, Vol. 15.

242. Fiorina, M. P. 1981. Retrospective Voting in American National Elections. New Haven: Yale University Press.

243. Fish, S. M. 1995a. Democracy from Scratch: Opposition and Regime in the New Russian Revolution. Princeton: Princeton University Press.

244. Fish, S. M. 1995b. "The Advent of Multipartism in Russia, 1993-1995", PostSoviet Affairs, Vol. 11.

245. Fish, S. M. 1997. "The Predicament of Russian Liberalism: Evidence from the December 1995 Parliamentary Elections". Europe-Asia Studies, Vol. 49.

246. Fisher, S. L. 1973. "The Wasted Vote Thesis: West German Evidence", Comparative Politics, Vol. 5.

247. Fitzmaurice, J. 1995. "The Hungarian Elections of December 1994", Electoral Studies, Vol. 14, No. 2.

248. Franklin, R. 1993. "The Emerging Democratic Political Parties in the Russian Federation", VOX POP: Newsletter of Political Organizations and Parties, Vol. 12.

249. Friedgut, T. H., and J. W. Hahn, ed. 1994. Local Power and Post-Soviet Politics. Armonk: M. E. Sharpe.

250. Gabel, M. J. 1995. "The Political Consequences of Electoral Laws in the 1990 Hungarian Elections", Comparative Politics, Vol. 27.

251. Garber, L. 1992. "Bulgaria". In The New Democratic Frontier: A Country by Country Report on Elections in Central and Eastern Europe, ed. L. Garber and E. Bjornlund. Washington, D.C.: National Democratic Institute for International Affairs.

252. Geddes, B. 1995. "A Comparative Perspective on the Leninist Legacy in Eastern Europe", Comparative Political Studies, Vol. 28.

253. Gerganov, E. N., and M. Dilova. 1995. "Voting in the First Posttotalitarian Elections in Bulgaria", Political Psychology, Vol. 16.

254. Gibson, J., and A. Cielecka, 1995. "Economic Influences on the Political Support for Market Reform in Post-Communist Transitions: Some Evidence from the 1993 Parliamentary Elections in Poland", Europe-Asia Studies, Vol. 47.

255. Gibson, J. L., C. P. Cotter, J. F. Bibby, and R. J. Huckshorn. 1983. "Assessing Party Organizational Strength", American Journal of Political Science, Vol. 27.

256. Gill, G. 1994. The Collapse of a Single-Party System: The Disintegration of the CPSU. Cambridge: Cambridge University Press.

257. Gitelman, Z. 1984. "Working the Soviet System: Citizens and Urban Bureaucracies". In The Contemporary Soviet City, ed. H. W. Morton and R. C. Stuart. New York: M. E. Sharpe.

258. Golosov, G. V. 1994. "Political Parties in Western Siberia, August 1991 October 1993", Kennan Institute for Advanced Russian Studies Occasional Paper, No. 257. Washington, DC: Woodrow Wilson International Center for Scholars.

259. Golosov, G. V. 1995. "New Russian Political Parties and the Transition to Democracy: The Case of Western Siberia", Government and Opposition, Vol. 30.

260. Golosov, G. V. 1996a. Modes of Communist Rule, Democratic Transition, and Party System Formation in Four East European Countries. Seattle: Henry M. Jackson School of International Studies, University of Washington.

261. Golosov, G. V. 1996b. "Lessons of the Communist Victory in Novosibirsk", Jamestown Foundation Prism, Vol.2, March.

262. Golosov, G. V. 1997. "Russian Political Parties and the "Bosses": Evidence from the 1994 Provincial Elections in Western Siberia", Party Politics, Vol.3.

263. Grofman, B. 1989. "The Comparative Analysis of Coalition Formation and Duration: Distinguishing Between-Country and Within-Country Effects", British Journal of Political Science, Vol. 19.

264. Grofman, B., and A. Lijphart, ed. 1986. Electoral Laws and Their Political Consequences. New York: Agathon Press.

265. Grumm, J. G. 1958. "Theories of Electoral Systems", Midwest Journal of Political Science, Vol. 2.

266. Hahn, G. M. 1994. "Opposition Politics in Russia", Europe-Asia Studies, Vol. 46.

267. Hankiss, E. 1990. East European Alternatives. Oxford: Clarendon Press.

268. Harasymiv, B. 1991. "Changes in the Party's Composition: The Destroika of the Journal of Communist Studies, Vol. 7.

269. Harmel, R., and K. Janda. 1994. "An Integrated Theory of Party Goals and Party Change", Journal of Theoretical Politics, Vol. 6.

270. Harsanyi, N., and M. D. Kennedy. 1994. "Between Utopia and Dystopia: The Liabilities of Nationalism in Eastern Europe". In Envisioning Eastern Europe: Postcommunist Cultural Studies, ed. M. D. Kennedy. Ann Arbor: University of Michigan Press.

271. Hayward, M., ed. and trans., 1967. On Trial: The Soviet State versus "Abram Tertz" and "Nikolai Arzhah", rev. ed., enl. New York: Harper and Row.

272. Helf, G., and J. W. Hahn, 1992. "Old Dogs and New Tricks: Party Elites in the Russian Regional Elections of 1990", Slavic Review, Vol. 51.

273. Hermens, F. A. 1941. Democracy or Anarchy? A Study of Proportional Representation. South Bend, IN: University of Notre Dame Press.

274. Hibbing, J. R., and S. C. Patterson. 1992. "A Democratic Legislature in the Making: The Historic Hungarian Elections of 1990", Comparative Political Studies, Vol. 24.

275. Hinich, M. J., and M. C. Munger. 1994. Ideology and the Theory of Political Choice. Ann Arbor: University of Michigan Press.

276. Hosking, G. 1988. "Informal Associations in the USSR", Slovo, Vol. 1. Hough, J. F. 1994. "The Russian Election of 1993: Public Attitudes Towards Economic Reform and Democratization", Post-Soviet Affairs, Vol. 10.

277. Hudecek, J., Z. Mansfeldovâ, and L. Brokl, 1992. "Czechoslovakia", European Journal of Political Research, Vol. 22.

278. Hughes, J. 1994. "The "Américanisation" of Russian Politics: Russia's First Television Election, December 1993", Journal of Communist Studies and Transition Politics, Vol. 10.

279. Hughes, J. 1994. "Regionalism in Russia: The Rise and Fall of Siberian Agreement", Europe-Asia Studies, Vol.46.

280. Hughes, M. 1992. "The Rise and Fall of Pamyat'", Religion, State and Society, Vol.20.

281. Huntington, S. P. 1965. "Political Development and Political Decay", World Politics, Vol. 17.

282. Janda, K. 1980a. "A Comparative Analysis of Party Organization: The United States, Europe, and the World". In The Party Symbol: Readings on Political Parties, ed. W. J. Crotty. San Francisco: W. H. Freeman.

283. Janda, K. 1980b. Political Parties: A Cross-National Survey. New York: The Free1. Press.

284. Janda, K. 1989. "Regional and Religious Support of Political Parties and Effects on their Issue Positions". International Political Science Review, Vol.10.

285. Jehlicka, P., T. Kostelecky, and L. Sykorn, 1993. "Czechoslovak Parliamentary Elections 1990: Old Patterns, New Trends and Lots of Surprises". In The New Political

286. Geography of Eastern Europe, ed. J. O'Loughlin and H. van der Wüsten. London: Belhaven Press.

287. Karasimeonov, G. 1995. "Parliamentary Elections of 1994 and the Development of the Bulgarian Party System", Party Politics, Vol. 1.

288. Karl, T. L. 1990. "Dilemmas of Democratization in Latin America", Comparative Politics, Vol. 23.

289. Katz, R. S. 1980. A Theory of Parties and Electoral Systems. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

290. Keohane, N. O. 1980. Philosophy and the State in France: The Renaissance to the Enlightment. Princeton: Princeton University Press.

291. Keri, L., and A. Levendel, 1995. "The First Three Years of a Multiparty System in Hungary". In Party Formation in East-Central Europe: Post-Communist Politics in Czechoslovakia, Hungary, Poland and Bulgaria, ed. G. Wightman. London: Edward Elgar.

292. Kernen, B. 1996. "The Russian Parliamentary Elections of 1993: A Quasi-Historical Interpretation in Light of the 1995 Elections", East European Quarterly, Vol. 30.

293. Kiernan, B. 1993. The End of Soviet Politics: Elections, Legislatures and the Demise of the Communist Party. Boulder: Westview Press.

294. Kiewiet, D. R. Macroeconomics and Micropolitics. Chicago: University of Chicago1. Press.

295. Kirkow, P. 1995. "Regional Warlordism in Russia: The Case of Primorskii Krai", Europe-Asia Studies, Vol.47.

296. Kitschelt, H. 1992. "The Formation of Party Systems in East Central Europe", Politics and Society, Vol. 20.

297. Kitschelt, H. 1995. "Formation of Party Cleavages in Post-Communist Democracies: Theoretical Propositions", Party Politics, Vol. 1.

298. Kitschelt, H., D. Dimitrov, and A. Kanev, 1995. "The Structuring of the Vote in Post-Communist Party Systems: The Bulgarian Example", European Journal of Political Research, Vol. 27.

299. Korbonski, A. 1983. "Conformity and Dissent in Eastern Europe". In Politics and Participation under Communist Rule, ed. P. J. Potichnyj and J. S. Zacek. New York: Praeger.

300. Korosenyi, A. 1990. "Hungary", Electoral Studies, Vol. 9.

301. Korosenyi, A. 1991. "Revival of the Past or New Beginning? The Nature of Post-Communist Politics", Political Quarterly, Vol. 62.

302. Korosenyi, A. 1992. "The Decay of Communist Rule in Hungary". In Post-Communist Transition: Emerging Pluralism in Hungary, ed. A. Bozoki, A. Korosenyi, and G. Schopflin. London: Pinter, and New York: St. Martin's Press.

303. Kostova, D. 1992. "Parliamentary Elections in Bulgaria: October 1991", Journal of Communist Studies, Vol. 8.

304. Koulov, B. 1995. "Geography of Electoral Preferences: The 1990 Great National Assembly Elections in Bulgaria", Political Geography, Vol. 14.

305. Kullberg, J. S. 1994. "The Ideological Roots of Elite Political Conflict in PostSoviet Russia", Europe-Asia Studies, Vol. 46.

306. Machonin, P. 1996. "Socio-Economic Changes in the Czech Republic: With an Appendix Concerning the 1996 Elections' Results". Institute of Sociology of the Academy of Sciences of the Czech Republic, Working Paper, 96:10. Prague.

307. Macridis, R. C. 1986. Modern Political Regimes: Patterns and Institutions. Boston: Little, Brown.

308. Mainwaring, S., and T. R. Scully. 1995. "Introduction: Party Systems in Latin America". In Building Democratic Institutions: Party Systems in Latin America, ed. S. Mainwaring and T. R. Scully. Stanford: Stanford University Press.

309. Mair, P. 1996. "What Is Different about Post-Communist Party Systems", University of Strathclyde Studies in Public Policy, No. 259. Glasgow: Centre for the Study of Public Policy, University of Strathclyde.

310. Markov, S., and M. McFaul, 1993. The Troubled Birth of Russian Democracy: Parties, Personalities and Programs. Stanford: Hoover Institution Press.

311. Markus, G. 1992. "Parties, Camps and Cleavages in Post-Communist Hungary". In Flying Blind: Emerging Democracies in East-Central Europe, ed. G. Szoboszlai. Budapest: Hungarian Political Science Association.

312. Markus, G. B. 1988. "The Impact of Personal and National Economic Conditions on the Presidential Vote: A Pooled Cross-Sectional Analysis", American Journal of Political Science, Vol. 32.

313. Martis, K. C., et al. 1992. "The Geography of the 1990 Hungarian Elections", Political Geography, Vol. 11.

314. Mavrogordatos, G. T. 1987. "Downs Revisited: Spatial Models of Party Competition and Left-Right Measurements". International Political Science Review, Vol. 8.

315. McAllister, I., and S. White. 1994. "Political Participation in Postcommunist Russia: Voting, Activism, and the Potential for Mass Protest", Political Studies, Vol. 42.

316. McAuley, M. 1992. "Politics, Economics and Elite Realignment in Russia: A Regional Perspective", Soviet Economy, Vol. 8.

317. McAuley, M. 1997. Russia's Politics of Uncertainty. Cambridge: Cambridge University Press.

318. McFaul, M. 1992. "Russia's Emerging Political Parties", Journal of Democracy,1. Vol. 2.

319. McFaul, M. 1993. Post-Communist Politics: Democratic Prospects in Russia and Eastern Europe. Washington, D.C.: Center for Strategic and International Studies.

320. McFaul, M. 1995. "State Power, Institutional Change and the Politics of Privatization in Russia", World Politics, Vol. 47.

321. Medvedkov, Y. V., O. L. Medvedkova, and G. E. Hudson, 1996. "The December 1993 Russian Election: Geographical Patterns and Contextual Factors", Russian Review, Vol. 55.

322. Melone, A. P. 1994. "Bulgaria's National Roundtable Talks and the Politics of Accommodation". International Political Science Review, Vol. 15.

323. Michta, A. A. 1994. The Government and Politics of Postcommunist Europe. Westport: Praeger.

324. Millard, F. 1992. "The Polish Parliamentary Elections of October 1991", Soviet Studies, Vol. 44.

325. Miller, J. 1993. Mikhail Gorbachev and the End of Soviet Power. London: Macmillan.

326. Mitrokhin, S., and M. Urban, 1992. "Social Groups, Party Elites and Russia's New Democrats". In Russia in Flux: The Political and Social Consequences of Reform, ed. D. Lane. London: Edward Elgar.

327. Molinar, J. 1991. "Counting the Number of Parties: An Alternative Index", American Political Science Review, Vol. 85.

328. Moser, R. G. 1995. "The Impact of the Electoral System on Post-Communist Party Development: The Case of the 1993 Russian Parliamentary Elections", Electoral Studies, Vol. 14.

329. Moser, R. G. 1998. "The Electoral Effects of Presidentialism in Post-Soviet Russia", Journal of Communist Studies and Transition Politics, Vol. 14.

330. Moses, J. 1992. "Soviet Provincial Politics in the Era of Transition and Revolution", Soviet Studies, Vol. 44.

331. Mote, M. E. 1989. "Electing the USSR Congress of People's Deputies", Problems of Communism, Vol. 36.

332. Muller-Rommel, F., and G. Pridham, ed. 1991. Small Parties in Western Europe: Comparative and National Perspectives. London: Sage Publications.

333. Murray, D., and V. Murray, 1979. "The Party Québécois: From Opposition to Power". In Party Politics in Canada, 4th éd., ed. H. G. Thorburn. Scarborough, Ont.: Prentice-Hall.

334. Myagkov, M., and P. Ordeshook. 1997. "The Russian Electorate, 1991-1996", Post-Soviet Affairs, Yol. 13.

335. Nikolaev, R. 1990. "Preparations for Free Elections of a Grand National Assembly", RFE/RL Report on Eastern Europe, November 2.

336. Nordlinger, E. A. 1968. "Political Development: Time Sequences and Rates of Change", World Politics, Vol. 20.

337. Oates, S. 1998. "Party Platforms: Towards a Definition of the Russian Political Spectrum", Journal of Communist Studies and Transition Politics, Vol. 14.

338. Obrman, J. 1993. "Czech Opposition Parties in Disarray", RFE/RL Research Report, Vol. 2, April.

339. O'Donnell G., and P. Schmitter. 1986. Transitions from Authoritarian Rule: Tentative Conclusions About Uncertain Democracies. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

340. Olson, D. M. 1993. "Dissolution of the State: Political Parties and the 1992 Election in Czechoslovakia", Communist and Post-Communist Studies, Vol. 26.

341. Orttung, R. W. 1992. "The Russian Right and the Dilemmas of Party Organization", Soviet Studies, Vol. 44.

342. Orttung, R. W. 1995. "Rybkin Fails to Form a Viable Left-Center Bloc", Transition: Events and Issues in the Former Soviet Union and East-Central and Southeastern Europe, Vol. 1.

343. Orttung, R. W. 1996. "Duma Elections Bolster Leftist Opposition", Transition: Events and Issues in the Former Soviet Union and East-Central and Southeastern Europe, Vol. 2, February.

344. Panebianco, A. 1988. Political Parties: Organization and Power. Cambridge: Cambridge University Press.

345. Pataki, J. 1992. "Istvan Csurka's Tract: Summary and Reactions", RFE/RL Research Report, Vol. 1, October.

346. Pedersen, M. N. 1983. "Changing Patterns of Electoral Volatility in European Party Systems, 1948-1977: Explorations in Explanation". In Western European Party Systems: Trends and Prospects, ed. P. H. Merkl. New York: Free Press.

347. Poulton, H. 1991. The Balkans: Minorities and States in Conflict. London: Minority Rights Group Publications.

348. Powell, G. B., Jr., 1982. Contemporary Democracies: Participation, Stability and Violence. Cambridge: Harvard University Press.

349. Pribylovskii, V. 1992. Dictionary of Political Parties and Organizations in Russia. Boulder, CO: Westview Press.

350. Przeworski, A. 1987. "Methods of Cross-National Research, 1970-1983: An Overview". In Comparative Policy Research: Learning from Experience, ed. M. Diekers, H. N. Wiler, and A. B. Antal. Brookfield: Gower.

351. Przeworski, A. 1988. "Democracy as a Contingent Outcome of Conflicts". In Constitutionalism and Democracy, ed. J. Elster and R. Slagestad. Cambridge: Cambridge University Press.

352. Przeworski, A. 1991. Democracy and the Market: Political and Economic Reforms in Eastern Europe and Latin America. Cambridge: Cambridge University Press.

353. Przeworski, A., and J. Sprague. 1986. Paper Stones: A History of Electoral Socialism. Chicago: University of Chicago Press.

354. Przeworski, A., and H. Teune. 1970. The Logic of Comparative Social Inquiry. New York: Wiley-Interscience.

355. Pulzer, P. 1983. "Germany". In Electoral Systems and Their Political Consequences, ed. V. Bogdanor and D. Butler. Cambridge: Cambridge University Press.

356. Quade, Q. L. 1991. "PR and Democratic Statecraft", Journal of Democracy, Vol. 2.

357. Rabinowitz, G., S. E. Macdonald, and O. Listhaug. 1991. "New Players in an Old Game: Party Strategies in Multiparty Systems", Comparative Political Studies, Vol. 24.

358. Racz, B. 1987. "Political Participation and Developed Socialism: The Hungarian Elections of 1985", Soviet Studies, Vol. 39.

359. Racz, B. 1989. "The Parliamentary Infrastructure and Political Reforms in Hungary", Soviet Studies, Vol. 41.

360. Racz, B. 1991. "Political Pluralization in Hungary: The 1990 Elections", Soviet Studies, Vol. 43.

361. Racz, B. 1993. "The Socialist-Left Opposition in Post-Communist Hungary", Europe-Asia Studies, Vol. 45.

362. Racz, B., and I. Kukorelli, 1995. "The Second-Generation" Post-Communist Elections in Hungary in 1994", Europe-Asia Studies, Vol. 28.

363. Rae, D. 1971. The Political Consequences of Electoral Laws. 2-nd ed. New Haven: Yale University Press.

364. Ragin, C. C. 1987. The Comparative Method: Moving beyond Qualitative and Quantitative Strategies. Berkeley and Los Angeles: University of California Press.

365. Ramet, S. P. 1995. Social Currents in Eastern Europe: The Sources and Consequences of the Great Transformation, 2nd ed. Durham: Duke University Press.

366. Reif, K., and H. Schmitt. 1980. "Nine Second-Order National Elections: A Conceptual Framework for the Analysis of European Election Results", European Journal of Political Research, Vol. 8.

367. Reiter, H. L. 1989. "Party Decline in the West: A Skeptic's View", Journal of Theoretical Politics, Vol. 1.

368. Revesz, G. 1990. Perestroika in Eastern Europe: Hungary's Economic Transformation, 1945 -1988. Boulder: Westview.

369. Riker, W. H. 1982. "The Two-Party System and Duverger's Law: An Essay on the History of Political Science", American Political Science Review, Vol. 76.

370. Riker, W. H. 1986. The Art of Political Manipulation. New Haven: Yale University1. Press.

371. Rivera, S. W. 1996. "Historical Cleavages or Transition Mode? Influences on the Emerging Party Systems in Poland, Hungary, and Czechoslovakia", Party Politics, Vol. 2.

372. Rokkan, S. 1970. Citizens, Elections, Parties: Approaches to the Comparative Study of the Process of Development. Oslo: Universitetsforlaget.

373. Rose, R., and C. Haerpfer, 1994. "Mass Response to Transformation in Post-Communist Societies", Europe-Asia Studies, Vol. 46.

374. Rose, R., and E. Tikhomirov. 1997. "Understanding Multi-party Choice: The 1995 Duma Election", Europe-Asia Studies, Vol. 49.

375. Rosenstone, S. 1983. Forecasting Presidential Elections. New Haven: Yale University Press.

376. Rubenstein, J. 1985. Soviet Dissidents: Their Struggle for Human Rights. Boston: Beacon Press.

377. Sakwa, R. 1990. Gorbachev and His Reforms 1985 1990. Englewood Cliffs: Prentice Hall.

378. Sakwa, R. 1992. "Christian Democracy in Russia", Religion, State and Society, Vol. 20.

379. Sakwa, R. 1993. "Parties and the Multiparty System in Russia", RFE/RL Research Report, Vol. 2, July.

380. Sakwa, R. 1995. "The Russian Elections of December 1993", Europe-Asia Studies, Vol. 47.

381. Sartori, G. 1968. "Political Development and Political Engineering". In Public Policy, Vol. 17, ed. J. D. Montgomery and A. O. Hirschman. Cambridge: Cambridge University Press.

382. Sartori, G. 1976. Parties and Party Systems: A Framework for Analysis. Vol. 1. Cambridge: Cambridge University Press.

383. Sartori, G. 1990. "The Sociology of Parties: A Critical Review". In The West European Party System, ed. P. Mair. Oxford: Oxford University Press.

384. Sartori, G. 1993. "Totalitarianism, Model Mania and Learning form Error", Journal of Theoretical Politics, Vol. 5.

385. Scarrow, H. A. 1986. "Duverger's Law, Fusion, and the Decline of American "Third" Parties", Western Political Quarterly, Vol. 39.

386. Schattschneider, E. E. 1942. Party Government. New York: Rinehart and Winston.

387. Schlesinger, J. A. 1991. Political Parties and the Winning of Office. Ann Arbor: University of Michigan Press.

388. Schopflin, G., 1979. "Opposition and Para-Opposition in Hungary". In Opposition in Eastern Europe, ed. R. Tokes. London: Macmillan.

389. Schopflin, G., R.Tokes, and I.Volgyes, 1988. "Leadership Change and Crisis in Hungary", Problems of Communism, Vol. 37.

390. Sedaitis J. B., and J. Butterfield, ed.1991. Perestroika from Below: Social Movements in the Soviet Union. Boulder: Westview Press.

391. Selle, P., and L. Svasand. 1991. "Membership in Party Organizations and the Problem of Decline of Parties", Comparative Political Studies, Vol. 17.

392. Shawcross, W. 1974. Crime and Compromise: Janos Kadar and the Politics of Hungary Since Revolution. New York: Dutton.

393. Shlapentokh, V. 1994. "The 1993 Russian Election Polls", Public Opinion Quarterly, Vol. 58.

394. Shugart, M. S. 1996. "Executive-Legislative Relations in Post-Communist Europe", Transition: Events and Issues in the Former Soviet Union and East-Central and Southeastern Europe, Vol. 2, December.

395. Shugart, M. S., and J. M. Carey, 1992. Presidents and Assemblies: Constitutional Design and Electoral Dynamics. New York: Cambridge University Press.

396. Simonsen, S. G. 1995. "Leading the Communists through the '90s", Transition: Events and Issues in the Former Soviet Union and East-Central and Southeastern Europe, Vol. 1, June.

397. Sketh, D. L. 1975. "Social Bases of Party Support". In Citizens and Parties: Aspects of Campaign Politics in India, ed. D. L. Sketh. New Delhi: Allied Publications.

398. Skilling, H. G. 1973. "Opposition in Communist East Europe". In Regimes and Oppositions, ed. R. A. Dahl. New Haven: Yale University Press.

399. Slider D. et al. 1994. "Political Tendencies in Russian Regions: Evidence from the 1993 Parliamentary Elections". Slavic Review, vol.53, N3, P.711-732.

400. Sorauf, F. J. 1980. Party Politics in America, 4th ed. Boston: Little, Brown.

401. Stepan, A. 1978. The State and Society: Peru in Comparative Perspective. Princeton: Princeton University Press.

402. Stimson, J. 1976. "Public Support for American Presidents: A Cyclical Model", Public Opinion Quarterly, Vol. 40.

403. Stinchcombe, A. L. 1978. Theoretical Methods in Social History. New York: Academic Press.

404. Swain, N. 1991. Hungary's New Political Parties. Manchester: Lorton House.

405. Szarvas, L. 1994. "Parties and Party Factions in the Hungarian Parliament", Journal of Communist Studies and Transitional Politics, Vol. 10.

406. Taagepera, R., and B. Grofman. 1985. "Rethinking Duverger's Law: Predicting the Effective Number of Parties in Plurality and PR Systems — Parties Minus Issues Equals One", European Journal of Political Research, Vol. 13.

407. Taagepera, R., and M. S. Shugart, 1989. Seats and Votes: The Effects and Determinants of Electoral Systems. New Haven: Yale University Press.

408. Taras, R. 1984. Ideology in a Socialist State: Poland 1956 1983. Cambridge: Cambridge University Press.

409. Taras, R., ed. 1992. The Road to Disillusion: From Critical Marxism to Postcommunism in Eastern Europe. New York: M. E. Sharpe.

410. Taras, R. 1993. "Voters, Parties and Leaders". In Transition to Democracy in Poland, ed. R. F. Staar. New York: St. Martin's Press.

411. Tokes, R. L., ed. 1975. Dissent in the USSR: Politics, Ideology and People. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

412. Tolz, V. 1990. The USSR's Emerging Multiparty System. New York: Praeger.

413. Toma, P. A. 1961. "Revival of a Communist Party in Hungary", Western Political Quarterly. Vol. 14.

414. Toma, P. A., and I. Volgyes. 1977. Politics in Hungary. San Francisco: W. H. Freeman.

415. Troxel, L. 1992. "Socialist Persistence in the Bulgarian Elections of 1990 and 1991", East European Quarterly, Vol. 26.

416. Tsebelis, G. 1990. Nested Games: Rational Choice in Comparative Politics, Berkeley: University of California Press.

417. Tsipko, A., and M. Ozernoy, 1995. "The New Communist Patriotic Ideology", Jamestown Foundation Prism, Vol. 1, December.

418. Turner, A. W. 1993."Postauthoritarian Elections: Testing Expectations about "First" Elections", Comparative Political Studies, Vol. 26.

419. Turnovec, F. 1997. "Votes, Seats and Power: 1996 Parliamentary Elections in the Czech Republic", Communist and Post-Communist Studies, Vol. 30.

420. Urban, M. 1992a. "Party Formation and Deformation on Russia's Democratic Left". In Perestroika-Era Politics: The New Soviet Legislature and Gorbachev's Political Reforms, ed. R. T. Huber and D. R. Kelley. Armonk: M. E. Sharpe.

421. Urban, M. 1992b. "Boris El'tsin, Democratic Russia and the Campaign for the Russian Presidency", Soviet Studies, Vol. 44.

422. Urban, M. 1994. "December 1993 as a Replication of Late-Soviet Electoral Practices", Post-Soviet Affairs, Vol. 10.

423. Urban J. and V.Solovei, 1997. Russian Communists at the Crossroads: Leninism, Fascism, or Social Democracy. Boulder, CO: Westview.

424. Urban, M., with V.Igrunov and S.Mitrokhin, 1997. The Rebirth of Politics in Russia. Cambridge: Cambridge University Press.

425. Urban, M., and V. Gel'man. 1997. "The Development of Political Parties in Russia". In Democratic Changes and Authoritarian Reactions in Russia, Ukraine, Belarus', and Moldova, ed. K.Dawisha and B.Parrott. Cambridge, Cambridge University Press.

426. Vâli, F. A. 1961. Rift and Revolt in Hungary: Nationalism versus Communism. Cambridge, MA: Harvard University Press.

427. Verba, S., N. H. Nie, and J. Kim, 1978. Participation and Political Equality: A Seven Nation Comparison. Cambridge: Cambridge University Press.

428. Waller, M. 1995. "Adaptation of the Former Communist Parties of East-Central Europe: A Case of Social-Democratization", Party Politics, Vol. 1.

429. Ware, A. 1989. "Parties, Electoral Competition, and Democracy", Parliamentary Affairs, Vol. 42.

430. Weigle, M. A. 1994. "Political Participation and Party Formation in Russia, 19851992: Institutionalizing Democracy?", Russian Review, Vol. 53.

431. Wheaton, B., and Z. Kovan, 1992. The Velvet Revolution: Czechoslovakia, 19881991. Boulder: Westview Press.

432. White, S. 1990. Gorbachev in Power. Cambridge: Cambridge University Press.

433. White, S. 1991. "The Soviet Elections of 1989: From Acclamation to Limited Choice", Coexistence, Vol. 28.

434. White, S., I. McAllister, and O. Kryshtanovskaya, 1994. "El'tsin and His Voters: Popular Support in the 1991 Russian Presidential Election and After", Europe-Asia Studies, Vol. 46.

435. White, S., and A. Pravda, ed. 1989. Ideology and Soviet Politics. London: Macmillan.

436. White S. et al. (1997). How Russia Votes. Chatam, NJ: Chatam House Publishers.

437. Wightman, G. 1990. "Czechoslovakia", Electoral Studies, Vol. 9.

438. Wightman, G. 1991. "Czechoslovakia". In New Political Parties of Eastern Europe and the Soviet Union, ed. B. Szajkowski. London: Longman.

439. Wightman, G., ed. 1995. Party Formation in East-Central Europe: Post-Communist Politics in Czechoslovakia, Hungary, Poland and Bulgaria. London: Edward Elgar.

440. Wolchik, S. 1993. "The Repluralization of Politics in Czechoslovakia", Communist and Post-Communist Studies, Vol. 26.

441. Wyman, M., et al. 1995. "Public Opinion, Parties and Voters in the December 1993 Russian Elections", Europe-Asia Studies, Vol. 47.

442. Wyman, M. 1996. "Developments in Russian Voting Behaviour: 1993 and 1995 Compared", Journal of Communist Studies and Transition Politics, Vol. 12.

443. Yanov, A. 1978. The Russian New Right. Berkeley: Institute of International Studies, University of California.

444. Zubek, V. 1991. "The Threshold of Poland's Transition: 1989 Electoral Campaign as the Last Act of United Solidarity", Studies in Comparative Communism, Vol. 24.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 75702