Столыпинская программа преобразования России :1906-1911 тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Пожигайло, Павел Анатольевич

Диссертация и автореферат на тему «Столыпинская программа преобразования России :1906-1911». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 235169
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Пожигайло, Павел Анатольевич
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Шуя
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
215

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Пожигайло, Павел Анатольевич

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Столыпинская концепция разрешения системных кризисов и методология реформ.

ГЛАВА 2. Формирование основ гражданского общества.

2.1. Гражданские права населения.

2.2. Обеспечение социального партнерства.

2.3. Образование, наука и культура.

ГЛАВА 3. Реформирование институтов и структур управления и самоуправления.

3.1. Реформа суда и силовых структур.

3.2. Модернизация местного управления и самоуправления.

ГЛАВА 4. Программа модернизации экономики.

4.1. Аграрная реформа.

4.2. Экономическое развитие, финансы и инфраструктура.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Столыпинская программа преобразования России :1906-1911"

Актуальность исследования. В период масштабных трансформаций, которые уже полтора десятилетия переживает Россия, представляется крайне важным научное осмысление исторического опыта предшествовавших переходных ситуаций. В этом контексте чрезвычайно интересен комплекс системных столыпинских преобразований начала XX века. По сути, П.А. Столыпину, как и нашим современникам, приходилось решать две глобальные и логически взаимосвязанные задачи: во-первых, обеспечить выход России из общенационального кризиса, сохраняя ее единство и целостность, ее политическую стабильность, а во-вторых, провести системные реформы, которые должны были создать условия и предпосылки для роста экономики страны и улучшения материального положения народа. Предложенная Столыпиным программа модернизации России представляет собой один из поучительных вариантов разрешения периодически накапливающихся в стране острейших противоречий.

Эта программа представляет из себя совокупность проектов законодательных и нормативных актов, подготовленных министерствами и ведомствами в начале XX века. Часть из них вступила в силу, другая часть, к сожалению, осталась нереализованной. Разумеется, не все из этих проектов были инициированы и подготовлены командой Столыпина - некоторые достались ему «по наследству». Однако именно Столыпин объединил их в цельную систему. Проекты предполагали существенные, а нередко коренные изменения во всех без исключения сферах жизни российского общества. Вместе с тем, они были взаимоувязаны, в их основе лежало целостное представление Столыпина о том, какой должна быть Россия, чтобы, сохранив уникальность своей культуры и вековых традиций, не проиграть в мировой конкурентной борьбе. Мы вполне можем говорить о наличии у Столыпина самостоятельной структурированной концепции масштабных преобразований, которые в своей совокупности способствовали динамичному развитию страны.

В настоящей диссертации предпринята попытка изучить концепцию и содержание программы столыпинских реформ. В этих целях впервые осуществлен комплексный анализ законопроектов столыпинского правительства, включая историю их обсуждения в Государственной Думе и Государственном Совете. Речь идет о раскрытии всего цикла законоподготовительных и законодательных процедур. При таком системном подходе выясняется и комплекс причин и факторов, либо способствовавших, либо тормозивших законотворческий процесс. Показано, в каком направлении и в какой степени видоизменялись характер и содержание первоначальных столыпинских законопроектов.

В целом настоящая диссертация направлена на то, чтобы понять, наконец, Столыпина как личность и крупного государственного и политического деятеля России начала XX века.

Предмет и объект исследования. Объектом исследования является программа столыпинских реформ, представляющая собой совокупность проектов законодательных и нормативных актов, направленных на преобразование России в соответствии с общей концепцией П.А. Столыпина.

Предмет исследования - история модернизации России в начале XX в., столыпинское концептуальное видение будущего страны.

Хронологические рамки исследования ограничены датами функционирования правительства под председательством П.А. Столыпина (1906-1911 гг.).

Историография вопроса. Многогранной деятельности П.А. Столыпина за столетний период было посвящено большое количество исследований. Фондом изучения наследия П.А. Столыпина издан библиографический указатель, включивший в себя информацию о научных и публицистических работах, художественной и справочно-библиографической литературе, вышедшей в России и за рубежом.1 Учитывая это обстоятельство, обратим внимание на ведущие тенденции, имевшие место в исторической литературе в период разработки в ней столыпинской темы.

В дореволюционной историографии основная дискуссия велась между тремя ведущими направлениями общественной мысли: консервативным (В.И. Герье, JI.A. Тихомиров, А.А. Башмаков А.П. Аксаков и др.),1 либераль

•у ным (П.Б. Струве, М.М. Ковалевский, Е.Н. Трубецкой и др.) и социалистическим (В.И. Ленин и др.).3 Эти работы, как правило, публицистические, во многом были продолжением идейно-политической борьбы, которая шла в обществе в начале XX века.

Ленинская оценка Столыпина и его реформ оказала определяющее влияние на формирование и эволюцию данного направления советской исторической науки. Вместе с тем, работы многих талантливых советских ученых (С.М. Дубровского, Е.Д. Черменского, А.Я. Авреха, П.Н. Зырянова, B.C. Дякина, Б.В. Ананьича, Р.Ш. Ганелина, Ю.Б. Соловьева и др.) способствовали приращению реального знания о столыпинских реформах. 4 Первона

1 Герье В.И. Второе раскрепощение: Общие прения по Указу 9 ноября 1906 г. в Государственной Думе и в Государственном Совете. М., 1911; Тихомиров Л.А. К реформе обновленной России: Статьи 1909-1911 гг. М., 1912; Вещий Олег [Башмаков А.А.] Последний витязь. СПб., 1912; Аксаков А.П. «Высший подвиг»: Петр Аркадьевич Столыпин, жизнь за царя положивший. СПб., 1912 и др.

2 Струве П.Б. Patriotica: Политика, культура, религия, социализм: Сб. статей за 5 лет: 1905-1910 гг. СПб., 1911; Трубецкой Е.Н. Русский Бисмарк // Московский еженедельник. М., 1909. № 47. С. 1-8; Ковалевский М.М. П.А. Столыпин и «объединенное дворянство» // Вестник Европы. СПб., 1913. Кн. 10. С. 406423 и др.

3 Ленин В.И. Столыпин и революция // Полн. собр. соч. Т. 20. С. 324-333; Он же. По поводу декларации Столыпина // Там же. Т. 15. С. 27-29; Он же. Сравнение столыпинской и народнической аграрной программы // Там же. Т. 21. С. 380-386 и др.

4 Черменский Е.Д. Буржуазия и царизм в революции 1905-1907 гг. М., Л., 1939; Дубровский С.М. Столыпинская земельная реформа: Из истории сельского хозяйства и крестьянства России в начале XX в. М., 1963; Аврех А.Я. Столыпин и третья Дума. М., 1968; Он же. Столыпин и судьбы реформ в России М., 1991; Зырянов П.Н. Крах внутренней политики третьеиюньской монархии в области местного управления (1907-1914). Дисс. к.и.н. М., 1972; Дякин B.C. Самодержавие, буржуазия и дворянство в 1907-1911 гг. Л., 1978; Сидельчально интерес исследователей фокусировался на аграрной проблематике, которая была выделена Лениным как центральная в системе столыпинских реформ (Дубровский, Сидельников). При этом внимание акцентировалось на неудаче аграрных преобразований, на их «свертывании». А.Я. Аврех расширил круг рассматриваемых сюжетов, обратившись к рабочему и национальному вопросам в деятельности Столыпина. П.Н. Зыряновым был основательно проработан вопрос о реформах Столыпина в области местного управления и самоуправления. Другие аспекты столыпинской программы (например, права и свободы личности, модернизация экономики и др.) интересовали исследователей в значительно меньшей степени.

В современной России значительно возрос общественный интерес к личности и программе П.А. Столыпина.1 Для данного историографического периода характерны: плюрализм мнений и оценок, вовлечение новых документов и материалов, постановка малоисследованных ранее проблем. Тем не ников С.М. Аграрная политика самодержавия в период империализма. М., 1980; Кризис самодержавия в России. М., 1984; Соловьев Ю.Б. Самодержавие и дворянство в 1907-1914 гг. JL, 1990 и др.

1 Казарезов В.В. Столыпин: история и современность. Новосибирск, 1991; Ры-бас С.Ю., Тараканова JI.B. Реформатор: Жизнь и смерть Петра Столыпина. М., 1991; Зырянов П.Н. Петр Столыпин: политический портрет. М., 1992; Государственная деятельность П.А. Столыпина. М., 1994; Корелин А.П. Петр Аркадьевич Столыпин // Российские реформаторы: XIX - начало XX в. М., 1995. С. 259-305; Власть и реформы: От самодержавия к советской России. СПб., 1996; Дякин B.C. Был ли шанс у Столыпина? Сб. статей. СПб., 2002; Он же. Деньги для сельского хозяйства 1892-1914. СПб., 1997; Рыбас С.Ю. Столыпин. Генерал Самсонов. М., 2000; Тюкавкин В.Г. Великорусское крестьянство и Столыпинская аграрная реформа. М., 2001; Сидоровнин Г.П. Столыпин. Жизнь за Отечество. Жизнеописание (1862-1911). М., 2002; Федоров Б.Г. Петр Аркадьевич Столыпин. М., 2002; Давыдов М.А. Очерки аграрной истории России в конце XIX - начале XX вв. (По материалам транспортной статистики и статистики землеустройства). М., 2003; Проскурякова Н.А. Земельные банки России в конце XIX - начале XX вв. (По материалам транспортной статистики и статистики землеустройства). М., 2003; Бородин А.П. Столыпин. Реформы во имя России. М., 2004; Земское самоуправление в России, 1864-1918: в 2-х книгах. М., 2005; Пожигайло П.А., Шелохаев В.В. Петр Аркадьевич Столыпин: Интеллект и воля. М., 2005 и др. менее, основное внимание продолжает уделяться отдельным аспектам столыпинской программы, правда, под новым углом зрения. Например, в области аграрных преобразований акцент делается на позитивных результатах реформы, отмечается поступательное развитие инициированных Столыпиным процессов (Тюкавкин, Давыдов).

Существенное внимание истории столыпинских реформ уделяется в зарубежной историографии. Труды ряда западных историков представляются весьма важными для понимания столыпинских преобразований. Первые попытки их осмысления предприняли еще современники Столыпина (работы Аухагена и Тэри).1 В дальнейшем зарубежные исследователи неоднократно обращались к этой проблеме, уделяя особое внимание политическому аспекту деятельности столыпинского правительства (Хэймсон, Мэннинг, Вчисло и др.). Тем не менее, мы вынуждены отметить недостаточность источниковой базы подавляющего большинства зарубежных работ.

Однако, при всем богатстве и разнообразии историографического материала, посвященного Столыпину и его реформам, до сих пор не было проведено комплексного анализа системы предложенных им системных преобразований с привлечением совокупности проектов законов и эте^мичж^общ^вдш Mil

Альманах II. Саратов, 2002; Аухаген. Критика русской земельной реформы. СПб., 1914 и др.

Hosking G.A. The Russian constitutional experiment. Government and Duma, 1907-1914. Cambridge, 1973; Conroy M.S. P.A. Stolypin: practical politics in late tsarist Russia. Boulder, 1976; Reforming rural Russia / ed. by L. Haimson. Bloom-ington, 1979; Weissman N.B. Reform in tsarist Russia. The state bureaucracy and local government, 1900-1914. New Brunswick, 1981; Manning R.T. The crisis of the old order in Russia. Gentry and government. Princeton, 1982; Wcislo F.W. Reforming rural Russia: state, local society and national politics. Princeton, 1990; Ascher A. P.A. Stolypin: the search for stability in late imperial Russia. Stanford, 2001 и др.

Анализ западной историографии см. в: Ефимов О.В. Англо-американская историография реформ П.А. Столыпина: становление и эволюция концепций. Дисс. к.и.н. СПб., 1995; Дорожкин А.Г. Столыпинская аграрная реформа в оценках современной германской историографии // Отечественная история. 2006. №2. С. 116-135.

Именно такая попытка осуществлена в данной диссертации.

Цель и задачи исследования. Цель исследования - впервые рассмотреть программу столыпинских реформ как целостную систему, основанную на ясном и продуманном представлении П.А. Столыпина о будущем России.

Задачами данной работы являются:

- выявление и систематизация высказываний П.А. Столыпина, позволяющих воссоздать его базовые мировоззренческие, идеологические и политические представления;

- анализ характера и содержания всей совокупности проектов законодательных и нормативных актов, составивших программу столыпинского правительства;

- проследить процесс прохождения столыпинских законопроектов через представительные учреждения;

- выяснить комплекс факторов и разновекторных интересов, способствовавших или тормозивших прохождение столыпинских законопроектов.

Источниковая база исследования. В последние годы Фондом изучения наследия П.А. Столыпина издана серия фундаментальных документальных публикаций, содержащих огромный массив источников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот.1 Выявление этих источников производилось в архивах Санкт-Петербурга (РГИА), Москвы (ГАРФ), а также, если говорить о переписке Столыпина, в большом количестве фондов федеральных и региональных архивов.

В Российском государственном историческом архиве были просмотрены следующие фонды: Канцелярия Министерства Императорского Двора (ф. 472), Контора Двора великого князя Александра Михайловича (ф. 521), Государственный Крестьянский поземельный банк (ф. 592), Главное управление по

1 П.А. Столыпин: Программа реформ. Документы и материалы. В 2 т. М., 2003; Тайна убийства Столыпина. М., 2003; Столыпин П.А.: Переписка. М., 2004; Столыпин П.А.: Грани таланта политика. М., 2006; Столыпин П.А.: Биохроника. М., 2006. делам печати (ф. 776), Канцелярия обер-прокурора Синода (ф. 797), Департамент духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел (ф. 821), Государственная канцелярия (ф. 1162), Совет министров (ф. 1276), Государственная дума (ф. 1278), Канцелярия министра внутренних дел по делам дворянства (ф. 1283), Департамент общих дел Министерства внутренних дел (ф. 1284), Земский отдел Министерства внутренних дел (ф. 1291); а также личные фонды - Э.Ю. Нольде (ф. 727), Н.А., М.А., В.А. и Ю.Н. Милютины (ф. 869), гр. В.Ф., А.В. и Е.Н. Адлерберг (ф. 882), Н.П., Е.А., И.П. Балашовы (ф. 892), гр. А.А. и В.А. Бобринские (ф. 899), гр. И.И., Е.А. Воронцовы-Дашковы (ф. 919), П.М. Кауфман (ф. 954), гр. В.Н. Коковцов (ф. 966), кн. А.Ф., Н.А.,

B.Н. Орловы (ф. 1012). П.П. Извольский (ф. 1569), А.В. Кривошеин (ф. 1571),

C.В. Рухлов (ф. 1576), О.П. Герасимов (ф. 1597), М.Г. Акимов (ф. 1615), Е.В. Богданович (ф. 1620), С.Ю. Витте (ф. 1622), Ф.А. Головин (ф. 1625), И.Л. Го-ремыкин (ф. 1626), И.Я. Гурлянд (ф. 1629), АБ. Нейдгардт (ф. 1649), С А. Пан-чулидзев (ф. 1652), И.Н., А.И., С.А., С.С. Подолинские (ф. 1653), гр. В.Б. Фредерике (ф. 1669), Н.К. Шауфус (ф. 1671), А.Н. Шварц (ф. 1672), И.Г. Щеглови-тов (ф. 1675).

В Государственном архиве Российской Федерации обследованы: Коллекция рукописей Царскосельского дворца (ф. 543), Коллекция отдельных документов личного происхождения (ф. 1463), Чрезвычайно-следственная комиссия для расследования противозаконных по должности действий бывших министров и прочих высших должностных лиц (ф. 1467); фонды Николая II (ф. 601), вдовствующей императрицы Марии Федоровны (ф. 642), великих князей Александра Михайловича (ф. 645), Алексея Александровича (ф. 681), Владимира Александровича (ф. 652), Константина Константиновича (ф. 660), Михаила Александровича (ф. 668), Михаила Николаевича (ф. 649), Николая Михайловича (ф. 670), Николая Николаевича (ф. 671), Петра Николаевича (ф. 653), Сергея Михайловича (ф. 684); личные фонды А.И. Гучкова (ф. 555), А. П. Извольского (ф. 559), А.Ф. Кони (ф. 564), А.А. Макарова (ф. 570), А.Ф. Мейендорфа (ф. 573), семьи Мясоедовых (ф. 578), В.К. Плеве (ф. 586), Б.В. Никольского (ф. 588), П.Н. Милюкова (ф. 579), Д.Ф. Трепова (ф. 595), М.В. Род-зянко (ф. 605), Н.Ф. Карловой (ф. 618), Б.В. Штюрмера (ф. 627), J1.A. Тихомирова (ф. 634), И.П. Игнатьева (ф. 730), М.В. Челнокова (ф. 810), В.Ф. Джунковского (ф. 826), семьи Горчаковых (ф. 828), гр. П.А. Гейдена (ф. 887), А.А. Гир-са (ф. 892), В.Е. Львова (ф. 972), семьи Мансуровых (ф. 990), А.А. Мосолова (ф. 1001), семьи Олсуфьевых (ф. 1019), семьи Кристи (ф. 1052), семьи князей Волконских (ф. 1146), семьи Чичериных (ф. 1154), кн. П.Д. Святополк-Мирского (ф. 1729), А.А. Корнилова (ф. 5102), семьи князей Васильчиковых (ф. 5849).

В Российском государственном военно-историческом архиве просмотрены личные фонды А.А. Поливанова (ф. 89), А.Ф. Редигера (ф. 280), а также фонд Верховной комиссии для всестороннего рассмотрения обстоятельств, послуживших принятию несвоевременного и недостаточного пополнения запасов военного снабжения армии. 1915-1916 (ф. 962).

В Архиве внешней политики Российской империи обследован личный фонд А. П. Извольского (ф. 340).

В Российском государственном архиве литературы и искусства обследованы личные фонды К.К. и К.И. Арсеньевых (ф. 40), А.А. Голенищева-Кутузова (ф. 143), М.А. Кузьмина (ф. 232), семьи Олсуфьевых (ф. 367), А.А. Суворина (ф. 459), семьи Свербеевых (ф. 472), семьи Энгельгардтов (ф. 572), JI.M. Клячко-Львова (ф. 1208), коллекция Д.И. Эварницкого (ф. 1335), А.Н. Шварца (ф. 1353), В.А. Грингмута (ф. 1393).

В Российском государственном архиве древних актов — фонды князей Гагариных (ф. 1262), князей Голицыных (ф. 1263), князей Нарышкиных (ф. 1272), графов Шереметевых (ф. 1287), графов Шуваловых (ф. 1288), князей Юсуповых (ф. 1290), графов Бобринских (ф. 1412).

В Архиве Российской Академии наук — личные фонды В.И. Вернадского (ф. 518), В.О. Ключевского (ф. 640), Т.И. Полнера (ф. 648), В.Ю. Скалона (ф. 649).

В Отделе рукописных фондов Государственного литературного музея — личный фонд А.Ф. Кони (ф. 101).

В Рукописном отделе Института русской литературы — личные фонды

A.Ф. Кони (ф. 134), М.А. Стасюлевича (ф. 193), К.К. Арсеньева (ф. 359), семьи Свербеевых (ф. 598).

В Центральном историческом архиве г. Москвы — личный фонд А.А. Чупрова (ф. 2244).

В Отделе письменных источников Государственного исторического музея просмотрены личные фонды В.А. Маклакова (ф. 31), семьи Куломзиных (ф. 42), семьи Арсеньевых (ф. 43), семьи Боткиных-Гучковых (ф. 122), семьи Олсуфьевых (ф. 164), семьи Хомяковых (ф. 178), графа H.J1. Муравьева (ф. 241), князей Щербатовых (ф. 270), князей Мещерских (ф. 329), князей Барятинских (ф. 342), графов Бобринских (ф. 357), князей Гагариных (ф. 361).

В Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (С.Петербург) - личные фонды П.Л. Вакселя (ф. 124). К.А. Военского (ф. 152), С.Ф. Платонова (ф. 585), А.Ф. Стеммана (ф. 739), П.Б. Струве (ф. 753).

В Отделе рукописей Российской государственной библиотеки — личные фонды П.А. Базилевского (ф. 15), князей Барятинских (ф. 19), графа И.И. Воронцова-Дашкова (ф. 58), И.И. Восторгова (ф. 59), князей Вяземских (ф. 63),

B.И. Герье (ф. 70), семьи Дурново (ф. 95), М.М. Осоргина (ф. 215), семьи Самариных (ф. 265), А.Н. Шварца (ф. 338), графов Шереметевых (ф. 341), Д.Н. Шилова (ф. 440), В.А. Грингмута (ф. 497), С.Д. Урусова (ф. 550), Е.В. Богдановича (ф. 664), И.И. Толстого (ф. 781).

В своей совокупности эти документы и материалы позволяют обозначить качественно новый этап историографического изучения одного из крупнейших российских реформаторов. Настоящая работа также в значительной степени базируется на вновь введенных в научный оборот источниках.

Типологически их можно представить следующим образом: законодательные, делопроизводственные источники, пресса и документы и материалы личного происхождения (в первую очередь, переписка П.А. Столыпина).

В основе диссертации лежат, прежде всего, источники законодательного характера, разработанные в министерствах и ведомствах.1 При подготовке исследования привлекались законопроекты, предполагавшие преобразование российской действительности в самых разных сферах. Эту совокупность проектов можно назвать базой реформ и практическим воплощением столыпинской программы.

При отборе документов для диссертации мы руководствовались следующими принципами. Во-первых, из всего массива материалов были выбраны базовые, касавшиеся преобразования наиболее важных сфер жизнедеятельности страны и затрагивавшие интересы подавляющего большинства ее населения. Во-вторых, в работе были использованы и законопроекты, история подготовки которых не укладывалась полностью в хронологические рамки функционирования столыпинского правительства, но которые идеологически и содержательно должны быть отнесены к общей программе его реформ. В-третьих, мы были вынуждены считаться с тем фактом, что каждый законопроект проходил множество стадий подготовки и обсуждения, в результате которых текст его изменялся. В диссертации, как правило, использовались итоговые варианты, утвержденные Советом министров и одобренные, соответственно, Столыпиным. Вместе с тем, анализируя историю прохождения законопроекта через Государственную Думу и Государственный Совет, мы старались отразить наиболее важные из внесенных ими изменений.

Следующим видом источников являются материалы государственных органов, связанные с выработкой и обсуждением законопроектов. Прежде всего это особые журналы Совета министров. Несмотря на то, что выносимые на одобрение этого органа тексты готовились непосредственно в министерствах и

1 См.: П.А. Столыпин: Программа реформ. Документы и материалы. Т. 1-2.

2 Особые журналы Совета министров царской России: 1906-1917 гг. М., 19821988; Особые журналы Совета министров Российской империи. М., 2000-2002. ведомствах, именно на Совете министров происходила их первичная апробация и «увязка» с общим идеологическим и политическим курсом правительства П.А. Столыпина.

После одобрения законопроекта Советом министров и высочайшего утверждения соответствующего журнала ведомство, как правило, вносило его в Государственную Думу. Стенограммы заседаний нижней палаты народного представительства также являются для нас ценным источником.1 Во-первых, из них видны изменения, вносимые Думой в законопроекты, а также мотивы этих поправок; во-вторых, обосновывая перед депутатами инициативы правительства, министры детализировали и углубляли свою аргументацию. В несколько меньшей степени это относится к стенограммам заседаний Государственного Совета. Принятые и утвержденные законопроекты публиковались в Полном собрании законов Российской империи (ПСЗ).

Также крайне информативным источником для выяснения позиции правительства по вопросам реформы местного управления являются стенограммы и журналы заседаний Совета по делам местного хозяйства (1908-1910).3

В диссертации использованы материалы прессы. Столыпин, в отличие от многих своих предшественников и коллег, не чурался пользоваться этим средством коммуникации. Его интервью русским и иностранным газетам являются «классикой жанра», настолько емко и убедительно он излагал журналистам свои взгляды на действительность. Эти материалы выявлены и включены в состав перечисленных выше документальных публикаций. Они имеют существенное значение в воссоздании мировоззрения Столыпина и теоретической базы его реформ.

Также на решение этой задачи направлено использование источников

1 Государственная Дума. Стенографические отчеты. СПб., 1908-1913.

2 Государственный Совет. Стенографические отчеты. СПб., 1908-1914.

3 РГИА. Ф. 1288. On. 1. Совет по делам местного хозяйства; Там же. Ф. 1652. С.А. Панчулидзев. On. 1. Д. 6,12. личного происхождения. К таким, прежде всего, отнесем тексты П.А. Столыпина, как устные, так и письменные. Это его знаменитые речи, переписка, памятные записи, черновики и др.1 Многие из указанных материалов выявлены, подготовлены к печати и опубликованы Фондом изучения наследия П.А. Столыпина.

Методология исследования. В данном исследовании представляется наиболее продуктивным историко-системный метод, позволяющий рассмотреть разновекторную и разноплановую законотворческую деятельность П.А. Столыпина как единый комплекс мер, направленных на реализацию продуманной теоретической концепции реформ.

Методологические принципы объективности и историзма помогли рассмотреть столыпинскую программу с учетом тех экономических и политических условий, которые существовали в России в начале XX века. В ходе работы над диссертацией также использовался проблемный подход.

Примененный нами сравнительный метод позволил сопоставить законопроекты, разработанные на различных уровнях власти, а историко-социологический метод - отыскать такие устойчивые структурные параметры явлений, которые выражали бы их специфику и в то же время могли быть положены в основу сопоставления с другими явлениями того же порядка.

Научная новизна. Научная новизна исследования заключается в следующем:

- на основании подробного изучения и анализа высказанных мыслей П.А. Столыпина формулируется его концепция реформирования России;

- программа столыпинских реформ впервые рассматривается как система взаимоувязанных мер, направленных на воспитание в русском крестьянине свободной творческой личности, модернизацию государственных инсти

1 См.: Столыпин П.А. Нам нужна Великая Россия. Полное собрание речей в Государственной думе и Государственном совете. 1906-1911. М., 1991; Столыпин П.А. Мысли о России. М., 2006; Столыпин П.А.: Переписка. М., 2004; Столыпин П.А.: Грани таланта политика. М., 2006. тутов, в том числе ликвидацию устаревшего сословного управления, и создание условий для активного и эффективного функционирования субъектов рынка в экономическом пространстве;

- в результате комплексного исследования основных законопроектов, составивших программу столыпинских реформ, расширяется научное представление о содержании преобразований.

Апробация и практическое использование научных результатов. Основные положения исследования были доложены на ряде научно-практических конференций. Выводы диссертации используются в научно-исследовательской работе Фонда изучения наследия П.А. Столыпина; разрешение поставленных в ней вопросов является перспективной задачей Фонда. Отметим целесообразность использования многих идей Столыпина, а также актуальность и возможность практического применения целого ряда элементов его программы и в наши дни.

16

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Пожигайло, Павел Анатольевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

П.А. Столыпин, осознавая масштабы накопившихся за века проблем, предложил обществу системную программу реформ. Только такая единая синтетическая программа, синхронно реализуемая в течение всего переходного периода, являлась, по его мнению, реалистичной, единственно позволяющей по мере ее осуществления постепенно, без «скачков» и «откатов», шаг за шагом уменьшать идеологическое и политическое противостояние в российском обществе. Столыпину удалось, по крайней мере, на концептуальном уровне, амальгировать общую идею, программу, технологии ее реализации в единое целое. Такой опыт органического сочетания видения замысла, содержательных задач и путей их решения представляется продуктивным и актуальным и в наши дни. Приступать к созиданию нового, не выработав синтетического подхода, - не рационально.

Будучи рационалистом, Столыпин понимал, что для вывода российского общества из конфронтационного состояния необходимо предложить такую системную программу, которая бы, во-первых, четко и определенно обозначала конечную цель преобразований, во-вторых, намечала реальные пути к их осуществлению. Только в этом случае общество может сделать свой выбор: либо поддержать, либо отвергнуть предложенную модель (тип) модернизации страны. Являясь ответственным политиком, Столыпин не скрывал ни своих конечных целей, ни содержания программы, ни технологий ее реализации. В условиях идеологического и политического противостояния в российском обществе, традиционного разгула демагогии и популизма такая позиция была рассчитана на здравый смысл, на выявление и мобилизацию здоровых сил, которым, с одной стороны, чужды огульная критика исторических традиций, а с другой - свойственна ориентированность на творческое созидание нового. Недаром Столыпин пытался найти равнодействующую между традициями и инновациями, рассчитывая их задействовать в качестве мобилизационных в конкретных условиях общественного противостояния, «сшибки» разновекторных интересов. В исторической перспективе столыпинская позиция здравого смысла представляется единственно правильной и реалистичной, ибо она дала российскому обществу шанс вырваться из перманентного состояния идеологического и политического клинча, наметила пути мирного эволюционного развития. К сожалению, тогдашнее российское общество еще далеко не созрело для восприятия программы, в основе которой лежали идея «общего блага» и идея мирного разрешения конфликтов - не методами разрубания их, а цивилизованными приемами их постепенного «развязывания».

Основополагающей идеей программы столыпинских реформ было полное и окончательное освобождение человека, который из традиционного «винтика» должен был превратиться в подлинно творческую и созидательную личность. Вместе с тем такая личность должна была осознавать свою ответственность перед обществом и перед государством и, наконец, перед потомками и будущим страны. Это была глубоко нравственно-этическая позиция здравомыслящего человека. В отличие от демагогов и популистов, которых в России было и есть легион, Столыпин не призывал к насильственному изъятию или переделу собственности, не призывал бедных грабить богатых, а предлагал создать благоприятные условия для самореализации личности, для организации собственного рационального хозяйства, для выбора достойной профессии, соответствующей природным склонностям каждого. По сути, впервые в истории России личность приглашалась к сотрудничеству с государством, к соединению усилий в общем деле. Реализация столыпинской идеи участия и правового государства, и свободной личности в совместном строительстве Великой России позволила бы создать современную рыночную экономику, улучшить материальное положение населения, укрепить военно-стратегическую мощь страны.

Столыпинская программа была пронизана стремлением создать предпосылки и условия для всестороннего раскрытия потенциальных возможностей человека, заложенных природой, сделать свободную личность партнером государства в деле достижения общего блага. Столыпин понимал, что без освобождения личности вообще не имеет смысла говорить о реальном гражданском обществе в России, без формирования которого страна обречена на перманентное кризисное состояние. Гражданское общество, сформированное из независимых и свободолюбивых, целеустремленных и творчески активных личностей, способно, по мысли Столыпина, создать и полноценные общественные институты и структуры. Имелись в виду политические партии и законодательные учреждения, способные артикулировать и транслировать интересы общества.

По мнению Столыпина, ключевую роль в процессе трансформации страны должен был играть формирующийся средний класс. Он должен был: 1) «сцементировать» расколотое и конфликтогенное российское общество, «скинуть» его маргинальные фланги; 2) стать основой формирующегося гражданского общества, прочной социальной базой для правового государства; 3) стать «мотором» создания современной рыночной экономики. По мере упрочения своего экономического, социального, правового положения средний класс должен был поставлять кадры по всей вертикали исполнительной и представительной ветвей власти, вытесняя постепенно из них представителей старых страт, привыкших к традиционным формам управления страной и доведших ее, как известно, до очередного системного кризиса.

Столыпин стал одним из первых политических лидеров, кто начал «наводить мосты» с общественными институтами и структурами, рассчитывая привлечь их к делу совместного развязывания конфликтных узлов. До Столыпина власть и общество действовали в двух параллельных, не пересекающихся областях, предлагали и отстаивали диаметрально противоположные модели развития страны. Столыпин же от имени исполнительной власти предложил обществу совместно решать стоящие перед Россией проблемы. Он выступал в роли публичного политика, который в свободной дискуссии с депутатами Государственной Думы и членами Государственного Совета четко и ясно обозначил политику правительства, неустанно разъяснял ее замысел, содержание и технологии реализации программы реформ. В его лице общество впервые увидело, как работает правительство, какие цели и задачи (текущие и перспективные) оно решает. Опыт публичной деятельности Столыпина показывает, что правительство должно не только декларировать свою программу деятельности, но и публично ее разъяснять, каждый раз подчеркивая, какие конкретные результаты после ее реализации получит общество. Недаром Столыпин столько времени проводил в Государственной Думе и Государственном Совете - он пытался убедить народных избранников в обоснованности правительственного курса реформ. Участвуя в думских дебатах, Столыпин на протяжении пяти лет показал себя одним из наиболее глубоких, государственно мыслящих людей России, для которого общенациональные интересы страны являлись основными и определяющими. Впервые перед обществом предстал политик общенационального масштаба, который защищал не узковедомственные корпоративные или групповые, а именно общегосударственные интересы. Ради этого премьер-министр не жалел ни сил, ни времени, ни здоровья. Столыпин был глубоко убежден, что российское общество рано или поздно должно изменится и стать конструктивным.

Столыпин являлся подлинным патриотом своей страны. Он ни на минуту не мог себе представить, что от нее может «отпасть» какая-либо «пять» земли, которую завоевали и обустраивали несколько поколений, представлявших различные национальности и конфессии. Он был убежден в том, что обновленная России должна стать единым экономическим, правовым, политическим и социокультурным пространством. Выступая за предоставление гражданских и политических прав, снятие разного рода ограничений по национальному и конфессиональному признаку, Столыпин расчищал путь к формированию российской нации. Движение к этой цели, по его мнению, должен был возглавить русский народ - ядро российской государственности.

В условиях нарастания национальных и конфессиональных конфликтов, пробуждения национального самосознания Столыпин полагал, что если не приступить немедленно к правовому и законодательному урегулированию этих острых проблем, то может наступить момент, когда «ослабленный центр» окажется не в состоянии справиться с сепаратистскими тенденциями, провоцируемыми националистическими силами, и с логической неизбежностью произойдет распад империи. Способы решения национальных и конфессиональных проблем он искал на пути правового «выравнивания» гражданских и политических прав и свобод различных национальностей и конфессий, распространения на всю территорию России местного самоуправления, с постепенной передачей ему функций исполнительной власти.

К сожалению, Столыпин, ратующий за сохранение единства и целостности империи, не был услышан и понят лидерами национальных движений, уже в это время взявших курс на отделение в перспективе от России. Более того, он не был понят и поддержан общероссийскими либеральными и социалистическими партиями. Если первые настаивали на идеях автономии и децентрализации, то вторые выставляли лозунг национального самоопределения вплоть до отделения от России и образования самостоятельных государств. Опасность этих идей для будущего России Столыпин прекрасно понимал и пытался найти способы противодействия. По примеру США и Великобритании, которым удалось создать единую нацию, мобилизовать ее на конструктивное решение проблем современно эпохи, Столыпин в России также хотел сформировать не только гражданское общество и правовое государство, но и единую российскую нацию.

Выработанная и предложенная обществу Столыпиным логически взаимосвязанная во всех частях и звеньях масштабная программа системных реформ, рассчитанная на весь длительный переходный период, представляла собой самостоятельный тип модернизации России. Данный тип, базирующийся на сохранении исторических традиций (монархического принципа, особых ролевых функций государства) и вместе с тем на признании огромной роли творчески и созидательно ориентированной свободной личности, можно охарактеризовать как консервативно-либеральный. С одной стороны, Столыпин, задействуя традиции и институты в лице монархии, не только не отрицал инновационных явлений и процессов новой исторической эпохи, но и пытался соединить их в единое целое. С другой стороны, предложенный им тип модернизации, отражавший общегосударственные интересы, давал довольно широкий простор развитию отдельной личности. Характерно также, что если в области трансформации политических институтов и структур Столыпин позиционировал себя в роли консерватора, сторонника сохранения дуалистической политической системы, то в экономике и социально-культурной сфере он выступал в роли последовательного либерала. Подобного рода амбивалентность характерна для политических лидеров, вынужденных действовать в условиях переходных периодов, когда трансформационные процессы еще не получили своего завершения. Разрабатывая программу системных реформ, Столыпин, являясь рационально мыслящим политиком, вынужден был учитывать «коридор возможностей», который ему предоставила конкретная российская действительность. Как реальный политик он не мог не учитывать расстановку социальных и политических сил, накал партийной борьбы в обществе. Вместе с тем он не мог игнорировать наличие материальных ресурсов, а также возможностей адаптации общества к системным преобразованиям.

Реализация системных реформ, разработанных под непосредственным руководством Столыпина, проходила с большими трудностями и напряжением, встречала торможение со всех сторон, и «справа», и «слева». Столыпину приходилось преодолевать мощное сопротивление среды. Осознавая, что реформы могут стать эффективными только в том случае, если они будут реапи-зовываться в едином пакете, Столыпин вначале сохранял уверенность, что ему удастся убедить акторов политического процесса в том, что реформы наиболее адекватно соответствуют вызовам времени и наиболее полно отражают государственные интересы. Он рассчитывал утвердить в политическом сознание понимание того, что «общее благо» должно стать единственным ценностным критерием в деле преобразования России. Однако премьер объективно не смог в полном объеме учесть силу сопротивления системным реформам со стороны и традиционных, и новых социальных страт и политических сил. Традиционалистов не устраивала в ближайшей перспективе утрата ими монопольных прав на власть и собственность. В свою очередь новые социальные страты и политические силы были не удовлетворены умеренностью и постепенностью преобразований, предлагали собственные альтернативные им радикальные модели. До конца не сработала ставка Столыпина на умеренное большинство III Думы.

В ситуации набирающей силу тенденции противоборства исполнительной и представительной ветвей власти Столыпин, чтобы не оказаться в изоляции, вынужден был маневрировать, соглашаться на изъятие ряда важных проектов из Думы и Государственного Совета и на их переработку, что с логической неизбежностью вело к асинхронности в осуществлении замысла реформ, нарушению технологической цепочки их реализации, а отсюда и снижению уровня их эффективности. Осознавая, что при таком соотношении сил реформы в первоначально задуманном виде провести невозможно, Столыпин прилагал максимальные усилия к тому, чтобы сохранить базовые их составляющие. И если бы большинство реформ не проводилось по 87 ст. Основных законов, а дожидалось их прохождения через законодательные учреждения, то их результаты были бы менее эффективными. Только благодаря усилиям, настойчивости и твердой воли Столыпина правительственная программа реформ все же внедрялась в практику и приносила свои реальные результаты.

Органически сочетая в себе природный мощный интеллект и сильную волю, масштабный государственный ум и патриотизм, глубоко укоренные морально-нравственные и этические принципы, Столыпин в условиях переходного времени предложил обществу рациональную и логически обоснованную программу системных реформ, которая базировалась на идее «общего блага», общегосударственных и общенациональных интересов. В пылу острейших и непримиримых идеологических и политических «сшибок» и противостояний такая программа вывода страны из системного кризиса многим представителям элиты казалась неприемлемой. Правая часть идеологического и политического спектра прямо усматривала в ней покушение (явное или подспудное) на ее вековые властные функции, попытку передела сфер влияния в пользу новых социальных страт, а также прямое ущемление интересов тех, кто веками господствовал и монопольно распоряжался собственностью и личными судьбами. В свою очередь левая часть идеологического и политического спектра, наоборот, видела в Столыпине «крепостника-помещика», «махрового националиста», «душителя» всего свободолюбивого и прогрессивного.

Оказавшись в эпицентре борьбы обеих маргинальных флангов, Столыпин хотел разорвать этот порочный круг перманентных схваток между обеими диаметрально противоположными полюсами, которые уже не раз приводили Россию на край пропасти. Учитывая негативный опыт идейно-социальной нетерпимости, укоренившийся в общественном сознании, Столыпин, предлагал обществу такую модель переустройства, реализация которой позволила бы в перспективе избежать «кровавых разборок» типа разинщины, пугачевщины или революции 1905 г. Он призывал встать на путь цивилизованного разрешения имеющихся сословных и корпоративных конфликтов, найти общий интеграл, который бы не разъединял, а сближал общество, нацеливал его на совместное достижение позитивных результатов, позволил бы, в конечном счете, разорвать порочный круг борьбы «всех против всех».

Таким общим интегралом Столыпин считал интересы государства, которые и должны были стать для всех «лакмусовой бумажкой», позволяющей выявить тех, кто может и искренне хочет работать над созданием новой, обновленной России, и тех, кто не желает участвовать в этом созидательном процессе, продолжая настаивать на необходимости разрушения и государственности, и культуры, и империи. Столыпин верил и надеялся, что постановка и рассмотрение проблем именно через призму общегосударственного и общенационального интереса является достаточной объединяющей основой, чтобы «собрать» расколотое по идеологическим и политическим признакам российское общество, положив тем самым начало для его реального примирения и выработки консенсуса. Не случайно, как показано в диссертации, столыпинская идея «общего блага» пронизывала всю его программу системных реформ, являлась стержнем проводимой им политики. В условиях жесточайшей конфронтации в российском обществе начала XX в. это была единствен верная позиция, которая давала шанс мирным путем преодолеть общенациональную катастрофу. И не вина Столыпина, что расколотое российское общество не услышало этот разумный призыв, не воспользовалось предоставленным ему историей шансом.

В условиях переходного периода, когда еще только обозначились контуры формирующегося гражданского общества и правового государства, единственной реальной силой проведения преобразований в стране являлись государственные институты и структуры, вступившие после Манифеста 17 октября в стадию своего постепенного обновления. Недаром Столыпин сделал ставку на это «обновляющееся» государство, которое, обладая колоссальными материальными и человеческими ресурсами, могло в буквальном смысле этого слова «вытянуть» Россию на качественно новый виток развития, закрепить за ней статус подлинно Великой мировой державы. При этом он вел речь не о прежней тотальной монополии государства, как это имело место в России на протяжении веков, а о новом типе государства как творческой созидательной силе, действующей совместно с общественными силами.

Столыпин был убежден в том, что в переходный период, который переживала Россия, следует наращивать «присутствие» государства в экономике, социальной сфере, образовании и культуре. Вместе с тем он стремился максимально задействовать и ресурсы самого общества. По сути, речь шла о поиске оптимального соотношения участия и государства, и общества в построении новой России. Эта столыпинская идея красной нитью проходила через всю программу системных реформ, определяла технологическую «цепочку» ее реализации. По мнению Столыпина, такая тенденция к сотворчеству между властью и обществом должна была привести к расширению «поля» их взаимного пересечения для разрешения глобальной общей задачи - формирования в России гражданского общества и правового государства.

Статистические показатели и экспертные оценки однозначно свидетельствуют о том, что реализация столыпинских реформ дала весьма и весьма значительные позитивные результаты. Они стали преображать Россию в своих основаниях, превращать ее в подлинно великую мировую державу. Столыпинские реформы проложили грань между старой и новой Россией. По сути, это были два принципиально различных качественных состояния одной и той же страны. Столыпину удалось уловить ведущие тенденции пореформенной модернизации, придать им новый импульс, что позволило с оптимизмом смотреть в будущее. Столыпин был убежден в том, что предложенный им тип модернизации позволит вывести страну на качественно новые рубежи развития.

Столыпин оставил потомкам богатое наследие. Он предложил российскому обществу структурированную национальную идеологию, базовыми компонентами которой являлись: законность и правовой порядок, раскрепощение личности, единое и неделимое государство, сильная и исполнительная власть, частная собственности и свободный труд, патриотизм и внешнеполитический авторитет великой державы. Вместе с тем он предложил обществу и технологии реализации своей программы системных реформ.

Проблема, которая стоит перед современным обществом и современными политическими элитами, состоит в том, сумеют ли они творчески распорядиться богатым столыпинским наследием. Как известно, сам Столыпин был решительным противником бездумного копирования и западноевропейского и отечественного опыта. Он предлагал критически изучать имеющиеся наработки, находить сбалансированные подходы между ки, находить сбалансированные подходы между традициями и инновациями, обозначая собственное творческое видение конкретной ситуации и соотношения разнородных интересов и сил. При этом он неизменно настаивал на четкости и определенности конечной цели, намечал, исходя из нее, программу постепенного перехода общества из одного состояния в другое. Это давало обществу вполне четкую и заданную цель движения вперед, способствовало мобилизации его внутреннего ресурса на решение действительно масштабных задач.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Пожигайло, Павел Анатольевич, 2006 год

1. Неопубликованные источники. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ):

2. Ф. 1467. Чрезвычайная следственная комиссия. Российский государственный исторический архив (РГИА):2. Ф. 1276. Совет Министров.

3. Ф. 1278. Государственная Дума.4. Ф. 1282. Канцелярия МВД.

4. Ф. 1288. Главное управление по делам местного хозяйства МВД.

5. Ф. 1652. С.А. Панчулидзев.7. Ф. 1662. П.А. Столыпин.1.. Опубликованные источники.

6. Государственная Дума. Стенографические отчеты. 1907-1913 гг. СПб., 1907-1913.

7. Государственный Совет. Стенографические отчеты. 1908-1914 гг. СПб., 1908-1914.

8. Журналы Совета по делам местного хозяйства. 1908-1910 гг. СПб., 1908-1910.

9. Законотворчество думских фракций. 1906-1917 гг.: Документы и материалы. М., 2006.

10. Записка председателя Совета министров и главноуправляющего землеустройством и земледелием о поездке в Сибирь и в Поволжье в 1910 г. Приложение к всеподданнейшему докладу. СПб., 1910 г.

11. Особые журналы Совета министров Российской империи. М., 20002002.

12. Особые журналы Совета министров царской России: 1906-1917 гг. М., 1982-1988.

13. П.А. Столыпин: Переписка. М., 2004.

14. П.А. Столыпин: Программа реформ. Документы и материалы. М., 2003. Т. 1-2.

15. П.А.Столыпин : Биохроника. М., 2006.

16. П.А.Столыпин: Грани таланта политика. М., 2006.

17. Переписка Н.А.Романова и П.А.Столыпина // Красный архив. 1924. Т. 5.

18. Полное собрание законов Российской империи. 3-е издание.

19. Россия. 1913 год: Статистико-документальный справочник. М., 1995.

20. Столыпин П.А. Мысли о России. М., 2006.

21. Столыпин П.А. Нам нужна Великая Россия. Полное собрание речей в Государственной думе и Государственном совете. 1906-1911. М., 1991.1.I. Воспоминания.

22. Бок М.П. Воспоминания о моем отце П.А. Столыпине. Нью-Йорк, 1953.

23. Витте С.Ю. Воспоминания. В 2-х томах. М., 2003.

24. Глинка Я.В. Одиннадцать лет в Государственной Думе. 1906-1917. Дневник и воспоминания. М., 2001.

25. Гурко В.И. Черты и силуэты прошлого. Правительство и общественность в царствование Николая II в изображении современника. М., 2000.

26. Джунковский В.Ф. Воспоминания. М., 1997. Т. 1-2.

27. Коковцов В.Н. Из моего прошлого (1903-1919). Мн., 2004.

28. Крыжановский С.Е. Воспоминания. Берлин., 1938.

29. Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний. Нью-Йорк, 1954. Т. 1-2.1. ЛИТЕРАТУРА

30. Аврех А.Я. Столыпин и судьбы реформ в России М., 1991.

31. Аврех А.Я. Столыпин и Третья Дума. М., 1968.

32. Аврех А.Я. Царизм и третьеиюньская система. М., 1966.

33. Аксаков А.П. «Высший подвиг»: Петр Аркадьевич Столыпин, жизнь за царя положивший. СПб., 1912.

34. Алексеева И.В. Дума, царизм и союзники России по Антанте в эпоху П. А. Столыпина. 1907-1911 гг. СПб., 2004.

35. Анфимов A.M. П.А. Столыпин и российское крестьянство. М., 2002.

36. Аухаген. Критика русской земельной реформы. СПб., 1914.

37. Бородин А.П. Столыпин. Реформы во имя России. М., 2004.

38. Вещий Олег Башмаков А.А. Последний витязь. СПб., 1912.

39. Власть и реформы. От самодержавной к советской России. СПб., 1996.

40. П.Вчисло Ф. Отношения между правительством и местной властью. Столыпин и третьеиюньская монархия // Реформы или революция? Россия 1861-1917 гг. СПб., 1992.

41. Герье В.И. Второе раскрепощение: Общие прения по Указу 9 ноября 1906 г. в Государственной Думе и в Государственном Совете. М., 1911.

42. Государственная деятельность П.А. Столыпина. М., 1994.

43. Давыдов М.А. О статистике землеустройства в России (1907-1913 гг.) //Экономическая история. Ежегодник 2001. М., 2002. С. 446.

44. Давыдов М.А. Очерки аграрной истории России в конце XIX начале XX вв. (По материалам транспортной статистики и статистики землеустройства). М., 2003.

45. Дорожкин А.Г. Столыпинская аграрная реформа в оценках современной германской историографии // Отечественная история. 2006. № 2. С. 116-135.

46. Дубровский С.М. Сельское хозяйство и крестьянство России в период империализма. М., 1975.

47. Дубровский С.М. Столыпинская земельная реформа: из истории сельского хозяйства и крестьянства России в начале XX в. М., 1963.

48. Дякин B.C. Земство в третьеиюньской монархии (структура избирателей и гласных) // Исторические записки. Т. 115. М., 1987.

49. Дякин B.C. Самодержавие, буржуазия и дворянство в 1907-1911 гг. Л., 1978.

50. Дякин B.C. Столыпин и дворянство (провал местной реформы) // Был ли шанс у Столыпина? СПб., 2002. С. 149-189.

51. Дякин B.C. Структура имущих верхов России в к. XIX н. XX вв.: к постановке вопроса // Английская набережная, 4. СПб., 1997. С. 127148.

52. Захаров В.Н., Петров Ю.А., Шацилло М.К. История налогов в России. IX начало XX века. М., 2006.

53. Земское самоуправление в России, 1864-1918: в 2-х книгах. М., 2005

54. Зиновьев Н. Министерский проект реформы местного управления. СПб., 1909.

55. Зырянов П.Н. Крах внутренней политики третьеиюньской монархии в области местного управления. Дисс. к.и.н. М., 1972.

56. Зырянов П.Н. Петр Столыпин: политический портрет. М., 1992.

57. Зырянов П.Н. Российская государственность в XIX начале XX века // Свободная мысль. 1995. № 8. С. 110-122.

58. Зырянов П.Н. Третьеиюньская монархия в современной американской историографии // История СССР. 1970. № 5.

59. Зырянов П.Н. Третья Дума и вопрос о реформе местного суда и волостного самоуправления //История СССР. 1969. № 6.

60. Ефимов О.В. Англо-американская историография реформ П.А. Столыпина: становление и эволюция концепций. Дисс. к.и.н. СПб., 1995.

61. Ильин В.В. Реформы и контрреформы в России: циклы модерниза-ционного процесса. М., 1996.

62. Казарезов В.В. Столыпин: история и современность. Новосибирск, 1991.

63. Катков М.А. Роль уездных предводителей дворянства в государственном управлении России. К вопросу о реформе уездного управления. М., 1914.

64. Ковалевский М.М. П.А. Столыпин и «объединенное дворянство» // Вестник Европы. СПб., 1913. Кн. 10. С. 406-423.

65. Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 2003.

66. Корелин А.П. Петр Аркадьевич Столыпин // Российские реформаторы XIX начала XX в. М., 1995.

67. Корелин А.П. Россия сельская на рубеже XIX XX вв. // Россия в начале XX века. М., 2002.

68. Королева Н.Г. Земство на переломе (1905-1907). М., 1995.

69. Кризис самодержавия в России. 1895-1914. JL, 1984.

70. Куликов В.В. Земские учреждения и правительственный контроль (вторая половина XIX начало XX вв.). М., 2001.

71. Ленин В.И. По поводу декларации Столыпина // Там же. Т. 15. С. 2729.

72. Ленин В.И. Сравнение столыпинской и народнической аграрной программы // Там же. Т. 21. С. 380-386.

73. Ленин В.И. Столыпин и революция // Полн. собр. соч. Т. 20. С. 324333.

74. Медушевский А.Н. Проекты аграрных реформ в России. XVIII начало XXI века. М., 2005.

75. Могилевский К.И. Совет по делам местного хозяйства: структура, функции, деятельность (1908-1910). Дисс. к.и.н. М., 2005.

76. Немировский А.О. Реформа городского самоуправления. СПб., 1911.

77. Панкевич В.К. Вероисповедные вопросы в думский период (19061917 гг.) М., 1995.

78. Пожигайло П.А., Шелохаев В.В. Петр Аркадьевич Столыпин: Интеллект и воля. М., 2005.

79. Представительная власть в России: история и современность. М., 2004.

80. Проблемы социально-экономической и политической истории России XIX начала XX в. СПб., 1999.

81. Проскурякова Н.А. Земельные банки Российской империи в конце XIX начале XX вв. (По материалам транспортной статистики и статистики землеустройства). М., 2003.

82. Реформы или революция? Россия 1861-1917 гг. Материалы международного коллоквиума историков. СПб., 1992.

83. Рыбас С.Ю., Тараканова JI.B. Реформатор: Жизнь и смерть Петра Столыпина. М., 1991.

84. Рыбас С.Ю. Столыпин. Генерал Самсонов. М., 2000.

85. Сидельников С.М. Аграрная политика самодержавия в период империализма. М., 1980.

86. Сидоровнин Г.П. Столыпин. Жизнь за Отечество. Жизнеописание (1862-1911). М., 2002.

87. Слепова О.В. Основные направления экономической политики правительства П.А. Столыпина. Дисс. к.и.н. М., 2005.

88. Смирнов А.Ф. Государственная Дума Российской империи. 19061917: историко-правовой очерк. М., 1998.

89. Собственность на землю в России: история и современность. М., 2002.

90. Соловьев Ю.Б. Самодержавие и дворянство в 1902-1907 гг. J1., 1991.

91. Соловьев Ю.Б. Самодержавие и дворянство в 1907-1914 гг. Л., 1990.

92. Соминич Г.Е. Личный фонд Петра Аркадьевича Столыпина в ЦГИА СССР // Советские архивы. 1991. № 1. С. 84-92.

93. Столыпин и местное самоуправление. М., 1992.

94. Страховский И.М. Губернское устройство // Журнал Министерства юстиции. 1913 г. № 7-9.

95. Струве П.Б. Patriotica: Политика, культура, религия, социализм: Сб. статей за 5 лет: 1905-1910 гг. СПб., 1911.

96. Тихомиров Л.А. К реформе обновленной России: Статьи 1909-1911 гг. М., 1912.

97. Трубецкой Е.Н. Русский Бисмарк // Московский еженедельник. М., 1909. №47. С. 1-8.

98. Тэри Э. Россия в 1914 году: Экономический обзор // Правда Столыпина. Альманах II. Саратов, 2002.

99. Тюкавкин В.Г. Великорусское крестьянство и Столыпинская аграрная реформа. М., 2001.

100. Федоров Б.Г. Петр Аркадьевич Столыпин. М., 2002.

101. Черменский Е.Д. Буржуазия и царизм в первой русской революции. М., 1970.

102. Шацилло К.Ф. От Портсмутского мира к Первой мировой войне. Генералы и политика. М., 2000.

103. Шелохаев В.В. Общенациональные интересы в конфронтационном обществе // Россия: государственные приоритеты и национальные интересы. М., 2000.

104. Ascher A. The search for stability in late imperial Russia. Stanford, 2001.

105. Conroy M.S. P.A. Stolypin: practical politics in late tsarist Russia. Boulder, 1976.

106. Conroy M.S. Stolypin's attitude toward local self-government // Slavonicand East European Review. London, 1968, July, vol. 46, No. 107.

107. Haimson L.H. Introduction: the Russian landed nobility and the system of the Third of June // The politics of rural Russia, 1905-1914. Bloomington, 1979. P. 1-29.

108. Hosking G.A. The Russian constitutional experiment. Government and Duma, 1907-1914. Cambridge, 1973.

109. Hosking G.A., Manning R.T. What was the United Nobility? // The politics of rural Russia, 1905-1914. Bloomington, 1979. P. 142-183.

110. MacNaughton R.D., Manning R.T. The crisis of the Third of June system and political trends in the zemstvos, 1907-1914 // The politics of rural Russia, 1905-1914. Bloomington, 1979. P. 184-218.

111. Manning R.T. The crisis of the old order in Russia. Gentry and government. Princeton, 1982.

112. Wcislo F.W. Reforming rural Russia: state, local society and national politics. Princeton, 1990.

113. Weissman N.B. Reform in tsarist Russia. The state bureaucracy and local government, 1900-1914. New Brunswick, 1981.

114. ЭНЦИКЛОПЕДИИ И СПРАВОЧНО-БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ

115. Государственная Дума России. 1906-2006. Энциклопедия. В 2-х томах. М., 2006.

116. Общественная мысль России XVIII начала XX века. Энциклопедия. М., 2005.

117. П.А. Столыпин: Библиографический указатель. М., 2002.

118. Политические партии России (конец XIX-первая треть XX века). Энциклопедия. М., 1996.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 235169