Теоретические и эмпирические подходы к выявлению традиционалистских и модернистских ценностных политических ориентаций современной российской молодёжи тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.01, кандидат политических наук Богданов, Артём Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Теоретические и эмпирические подходы к выявлению традиционалистских и модернистских ценностных политических ориентаций современной российской молодёжи». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 468178
Год: 
2012
Автор научной работы: 
Богданов, Артём Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
23.00.01
Специальность: 
Социология -- Социальные подсистемы -- Социальная структура -- Половозрастные группы. Возрастная социология -- Социология молодежи. Молодое поколение
Количество cтраниц: 
226

Оглавление диссертации кандидат политических наук Богданов, Артём Владимирович

Введение.

Глава 1. Теоретико-методологические подходы в политической науке к анализу традиционализма и модернизма.

§ 1. Эволюция концептуальных трактовок традиционализма и модернизма.

§ 2. Традиция и модернизация как факторы эволюции политической культуры в России.

Глава 2. Использование концептов «традиция» и «модернизация» в эмпирических исследованиях политической культуры молодёжи.

§ 1. Социологический опрос как способ идентификации модернизационных и традиционных ценностных ориентаций российской молодёжи.

§ 2. Интерпретация ценностных ориентаций и политических установок современной российской молодёжи.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Теоретические и эмпирические подходы к выявлению традиционалистских и модернистских ценностных политических ориентаций современной российской молодёжи"

Актуальность темы исследования, обусловлена существующими проблемами теоретического и практического характера в осмыслении процесса политической социализации молодого поколения, формировании политической идентичности молодёжи. В современных исследованиях отечественных авторов, посвященных молодёжной проблематике, возникает парадокс в оценке состояния политической идентичности молодого поколения. Так, с одной стороны, ряд авторов считают, что подрастающее поколение уже полностью либерализировалось, то есть его политическое сознание и направленность политической культуры носит модернизационный вектор развития. С другой стороны, ряд исследователей утверждают, что политическое поведение и политическое сознание молодых людей обременено традиционалистскими установками.

В результате такого противоречивого подхода к рассмотрению политической социализации молодёжи в работах отечественных исследователей возникает следующий вопрос: является ли молодое поколение перспективным и самостоятельным субъектом модернизации или оно может выступать только в качестве спутника процесса преобразований политической системы.

На наш взгляд, такая ситуация противоречивой оценки роли молодых людей в процессе модернизации в значительной степени возникла из-за того, что в работах отечественных исследователей прослеживается строгая взаимосвязь между результатами и той парадигмой исследования, которой придерживается конкретный автор. Если исследователь стремится выявить доминирование модернизационных политических установок в сознании молодёжи, то в рамках анализа политической культуры молодого поколения он оперирует в своей работе концептами модернизационного плана. Данные концепты, в свою очередь, доказывают либо то, что российская молодёжь либерализировалась, либо то, что политические установки сознания и 3 поведения молодых людей носят явно антимодернизационный характер. Признавая существование в политических ценностных ориентациях подрастающего поколения традиционной составляющей, многие исследователи не придают ей особого значения, и она мыслится как что-то архаичное, не играющее существенной роли в политической культуре молодого поколения. В других работах, исследователи стремятся доказать значимость традиционных установок в политической культуре современной молодёжи. При этом они оперируют концептами традиционалисткого плана, опираясь на наследие русской политической консервативной мысли. Ключевой, исходный тезис для них - либерализм не способен закрепиться в политической культуре российского общества. Соответственно, политическое сознание молодого поколения независимо от попыток привить ему модернизационные ценностные ориентиры остаётся традиционным по своему характеру. Вместе с тем возникает ситуация, когда отсутствует целостная, согласованная позиция относительно методологии исследования процесса политической социализации молодого поколения. Она препятствует выработке синтетической модели анализа взаимодействия двух тенденций в развитии политической культуры российской молодёжи - модернизационной и традиционной. Такая синтетическая модель могла бы стать основой практических рекомендаций по совершенствованию государственной молодёжной политики в сфере социализации молодого поколения и формирования его политической идентичности. Существующая рассогласованность в методологии исследования процесса политической социализации и формирования политической идентичности подрастающего поколения препятствует выработке практических рекомендаций, адресованных непосредственно акторам политического процесса, с целью" принятия наиболее эффективных политических решений.

Степень научной разработанности проблемы. Проблеме традиции и инновации как способам обеспечения социальной преемственности и социального развития посвящено немало исследований в самых различных областях социально-гуманитарного знания, начиная с Нового времени и до наших дней. Это труды самых выдающихся классиков европейской политической мысли.

Уже к XIX столетию в структуре теоретических подходов к изучению политико-культурных процессов выявился ряд существенных противоречий, которые наложили свой отпечаток и на наше современное отношение к данной проблематике. Особенно, это проявляется в тех случаях, когда проводятся прикладные политические исследования политической культуры различных социальных групп. В исследованиях ученых XIX века и более позднего времени на первый план выходит анализ соотношения традиции и инновации, традиционного и модернизационного, даются первые классификации стран и государств по типу их развития, в зависимости от различных факторов социального и технического характера. В трудах исследователей можно выделить два основных направления анализа соотношения традиции и инновации, которые, собственно, заложили фундамент сегодняшнего противоречивого понимания сути политико-культурных процессов. Первое (наиболее видные представители К. Маркс и М. Вебер) заключается в дихотомическом противопоставлении традиции инновации. При этом, традиции считаются пережитком прошлого, их следует устранять, уничтожать в угоду прогрессу, техническому развитию. Второе (О. Конт, Г. Спенсер) - это попытка объяснить, что два данных явления есть взаимосвязанные части единого процесса развития общества, нельзя поступаться традициями в угоду прогрессу, следует учитывать насколько общество традиционно и, опираясь на традицию, осуществлять инновационное развитие.

Добавили сложности и противоречивости в понимание исследователями природы политико-культурных процессов работы таких учёных, как Э. Шилз, Е. Шацкий, К. Маннгейм1. Ими традиция понимается не как пассивное восприятие наследия прошлого, а как сознательный выбор политическим субъектом элементов этого наследия в конкретной социокультурной и политической ситуации.

Формальной предпосылкой для преодоления противоречивости в концептуализации традиционализма могла бы стать на определенном историческом этапе парадигма модернизации. Различные научные теории модернизации возникли в новых исторических условиях прогресса индустриальных обществ и либерально-демократических систем, и их главная практическая цель заключалась в оказании помощи в экономическом, социальном, культурном и политическом становлении новых государств Азии, Африки и Латинской Америки. Создатели теории модернизации полагали, что она направляется и контролируется интеллектуальной и политической элитой, стремящейся с помощью планомерных, целенаправленных действий вывести свою страну из состояния отсталости. На деле, на фоне роста конфликтов между миром развитых политических систем и «третьим миром» эти теории модернизации ещё более усложнили понимание современными исследователями «традиционного» состояния политической культуры современных обществ.

Теория модернизации в своем развитии прошла три основных этапа, на каждом из которых степень внутренних противоречий в них заметно возрастала.

См.: Шилз Э. Общество и общества: макросоциологический подход// Американская социология: перспективы, проблемы, методы. - М.: Прогресс, 1972; Шацкий Е. Утопия и традиция: Пер. с польск. / Общ. ред. и послесл. В. А. Чаликовой.— М.: Прогресс, 1990; Маннгейм К. Консервативная мысль // Социологические исследования. - 1993. - № 4.

На первом этапе получили распространение теории индустриального общества, которые развивались в трудах У. Ростоу, Р. Арона, Д. Белла2. В целом, в исследованиях этого периода развитию государств и наций придавался однонаправленный характер, от традиционного общества к «современному» через прохождение определенных стадий роста. Причём, национальным особенностям отводилось второстепенное значение и их роль не учитывалась. На данном этапе развития теории модернизации и цель, и способ преобразований для всех государств являются унифицированными.

На втором этапе развития теории модернизации можно выделить два направления, представители которых давали разные ответы на вопросы о факторах стабильности социально-политических систем: «консервативное» и «либеральное».

К представителям «консервативного» направления можно отнести С. Хантингтона, Дж. Нельсона, X. Линца3. Главная причина невозможности и неудачи в проведении модернизации виделась ими в политической нестабильности в стране. При таком подходе главной целью представлялось обеспечение экономического роста, даже если государственный режим носил явно авторитарный характер.

Сторонники «либерального» направления (Р. Даль, Г. Алмонд, Л. Пай4) понимали под модернизацией формирование открытой социально-политической системы путем мотивации социальной мобильности и интеграции населения в гражданское общество. Суть такой политической

2 См.: Ростоу В.В. Стадии экономического роста / Пер. с англ. Марченко В.П. — Ныо:Йорк: Прегер, 1961; Побережников И.В. Переход от традиционного к индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. — М.: РОССПЭН, 2006.

3 См.: Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. - М.: Прогресс-Традиция, 2004; Линник Е.В. Модернизация общества как фактор глобализации: Сравнительный анализ и типологизация : диссертация . кандидата философских наук: 09.00.11. - Ростов-на-Дону, 2005.

4 См.: Даль Р. О демократии. - М.: Аспект Пресс, 2000; Алмонд Г.А., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии // Политические исследования. 1992. №4. 1 модернизации для них виделась в вовлеченности общества в систему широкого политического представительства. Таким образом, на втором этапе развития теории модернизации способы достижения поставленных целей для осуществления наиболее эффективных преобразований виделись учёными по-разному. Хотя сами цели модернизации признавались мыслителями едиными вне зависимости от национальных, исторических и геополитических особенностей развития отдельного государства.

Представители третьего этапа теорий модернизации, такие как А. Абдель-Малек, А. Турен, С. Хантингтон, Ш. Эйзенштадт выдвигают 1 концепции политического развития, основанные на сохранении социокультурных традиций без навязывания чуждых (западных) образцов5.

На данном этапе развития теории модернизации способы достижения поставленных целей представляются одинаковыми для всех государств, что связано с процессами глобализации и глокализации, но сами цели преобразований могут отличаться. В итоге, модернизация стала рассматриваться как саморазвивающийся процесс, который зависит как от деятельности политических элит, так и от влияния объективных обстоятельств и поведения рядовых членов общества. Примечательно, что в работах исследователей всё большее распространение стала получать идея о несостоятельности жесткого противопоставления традиции и инновации.

Следует отметить, что среди работ отечественных ученых выделяются труды, в которых традиции придаётся самостоятельное значение в конструировании политического процесса. Их позиция согласуется с воззрениями зарубежных специалистов, рассматривающих взаимоотношение традиции и инновации.

5 См.: Эйзенштадт 111. Революция и преобразование обществ: Сравнительное изучение цивилизаций. - М.: Аспект-Пресс, 1999; Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. — М.: Прогресс-Традиция, 2004.

В начале 1990-х гг. существенное влияние на историческую и политологическую мысль постсоветского периода оказали труды A.C. Ахиезера 6. Рассматривая исторический процесс как единство и борьбу противоположностей, автор выделил в качестве движущих сил общественного развития противоречие между культурой и социальными отношениями, которое возникает в ходе «воспроизводства социального субъекта». Немаловажную роль в конструировании политического процесса отводится автором традиции. Анализируя историческое развитие российской цивилизации, A.C. Ахиезер относит её к особому типу цивилизаций, характеризуемых «расколом».

С.А. Королев также приходит к выводу о том, что российское общество расколото на две постоянно вступающих друг с другом в противоречие части: политическую элиту управленцев и большую часть традиционно настроенных граждан страны7.

Используя различные критерии анализа движущих сил в процессе эволюции политической культуры России, исследователи в целом согласны с волнообразным или маятниковым характером развития российской политической культуры. Некоторые авторы акцент делают на существовании раскола между современной политической элитой и обществом, и обусловленного им нарушения исторической преемственности при проведении социально-политической модернизации российского государства8. В их работах традиции отводится ведущая роль в преобразовании социально-политической системы.

6 См.: Ахиезер A.C. Социально-культурные проблемы развития России: Философский аспект. - М.: ИНИОН РАН, 1992; Ахиезер A.C. Российская модернизация: проблемы и перспективы («круглый стол»)// Вопросы философии. - 1993; Ахиезер A.C. Социокультурная динамика России: От прошлого к будущему. Россия: критика исторического опыта. - М.: Новый хронограф, 2008.

7 См.: Королев С.А. Модернизация и демодернизация в российской истории. // "Философия и культура", Ч. II. - 2009 - № 2.

8 См.: Вилков A.A., Николаева A.A. Российский менталитет и перспективы социал-демократии и левоцентризма в политической жизни России. Саратов, Изд-во: 9

Ряд отечественных исследователей рассматривают традицию как фактор, обременяющий процесс современной модернизации. Так, в исследовании Л.Д. Гудкова, Б.В. Дубина, H.A. Зоркой, обосновываются прозападные устремления молодого поколения. При этом отмечается, что господствующие традиционалистские установки в ценностных ориентациях 1 большинства населения мешают в формировании гражданского общества и в переходе к преобладанию инновационных составляющих в политической системе9.

В работах исследователей, изучающих ценностные ориентации российской молодежи, О.С. Грязновой, А.Ю. Зудина, О.В. Ковеневой, C.B. Горюновой прослеживается ряд особенностей10. Первая заключается в том, что в них традиция воспринимается как основное препятствие на пути модернизации. Вторая - основная часть политических инноваций не прошла полный цикл институционализации. Третья - массовое сознание российского общества становится более дифференцированным и реалистическим. В целом, основные выводы, к которым приходят исследователи, заключаются в

Саратовский источник», 2009; Пивоваров IO.C. Русская политика в её историческом и культурном отношениях. - М.: «Российская политическая энциклопедия» (ЮССПЭН), 2006; Гаджиев КС. Вестернизация или особый путь модернизации? // Полис. 2008. №4; Федотова В.Г. Российская история в зеркале модернизации // Вопросы философии. -2009. - № 12; Лапин H.H. Социокультурная трансформация России: либерализация versus традиционализация // Журнал социологии и антропологии. - 2000 - Том III, №3; Паптип В.И., Панкин В.В. Волны политической модернизации в истории России // Полис. 1998. №2.

9 См.: Гудков Л.Д., Дубин Б.В., Зоркая H.A. Молодёжь в России / Приложение к журналу «Общая тетрадь», Левада-центр. - М.: Московская школа политических исследований, 2011.

10 См.: Грязнова О.С. Оценки прошлого, политическая символика и российская политическая культура / Под редакцией А. Б. Гофмана. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. - С. 257-306; Зудин А.Ю. Массовое сознание и политические инновации: опыт последнего десятилетия / Под редакцией А.Б. Гофмана. -М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. - С. 306-344; Ковенева О.В. О старом и новом в практиках гражданского участия: динамика митинга наших дней десятилетия / Под редакцией А. Б. Гофмана. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. - С. 344-409; Горюнова C.B. Инновационное и традиционное в сознании и поведении городского среднего класса / Под редакцией А.Б. Гофмана. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. - С. 211-238. 1 ч том, что для современной молодёжи ценности советского периода потеряли свою актуальность. Отмечается низкий уровень доверия молодёжи практически ко всем институтам политической системы, невысокий уровень участия в политике11. Анализ социологических исследований даёт понимание того, что цели и задачи рассмотренных работ, во многом, зависят от той теоретической парадигмы, которой придерживается автор.

Можно выделить работы отечественных ученых, в которых предпринята попытка преодоления существующей дихотомии традицияинновация на теоретическом уровне. Это работы, в первую очередь, В.В.

Аверьянова, А.Б. Гофмана, В.П. Булдакова, В.М. Межуева, С.С. Сулакшина,

12

Ю.А. Красина, Э.В. Багдасаряна . Наработки выше перечисленных исследователей, использующих различные подходы к определению традиции

11 См.: Левада Ю.А. От мнений к пониманию. Социологические очерки 1993—2000 годов. - М.: Московская школа политических исследований, 2000; Сорокин О.В. Особенности формирования политического сознания современной российской молодёжи // СОЦИС, 2008; Кулешова КН. Социально-психологические особенности политического мировоззрения студенческой молодёжи (на примере провинциальных ВУЗов центра Росски): Дис. . канд. псих, наук: 19.00.05. Иваново, 2006; Ефимова Е.В. Телевизионные новости как фактор формирования политический ориентации студенческой молодёжи [Электронный ресурс]. // Культура & общество: Интернет-журнал МГУКИ / Мое. гос. ун-т культуры и искусств - Элетрон. журн. - М.: МГУКИ, 2006. - № гос. регистрации 0420600016. [сайт]. - URL: http://ww.e-culture.m/Articles/2006/Efimova.pdf (дата обращения: 09.10.2010).

12 См.: Гофман А.Б. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики / Под ред. А.Б. Гофмана. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008; Аверьянов В.В. Два понимания традиции (к сопоставительному анализу интерпретаций проблемы культурного наследования в современной отечественной мысли) // Вопросы культурологии. - 2009. -№ 3; Булдаков В.П. К вопросу о чуде синергийного преображения мира // Модернизм и традиционализм: проблема ценностного и политического баланса России. Материалы научного семинара. М.: Научный эксперт. - 2008. - Выпуск № 5 (14); Межуев В.М. Главный недостаток традиционализма - отказ от собственного разума // Модернизм и традиционализм: проблема ценностного и политического баланса России. Материалы научного семинара. М.: Научный эксперт. - 2008. - Выпуск № 5 (14); Сулакшин С.С. Синергия - как гармоничное сочетание модернизации и традиционализма // Модернизм и традиционализм: проблема ценностного и политического баланса России. Материалы научного семинара. М.: Научный эксперт. - 2008. - Выпуск № 5 (14); Красин Ю.А. Традиции в эпоху глобальных трансформаций // Модернизм и традиционализм: проблема ценностного и политического баланса России. Материалы научного семинара. М.: Научный эксперт. - 2008. - Выпуск № 5 (14). и рассмотрению её в соотношении с инновацией, получили своё отражение в подходе к сопоставлению традиционализма и модернизма на основе синергийного моделирования. Одним из разработчиков «синергийного традиционализма» является Э.В. Багдасарян13. Он обосновывает синтез традиции и инновации, где ядром является традиция, а внешней оболочкой — инновация. При этом преимущественное положение по отношению к инновации занимает традиция.

Таким образом, различные аспекты проблемы, заявленной к анализу в диссертации, привлекли определённое внимание со стороны мирового и отечественного научного сообщества. Однако, к сожалению, немногие авторы подошли к интегрирующему понятию традиционализма. Кроме того, недостаточно исследован вопрос о сопряжении традиционного с модернизационным, остается дискуссионным вопрос о соотношении традиционализма и консерватизма. Существует объективная потребность в своевременном изучении социокультурных характеристик ценностных ориентаций российской политической культуры молодежи.

Цель работы - выявление противоречий в концепциях традиционализма и модернизма, препятствующих их синтезу на уровне методологии эмпирических исследований ценностных политических ориентаций современной российской молодёжи.

В связи с указанной целью был поставлен ряд задач:

1) провести сравнительный анализ базовых политологических концепций традиционалистской и модернистской ориентации на предмет выявления их сущностных противоречий;

2) проследить влияние концептуальных трактовок сущности традиционализма и модернизации на формирование 13 См.: Багдасарян В.Э. Традиционализм и модернизм: проблема синергийного моделирования. // Модернизм и традиционализм: проблема ценностного и политического баланса России. Материалы научного семинара. М.: Научный эксперт. - 2008. - Выпуск № 5 (14). современного дискурса теоретических и эмпирических исследований политической культуры молодого поколения;

3) выявить ключевые противоречия методологии прикладных исследований политической культуры подрастающего поколения, вытекающие из анализа концепций традиционализма и модернизма, и предложить пути выхода из данных противоречий;

4) оценить потенциал синтеза традиционалистских и модернистских подходов для дальнейшего развития методологии прикладных и теоретических исследований молодёжной политики в современной России.

В качестве объекта исследования выступают модернистские и традиционалистские концепции, выступающие в современной науке основанием эмпирических исследований молодёжной политики и особенностей политической культуры подрастающего поколения.

Предметом исследования является современное состояние методологии эмпирических исследований по молодёжной проблематике, её противоречия, теоретические и эмпирические ресурсы оптимизации этого состояния.

Рабочая гипотеза данного исследования заключается в предположении о том, что традиция и инновация выступают в качестве равноправных факторов современного политического процесса, их взаимодействие носит одновременно и конфликтный, и синтезирующий характер. Они являются одними из главных детерминант развития политической культуры современной молодёжи. При этом суть взаимодействия заключается в постоянном диалектическом противоборстве двух полярных категорий, разрешение которого подталкивает к развитию молодое поколение и социум в целом. Данное взаимодействие носит естественный характер и приводит, с одной стороны, к обеспечению

13 преемственности с предшествующей политической культурой, а с другой, служит определенным фильтром для отсеивания устаревших ценностных установок. Меняется смысл того, что именуется синтезом и конфликтом: практика оказывается шире и богаче теории. В результате, существует потребность выявления в теории тех компонентов, которые являются адекватными практике и могут лечь в основание непротиворечивой методологии изучения ценностных ориентаций молодёжи.

Теоретико-методологическая база исследования. Теоретической и методологической базой исследования стали общенаучные базовые методы" познания: системный, сравнительно-исторический, аксиологический.

Системный метод позволил рассмотреть молодых людей как определенную систему субъект-объектного взаимодействия в процессе политической модернизации, выделить структурные элементы молодёжной политической культуры, выявить взаимосвязи теоретических положений и реального политического участия молодёжи в современной России.

Сравнительно-исторический метод использовался для анализа динамики развития политических взглядов теоретиков традиционализма и модернизма, определения их специфических черт в конкретные исторические эпохи. Данный метод позволил осуществить периодизацию развития теории традиционализма и модернизма и рассмотреть традиционалистскую и модернистскую политическую практику, как на Западе, так и в современной России.

Аксиологический метод использовался при изучении эволюции базовых ценностей традиционализма и модернизма и их влияния на политическую практику в современной России. С помощью аксиологического метода удалось проследить эволюцию морально-нравственных и мировоззренческих представлений подрастающего поколения, выявить и проанализировать синтезирующее взаимодействие традиционных и модернизационных ценностей в политическом сознании молодых людей.

В качестве концептуальной основы исследования выступила теория политического участия и факторный анализ. Они позволили обозначить те обстоятельства, которые детерминируют политический выбор человека, его политические роли и статусы, оказывают влияние на ценностно-когнитивное восприятие окружающей действительности. Это дало возможность комплексно проанализировать ценностные основания политического участия молодёжи в регионе как самодостаточное явление.

Помимо базовых методов исследования, в работе были использованы прикладные методики политического анализа. Метод анкетирования с. привлечением интервьюеров позволил проследить, каким образом респондентами воспринимаются и понимаются такие явления, как модернизм и традиционализм. С помощью интент-анализа удалось проследить интенциональную направленность в ответах респондентов на вопросы, связанные с выбором наиболее значимых для них ценностей. Большое значение для диссертационной работы имели статистические методы, позволившие обработать результаты авторского социологического исследования. Корреляционный анализ позволил установить связь между возрастом, местом проживания и политической активностью, и интересом к-политике у молодых людей.

Следует отметить, что в современных политологических исследованиях понятия «традиционализм» и «модернизация», «традиция» и инновация» выполняют функции эталонных характеристик. Как самостоятельные инструменты методологии они не отвечают реальной практике политического процесса. В связи с этим, представляется необходимым уточнение нормирующих оснований данных категорий в рамках методологии нашего исследования. Трактовки категорий традиционализма», «модернизации» не вполне отвечают современным'

15 реалиям процесса политической социализации и формирования политической идентичности молодого человека. На наш взгляд, существует потребность в выработке нового синтетического понятия, которое составило бы основу некой единой методологии в изучении процесса политической социализации общества в целом, и молодёжного социума в частности.

Так, в качестве такой новой категории, по нашему мнению, может стать понятие «прогрессивный традиционализм» - это система социокультурных характеристик политической культуры, в рамках которой традиция и инновация выступают равноправными элементами политического процесса. А их диалектическое взаимодействие выступает фактором, ч способствующим развитию общества.

Однако, следует отметить, что это отдельная проблема для самостоятельного исследования и что ещё не полностью исчерпан ресурс понятий «традиционализма» и «модернизации».

Источниковая база исследования. Основу источниковой базы диссертации составили теоретические и исторические исследования политических мыслителей, рассматривающих в своих работах традиционализм и модернизм, анализирующих их политический потенциал. В эту группу входят как политико-философские и социально-экономические труды, определяющие основные черты теории традиционализма и модернизма, так и исследования по истории традиционализма и модернизма и их влиянию на развитие социально-политического состояния обществ в разные периоды времени.

К этой же группе источников следует отнести отечественные и зарубежные публикации в научной периодике, статьи, опубликованные в научных сборниках, монографии, а также диссертационные работы, относящиеся к исследованию актуальных политических процессов. В этих трудах отражены проблемы применения политических методик традиционалисткого или модернистского характера, осуществлен анализ

16 процессов традиционализации и модернизации как факторов развития политической культуры. Большое внимание автор уделил выявлению достоверности конкретных источников, их сопоставлению и критическому осмыслению.

В качестве источников использовались материалы многочисленных социологических опросов, фокус-групп, проводимых в России в 1990-х -2010-х годах различными аналитическими центрами. Обращение к материалам социологических опросов потребовалось для получения статистической информации о доминирующих ценностных ориентациях, идеологических предпочтениях молодёжи. Это позволило соотнести данные предшествующих опросов с данными, полученными в результате представленного в работе регионального исследования ценностных установок молодого поколения.

В 2011 году лабораторией кафедры политических наук юридического факультета СГУ им. Н.Г. Чернышевского было осуществлено (с участием автора) исследование на тему «Молодёжь в современной России». Было' проведено массовое выборочное анкетирование с привлечением интервьюеров среди студентов 6-ти ведущих вузов Саратова очной и заочной форм обучения, в возрасте от 18 до 35 лет. Общее количество опрошенных -403 студента.

Помимо вышеназванных источников в ходе работы привлекались Интернет-ресурсы. В частности, были проанализированы Интернет-сайты различных аналитических центров («ФОМ», «ВЦИОМ», «Левада-центр», РАН Институт социологии и т.д.).

Научно-практическая значимость диссертации. Теоретические положения, изложенные в диссертации, содействуют научному обоснованию традиционализма и модернизма как важнейших элементов в политикофилософском осмыслении современных социально-политических процессов.

Выводы и научные положения, сформулированные в работе, указывают на

17 необходимость анализа политического процесса в современном мире посредством оценки уровня соотношения процессов традиционализации и модернизации.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается также в том, что на основе выявленных противоречий и одновременно перспектив синтеза традиционалистских и модернистских подходов к анализу политической культуры молодёжи, в работе предложено уточнение формулировки фундаментальной исследовательской задачи, связанной с созданием внутренней непротиворечивой картины мира в формировании способов и методов политической социализации и идентичности молодого поколения. Разработка синтетической модели взаимодействия традиционалистских и модернистских политических ориентаций молодых людей позволит проводить более эффективную и сбалансированную государственную молодёжную политику в сфере обеспечения политической социализации подрастающего поколения.

Помимо этого, введенный в научный оборот эмпирический материал и его интерпретация могут стать основой дальнейшего анализа данной проблемы. Также положения диссертации могут быть использованы в учебном процессе при подготовке и преподавании различных политологических дисциплин, спецкурсов («Политическая регионалистика», «Политические идеологии», «Политические отношения и политический процесс в современной России», «Политическая социология», «Политическая психология»).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих в себя четыре параграфа, заключения, списка литературы и приложений.

Заключение диссертации по теме "Социология -- Социальные подсистемы -- Социальная структура -- Половозрастные группы. Возрастная социология -- Социология молодежи. Молодое поколение", Богданов, Артём Владимирович

Результаты исследования, полученные Левада-центром, указывают на то, что традиционные ценности, свойственные российскому обществу являются основными факторами, препятствующими развитию политической системы в русле демократических установок.

Архаические ценности, присутствующие в российском политическом пространстве, по мнению исследователей, следует заменить либерально-демократическими ценностями. При этом, сами традиции понимаются как факторы, тормозящие социально-политическое развитие страны, препятствующие формированию гражданского общества.

Мы не можем согласиться с таким пониманием традиции и инновации, так как, по нашему мнению, они представляют собой две диалектические дихотомические единицы одного процесса развития, содержащего в себе неразрешимое метафизическое вечное противоречие, которое подталкивает к саморазвитию и совершенствованию сообщества.

Существует еще ряд исследований, где авторы стоят на позиции исключения процессов традиционализации в качестве факторов развития политической системы, и понимают под процессом модернизации внедрение

219 См.: там же. -С. 93. инноваций во все сферы жизни общества (в первую очередь экономическую, государственную, политическую, социальную сферы).

Одно из таких социологических исследований в 2010г. провел

ВЦИОМ. Исследование было посвящено анализу социально-политического

220 потенциала осуществления модернизации в России .

В этом исследовании авторы отталкивались от понимания модернизации как национально-демократического проекта. В связи с этим процесс модернизации должен быть основан на демократических ценностях и проводиться с «опорой на народ и для народа»221.

Среди базовых ценностей называются патриотизм, демократия, справедливость. Государству отводится роль концептуального лидера, занимающегося постановкой целей и анализом противоречий развития.

Исследователи отмечают, что в стране существуют институциональный кризис, низкая экономическая и социальная активность большей части общества, отсутствует «обратная связь» между обществом и государством.

В опросе приняли участие граждане России (внушительная выборочная совокупность составила 3600 человек) и эксперты (900 человек). При анализе результатов опроса респонденты были условно отнесены к следующим группам - активная, умеренно-активная и пассивная. Разделение на группы было осуществлено по таким критериям как стремление стать богатым, сделать карьеру, готовность к постоянному самообразованию, смене места жительства, для того, чтобы найти работу лучше и т.д. Экспертами

220 См.: Федоров В. В., Дискин И.Е. Социальный потенциал российской модернизации (на материале Южного федерального округа) [Электронный ресурс] // Всероссийский Центр Изучения Общественного Мнения [сайт]. URL: www.wciom.ru (дата обращения: 02.02.2011).

221 См.: там же. выступили представители федеральных органов власти, местных органов власти и бизнес-сообществ222.

Показательно, что только 23% экспертов считают модернизацию главным национальным приоритетом. При этом распределение возрастных групп по индексу активности представляет следующую картину: 20-28 лет — 32% активные, 44% умеренно-активные, 24% пассивные; 29-36 лет - 24% активные, 41% умеренно-активные, 36% пассивные; 37-45 лет - 16% активные, 38% умеренно-активные, 47% пассивные .

Показатель активности общества в зависимости от возраста указывает на то, что по мере взросления уровень непосредственного участия респондентов в политике заметно снижается. Данную тенденцию, на наш взгляд, можно объяснить тем, что наиболее активная часть общества молодёжь, проходя через институты социализации, постепенно, по мере своего взросления, начинает копировать принятую в данном обществе модель политического поведения. Российской политической культуре свойственна модель пассивного политического участия в политическом процессе, то есть политический абсентеизм.

По данным исследования идет накопление социального потенциала для проведения модернизации. Это выражается в том, что 27% населения готовы апробировать модернизационные нововведения, а 66% поддерживают внедрение инновационных составляющих224.

При этом следует отметить, что только 17% понимают, что собой представляет политика модернизации, а 50% имеют весьма смутные представления об этом процессе. Однако число респондентов, которые

222 См.: Федоров В.В., Дискин И.Е. Социальный потенциал российской модернизации (на материале Южного федерального округа) [Электронный ресурс] . URL: www.wciom.ru (дата обращения: 02.02.2011).

223 См.: там же.

224 См.: Федоров В.В., Дискин И.Е. Социальный потенциал российской модернизации (на материале Южного федерального округа) [Электронный ресурс] . URL: www.wciom.ru (дата обращения: 02.02.2011). считают, что модернизация важнее стабильности составляет 38%, хотя количество населения склонного к стабильности вместо модернизации пока еще больше 42%225.

Лишь 28% считают, что модернизация должна осуществляться «снизу», и 48%, что «сверху», из них 44% возлагают эту миссию на федеральные органы власти. При этом 39% предполагают, что итогом модернизации должна стать защита и гарантия социальных прав граждан, 30% - существование и развитие традиционных отраслей промышленности, ч 226 и только 29% — инновационная экономика .

Таким образом, в современном российском обществе наблюдается недостаток в информации о целях, задачах и способах модернизации. Значительная часть респондентов возлагают основные ожидания от социально-политических изменений в стране на федеральную власть, а не на собственные усилия. При этом большая часть населения ориентирована на социальную составляющую модернизации, и понимает ее как раздачу социальных благ, а не как внедрение инновационных компонентов в экономику, политику и т.д. ч

В целом, анализ социологических исследований дает понимание того, что цели и задачи рассмотренных работ, результаты опросов во многом зависят от той теоретической парадигмы, которой придерживается автор.

Так, в одних исследованиях авторы, выявляя политические установки молодого поколения, указывают на их схожесть с ценностными ориентациями западноевропейской молодёжи. Тем самым в результатах своей работы они высказывают предположение о том, что современное российское общество, и в частности молодёжь, «либерализировалось» и готово к модернизации. Причем, оговариваясь о существовании в политических ценностных ориентациях молодёжи традиционной

225 См.: там же.

226 См.: там же. составляющей, традиции не придается особого значения и она мыслится как что-то прошлое, забытое, то к чему не следует возвращаться.

В других работах, исследователи выделяют как традиционные, так и инновационные компоненты политической культуры молодёжи. Однако, традиция и все, что связано с ней понимается как фактор, препятствующий, развитию российского государства, тормозящий процесс перехода к инновационному гражданскому обществу. Традиция видится основной причиной неудач в реформировании страны, ей придаётся значение тормоза на пути к прогрессу и она понимается отдельно от инновации. Исследователи стараются обосновать то, что развитие современного инновационного государства не может быть совместимо с существованием традиций в политической культуре общества, её следует искоренять внедрением инноваций (замещением на инновационную компоненту).

Третьи исследования, полностью игнорируют сам факт существования, традиции или придают ей несущественное значение. В политической культуре молодёжи и населения, в целом, подчеркивается существование социального потенциала для проведения модернизации. При этом в качестве причин, препятствующих проведению изменений в стране, традиция не указывается, она не рассматривается как один из основных факторов, форкирующих политическую культуру молодого поколения.

На наш взгляд, такое понимание традиции и инновации при проведении социологических исследований является упрощенным и односторонним. Так как в проанализированных работах либо не учитывается' роль традиции, либо значимость инновации возводится в абсолют. Мы, провели собственное социологическое исследование. При анализе полученных результатов мы отталкивались от того, что традиция и инновация являются равноправными единицами политического процесса, их взаимодействие носит органический, синтезирующий характер и нельзя выдвигать ту или иную компоненты в качестве определяющей развитие

141 политического процесса. В этом исследовании выявлены основные политические установки и ценностные ориентации молодого поколения. Результаты нашего социологического исследования представлены во втором параграфе.

§ 2. Интерпретация ценностных орнентацнй и политических установок современной российской молодёжи

Стабильность любой политической системы во многом определяется тем, насколько её легитимность и нормативно-правовая основа функционирования признается молодёжью. От политико-культурных характеристик данной социальной группы, в значительной степени, зависит направленность, стабильность и эффективность общественно-политического развития. Возрастные особенности молодёжи (прежде всего её динамизм и подверженность воздействию многих конъюнктурных факторов социальной среды) обусловливают объективную потребность в постоянном научном анализе конкретных социокультурных характеристик данной социальной группы и её региональной специфики.

С этой целью в 2011 году лабораторией кафедры политических наук юридического факультета СГУ им. Н.Г. Чернышевского было проведено исследование на тему «Молодёжь в современной России».

Цель данного исследования заключалась в том, чтобы проследить, каким образом респондентами воспринимаются и понимаются такие явления как модернизм и традиционализм. Предполагалось проследить интенциональную направленность в ответах респондентов на вопросы, связанные с выбором наиболее значимых для них ценностей.

Респондентам предлагался ряд вопросов, в которых необходимо было определиться с выбором высказываний, носящих характер парных ценностных суждений, в некоторой степени противоречащих друг другу. Это было сделано для того, чтобы выявить в ответах респондентов соотношение новации и традиции, традиционализма и модернизма.

Было проведено массовое выборочное анкетирование с привлечением интервьюеров среди студентов вузов Саратова очной и заочной форм обучения, в возрасте от 18 до 35 лет (Саратовский государственный университет, Саратовская государственная академия права, Поволжская

143 академия государственной службы, Саратовский государственный социально-экономический университет, Саратовский государственный технический университет, Саратовский государственный аграрный университет). Общее количество опрошенных - 403 студента. Полученные данные были обработаны с помощью программы «ПриС» - Прикладной

227

СОЦИОЛОГ .

Данное исследование было проведено в ноябре 2010-июне 2011 года. Репрезентативность выборки можно считать высокой, так как общее количество опрошенных по вузам распределилось следующим образом: ^ СГУ - 80 студентов (19, 85%), СГАП - 70 студентов (17, 37 %), ПАГС -60 студентов (14, 89%), СГСЭУ - 70 студентов (17,37%), СГТУ - 60 студентов (14,89%), СГАУ - 63 студента (15,63%); ^ в зависимости от года обучения (курса) распределение следующее:

1 курс - 60 студентов (14,89%,; 2 курс - 70 студентов (17,37%), 3 курс -80 студентов (19,85%), 4 курс - 96 студентов (23,82%), 5 курс - 97 студентов (24,07%); ^ в зависимости от формы обучение распределение следующее:

- очная форма обучения - 233 студента (57, 82%), заочная форма обучения 170 студентов (42,18%); ^ в зависимости от тендерной принадлежности распределение следующее: мужчины - 180 чел. (44,67%), женщины - 223 чел. (55,33%); в зависимости от места проживания: в Саратове - 160 чел. (39,70%), в райцентре - 60 чел. (14,89%), в пригороде - 60 чел. (14,89%), в сельской местности - 123 чел. (30,52%).

Статистическая погрешность социологического исследования составила от 0,5% до 1,5% (от 2,015 до 6,045 штук некорректно заполненных

227 См.: Василенко Т.Г. Прикладной социолог (ПриС) // Полная автоматизация социологического опроса [сайт]. URL: http://opros.nm.ru (дата обращения: 02.02.2011 г.).

144 анкет респондентами), что не выходит за рамки стандартного (нормального) уровня погрешности при проведении подобного вида анализа данных.

В связи с выбором в качестве целевой аудитории именно студенческой молодёжи, распределение по возрастным группам оказалось следующим: (см.: табл. 1).


Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 468178