Свобода вероисповедания в Российской Федерации: правовое регулирование и обеспечение религиозной безопасности тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.02, кандидат юридических наук Сластилина, Юлия Валерьевна

Диссертация и автореферат на тему «Свобода вероисповедания в Российской Федерации: правовое регулирование и обеспечение религиозной безопасности». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 254231
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Сластилина, Юлия Валерьевна
Ученая cтепень: 
кандидат юридических наук
Место защиты диссертации: 
Архангельск
Код cпециальности ВАК: 
12.00.02
Специальность: 
Конституционное право; муниципальное право
Количество cтраниц: 
215

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Сластилина, Юлия Валерьевна

Введение

Глава 1. Российское законодательство о свободе совести и свободе вероисповедания

1.1. Понятие и содержание свободы совести и свободы 17 вероисповедания

1.2.Пределы осуществления права на свободу 35 вероисповедания

Глава 2. Понятие и сущность религиозной безопасности в

Российской Федерации

2.1 .Понятие религиозной безопасности

2.2.Религиоведческая экспертиза как необходимое условие в достижении обеспечения религиозной безопасности

Глава 3. Государственно-правовая защита личности при 106 обеспечении религиозной безопасности в современной России

3.1.Государственные органы в механизме защиты права на 106 свободу вероисповедания

3.2.Повышение эффективности нормативно-правового 143 регулирования отношений между религиозными организациями и государством

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Свобода вероисповедания в Российской Федерации: правовое регулирование и обеспечение религиозной безопасности"

Актуальность темы исследования. Статья 28 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Статья 30 Конституции Российской Федерации предоставляет каждому право на объединение. Тем самым государство признает право на создание и участие в деятельности религиозного объединения. Обеспечение указанного права возможно только в том случае, если деятельность осуществляется в соответствии с нормами права.

Государство создает условия, которые обеспечивают каждому достойную реализацию гарантированных и закрепленных в Конституции Российской Федерации прав. Достижение баланса интересов личности и государства проводится, в том числе, в соответствии с требованиями безопасности, которым подчинена свобода каждого гражданина.

Современное развитие общества не исключает, а иногда и способствует нарастанию чувства социального дискомфорта, обеспокоенности и тревоги, появление сомнений в разрешении проблем, вызванных социально-экономическими преобразованиями, порождает апатию и пассивность.

Происходящая в обществе коррекция ценностных ориентаций и идеалов, активизация деятельности религиозных организаций оказывают заметное влияние на мировоззрение и поведение людей. Российская общественность, научные круги, представители правоохранительных органов и ряд государственных служащих неоднократно выражали свою обеспокоенность положением дел в стране в отношении беспрепятственной асоциальной и противоправной деятельности некоторых религиозных объединений. Государственные органы не располагают полной информацией о зарубежных религиозных организациях и миссиях, существующих в России, что затрудняет контроль их деятельности. Действующее законодательство не дает органам власти таких полномочий, которые бы позволяли полноценно осуществлять надзор за подобными религиозными организациями, получать информацию об их деятельности.

В России происходит процесс духовного возрождения, на фоне которого появляются и создаются религиозные и псевдорелигиозные объединения. Происходит это в форме организации различного рода групп, обещающих своим приверженцам желанные и ценные для них блага (духовные, социальные, материальные), а в обмен - подчинение и поклонение лидеру, идеологии и дисциплине такой группы. При этом осуществляется ничем и никем не контролируемое рекламное заманивание, зомбирование, вовлечение людей в процесс дальнейшей целенаправленной обработки сознания. Путем воздействия на психику человека подавляется прежняя личностная идентичность, разрушаются все прежние социальные связи, внушается тотальное негативное отношение к действительности. В зарубежной литературе это явление обозначается понятием «деструктивные культы», а процесс навязывания культовой структуры личности - понятием «контроль сознания»1.

В Российской Федерации появление таких объединений рассматривается как проявление духовного плюрализма. Однако под прикрытием религии, вероисповедания лидеры и члены религиозных объединений совершают различные правонарушения и преступления. В результате изоляции членов подобных религиозных объединений от внешнего мира, разрыва социальных связей, ежедневного воздействия на них со стороны лидеров, постоянного недосыпания, психического и физического изнурения, исполнения различных богослужений изменяется сознание адептов. Они становятся полностью контролируемыми, способными исполнять только указания

1 См. подробно работы таких авторов, как Хассен Стивен. Противодействие сектам и контролю над сознанием //http://www.library.ananda.ws/cults.doc (28.05.2006); Хассен Стивен. Освобождение от психологического насилия. - СПб., 2002. 400с.; Лири Т., Стюарт М. Технология изменения сознания в деструктивных культах / Под ред. И.Митрофановой. - С-Пт., 2002.224с. лидера. Все социальные связи прерываются, а все, что было значимо в прошлом (работа, учеба, семья) уходят из сознания.

Однако российская юридическая наука пока не имеет достаточного опыта и практики противодействия деструктивным культам. Психика любого человека, если он недостаточно владеет ее механизмами и закономерностями, не осознает достаточно отчетливо, что именно с ним происходит в конкретной жизненной ситуации, чрезвычайно уязвима для различных методов психологического насилия и психологической эксплуатации. Проблема устранения психологического насилия при взаимодействии людей является решающей для ликвидации или сведения к минимуму всех форм насилия.

Одним из путей в решении проблемы психологического воздействия является законодательное закрепление правовых положений, ограничивающих и препятствующих противоправной деятельности религиозных организаций деструктивной направленности. Возникшая грань между гарантированной возможностью гражданину свободно распространять веру, учение религиозной организации и правом каждого самостоятельно определять, осуществлять выбор своей веры и ее исповедовать приводит к формированию множества неясностей в юридической практике и законодательном оформлении правовых положений, регулирующих эти отношения. Поскольку возникают юридические коллизии между правом отдельного человека на свободу вероисповедания и аргументами запрета деятельности религиозных организаций, пропагандирующих деструктивный культ, то принципиально важным в этом вопросе является определение и устранение противоправной деятельности деструктивных организаций. В связи с этим в настоящем исследовании представляется необходимым выявить и определить пределы регулирования данных отношений правовыми нормами.

Таким образом, актуальность настоящего исследования обусловлена необходимостью изучения деятельности религиозных организаций деструктивной направленности на территории Российской Федерации, установления противодействия религиозным объединениям определенной направленности, членство в которых причиняет огромный вред психическому здоровью человека и способствует социально-психической дезадаптации личности.

Степень научной разработанности темы нельзя оценить однозначно. При изучении вопросов безопасности были использованы философские концепции Т.Гоббса, Ж.-Ж.Руссо, Б.Спинозы. Свой вклад в разработку понятия «религия» и его основных характеристик внесли такие известные мыслители, как Августин, Цицерон, И.Кант, Ф.Шлейермахер, а также Е.И.Аринин, В.И.Вернадский, А.И.Осипов, Б.Рассел, Н.П.Рождественский.

Проблемам общей теории прав человека и гражданина, аспектам их функционирования и защиты особое внимание уделено в работах В.Н. Бутылина, С.Г.Зайцева, Г.Н.Комковой, Г.П.Лазарева, В.В.Лапаевой, Е.А.Лукашевой, А.А.Малиновского, В.С.Нерсесянца, Т.Н.Нешатаевой, О.Ю.Рыбакова.

Вопросам становления и нормативного закрепления основ безопасности, положений национальной безопасности в российском обществе посвятили свои работы Д.Г.Балуев, Н.С.Бондарь, И.В.Гончаров, Р.Ф.Идрисов, Р.А.Каламкарян, В.В.Мамонов, И.П.Рыбкин, Т.Э.Шуберт. Аспекты воздействия религиозного фактора на национальную безопасность, а также правовые механизмы пресечения противоправной деятельности религиозных объединений отражались в диссертационных исследованиях Ю.Г.Носкова, Т.А.Скворцовой, М.П.Телякавова.

Важные аспекты формирования и развития свободы совести и свободы вероисповедания, а также особенности взаимоотношений между государством и религиозными объединениями рассматривали в своих исследованиях С.А.Авакьян, С.А.Бурьянов, Н.В.Володина, П.Н.Дозорцев, А.Г.Залужный, А.С.Ловинюков, Г.П.Лупарев, Г.М.Моран, Ф.Л.Страз. Вопросы светского государства и содержания института свободы вероисповедания отражались в кандидатских диссертациях M.JI. Воронковой «Конституционные основы светского государства в Российской Федерации» (Саратов, 2006) и Е.В.Шевелевой «Конституционно-правовое содержание института свободы вероисповедания в Российской Федерации» (Ростов-на-Дону, 2006).

Уголовно-правовая оценка деятельности религиозных объединений, посягающих на права граждан, отмечается в кандидатских диссертациях Е.А.Дмитровой, Е.М.Шевкопляс, М.С.Фокина, которые анализируют положения статьи 239 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Рассмотрением вопросов религиозной безопасности с точки зрения социальной философии, истории, а также терминологическими особенностями понятия «религиозная безопасность» занимались В.В.Ливцов в работе «Государственно-церковные отношения в СССР и России: проблемы религиозной безопасности (60-90-е гг.)» (дис. . канд. истор. наук. - М, 1997), Ю.Г.Носков - «Социально-философский анализ воздействия религиозного фактора на национальную безопасность» (дис. .док. филос. наук. - М, 2000), Е.С.Суслова - «Религия и проблемы национальной безопасности на Северном Кавказе» (дис. канд. филос. наук. - М, 2004).

С целью определения механизмов и способов воздействия на личность, деструктивности религиозных объединений и возможности правового регулирования данных вопросов изучались работы таких авторов, как В.А.Бурковской, Е.Н.Волкова, М.А.Жеребьятьева, А.Г.Залужного, И.Я.Кантерова, И.А.Куницына, Т.Е.Мельник, А.В.Пчелинцева, В.В.Ряховского, Т.В.Томаевой, Ю.В.Тихонравова, а также иностранных ученых Т.Лири, М.Стюарта, С.Хассена.

Вклад перечисленных ученых в развитие конституционно-правовой науки является существенным и не вызывает сомнений. Однако в настоящее время отсутствует целостное комплексное исследование, которое охватило бы круг вопросов, связанных с реализацией свободы вероисповедания и правовым регулированием обеспечения религиозной безопасности, а рассмотрение в литературе отдельных вопросов свободы вероисповедания и конституционных проблем безопасности не исключает необходимости проведения новых теоретических обобщений в этой области научного знания.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере обеспечения религиозной безопасности, складывающиеся в связи с реализацией гражданами права на свободу вероисповедания, с деятельностью религиозных организаций, функционированием системы гарантированности и защиты этого и иных прав от нарушений со стороны религиозных объединений деструктивной направленности.

Предметом исследования были выбраны нормативно-правовые акты, регулирующие свободу совести и свободу вероисповедания, отношения между государством и религиозными объединениями.

Целью диссертационного исследования явилось определение правовых способов и механизмов защиты права на свободу вероисповедания, устранения и предотвращения негативного воздействия религиозных объединений при реализации указанного права.

В соответствии с целью были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать нормативные акты, содержащие положения о свободе совести и свободе вероисповедания, о создании и осуществлении на территории Российской Федерации деятельности религиозных объединений, об основаниях их ликвидации и запрета; показать эффективность правового регулирования.

2. Теоретически обосновать понятие религиозной безопасности, роль и место субъектов обеспечения религиозной безопасности, а также подтвердить необходимость его использования и применения при рассмотрении вопросов деятельности религиозных объединений деструктивной направленности и реализации права на свободу вероисповедания.

3. Исследовать способы воздействия на личность с целью вовлечения в деструктивные религиозные организации, а также механизмы, способствующие возникновению и развитию дезадаптации личности, оценить их с позиций соответствия российскому законодательству.

4. Проанализировать и установить признаки, свидетельствующие о негативном воздействии религиозных объединений с целью разработки правового механизма защиты прав и свобод граждан, их нормативного закрепления, а также возможности формализации признаков, свидетельствующих об отрицательном воздействии на личность религиозных объединений деструктивной направленности.

5. Определить направления совершенствования законодательства в области обеспечения религиозной безопасности, установить правовые формы, способствующие предотвращению деструктивного воздействия на конституционные ценности со стороны религиозных объединений.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют общетеоретические и специальные научные методы познания: анализ, синтез, обобщение, логический, социологический, метод сравнительного правоведения. Их применение позволило исследовать объекты во взаимосвязях, выявить определенные тенденции, сформулировать обобщения и выводы. Многогранность объекта исследования обусловила необходимость привлечения материала не только конституционно-правового характера, но и источников, относящихся к другим наукам (философия, социология, религиоведение).

Теоретическую и эмпирическую базу исследования составили Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные и федеральные законы, законы Российской Федерации, Постановления Правительства Российской Федерации, иные нормативно-правовые акты, а также законы субъектов Российской Федерации, постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, решения судов различных регионов.

Для комплексного освещения проблем диссертационного исследования использовались публикации в периодических изданиях, материалы различных религиозных течений. Привлекались материалы международных, всероссийских и региональных научных конференций, посвященные вопросам свободы совести и свободы вероисповедания, их обеспечения, становления и развития религиозной безопасности в Российской Федерации, взаимодействия религиозных организаций с государством.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в формулировании сущностного определения права на свободу вероисповедания и религиозной безопасности, которые подлежат всестороннему изучению с точки зрения Конституции Российской Федерации. Выявлены основные проблемы и показаны дальнейшие направления развития российского законодательства в области обеспечения права на свободу вероисповедания.

До настоящего времени отсутствовало целостное исследование положений, касающихся правового регулирования обеспечения религиозной безопасности, исходя из содержания конституционно-правовых предписаний. Свобода совести, свобода вероисповедания, религиозная безопасность подвергается анализу на основе действующих норм Конституции Российской Федерации, нормативно-правовых актов федерального и регионального уровня, судебной практики и документов конференций, отражающих вопросы деятельности тоталитарных и деструктивных организаций.

Недостаточность использования понятия «безопасность», слабая урегулированность положений, касающихся религиозной безопасности, не принижают ценность рассматриваемого вопроса. Следует особо отметить, что многие конституционные положения направлены на обеспечение религиозной безопасности и имеют важнейшее значение.

В диссертации представлено авторское видение обеспечения права на свободу вероисповедания, религиозной безопасности, предпринята попытка устранения неопределенности в правовой оценке деструктивных признаков религиозных объединений, деятельность которых выступает в качестве одной из угроз состояния защищенности личности при реализации права на свободу вероисповедания, разработаны практические подходы к обеспечению данного вида безопасности. Это позволило вынести на защиту следующие положения, обладающие свойством новизны:

1.Термин «свобода вероисповедания» не следует отождествлять и рассматривать в качестве составной части свободы совести, поскольку указанная свобода является самостоятельной и наполнена индивидуальным содержанием. Предлагается уточнить конституционную формулировку «свобода вероисповедания», означающую возможность индивидуального выбора, и заменить ее на термин «право на свободу вероисповедания», что свидетельствует о возможности реализовать указанную свободу. С точки зрения юридической техники также более оправданным было бы употребление в статье 28 Конституции РФ термина «право на свободу вероисповедания».

2. Существующая возможность лица формулировать внутренние убеждения веры не подлежит ограничению, а государство не может и не должно контролировать индивидуальный выбор каждого. Это обусловлено спецификой права на свободу вероисповедания, которое связано с непосредственным обладанием благами личной свободы, индивидуальным выбором веры и следованием ей. В случае злоупотребления права на свободу вероисповедания или его неправомерного использования ограничениям подлежит право на свободу объединения. При этом вводимые ограничения не могут затрагивать само существо права, ограничивать пределы и применение его содержания в целом.

3.Обоснована правомерность рассмотрения религиозной безопасности как правовой категории, под которой следует понимать состояние защищенности права на свободу вероисповедания от неправомерного воздействия со стороны других лиц, религиозных объединений и государства. Именно личность как социальный индивид имеет в данном случае первостепенное значение, поскольку религиозная безопасность призвана обеспечить защиту не только права на свободу вероисповедания, но и иных конституционных ценностей, таких как жизнь, свобода, собственность, здоровье, семья и другие.

4.В качестве угрозы религиозной безопасности следует рассматривать деятельность религиозных объединений и иностранных миссионеров на территории Российской Федерации, приводящую к попиранию прав личности, способствующую разрушению семьи, отчуждению имущества и нарушению иных конституционных прав и свобод.

5.В качестве субъекта обеспечения религиозной безопасности следует выделять государство, которое осуществляет функции в этой области через органы государственной власти. Граждане и общественные объединения, обозначенные в Законе Российской Федерации «О безопасности» в качестве субъектов обеспечения безопасности, фактически могут лишь содействовать достижению состояния защищенности.

6.В Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» предлагается внести дополнения, устанавливающие обязательность проведения государственной религиоведческой экспертизы и применения ее заключения при государственной регистрации религиозной организации. В Постановление Правительства Российской Федерации «О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы» целесообразно внести дополнения относительно ее задач, а именно: использования при определении религиозности организации материалов, которые религиозная организация намерена использовать при осуществлении своей деятельности на территории Российской Федерации; оценки представленных сведений на соответствие нормам Конституции Российской Федерации и федерального законодательства; предусмотреть возможность разъяснения иных вопросов, требующих экспертной оценки.

7.Идентификация деструктивной религиозной организации предполагает присутствие определенных признаков, а именно: наличие харизматического лидера; жесткую иерархированную структуру членства и подчиненности; нетерпимое отношение к другим религиям; тотальный контроль над личностью и ее жизнедеятельностью; навязчивое миссионерство; противоправные действия в отношении личности; нарушение прав и свобод личности. Этот перечень является открытым и не носит исчерпывающего характера. Обязательным признаком при установлении факта деструктивности религиозной организации выступает нарушение прав человека, которое свидетельствует о нанесении ущерба личности.

8.С целью защиты права на свободу вероисповедания и правового обеспечения религиозной безопасности предлагается внести изменения и дополнения в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». В пункт 2 статьи 14 включить в качестве дополнительных оснований ликвидации (запрета) деятельности религиозного объединения такие, как приобщение к религиозному вероучению или отказу от него несовершеннолетних без согласия родителей; осуществление религиозным объединением незаконной медицинской, образовательной или коммерческой деятельности, не направленной на осуществление целей, для достижения которых оно создано; понуждение к определению своего отношения к религии; пропаганда превосходства одного вероучения над другими. В подпункт 5 пункта 2 статьи 14 Федерального закона в качестве основания ликвидации (запрета) наряду с использованием гипноза следует включить «применение методов и приемов воздействия, причиняющих вред физическому и психическому здоровью личности, влекущих нарушение прав, использование незаконных методов и приемов воздействия на личность». Подпункт 8 пункта 2 статьи 14 Федерального закона следует сформулировать в усеченном виде: «принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества». Необходимо ввести в качестве последствий ликвидации (запрета) деятельности религиозного объединения временные ограничения, не позволяющие на определенный период времени создавать религиозные объединения с тем же названием, вероучением, составом учредителей, руководящими органами.

9.В Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» целесообразно внести дополнения, расширяющие определение экстремистской деятельности. Характерными признаками экстремистской деятельности, в совокупности с уже указанными в Федеральном законе, должны выступать такие, как использование в практике и деятельности религиозного объединения приемов и методов, причиняющих вред физическому и психическому здоровью личности, влекущих разрушение семейных, социальных связей, побуждающих граждан к противоправным действиям (бездействиям), использование мошенничества с целью подрыва осознанного и самостоятельного выбора религиозных взглядов, учения.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Научное значение предпринятого исследования состоит в рассмотрении вопросов реализации права на свободу вероисповедания, обеспечения религиозной безопасности. Многие положения и выводы по проблемам, связанным с основами религиозной безопасности, могут быть использованы в практической и правотворческой деятельности органов государственной власти Российской Федерации, учтены законодательными органами федерального уровня, а также являются необходимыми для совершенствования российского законодательства и правоприменительной практики.

В связи с этим автором обоснована необходимость корректировки и внесения изменений и дополнений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», Постановление Правительства Российской Федерации «О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы».

Основные положения диссертации могут использоваться в учебном процессе при подготовке курсов лекций по конституционному праву Российской Федерации. Конкретные рекомендации, изложенные в работе, могут быть учтены при разработке специальных курсов по вопросам обеспечения религиозной безопасности, или в рамках основ национальной безопасности. Результаты диссертации имеют значение для дальнейшего комплексного исследования, обсуждения и установления путей решения возникающих проблем в области реализации права на свободу вероисповедания, обеспечения религиозной безопасности.

Апробация результатов исследования. Выводы автора докладывались при обсуждении настоящей работы на заседании кафедры конституционного и гражданского права Поморского государственного университета имени М.В.Ломоносова, на семинарах, проводимых «Центром правовых исследований», созданном и действующем при Архангельском государственном техническом университете, а также в выступлениях автора на VI Ломоносовских научных чтениях студентов, аспирантов и молодых ученых (Архангельск, 2004); всероссийских научно-практических конференциях «Тенденции и противоречия развития российского права на современном этапе» (Пенза, 2004), «Современное состояние и перспективы развития экономики России» (Пенза, 2004), «Актуальные проблемы российского права на современном этапе» (Пенза, 2005), «Современный мир: проблема свободы» (Архангельск, 2006); общероссийской научно-практической конференции Российской академии юридических наук «Правовые проблемы экономической, административной и судебной реформы в России» (Москва, декабрь 2004); международной научно-теоретической конференции «Социальное партнерство государства и церкви - объективное условие стабильности политической системы гражданского общества (научно-теоретические аспекты государствоведения в свете учения преподобного Серафима Саровского)» (Курск, 2004).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, содержащих шесть разделов, заключения, библиографического списка, приложения.

Заключение диссертации по теме "Конституционное право; муниципальное право", Сластилина, Юлия Валерьевна

Выводы, изложенные в экспертном заключении, должны носить рекомендательный характер, и нельзя забывать об этике - не следует рекомендовать запрет на проведение государственной регистрации религиозной организации, поскольку это попирает, прежде всего, свободу вероисповедания.

Заключение

Общее понимание безопасности и выделение различных видов национальной безопасности (военной, политической, экономической, информационной и другой) подтвердили необходимость использования в юридической науке термина «религиозная безопасность». Под религиозной безопасностью следует понимать состояние защищенности права на свободу вероисповедания от неправомерного воздействия со стороны других лиц, религиозных объединений и государства. Состояние религиозной безопасности следует рассматривать как наличие форм, методов и механизмов, не допускающих и ограничивающих противоправные посягательства на права и свободы личности. Главной целью достигаемого состояния защищенности должно выступать обеспечение предоставленной и гарантированной государством возможности реализовывать право на свободу вероисповедания, исключающей использование принуждения, обмана. Рассматриваемое право многогранно и многоаспектно, что подтверждается тем комплексом правомочий, которые оно предоставляет его носителю. В качестве них следует рассматривать право исповедовать любую религию; свободно проводить атеистическую пропаганду; отправлять религиозные культы; право на благотворительную деятельность, на религиозное образование, культурно-просветительскую деятельность; на участие в религиозном объединении; собираться в связи с религией, содержать места для этих целей; производить, приобретать и использовать в соответствующем объеме необходимые материалы и предметы, связанные с религиозными обрядами или обычаями, или убеждениями; вести преподавание по вопросам религии; испрашивать и получать от отдельных лиц и организаций добровольные финансовые и иные вложения; писать, выпускать и распространять соответствующие публикации; соблюдать дни отдыха, и отмечать праздники, и отправлять обряды в соответствии с предписаниями религии и убеждениями; устанавливать и поддерживать связи с отдельными лицами и общинами в области религии и убеждений на национальном и международном уровнях.

Право на свободу вероисповедания, правомочия, его составляющие, и в целом религиозная безопасность, должны обеспечиваться путем устранения существующих угроз. В качестве угрозы религиозной безопасности следует рассматривать деятельность религиозных объединений и иностранных миссионеров на территории Российской Федерации, приводящую к попиранию прав личности, способствующую разрушению семьи, отчуждению имущества и нарушению иных конституционных прав и свобод.

В связи с этим, вся деятельность государства должна быть направлена на защиту этого и иных прав от всевозможных нарушений. Меры, предпринимаемые государством, не должны искажать саму суть свободы вероисповедания, права на объединение и свободы деятельности, а возможные ограничения должны быть оправданными и соразмерными конституционно-значимым целям, определенным в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации. Поскольку право на свободу вероисповедания не подлежит ограничению, так как регулирует индивидуальный выбор личности, то с целью защиты указанного права и обеспечения религиозной безопасности необходимо устанавливать ограничения для права на объединение. При этом вводимые федеральным законом ограничения не должны искажать существо права на объединение, его реальное содержание.

Главным объектом защиты следует рассматривать личность, а субъектом обеспечения религиозной безопасности - государство в лице его уполномоченных органов. Следуя положениям, закрепленным в Законе Российской Федерации «О безопасности», обеспечение религиозной безопасности должно проводиться на основе разграничения полномочий органов законодательной, исполнительной, судебной властей. Отсутствие нормативно-правового закрепления основных направлений в области обеспечения религиозной безопасности у законодательных органов власти требует внесения дополнений в Закон Российской Федерации «О безопасности» в части их установления, а именно таких, как определение основных направлений, приоритетных сфер в области обеспечения .1 безопасности; обеспечение нормативно-правового регулирования, включая рассмотрение и принятие федеральных законов, концепций, программ в сфере безопасности (в том числе религиозной); установление порядка организации, функционирования органов обеспечения безопасности, их финансирования.

Государственно-правовая защита личности в области свободы вероисповедания приобретает особое значение, поскольку только государство и его органы обладают правом и властными полномочиями по осуществлению на территории Российской Федерации мер, приводящих к защите права на свободу вероисповедания и обеспечения религиозной безопасности. Особое место в осуществлении государственно-правовой защиты права на свободу вероисповедания занимает Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, деятельность Уполномоченного по правам человека, органов прокуратуры, Федеральной регистрационной службы и ее территориальных органов, осуществляющих контроль за деятельность религиозных объединений. Существенную роль играет суд как орган, создающий условия для достижения состояния защищенности и способствующий защите права на свободу вероисповедания. Исследование роли суда в рассматриваемом вопросе приводит к выводу о том, что очертить правовые рамки негативного воздействия (методы, способы, характеристики) невозможно. Это связано с тем, что религиозная вера - глубоко интимное состояние человеческого духа и психологические процессы в этой сфере наиболее сложны. Индивидуальные особенности психики человека очень убедительно влияют на исход судебного дела. Вовлечение в современные внеконфессиональные течения представляет собой сложный, многогранный процесс и происходит обманным путем, без осознанного согласия. Так как предмет любой веры спасение человечества, избавление от всех жизненных проблем и бед, то это очень действенно влияет на обращение новых членов. Поэтому для реализации защитной функции в рамках суда является важным определить грань, разделяющую желанный и вынужденный выбор. Такие характеристики, как отсутствие самостоятельного выбора при совершении действия (бездействия), то есть с использованием физического и психического принуждения, вопреки собственным убеждениям, интересам, социальным ценностям и потребностям, влекущее состояние, при котором существует угроза жизни, наиболее важным для человека ценностям, нарушаются права, должны применяться при определении вопроса о перерождении свободы в принуждение, а установление этих характеристик возможно и допустимо в суде. Фактическое нарушение права на свободу вероисповедания происходит тогда, когда затрагиваются иные конституционные ценности: здоровье, собственность, семья, честь, достоинство и другие.

Одним из путей решения возникшей проблемы является пресечение деятельности подобного рода объединений на стадии государственной регистрации путем проведения религиоведческой экспертизы. Данный вид экспертизы имеет статус «государственной», и в Федеральный закон «О свободе совести о и религиозных объединениях» необходимо внести положения, закрепляющие обязательность проведения религиоведческой экспертизы при осуществлении государственной регистрации религиозной организации, а также обязательность применения экспертного заключения и рассмотрения выводов в нем содержащихся при принятии решения о государственной регистрации либо в ее отказе.

В качестве задач, достигаемых при проведении государственной религиоведческой экспертизы, должны выступать такие, как определение религиозного характера регистрируемой организации на основании представленных учредительных документов, сведений об основах ее вероучения и соответствующей ему практики, а также иных материалов, которые религиозная организация намерена использовать при осуществлении своей деятельности на территории Российской Федерации; проверка и оценка достоверности сведений, содержащихся в представленных религиозной } организацией материалах относительно основ ее вероучения, а также на соответствие нормам Конституции Российской Федерации и федерального законодательства; разъяснение иных, возникающих при осуществлении государственной регистрации религиозных организаций или при проведении религиоведческой экспертизы вопросов, требующих, по мнению регистрирующего органа или эксперта, экспертной оценки. При этом проведение экспертизы не должно ставиться в зависимость от необходимости дополнительного исследования на предмет признания организации в качестве религиозной и проверки деятельности сведений относительно основ ее вероучения и соответствующей ему практики. Обязательность заключения, даваемого по результатам экспертизы должна рассматриваться как всесторонний учет мнения экспертного совета, осуществившего объективное исследование учения, его истории и материалов, в соответствии с которыми религиозная организация будет осуществлять свою деятельность.

Вместе с тем, основная цель, которую должна преследовать государственная религиоведческая экспертиза - достижение должного уровня обеспечения религиозной безопасности, а также попытка предотвратить и устранить появление в российском обществе религиозных организаций деструктивной направленности. Проведение религиоведческой экспертизы должно носить комплексный характер с привлечением специалистов различных областей знаний (социологов, культурологов, психологов, религиоведов, юристов, политологов). Все это в совокупности приведет к даче объективного заключения по вопросам деятельности религиозного объединения и решению вопроса о возможном соответствии его деятельности действующему законодательству.

Но главной целью в достижении должного уровня обеспеченности религиозной безопасности в Российской Федерации должно стать внесение изменений и дополнений в ряд действующих нормативно-правовых актов, i В Федеральном законе «О свободе совести и свободе вероисповедания» должно исключаться установление в преамбуле привилегированного положения одних религий по отношению к другим. Недопустимо принятие федеральных законов, которые бы закрепляли путем присвоения каких-либо признаков статус традиционных централизованных и местных религиозных объединений в связи с противоречивостью и несоответствием данных положений части 2 статьи 14 Конституции Российской Федерации.

Следует отметить, что в настоящее время при исследовании вопроса о нарушении права на свободу вероисповедания, иных конституционных ценностей необходимо выяснять и оценивать внутреннее проявление религиозности, структуру ценностей и отношений между адептами, между членами религиозной организации и внешним миром. Если в деятельности религиозного объединения проявляются признаки, указывающие на его деструктивность, приводящие к нарушению права, то подобное объединение не может осуществлять свою деятельность на территории Российской Федерации и подлежит ликвидации в установленном федеральным законом порядке по решению суда. В связи с этим, необходимо ужесточить процедуру ликвидации религиозной организации и запрета деятельности религиозного объединения.

Перечень оснований ликвидации (запрета) деятельности религиозного объединения статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» следует оставлять открытым, не ограничивая их представленными. В качестве оснований ликвидации (запрета) деятельности религиозного объединения допустимо включить такие, как приобщение к религиозному вероучению или отказу от него несовершеннолетних без согласия родителей; осуществление религиозным объединением незаконной медицинской, образовательной или коммерческой деятельности, не направленной на осуществление целей, для достижения которых оно создано; понуждение к определению своего отношения к религии; пропаганда превосходства одного вероучения над другими. Ряд оснований * требуют изменений. Подпункт 8 пункта 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» следует сформулировать в усеченном виде: принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества, исключив возможность отчуждения имущества только в пользу религиозного объединения. В подпункте 5 пункта 2 статьи 14 Федерального закона следует отразить, что нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, совершения развратных и иных противоправных действий, а также использование методов и приемов воздействия, причиняющих вред физическому и психическому здоровью личности, влекущих нарушение прав, использование незаконных методов и приемов воздействия на личность, в том числе гипноза, могут служить основанием для ликвидации (запрета) религиозного объединения.

В связи с тем, что с ликвидацией и запретом деятельности религиозной организации проблема не всегда остается решенной, необходимо ввести временные ограничения, не позволяющие на определенный период времени создавать подобные религиозные объединения (с тем же названием, вероучением, составом учредителей, руководящими органами).

Наряду с внесением изменений и дополнений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» требуется корректировка и положений Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности». Это обусловлено тем, что пункт 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в качестве основания для ликвидации религиозной организации и запрета деятельности религиозного объединения рассматривает «действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности». В связи с этим, характерными признаками экстремистской деятельности, в совокупности с уже указанными в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности», J должны выступать такие, как использование в практике и деятельности религиозного объединения приемов и методов, причиняющих вред физическому и психическому здоровью личности, влекущих разрушение семейных, социальных связей, побуждающих граждан к противоправным действиям (бездействиям), использование мошенничества с целью подрыва осознанного и самостоятельного выбора религиозных взглядов, учения.

Несомненно, что определяющим должна стать Концепция, регулирующая взаимоотношения религиозных объединений и государства, в которой необходимо сформулировать основу связей, как социальных, так и правовых, между государством и религиозными объединениями. В последующем, часть ее положений, относительно принципов, на которых она будет строиться, и угроз религиозной безопасности, внести в Концепцию национальной безопасности, определяющую основные приоритеты государства и направления их реализации.

Исходя из этого, настоящее исследование требует дальнейшего продолжения, а именно в части более детального изучения свободы вероисповедания, ее защиты, а также приоритетов национальной политики в сфере обеспечения религиозной безопасности. Тем не менее, это не препятствует использовать результаты настоящего исследования в законодательной, судебной и консультационной практике.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Сластилина, Юлия Валерьевна, 2006 год

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. М, 1993.

2. О Конституционном Суде Российской Федерации. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. №1-ФКЗ // СЗ РФ. 1994. №13. Ст. 1447; 2001. №7. Ст.607; №51. Ст.4824; 2004. №24. Ст.2334; 2005. №15. Ст. 1273.

3. Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. №1-ФКЗ // СЗ РФ. 1997. №9. Ст. 1011.

4. О Правительстве Российской Федерации. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. №2-ФКЗ // СЗ РФ. 1997. №51. Ст.5712; 1998. №1. Ст.1; 2004. №25. Ст.2478; 2004. №45. Ст.4376; 2005. №23. Ст.2197.

5. О военном положении. Федеральный конституционный закон от 30 января 2001 г. №1-ФКЗ // СЗ РФ. 2002. №5. Ст.375.

6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. №223-Ф3 // СЗ РФ. 1996. №1. Ст. 16; 1997. №46. Ст.5243; 1998. №26. Ст.3014; 2000. №2. Ст. 153; 2004. №35. Ст.3607; 2005. №1 (ч.1). Ст.11; 2006. №23. Ст.2378.

7. Ст.1752; №30 (чЛ). Ст.ЗЮЗ; Ст.3111; 2006. №1. Ст.Ю; №12. Ст.1235; №29. Ст.3122.

8. Об увековечении победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Федеральный закон от 19 мая 1995 г. №80-ФЗ // СЗ РФ. 1995. №21. Ст.1928; 2004. №35. Ст.3607.

9. О свободе совести и о религиозных объединениях. Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. №125-ФЗ // СЗ РФ. 1997. №39. Ст.4465; 2000. №14. Ст.1430; 2002. №12. Ст.1093; №30. Ст.3029; 2003. №50. Ст.4855; 2004. №27. Ст.2711; 2006. №29. Ст.3122.

10. О противодействии экстремистской деятельности. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. №114-ФЗ // СЗ РФ. 2002. №30. Ст.3031; 2006. №31 (1ч.). Ст.3447; Ст.3452.

11. Ст.3108; №42. Ст.4216; 2006. №1. Ст.9; Ст. 10; Ст. 17; №6. Ст.636; №8. Ст.852; №23. Ст.2380; №30. Ст.3296; №31 (1ч.). Ст.3427.

12. О государственной гражданской службе Российской Федерации. Федеральный закон от 27 июля 2004 г. №79-ФЗ // СЗ РФ. 2004. №31. Ст.3215; 2006. №6. Ст.636.

13. Майнского районного суда Ульяновской области, а также жалобами граждан Е.Е. Насоновой и Н.П. Ярушиной. Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 24 октября 2000 г. №13-П // СЗ РФ. 2000. №44. Ст.4399.

14. О концепции национальной безопасности Российской Федерации. Указ Президента РФ от 10 января 2000 г. №24 // СЗ РФ. 2000. №2. Ст. 170.

15. Доктрина информационной безопасности. Утверждена Президентом Российской Федерации 09 сентября 2000 г. №Пр-1895 // Российская газета. 2000. 28 сентября.

16. Вопросы Федеральной регистрационной службы. Указ Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. №1315 // СЗ РФ. 2004. № 42. Ст.4110; 2005. №52 (ч.З). Ст.5689; 2006. №19. Ст.2069.

17. О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы. Постановление Правительства Российской Федерации от 03 июня 1998 г. №565 // СЗ РФ. 1998. №23.Ст.2560; 2006. №3. Ст.297.

18. Об утверждении Положения о Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации. Постановление Правительства Российской Федерации от 15 июля 2006 г. №438 // СЗ РФ. 2006. №30. Ст.3400.

19. Об упорядочении применения методов психологического и психотерапевтического воздействия. Приказ Минздравмедпрома России от 13 июня 1996 г. N 245 // Здравоохранение. 1996. №8.

20. О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. №8 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. №1. С.3-6.

21. О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей. Постановление Пленума Верховного Суда

22. Российской Федерации от 27 мая 1998 г. №10 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. №7. С.9-12.

23. Решение Верховного суда Республики Башкортостан от 09 февраля 2004 г. //http://www.stolica.narod.ru/psc/scient/037.htm (21.05.2006).

24. Решение Магаданского городского суда от 21 мая 1999 г. // Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Нормативные акты. Судебная практика. / Сост. А.В.Пчелинцев, В.В.Ряховский. М.: Юриспруденция, 2001.С.325-332.

25. Решение Головинского районного суда Северного административного округа города Москвы от 26 марта 2004 г. по религиозному объединению «Свидетели Иеговы» // http://stolica.narod.ru/pseudo/jw/120.htm (21.05.2006).

26. Информационно-правовая система «Консультант Плюс».* *

27. Конституция (Основной закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 10 июля 1918 г. // СУ 1918г. №51. Ст.582.

28. Конституция (Основной закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 11 мая 1925 г. // Хрестоматия по истории государства и права России / Сост. Ю.П.Титов.-М.: ООО «ТК Велби», 2002. С.305-317.

29. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. Утверждена Постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов СССР от 05 декабря 1936 г. // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. 1936. 16 декабря.

30. Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик от 07 октября 1977 г. // Ведомости ВС СССР. 1997.№41.Ст.617.

31. Конституция (Основной закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Принята ВС РСФСР 12 апреля 1978 г. // Ведомости ВС РСФСР. 1978. N15. Ст.407; Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N29. Ст. 395.

32. О свободе вероисповеданий. Закон РСФСР от 25 октября 1990 г. №267-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. №21. Ст.240.

33. Об отделении церкви от государства и школы от церкви. Декрет СНК РСФСР от 20 января 1918 г.// Хрестоматия по истории России. Учебное пособие / Сост. А.С.Орлов, В.А.Георгиев, Н.Г.Георгиева, Т.А.Сивохина,- М.: «ТК Велби», 2002. С.426-427.

34. О судебной палате по информационным спорам при Президенте Российской Федерации. Указ Президента РФ от 31 декабря 1993 г. №2335 // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. №2. Ст.75.

35. О миссионерской (религиозной) деятельности на территории Тульской области. Закон Тульской области от 14 декабря 1994 г. №5-ЗТО // Тульские известия. 1995. 20 января.

36. Международные правовые акты

37. Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 г. // СЗ РФ. 2001. №2. Ст. 163.

38. Заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 01 августа 1975 г. // Международные акты о правах человека. Сборник документов / Сост. Е.А. Лукашева, В.А.Карташкин. М.:НОРМА-ИНФРА, 1999. С.641-645.

39. З.Нормативные правовые акты зарубежных стран

40. Декларация прав человека и гражданина 1789 года // Конституции зарубежных стран. Сборник. М.: «Юрлитинформ», 2000. С.33-34.

41. Основной закон Федеративной Республики Германии от 23 мая 1949 г. // Конституции зарубежных государств: Учебное пособие / Сост. В .В.Маклаков,- М.: БЕК, 2001. С.68-121.4. Литературные источники

42. Авакьян С.А. Свобода вероисповедания как конституционно-правовой институт // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1999. №1. С.3-22.

43. Агапов А.Б. Церковь и исполнительная власть // Государство и право. 1998. №4. С.19-25.

44. Алексеевский А. Религиозная безопасность России: термины и определения // http://stolica.narod.ru/define/alex.html (14.05.2006).

45. Анисимова С.А. Психотехнологии в культовых организациях и теория рефлексии // www.keldysh.ru/papers/2004/prep51/prep200451.html (28.05.2006).

46. Аринин Е.И. Религия вчера, сегодня, завтра: Курс лекций по истории религии.- Архангельск: Изд-во Поморского педуниверситета, 1993. Вып.1. 172с.

47. Белоусов В.П. Религиоведческая экспертиза в многоконфессиональном государстве // Студенты о праве: Тезисы докладов и сообщений на студенческой научной конференции в МГУ им. М.В.Ломоносова. М.: Зерцало, 2001. С.57-59.

48. Берестнев Ю. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и прецедентная практика Европейского суда по правам человека и защита национальных меньшинств // Конституционное право: восточно-европейское обозрение. 2001. №2. С.92-132.

49. Большой энциклопедический словарь.- М.: «Большая Российская энциклопедия».- СПб.: Норинт, 1997. 1456с.

50. Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным судом Российской Федерации. М.: ЗАО Юстицинформ, 2005. 592с.

51. Бондарь Н.С. Конституционная безопасность личности, общества, государства: постановка проблемы в свете конституционного правосудия, обеспечения социальной справедливости, равенства и прав человека // Законодательство и экономика. 2004. №4. С.4-15.

52. Бурковская В.А. Борьба с экстремизмом и проблемы защиты прав человека // http://www.nadzor.pk.ru/analit/showa.php?id=759 (04.06.2006).

53. Бурьянов С.А. Государственная религиозная политика: новая концепция старые подходы // Закон и право. 2004. №4. С.73-76.

54. Бурьянов С.А. Государственно-церковные отношения против свободы совести и правового государства // http://www.strana-oz.ru/?numid=8&article=419 (04.06.2006).

55. Бурьянов С.А. Новая парадигма реализации свободы совести // Современное право. 2003. №5. С. 11-15.

56. Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Нужна ли России концепция отношений государства и религиозных объединений? // www.ateism.ru/articles/buryanov01.html (04.06.2006).

57. Бурьянов С.А. Свобода совести в контексте проблем формирования гражданского общества в России // http://www.rlinfo.ru/projects/seminarl200/14.html (14.05.2006).

58. Бурьянов С.А. Свобода совести в Российской Федерации: современное состояние, тенденции, перспективы // Конституционное и муниципальное право. 2004. №2. С. 15-17.

59. Бурьянов С.А. Свобода совести и светскость государства в России. Историко-правовой аспект // Юридический мир. 2003. №1. С. 14-25.

60. Бутылин В.Н. Институт государственно-правовой охраны конституционных прав и свобод граждан // Право и власть. 2002. №2. С.35-45.

61. Бутылин В.Н. Институт государственно-правовой охраны конституционных прав и свобод граждан // Журнал российского права. 2001. №12. С.80-91.

62. Бырдин Е.Н. Причины юридического неравенства в Российском государстве // Юрист. 2000. №10. С.2-6.

63. Васильев С. Новые подходы к понятию безопасности России // http://www.nasled.ru/pressa/obozrev/N0399/309.HTM (14.05.2006).

64. Виноградов В. А. Основание конституционно-правовой ответственности // Законодательство. 2003. №2. С.52-61.

65. Виноградов В.А. Состав конституционного деликта // Законодательство. 2003. №10. С.58-69.

66. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. Учебное пособие. -М.: ИНФРА-НОРМА, 1997. 304с.

67. Волков Ю.Г., Поликарпов B.C. Человек: Энциклопедический словарь.- М.: Гардарики, 1999. 256с.

68. Волкова Н.С. Общественная безопасность и законодательство о правах человека // Журнал российского права. 2005. №2. С.93-100.

69. Володина Н.В. Государственное регулирование вопросов свободы совести // Конституционное и муниципальное право. 2004. №2. С. 17-20.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 254231