Становление и развитие среднего образования на Ставрополье в условиях реформирования системы просвещения в XIX - начале XX века :На примере Ставропольской мужской гимназии тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Русак, Светлана Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Становление и развитие среднего образования на Ставрополье в условиях реформирования системы просвещения в XIX - начале XX века :На примере Ставропольской мужской гимназии». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 193541
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Русак, Светлана Николаевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Пятигорск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
178

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Русак, Светлана Николаевна

Введение.

Глава 1. Тенденции развития и реформы системы народного просвещения России в XIX — начале XX века.

1.1. Основные направления политики государства в сфере образования и просвещения.

1.2. Создание и функционирование закрытых образовательных учреждений для привилегированных сословий.

Глава 2. Становление и эволюция системы образования на Ставрополье.

2.1. Предпосылки зарождения и особенности развития сферы народного просвещения в Кавказской области

Ставропольской губернии).

2.2. Образование Ставропольской гимназии и организация ее деятельности в первой половине XIX века.

2.3. Специфика и результаты работы ставропольской средней школы во второй половине XIX - начале XX века.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Становление и развитие среднего образования на Ставрополье в условиях реформирования системы просвещения в XIX - начале XX века :На примере Ставропольской мужской гимназии"

Актуальность темы исследования определяется тем, что для более глубокого осмысления современных реформ, успешного разрешения большинства проблем, возникших перед нашим обществом, требуется обращение к огромному историческому опыту предшествующих поколений. Особую актуальность в этой связи приобретают объективные и всеобъемлющие научные знания наиболее значимых и одновременно крайне сложных и неоднозначных периодов в истории страны. К таким периодам, по нашему мнению, относится исследуемая эпоха, начало которой было положено реформами Александра I.

XIX век представляет, прежде всего, самостоятельный научный интерес. Именно оценки событий этого довольно сложного времени носят наиболее дискуссионный характер. Современная наука имеет возможность, объективно переосмыслив прошлое, выйти на качественно новый уровень, тем более что многие вопросы были изучены недостаточно, а некоторые рассматривались исключительно в русле господствовавших длительный период политико-идеологических установок.

Среди представителей различных социальных и профессиональных групп стала традиционной аппеляция к историческим событиям и источникам в попытках объяснения проблем сегодняшнего дня, предопределения пути дальнейшего развития страны, поиска наиболее приемлемых вариантов реформ социального значения. Немаловажно в этой связи выявление основных тенденций в становлении и развитии тех или иных исторических процессов в прошлом и настоящем, учет их рациональных элементов. Интерес заключается, прежде всего, в том, чтобы извлечь все положительное в более чем вековом опыте развития системы среднего образования Ставрополья и с учетом современных реалий использовать его на благо края и всей страны.

В настоящее время исключительную актуальность приобретает вопрос об исторических судьбах средней школы - гимназии во время ее становления и развития, которое определило основные тенденции дальнейшей эволюции этого типа образовательных учреждений. В средней школе формировались не только профессиональные качества, но и менталитет интеллигенции. Этому способствовали объективные и субъективные факторы. Их исследование, изучение истоков и исторических корней идейных исканий демократической интеллигенции в XIX - начале XX веков важно для восстановления связи времен.

Современные реформаторы сталкиваются с проблемами, стоявшими еще перед государственными деятелями XIX века. Изучение исторического опыта средних учебных заведений необходимо в первую очередь для определения таких его аспектов, которые способны интегрироваться в современную структуру общества, выявления и закрепления конкретных форм организации обучения и построения отношений между преподавательским составом и учащимися, взаимодействия с органами власти. Далеко не все из этого опыта может быть использовано сегодня, но для выявления элементов исторического наследия, которые стоит возрождать, необходимо с помощью научного анализа реконструировать модель системы среднего образования максимально точно, во всей полноте структурных элементов и связей между ними. Подробное и всестороннее изучение истории средних учебных заведений на Ставрополье поможет избежать возможных ошибок в определении направлений их развития в современных условиях.

Распространение среднего образования в Ставропольской губернии в XIX - начале XX веков породили процессы, которые во многом перекликаются с реалиями сегодняшнего дня. Определяющее значение вновь приобрели социальные, правовые, национальные и другие региональные факторы. Их всесторонняя и объективная характеристика представляется маловероятной без соответствующего научного анализа этнических, социальных, и, конечно же, исторических особенностей такого обширного региона как Ставропольская губерния в исследуемый период, без их непредвзятого рассмотрения в динамике общеисторического процесса.

Актуальным поэтому является не только изучение истории средних образовательных учреждений, но и объективное исследование эволюции структур, правовой базы и механизма их функционирования. Сегодня история развития средней школы Ставрополья представляет интерес в связи с особым положением этого региона, характеризующегося рядом социально-экономических особенностей. В настоящее время, в принципе, решается ряд сходных задач: ведется поиск приемлемых вариантов организации среднего образования, предпринимаются меры по стабилизации деятельности соответствующих учреждений, разрабатываются модели включения средней школы в структуру средне-специального и высшего образования. Все процессы истории: от создания первой гимназии до их распространения в регионе, политика государства по отношению к средним учебным заведениям, деятельность конкретных личностей и многие другие позволяют не только расширить знания о закономерностях становления и развития системы образования, но и могут помочь решить ряд современных проблем в рассматриваемом направлении.

Следует признать, что достижения в изучении некоторых отдельных аспектов рассматриваемой темы существенны, но сами ее аспекты исследовались разрозненно, что не позволяло сделать взаимосвязанных заключений. Так, особенности становления средних учебных заведений на Ставрополье в сравнительно-сопоставительном плане в рамках единого хронологического периода XIX — начала XX веков подробно не анализировались. Основные этапы их развития до конца не раскрыты, особенно в контексте социально-политических течений того времени. Состояние средней школы не освещалось в русле взаимосвязи ее развития с тенденцией распространения в стране свободолюбивых идей и народничества.

Не получил достаточного освещения и такой вопрос, как степень и характер влияния политики российского правительства и местной администрации на содержание и формы обучения подрастающего поколения в Ставропольской губернии. Не были предметом специального анализа и те этапы, в рамках которых эта политика претерпевала изменения, и те факторы, которые оказывали на нее воздействие.

В каждую историческую эпоху изучение прошлого Ставрополья развивалось под влиянием преобладающей идеологии того или иного времени. Узкополитические пристрастия были характерны как для авторов досоветской, так и советской эпохи. В этой связи, актуальность выбранной темы заключается еще и в том, чтобы стать выше таких пристрастий, попытаться добиться действительно всестороннего, объективного анализа исторической действительности в ее диалектической противоречивости.

Степень изученности темы. Различные аспекты избранной нами темы в той или иной степени освещались как дореволюционными, так и советскими авторами. Немалый вклад в ее разработку внесли и историки современного периода. Наличие трудов исследователей - представителей различных поколений и исторических эпох дает возможность сравнить взгляды как непосредственных наблюдателей событий изучаемого периода, так и их последователей. С другой стороны, сопоставление мнений ученых дореволюционного, советского и постсоветского времени с архивными источниками позволило сделать новые выводы.

В этой связи историография проблемы исследования разбита на три группы. Внутри выделенных групп труды распределяются в хронологическом порядке и по проблемному принципу, от общих - к более конкретным работам.

Несомненную пользу при проведении исследования принесло знакомство с общеисторическими изданиями H.A. Смирнова, К.Н. Тарновского, В.О. Ключевского.1 Интересующая нас тема или отдельные ее компоненты нашли отражение также в обобщенных российских и региональных изданиях. Широкий спектр проблем развития просвещения и

1 Смирнов H.A. Политика России на Кавказе в XVI-XIX вв. - М., 1958.; Тарновский К.Н. Социально-экономическая история России. Начало XX века. - М., 1990.; Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций. - Минск-Москва, 2000.

2 Живописная Россия. Т. IX. - СПб., 1893.; Краткий очерк экономического положения Кавказа. - Тифлис, 1888.; Культура и быт народов Северного Кавказа. - М., 1968.; К вопросам политического, хозяйственного и культурного развития народов Северного Кавказа. - Ставрополь, 1969.; Наш край: документы, материалы (1777-1917). - Ставрополь, 1977.; Дон и степное Предкавказье. XVIII - первая половина XIX века. Занятия и образования в России XIX века, деятельности конкретных видов учебных заведений стал предметом анализа в произведениях C.B. Рождественского.3

Интерес исследователей к различным аспектам жизни Предкавказья и Ставрополья, в частности, является, по существу, ровесником самой проблемы. Первые работы стали появляться уже в середине XIX столетия. Значительный круг вопросов, связанных с деятельностью российских властей на Северном Кавказе в исследуемый период, развитием образовательных учреждений затрагивает в своих трудах историк И.В. Бентковский.4

Большой объем полезного и разнопланового материала о деятельности учебных заведений на Ставрополье, характеристике известных педагогических деятелей и интеллигенции принадлежит М.В. Краснову и Юхотникову5. М.В. Краснов проанализировал вопросы формирования региональной интеллигенции, место и роль города Ставрополя в просвещении народов Северного Кавказа, он рассмотрел состав воспитанников гимназии, взаимоотношения преподавательских и ученических коллективов, отметил первые проявления недовольства со стороны учащейся молодежи, которые носили еще разрозненный, неорганизованный характер.

Значительный вклад в освещение истории Ставропольской гимназии, а также в вопросы создания и развития системы учебных заведений на Северном Кавказе внес Я.М. Неверов. В своих трудах он обращает внимание не только хозяйство. - Ростов-на-Дону, 1977.; История горских и кочевых народов Северного Кавказа в XIX - начале XX вв. - Ставрополь, 1980.; История народов Северного Кавказа (конец XVIII - 1917). - М., 1988.; Материалы по изучению Ставропольского края. - Ставрополь, 1988.; Новые страницы истории отечества. По материалам Северного Кавказа//Межвузовский сборник научных статей. - Ставрополь, 1996.; Край наш Ставрополье. Очерки истории. - Ставрополь, 1999.

3 Рождественский C.B. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902. — СПб., 1907.; Сословный вопрос в русских университетах в 1-й четверти XIX века. — СПб., 1907.

4Бентковский И.В. Первое приходское училище в городе Ставрополе //Ставропольские губернские ведомости. — 1876. — № 3.; Ставропольский губернский Статистический комитет в первое XXV летие. — Ставрополь, 1883.; Обозрение 27-летней деятельности Ставропольского женского благотворительного общества по учебному заведению Св. Александры. — Ставрополь, 1887.; Историко-статистические сведения о городе Ставрополе // Сборник сведений о Северном Кавказе. К 125-летию г. Ставрополя. Т. 6. - Ставрополь, 1910.

5 Краснов М.В. Историческая записка о Ставропольской гимназии. - Ставрополь-Кавказский, 1887.; Краснов М.В. Просветители Кавказа. — СПб., 1913.; Юхотников Ф.В. Нечто о горцах, учащихся в Ставропольской гимназии // Кавказ. — 1858. — №№ 100, 101.; Ученические конкурсы в Ставропольской гимназии// Русский педагогический вестник. — СПб., 1858. на региональную специфику, но и направленность государственной политики в сфере образования и просвещения.6

Разносторонняя информация по проблеме диссертационного исследования содержится в трудах таких авторов досоветского периода, как В. Пешкова, Н.М. Воронова, А. Воронова, Б.М. Городецкого, А. Ершова.7 Не менее конкретные и удобные для анализа вопросы, связанные с развитием образования и деятельностью конкретных представителей органов власти и педагогической интеллигенции в этом направлении нашли отражение в работах А.Л. Зиссермана, Д.Д. Семенова, М.А. Кошева, Е. Яхонтова, М.И. Кокшайского, Л.Н. Модзалевского, П. Хицунова, В.А. Щербины, Н.Л. Бродского. 8

Объективная картина социальной жизни Ставропольской губернии в целом в избранный период, а также распространения сети образовательных учреждений различного уровня представлена в исследованиях А. Твалчрелидзе и Г.Н. Прозрителева9.

6 Неверов Я.М. Еще об образовании кавказских горцев // Кавказ. —1859. — № 59.; К вопросу о наших гимназиях // Журнал Министерства Народного просвещения. — 1869. — № 11.; Практические замечания провинциального педагога на проект устава низших и средних училищ ведомства Министерства народного просвещения // Отечественные записки. — 1860. — № 12.; Специальные классы при Ставропольской губернской гимназии // Русский педагогический вестник. — 1857. — № 8.; Что нужно для народного образования в России? // Русский педагогический вестник. — СПб., 1857. — № 1.

7 Лешков В. Русский народ и государство. История русского общественного права до XVIII века. — М., 1852.; Воронов Н.М. Ставрополь // Одесский вестник. — 1859. — 20 мая, 24 мая.; Воронов А. Федор Иванович Янкович де Мириево, или народные училища в России при императрице Екатерине II. — СПб., 1858.; Городецкий Б.М. Кто и как изучал Кубанскую область // Известия ОЛИКО. — Екатеринодар, 1912. — Вып. 5.; Ершов А. Народное просвещение и бюрократия после 1861 года //Образование. — 1908. — № 5.

8 Зиссерман А.Л. Фельдмаршал князь А.И.Барятинский. — М., 1891. — Т. 3.; Семенов Д.Д. Педагог-идеалист сороковых годов: (Из воспоминаний о Я.М. Неверове) // Русская школа. — 1894. — № 2.; Кошев М.А. Из истории просвещения горцев Северного Кавказа в XIX — начале XX века. — Нальчик, 1901.; Яхонтов Е. Родной край. Ставропольская губерния. - Ставрополь, 1911.;Кокшайский М.И. Эволюция хозяйственной жизни Ставропольской губернии за время 1880-1913 гг. - Саратов, 1915.; Модзалевский Л.Н. Ход учебного дела на Кавказе с 1802 по 1880год// Памятная книжка Кавказского учебного округа на 1880 год. — Тифлис, 1880.; Хицунов П. Исторический, географический и статистический очерк городов Ставропольской губернии // Кавказский календарь на 1848 год. - Тифлис, 1847.; Щербина В.А. Екатеринодарское приходское духовное училище. - Ставрополь, 1888.; Бродский Н.Л. Я.М.Неверов и его автобиография // Вестник воспитания. — 1915. — № 6.

Твалчрелидзе А. Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях. - Ставрополь, 1897.; Краткий очерк дирекции народных училищ Ставропольской губернии. — Ставрополь, 1902.; Ставропольская губерния.- Ставрополь, 1897.; Прозрителев Г.Н. Первые русские поселения на Северном Кавказе и в нынешней Ставропольской губернии. - Ставрополь, 1912.; Ставропольская губерния в историческом, бытовом и хозяйственном отношениях. - Ставрополь, 1929.

Советская историография по проблеме исследования представлена большим количеством работ, в которых рассматриваются как общие тенденции развития образования и учебных заведений, так и их отдельные аспекты. Она отличается многообразием подходов к исследованию и точек зрения. В отдельных изданиях, например, выделяются различия в деятельности образовательных учреждений Северного Кавказа и Ставрополья, в других - постановка вопроса в этой сфере представляется как средство ограничения доступа молодежи к тем знаниям, в распространении которых правительство не было заинтересовано. Уровень развития и состояния системы образования в Ставропольской губернии иногда освещается в сравнении с аналогичными показателями центральных областей как с учетом, так и без учета специфики Ставрополья, которая заключается и в уровне социального развития региона, и в многонациональном составе его населения.

Наибольший интерес к проблеме участия интеллигенции в политическом процессе возник непосредственно после первой российской революции и наблюдался в первые годы советской власти. Исследовательский характер носят воспоминания социал-демократа В.В. Плескова о деятельности ЮжноРусской группы учащейся молодежи накануне революции 1905-1907 годов. Автор, являвшийся руководителем организации, показал состав ставропольского отделения. Хотя он и признавал влияние рабочего движения промышленно развитых регионов страны, тем не менее, отмечал, что именно учащаяся молодёжь Северного Кавказа привносила в рабочую среду революционную идеологию.10

На классовом подходе были основаны работы, вышедшие в 20-70 - е годы прошлого столетия. В них, как правило, проблемы образования и учащейся молодежи также рассматриваются в контексте нараставшего революционного движения. В то же время, они акцентируют внимание на роли ставропольской мужской гимназии в становлении национальной интеллигенции Северного Кавказа. В их числе труды таких авторов как A.B.

10 Плесков В. В годы боевой юности. Молодежь накануне первой революции. — М., 1931.

Попов, Ю.Д. Трухачев, В.Г. Гниловский, В.П. Крикунов, А.В. Фадеев, М.С. Тотоев, Ф.П. Тройно, Т.Н. Гонтарева, П.А. Шацкий.11 В 70-80-е годы появились статьи и монографии, в которых дана более объективная и сбалансированная оценка рассматриваемой проблемы. К таким исследованиям можно отнести, например, работы А.И. Мишина, Д.А. Балики, Н.Т. Бритаевой.12

В работах 90-х годов предпринята попытка комплексного подхода к изучению политики России на Северном Кавказе и отдельных ее аспектов, проанализировано социальное и культурное развитие различных групп и слоев населения. Среди них есть труды общеисторического направления, принадлежащие А.И. Наремному, Н.В. Самариной, Е.И. Нарожному, Н.Ю. Силаеву, но в них в разной степени затрагивались вопросы по проблеме исследования. 13 Г.В. Романова и Н.И. Яковкина освещают в своих работах проблемы образования и культуры в общероссийском масштабе,14 а Л.С. Гатагова, А.Г. Данилов, С.Б. Узденова, В.П. Ядрицов рассматривают аналогичные вопросы применительно к северокавказскому региону.15 Ряд Попов A.B. Г.А. Лопатин // Материалы по изучению Ставропольского края. — Ставрополь, 1949.; Трухачев Ю.Д. Из истории народного образования в Ставропольском крае // Кавказский сборник трудов Ставропольского государственного педагогического института. — Ставрополь, 1949.; Гниловской В. Г. Территориальное развитие города Ставрополя в первой половине XIX столетия // Материалы по изучению Ставропольского края. - Ставрополь, 1952. - Вып. 4.; Крикунов В.П. Революционные разночинцы на Северном Кавказе. — Ставрополь, 1956.; Фадеев A.B. Очерки экономического развития степного Предкавказья в дореформенный период. — М, 1957.; Тотоев М.С. Из истории дружбы осетинского народа с великим русским народом. — Орджоникидзе, 1963.; Тройно Ф. П. Горская молодежь в русских учебных заведениях Северного Кавказа в конце XIX века // Материалы по изучению Ставропольского края. — Ставрополь, 1971.; Гонтарева Т. Н. Борьба большевиков за вовлечение учащейся молодежи в революционную деятельность // Народное образование на Северном Кавказе. Сборник статей. — Ставрополь, 1975.; Шацкий П.А., Муравьев B.H. Ставрополь. Исторический очерк. — Ставрополь, 1977.

12 Мишин А.И. Неверов и его роль в общественной жизни Ставрополя // Материалы по изучению Ставропольского края. — Ставрополь, 1976.; Балика Д.А. Кружок Н.В. Станкевича. Педагог-шеллингианец Я.М.Неверов (1810-1893гг) // Шеллингианство в педагогических науках России 30-40-х годов // Ученые записки Горьковского государственного педагогического института. — Серия «Педагогические науки». — Горький, 1986.; Бритаева Н.Т. Развитие педагогической мысли на Кавказе // Рожденная Октябрем. Межвузовский сборник. — Орджоникидзе, 1978.

13 Наремный А.И., Самарина Н.В. История Дона и Северного Кавказа с древнейших времен до 1917 г. -Ростов-на-Дону, 1999.; Нарожный Е.И. Северный Кавказ: этапы исторического развития. - Армавир, 2000.;Силаев Н.Ю. Политика России на Северном Кавказе в 1860-1870-е годы. - М., 2000.

14 Романова Г.В. Принципы толстовской педагогики в преддверии нового века // Русская словесность. — 1995. — № 1.; Яковкина Н.И. История русской культуры первой половины XIX века. Лекции. — СПб, 1998.

15 Гатагова Л.С. Правительственная политика и народное образование на Кавказе в XIX веке. — М, 1993.; Данилов А.Г. Интеллигенция Юга России в конце XIX — начале XX века. — Ростов-на-Дону, 2000.; Узденова С.Б. Народное образование и педагогическая мысль в Карачаево-Черкесии (до октября 1917 года). — Пятигорск, 1994.; Ядрицов В. П. Уроки радикализма: учащиеся средних учебных заведений Дона и Северного Кавказа и революционное движение 1901-1904 гг. // Известия высших учебных заведений. и исследователей обращались непосредственно к развитию системы образования в Ставропольской губернии. Это В.М. Забелин, А.И. Сапожников, А.И. Кругов.16 Г. Беликов, Э.В. Кемпинский, Б.Т. Ованесов, В.И. Стрелов, H.A. Ряснянская освещали деятельность Ставропольской

17 гимназии в разные исторические периоды. Некоторые авторы представили характеристику конкретным педагогам, работавшим в Ставропольской

1 Я гимназии, например, C.B. Белоконь, М.С. Коршунов. Некоторые аспекты исследуемой темы затронуты в диссертационных исследованиях последнего времени.19

Анализ историографии показывает, что комплексное изучение истории развития среднего образования в Ставропольской губернии в XIX - начале XX веков не стало предметом специального исследования, что и послужило главной причиной в выборе темы.

Имеющиеся в работе попытки представления собственных оценок и выводов ни в коей мере не означают непризнания или умаления бесспорных достижений авторов предыдущего периода. Работы, изданные в советские годы, испытали на себе деформирующее воздействие господствовавшей доктрины, но, тем не менее, внесли существенный вклад в изучение истории

Северо-Кавказский регион. — 1994. — № 1-2; 3-4.

16 Забелин В. М. «Общество для содействия распространению народного образования в г. Ставрополе» и общественно-политическая деятельность его членов накануне и в годы первой российской революции // Интеллигенция Северного Кавказа в истории России. Межрегиональный сборник научных статей. — Ставрополь, 1997.; Сапожников А. И., Кругов А. И. Школа должна быть царством правды// Гражданский мир. — 1992, —№ 10.

17 Беликов Г. Дорога из минувшего. - Ставрополь: Кн. изд-во, 1991.; Кемпинский Э.В. Место и роль интеллигенции Ставропольской губернии в революции 1905-1907 годов // Из истории земли Ставропольской. Сборник научных статей. — Ставрополь, 1997.; Кемпинский Э.В. Ставропольская мужская гимназия на рубеже XIX - XX веков: социально-политическая характеристика. //Глагол будущего. Т. 1 - 2. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002.; Ованесов Б.Т., Стрелов В.И. Видные представители интеллигенции армянского происхождения, вышедшие из стен Ставропольской гимназии // Эребуни. — 1998. — 18 июня. — № 4.; Стрелов В.И, Ованесов Б.Т. Ставропольская мужская гимназия — aima mater армянской интеллигенции Северного Кавказа // Интеллигенция Северного Кавказа в истории России: Материалы межрегиональной научной конференции (10-11 апреля 1998 года): В 2-х ч. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998.; Ряснянская H.A. Ставропольское уездное училище. - Ставропольский хронограф на 2001 год. - Ставрополь, 2001.

18 Белоконь C.B. Одиссея Умара Берсея // Синий магистр. — Ставрополь, 1998.; Коршунов М.С. Выдающийся педагог и организатор просвещения. // Глагол будущего. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002.

Образцова O.A. Революционное движение учащихся средних учебных заведений России на рубеже XIX-XX вв.//Дисс. канд. ист. наук. - Москва, 1985.; Ильичева H.B. Возникновение и развитие города Георгиевска 1777-1917//Автореф. дисс. канд. ист. наук. - Пятигорск, 2000.; Узденова С.Б. Образование и педагогическая мысль народов Карачая и Черкесии (XIX — конец XX веков)//Дисс. докт .пед. наук. — Пятигорск, 1997.

Ставрополья. В тех условиях их авторы сделали все возможное для накопления исторических знаний для последующих поколений.

Мы с благодарностью учитывали результаты исследований как своих предшественников, так и современников.

Цель исследования — раскрыть условия, обстоятельства и основные направления развития средней школы Ставропольской губернии в общей системе учебных заведений в XIX - начале XX веков, зависимость ее эволюции от правительственной реформ в области образования. Показать специфику распространения грамотности и подготовки специалистов в северокавказском регионе и на Ставрополье, в частности, ее взаимосвязь с государственной политикой в регионе. Для достижения поставленной цели автор ставит перед собой следующие задачи:

1. Осветить процесс и динамику развития системы образования на Ставрополье в сопоставлении с общероссийскими тенденциями в этой области и состоянием дел с народным просвещением в северокавказском регионе.

2. Исследовать основные этапы правительственной политики по созданию сети образовательных учебных заведений на окраинах империи, соответствующую законодательную базу с точки зрения социально-политической стратегии России в регионе, показать место и роль в этом процессе центральных и местных органов власти.

3. Выделить особенности проведения реформ в сфере образования и просвещения в Ставропольской губернии в исследуемый период, показать их обусловленность геополитическими, этническими и социальными факторами.

4. Провести анализ внешних и внутренних факторов изменения структуры просветительских и воспитательных учреждений в губернии, их становления и развития с учетом особенностей религиозной политики в стране и регионе.

5. Рассмотреть условия создания и эволюции Ставропольской мужской гимназии, ее роль в подготовке местной интеллигенции и интеграции Северного Кавказа в Российскую империю через образование горцев и распространение в регионе русской культуры.

6. Определить и показать результаты деятельности Ставропольской гимназии в исследуемый период в деле подготовки квалифицированных специалистов для нужд местной управленческой системы, влияние на распространение грамотности в сельской местности.

7. Выявить трудности, с которыми коллектив гимназии сталкивался в процессе ее развития, дать характеристику взаимоотношениям между преподавательским коллективом и местной администрацией, учителями и учащимися.

8. Выделить причины, в силу которых в гимназии в конце XIX века получили распространение демократические тенденции, оказавшие влияние на изменение характера отношений к ней со стороны общества и администрации губернии и региона.

Объектом исследования является система народного просвещения в Ставропольской губернии в XIX - начале XX века.

Предметом исследования выступают особенности становления и развития Ставропольской гимназии в условиях реформирования средних образовательных учреждений.

Хронологические рамки исследования охватывают период с начала XIX века до революционных событий 1905-1907 годов. Отправная дата исследования связана с началом правительственных реформ при Александре I, оказавших значительное влияние на развитие системы просвещения в губернии, качественное и количественное изменение всей структуры учебных заведений. Конечная дата исследования обусловлена тем, что после революции 1905 года произошли изменения в социальной жизни губернии и страны в целом, реформы правительства в области просвещения приняли более радикальный характер.

Территориальные рамки исследования охватывают территорию Ставропольской губернии в тех границах, в которых она находилась во второй половине XIX века, основное внимание в работе уделено сначала уездному, а затем губернскому центру - городу Ставрополю.

Методологическая основа диссертации. В основу настоящего исследования положен цивилизационный подход, потому что, по нашему мнению, на первом плане исторического исследования должны стоять люди во всей совокупности общественных отношений, в том числе как создатели исторического процесса.

Цивилизационный подход к изучению истории развития среднего образования на Ставрополье позволяет определить его место в культурной жизни России, понять особенности организации деятельности средних учебных заведений, дать цельное представление о причинах трудностей в их развитии. При таком подходе ярко выделяются проблемы и альтернативы эволюции системы просвещения в губернии на разных исторических этапах, предоставляется возможность раскрытия исторического значения Ставропольской гимназии в деле распространения грамотности среди местного населения и подготовки специалистов.

Методы исследования. В диссертации используются различные методы исследования, прежде всего, общенаучные - историзма и научной объективности. Метод историзма позволяет понять и оценить побудительные мотивы деятельности всех участников создания и развития системы образования в Ставропольской губернии. Любое научное исследование является историческим уже в том смысле, что опирается на исторические факты, воспроизводит их в своем построении. Это касается не только формы, но и объективного содержания. История развития среднего образования, как и просвещения вообще, изобилует многообразием различных проявлений деятельности педагогов, учащихся, представителей органов власти и общественности. При исследовании мы не можем проследить всего этого многообразия, тем не менее, опираясь на исторические факты, стремимся приблизиться к истинности наших изысканий. Для метода историзма важными являются те исторические эпохи, которые имеют сходство с наиболее актуальными проблемами современности. События сегодняшнего дня генетически связаны с исторической действительностью прошлого. В настоящее время мы наблюдаем те же явления в организации системы образования: выбор форм обучения, определение программ, попытки соединения учебного процесса с практической деятельностью и т.д.

Раскрытию закономерностей и особенностей, которые определяли процессы организации и развития деятельности учреждений просвещения и образования способствует метод объективности. Он предполагает изучение явлений и обстоятельств в их многогранности и в то же время противоречивости, интерпретацию исторических фактов в их совокупности, независимо от доминирующего мнения.

Для получения эмпирических результатов в диссертации применялись также такие исследовательские методы как анализ статистических данных, сравнений и обобщений; проблемно-хронологический, синхронный, структурно-системный и другие общенаучные и специальные методы.

Источниковая база исследования состоит из документов, которые систематизированы автором в соответствии с их происхождением и характером содержащихся в них материалов.

Значительная часть фактического материала извлечена из фондов Государственного архива Ставропольского края (ГАСК) №№ 15, 73, 75, 101, 444, 852. Определенную ценность представляют также данные, обнаруженные в фонде Департамента полиции министерства внутренних дел № 102 Государственного архива Российской Федерации, фонде № 1268 Кавказского комитета за 1839-1881 годы Российского государственного исторического архива, фонде № 66 Государственного архива новейшей истории Ставропольского края. Фонд № 15 ГАСК содержит разноплановую информацию обо всей системе просвещения в Ставропольской губернии в исследуемый период, в фонде № 73 собраны материалы, относящиеся непосредственно к деятельности Ставропольской мужской гимназии.

Другая группа источников - это ряд вышедших к нашему времени сборников, содержащих важные документы по исследуемому периоду: законодательные акты, указы, постановления правительства и министерства народного просвещения. Эти источники по признаку их служебного назначения относятся к нормативным документам. Основная их часть содержится в Полном собрании законов Российской империи, Своде законов

10

Российской империи, а также в других изданиях.

Дополнением к законодательным материалам стали указы, циркуляры, распоряжения и предписания руководителей коллегий, министерств, генералгубернаторов и губернаторов. Эти распорядительные акты, частично опубликованные, содержат обширную информацию о конкретных фактах из истории развития различных сфер жизни губернии. Сюда же следует отнести и делопроизводительные материалы правительственного и местного уровней, отчетную документацию государственных губернских учреждений. В исследуемый период годовые губернские и генерал-губернаторские отчеты делились на две части: собственно отчет, содержавший сведения, предназначенные императору, и обзор, в котором давалась полная характеристика положения на подведомственной территории. Последняя часть

21 отчетов публиковалась в прессе.

К особой группе источников мы относим материалы статистического характера.22 В качестве источников использовались также некоторые

20 Полное собрание законов Российской империи. - СПб., 1830,1867.; Сборник постановлений по министерству народного просвещения. - СПб., 1864, 1872, 1875, 1876.; Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9-ти т. - Москва, 1988.; Совет Министров Российской империи. Документы и материалы. - Л., 1990.

21 Всеподданнейшая записка по управлению Кавказским краем графа Воронцова-Дашкова. - СПб., 1907.; Отчет Главнокомандующего Кавказской армией по военно-народному управлению за 1863-1869 гг. - СПб., 1870.; Отчет по главному управлению Наместника Кавказского за первое десятилетие управления Кавказским и Закавказским краем великим князем Михаилом Николаевичем. - Тифлис, 1873.; Отчет попечителя Кавказского учебного округа за 1872 год. - Тифлис, 1873.; Обзоры Ставропольской губернии за 1883, 18871891, 1900-1907 гг.; Отчеты ставропольского губернатора за 1883, 1887-1891, 1900-1907 гг.

22 Сборник статистических сведений о Ставропольской губернии. Вып. II. - Ставрополь, 1868.; Сборник статистических сведений о Ставропольской губернии. Вып. III. - Ставрополь, 1870.; Статистические сведения о состоянии средних учебных заведений Кавказского учебного округа за 1905 год. - Тифлис, 1905.; Статистико-экономические исследования переселенческого управления 1893 - 1909 гг. - СПб., 1910.; Списки населенных мест Ставропольской губернии. Сборник сведений о Северном Кавказе. Т. V. - Ставрополь, 1911. периодические издания исследуемого периода: «Северный Кавказ», «Ставропольские губернские ведомости», «Ставропольские епархиальные ведомости», «Русский педагогический вестник», «Кавказский календарь».

Научная новизна и теоретическая значимость исследования определяются в значительной мере тем, что предпринята попытка рассмотрения вопросов, связанных с историей становления и развития среднего образования Ставрополья в условиях реформирования всей системы просвещения России, показано его влияние на уровень образованности в губернии и вклад в просвещение местных народов. Кроме этого во время исследования были выделены нормативные, социально-политические, этнические, и другие особенности реформ образования и просвещения в Ставропольской губернии в XIX - начале XX века, проведено сопоставление выводов с мнением исследователей предшествующих поколений; сделаны выводы по итогам распространения учреждений образования в губернии, приведены данные о количестве школ, училищ, их типах и направлениях деятельности, показана динамика роста числа учащихся из различных сословий; предпринята попытка анализа влияния правительственной политики на развитие системы учреждений образования на Ставрополье, включая сельскую местность; на основе анализа статистических материалов в работе показаны и рассмотрены многие количественные и качественные показатели развития системы просвещения в губернии; с учетом фактических данных прослежен процесс преобразования уездного училища в Ставрополе в гимназию, выделены трудности и особенности, обусловленные социально-политическим положением в регионе; показана деятельность гимназии в наиболее важные периоды ее развития, определено ее место в общей структуре среднего образования империи.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы и выводы могут быть использованы в работах при написании очерков по истории Северного Кавказа и Ставрополья, при создании обобщающих трудов по истории развития сферы образования и просвещения, в лекционной работе среди населения, студентов и учащихся, подготовке учебных пособий и спецкурсов в вузах. С учетом прогностических функций исторической науки результаты исследования могут оказаться полезными при анализе современного состояния учреждений образования на Ставрополье.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социально-гуманитарных наук Пятигорского государственного технологического университета. Основные положения работы докладывались на ряде региональных, межвузовских и университетских конференций, симпозиумов и семинаров. По теме диссертационного исследования автором опубликовано три научных статьи общим объемом 1,1 п. л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения, примечаний, библиографического списка и приложений.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Русак, Светлана Николаевна

Заключение

Освещение исследуемой проблемы начинается с периода реформирования основных сфер жизни при Александре I. К компетенции министерства народного просвещения, учрежденного в общей структуре министерского управления, с этих пор относились все учебные заведения, за исключением духовных, военных и специальных образовательных учреждений. Повысился уровень средней ступени образования, дававшей право поступления в высшие учебные заведения. При этом гимназии Александра и главные училища Екатерины сильно отличались друг от друга.

Соответственно расширилась сеть университетов, сложилась правовая база, на основании которой осуществлялась их деятельность. Значение высшей школы заключалось, прежде всего, в том, что она являлась главным учреждением учебного округа и курировала относившиеся к нему начальные и средние школы. Этот вид деятельности университетов имел положительные и отрицательные стороны. В них самих наметилась тенденция распространения демократических начал в организации работы учебных заведений. На наш взгляд, эти тенденции проявлялись, скорее, не в форме управления, а в подходах к разрешению конфликтных ситуаций между администрацией, сотрудниками и учащимися.

В то же время в результате процесса реорганизации самого министерства народного просвещения повысился уровень клерикализации учебы и ужесточился контроль над ее содержанием. Это позволяет говорить о том, что реформы Александра I в сфере образования достигли определенного прогресса, но оказались не завершенными. Политика государства была сконцентрирована в основном на двух состояниях - дворянстве и разночинцах - и практически не касалась других податных сословий. Вместе с тем, заметные сдвиги произошли в структуре среднего образования. К концу первой четверти XIX века в стране действовало 48 гимназий и 337 уездных училищ, в которых в общей сложности обучалось свыше тридцати пяти тысяч учащихся.

Николай I являлся сторонником укрепления законности и централизации власти. На его реформы в области народного просвещения оказали влияние политические события - восстание декабристов в Петербурге 14 декабря 1825 года и революция во Франции. Под их воздействием школьная политика императора приняла консервативный характер. Гимназии были призваны выполнять две задачи: готовить будущих студентов в университеты и давать соответствующие знания общего характера. Одновременно ужесточилась цензурная политика, что сказалось на качестве учебных программ. Соответствующие уставы должны были способствовать распространению истинного просвещения, имеющего незыблемым основанием приверженность к вере и престолу. Позиция николаевского правительства определялась тем положением, что никто не должен был получать образование выше того, которое ему предназначено.

На этой основе проводилась реорганизация всей школьной системы, которая выводилась из подчинения университетов. В то же время, в некоторых гимназиях и уездных училищах были открыты реальные отделения, работа которых строилась, исходя из потребностей общества. Таким образом, уже в первой половине XIX столетия в России начала складываться система всеобщего образования, в которой все возрастающее значение начали играть гимназии. Они становились основным видом учебных заведений, дававших общее образование и позволявших поступать не только в высшее учебное заведение, но и на государственную службу в определённом чине. Параллельно быстрыми темпами развивалась система духовного образования. По состоянию на 1845 год около пяти тысяч учеников семинарий обучались агрономическим наукам, а с 1846 года более четырех тысяч семинаристов приступили к освоению начал медицины. Политика запретов возымела обратное действие. Учащаяся молодежь стремилась именно к тем знаниям, преподавание которых изымалось из программ.

Законодательство Александра II значительно упростило открытие в России начальных и средних школ. С учетом этого структура учебных заведений расширилась, дальнейшее распространение получило среднее образование. Однако в период «контрреформ» императорская власть пошла на ужесточение правил приема в гимназии, что нашло отражение в законодательных актах. Наиболее характерным является правительственный циркуляр от 18 июня 1887 года, вошедший в историю под названием циркуляра «о кухаркиных детях». В результате политики ограничений в области образования в России к концу столетия сохранялся достаточно низкий процент грамотности населения. Особенно остро эта проблема стояла на окраинах империи.

Основной проблемой к концу XIX века стало развитие сети средних учебных заведений. На правительственном уровне по этому вопросу велась длительная борьба между сторонниками реального и классического направлений. Верх одержали сторонники классического направления, в результате чего основой среднего образования в России стала классическая гимназия. По состоянию на конец XIX столетия в России действовало в общей сложности 180 мужских гимназий. Наряду с гимназиями, среднее образование можно было получить в реальных училищах, однако, их количество было ограничено, а преимущественным правом поступления в них, также как и в гимназии, обладали обеспеченные слои населения. За столетие страна не смогла завершить реформу образовательной системы и сделать доступным для всех среднее образование, которое обеспечивало необходимым объемом общих знаний и позволяло продолжить профессиональную подготовку.

В XIX веке продолжался процесс эволюции и количественного роста дворянства. К середине столетия численность «первого» сословия возросла вдвое по сравнению с началом исследуемого периода. Императорская власть нуждалась в дворянской поддержке и стремилась сделать все, чтобы приостановить процесс его деградации: от выделения денежных пособий, до бесплатного обучения детей в государственных учебных заведениях.

В рассматриваемый период существовало несколько возможностей получения молодыми выходцами из дворянских семей образования. Для этого существовали как частные, так и государственные заведения закрытого типа. К ним принадлежали Пажеский корпус, Царскосельский лицей, Ришельевский лицей и некоторые другие. Система дворянского образования в России начиналась с домашнего воспитания, но отсутствие у наемных преподавателей профессиональных навыков сказывалось на низком уровне знаний у их подопечных. В то же время домашнее воспитание отражало в себе существовавший строй. Именно в этот период формировались характерные для того времени идеалы: религиозность, чинопочитание и убежденность в привилегированности своего положения. Постепенно домашнее воспитание стало исключительно женской участью. Что касается мальчиков, то государство заботилось об их подготовке к государевой службе. Гимназии признавались неподходящими заведениями для дворянских детей, так как там они могли подпасть под дурное влияние окружающих.

В зависимости от состояния, некоторые дворяне отдавали предпочтение частным пансионам. Существовало три категории этих учреждений, отличавшихся учебной программой и величиной оплаты. В мужских пансионах часто применялась система телесных наказаний, не говоря уже о грубости в отношениях с учащимися. Частные пансионы не могли решить все проблемы дворянского образования, к тому же уровень учебного процесса в них был очень низкий. В этой связи все императоры XIX века вводили ограничения на образование в частных учебных заведениях, обязывая министерство народного просвещения контролировать их деятельность.

Большинство дворян стремилось определить своих детей в военные училища. Идя навстречу этому желанию, власти, наряду с кадетскими корпусами, начиная с 1805 года, стали открывать большое количество средних военных учебных заведений. Для выходцев из наиболее знатных фамилий в 1802 году был создан Пажеский корпус. По мере развития государства потребность в таких корпусах возрастала. Дворянство само открывало новые учебные заведения общеобразовательного уровня на свои средства. В результате к концу первой четверти столетия их насчитывалось уже несколько десятков. Они расширяли сеть средних учебных заведений, но предназначались исключительно для дворян.

В ряду закрытых учебных заведений для привилегированных сословий представляет интерес, прежде всего, деятельность Царскосельского лицея, предназначавшегося изначально для особо одаренных детей. В его стенах учащиеся получали без перерыва сначала среднее, а затем и высшее образование.

Монархическая власть стремились сделать все возможное, чтобы превратить свою социальную опору - дворянство, в самую образованную и воспитанную часть российского общества. Но все принимавшиеся меры ограничивались чисто внешними, порой структурными новшествами. Учебных заведений высокого уровня даже для дворянского сословия в стране было явно недостаточно, а в существовавших образование и обучение были оторваны от реалий повседневной жизни. История российского государства знает множество примеров того, что в простых провинциальных гимназиях иногда учащиеся получали более квалифицированную подготовку, чем в самых дорогих столичных учебных заведениях закрытого типа.

К концу столетия стало ясно, что все усилия в области распространения образования среди дворянства оказались невостребованными в результате тех социальных потрясений, которые ожидали государство в период реформ и перехода к буржуазной монархии. Позиции дворянства пошатнулись. Их общая численность в составе всего населения сократилась до 1,5% или 4,5 миллионов человек. Оно не исчезло с арены внутриполитической жизни, но начало терять свою былую социальную значимость. Этот процесс стал следствием кардинальных изменений в структуре российского общества, вызванных развитием капиталистических отношений. Остановить его прогрессирующее развитие для самодержавной власти оказалось не по силам.

Развитие всех сфер жизни, в том числе и народного просвещения на Северном Кавказе находилось в большой зависимости от военно-политической обстановки в регионе, а также от геополитических планов правительства. С момента создания министерства народного просвещения его деятельность на южных окраинах явно не соответствовала реальным потребностям региона в образованных специалистах. Состояние дел в сфере просвещения населения было крайне неудовлетворительным. Тем не менее, реформы системы образования распространялись и на территорию Предкавказья, хотя с самого начала здесь они стали осуществляться по особому пути. Указ 1803 года о создании гимназий не мог быть реализован на Ставрополье, поскольку здесь отсутствовали учебные заведения более низкого уровня. К тому же губернский центр - Георгиевск, представлял собой сосредоточение военных структур и не был приспособлен для организации учреждений социально-культурного назначения.

Первым учебным заведением нового типа стало Ставропольское приходское училище, положившее начало развитию структуры образовательных учреждений министерства народного просвещения. Однако социальное состояние общества оказалось неподготовленным к повышению своего общеобразовательного уровня. Тем не менее, заложенная основа получила развитие по мере укрепления российской государственности на Северном Кавказе. В этой связи расширялась и структура учебных заведений. Ставропольский опыт в сфере образования медленно, но все же в прогрессирующем направлении стал распространяться по всей губернии. Открылись училища в Георгиевске, Моздоке, Пятигорске и других городах, сельские и казачьи школы.

К середине 30-х годов XIX века на Ставрополье была создана, хотя и малочисленная, но своя сеть учебных заведений, главным из которых стало Ставропольское высшее уездное училище. Кураторскую деятельность в Кавказском учебном округе осуществляли Казанский и Харьковский университеты, которые проводили внутриведомственные преобразования, касавшиеся общего руководства учебными заведениями Северного Кавказа.

К концу первой половины столетия процесс становления учебных заведений в северокавказском регионе начал отставать от реальных государственных потребностей. Причины такого положения заключались в сложностях экономического характера и непоследовательных действиях правительства в области образования. Сказывались и попытки соединения политических целей с направлениями развития народного просвещения в регионе. Законодательная база в исследуемой сфере не в полной мере учитывала специфику местных социальных условий.

Своеобразной вехой в истории развития образования на Ставрополье стало создание гимназии, вокруг которой начала формироваться вся система учебных заведений губернии. Что касается частных учебных заведений, то имелся и положительный и неудавшийся опыт организации их деятельности. Большинство из их создателей преследовало чисто коммерческие цели.

Одной из особенностей развития системы просвещения на Ставрополье является ее перевод в полное подчинение местной администрации в середине 40-х годов, что дало возможность эффективно распределять как создание учебных заведений, так и их распределение по территории региона. Еще одной особенностью являлось двойственное положение Ставропольской губернии во второй половине столетия по отношению к императорской власти и Кавказскому наместничеству.

В конце 1853 года министерство народного просвещения вновь распространило свое влияние на учебные заведения Северного Кавказа. К этому времени в крае уже сложилась достаточно разветвленная школьная сеть, охватывавшая практически все группы населения, в том числе и в сельской местности. Анализ статистических сведений о состоянии сферы образования на Ставрополье в рассматриваемый период показал, что в течение XIX века структура учебных заведений здесь постоянно прогрессировала как в количественном, так и в качественном отношении. Вследствие этого

Ставропольская дирекция училищ оказалась самой представительной в округе. Большинство учебных заведений составляли сельские школы, но они сыграли свою роль в подготовке ученической базы для уездных училищ и гимназии. Ставропольское уездное училище отличалось от таких же заведений в России тем, что в нем давались более широкие знания по практическим предметам, что позволяло его выпускникам сразу же приступать к работе в качестве специалистов.

История Ставропольской гимназии начинается с соответствующего Указа Александра I в 1803 году. С этого времени поэтапно создавалась средняя школа на Ставрополье. Из-за сложностей военно-политической обстановки указ не мог быть реализован на Северном Кавказе сразу и в полном объеме. Поэтому сначала власти ограничились образованием уездного училища. С течением времени значение Ставрополя в жизни региона изменилось, он стал выполнять функции торгового, культурного и административного центра. Открытие уездного училища растянулось на восемь лет, но благодаря общественности, оно все-таки состоялось.

К числу первых руководителей и преподавателей учебного заведения в первые годы его существования относятся Э.П. Манассейн, Г.И. Покатилов, В.А. Тиранов и другие. Их деятельность во многом определила судьбу Ставропольского училища. Не обошлось и без трудностей, которые имели социальный и материальный характер. В результате их воздействия не всем ученикам удавалось закончить обучение. В выпускных классах иногда оставалось всего несколько учащихся. В финансовой поддержке училища большую роль сыграла городская общественность, которая все же добилась его перевода в новое здание и уделяла особое внимание состоянию материально-технической базы учебного заведения. Постепенно училище стало приобретать более высокий статус по сравнению с аналогичными учебными заведениями региона.

Накануне преобразования училища в гимназию в нем обучались дети из различных сословий, однако большинство из них принадлежало к состоятельным слоям населения. В целом общественность была еще мало заинтересована в повышении уровня образовательных учреждений, поэтому потребность в образовании существовала, но не была в полной мере востребована. В то же время, местное дворянство изыскивало возможности дать своим детям то образование, которое соответствовало их происхождению и положению. Не имея достаточных средств для престижных пансионов, оно добивалось создания достойного их чину учебного заведения в Ставрополе. Им стала Ставропольская мужская гимназия, открытая 1 июля 1837 года.

Она прошла трудный и долгий путь становления, которое растянулось вплоть до начала второй половины XIX столетия. Причины затянувшейся реорганизации средней школы на Ставрополье заключались в некомпетентности первых директоров, сложностях формирования педагогического коллектива, что вызвало неудовлетворительное отношение горожан к деятельности гимназии в первое десятилетие ее существования.

Перелом наступил в середине 40-х годов, когда на должность директора был назначен Н.С. Рындовский. Основная его заслуга видится в том, что он заложил основу создания квалифицированных педагогических кадров, которые сумели общими усилиями придать особую содержательную направленность работы гимназии в непростых социально-политических условиях того времени. Одним из главных направлений организации работы заведения стало участие в формировании интеллигенции из числа представителей горских народов. В этом смысле значение имел созданный при гимназии благородный пансион. Отличие Ставропольского пансиона заключалось в том, что государство взяло на себя все расходы по его содержанию с самого начала работы. Основной особенностью Ставропольской гимназии являлось то обстоятельство, что для нее было разработано специальное положение, нацеленное на подготовку специалистов для работы в условиях Северного Кавказа.

Тем не менее, в течение первых десяти лет своего существования Кавказская областная гимназия не могла полностью выполнить своего предназначения сначала из-за упрощенной программы преподавания основных предметов, а затем отсутствия учителей по многим добавленным дисциплинам. Большинство выпускников этих лет по уровню своих знаний оказывались неподготовленными к поступлению в университеты. Повышение значения гимназии для всего Северного Кавказа произошло после того, как она была преобразована из областной в Ставропольскую губернскую гимназию. Это случилось потому, что, несмотря на территориально-административное разделение региона, гимназия еще некоторое время оставалась единственным в своем роде заведением системы народного просвещения на Северном Кавказе. Положение 1848 года еще больше обозначило специфичность кавказских учебных учреждений и усилило их отличие от русской школы.

Вторая половина XIX века стала периодом наиболее продуктивной работы учебного заведения, в течение которого оно смогло добиться наибольших успехов в распространении среднего образования, став одним из лучших учебных заведений империи. Это произошло благодаря особому положению гимназии в общей системе среднего образования. Эта особенность заключалась, прежде всего, в специфических целях, которые ставились перед ней в решении задач по укреплению российских позиций на Северном Кавказе.

Наряду с общеобразовательными предметами, здесь изучалось аграрное дело, архитектура, торговля, медицина и т.д. Основной объем преобразовательных мероприятий пришелся на 50-е годы, когда гимназию возглавлял известный общественный деятель Я.М. Неверов. Он посвятил ей без малого тридцать лет своей деятельности, сначала в должности директора, а затем главного инспектора и попечителя Кавказского учебного округа.

Трудности этого времени были обусловлены различными причинами социально-экономического и политического характера. Но преподаватели много сделали для формирования у гимназистов новых мировоззренческих взглядов, соответствовавших прогрессивным веяниям рассматриваемого времени. До конца XIX века Ставропольская гимназия в основном предназначалась и была доступной для привилегированного населения, несмотря на распространенное мнение о том, что это было всесословное учебное заведение. Число гимназистов из средних социальных групп увеличивалось по причине общего роста учащихся, а не за счет сокращения дворян. Кроме того, гимназия начала постепенно терять свое региональное значение, так как гимназии создавались и в Терской области, где проживали горцы.

Структура учебного процесса в гимназии строилась с учетом местных условий. В качестве особенности следует выделить изучение языков местных народов и его значение для интеграции Северного Кавказа в Российскую империю. Кроме этого гимназия имела тесную связь с сельской школой, оказывая влияние на распространение грамотности среди крестьян. Отличительной особенностью необходимо считать деятельность специальных классов, которые готовили сельских учителей. В то время, когда в стране наметилась тенденция закрепления классических подходов к организации процесса образования, в Ставропольской гимназии, благодаря ее преподавателям, удалось сохранить реальные направления. Вследствие этого деятельность гимназии к концу столетия стала приобретать дополнительные специфические особенности.

Реформы образования в конце столетия стимулировали активную деятельность учащихся в молодежном движении, их конфликты с общественностью и властью, результатом чего стало временное закрытие заведения и многочисленные кадровые перестановки. Долгое время администрация и губернское руководство не могли найти способ урегулирования отношений с молодежью, и вынуждены были вернуться к ужесточению учебного и воспитательного процессов, так и не разобравшись в том, что гимназисты требовали улучшения качества учебы. В итоге в начале нового века гимназия стала первым учебным заведением на Северном Кавказе, где недовольство учеников выплеснулось на улицу. Акции протеста в городе продолжались и в годы первой русской революции.

Ставропольская гимназия прошла достаточно сложный путь в своем развитии, который характеризовался и успехами, и неудачами не только в учебной деятельности, но и общественно-политической жизни. Она нашла свое место в общей системе среднего образования благодаря тому, что в ее стенах работало много энтузиастов учительского дела, однако их деятельность была разрознена по времени и не смогла в итоге преодолеть устоявшиеся в стране взгляды на те цели, которые ставились правительством перед заведениями такого типа. Все попытки выхода за ограничительные рамки, если и предпринимались, то не получали широкого развития. До конца исследуемого периода Ставропольская гимназия так и осталась единственным средним мужским учебным заведением в губернии. Свою роль она выполнила, но среднее образование еще не стало общедоступным. Наличие среди гимназистов представителей различных сословий, в том числе из сельской местности, говорит о том, что государство строго регулировало процесс распространения образования, дозируя его эволюцию в соответствии со своими политическими потребностями. Атмосфера демократизма, гуманистические традиции, сложившиеся в Ставропольской гимназии, способствовали формированию у многих учащихся критического отношения к действительности. Не случайно, что многие воспитанники гимназии проявили революционные наклонности уже в стенах учебного заведения, а некоторые стали в последствии профессиональными революционерами.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Русак, Светлана Николаевна, 2005 год

1. Архивные источники

2. Государственный архив Ставропольского края (ГАСК), ф. 15, оп. 1, д. 890. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

3. ГАСК, ф. 15, оп. 1, д. 910; д. 1304. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

4. ГАСК, ф. 15, оп. 1, д. 922. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

5. ГАСК, ф. 15, оп. 1, д. 1129. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

6. ГАСК, ф. 15, оп. 1, д. 1200. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

7. ГАСК, ф. 15, оп. 1, д. 1333. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

8. ГАСК, ф. 15, оп. 1, д. 2267. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

9. ГАСК, ф. 15, оп. 2, д. 255. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

10. ГАСК, ф. 15, оп. 2, д. 464. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

11. ГАСК, ф. 15, оп. 2, д. 478. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

12. И. ГАСК, ф. 15, оп. 2, д. 1716. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

13. ГАСК, ф. 15, оп. 2, д. 1843. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.

14. ГАСК, ф. 15, оп 2, д. 2106. Дирекция народных училищ Ставропольской губернии.14

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 193541