Татарская оперная студия при Московской государственной консерватории (1934-1938) в контексте музыкальной культуры Татарии 30-х гг. XX века тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.02, кандидат искусствоведения Салихова, Лилия Извелевна

Диссертация и автореферат на тему «Татарская оперная студия при Московской государственной консерватории (1934-1938) в контексте музыкальной культуры Татарии 30-х гг. XX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 373052
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Салихова, Лилия Извелевна
Ученая cтепень: 
кандидат искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Казань
Код cпециальности ВАК: 
17.00.02
Специальность: 
Музыкальное искусство
Количество cтраниц: 
212

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Салихова, Лилия Извелевна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I Организация и функционирование Татарской оперной студии при Московской государственной консерватории в контексте музыкальной культуры Татарии 30-х годов XX века.

1.1 Музыкальная культура Татарии в начале 1930-х годов и предпосылки формирования Татарской оперной студии. ^

1.2 Организация студии: структура и финансирование.

1.3 Деятельность оперной студии в атмосфере администрирования и идеологического прессинга 1930-х годов.

ГЛАВА II Учебно-творческая деятельность

Татарской оперной студии.

2.1 Вокальное отделение.

2.2 Концертная деятельность.

2.3 Композиторское отделение.

2.4 Литературный сектор.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Татарская оперная студия при Московской государственной консерватории (1934-1938) в контексте музыкальной культуры Татарии 30-х гг. XX века"

30-е годы XX века явились сложным и чрезвычайно насыщенным периодом в истории страны Советов, приступившей к основательному строительству «нового мира» и модели новой культуры. Для воплощения последней была разработана государственная программа «культурного строительства», в которой искусство рассматривалось как часть «общепартийного дела». В эти годы определились и принципы национальной культурной политики, призванной обеспечить стабильность и единство многонационального государства. Поэтому «ускоренное развитие» национальных культур стало приоритетной государственной задачей.

Одним из важнейших звеньев национальной культурной политики являлось и динамичное развитие музыкальных культур. В республиках открывались музыкальные театры, филармонии, создавались симфонические оркестры, государственные коллективы песни и танца, различные хоровые, танцевальные и инструментальные коллективы, развивалась система музыкального образования, стимулировалось самодеятельное творчество.

Своеобразной «витриной» достижений социалистического строя, успешности «мудрой национальной культурной политики Ленина-Сталина» являлись такие культурные акции, как Декады литературы и искусства национальных республик, проводимые в Москве (с 1936 - 1941 гг.). В грандиозных концертах звучали народные песни и танцы, произведения национальных композиторов в исполнении больших хоров, оркестров народных инструментов, симфонических оркестров, различных ансамблей и солистов.

Важным «пунктом» национальной культурной политики в 30-е годы, доказательством ее результативности стало открытие в республиках национальных оперных театров (своего рода аналогов Большого театра СССР) и создание «своих» национальных опер. Освоение композиторами таких жанров европейской музыки как опера, балет, симфония являлось одним из показателей успешного развития музыкального искусства национальных республик СССР, демонстрировало преодоление «культурного отставания». При этом главный акцент делался на оперу. Она становится в те годы «знаком качества» музыкальной культуры, «имперским» жанром, доказывающим факт успешного освоения общеевропейских жанров и форм, показателем социального и политического роста республики, ее высокого общественного статуса. Не случайно, в упомянутых декадах в основной программе обязательно стояли 3-4 оперы, балеты. Поэтому открытие оперных театров в национальных республиках являлось приоритетной партийной задачей. На протяжении 1932—1941 гг. количество советских оперных театров возросло почти вдвое. Все это подавалось в форме «возросших культурных запросов» народа. При этом унифицированность и тоталитарность культурной политики, жесткий идеологический контроль несли с собой многие негативные компоненты в содержании этих явлений, ограничивали свободу творческих исканий.

В этой ситуации важнейшей задачей становится форсированная подготовка национальных музыкальных кадров. Однако в целом ряде республик отсутствовала крепкая профессиональная база в виде необходимых учебных заведений и квалифицированных преподавателей. В этих условиях возникают новые музыкально-образовательные структуры — национальные оперные студии и отделения при Московской государственной консерватории, явившиеся, по сути, моделью культурной модернизации.

Эти процессы отразились в становлении новых культурных явлений в Татарстане, приобретя свою специфику в связи с историческими и культурно-национальными особенностями региона.

Татарская оперная студия при Московской государственной консерватории, работавшая с 1934 по 1938 год, явилась важным и определяющим компонентом в становлении национальной культуры советского периода. Поставленная перед студией задача формулировалась предельно конкретно, даже локально на тот период: подготовить исполнительские кадры и создать репертуар для формирования в республике оперного театра. Она заложила основы профессиональной подготовки музыкантов-исполнителей (вокалистов) и композиторов (на них была возложена задача подготовки репертуара), удачно разрешая проблему форсированного музыкального образования. По существу, студия стала основной базой для оперного театра, «школой и одновременно его первой ступенью. Она крепко спаяла учебу и практику, теорию и творчество»1, явилась важным этапом на пути развития татарской музыкальной культуры и становления многоуровневой системы профессионального музыкального образования; «художественным центром», притянувшим в свой мир практически все творческие силы республики.

Кроме того, сквозь призму Татарской оперной студии просматриваются многие проблемы музыкального искусства 1930-х годов: подготовка профессиональных музыкантов, формирование национальных композиторских школ, становление музыкально-сценических жанров в республиках и т.д. Анализ процессов формирования и деятельности студии вырисовывает широкую панораму «культурной ситуации» в Татарстане во всей ее сложности и противоречивости; проливает дополнительный свет на механизм взаимоотношений «власть — искусство», способствует выявлению специфических черт функционирования национальной культуры в условиях командно-административной системы управления. Таким образом, роль оперной студии являлась показательной и во многом определяющей для развития татарской культуры в 30-е годы.

В первой половине 30-х годов при Московской консерватории были созданы пять национальных оперных студий и отделений: Башкирская студия (1932), Татарская студия (1934), Узбекская студия и Туркменское отделение (1935), Казахская студия (1936).

1 Джалиль М. Татарский государственный оперный театр // Отдел рукописей научного и архивного фондов Института языка, литературы и искусства. Ф. 10. On. 1. Ед.хр. 100.

Они были образованы по инициативе правительств своих республик, которые заключали с Московской консерваторией соглашения, где были обозначены обязательства сторон, определялся юридический статус студий -«самостоятельные учебно-производственные единицы», закреплялись их названия1.

Статус студии, к которому обратились в Московской консерватории, принимая на учебу будущих деятелей национального театра, наиболее адекватно отвечал тем условиям, которые были поставлены. К тому же, примеры театральных студий, возникших в России на рубеже XIX — XX столетий и в первые годы развития советского театра (театр - студия им. Ермоловой, студии под руководством Ю.Завадского, Р.Симонова, Н.Хмелева, С.Радлова) давали установки на сам тип учебной и творческой деятельности, в которых доминировала практическая (производственная) цель — создание и показ спектаклей. Опыт театральных студий, созданных при МХАТе в большой степени был ориентирован на экспериментальную работу, поиск нового языка театра под эгидой творческого метода К.Станиславского. Это обстоятельство сформировало специфические особенности феномена «студии», как одновременно художественного коллектива — общности единомышленников, подвижников, жаждущих обновления и создания «своего» театра, а также образовательного учреждения, в котором доминирует принцип автономного существования, самоорганизации и саморазвития.

1 «Татарская музыкальная государственная театральная студня», «Узбекская оперная студия», которая обозначалась также и как «Узбекское музыкальное отделение», «Казахская оперно-музыкальная студия», «Туркменское музыкальное отделение». — Дело татарской студии. Переписка с Наркомпросом об организации Татарской и Башкирской оперных студий, список педагогов студий; Положение (проект) об Узбекской оперной студии в Москве, соглашения консерватории с разными организациями // Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф.658. Оп.9. Дело 96; Оп. 17. Ед. хр. 68. ЛЛ. 12, 41,47,61.

Необходимо отметить, что национальные оперные студии в те годы создавались и «на местах», обычно в тех республиках, где уже имелись свои консерватории. Например, была организована студия для подготовки молодых оперных кадров при Тбилисской государственной консерватории. Студия имела собственные оркестр, хор и балет. Аналогичная студия существовала при Ереванском оперном театре (с 1935 г.). В Азербайджане подготовку исполнителей осуществлял оперный театр совместно с консерваторией.

К.Станиславский подчеркивал, что студия — «это не готовый театр и не школа для начинающих, а лаборатория для опытов более или менее готовых артистов» (Станиславский, 1954, с.281). Поэтому студийные объединения используют в своей работе не только необходимые, традиционные методы обучения, но и принцип «школы на ходу», практическое познание в процессе непосредственного театрального опыта.

Эти принципы более всего отвечали тем задачам и «материалу», который имели национальные студии в Московской консерватории. Для последней это было началом масштабного эксперимента, и студийные методы работы представлялись для этого наиболее подходящими. К тому же имелся образец оперных студий К.Станиславского и В.Немировича-Данченко, которые в 1926 году получили статус государственных театров1. Свою оперную студию имел Большой театр СССР, на которую, помимо прочего, ориентировалась дирекция Татарской оперной студии при составлении финансовой сметы.

Опыт организации оперной студии имела и сама Московская консерватория, в которой она была создана весной 1933 года. Ее первым спектаклем, показанным 30 мая в Большом зале консерватории, стала «Свадьба Фигаро» Моцарта (дирижер — А.Ш. Мелик-Пашаев).

Национальные музыкальные студии в отличие от студий русского театра имели свои особенности. Если в студиях Станиславского, Вахтангова, Радлова центром притяжения была яркая личность лидера, творческого вдохновителя, собиравшего вокруг себя единомышленников, то здесь это звено отсутствовало. При организации студий персоны (имена педагогов) учебно-творческих курсов или творческих мастерских не обсуждались. Роль лидера в данном случае брала на себя Московская консерватория в целом, которая представлялась неким гарантом, позволяющим не просто надеяться на результат, но и быть уверенным в нем. На первое место выдвигалась

1 В 1941 году они образовали Московский академический музыкальный театр имени К.Станиславского и В. Немировича-Данченко. практическая, даже утилитарная задача - создать театр. На эту цель и был направлен весь учебный процесс.

Понятие «производственная работа» являлось определяющим в различных документах студий. Под ним, в духе времени, подразумевался «выпуск творческой продукции» в виде подготовленного классического и, особенно, национального репертуара для будущего оперного театра. Кроме того, эти «производственные» коллективы рассматривались также и как «передовой отряд» просветителей, будущая национальная культурная элита. Не случайно, в заключенных соглашениях цель их организации была обозначена как «поднятие музыкальной культуры республики на должную высоту, отвечающую социалистическим запросам широких масс трудящихся»1. Таким образом, национальные оперные студии «открывали дорогу» не только к созданию оперного театра, но и способствовали формированию новой национальной музыкальной культуры.

Московская консерватория брала на себя реализацию учебного процесса (в основном педагоги во всех студиях были одни и те же), методическое руководство, составление учебно-производственных планов и программ. Представители консерватории входили в приемные комиссии и выезжали «на места» для отбора учащихся. Юридические и финансовые вопросы находились в ведении республик.

Национальные студии и отделения при общем круге задач имели свои специфические особенности работы .

Татарская оперная студия готовила оперный коллектив и репертуар для открытия Оперного театра в Казани.

Башкирская, Узбекская и Казахская студии выполняли более широкие задачи. Помимо подготовки оперных солистов они вели обучение учащихся других специальностей: теоретиков (Узбекская и Казахская), дирижеров,

1 РГАЛИ. Ф.658. Оп.9. Дело 96; Оп. 17. Ед. хр. 68.

2 Доклад о работе Башкирской студии при МГК и переписка о работе национальных студий. 1936 г. // РГАЛИ. Ф. 658. Оп.17. Ед.хр. 83. Л. 16. режиссеров (Башкирская, Узбекская), пианистов (Узбекская) и т.д. Во всех студиях воспитывались будущие национальные композиторы.

Башкирская студия поначалу существовала при техникуме Московской консерватории и точного профиля обучения не имела. Ее задачей была подготовка музыкальных кадров для открытия в Уфе музыкально-театральной (оперной) студии. Но в 1936 году решением Обкома и правительства Башкирии, ее основной задачей становится подготовка оперных певцов к открытию театра в 1938 году1.

Туркменское отделение было ориентировано на «широкий профиль» подготовки кадров по разным специальностям: теория (преподаватели теории музыки для музыкальных школ, учителя хорового пения в общеобразовательных школах, хормейстеры, руководители культурно-массовой работы), фортепиано (педагоги, аккомпаниаторы и артисты-исполнители средней квалификации), пение (концертные певцы средней квалификации для эстрады и радио), оркестровые инструменты (исполнители на струнных и духовых инструментах средней квалификации). Однако в 1940 году перед ней также была поставлена задача подготовки оперных певцов2. Таким образом, генеральной задачей всех национальных студий в конце 30-х годов стало формирование «оперного дела».

Особенностью студий и отделений была пестрота контингента учащихся как по возрасту, так и по степени музыкальной подготовки, «начиная от народных и заслуженных артистов республик с большим производственным стажем и кончая юношами и девушками 15 — 16 лет без всякой подготовки непосредственно из колхозов» . Поэтому многие студийцы принимались условно, на испытательный срок (в Узбекской и Казахской студиях срок обучения составлял 5 лет, из которых первый год был подготовительно-испытательным).

1 РГАЛИ. Ф. 658. Оп.17. Ед.хр. 83. ЛЛ. 1-2.

2 Протокол общего педсовета туркменского отделения при МГК от 28 июня 1940 г. // РГАЛИ. Ф.658. Оп.18. Ед.хр. 938. Л.20.

3 Докладная записка и.о. директора МГК В.Н. Шацкой начальнику Главного управления учебных заведений Всесоюзного комитета по делам искусств (1 августа 1938 г.) // РГАЛИ. Ф.962. Оп.4. Ед.хр. 355. Л-15. 9

Несмотря на все сложности, присутствующие в новых учебных структурах, они сыграли значительную роль в музыкальной культуре своих республик. Однако их деятельность остается малоизученной. Общий обзор их работы дан в книге «Московская консерватория. 1866 - 1966» (Московская консерватория, 1966), работах Ю.Келдыша (Келдыш, 1966) и С.Голубенко (Голубенко,2006).

Деятельность Татарской оперной студии не являлась объектом специального исследования. Существующие работы по истории татарской музыки ограничиваются лишь констатацией факта ее существования, краткой характеристикой и общей позитивной оценкой в истории татарского музыкального театра (Гиршман, 1959, 1970; Нигмедзянов, 1970; Салитова, 1997; Дулат-Алеев, 2007 и др.). Обзор работы студии содержится в статьях Ф.Салитовой (Салитова, 1994, 2007). Подробно описана лишь деятельность литературного сектора студии в исследовании Ю.Исанбет «Муса Джалиль и татарская музыка» (Исанбет, 1977). Автор рассматривает различные стороны деятельности М.Джалиля в истории татарской музыкальной культуры, в том числе и на посту руководителя литературного сектора оперной студии. Поскольку эта сторона работы студии описана у Ю.Исанбет достаточно подробно, в данной диссертации представлен общий обзор, дополненный новыми материалами.

Целью диссертационного исследования является изучение и осмысление истории формирования и деятельности Татарской оперной студии при Московской государственной консерватории и выявление ее значения в истории татарской музыкальной культуры.

В числе наиболее важных задач исследования выделяются следующие: — Освещение музыкальной культуры Татарии 1930-х годов и предпосылок, способствующих формированию Татарской оперной студии как новой учебно-производственной структуры.

Анализ комплекса идеологических и административных мер партийного и государственного аппарата, регулирующих деятельность Татарской оперной студии.

Рассмотрение основных направлений и особенностей учебно-творческой деятельности студии.

Выявление роли отдельных личностей в деятельности оперной студии.

Определение значения Татарской оперной студии в истории татарской музыкальной культуры.

Диссертационная работа представляет собой историческое исследование татарской музыкальной культуры 30-х годов XX века. Она опирается на комплекс источников, которые, соответственно своим видовым и тематическим признакам разделяются на 3 группы:

1. Документальные источники

2. Источники личного происхождения (воспоминания, дневники, интервью).

3. Периодическая печать.

Материалы о создании и функционировании Татарской государственной оперной студии рассредоточены в целом ряде архивов Татарстана и Российской Федерации. Поэтому их поиск и систематизация представляли большую сложность при работе над диссертацией. Значительное количество материалов сосредоточено в фондах Национального архива РТ: Совета Народных Комиссаров ТАССР (Ф.128), Татпредставителъства при ВЦИК (Ф.1150), Татарского областного комитета профсоюза работников искусств (Ф.1860), Управления по делам искусств РТ (Ф.7239). Они содержат решения съездов, постановления правительства и материалы к ним, переписку и решения местных партийных государственных органов по вопросам культуры и искусства, носящие директивный характер и определяющие основные направления деятельности культурных учреждений того времени. В них отражены различные стороны партийно-государственного руководства в отношении литературы и искусства, меры, направленные на развитие материально-технической базы культуры и т.д.

Широко привлечены архивы музыкальных и театральных учреждений Татарстана: материалы фондов Татарского государственного академического театра оперы и балета им. М.Джалиля (Ф.6663), в том числе личные дела певцов, Татарского государственного академического театра им. Камала (Ф.4088), Восточного музыкального техникума (Ф.2812) и Казанского музыкального училища (Ф.7353), Татарской государственной филармонии (Ф.7346), Татарского радиокомитета (Ф.4493), личные фонды С.Садыковой (Ф.1971) и С. и Р. Сакаевых (Ф.3695). Анализ этих материалов дает представление о тех процессах, которые проходили в музыкальной культуре Татарии в 1930-е годы.

Более полную картину этого сложного и противоречивого времени помогают воссоздать документы по деятельности культурных учреждений Татарстана (в том числе и оперной студии), а также Управления по делам искусств и Наркомпроса, сосредоточенные в Центральном государственном архиве историко-политической документации РТ (Ф.15 — Татарский областной комитет ВКП (б), материалы культпросветотдела).

Материалы для данного исследования содержат фонды М.Джалиля (Ф.10), С.Садыковой (Ф.121), З.Хайруллиной (Ф.118), С.Габяиш (Ф.60), хранящиеся в Отделе рукописей научного и архивного фонда Института языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук РТ. Особую ценность составляют масштабные отчеты М.Джалиля, а - также доклады, планы, рецензии на либретто, переписка с писателями, повествующие о работе литературного сектора и студии в целом.

Важные сведения предоставили фонд Дж.Файзи (№125452), афиши Татарской оперной студии (№119760, 23664 — М), договора студии {П.кол

127), сосредоточенные в фонде письменных источников Национального музея РТ.

Ценная информация о работе национальных студий и отделений (переписка об их организации и работе с НКП и другими организациями, списки педагогов, различные отчеты, протоколы заседаний, докладные записки, программы), композиторского факультета (протоколы заседаний, отчеты Г.Литинского, учебно-производственные планы и программы) и рабфака Московской консерватории (положение, требования, списки, правила приема, программы и т.д.) была почерпнута в архивах Московской государственной консерватории и Российском государственном архиве литературы и искусства (Ф. 658 — Московская консерватория). Кроме того, привлечены личные дела студентов и преподавателей (Г.Литинского, Б.Шехтера, М.Музафарова, Н.Жиганова), списки личного состава консерватории в архиве Московской государственной консерватории.

Стенограммы различных совещаний, переписка по вопросам музыкального образования, в том числе и национальных кадров, а также стенограммы конференций и совещаний по проблемам советской оперы были изучены в Российском государственном архиве литературы и искусства (Ф.962 — Всесоюзный комитет по делам искусств). Здесь же были просмотрены личные дела композиторов студии З.Хабибуллина и М.Латыпова (Ф.2095)

Кроме того, к работе были привлечены также документы, опубликованные в сборниках «Культурное строительство» (1971, 1976).

Не менее важными являются источники личного происхождения. Воспоминания дополняют данные, содержащиеся в документах, за счет уникальных деталей, позволявших воссоздать атмосферу эпохи: воспоминания Г. Литинского, Дж. Садрижиганова, воспоминания о Ф.Яруллине, С.Сайдашеве, Н.Даутове, С.Садыковой и др. (Литинский, 2001; Садриэюиганов, 1990; Фарид Яруллин турында., 1986; Сайдашев, 1970;

Салих Сайдашев турында., 1980; Ниаз Даутов, 2000; Сагыналар сине якын дуслар., 1991).

Ценным источником является и эпистолярное наследие: письма Н.Жиганова, Ф.Яруллина (Письма., 2001; Яруллин, 1942).

Кроме того, беседа с одним из немногих здравствующих на данный момент студийцев - У.Альмеевым также помогла уточнить некоторые факты.

В работе широко использованы материалы периодической печати 1930-х годов, особенно газет «Кызыл Татарстан» и «Красная Татария» (просмотрены все выпуски с 1930 — 1940 гг.), содержащих статьи о татарском театре, оперной студии, актерах, певцах; обзоры, заметки, рецензии на концерты, написанные как журналистами, так и деятелями литературы и искусства (Мусагит, 1933; Туфан, 1934, 1935; Губайдуллин, 1934; Хасан, 1935). Среди них выделяются отчеты руководителей студии (Валеев-Сульва, 1933, 1934; Тухватуллин, 1935; Файзи, 1934), а также статьи 1937 года (Мусагит, 1937; Козлова, 1937), характеризующие «идеологический градус» времени.

Проблемы советской многонациональной музыкальной культуры и, в частности, оперного искусства, широко представлены в журнале «Советская музыка». Кроме того, были просмотрены журналы «Яналиф», «Советский театр» и «Советская литература» (на татарском языке).

Обращение к периоду 1930-х гг. потребовало от нас изучения большого круга исследований, в которых рассматриваются сложные культурные процессы этого времени. Снятие грифа «совершенно секретно» (полностью или частично) в начале 90-х годов открыло возможность изучения недоступных ранее архивных источников. Большой интерес представляют работы историков, посвященные вопросам функционирования искусства, в том числе музыкального, в условиях тоталитарного режима (Голомшток, 1994; Манин, 1995; Коржихина, 1997; Громов, 1998; Соколов, 2004 и др.).

Особый интерес представили публикации историков Татарстана, в которых прослеживаются судьбы репрессированных деятелей татарской интеллигенции (Литвин, 1993,1994,1997; Султанбеков, 1993,1994,1995,2003; Тагиров, 1999). Сложные взаимоотношения интеллигенции и власти вскрыты в содержательной диссертации М.Шакирзянова (Шакирзянов, 1999).

Проблемы музыкального искусства в 1930-е гг. привлекают к себе большое внимание исследователей музыковедов (Акопян, 2002; Барсова, 1997; Бакши, 1992; Бочаров, 1991; Екимовский, 1992; Житомирский, 1993; Игдалова, 1998; Кондратьев, 1996; Малышев, 1992; Нестъев, 2001; Пантиелев, 1991; Тараканов, 1993, 1995, 1997; Холопов, 1993; Шахназарова, 1983, 1984, 1997, 2001; Янов-Яновская, 1993, 1999 и др.).

Особый интерес представляют работы Е.Власовой (Власова, 1993,2002), исследующие проблемы репертуарной политики в музыкальном искусстве сталинской эпохи, в частности, формирование оперного репертуара 30-х годов.

Культурно-исторический контекст, специфику общественных и художественных процессов в истории татарской музыкальной культуры 1920-1930-х годов затрагивают в своих трудах Г.Вайда-Сайдашева, Г.Губайдуллина, В.Дулат-Алеев, Ю.Исанбет, Г.Кантор, М.Нигметзянов, З.Сайдашева, Ф.Салитова и другие (Вайда-Сайдашева,1991\ Губайдуллина, 2000; Дулат-Алеев, 1999, 2007; Исанбет, 1977, 1995; Кантор, 1994, 1997, 2007; Нигмедзянов, 1970; Сайдашева, 1984, 2008; Салитова, 1988, 1997 и др.).

Особенности формирования и развития европейских профессиональных музыкальных традиций в национальных культурах Среднего Поволжья рассматриваются в исследовании А.Маклыгина (Маклыгин, 2000).

Кроме того, были привлечены исследования об отдельных певцах и композиторах Татарстана. Работа с архивами позволила уточнить и дополнить целый ряд фактов их биографии.

Анализ литературы свидетельствует о том, что деятельность Татарской оперной студии является «белым пятном» в историографии татарской музыки. В данной работе впервые в рамках самостоятельного исследования комплексно раскрыта деятельность Татарской государственной оперной студии как новой модели в сфере музыкального образования в контексте социокультурных проблем ТАССР 1930-х годов XX века. Диссертационное исследование представляет собой попытку выстраивания по возможности полной картины обозначенного явления как базы для широкой научной интерпретации.

Диссертация состоит из двух глав, введения, заключения, библиографического списка и трех приложений (списки учащихся и педагогов студии, распределения учащихся вокального отделения по специальности).

Материалы, написанные изначально на татарском языке, приводятся в нашем переводе на русский язык (публикации прессы, некоторые воспоминания, письма). Татарские названия (песен, спектаклей и т.д.) приводятся на языке оригинала. Названия различных учреждений (музыкального техникума, драматического театра и других) даны в том виде, какой они имели в описываемый период.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВКИ — Всесоюзный комитет по делам искусств.

МГК - Московская государственная консерватория имени П.И.Чайковского. НА РТ — Национальный архив Республики Татарстан.

НИМИ МГК - Научно-исследовательский музыкальный институт

Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского

НКП, Наркомпрос - Народный комиссариат просвещения.

ОРН и АФ ИЯЛИ АН РТ - Отдел рукописей научного и архивного фонда

Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова Академии наук

РТ.

РАПМ — Российская ассоциация пролетарских музыкантов

РГАЛИ — Российский государственный архив литературы и искусства.

СК РТ - Союз композиторов Республики Татарстан.

СНК - Совет народных комиссаров.

ССП — Союз советских писателей.

ТАССР — Татарская автономная советская социалистическая республика.

ТГАТ — Татарский государственный академический театр.

ТГАТО и Б — Татарский государственный театр оперы и балета.

ТГОС — Татарская государственная оперная студия при Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского.

ТГОТ — Татарский государственный оперный театр.

ТГФ - Татарская государственная филармония.

ТМГТС — Татарская музыкальная государственная театральная студия. ТРК - Татарский радиокомитет ТТИ — Татарский техникум искусств УПИ- Управление по делам искусств

УТЗП — Управление театрально-зрелищными предприятиями.

ЦГАИПД РТ - Центральный государственный архив историко-политической документации РТ.

Заключение диссертации по теме "Музыкальное искусство", Салихова, Лилия Извелевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В декабре 1938 года закончился последний учебный год в Татарской оперной студии при Московской государственной консерватории. А уже 28 октября 1938 года Постановлением Совнаркома ТАССР был организован Татарский государственный оперный театр (Культурное строительство, 1971, с.548), во главе которого встали руководители оперной студии: ее последний директор З.Д.Бермилеев был назначен директором театра, его заместитель М.П.Стефанович - художественным руководителем.

23-го декабря 1938 года основной состав студии вернулся в Казань и активно включился в подготовку к открытию оперного театра. В конце февраля - начале марта 1939 года был дан ряд концертов. Публика встретила артистов очень тепло, залы были переполнены. Студийцы предстали как коллектив артистов, способных воплотить в жизнь масштабный проект о национальном театре.

Студийный метод, соединивший в себе учебную и «производственную» деятельность, наиболее адекватно отвечал поставленным задачам и в целом оказался результативным. Подготовка исполнителей на базе крепкого и авторитетного музыкального учебного заведения, которым являлась Московская консерватория, было вполне оправданным, целесообразным и на тот момент верным решением. Именно в годы учебы в студии были подготовлены к постановке оперы «Качкын» и «Фауст», велась работа над рядом классических русских и зарубежных опер, предпринимались попытки освоения современного репертуара.

По сути, студия была большим экспериментом, как для педагогов и учащихся, так и для организаторов нового «оперного дела». Для последних на первый план выходили утилитарные задачи: любыми путями и как можно скорее открыть театр с национальным оперным репертуаром. Опера в 30-е годы была возведена в ранг «статусного» жанра и ее наличие являлось показателем высокого социального и политического уровня республики.

Москва-столица» и ведущий вуз страны, в представлении руководства Татарии, могли реализовать поставленную задачу наиболее качественно и в краткие сроки. Не случайно по отъезду студийцев в Москву, сразу началось проектирование и строительство оперного театра, которое шло параллельно обучению1.

Форсированные способы для реализации столь масштабного проекта не могли не повлечь за собой «перекосы» в деятельности студии: непомерно большие нагрузки на артистов, на голоса, недостаточность сроков обучения, пестрота контингента, давление на композиторов и литераторов, впервые столкнувшихся с новыми для себя жанрами (оперы и либретто), идеологический прессинг и т.д.

Перед учащимися и педагогами консерватории экспериментальная студийная работа ставила сугубо профессиональные, творческие проблемы. Педагоги, впервые столкнувшиеся с широким национальным контингентом, пытались подобрать для них соответствующую методику, которая формировалась ими в самом процессе обучения. Опора на классическую методику образования с учетом национальных особенностей, специфики татарского языка, использование в работе национального репертуара; поступенное движение от простого к сложному (от отдельных песен, романсов, арий до исполнения ответственных оперных партий; от постановки больших развернутых сцен из классических опер до целых спектаклей); работа с московскими режиссерами (В.Л.Книппер-Нардовым, Ф.Н.Кавериным, Т.Е.Шарашидзе) и дирижером Н.П.Резниковым в сочетании с концертной деятельностью принесли положительный результат, став хорошим стартом для последующей самостоятельной работы.

Торжественное открытие Татарского государственного оперного театра состоялось 17 июня 1939 года в помещении Большого Драматического театра в Казани. На суд зрителей была представлена премьера татарской оперы

1 По целому ряду причин строительство театра затянулось надолго, и было построено в Казани лишь в 1956 году (архитекторы H.Скворцов и И.Гайнутдинов).

Качкын» Н.Жиганова на либретто А.Файзи (дирижер С.Бергольц, режиссер Ф.Каверин, хормейстер П.Федотов, балетмейстер Г.Тагиров). Постановка стала крупным событием в музыкально-театральной жизни республики, началом нового этапа в развитии национальной музыкальной культуры. О его значении много писали в центральной и местной прессе, особо подчеркивая, что создание оперного театра — показатель «бурного развития республики и мудрой политики Ленина-Сталина».

В первые десятилетия своей работы театр целиком опирался на выпускников студии, лучшие из которых - Г.Кайбицкая, З.Байрашева, А.Измайлова, М.Рахманкулова, С.Садыкова, М.Булатова, Х.Забирова, Ф.Насретдинов, У.Альмеев, А.Артемов, Л.Маев, Л.Верниковский и другие — стали ведущими солистами театра. За первый сезон 1939 — 1940 гг. были поставлены оперы «Качкын» Н.Жиганова (на татарском языке), «Фауст» Ш.Гуно (на русском и татарском языках) и балет П.Гертеля «Тщетная предосторожность» (всего состоялось 62 спектакля)1. В сезоне 1940 — 1941 годов состоялись постановки опер «Ирек» Н.Жиганова, «Риголетто» Дж.Верди, «Галиябану» М.Музафарова, «Евгений Онегин» П.Чайковского и «Чио-Чио-сан» Дж.Пуччини (всего за сезон было дано 177 спектаклей2). Увлеченное стремление всех деятелей музыкального искусства по созданию «своего» театра не могло не дать интересных творческих результатов и импульса к дальнейшему развитию. Несмотря на все сложности первых лет его работы и тяжелого военного времени, театр складывался как полноценный художественный организм, наращивая репертуар как классический, так и национальный.

Большой национальный репертуар, конечно, не мог сложиться за столь короткое время. Плоды учебы в студии проявились, прежде всего, в освоении крупных музыкальных форм, в работе над овладением гибкого гармонического языка, его органичного сочетания с пятиступенным

1 Объяснительная записка к годовому отчету ТГОТ за 1939 г. // НА РТ. Ф. 6663. On. 1. Ед.хр. 17.

2 Отчет Госплана при CHK ТАССР о выполнении плана по культуре за 1940 г. // ЦГАИПД РТ. Ф.15. Оп.4. Д. 1277. Л.21. звукорядом татарской традиционной музыки, в овладении различными приемами фактурной техники и т.д. Начали выявляться индивидуальные черты стиля композиторов. Главной для всех композиторов была работа над сценическими жанрами - оперой и балетом. Целый ряд причин не позволил довести до конца большинство из начатых опер. Большую проблему представляло либретто, которое бесконечно переделывалось, задерживая работу композиторов. Требования создания опер в предельно сжатые сроки не могли быть выполнены. Молодые композиторы в то время еще только вступали на творческий путь, двигаясь методом «проб и ошибок». Музыкантское мышление многих балансировало на грани письменного и устного профессионализма. Форсированный способ профессиональной подготовки вокалистов, автоматически перенесенный на композиторов, не мог быть реализован. Необходимость получения более основательного образования повлекла за собой решение оставить композиторскую группу в Москве для дальнейшей учебы. Но, тем не менее, создание полноценных оперных спектаклей, поставленных в первые довоенные годы («Качкын», «Ирек» и «Алтынчач» Н.Жиганова, «Галиябану» М.Музафарова), практически законченный балет «Шурале» Ф.Яруллина давали возможность видеть перспективу, способствовали активизации творческой деятельности композиторов. А опера «Алтынчач» и балет «Шурале» вошли в золотой фонд отечественной музыкальной культуры.

Нельзя не признать, что значение студии вышло за рамки только учебной и организационной работы по созданию театра. Как справедливо замечает Г.Сайфуллина «В среде, сплотившей большую часть молодых музыкантов, писателей, театральных деятелей республики, рождался новый круг татарской интеллигенции, новые эстетические идеалы, новый тип художественного мышления» (Сайфуллина, 1995, с. 24).

Организация театра совпала еще с одной важной задачей рассматриваемого периода, не уступавшей ей по своей значимости: подготовки к проведению в Москве Декады татарского искусства, намеченной на лето 1941 года. Большая работа по ее подготовке также легла на плечи студийцев — исполнителей и композиторов, которые с энтузиазмом взялись за ее решение. Им помогали крупнейшие музыкальные и театральные деятели Москвы и Ленинграда, что также явилось большой творческой школой.

Студия явилась важным этапом в становлении многоуровневой системы профессионального музыкального образования; дала новый толчок к созданию собственной образовательной базы для высшего музыкального образования в республике - открытия в 1945 году Казанской государственной консерватории.

Татарская оперная студия в Московской консерватории вновь возродила свою работу в 1944 году, сформировав новый состав учащихся, возглавляемый А.С. Измайловой (выпускницей первой студии)1. В задачу новой студии входила подготовка оперных певцов. В 1949 году в Московской консерватории был осуществлен переход от системы национальных студий к «Национальному отделению консерватории», а затем перевод его учащихся в основной состав вуза. Вначале это нововведение коснулось лишь талантливых и подготовленных студентов, позднее (в 1958 году) оказалось возможным полностью перейти на новую систему (Московская консерватория, 1966, с. 381). Все вокалисты стали постоянными участниками работы оперного класса консерватории и ее оперной студии.

Целенаправленная работа по созданию опер влекла за собой рост творческой активности композиторов. Социальный заказ стимулировал их творческие поиски, рост профессионального мастерства. Уже в послевоенные годы (до 70-х гг.) было создано более 10 татарских опер, среди них: «Тулэк» («Туляк»), «Намус» («Честь»), «Жэлил» («Джалиль») Н.Жиганова, «Самат» Х.Валиуллина, «Тапшырылмаган хатлар» («Неотосланные письма») Дж.Файзи и другие. Внимание к театру влекло за собой и внимание к

1 Одновременно в консерватории работали Башкирская, Северо-Осетинская, Казахская, Узбекская, Киргизская и Таджикская студии. академическим музыкальным жанрам и формам в целом (симфонии и камерно-инструментальной музыке), стимулировало развитие исполнительского искусства в республике. Все это способствовало воспитанию слушателя, прогрессу национальной культуры.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Салихова, Лилия Извелевна, 2009 год

1. Неопубликованные источники I. Национальный архив РТ1.СНК ТАССР Ф.128.

2. Татпредставительство при ВЦИК Ф. 1150.

3. Татарский областной комитет профсоюза Ф. 1860. работников искусств

4. Управление по делам искусств при СНК Ф. 7239. ТАССР

5. ТГАТО и Б имени М.Джалиля Ф. 6663.

6. ТГАТ им. Г.Камала Ф. 4088.

7. Казанский Восточный музыкальный Ф. 2812. техникум

8. Союз композиторов Ф. 7057.

9. Личный фонд С.Садыковой Ф. 1971.

10. Личный фонд Ф. 3695. Н., С. и Р. Сакаевых11 .Казанское музыкальное училище Ф. 7353 им. Верховного Совета ТАССР МК ТАССР

11. Татарская государственная филармония Ф.7346.

12. Татарский радиокомитет по радиофикации ^ 4493 и радиовещанию при СНК ТАССР1.. Центральный государственный архив историко-политической документации.

13. Татарский обком ВКП (б) Ф.15.культурно-просветительный отдел

14. I. Отдел рукописей научного и архивного фонда И Я ЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ1. Фонд М.Джалиля2. Фонд С.Садыковой3. Фонд З.Хайруллиной4. Фонд С.Габяши1. Ф. 10.1. Ф. 121.1. Ф. 60.1. Ф. 118.1.. Фонд письменных источников Национального музея РТ

15. V. Архив Татарской государственной филармонии

16. Приказы за 1937, 1938 годы

17. VI. Российский государственный архив литературы и искусства

18. Московская государственная Ф.658 консерватория

19. Всесоюзный комитет по Ф.962 делам искусств

20. Личные дела З.Хабибуллина Ф.2095 и М.Латыпова

21. VII. Архив Московской государственной консерватории

22. Московская государственная Ф.658 консерватория

23. Личное дело Г.Литинского Ф.269

24. Списки личного состава Ф.601. Фонд Дж.Файзи2. Афиши ТГОС125452. № 119760 № 23664-М.

25. П Кол. 127 № 124461, 124462.3. Договора студии

26. Опубликованные документальные источники I. Сборники документов и материалов

27. Культурное строительство в Татарии (1917-1941). Казань, 1971, 1976.1. Периодическая печать1. Журналы

28. Советская музыка» (1930 1939 гг.) «Советский театр»

29. Совет эдэбияты» («Советская литература») 1939 г. «Яцалиф» 1931 г.1.. Газеты

30. Кызыл Татарстан»: Орган ЦИК ТАССР, Татарского обкома ВКП (б) и Казанского городского Совета депутатов трудящихся. — Казань, 1930 — 1940.

31. Красная Татария»: Орган Татарского обкома и Казанского горкома ВКП (б). -Казань, 1930-1940.1. ЛИТЕРАТУРА

32. Айдаров, 1934: Айдаров С. Татар операсын тудырырга (Создать татарскую оперу) / С.Айдаров // Коммунист. 1934. — 27 март.

33. Айтуганова, 1996\ Айтуганова М. Становление системы радиовещания в Татарстане (1918 1941 гг.): дисс. канд. ист. наук / М.Айтуганова; Каз. гос. ун-т. - Казань, 1996. - С. 42, 110.

34. Акопян, 2002: Акопян Л. Музыка советской эпохи в «Большом мире» / Л. Акопян // Музыкальная академия. 2002. - №2. - С. 28 - 29.

35. Алеев, 1939: Алеев М. Неразрешенные вопросы. О положении оперного театра / М.Алеев // Красная Татария. — 1939. 5 мая.

36. Алмазова, 1987: Алмазова А. Фарид Яруллин и татарский балет / А.Алмазова. Казань, 1987. - 160с.

37. Ансамбль песни и пляски., 1950: Ансамбль песни и пляски Советской Татарии // Советская музыка. — 1950. — №12. — С.56 — 58.

38. Асафьев, 1947: Асафьев Б. Пути развития советской музыки / Б.Асафьев // Очерки советского музыкального творчества — М.—Л., 1947. — С. 5-19.

39. Ахметзянова. 1996: Ахметзянова А. Вопросы развития татарской музыки 20-х годов (по материалам периодической печати): дипл. работа / А.Ахметзянова; Каз. гос. консерватория. — Казань, 1996. 140 с.

40. Барсова, 1997: Барсова И. Миф о Москве столице (20-е — 30-е годы) / И.Барсова // Искусство 20 века: уходящая эпоха?: сб. ст. — Н.Новгород, 1997. -С. 67-80.

41. Бакши, 1992: Бакши Л. Попытка прощания: Несколько тезисов о музыке тоталитарной эпохи / Л.Бакши // Музыкальная академия. — 1992. — №1.-С.40-46.

42. Бахтиярова, 1957: Бахтиярова Ч. Фахри Насретдинов / Ч.Бахтиярова. — Казань, 1957.-28 с.

43. Бахтиярова, I960: Бахтиярова Ч. Фарид Яруллин / Ч.Бахтиярова. -Казань, 1960. 65 с.

44. Берголъц, 1939: Бергольц С. «Качкын». К открытию Татарского театра оперы и балета / С.Бергольц // Красная Татария. 1939. — 8 июня.

45. Бочаров, 1991: Бочаров Ю. Песнопения времен культа / Ю.Бочаров // Музыкальная жизнь. 1991. -№1. - С.8 - 10.

46. Бэлза, 1947: Бэлза И. Советская музыкальная культура. Краткий очерк / И.Бэлза. М. - Л., 1947. - 207 с.

47. Вайда-Сайдашева, 1991: Вайда-Сайдашева Г. Звуки времени / Г.Вайда-Сайдашева. Казань, 1991. - 126 с.

48. Валеев-Сулъва, 1933: Валеев-Сульва С. Бу— яца казаныш (Новые достижения) / С. Валеев-Сульва // Кызыл Татарстан. — 1933. — 30 декабря.

49. Валеев-Сулъва, 1934: Валеев-Сульва С. Музыка театрына репертуар хэзерлэуне кен тэртибенэ (На повестку дня — репертуар музыкального театра) / С.Валеев-Сульва // Кызыл Татарстан. — 1934. 21 сентября.

50. Валеева, 2007: Валеева Р. Музыкальные учреждения Татарстана в 30-е гг. XX века: вопросы функционирования: дипл. раб. / Р.Валеева; Каз.гос. коне. Казань, 2007. - 85 с.

51. Век Салиха Сайдашева, 2000: Век Салиха Сайдашева / Под общ. ред. В.Р.Дулат-Алеева. Казань, 2000. - 128 с.

52. ВКП (б) 1930: Пути развития музыки. Стенографический отчет совещания по вопросам музыки при АППО ЦК ВКП (б). — М., 1930.- 173 с.

53. Власова, 1993: Власова Е. Формирование официальной государственной концепции в советском музыкальном искусстве / Е.Власова // Из прошлого и настоящего отечественной музыкальной культуры: сб. тр. / МГК. — Вып.5. -М., 1993. -С. 96-119.

54. Власова, 2002: Власова Е. Репертуарная политика в музыкальном искусстве сталинской эпохи / Е.Власова // Из истории русской музыкальной культуры: науч. тр. / МГК. Сб. 35. - М., 2002. - С. 153 - 167.

55. Воронов, 1970: Воронов В. Из опыта работы с татарскими певцами /

56. B.Воронов // Ученые записки КГК. Вып.4. - К., 1970. - С. 269 - 286. Выпуск татарской оперной студии, 1938: Выпуск татарской опернойстудии // Красная Татария. 1938. — 16 дек.

57. Вязелыцикова, 2006: Вязелыцикова А. Четыре года «Советской музыки»: к истории становления журнала: дипл. работа / А.Вязелыцикова; Каз. гос. консерватория. Казань, 2006. — 265 с.

58. Гаджибеков, 1939: Гаджибеков У. Пути советской оперы / У.Гаджибеков // Советская музыка. — 1939. — №5. С.20 - 22.

59. Газиз Альмухаметов., 1995: Газиз Альмухаметов и Султан Габяши в Казани: Материалы и документы. — Уфа, 1995. — 174 с.

60. Гарипова, 2004: Гарипова 3. Казань: общество, политика, культура (1917 1941) / З.Гарипова. - Казань, 2004. - 167 с.

61. Гастроли Татарской оперной студии, 1936: Гастроли Татарской оперной студии // Красная Татария. — 1936. — 30 мая.

62. Гизатов, 1966: Гизатов Б. Латыф Хамиди / Б.Гизатов. — Алма-Ата, 1966.- 100с.

63. Гиршман, 1956: Гиршман Я. Салих Сайдашев / Я.Гиршман. Казань, 1956.-83 с.

64. Гиршман, 1959: Гиршман Я. Опера, балет, музыкальная комедия / Я.Гиршман // Музыкальная культура Советской Татарии. М., 1959. —1. C.5 -24.

65. Гиршман, 1970: Гиршман Я. Музыкальная жизнь и творчество композиторов Татарской АССР / Я.Гиршман // История музыки народов СССР. Т.1 (1917- 1932 гг.).-М., 1970.-С. 374 377; Т.2 (1932 - 1941 гг.). -М., 1970.-С. 242-253.

66. Гиршман 1975: Гиршман Я. Назиб Жиганов / Я.Гиршман. — М., 1975. 203 с.

67. Гозенпуд, 1963: Гозенпуд А. Русский советский оперный театр (1917 — 1941). Очерк истории / А.Гозенпуд. Л., 1963. - 440с.

68. Головашенко, 1957: Головашенко Ю. Ниаз Даутов / Ю.Головашенко. — Казань, 1957.-28с.

69. Голомшток, 1994: Голомшток И. Тоталитарное искусство / И.Голомшток. М., 1994. - 294 с.

70. Голубенко, 2006: Голубенко С. Московская консерватория на рубеже 30- 40-х годов XX века / С.Голубенко // Наука о музыке: Слово молодых ученых: материалы II Всероссийской науч.- практ. конф. Вып.2. - Казань, 2006.-С.182-205.

71. Горшков, 1997: Горшков В. Балетмейстер Г.Тагиров / В.Горшков. — Казань, 1997.-48 с.

72. Григорьев, 1981: Григорьев JL, Платек Я. Советские композиторы и музыковеды: справочник в 3-х томах/ Л.Григорьев, Я.Платек. — М., 1981.

73. Григорьева, 2001: Григорьева А. От редактора-составителя /А.Григорьева // Г.И.Литинский. Жизнь. Творчество. Педагогика. — М., 2001. -С. 10-11.

74. Гринберг, 1939: Гринберг М. Работать над советской оперой / М.Гринберг // Советская музыка. — 1939. № 3. - С.57.

75. Громов, 1998: Громов Е. Сталин: власть и искусство / Е.Громов. М., 1998.-495с.

76. Губайдуллин, 1934: Губайдуллин X. Музыка культурасын узлэштеру очен (Освоить музыкальную культуру) / Х.Губайдуллин // Кызыл Татарстан.- 1934.- 29 авг.

77. Губайдуллина, 2000: Губайдуллина Г. Султан Габяши: художник и время / Г.Губайдуллина // Султан Габяши: Материалы и исследования. — Казань, 2000. С.9 - 26.

78. Гурарий, 1984: Гурарий С. Диалоги о татарской музыке / С.Гурарий. -Казань, 1984.-152 с.

79. Деятели., 1985: Деятели науки и культуры Татарии: указ. лит-ры (1917 1980) /Сост.: З.Гарипова. - М., 1985.-252 с.

80. Джалиль, 1939: Джалиль М. Татар дэулэт опера театры (Татарский государственный оперный театр) / М.Джалиль // Совет эдэбияты. 1939. -№7.-С.115- 143.

81. Джалиль, 1956: Жрлил М. Сайланма эсэрлэр: еч томда (Собрание сочинений в 3 т.). Казан, 1956.

82. Джалиль, 1962: Джалиль М. Сочинения / М.Джалиль. — Казань, 1962. —606 с.

83. Джалиль, 1966: Джалиль М. От студии к театру / М.Джалиль // Советская музыка. 1966. - № 3. - С.65 - 68.

84. Дискуссия, 1935: Дискуссия о советской опере // Советская музыка. — 1935.-№ 7-8.-С.41.

85. Долинская, 1993: Долинская Е. Тема с вариациями-путешествиями (из архивов МГК) / Е.Долинская // Отечественная музыкальная культура XX века. К итогам и перспективам: науч.- публ. сб. / МГК. — М., 1993. — С.50 79.

86. Дулат-Алеев, 1999: Дулат-Алеев В. Текст национальной культуры: Новоевропейская традиция в татарской музыке / В.Дулат-Алеев. Казань, 1999.-244 с.

87. Дулат-Алеев, 2007: Дулат-Алеев В. Татарская музыкальная литература: учеб. для муз.училищ и дет. муз. шк. / В.Дулат-Алеев. — Казань, 2007. 491 с. Екимовский, 1992: Екимовский В. Под грифом: хранить вечно /

88. B.Екимовский // Музыкальная академия. 1992. - №2. - С. 126 - 127. Елагин, 2002: Елагин Ю. Укрощение искусств / Ю.Елагин. - М., 2002.380 с.

89. Жиганов, 2001: Жиганов Н. Рождение оперы / Н.Жиганов // Г.И.Литинский. Жизнь. Творчество. Педагогика / ред. — сост. А.Григорьева. — М., 2001. С. 264-265.

90. Житомирский, 1993: Житомирский Д. Мифология классового искусства / Д. Житомирский // Музыкальная академия. — 1993. — №2. —1. C.144- 153.

91. Заббарова, 2001: Заббарова JI. Татарские театральные коллективы в ТАССР в 1930-е гг.: дисс. канд. ист. наук / JI.Заббарова; Каз. гос. ун-т. -Казань, 2001.-193 с.

92. Зайнашева, 1996: Зайнашева Г. Сара Садыйкова: Ж^ырга багышланган тормыш Ьэм идат юлы турында (Сара Садыкова: Жизнь и творчество, посвященные песне) / Г.Зайнашева. — Казан, 1996. — 144с.

93. Зарифов, 2004: Зарифов А. Оперы Н.Жиганова и их сценическая судьба / А.Зарифов. Казань, 2004. - 48 с.

94. Заславский, 1939: Заславский Д. Беренче татар операсы (Первая татарская опера)/ Д.Заславский //Кызыл Татарстан. — 1939.— 20 июнь.

95. Игдалова, 1998: Игдалова Г. Музыка сталинской эпохи и доктрина соцреализма: (по материалам журнала «Советская музыка») / Г. Игдалова // Gradus ad parnassum: сб. ст. молодых музыковедов. — Нижний Новгород, 1998.-С. 106-121.

96. Илялова, 1986: Илялова И. Театр имени Камала. Очерк истории / И.Илялова. Казань, 1986. - 327 с.

97. Илялова, 1996: Илялова И. Камал театры артистлары. Библиографик белешмэлек (Артисты театра Камала. Библиографический справочник) / И.Илялова. Казан, 1996. - 256 б.

98. Иохелъсон, 1935: Иохельсон В. На пороге 4 годовщины JICCK / В.Иохельсон//Советская музыка. 1935.- №11. -С.11—12.

99. Исанбет, 1977: Исанбет Ю. Муса Джалиль и татарская музыка / Ю.Исанбет. Казань, 1977. - 160 с.

100. Исанбет, 1995: Исанбет Ю. На пути к национальной опере (Первые татарские оперы «Сания» и «Эшче») / Ю.Исанбет // Газиз Альмухаметов и Султан Габяши в Казани: Материалы и документы. — Уфа, 1995. — 174 с.

101. Исанбет. 2003: Исанбет Ю. Словарь музыкально-сценических произведений татарских композиторов, поставленных на Казанской сцене / Ю.Исанбет. Казань, 2003. - 158 с.

102. Исхакова-Вамба, 1991: Исхакова-Вамба Р. Салих Сайдашев: Очерки и исследования / Р.Исхакова-Вамба. — Казань, 1991. 79 с.

103. Ишмуратов, 1933: Ишмуратов Р. Пути Татарского театра / Р.Ишмуратов // Красная Татария. 1933. - 30 ноября.

104. Каверин, 1939: Каверин Ф. Рождение театра / Ф.Каверин // Красная Татария. 1939. - 17 июня.

105. КГ., 1938: К.Г. Первый концерт симфонического оркестра // Красная Татария. 1938. - №5.

106. Калфаклы сандугач, 2002: Калфаклы сандугач: Сара Садыйкова турында истэлеклэр, язмалар, шигырьлэр (Татарский соловей: Воспоминания, статьи, стихи о Саре Садыковой) / сост. Г.Зайнашева. — Казан, 2002.- 160 б.

107. Кантор, 1994: Кантор Г. Казань музыкальная: Статьи, очерки, рецензии / Г.Кантор. Казань - Йошкар -Ола, 1994. — 192 с.

108. Кантор, 1997: Кантор Г. Музыкальный театр в Казани XIX — начала XX века / Г.Кантор. Казань, 1997. — 178 с.

109. Кантор, 2007: Кантор Г. Казань — музыка — XX век: исслед. очерки / Г.Кантор. Казань, 2007. - С. 26 - 57. - (424 е.).

110. Каримуллин, 1979: Каримуллин А. Татар сэхнэсе. Эдэбият куреэткече (Татарская сцена. Библиографический указатель) (1917 — 1967) /А.Каримуллин. -Казан, 1979.

111. Карпова, 1993: Карпова Е. Хроника концертной жизни Казани: По материалам русской периодической печати и архивным документам (конец XVIII — нач. XX века) / Е.Карпова // Из истории музыкальной культуры и образования в Казани. Казань, 1993. — С.82 - 209.

112. Келдыш, I960: Келдыш Ю. Некоторые вопросы истории советской музыки / Ю. Келдыш // Вопросы музыкознания: сб. статей. — Т. III. — М., 1960.-С. 5-32.

113. Келдыш, 1966: Келдыш Ю. 100 лет Московской консерватории. Краткий исторический очерк / Ю. Келдыш. — М., 1966. — 208 с.

114. Коваль, 1939: Коваль М. Заметки об опере / М.Коваль // Советская музыка.- 1939.-№8. С.ЗО, 31; №9-10. - С.126.

115. Козлова, 1937: Козлова Н. Что мешает созданию татарской оперы / Н.Козлова // Красная Татария. 1937. — 10 мая.

116. Козлова, Клыковская, 1938: Козлова Н., Клыковская С. Гастроли пермской оперы / Н.Козлова, С.Клыковская // Красная Татария. 1938. -№122.

117. Композиторы, 1957: Композиторы Советского Татарстана. — Казань, 1957.- 148 с.

118. Композиторы и музыковеды, 1986: Композиторы и музыковеды Советского Татарстана / Сост. ред. М.Нигмедзянов. - Казань, 1986. -206 с.

119. Кондратьев, 1996: Кондратьев М. На подступах к изучению подлинной истории / М.Кондратьев // Музыкальная Академия. 1996. - №1. — С.84- 89.

120. Корэюихина, 1997: Коржихина Т. Извольте быть благонадежны! / Т.Коржихина. М., 1997. - 372 с.

121. Культурное строительство, 1971: Культурное строительство в Татарии (1917-1941). Документы и материалы. Казань, 1971. — 672 с.

122. Культурное строительство, 1976: Справка Татарского обкома ВКП(б) о достижениях татарского оперного искусства от 18 июня 1944 г. // Культурное строительство в Татарии (1941-1970). Документы и материалы. — Казань, 1976. 520 с.

123. Куманев, 1991: Куманев В. 30-е годы в судьбах отечественной интеллигенции / В.Куманев. — М., 1991. — 295 с.

124. Латыйфуллин, 1957: Латыйфуллин М. Г.Кайбицкая / М.Латыйфуллин. -Казань, 1957.-38 с.

125. Латыпова, 2003: Латыпова Л. Они в моей памяти /Л.Латыпова. — Казань, 2003. 86 с.

126. Литвин, 1993: Литвин А. Запрет на жизнь / А.Литвин. Казань, 1993. —224 с.

127. Литвин, 1994: Литвин А. Без права на мысль: Историки в эпоху Большого террора. Очерки судеб / А.Литвин. Казань, 1994. — 191 с.

128. Литвин, 1997: Литвин А. Политические репрессии в советском обществе / А.Литвин; Каз.гос. ун-т. — Т.1, 2. — Казань, 1997. — 8 с, 31 с.

129. Литинский, 2001: Г.И.Литинский. Жизнь. Творчество. Педагогика. Сборник статей, воспоминаний, документов / ред. сост. А.Григорьева. — М., 2001.-360 с.

130. Львова, 1938: Львова Б. Открылся сезон академических концертов / Б.Львова // Красная Татария. 1938. - №238.

131. Маклыгин, 2000: Маклыгин А. Музыкальные культуры Среднего Поволжья. Становление профессионализма / А.Маклыгин. — Казань, 2000. -309 с.

132. Малышев, 1992: Малышев И. Предварительные итоги / И.Малышев // Музыкальная академия. 1992. - №3. - С.81 - 85.

133. Манин, 1995: Манин В. Искусство в резервации: художественная жизнь России 1917 1941 гг. / В.Манин. - М., 1995. - 263 с.

134. Мишулина, 1996: Миннулина Л. Литературное творчество Н.Жиганова: Доклады, статьи, выступления / Л.Миннулина. — М., 1996. 131 с.

135. Московская консерватория, 1966: Московская консерватория 1866-1966.-М., 1966.-726 с.

136. Московская консерватория, 1991: Московская консерватория 18661991 / Сост. и ред. Г.Прибегина. М., 1991. - 239 с.

137. Музыкальная культура., 1959: Музыкальная культура Советской Татарии / Под ред. Г.И. Литинского. М., 1959. - 245 с.

138. Мусагит, 1933: Мусагит Ф. Уцыш котелэ (Ожидается успех) / Ф.Мусагит // Кызыл Татарстан. — 1933. — 30 дек.

139. Мусагит, 1937: Мусагит Ф. Татар опера студиясе турында (О татарской оперной студии) / Ф.Мусагит // Кызыл Татарстан. — 1937. — 10 авг.

140. Н.К., 1936: Н.К. Молодые исполнители // Красная Татария. — 1936. — 11 июля.

141. На путях., 1936: На путях к созданию татарской оперы // Красная Татария. 1936.- 11 июля.

142. Назиб Жиганов, 2001: Назиб Жиганов. Контексты творчества / Сост. и науч. ред. В.Р.Дулат-Алеев. — Казань, 2001. — 204 с.

143. Назиб Жиганов, 2004, 2005: Назиб Жиганов. Статьи. Воспоминания. Документы / Сост.: Н.И.Жиганова, З.Я.Салехова. Т. 1. Казань, 2004. -299 е.; Т. 2. - Казань, 2005. - 148с.

144. Народные артисты, 1980: Народные артисты / Сост.: И.Илялова, Г.Кантор. Казань, 1980. - 592 с.

145. Насретдинов, 1939: Насретдинов Ф. // Красная Татария. — 1939. — 17июня.

146. Нестьев, 1989: Нестьев И. Классическое наследие и современность / И.Нестьев // Страницы истории советской художественной культуры 1917 — 1932. -М., 1989.-С. 61-91.

147. Нестьев, 2001: Нестьев И. Утопии и реальности: Главы из неопубликованной книги / И. Нестьев // Музыкальная академия. 2001. -№3. - С.1 - 17.

148. Ниаз Даутов, 2000: Ниаз Даутов. Статьи, воспоминания, письма / Автор-сост. А.Алиева-Мясникова. Екатеринбург, 2000. - 91 с.

149. Нигмедзянов, 1970: Нигмедзянов М. Музыкальный Татарстан. — Казань, 1970.-120 с.

150. Низамиев, 1990: Низамиев Р. Фарид Яруллин / Р.Низамиев. Казань, 1990.-254 б.

151. Никитина, 1991: Никитина JT. Советская музыка: История и современность / Л.Никитина. М., 1991. - 276 с.

152. Октябрь и музыка, 1977: Октябрь и музыка: Сб. статей. — М., 1977.253 с.

153. Очерки советского., 1947: Очерки советского музыкального творчества. М. - Л., 1947. - 320 с.

154. Пантиелев, 1991: Пантиелев Г. Музыка и политика / Г.Пантилеев // Советская музыка. 1991. - №7. — С.53-59.

155. Печать., 1981: Печать, радиовещание и телевидение Татарии. 1917 — 1980. Сборник документов и материалов / Сост.: Ф.Агзамова, А.Айнутдинов и др. Казань, 1981. — 296 с.

156. Письма., 2001: Письма Н.Г.Жиганова к С.А.Жигановой (1935-1946). -М., 2001.-226 с.

157. Райский, 1936: Райский Н. Опера студиясе яца бурычлар алдыннан (Новые задачи оперной студии) / Н.Райский // Кызыл Татарстан. — 1936. 12 июль.

158. Рахманкулов, 1975: Рахманкулов Ш. ЗаЬит Хэбибуллин / Ш.Рахманкулов. Казань, 1975. - 42 с.

159. Рахманкулова, 1944: Рахманкулова М. Волнующие образы / М.Рахманкулова// Красная Татария. 1944. -17 июня.

160. Сагыналар сине якын дуслар., 1991: Сагыналар сине якын дуслар. Сара Садыйкова турында истэлеклэр (Вспоминают о тебе друзья. Воспоминания о Саре Садыковой). — Казан, 1991. — 200 б.

161. Садрижиганов, 1990: Садрижиганов Д. В мире музыки. Воспоминания / Д.Садрижиганов. Казань, 1990. - 118с.

162. Саинова, 1999: Саинова-Ахмерова Д. Салих Сайдашев: Страницы жизни и творчества композитора / Д.Саинова-Ахмерова. Казань, 1999. -212 с.

163. Сайдашев, 1970: Салих Сайдашев: Материалы и воспоминания / Сост., С.И.Раимова и З.Ш.Хайруллина. — Казань, 1970. 127 с.

164. Сайдашева, 1984: Сайдашева 3. Татарская советская песня / З.Сайдашева. —Казань, 1984.— 216 с.

165. Сайдашева, 2002: Сайдашева 3. Песенная культура татар Волго-Камья: Эволюция жанрово-стилевых норм в контексте национальной истории / З.Сайдашева. Казань, 2002. — 166 с.

166. Сайдашева, 2008: Сайдашева 3. Татарская музыка: история и современность / З.Сайдашева. Казань, 2008. - 207 с.

167. Сайфуллина, 1995: Сайфуллина Г. Счастье сцены. Личность и судьба М.Булатовой / Г.Сайфуллина. Казань, 1995. - 152 с.

168. Салитова, 1988: Салитова Ф. Музыкальные драмы С.Сайдашева / Ф.Салитова. Казань, 1988. - 159 с.

169. Салитова, 1994: Салитова Ф. Начало пути (1939 1950). Формирование национального репертуара // Татарский академический театр оперы и балета им. М.Джалиля / Под общ. Ред. Г.М. Кантора. — Казань, 1994. - С.9 - 13.

170. Салитова, 1997: Салитова Ф. Очерки по истории татарской музыкальной культуры: учеб. пособие для выс. и ср. муз.-пед. учеб. завед. РТ. Кн. 1. - Казань, 1997. - 119 с.

171. Салих Сайдашев турында., 1980: Салих Сэйдэшев турында истэлеклэр (Воспоминания о С. Сайдашеве) / Сост. Р.Исхакова-Вамба, С.Сэйдэшева, З.Хэйруллина. Казань, 1980. — 159 б.

172. Совещание., 1937: Совещание татарских композиторов // Красная Татария. 1937.- 20 апреля.

173. Соколов, 2004: Соколов Б. Сталин, Булгаков, Мейерхольд.: культура под сенью великого кормчего / Б.Соколов. — М., 2004. — 384 с.

174. Советская музыкальная культура, 1980: Советская музыкальная культура. История, традиции, современность / Сост. и ред. Д.Дараган. М., 1980.-206 с.

175. Солодухо, 1939: Солодухо Я. Конференция о советской опере / Я.Солодухо // Советская музыка. 1939. — №7. — С.56-59.

176. Станиславский, 1954: Станиславский К. Соб. соч. в 8 тт. Т. I. Моя жизнь в искусстве / К.Станиславский. — М., 1954 — 516 с.

177. Султан Габяши, 2000: Султан Габяши. Материалы и исследования / ИЯЛИ АН РТ; Сост., вступ. ст., коммент., публ., прил. Г.Б.Губайдуллиной. -Казань, 2000.-239 с.

178. Султанбеков, 1993: Султанбеков Б. С грифом «Совершенно секретно»: Драматические страницы истории Татарстана / Б.Султанбеков. — Казань,1993.-48 с.

179. Султанбеков, 1994: Султанбеков Б. История Татарстана: Страницы секретных архивов: историко-публицистические очерки / Б.Султанбеков. — Казань, 1994.-253 с.

180. Султанбеков, 1995: Султанбеков Б. Из тайников истории / Б.Султанбеков. Казань, 1995. - 63 с.

181. Султанбеков, 2003: Султанбеков Б. Татарстан XX век: Личности, события, документы / Б.Султанбеков. — Казань. — кн.1, 2. — 2003. 236 е.; 296 с.

182. Тагиров, 1999: Тагиров И. Очерки истории Татарстана и татарского народа (XX век) / И.Тагиров Казань, 1999. — 468 с.

183. Тазиева, 1994: Тазиева К. Мансур Музафаров / К.Тазиева. — Казань,1994. -150 с.

184. Тараканов, 1993: Тараканов М. Последствия неравного брака (музыка и государственная власть в советской России) / М.Тараканов // Отечественная музыкальная культура XX века. К итогам и перспективам: научно-публ. сб. — М., 1993.-С. 16-37.

185. Тараканов, 1995: Тараканов М. Музыкальная культура СССР в 20 — 30 — е годы: общий обзор / М. Тараканов // История современной отечественной музыки: учеб. для музыкальных ВУЗов. — Вып.1. — М., 1995. — С. 5 — 73.

186. Тараканов, 1997: Тараканов М. Музыкальная культура в нестабильном обществе / М.Тараканов // Музыкальная академия. 1997. - №2. - С. 15-18.

187. Тарасов-Ветров и Шпирко, 1935: Тарасов-Ветров А. и Шпирко В. Творчество P.M. Глиэра /А.Тарасов-Ветров и В.Шпирко // Советская музыка.- 1935.- №9. —С. 15—18.

188. Татар дэулэт музыка театры., 1933: Татар дэулэт музыка театры студиясе тезелде' (Создана Татарская государственная музыкально-театральная студия) // Совет эдэбияты. — 1933. № 11/12.

189. Татар дэулэт опера театры, 1939: Татар дэулэт опера театры турында (О татарском оперном театре) // Кызыл Татарстан. — 1939. — 17 июня.

190. Татар музыкасы турында, 1931: Татар музыкасы турында (Проблемы татарской музыки). Анкета журнала «Яцалиф». 1931. — №3 — 5/6.

191. Татар опера студиясе артистлары, 1937: Татар опера студиясе артистлары Казанда (В Казани артисты Татарской оперной студии) // Кызыл Татарстан. 1937.- 21 июнь.

192. Татарская государственная филармония, 2007: Татарская государственная филармония им. Г.Тукая, 1937 2007. - Казань, 2007. -287 с.

193. Татарский академический., 1994: Татарский академический театр оперы и балета им. М.Джалиля / Под общ. ред. Г.М.Кантора. Казань, 1994.- 145 с.

194. Татарский энциклопедический., 1999: Татарский энциклопедический словарь / Гл. ред. М.Х. Хасанов. — Казань, 1999. — 703 с.

195. Терегулова, 1939: Терегулова X. «Качкын» — первая татарская опера / Х.Терегулова // Советская музыка. — 1939. — № 8. — С.9 — 17.

196. Трелин, 1973: Трелин Г. Из истории строительства советской музыкальной культуры (по страницам архивных документов 1917 — 1932 годов) / Г.Трелин // Эстетические очерки. Вып.З. - М., 1973. — 256 с.

197. Тришин, 2009: Тришин В. Студийный метод воспитания актера: практ. курс / В.Тришин. М., 2009.- 140 с.

198. Туфан, 1931: Туфан X. Пролетар композиторлар кирэк (Нужны пролетарские композиторы) / Х.Туфан If Яцалиф. 1931. - № 4.

199. Туфан, 1935: Туфан X. Татар музыка студиясе концертлары (Концерты татарской музыкальной студии) / Х.Туфан // Кызыл Татарстан. 1935. — 8 февр.

200. Туфан, 1934: Туфан X. Татар совет музыка сэнгатен тудыру юлында (На пути создания татарской советской музыки) / Х.Туфан // Кызыл Татарстан. 1934. - 8 июля.

201. Тухватуллин, 1935: Тухватуллин X. Татарская опера / Х.Тухватуллин // Красная Татария. 1935. - 16 декабря.

202. Ф.Б., 1935: Ф.Б. Музыка студиясе концерты (Концерт музыкальной студии)//Кызыл Татарстан. — 1935.— 21 июня.

203. Файзи, 1930: Фэйзи Ж^. Тэнкыйть урынына ялгыш фикерлэр (Неправильные выводы вместо критики) / Дж.Файзи // Кызыл татарстан. -1930. — 26 декабря.

204. Файзи, 1934: Фэйзи Ж^. Беренче йомгаклар (Первые итоги) / Дж.Файзи // Кызыл Татарстан. 1934. - 8 июля.

205. Файзи, 1934: Фэйзи Ж^. Халык ж;эуЬэрлэре (Жемчужины народные) /Дж.Файзи. Казан, 1971. - 288 б.

206. Файзулаева, 1978: Файзулаева М. Первые татарские оперы "Сания" и "Эшче" / М. Файзулаева // Музыкальная культура народов Поволжья. — М., 1978. — С.28-37.

207. Фарид Яруллин турында., 1986: Фарид Яруллин турында истэлеклэр (Воспоминания о Ф.Яруллине) / Сост. М. Яруллин. Казан, 1986. - 152 б.

208. Фаттахов, 2003: Фаттахов Р. Рашид Вагапов. Личность, творчество, эпоха / Р.Фаттахов. — Казань, 2003. — 294 с.

209. Ферман, 1935: Ферман В. Опера Давиденко и Шехтера «1905 год» / В.Ферман // Советская музыка. 1935. - №10. - С. 9-25.

210. Х.Я., 1934: Х.Я. Музыка театрына репертуарлар хэзерлэуне кен тэртибенэ куярга (На повестку дня репертуар музыкального театра) // Кызыл Татарстан. - 1934. — 21 сент.

211. Х.Я, 1935: Х.Я. Татар музыка студиясе турында кицэшмэ (Совещание о татарской музыкальной студии) // Кызыл Татарстан. 1935. - 26 января.

212. Хайруллина, 1957: Хайруллина 3. М.Рахманкулова / З.Хайруллина. — Казань, 1957. 36 с.

213. Хасан, 1935: Хасан X. Ике концерт (Два концерта) / Х.Хасан // Кызыл Татарстан. — 1935. — 6 июля.

214. Холопов, 1993: Холопов Ю. К понятию "советская музыка" / Ю.Холопов // Отечественная музыкальная культура XX века. — М., 1993. — С. 203 220.

215. Хесзен, 1935: Хесэен X. Музыка студиясе тагын да ж;итдирэк бурычлар алдында (Музыкальная студия перед серьезными задачами) / X. Хесзен // Кызыл Татарстан. — 1935. — 4 июль.

216. Хубов, 1938: Хубов Г. Советская опера / Г.Хубов // Советская музыка.- 1938.- № 1.- С.11-17.

217. Чегодаева, 2001: Чегодаева М. Два лика времени, 1939: один год сталинской эпохи / М.Чегодаева. М., 2001. - 335 с.

218. Шакирзянов, 1999: Шакирзянов М. Национальная художественная интеллигенция и власть в Татарстане. Проблемы взаимоотношений в 1920 — 1930 е годы: дис. .канд. ист. наук / М.Шакирзянов; Каз. гос. ун-т. -Казань, 1999. - 157 с.

219. Шахназарова, 1983: Шахназарова Н. Музыка Востока и музыка Запада: Типы музыкального профессионализма / Н.Шахназарова. М., 1983. — 153 с.

220. Шахназарова, 1984: Шахназарова Н. Музыкальная культура союзных республик / Н.Шахназарова // Музыка 20 века. Ч. 2, кн. 4. - М., 1984. -С. 154- 199.

221. Шахназарова, 1992: Шахназарова Н. История советской музыки как эстетико-идеологический парадокс / Н.Шахназарова // Музыкальная академия. 1992. - № 4. - С.71 - 74.

222. Шахназарова, 1997: Шахназарова Н. Современность как традиция / Н.Шахназарова // Музыкальная Академия. 1997. — №2. - С.З - 14.

223. Шахназарова, 2001: Шахназарова Н. Парадоксы советской музыкальной культуры: 30-е годы / Н. Шахназарова. М., 2001. - 128 с.

224. Шеппер, 1938 : Шеппер М. Рецензия / М. Шеппер // Красная Татария. -1938.-№76.

225. Шкловский, 1991: Шкловский И. Эшелон: Невыдуманные рассказы / И.Шкловский. М., 1991.-221 с.

226. Шумская, 1963: Шумская Н. Песни и танцы Татарии / Н.Шумская // Советская музыка. 1963. - №6. -С. 90 - 92.

227. Эрре, 1990: Эрре Т. Национальная опера в автономных республиках Поволжья и Приуралья / Т.Эрре. Чебоксары, 1988. — 124 с.

228. Юнусова, 1997: Юнусова В. Ислам музыкальная культура и современное образование в России / В.Юнусова. - Москва, 1997. - 152 с.

229. Юсфин, 1964: Юсфин А. Латыф Хамиди / А. Юсфин. М., 1964.144 с.

230. Янгибаева, 1993: Янгибаева Г. О формах проявления национального в музыке / Г.Янгибаева // Из прошлого и настоящего отечественной музыкальной культуры: сб. тр. / МГК. -Вып.5. -М., 1993. С. 141-156.

231. Янов-Яновская, 1993: Янов-Яновская Н. Последнего слова не существует. / Н.Янов-Яновская // Музыкальная академия. — 1993. — №3. — С.10 14.

232. Янов-Яновская, 1999: Янов-Яновская Н. Одна культура две традиции / Н.Янов-Яновская // Музыкальная академия. — 1999. — №3. — С. 21 — 27.

233. Яруллин, 1942: Письма Ф.Яруллина Г.Сачек. Декабрь, 1942 // Советская музыка. - 1974. — № 5. - С.68.

234. Яхин, 1938: Яхин М. Концерты оперной студии / М.Яхин // Красная Татария. 1938. -Зиюля.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 373052