Теократическая государственность :Политическая природа и тенденции современного развития тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.02, кандидат политических наук Тюрин, Евгений Анатольевич

Диссертация и автореферат на тему «Теократическая государственность :Политическая природа и тенденции современного развития». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 74698
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Тюрин, Евгений Анатольевич
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Орел
Код cпециальности ВАК: 
23.00.02
Специальность: 
Политические институты и процессы
Количество cтраниц: 
160

Оглавление диссертации кандидат политических наук Тюрин, Евгений Анатольевич

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТЕОКРАТИЧЕСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

1.1 Теократическая государственность: понятие, сущностные черты, политическое содержание.

1.2 Институционализация теократии.

1.3 Типология теократической государственности.

ГЛАВА 2. СОСТОЯНИЕ И ДИНАМИКА ТЕОКРАТИЧЕСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ.

2.1 Факторы формирования теократической государственности.

2.2 Теократические тенденции в современном политическом процессе.

2.3 Теократические модели политического развития.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Теократическая государственность :Политическая природа и тенденции современного развития"

Актуальность темы исследования. Проблема соотношения "религия - политическая система", являющаяся центральной при исследовании теократической государственности, остается открытой как в аспекте научно-теоретического моделирования, так и в рамках анализа эмпирических данных.

Политическая роль религиозного фактора в последнее время возрастает, о чем свидетельствует популяризация тех политических институтов и государственных деятелей, которые, по сути, воплощают в себе идею союза религии и политики, доказывая тем самым историческую жизнеспособность феномена теократии.

Волна политико-идеологической экспансии ислама, поднятая иранской революцией 1979 года, захлестнула территории его традиционного распространения - от Алжира до Пакистана - и подступает к границам немусульманских регионов, в том числе и в России. Количество примеров, подтверждающих это, за последнее время резко возросло: боевые действия талибов в Афганистане, военные вылазки узбекских моджахедов в Киргизии, северокавказских ваххабитов в России и т. д. Для достижения конкретных политических целей используются лозунги "священной войны" и пропагандируются планы построения на той или иной территории исламского теократического государства. Тем более опасными представляются эти политические процессы на фоне идеологического вакуума в России, которая пока не может противопоставить мощному политическому, экономическому и культурному натиску со стороны ряда государств эффективную (по крайней мере с точки зрения национальной безопасности) модель организации общества. Это в значительной степени определяет актуальность исследования теократической государственности как модели создания позитивного образа предлагаемой населению политической линии, стимулирования целенаправленных действий граждан, партий и других политических ассоциаций, как формы национальной идентификации и политической консолидации народа.

Степень научной разработанности проблемы.

Основные методологические подходы к изучению теократической государственности обозначились на рубеже XIX - XX веков. Многие из них легли в основу современных воззрений на феномен государственно-религиозного (церковного) дуализма. В рамках диссертационного исследования были проанализированы труды ученых, внесших свой вклад в разработку проблем, посвященных рассмотрению тех или иных аспектов взаимодействия государства и церкви, политической идеологии и религии1.

В диссертации нашли отражение идеи известных отечественных мыслителей: Н. Бердяева, Вл. Соловьева, С. Булгакова, П. Савицкого1.

См.: Авцинова Г. Особенности западного и восточного христианства и их влияние на политические про-цессы//Социально-политический журнал. - 1996. - № 4; Воронцова Л. Религиозность - демократичность -авторитарность//Полис. - 1993. - № 3; Гараджа В. Политика и религия//Наука и религия. - 1991. - № 3-5; Он же. Религия и политическая система//Россия и современный мир. - 1995. - № 2; Иваненко С. Религия и политика в современной России//Диалог. - 1993. - № 8-9; Катасонов А. Методологические аспекты проблемы легитимности политического господства в социологической концепции Макса Вебера//Вестник Московского университета. - 1998. - № 1; Костюк К. Социальное учение христианских церквей//Социс. -1997. - № 5; Митрохин Л. Религиозная ситуация в современной России//Социс. - 1995. - № 11; Михайлова Ю. Дайдзесай - церемония Великой пробы нового урожая: к вопросу о характере императорской власти в Японии//Народы Азии и Африки. - 1998. - № 1; Морев Л. Злаки и бурьян на конфессиональном по-ле//Азия и Африка сегодня. - 1999. - № 3; Морозова Л. Государство и церковь: особенности взаимоотно-шений//Государство и право. - 1995. - № 3; Мчедлов М. Социальное учение церкви: новые аспек-ты//Свободная мысль. - 1998. - № 3; Никитина А. Политизация религии//Вопросы философии. - 1994. - № 3; Правоторов В. Церковь и демократия//Наука и религия. - 1995. - № 7; Яковлев И, Иванов А. Взаимоотношения государства и церкви в России: опыт моделирования//Власть. - 1996. - № 10; Яхиев С. Религия и политика//Социально-политический журнал. - 1995. - № 6; и др.

1 См.: Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. - М., 1990; Бердяев Н. Самопознание. - Л., 1991; Булгаков С. Интеллигенция и религия//Наука и религия. - 1989. - № 11. - С. 24 - 29; Савицкий П. Степь и Оседлость//На путях: Утверждение евразийцев. - Берлин, 1922. - С. 341 - 356; Амелина Е. Вл. Соловьев. Теократическая концепция//Социально-политический журнал. - 1993. - № 7. - С.122-128; Соловьев В. Догматическое развитие церкви (в связи с вопросами о соединении Церквей). - СПб., 1994. - С. 23 - 28;

В работе, на основе анализа трудов Дж. Фрэзера, Дж. Вайяна, М. Стингла, М. Блока, Дж. Харвея, С. Утченко, Е. Штаерман, Ю. Кобищанова, Д. Лихачева, Л. Гумилева, Ю. Михайловой, В. Пановой, В. Попова, Т. Сила-Новицкой, Т. Скрынниковой, И. Ястребова, теократическая государственность рассматривается в соответствие с особенностями конкретного исторического периода и спецификой определенного региона, что позволяет говорить о различных типах теократии и о наличии социокультурных различий в теократических моделях политического развития общества1.

Проблема идеологического обоснования теократической государственности, на наш взгляд, может исследоваться в рамках концепции "светских религий", в соответствие с которой некоторые социально-политические учения (особенно коммунизм) рассматриваются как "эрзац-религии" (М. Малерб), "секулярные учения религиозного типа" (Ю. Тихо-нравов), "светские религии" (С. Московичи)2.

Акулинин В. Философия всеединства. ОтВл. Соловьева к П.А. Флоренскому. - Новосибирск, 1990. - С. 38 - 69; Лосев А.Ф. Вл. Соловьев и его время. - М, 1990.

1 Фрэзер Дж. Золотая ветвь. - М., 1980; Блок М. Короли-чудотворцы. - М.,1998; Фишель. Государственный строй Англии. - СПб., 1862., Харвей Дж., Худ К. Британское государство. - М., 1961; Утченко С. Политические учения древнего Рима. - М., 1977, Штаерман Е. Социальные основы религии древнего Рима. - М., 1987, Кобищанов Ю. "Священные цари" XX века//Азия и Африка сегодня. - 1987. - № 1.; Ко-бшцанов Ю. Место исламской цивилизации в этноконфессиональной структуре Северной Евразии - Рос-сии//Общественные науки и современность. - 1996. - № 2; Лихачев Д. Культура Руси эпохи образования русского национального государства (кон. XIV - нач. XVI вв.). - М., 1946, Гумилев Л. Древний Тибет/Международный альманах. - 1997. - Вып. 5; Михайлова Ю. Дайдзесай - церемония Великой пробы нового урожая: к вопросу о характере императорской власти в Японии//Народы Азии и Африки. - 1989. № 1., Сила-Новицкая Т. Культ императора в Японии: мифы, история, доктрины, политика. - М., 1990; Скрынникова Т. Ламаистская церковь и государство. Внешняя Монголия XVI - нач. XX вв. - Новосибирск., 1988; Скрынникова Т. Харизма и власть в эпоху Чингис-хана. - М., 1997; Ястребов И. Социальная программа католицизма: Ватикан, Литва. - М. 1990; Ястребов И. Социальная философия католицизма в XXв. -Киев, 1988

2 См.: Малерб М. Религии человечества. - М. - СПб., 1997; Московичи С. Век толп / Пер. с фр. Т.П. Емельяновой. - М., 1996; Московичи С. Машина, творящая богов / Пер. с фр. - М., 1998; Тихонравов Ю. Религии мира. -М., 1996

Комплекс вопросов, затрагивающих специфику политической природы, моделей, тенденций современного развития теократической государственности активно разрабатывается в отечественной и зарубежной научной литературе. Работы М. Бессонова, JI. Воронцовой, С. Филатова, К. Гаджиева, В. Гараджи, С. Иваненко, К. Костюка, JI. Митрохина, JI. Морозовой, М. Мчедлова, А. Никитиной, А. Савельева, И. Яковлева, А. Иванова и других посвящены рассмотрению различных аспектов проблемы государственно-религиозного (церковного) дуализма. Отдельного внимания, в контексте данной проблематики, заслуживают публикации отечественных и зарубежных исследователей А. Ахмедова, А. Вирабова, Ю. Ганковского, А. Игнатенко, В. Коргуна, Н. Мамедовой, А. Саватеева, Д. Шевалье, Ж. Шар-не, О. Калье, Ф. Бюрга, освещающие сущность исламской религиозной доктрины и раскрывающие региональную специфику обозначенного явления1.

Вместе с тем необходимо отметить, что знания, накопленные в ходе изучения теократического государства, не могут считаться систематизированными и оцениваться по единой методологической шкале. Это позволяет сделать вывод, что проблема теократии на данном этапе может стать объектом специального исследования.

Объектом исследования является теократическая государственность как форма политического развития общества.

Предмет исследования - институциональная специфика (политиче

1 Ахмедов А. Социальная доктрина ислама. - М., 1982; Вирабов А. Исламский фактор//Москва. - 1998. -№ 5. - С. 40 - 44; Ганковский Ю. Суннитско-шиитское противостояние//Азия и Африка сегодня. - 1999. -№ 1. - С. 35 - 36; Жданов Н.В., Игнатенко А.А. Ислам на пороге XXI века. - М., 1989; Коргун В. Исламский экстремизм у границ СНП/Азия и Африка сегодня. - 1999. - № 1. - С. 10 -17; Мамедова Н. Опыт исламского правления//Азия и Африка сегодня. - 1999. - № 2. - С. 4 -11; Саватеев А. Знамя ислама в небе Тропической Африки//Азия и Африка сегодня. - 1997. - № 6. - С. 79 - 85; Les Arabes et histoire creatrice. - Paris, 1995. - P. 11; Charnay J.-P. Sociologie religieuse del Islam. Paris. - 1994. - PP. 44-47, 75-77;

Carlier O. Entre Nation et Gihad. - Paris, 1995. - P. 408; Burgat F. L islamisme en face. - Paris, 1995. - P. 248 ское содержание) и динамика (факторы формирования, тенденции в современном политическом процессе, модели политического развития) теократической государственности.

Цель диссертационной работы состоит в исследовании теократической государственности как особой формы политической организации общества (политического института, с присущей ему спецификой аппарата управления, функций и методов властвования, способов взаимодействия и связи населения с органами государства).

В рамках данной цели определены основные задачи исследования: 1) проведение политологического анализа теоретико-методологических аспектов теократической государственности, 2) рассмотрение динамики теократической государственности, что в свою очередь предполагает:

- уточнение понятия "теократия", а также анализ сущностных черт и политического содержания теократической государственности;

- анализ и обобщение эмпирических и теоретических данных для определения классификационных критериев построения типологии теократической государственности;

- систематизация основных методологических подходов в контексте изучения становления и эволюции теократической государственности;

- установление взаимозависимости теократической формы политического господства и религиозного фактора в политической доктрине государства;

- выявление и анализ теократических тенденций в современном политическом процессе;

- определение прогностического потенциала изучения теократических моделей современного политического развития.

Методологической основой диссертационного исследования послужил ряд общих методов (подходов), применяющихся в политической науке. Прежде всего принципы сравнительно-исторического, типологического, системного анализа и обобщения. Комплексность, многомерность проблемы, ее новизна в отечественном обществоведении объясняет преимущественно постановочный характер ее исследования в диссертации, которая не претендует на окончательность и завершенность в разработке темы. Эмпирические ориентиры вполне дают возможность проводить в рамках заявленной проблематики сравнительно-политологический анализ исторических типов теократии и использовать философскую дедукцию при логическом построении типической модели теократической государственности. При этом, само понятие государственности, на наш взгляд, не должно сводиться только к государству как основному политическому институту, поэтому анализу должен быть подвергнут не только способ организации высшей власти, но политическая система в целом.

В работе использован междисциплинарный методологический инструментарий, основу которого составляют подходы и концепции, сформулированные в рамках социальной и рационально-критической парадигм. Все они, несмотря на расхождения, могут использоваться по принципу дополнительности с целью комплексного анализа теократической государственности.

Эмпирическую базу исследования составляют конституционные и другие нормативно-правовые акты России и зарубежных стран. Специфика рассматриваемой проблематики предопределила необходимость использования в качестве источников Библии, Корана, Дхаммапады, других древних текстов, энциклик и посланий Иоанна Павла II, трудов Ким Ир Сена, Далай-ламы XIV, официальных документов Русской Православной Церкви, а также выступлений, интервью религиозных и политических деятелей современности.

Диссертационное исследование сформировалось в результате изучения научного материала, в том числе зарубежного (работ по истории, философии, этнографии, страноведению и т. д.), газетных и журнальных публикаций, статистических данных.

Научная новизна диссертационной работы состоит в исследовании комплекса недостаточно изученных вопросов, касающихся понятия, сущностных черт, типологии, факторов формирования теократической государственности, а также моделей ее политического развития и теократических тенденций в современном политическом процессе, что нашло отражение в основных положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Концептуальный политологический анализ ключевых методологических подходов к выявлению сущности, политического содержания теократической государственности позволяет:

- уточнить понятие "теократия" и развернуть его до уровня понятия "теократическая государственность", рассматривая их синонимично в контексте исследования политической системы общества;

- выделить сущностные черты теократической государственности, исходя не только из анализа подходов к институциональной специфике государства, но и с учетом концепции становления и эволюции теократической формы власти, что, в свою очередь, дает возможность исследовать политическое содержание теократии.

2. Применение принципов сравнительно-исторического, типологического, системного анализа и обобщения имеющегося эмпирического материала позволило автору определить (по принципу этимологического соответствия) следующие классификационные критерии для построения типологии теократии:

- статус главы государства в священнической иерархии;

- степень слияния политической и духовной элиты;

- форма государственного устройства;

- форма политического режима.

3. Использование в рамках данного диссертационного исследования социальной методологической парадигмы для анализа теократических тенденций в современном политическом процессе позволяет выделить и охарактеризовать два взаимодополняющих базисных аспекта в исследовании феномена теократизма: институциональный (государство, политическое господство); доктринальный (религия, идеология). Это, в свою очередь, дает возможность обосновать направления изучения факторов формирования теократической государственности.

4. В контексте исследования теократической государственности анализ таких функциональных проявлений политической системы общества как способность к адаптации, мобилизации, самосохранению может быть использован для отбора политических технологий как инструмента политической консолидации общества в условиях модернизационных изменений политической системы.

Научная и практическая значимость исследования.

Проведенное в диссертации исследование теократической государственности, а также основных методологических подходов к ее изучению позволяет теоретически осмыслить понятие, сущность, политическое содержание теократии; определить классификационные критерии ее типологии и проанализировать особенности организационного построения и функционирования теократических моделей политического развития, что дает возможность:

- расширить методологическую основу для дальнейшей теоретической разработки общественно-политических проблем, предполагающих организацию эффективной системы государственного управления;

- использовать выводы диссертационной работы для исследования и прогнозирования развития политических событий в некоторых ре

V ^^ гионах России (в частности, на Северном Кавказе), странах СНГ (исламские республики), странах дальнего зарубежья, испытывающих в своем политическом развитии действие религиозного фактора, проявляющегося, в том числе, в форме экстремизма;

- обогатить новым теоретическим и эмпирическим материалом учебные курсы, преподаваемые в высших учебных заведениях и в системе подготовки и переподготовки государственных и муниципальных служащих.

Апробация диссертационного исследования.

Основные положения и выводы диссертации одобрены и рекомендованы к защите на заседании кафедры "Политология, государственное и муниципальное управление" Орловской региональной академии государственной службы, изложены в лекциях по курсам "Политология", "Система государственного управления", а также в выступлениях на научно-практических конференциях и публикациях.

Структура диссертационной работы.

Диссертация состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Политические институты и процессы", Тюрин, Евгений Анатольевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Феномен "теократизма" на современном этапе научного знания изучен пока еще недостаточно. Особенно слабо в исследованиях теократической государственности разработан комплекс вопросов политологического характера. Между тем, теоретическая разработка обозначенной проблематики в рамках сравнительно-политологического анализа может стать инте-гративным фактором социально-экономического и духовно-нравственного оздоровления общества. В условиях развития современной политической ситуации в России и мире в целом, ставит изучение вопросов, связанных с различными проявлениями теократии в разряд наиболее актуальных на сегодняшний день. Феномен религиозного возрождения, рост политического влияния церковных институций различных конфессий, возникновение квазирелигий и тоталитарных сект, усиление идеологического воздействия на общественное сознание (с целью его мифологизации и деполитизации) пропаганды массовой культуры, расширение в рамках современных политических процессов исламского религиозного экстремизма, все эти проявления сегодняшнего политического развития, на наш взгляд, могут получить вполне адекватную научно-теоретическую оценку при изучении сущностных основ и модернизационной эволюции теократического государства.

Изучение теократии как специфической формы государства, основанное на анализе соотношения политической и духовной власти, с учетом общественно-политического статуса главы государства, является недостаточным в силу того, что подобный подход серьезно сужает рамки исследования политической природы теократии. Политическая природа теократической государственности не может быть определена только на основе анализа институциональной специфики государства. Необходимо также учитывать степень политизации религии и масштабы вовлеченности конфессиональных организаций в политический процесс. Такой методологический подход позволяет расширить границы исследования феномена государственно-религиозного (церковного) дуализма, проявляющегося как на уровне института, так и на уровне процесса.

В работе мы придерживались точки зрения о невозможности на современном этапе разработки достоверных законов без достижения "порогового" уровня эмпирических данных, характеризующих политическое развитие общества, что в свою очередь, ориентирует исследователя на выявление контуров еще только формирующихся моделей общественного развития в условиях социально-политического кризиса. В данном контексте должен рассматриваться и государственно-религиозный (церковный) дуализм. С одной стороны, он проявляется в уже сформировавшихся институтах, определяющих тип конкретных моделей политического развития. С другой - функционирует в рамках политического процесса, не принимая определенных структурных форм, институционализируясь на уровне сте-риотипизации форм сознания и привычных моделей поведения. Исходя из такой постановки проблемы возможно сделать вывод о том, что политическая жизнеспособность государственно-религиозного (церковного) дуализма определяется его функциональной мобильностью и социальной амбивалентностью. Последняя, проявляясь, в частности, в модернизационных и антимодернизационных вариантах развития общества, должна рассматриваться в контексте изучения самого процесса институционализации теократической государственности.

Единый подход к понятию "теократия" в силу сложной природы и многофункциональности этого политического института не сформирован. К настоящему времени обозначилось несколько ключевых подходов в исследовании феномена государственно-религиозного (церковного) дуализма: философский, религиоведческий, социально-психологический, историкокультурологический, политологический. Все они могут быть использованы для комплексного анализа политической природы и тенденций современного развития теократической государственности по принципу дополнительности.

На наш взгляд, проблема теократической государственности актуализируется в контексте исследований исламской религиозной доктрины (которая служит идейным обоснованием мусульманского фундаментализма в его радикальных, экстремистских проявлениях). По-видимому известное внимание в данном случае стоит уделить работам французских исследователей, изучающих проблему исламского теократизма в русле концепции интегризма. Представители "французской школы" трактуют интегризм как радикализацию в основном оппозиционных движений, политически эксплуатирующих религиозные настроения мусульманского населения, возникающие на фоне экономических трудностей в странах их проживания. При этом причины интегристских идей называются самые разные: рост населения, оказывающий серьезное влияние не только на изменения в структуре общества, но и на духовные процессы (Д. Шевалье); реакция на "геополитический и экономический неоколониализм"; проявление "этноцентризма" и стремление "вновь показать свое собственное лицо по отношению к культурно агрессивному Западу" (Жан-Поль Шарне); нерешенность давней дилеммы - "современность или самобытность" (Омар Ка-лье); "вполне совместимое с продвижением к демократии и толерантности" желание мусульман восстановить свою культуру, задавленную колониализмом (Франсуа Бюрга).

При анализе политического содержания теократии в рамках социальной методологической парадигмы, возникает необходимость расширения толкования самого понятия, с тем, чтобы оно более точно отражало динамику реальных политических процессов. При этом понятия теократии и теократической государственности следует рассматривать как синонимические, что предполагает следующий подход к трактовке понятия "теократическая государственность": адекватный теоретический анализ политической природы теократической государственности невозможен без использования принципов сравнительно-политологического, типологического обобщения имеющегося сегодня в науке эмпирического материала.

Разнообразие исторических форм теократической государственности, обусловленное геополитической спецификой и этнокультурным своеобразием развития общества в том или ином регионе мира, предполагает необходимость выделения определенных классификационных критериев для построения типологических моделей теократической государственности. Для решения данной задачи использовали принцип этимологического соответствия реального политического содержания теократической государственности понятию "теократия", широко используемому в современной научной и политической лексике.

Необходимо также отметить, что при анализе теократической государственности нужно учитывать тенденции политического развития современного общества (особенно таких политических процессов, как образование национально-территориальных государственных структур). Национальные интересы, согласие с конституционными принципами, благосостояние и процветание общества - такова легитимизационная база современного государства. Но это далеко не означает, что подобная легитимизация будет осуществляться в сугубо секуляризованных рамках. Учитывая пока ещё прочные позиции мифологического и религиозного сознания, можно предполагать процессы, подобные тем, которые привели насквозь атеистическую марксистско-ленинскую идеологию к такому состоянию, когда она (по форме и содержанию) стала напоминать государственную религию, с присущими ей мифологемами и культовыми действиями.

Политико-компаративный анализ эволюционного развития и различных форм теократической государственности, на наш взгляд, позволяет сделать вывод о том, что феномен теократизма, как правило, проявляется в процессах существенных трансформаций политической системы. В такие периоды развития общества на фоне размывания социальной стратификации возникает необходимость усиления объединительной, мобилизующей роли государства. В подобных ситуациях резко возрастает значение идеологического фактора, который может проявиться в рамках как религиозной, так и светской концепции социального бытия. Отношение между религией и политикой в обществах, в которых власть институционально структурирована, в условиях развитой государственности складываются в многообразных формах, но главное — это отношения между церковью (или подобными ей конфессиональными организациями) и государством.

Если обратиться к письменно документированным периодам истории, то следует прежде всего сказать, что теоретическая разработка религиозных верований в качестве теологии наблюдается лишь в государственно организованном обществе. Потребность в легитимизации государственной власти как перманентного господства дает импульс к усилению политической роли религии, что приводит к формированию особого слоя "религиозных специалистов", которые могли сравниться в определенных отношениях с политической элитой, а при некоторых условиях — составить ей конкуренцию. Поэтому неслучайно в государственно организованных обществах возникал государственно-религиозный (церковный) дуализм - теократия. Отметим, что политический конфликт между церковью и государством не вытекает из существа взаимоотношений этих двух социальных институтов, а определяется стечением исторических обстоятельств, региональной спецификой и образует во многом уникальный случай, сводимый, тем не менее, к проблеме политического господства. Одной из форм преодоления этого конфликта как раз и является теократия.

Иными словами, такие функциональные проявления политической системы общества, как способность к адаптации, мобилизации, самосохранению, в политической практике выступают критериями обоснования теократических вариантов (стратегий) политического развития. Наиболее четко выраженным из них, на наш взгляд, является религиозная идеология как используемый властью (с разной степенью эффективности) инструмент консолидации общества для достижения социально значимых целей в условиях модернизационных изменений. При этом, если идеология (даже религиозная) вырабатывается в рамках государственных структур, такая модель политического развития может, по мнению автора, характеризоваться как модернизационная. Но если государство воспринимает социально-политическую концепцию, разработанную вне его структур (например, в рамках конфессиональной организации), то в этом случае можно предположить антимодернизационный характер такой политической модели, поскольку религия, по сути, традиционна и покоится на принципах неизменности и абсолютной истинности.

Религиозный фактор в настоящее время должен рассматриваться как проявление теократических тенденций в политическом процессе, особенно в условиях масштабного социального конфликта, в рамках которого религия служит опасным оружием различных политических сил, в частности, элементом социальных технологий манипулирования массовым сознанием. Отметим, что в современных условиях эта проблема приобретает особую актуальность в тех регионах, где доминирует религиозная форма сознания. События в странах дальнего (Югославия, Северная Ирландия, Индия, Пакистан и др.) и ближнего (Таджикистан, Киргизия, Узбекистан) зарубежья, а также в России (Чечня, Дагестан) выявили следующую тенденцию: религиозность, воплощаясь в форме фанатизма, ведет к нетерпимости и насилию, порождающему такое явление как терроризм - одну из трудно разрешимых проблем современной действительности.

Анализируя современные политические процессы, определяющие ситуацию в мире и России, особое внимание, по-видимому, следует обращать на этнорелигиозный характер политических конфликтов, часто перерастающих в прямое военное противостояние, что особенно важно учитывать в условиях федеративной специфики российской государственности. События последних лет показали: ничто в такой степени не подрывает политическую стабильность и основы федерализма как эскалация военного противостояния в субъектах федерации.

Политическая конфронтация в Чечне и Дагестане довольно отчетливо обнаруживает не просто религиозный, но скорее теократический характер идеологического обоснования исламскими боевиками собственных военных действий: исламская религиозная идея священной войны с неверными превратилась в политический лозунг, позволяющий чеченским полевым командирам подвести идеологическую базу под свои сепаратистские антигосударственные действия, которые с правовой, конституционной точки зрения должны были бы рассматриваться как мятеж.

На наш взгляд, теократическая концепция исламского государства в настоящее время проявляется как мощный фактор политической, этнической и социокультурной идентификации, что создает для России серьезную угрозу потери контроля над теми регионами, где доминирующей религией является ислам. Особую опасность в этом смысле представляет наметившаяся тенденция усиления исламской теократии как в самой Российской Федерации (например, в Дагестане), так и в некоторых странах СНГ (Таджикистан, Узбекистан, Киргизия). Подобный политический фон на территории бывшего СССР должен рассматриваться как региональное проявление тенденций, обозначившихся в мировых политических процессах, лиш

150 ним доказательством чего служит государственный переворот в Пакистане, произошедший 12 октября 1999 года. Это событие еще предстоит детально исследовать, но уже сегодня ряд политических сил оценивает его как возможность объединения Пакистана и Афганистана в исламское теократическое государство и новый, как новый виток исламской революции.

Подводя итоги, отметим, что развитие отдельных стран современного мира позволяет наблюдать целый спектр моделей государственно-религиозного (церковного) дуализма, функционирующих в рамках политического процесса. Политическая активизация наиболее мощных по своему влиянию конфессий ведет к тому, что традиционные религии в своем док-тринальном содержании получают не просто социальное (это во многих из них заложено изначально), но и чисто политическое содержание. Таким образом, религия заявляет о себе как возможность для народа идентифицироваться не только с социокультурной, но и с определенной политической средой. Слияние политической идеологии и религии превращает последнюю в инструмент политической борьбы, в фактор формирования теократической государственности.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Тюрин, Евгений Анатольевич, 1999 год

1.Авцинова Г.И. Особенности западного и восточного христианства и их влияние на политические процессы // Социально-политический журнал. - 1996. - № 4.

2. Агафонов С. Зачем японцам монархия // Известия . 29 сентября 1994.

3. Акулинин В. Философия всеединства. От Вл. Соловьева к П.А. Флоренскому. -Новосибирск, 1990. 103 с.

4. Амелина Е. Вл. Соловьев. Теократическая концепция. / Социально-политический журнал. 1993. - №7.

5. Ахмедов А. Социальная доктрина ислама. М., 1982г.

6. Баглай В. О правовой основе ацтекского общества // ВДИ. 1992.1.

7. Батунский М.А. Православие, ислам и проблемы модернизации в России на рубеже XIX XX вв. // Общественные науки и современность. - 1996. -№2.

8. Берёзкин Ю. Инки: исторический опыт империи. Л., 1991

9. Бердяев H.A. Вопль русской церкви // Наука и религия, 1991, № 4. с.6.7.

10. Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990.-224 с.

11. Бердяев H.A. О русской философии. В 2-х томах. Свердловск, 1991. -Т. 1.- 365 с.

12. Бердяев H.A. Самопознание. Л.: Лениздат, 1991. - 398 с.

13. Бессонов М.Н. Православие в наши дни. М., 1990.

14. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета / Канонические. В рус. Пер. Chicago: SGP, 1990

15. Блок М. Короли чудотворцы. Очерк представлений о сверхъестественном характере королевской власти / Пер. с фр. В. А. Мильчиной. -М.: Школа "Языки русской культуры", 1998. 712 с.

16. Булгаков С. Интеллигенция и религия // Наука и религия, 1989, № 11.- с. 24-29

17. Бутенко А. От коммунистического тоталитаризма к формированию открытого общества в России (политические и правовые проблемы).- с. 24.

18. Вайян Дж. История ацтеков. М, 1949.

19. Васильев J1.C. История Востока. Т. 2. М., 1993, с. 184

20. Вебер М. Избранные произведения / Пер. с нем. М.: Прогресс, 1990. - 804 с.

21. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма/Пер. с нем. М., 1990.

22. Вирабов А. Исламский фактор // Москва, 1998, № 5. с. 40 - 44

23. Воронцова JI.M., Филатов С.Б. Религиозность демократичность - авторитарность // Полис. - 1993. - № 3.

24. Воронцова JI.M., Филатов С.Б., Фурман JI.E. Религия в современном массовом сознании // Социс. 1995. - № 11.

25. Гаджиев К.С. Тоталитаризм как феномен XX века // Вопросы философии. 1992. -№ 2.

26. Ганковский Ю. Суннитско-шиитское противостояние // Азия и Африка сегодня. 1999. - № 1. - с. 35 - 36.

27. Гараджа В.И. Политика и религия // Наука и религия, 1991, № 3. с. 2 -3.

28. Гараджа В.И. Политика и религия // Наука и религия, 1991, № 5. с. 2 -3.

29. Гараджа В. И. Религия и политическая система // Россия и современный мир. 1995. - № 2.

30. Гудков Л., Дубин Б. Конец харизматической эпохи // Свободнаямысль. 1993.-№ 5.

31. Гуляев В.И. Америка и старый Свет в доколумбову эпоху. М.: Наука, 1968. -с.184

32. Гумилев JT.H. Древняя Русь и великая степь. М.: Мысль, 1989.- 764 с.

33. Гумилев JT.H. Древний Тибет: Международный альманах. Вып. 5 / Составитель И.В. Мамаладзе. М.: Аспект Пресс, 1997. - 270 с.

34. Гушер А., Славохотов А. Стратегия национальной безопасности России на Юге // Азия и Африка сегодня, 1997, № 1. с.76 - 78.

35. Далай-лама XIV. Зона ахимсы // Наука и религия. 1991. - № 11. -с. 8.

36. Дхаммапада / Пер. с пали, введ. и коммент. В.Н. Топорова. Самара.: Агни, 1998.-240 с.

37. Жданов Н.В., Игнатенко A.A. Ислам на пороге XXI века. М., 1989.

38. Законодательные акты средневековой Японии / Пер. с яп., вступит, ст., коммент. К.А. Попова. М.: Наука, 1984. - 107 с.

39. Зимин А. Россия на рубеже XV XVI столетий. Очерки социально-политической истории. - М.: Мысль, 1982. - 333 с.

40. Иваненко С. Религия и политика в современной России//Диалог. -1993. № 8-9.

41. Иеросхимонах Моисей (Боголюбов), Булгаков H.A., Яковлев-Козырев A.A. Православие, армия, держава. М.: Русский Вестник, 1993.- 112 с.

42. Иеромонах Филипп (Симонов). Церковь в переходном общест-ве//Свободная мысль. 1997. - № 3.

43. Изоди Нематулл (посол Исламской Республики Иран в РФ). Соседи должны хорошо знать и понимать друг друга (интервью журналу "Наука и религия") // Наука и религия, 1993, № 6. с. 8 - 9.

44. Иоанн Павел II (папа). Послание его святейшества папы Иоанна Павла II к XVIII Всемирному дню мира. 1 января 1985 года. Ватикан, 1985.- 16 с.

45. Кагарлицкий Б. Русский "касикизм'7/ Свободная мысль, 1998, № 3. -с. 94- 102.

46. Кан Сан Хо (зам. Министра внутренних дел КНДР). Иван Афанасьевич Кан (интервью журналу "Огонек"). 1991. - № 1. - с. 25

47. Катасонов A.B. Методологические аспекты проблемы легитимности политического господства в социологической концепции Макса Вебе-ра//Вестник Московского университета, 1998, № 1. с. 34 - 48

48. Кениг Ф. (кардинал). Время собирать камни (интервью журналу "Наука и религия")//Наука и религия, 1989, № 4. с. 11

49. Киреев Н. Атаки на секуляризм // Азия и Африка сегодня, 1997, № 4. -с. 44

50. Ким Ир Сен. Избранные статьи и речи. М.: Гос. изд-во политической литературы, 1962. - 850 с.

51. Ким Ир Сен. Избранные произведения/Пер. с кор. А.Т. Иргебаева, В.П. Ткаченко. М.: Изд-во политической литературы, 1987. - 184 с.

52. Кобищанов Ю.М. "Священные цари" XX века // Азия и Африка сегодня. 1987. № 1.

53. Кобищанов Ю.М. Место исламской цивилизации в этноконфессио-нальной структуре Северной Евразии России/Юбщественные науки и современность. - 1996. - № 2.

54. Кодзики Записи о деяниях древности. Свиток I/Пер. со старояп. и коммент. Е.М. Пинус. - С.-Пб.: Шар, 1993. - 320 с.

55. Кодзики Записи о деяниях древности. Свитки П-Ш./Пер. со старояп., предисл. И коммент. Л.М. Ермаковой, А.Н. Мещерякова. - С.-Пб.: Шар, 1994.-256 с.

56. Колесников Л.Ф. В свете перемен //Наука и религия, 1990, № 6. -с. 6-1

57. Конституции государств Американского континента/Пер. под ред. Г.С. Гурвича. Ч. 1 - 3. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1957.

58. Конституции государств Ближнего и Среднего Востока / Пер. под ред. И.Д. Левина. М.: Изд-во иностранной литературы, 1956. - 592 с.

59. Конституции государств Юго-Восточной Азии и Тихого океана / Пер. под ред. З.И. Луковниковой. М.: Изд-во иностранной литературы, 1960.-738 с.

60. Коран./ Пер. с араб, и коммент. Крачковского И.Ю. М., "Раритет", 1990.- 528 с.

61. Коргун В. Исламский экстремизм у границ СНГ // Азия и Африка сегодня. 1999.-№ 1.-е. 10- 17.

62. Костюк К. Н. Социальное учение христианских церквей // Социс,1997, №5. с. 103 - 118

63. Красиков А. Аккредитован в Ватикане // Наука и религия. 1989. - № 1. - с. 18-20.

64. Крылов Б.С. Государственный строй Великобритании. М.: Гос. изд-во юридической литературы, 1957. - 82 с.

65. Кычанов Е. И. Основы средневекового китайского права (VII XIII вв.). - М.: Наука, 1986. - 262 с.

66. Куббель Л.Е. Очерки потестарно политической этнографии. - М., 1988. - 135 с.

67. Кувакин В.А. Философия Вл. Соловьева. М., 1988. - 56 с.

68. Кузнецов В. Волнения на "Крыше мира" // Азия и Африка сегодня,1998, №7. с. 63-70

69. Латышев И.А. Государственный строй Японии. М.: Гос. изд-во юридической литературы, 1956. - 94 с.

70. Лихачев Д.С. Культура Руси эпохи образования русского национального государства (кон. XIV нач. XVI вв.). - М.: Госполитиздат, 1946. -160 с.

71. Лихачев Д.С. Культура русского народа X XVII вв. - М.-Л.: Издательство АН СССР Ленинградское отделение., 1961. - 120 с.

72. Лобсанг Рампа Т. Третий глаз / Пер. с фр. Г. Сахацкого. М.: КРОН -ПРЕСС, 1998.-287 с.

73. Лосев А.Ф. Вл. Соловьев и его время. М., 1990. - 625 с.

74. Лосский Н. История русской философии. М., 1991. - 456 с.

75. Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. -Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. 576 с.

76. Макиавелли Н. Избранные произведения. М., 1982.

77. Малерб М. Религии человечества. М.-СПб.: Рудомино, Университетская книга, 1997. - 600 с.

78. Маликов A.B. Обзор нетрадиционных типологий государства // Вестник Московского университета, 1998, № 6. с. 102 - 111

79. Мамедова Н. Опыт исламского правления // Азия и Африка сегодня. -1999.-№ 2.-с. 4-11.

80. Маннгейм К. Идеология и утопия. М., 1991.

81. Митрохин Л.Н. Религиозная ситуация в современной России // Социс. 1995. -№11.

82. Мифы народов мира. Т.2. 1996.

83. Михайлова Ю. Дайдзесай церемония Великой пробы нового урожая: к вопросу о характере императорской власти в Японии // Народы Азии и Африки. - 1989. № 1.

84. Морев Л. Злаки и бурьян на конфессиональном поле // Азия и Африка сегодня. 1999. - № 3. - с. 67 - 74.

85. Морозова Л.А. Государство и церковь: особенности взаимоотношений // Государство и право. 1995. - № 3.

86. Московичи С. Век толп / Пер. с фр. Т.П. Емельяновой. М.: "Центр психологии и психотерапии", 1996. - 478 с.

87. Московичи С. Машина, творящая богов / Пер. с фр. М.: "Центр психологии и психотерапии", 1998. - 560 с.

88. Мчедлов М.П. Социальное учение церкви: новые аспекты // Свободная мысль, 1998, № 3. с. 47 - 53

89. Никитина А.Г. Политизация религии // Вопросы философии, 1994, № 3. с. 173-180

90. Нихон сёки Анналы Японии. В 2-х томах / Пер. со старояп. и ком-мент. JI.M. Ермаковой и А.Н. Мещерякова, Т. 1. Свитки I - XVI. -СПб.: Гиперион, 1997. - 496 с.

91. Нихон сёки Анналы Японии. В 2-х томах / Пер. со старояп. и ком-мент. JIM. Ермаковой и А.Н. Мещерякова, Т. 2. Свитки XVII - XXX. -СПб.: Гиперион, 1997. - 432 с.

92. Носов С.А. Идея сверхчеловечества и философия Вл. Соловьева // Философские науки. 1991. - № 7. - с. 56 - 67

93. Обичкина Е. Евангелие от Робеспьера//Наука и религия. 1989. - № 8. -с. 11 - 15.

94. Павел Флоренский. Из богословского наследия // Богословские труды. -М., 1974. Т. 17. - с. 130

95. Панков A.A., Подшивалкина В.И. Проблема воспроизводства религиозного сознания в посттоталитарном обществе // Социс. 1995. - № 11.

96. Панова В.Ф., Бахтин Ю.Б. Жизнь Мухаммеда. М.: Плитиздат, 1990. - 495 с.

97. Папство в современном мире. Реф. сб. АН СССР, ИНИОН. М.: ИНИОН, 1989. - 135 с.

98. Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект Пресс, 1997.- 270 с.

99. Попов В.И. Жизнь в Букенгэмском дворце. Елизавета II и королевская семья. М.: ТОО "Новина", 1996. - 496 с.

100. Правоторов В. Церковь и демократия // Наука и религия. 1995. - № 7.

101. Преображенский К. Закат живого Солнца // Наука и религия. 1989.- № 6. с. 15 -18.

102. Проблемы истории абсолютизма. М., 1983.

103. Райри Ч. Основы богословия / Пер. с англ. DEE International. M.: Ассоциация "Духовное возрождение", 1997. - 656 с.

104. Саватеев А. Знамя ислама в небе Тропической Африки // Азия и Африка сегодня, 1997, № 6. с. 79 - 85

105. Савельев А. В поисках "симфонии"// Москва, 1998, № 5. с. 130 -143.

106. Савицкий П.Н. Степь и Оседлость // На путях: Утверждение евразийцев. Берлин, 1922. - с. 341 - 356.

107. Сила-Новицкая Т. Культ императора в Японии: мифы, история, доктрины, политика/АН СССР, Ин-т востоковедения. М.: Наука, 1990. -204 с.

108. Синицина И. Символы власти и права в искусстве // Азия и Африка сегодня, 1997, № 6. с. 68 - 73

109. Сказкин С.Д. Проблемы абсолютизма в Западной Европе: Из истории средневековой Европы. М., 1957.

110. Скрынников Р.Г. Третий Рим. СПб.: Издат-во "Дмитрий Буланин", 1994. - (SNUDIORUM SLAVICORUM MONUMEHTA) Т. 2, 1994.- 188 с.

111. Скрынникова Т.Д. Ламаистская церковь и государство. Внешняя Монголия XVI нач. XX вв./АН СССР, Сибирское отделение, Бурятский филиал, Бурятский ин-т общественных наук. Новосибирск.: Наука, Сибир. Отделен., 1988. - 101 с.

112. Скрынникова Т.Д. Харизма и власть в эпоху Чингис-хана. М.: Из-дат. фирма "Восточная литература" РАН, 1997. - 216 с.

113. Смирнов М. Территориальный спор//Азия и Африка сегодня. 1999. - № 5. - с. 20-21.

114. Современный словарь иностранных слов. М., 1987. - 783 с.

115. Соловьев В. С. Догматическое развитие церкви (в связи с вопросами о соединении Церквей). СПб.: Алетейя, 1994. - 84 с.

116. Соловьев Э.Г. Концепция тоталитаризма в западной политологии: перманентный кризис или вечный поиск истины // Вестник Московского университета, 1998, № 1. с. 3 - 20

117. Социальные идеи христианства в XX веке / Ред. P.A. Гальцева. М., 1989.

118. Стингл М. Индейцы без томагавков. М., 1984. - 538 с.

119. Тихонравов Ю. Религии мира. М., 1996. - 336 с.

120. Трубецкой Е. Миросозерцание Вл. Соловьева // Философские науки. 1991,-№4.-с. 137-147

121. Тюрин Е. Теократия: история и современность// Гуманитарные науки. Сб. статей. Вып. 3. М.: МАДИ (ТУ), 1998. Научное издание. - с. 43 - 66.

122. Утченко С.Л. Политические учения древнего Рима. М.: Наука, 1977.-320 с.

123. Философские и социальные аспекты буддизма/Отв. ред. М.Т. Степа-нянц. -М.,- 1989.

124. Фишель Э. Государственный строй Англии. СПб., 1862.

125. Фрэзер Дж. Золотая ветвь/Пер. с англ., послесл. И коммент. С.А. Токарева. М.: Политиздат, 1980. - 831 с.

126. Фрэзер Дж. Фольклор в Ветхом завете / Пер. с англ., предисл. и коммент. С.А. Токарева. М.: Политиздат, 1989. - 541 с.

127. Хаким Фаршид (сотрудник посольства ИРИ а РФ). Детерминанты постмонархического государственного устройства // Азия и Африка сегодня. 1999. - № 2. - с. 32 - 39.

128. Харвей Дж., Худ К. Британское государство. М.: Изд-во иностранной литературы, 1961. - 388 с.

129. Хомейни Р. Без обмана нет веры (интервью) // Новое время. 1993. №15. - с.

130. Штаерман Е.М. Социальные основы религии древнего Рима. М.: Наука, 1987.-320 с.

131. Яковлев И., Иванов А. Взаимоотношения государства и церкви в России в XX в.: опыт моделирования//Власть. 1996. - № 10.

132. Ястребов И. Социальная программа католицизма: Ватикан, Литва. М., 1990.

133. Ястребов И. Социальная философия католицизма в XX в. Киев, 1988

134. Яхиев С. Религия и политика // Социально-политический журнал, 1995, №6. -с. 219 -226.

135. Burgat F. L islamisme en face. Paris, 1995. - 248 p.

136. Hocart A. M. Kings and Councillors.- Cairo, 1936. 387p.

137. Carlier O. Entre Nation et Gihad. Paris, 1995. - 408 p.

138. Charnay J.-P. Sociologie religieuse de 1 Islam. Paris, 1994. - 108 p.

139. Le Bon G. La Psychologie des foules. Paris.: Presses Universitaires de France, 1963.-203 p.

140. Les Arabes et histoire creatrice. Paris, 1995. 534 p.

141. Weber M. Economie et Société. Paris.: Pion, 1971. - 263 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 74698