Традиционная русская народная семейная песня Белгородского края в современном бытовании тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.09, кандидат филологических наук Драчук, Елена Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Традиционная русская народная семейная песня Белгородского края в современном бытовании». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 152803
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Драчук, Елена Владимировна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Орел
Код cпециальности ВАК: 
10.01.09
Специальность: 
Фольклористика
Количество cтраниц: 
157

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Драчук, Елена Владимировна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ТРАНСФОРМАЦИЯ ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ

ПЕСЕННОЙ ЛИРИКИ БЕЛГОРОДСКОГО КРАЯ

СЮЖЕТЫ. ВАРИАТИВНОСТЬ).

ГЛАВА ВТОРАЯ. КОМПОЗИЦИЯ ТРАДИЦИОННОЙ СЕМЕЙНОЙ

ПЕСНИ.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Традиционная русская народная семейная песня Белгородского края в современном бытовании"

Белгородская область расположена на южных и юго-западных склонах Среднерусской возвышенности в центре европейской части России. Крайние точки области находятся: северная — в Старооскольском районе, южная и восточная — в Ровеньском, западная — в Борисовском районе.

Область граничит на севере с Курской, на востоке с Воронежской областями, на юге — с Луганской, Харьковской, на западе — с Сумской.

Область образована 6 января 1954 года. Ее площадь составляет 27,1 тыс. кв. км. Она делится на 18 районов, на территории которых находятся шесть городов областного и города районного подчинения (Грайворон, Короча, Новый Оскол), 18 поселков городского типа. Административным центром области является город Белгород.

Согласно древним летописям в IX—X веках по реке Сейму и левым притокам Среднего Днепра жили северяне. Нашествие монголо-татарских орд в XII веке оттеснило эти народы в более северные районы.

Возрождение края началось после свержения монголо-татарского ига. С созданием Русского централизованного государства его земли объединились вокруг Москвы.

Однако южные границы Русского государства часто подвергались опустошительным набегам крымских, азовских и ногайских татар. Для защиты этих границ в середине XVII века была построена мощная засечная черта из земли и дерева длиной в сотни километров. Главным опорным пунктом на ней стал город Белгород.

Создание Белгородской черты способствовало заселению края, которое осуществлялось не только с севера, но и с юго-запада, со стороны Украины.

Рост населения, достигший в 1727 году 171 625 жителей, способствовал образованию Белгородской губернии, которая просуществовала до 1779 года, в 1780 году она была упразднена, и ее территория вошла в Курскую и Воронежскую губернии. Часть Белгородской территории была включена в состав Украины.

В современных границах Белгородская область образована из части территорий двух соседних областей — Курской и Воронежской.

Область относится к плотно заселенным районам нашей страны. Средняя плотность населения — 48,7 человека на 1 кв. км.

Наиболее заселенными районами являются западные, юго-западные и северо-восточные (Белгородский, Борисовский, Губкинский, Ракитянский, Старооскольский, Шебекинский). Высокая плотность населения в них объясняется благоприятными климатическими условиями, густой сетью дорог и наиболее развитой промышленностью. Центральные и восточные районы имеют среднюю плотность населения около 30 человек на 1 кв. км, к менее заселенным районам относится юго-восток области (Вейделевский и Ро-веньской районы).

В послевоенный период в области наблюдался значительный рост городского населения, что обусловлено развитием промышленности. Наиболее высокий процент городского населения приходится на Белгородский, Губкинский, Старооскольский, Шебекинский районы. Быстро росло городское население в городах Белгороде, Старом Осколе, Губкине. Увеличение городского населения происходило как за счет естественного прироста, так и за счет перемещения жителей села в город.

Основными развлечениями жителей Белгородского края были песни и игры. Любопытно, что в 1648 году выбранный от Белгорода на земский собор боярский сын Г. Малышев подал челобитную о запрещении Соборным уложением песен и игр. Узнав о безрезультатности своего челобитья, подал вторую челобитную, прося царя указом запретить «праздничные игрища». В ноябре - декабре 1648 года в «украинные города» была послана царская грамота, запрещающая скоморошество, народные игрища и обряды [13, С.71].

XVII век отмечен большим подъемом устного народного творчества.

Первые записи песен края были сделаны в середине прошлого века

М. Стаховичем в районах, относящимся к Воронежской губернии, по руслу реки Дон и его притоку Тихая Сосна. В 1854 году вышло в свет его «Собрание русских народных песен»[157].

Многолетнюю собирательную работу на территории Курской губернии вёл диалектолог М. Халанский. В 1904 году он опубликовал сборник «Народные говоры Курской губернии», в который вошли и песни, бытовавшие на территории Белгородского края. Эти записи ценны тем, что в них отражены особенности говора местного населения[138].

Широкая музыкальная общественность и видные деятели культуры и искусства познакомились с народной песней Белгородчины в 1958 году на открытии Выставки достижений народного хозяйства СССР в Москве. Представлял Белгородскую песенную традицию фольклорный ансамбль села Афанасьевка, Алексеевского района, организатором и руководителем которого был Е. Сапелкин.

Искусство певцов из Белгородской области привлекло пристальное внимание сотрудников Кабинета народной музыки при Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского. Уже в июне 1958 года в село Афанасьевка была направлена специальная студенческая экспедиция для записи народных песен. Её возглавляла профессор, доктор искусствоведения А.Руднева. Участники экспедиции обратили внимание на то, что жители села почти все пели и плясали. Они были не только зрителями в праздниках, но и активными участниками. Песни, пляски, хороводы, обряды являлись неотъемлемой и органичной частью повседневной жизни. Эта традиция продолжалась, примерно, до середины 60-х годов. С ростом числа концертных организаций, появлением в каждом доме телевидения начала меняться психология народа, который стал больше приучаться к потреблению, а не к созиданию музыки. Этому в большой мере способствовало то, что в школьных программах не было предусмотрено изучение традиционных песен, танцев, обычаев, обрядов. Отсутствовали они и в концертных программах артистов, в передачах телевидения и радио.

Лишь благодаря усилиям белгородских учёных Н. Мелехина, Н. Ряпо-лова, М. Маматова, Г. Улановской, Н. Элиаш в 60-е годы в области стали проводиться научно-практические конференции по фольклору, лекции-концерты, вечера-встречи с народными исполнителями, районные и областные фольклорные фестивали, экспедиции.

Традиционная музыка края стала привлекать всё большее внимание композиторов, фольклористов и хоровых деятелей нашей страны. С Белго-родчиной с 1958 года крепко связал свою научную деятельность доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории В. Щуров. Его статьи и многоканальные записи белгородских песен вызвали большой научный интерес. Первые публикации о традиционной народной музыке Белгородского края появились в журналах «Музыкальная жизнь», «Советская музыка», «Советский театр» в начале 60-х годов. В 1969 году вышла в свет монография В.Щурова «Ефим Сапелкин и его ансамбль» [147]. Вскоре появляются и другие его работы, в которых он делает анализ музыкального языка белгородских песен, вокальной и танцевальной манеры, стилистики, инструментальных наигрышей, описывает устройство инструментов и способ игры на них. В 1987 году вышла в свет его книга «Южнорусская песенная традиция»[146]. Книга стала учебным пособием для фольклористов, композиторов, музыковедов и хоровых дирижёров.

В 1996 году была издана ещё одна книга В. Щурова «Песни Усердской стороны»[145]. В ней автор публикует 130 песен восточных районов области, делает их подробный музыкально - поэтический анализ. Для участия во Всемирном Музыкальном Совете, который проводился под эгидой ООН в 1969 году, был приглашён фольклорный коллектив села Афанасьевка, Алек-сеевского района.

Благодаря записям и расшифровкам В. Щурова белгородские песни стали вводиться в репертуар многих певческих коллективов страны в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Саратове, Свердловске, Орле и других городах.

Фольклорные коллективы края принимают участие и в Международных фестивалях фольклора. В разное время в Югославии побывали коллективы села Горки, Красненского района, села Больше-Быково, Красногвардейского района, села Вышние Пены, Ракитянского района. Коллектив села Подсе-реднее, Алексеевского района дважды гастролировал в США и Германии.

Всесоюзная студия грамзаписи, в разное время, выпустила пластинки с записями песен сёл: Больше-Быково, Репинка, Верхняя Покровка, Красногвардейского района; сёл Афанасьевка, Подсереднее, Алексеевского района; села Шелаево, Валуйского района; села Купино, Шебекинского района, села Кустовое, Яковлевского района, села Фощеватово, Волоконовского района.

В 1985 году выходит из печати первый нотный сборник песен Белго-родчины для детей «Музыкальные родники»[26], в 1993году - «Белгородские карагоды»[27], в 1994году- «Вспомним братцы грайворонцы»[29], «Народная песня в школе»[30]. Их составитель И. Веретенников.

В 1996 году И. Карачаровым опубликован сборник песен Шебекинского района. Под его редакцией вышел в свет в 1998 году сборник песен для детей «Песни Белгородского края»[162]. Он составлен из записей Белгородских фольклористов И. Веретенникова, А. Гращенко, Е. Кротовой, Е. Алихановой, И. Карачарова.

Большой вклад в дело пропаганды народно-песенных традиций Белго-родчины внесли Московские фольклористы: А. Иванов, А. Кабанов, Д. Покровский, В. Медведева, Е. Засимова и другие.

Изданий же, охватывающих различные аспекты изучения региональной фольклорной культуры Белгородского края, нет. Можно лишь отметить работы, посвященные различным разделам культуры, включая фольклор и условно разделить их на несколько групп.

К первой группе относятся историко-краеведческие работы. В них, как правило, содержится ряд сведений об истории региональной культуры Белго-родчины и некоторые сведения о фольклоре.

Ко второй группе, содержащей исторические сведения, относятся мемуарные источники.

Третья группа - издания и работы информационно - статистического характера, различные описания, справочники и путеводители по Белгородскому краю.

К четвертой группе относятся работы, рассматривающие аспекты культуры Белгородского региона, как краеведческой, так и искусствоведческой направленности. Спектр их весьма широк - от научно-популярной литературы до подробных исследований. Что же касается фольклора, то в них содержится лишь информационный материал.

Актуальность исследования. Изучение основ народной культуры, ее человеческого содержания оказывается актуальным для нашего времени. Предки оставили нам огромное культурное наследие. В нем отражены их идеалы, мироощущение, осознание своего места в мире.

Сохранение преемственности поколений невозмоясно без воспитания молодежи на лучших традициях русского народа, изучения исторического и культурного прошлого России, возвращения к нашим духовным ценностям.

Исследователями фольклора общепризнана необходимость изучения устного народного творчества в региональном аспекте. Только систематическое освоение регионального материала позволяет не просто с максимальной полнотой узнать и записать фольклор, получить целостное представление о его жизни в том или ином регионе, но и указать важнейшие источники для решения научных проблем принципиального значения - о судьбах фольклора в целом и отдельных жанров, миграции сюжетов, своеобразия и многообразия художественной культуры районов и ее исторического развития.

Что касается традиционных песен, то, живя в веках, многие из них представляют интерес и в наши дни, устанавливают связи с современной действительностью, поскольку разрабатывают вечные т емы. Рассказывая о далеком прошлом, они являются такой же первоочередной задачей, как изучение новых устно-поэтических произведений.

Много ценных мыслей о бытовых лирических песнях, их композиции, поэтике и стиле мы находим в трудах таких исследователей, как А. Новикова, В. Сидельников, Н. Колпакова, С. Лазутин. Исследованию проблем содержания песенного фольклора Белгородчины, различных подходов к изучению истории его возникновения и развития посвящены труды таких педагогов и ученых Белгородского края, как Н. Богданович, И. Веретенников, А.Хижняк, В. Загоровский, С. Ярмолович и др. Вопросы дидактической роли фольклора раскрыты в контексте многочисленных публикаций педагогов-белгородцев: К.Долгополов, Е.Федорова, Е.Горбатовская, В. Кичигин и др.

В целом источники информации по фольклору Белгородчины отличаются многочисленностью и распыленностью. Это свидетельствует о том, что народные семейные песни не подвергались специальному исследованию. Это и стало причиной выбора темы диссертации.

Цель работы сводится к рассмотрению функций песенной семейной лирики, внутренних и внешних (для фольклора) условий, создающих необходимость и возможность усвоения фольклорного материала и делающих его усвоение закономерным актом народного поэтического творчества.

Задачи исследования - выявить процессы, происходящие в традиционных песенных текстах, факторы, влияющие на складывание местных фольклорных традиций.

Предмет исследования - традиционная русская народная семейная песня Белгородского края. В работе исследуются как архивные, так и современные записи.

В конце сороковых годов XIX века Русское Географическое общество начинает собирать этнографические отчеты из разных мест России. Наряду с другими сведениями оно, как известно, интересовалось и устным народным творчеством. Этнографические отчеты поступали и из Белгородской губернии.

Многие из песенных записей, хранящиеся в архивах Географического общества России, представляют лишь две-три строки из песен, в некоторых явно заметна их фальсификация (записи Ф. Фингребнера, С. Клюкина).

Наибольший интерес представляет фольклорное собрание П. Киреевского, в которое вошли и белгородские записи. С его именем связан целый период в истории фольклористики.

Проблемы состояния традиционного песенного фольклора необходимо решать исторически на всем доступном материале, однако, исходя из того, что материал для суждений доступен благодаря современным записям, работа строится преимущественно на устно-поэтических произведениях, собранных в последнее десятилетие (1991-2001 г) в селах Белгородской и близлежащих областей.

Объект исследования - эволюция традиционной русской народной семейной песни Белгородчины в наши дни.

Автор руководствовался новейшими методологическими принципами изучения фольклорных связей. Основополагающим является принцип изучения фольклорных связей как органического единства, отражающего глубокую внутреннюю взаимосвязь и взаимозависимость.

Устно-поэтическое творчество каждого народа никогда не развивалось изолированно, хотя контакты и влияния не определяли и не определяют в целом развития национальной фольклорной культуры. Развитие фольклорных связей обуславливается факторами национальной истории народов, особенностями их культурных традиций.

Задачи, поставленные в работе, решаются сравнительно - историческим методом.

К семейным песням исследователи прошлого подходили главным образом с точки зрения характеристики положения русской женщины в обществе. Этому вопросу, по сути, и посвящено большинство их работ в данной области.

Н. Костомаров, в диссертации «Великорусская народная песенная поэзия», попутно отмечая древность русских семейных песен, пишет о печальном состоянии женщины в замужестве. Во многих семейных песнях он услышал ноты протеста против семейного гнета. Н. Костомаров подчеркивает также, что в не меньшей мере тягость брака испытал на себе и муж. Ненавидя постылую жену, он обращает внимание на чужую жену, но вся женина родня сторожит его. Он желает своей жене смерти, прибегая к «синему кувшину»[67,С.5-9]. Несмотря на нарисованную мрачную картину, Н.Костомаров увидел в русской семейной песне не мало светлых черт, крепости духа, «отваги живой деятельной натуры великорусского народа». Здесь важно отметить, что песни интересуют его только как историка: он исследует не сами песни, а положение членов крестьянской семьи, только иллюстрируя песнями исторические факты.

Е. Будде превозносит стойкий, выносливый характер русской женщины-страдалицы. Каждый стих семейной песни, по мнению автора, был создан как поэтический отклик пережитого женщиной горя, которая является здесь «во всей силе своего творческого гения»[22,С.7]. Е. Будде называет женщину «собирательницей русской семьи»[21,С.2].

На трудное положении женщины-крестьянки в прошлом указывает Д.Фомин. Самым счастливым периодом в жизни крестьянки, отмечает он, было детство, отравленное, однако, горькими предчувствиями будущего несчастного замужества[137,С.240]. Многие ученые считали лирическим героем большинства семейных песен женщину крепостного времени. Так, Д.Фомин писал об этом: «Мало у нас песен, выражающих радость любви. Замужняя женщина лишь мечтает о свидании с родными, превращается в птичку. Но и матерью быть - великое горе: сына она теряет на войне, а дочь отдает в чужую семью»[137,С.215].

Автор приходит к выводу, что в народе не много семейных песен, которые выражают радость, счастье семейной жизни и любовь между супругами. Ценно то, что Д. Фомин останавливается также на символике русской народной песни. Однако и эта работа не выходит за пределы исторического анализа положения членов крестьянской семьи. Сами песни с их художественной спецификой не стоят в центре внимания автора.

А. Лучинин в статье «Женщина древней Руси.» рисует образ женщины по разным источникам. Автор замечает, что в былинной поэзии жена, в противоположность семейным песням, любима и делает вывод, что подневольный труд в эпоху крепостничества мешал всем проявлениям личной жизни крестьянки[86,С. 15-30].

Глубоко и психологически верно обрисовала состояние души замужней женщины-крестьянки Е. Линева, которая касается семейной песни главным образом с музыкальной стороны. Она показала огромную силу воздействия народного пения на слушателя[81].

Отмеченные работы проливают свет на характер самих народных песен и на жизнь их создателей и исполнителей.

Научная новизна работы заключается в том, что песенная лирика Белгородского края - самая богатая часть фольклора - впервые стала предметом исследования, основанного преимущественно на материале, собранном диссертантом и введенном в научный оборот.

Практическая значимость состоит в том, что некоторые разделы работы вошли в создаваемую монографию по истории культуры Белгородчины.

Диссертационные исследования послужили основой при составлении методических рекомендаций, при организации учебного курса «Народное поэтическое творчество в школе и ВУЗе».

Этапы исследования:

I этап: 1998-2000 г.г. посвящен изучению историко - краеведческой, информационно-статистической и научно-популярной литературы по изучаемой теме. Определен круг прототипных источников исследования. В ходе исследования на данном этапе проведена постановка цели, определена последовательность ее реализации в задачах изучаемой проблемы. Результатом данного этапа исследования стали материалы анализа исторической эволюции традиционной семейной песни, начиная с XVIII века и до современности.

II этап: 2000-2002 г.г. позволил сформулировать основные теоретические положения исследования, проанализировать и определить основную структуру композиции традиционной семейной песни. На этом этапе была осуществлена частичная апробация результатов теоретического исследования, как научной базы для разработки методических пособий и программ по истории фольклористики Белгородского края.

На защиту выносятся следующие положения:

1) Сравнительное изучение местных и общерусских песенных вариантов.

2) Общее и специфическое в семейной песенной лирике Белгородского края.

Апробация и внедрение результатов исследования. Отдельные главы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры русского языка и методики его преподавания Орловского государственного университета, кафедре литературы Смоленского государственного педагогического университета. Материалы исследования рассматривались на Международной практической конференции «Качество жизни: проблемы системного обоснования» (г. Липецк -2000), научно-практической конференции, посвященной 275-летию образования Белгородской губернии (г. Белгород - 2002), научно - методической конференции «Непрерывное образование школа - колледж - ВУЗ» (г. Старый Оскол - 2002). Основные положения диссертации нашли отражение в шести публикациях.

Результаты исследования внедрены в практику работы Староосколь-ского технологического института по курсу «Культурология»; детской школы искусств №1, г. Старый Оскол; музыкальной школы с. Монаково, Староос-кольского района.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Заключение диссертации по теме "Фольклористика", Драчук, Елена Владимировна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Всё многообразие музыкальных форм, пластики движений и других явлений традиционной народной культуры Белгородского края можно условно разделить на четыре стиля, которые имеют общие для них черты и характерные признаки.

К каждому из стилей относятся определённые районы области. Формирование этих стилей уходит корнями далеко вглубь истории, во времена, когда Русь делилась на множество княжеств и славянских племён. Большое значение в этом процессе имело влияние культур соседних народов и многовековые межнациональные отношения.

Ещё до монгольского нашествия северо-восточные районы края входили в состав Рязанского княжества. Остальная часть - входила в Новгород-Северское княжество. В XVII веке для охраны рубежей Московского государства и для несения службы на Белгородскую засечную черту переселялись служилые люди и казаки вместе с семьями. Восточные районы заселялись выходцами из Рязанского края. Центр области и русло реки Оскол заселялись выходцами из Тульской и Орловской областей. Об этом свидетельствуют общие черты говора, обычаев, костюма и даже одинаковые названия населённых пунктов.

Формирование ещё одного художественного стиля связано с украинской традицией. В XVII веке украинцы поселялись на территории Московского государства, уходя из Польско-Литовской Унии. Они образовали множество поселений по всей территории юга Московского государства, сохраняя свои культурные традиции.

Внутри каждого регионального стиля не всё однолико. Здесь творческая фантазия людей в каждом селе вносила локальные черты в общий стиль. Это видно в деталях музыкального языка, обычаях, обрядах.

В музыкальном языке заметны общие для районов приёмы расцвечивания и развития интонаций, гармонии, полифонии и взаимодействия голосов исполнителей.

Продвигаясь на запад к реке Оскол нельзя не заметить, что здесь уже иная стилистическая традиция, условно называемая «оскольской». Она охватывает часть Новооскольского района, Губкинский, Прохоровский, Чернянский, Валуйский, Волоконовский, Корочанский, частично Шебекинский, Яковлевский и Белгородский районы.

В музыкальном языке заметны присущие «оскольскому» региону черты. В отличие от восточного региона, где распространён стиль песен с трёхголосной основой, в этом регионе песенный распев протяжной песни осуществляется в основном на двухголосной основе, с ведущими нижними голосами. Данный стиль имеет место во всех регионах области, в том числе и городах. Двухголосный напев протяжной песни обрастает дополнительными подголосками за счёт варьирования основных голосов. Нельзя не сказать об уникальном явлении, которым является традиция двухорного пения в селе Фощеватово, Волоконовского района. До открытия в 1970 году белгородским фольклористом М. Маматовым этого явления большинство музыковедов, фольклористов считали, что русской народной песне не характерен канон. Здесь же участники одного хора или ансамбля делятся на две части и распевают песни в форме канона. Одна половина хора начинает, «приказывает» текстовые слова, а вторая вступает через один такт и, как говорят сами исполнители «лелёкает». Происходит наложение одного напева на другой.

Следующий регион охватывает западные районы области. Это Ивнянский, Ракитянский, Краснояружский, Борисовский, Грайворонский и частично Яковлевский районы. Здесь в разных вариантах прослеживаются традиции, которые имеют место и в Курской области. Эти районы до 1954 года были в составе Курской области. Традиции данного региона имеют место и в русских сёлах на территории Сумской области Украины.

Основой музыкального стиля песен этого региона является гетерофония. Протяжные песни здесь распеваются на двухголосной основе, когда большая часть певцов исполняет нижний голос. Этот голос заключает в себя основное мелодическое зерно напева и варьируется певцами в зависимости от степени одарённости. Верхний голос чаще поют один или два исполнителя, надстраивая его над основным напевом. Народные певцы называют это «подголашивать песню», «тянуть на голос» или просто «тянуть». Если тянут два человека, то возникают варианты мелодии, образуя вместе с нижними голосами многоголосные эпизоды в песне.

Украинская традиция на Белгородчине представлена практически во всех районах. Украинские песни поются повсеместно и в русских сёлах. Всё многообразие стилей традиционного художественного творчества, а также вариантов внутри каждого из стилей говорит о творческой фантазии и таланте простого народа.

В формообразовании народной семейной песни принимают участие различные музыкальные средства, находящиеся в гармоничном взаимодействии. Это и изгибы мелодической линии, и соотношение элементов музыкального ритмического рисунка, определенное последование ритмических мотивов, метрических отрывков. Это ладовые окраски, логика движения напева от функционально неустойчивых тонов к более устойчивым. И, наконец, это свойства фактуры, взаимодействие полифонических и гармонических факторов, сгущение и разрежение вертикали, местоположение унисонных узлов. Существенное значение имеют здесь количественные показатели, размеры музыкальных фраз, предложений, периодов, общая протяженность как отдельных музыкально-стиховых строф, так и всей песни.

Народные певцы при каждом исполнении несколько видоизменяют напев. Особенно полно это проявляется в характере варьирования напева от строфы к строфе. Можно с уверенностью сказать, что нельзя дважды записать одну и ту же песню, без незначительных строфических изменений.

Партитура народной семейной песни Белгородского края -подголосочного склада.

Как правило, песню начинает запевала, реже песня начинается одновременно группой певцов.

Основная строфа песни - её напев - может быть изложен одноголосно или после запева ( или части его ), сопровождается второй. Нередко вслед за запевалой вступает лишь один вторящий ему певец, затем происходит постепенное наслоение голосов.

После изложения первой строфы песни могут появиться варианты напева. Они обогащаются мелодическими и ритмическими изменениями: развиваются вторящие голоса и подголоски. Таким образом, и запев, и весь основной напев песни обычно не остаются абсолютно неизменными. Они могут расширяться или сужаться, то есть мелодия развивается в соответствии с музыкально-смысловым содержанием песни. Поэтому при варьировании напева, с одной стороны, происходит постепенное насыщение, обрастание его подголосками, а с другой - обязательно сохраняется, стабилизируется основной напев как ведущий стержень песни. Это происходит несмотря на мелодическое расширение и ритмическое варьирование запева и строфы песни в целом.

Стремление народных певцов сохранить напев и объясняет то, что иногда основной напев песни исполняется большинством голосов, тогда как вновь возникающие в партитуре его варианты - меньшим количеством голосов, а отдельные подголоски - двумя, а чаще всего - даже одним голосом.

Напев и слово в семейной песне слиты в художественном, органическом единстве. Именно слово, содержание вызывает в народном пении стремление к развитию музыкального образа, музыкальной формы, фактуры песни.

Характерной чертой музыкальной формы семейной песни является многократное повторение одного и того же напева с различными словами. Причем повторение не механическое, а изменяющее, варьирующее как основной напев, так и отдельные его попевки, интонации. Такое повторение приводит к обновлению, к наиболее полному раскрытию музыкального образа песни.

Партитура народной семейной песни Белгородского края (её фактура, голосоведение, ладофункциональные связи, степень многоголосия) зависит от ряда причин: от жанра и характера песни; от местных, областных особенностей; от певческих возможностей голосов исполнителей.

Наиболее многоголосны и полифоничны песни широкого мелодического дыхания, с развитым внутрислоговым распевом. Обычно двух-трёхголосны женские семейные песни, в них лишь моментами наступает более развитое многоголосное звучание.

Диатоническое представление народных певцов обусловило как мелодико-интонационные, так и ладогармонические закономерности.

Сфера диатоники охватывает большое разнообразие ладовых структур семейных песен Белгородского региона - от простейших двух- и трихордных ладовых попевок до сложнейших и многообразных. Своеобразие ладовой структуры всегда вытекает из самого содержания песни, а также из художественно-исторического процесса её бытования.

Среди наиболее употребительных диатонических ладов в традиционной русской народной семейной песне - натуральный минор и мажор, параллельно-переменный лад, развитая система мажоро-минора, то есть сочетание одноименных мажора и минора, а также разновидности диатонических ладов: минор фригийский с пониженной второй ступенью, минор дорийский с большой секстой, мажор миксолидийский с малой септимой и реже - мажор с повышенной IV ступенью - лидийский. А в сёлах

Старооскольского и Губкинского районов сохраняется бесполутоновый звукоряд - пентатоника.

В основе партитуры народных семейных песен лежит подголосочный полифонический склад музыкального изложения. Гармония представляет собой сочетание движения свободно льющихся голосов. Эти сочетания не дают обычных, классических четырёхзвучных аккордов как фундамента для мелодии. Они образуют своеобразную народную гармонию. Одновременно звучащие голоса соединяются на опорных звуках в унисоны или октаву. Унисоны, образующиеся от сочетания мелодического движения голосов, обладают большой выразительностью и тембровой красочностью.

Для всех форм Южнорусского многоголосия характерна большая свобода, самостоятельность каждого голоса в развитии напева. Помимо контрастного двухголосия, довольно часто употребляется гетерофония -характерный тип многоголосия для семейных песен Юга России.

Ладовые формы в музыкальном фольклоре Белгородского края чрезвычайно разнообразны. Важное значение в тональном развитии местных песен имеет принцип ладовой переменности, т.е. мажоро-минор. Это зависит от качественной величины терции, если она большая - наклонение будет мажорным, если малая - минорным. Такая ладовая переменность типична, в большей степени, для песенной традиции сёл Ракитянского, Яковлевского и Алексеевского районов.

Одновременное совмещение двух ладов, которое встречается в некоторых семейных песнях, создает своеобразные политональные структуры.

Главные особенности метроритмики Белгородских семейных песен коротко сводятся к следующему.

В основе метроритмического строения обрядовых песен лежит музыкально - ритмическое разделение на песенные синтагмы - музыкальнотекстовые структурные единицы, логически относительно завершенные.

Одним из наиболее характерных ритмических приемов является дробление или, наоборот, усечение силлабической основы стиха, что ведет к разнообразному ритмическому варьированию. Эта закономерность преобладает во всех проанализированных песнях.

Активность песенной ритмики в современном Белгородском фольклоре проявляется в широком использовании синкоп, применении разнообразных приемов дробления (огласовка согласных, введение дополнительных внутрислоговых гласных и т.д.)

В данной работе автором была определена поэтическая сущность и содержание традиционной семейной песни, как отдельной песенной группы, с указанием тех тематических и стилевых признаков, по которым можно отличить патриархальную протяжную семейную песню от песен любовных, хороводных, свадебных, шуточных и других. Эти признаки заключаются: в наличии в семейной песне своеобразных персонажей, в серьезности и напряженности ее тона, в глубоком реализме ее внутреннего содержания, в особенности композиционной структуры.

Проанализировав специфические особенности сюжетов семейных песен, автор показал их отличие от других групп песен, имеющих семейную тематику, в контексте их содержания и композиции.

Системный анализ шести сюжетных песенных групп, позволил выявить следующие особенности их изменения, произошедшие в современном бытовании:

1) сохранение основы песни, связанной с ее сюжетом;

2) варьирование песни исполнителем в пределах данного сюжета, зависящее от творческой индивидуальности певцов;

3) частичные замены в тексте, которые объясняются влиянием времени.

Исследованы композиционные схемы семейных песен. Этот анализ показал, насколько сложна их композиция, слагающаяся в основном из таких элементов, как монолог, диалог, обращение и повествование. Сочетание этих элементов представляет собой многообразие форм - от самых простых до сложнейших.

Семейные песни, чаще всего, имеют форму монолога и сочетания его с обращением, а также, повествования с монологом или диалогом. В различных сочетаниях элементов композиционная форма помогает раскрыть основной смысл песни. При относительном постоянстве сюжетной основы, композиционная структура песни изменяется.

Детальное исследование семейных песен дает возможность определить в каждой из них элементы старого и нового, печать предыдущих столетий и следы творческой работы певцов, черты традиционности или новаторства.

При всей разнице в силе и сохранности песенных традиций мы имеем все основания говорить об общих тенденциях, характеризующих современный фольклорный процесс и состояние традиционного народного поэтического творчества, являющегося органической частью нашей культуры. Широкое бытование традиционных произведений песенной лирики объясняется главным образом тем, что многие из них характеризуются художественным совершенством. Этим самым они отвечают духовным запросам современного человека. Вместе с тем в процессе трансформации многочисленные традиционные песни переосмысливаются и воспринимаются по-новому: они отвечают высокому культурному уровню народа.

Традиционный фольклор обогащает современное народное творчество и обогащается сам в процессе развития культуры человека, возрастания его духовных потребностей. Он является важным источником профессионального искусства и в то же время сам испытывает его влияние.

Различные по своему назначению, идейному содержанию и художественным средствам народные произведения складывались и жили веками, подвергались на своем пути тем изменениям, которые были

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Драчук, Елена Владимировна, 2002 год

1. Великорусе в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах и т.д./Сост. П. Шейн. - СПб., 1896. - Т. 1. - Вып. 1. - 373 с.

2. Великорусские народные песни, изд. А. Соболевским. СПб., 1895 -1902. -Т.З. - 523с.

3. Воронежские песни./Сост. К. Массалитинов. Воронеж: Воронежский гос.университет, 1954. -341с.

4. Народные песни Кировской области. /Сост. И. Мохирев, В. Харьков, С.Браз. -М.: Музыка, 1966. 314с.

5. Акимова Т. Поэтическая природа народной лирической песни. -Саратов: Саратовский гос. университет, 1959. 172с.

6. Русские народные песни. / Сост. Ю.Зацарный. М.: Сов.композитор, 1990. - Вып. 9. -332с.

7. Русские народные песни. /Сост. П.Ярков. М.-Л.: Музыка, 1951. - 254с.

8. Русские народные песни. / Сост. С. Кондратьева. М.: Музыка, 1966. -280с.

9. Собрание русских народных песен. / Сост. М.Стахович. М., 1854. -437с.

10. Собрание разных песен. /Сост. М.Чулков. СПб.,1913. - 4.1. - 553с.

11. Собрание русских народных песен с их голосами. / Сост. Н. Львов, И. Прач. -М.: Муз.гос.изд., 1955. 437с.

12. Собрание русских простых песен с нотами. /Сост. В. Трутовский. М.: Муз.гос.изд., 1953. - 401с.

13. Песни русского народа. / Сост. И.Сахаров. СПб., 1838. - Т.З. - 342с.

14. Песни Белгородского края. / Сост. И.Карачаров. -Белгорд: Везелица, 1998. -290с.

15. Народные лирические песни. /Сост. В.Пропп. Л.: Муз.гос.изд., 1961. -404с.

16. Русские народные песни. /Сост. Д.Кашин. М.: Муз.гос.изд., 1959. -390 с.

17. Собрание народных песен. /Сост. Н.Иваницкий. Вологда, 1960. - 371с.

18. Песни собранные П. Киреевским. М., изд. Общества любителей Российской словесности при Московском ун-те. Песни необрядовые, 1929.- Нов.сер. : Вып.2. 4.2. - 576с.

19. Песни собранные П. Киреевским. М., изд. Общества любителей Российской словесности при Московском ун-те. Песни необрядовые, 1917.- Нов.сер.: Вып.2 4.1. - 672с.

20. Собрание русских народных песен Смоленской области в записях 1930 -1940 г.г. /Сост. Ф.Рубцова. Л.: Сов.композитор, 1989. - 278с. РУКОПИСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

21. Записано от Бабкиной Натальи Ивановны, 1920 г.р. в с. Боровое, Новооскольского р-на 16 сентября 1994г. Е.Драчук.

22. Записано от Беляевой Натальи Тимофеевны, 1929 г.р. в с. Средняя Ольшанка, Прохоровского р-на 16 августа 1996г. Е.Драчук.

23. Записано от Боковой Анны Захаровны, 1928 г.р. в с. Боровое, Новооскольского р-на 16 сентября 1994г. Е.Драчук.

24. Записано от Вениковой Анны Федотовны, 1927 г. р. в с. Афанасьевка, Алексеевского р-на 14 января 1999г. Е.Драчук.

25. Записано от Горбатовской Татьяны Ивановны, 1918 г.р. в с. Боровое, Новооскольского р-на 16 сентября 2000г. Е.Драчук.

26. Записано от Даниловой Анны Ивановны, 1933 г.р. в с. Меловое, Ракитинского р-на 17 декабря 1998г. Е.Драчук

27. Записано от Друговой Анны Михайловны, 1922 г.р. в с. Боровое, Новооскольского р-на 17 сентября 2000г. Е.Драчук Е.

28. Записано от Криволаповой Анны Григорьевны, 1931 г.р. в с.Средняя Ольшанка, Прохоровского р-на 16 августа 1996г. Е.Драчук.

29. Записано от Кудрявцевой Валентины Ивановны, 1938 г.р. в с.Меловое, Ракитинского р-на 17 декабря 1998г. Е.Драчук.

30. Записано от Кудрявцевой Марии Митрофановны, 1936 г.р. в с.Меловое, Ракитинского р-на 17 декабря 1998г. Е.Драчук.

31. Записано от Масаловой Александры Егоровны, 1926 г.р. в с.Средняя Ольшанка, Прохоровского р-на 16 августа 1996г. Е.Драчук.

32. Записано от Пирогова Александра Кузьмича, 1930 г.р. в с.Средняя Ольшанка, Прохоровского р-на 16 августа 1996г. Е.Драчук.

33. Записано от Рощупкиной Лукерьи Мироновны, 1932 г.р. в с. Афанасьевка, Алексеевскою р-на 14 января 1999г. Е.Драчук.

34. Записано от Свищевой Харитины Павловны, 1916 г.р. в с.Кустовое, Яковлевского р-на 5 ноября 1995г. Е.Драчук.

35. Записано от Струковой Ефросиньи Игнатьевны, 1920 г.р. в с.Кустовое, Яковлевского р-на 5 ноября 1995г. Е.Драчук.

36. Записано от Фоминой Надежды Степановны, 1920 г.р. в с. Роговатое, Старооскольского р-на 8 января 1997г. Е.Драчук.

37. Записано от Халеевой Лидии Ивановны, 1921 г.р. в с. Роговатое, Старооскольского р-на 8 января 1997г. Е.Драчук.

38. Записано от Чертовой Натальи Давыдовны, 1927 г.р. в с. Афанасьевка, Алексеевского р-на 14 января 1999г. Е.Драчук.

39. Записано от Чуевой Анастасии Тимофеевны, 1928 г.р. в с.Чуево, Губкинского р-на 15 февраля 2000г. Е.Драчук.

40. Записано от Чуевой Веры Прокофьевны, 1923 г.р. в с.Чуево, Губкинского р-на 15 февраля 2000г. Е.Драчук.

41. Записано от Чуевой Ефросиньи Дмитриевны, 1920 г.р. в с. Чуево, Губкинского р-на 15 февраля 2000г. Е.Драчук.

42. Записано от Чуевой Нины Алексеевны, 1939 г.р. в с. Чуево, Губкинского р-на 15 февраля 2000г. Е.Драчук.

43. Записано от Шестаковой Анастасии Фёдоровны, 1928 г.р. в с.Роговатое, Старооскольского р-на 8 января 1997г. Е.Драчук.

44. Записано от Шенцевой Анны Артемовны, 1923 г.р. в с. Кустовое, Яковлевского р-на 5 ноября 1995г. Е.Драчук.

45. Записано от Юрковой Прасковьи Михайловны, 1927 г.р. в с. Кустовое, Яковлевского р-на 5 ноября 1995г. Е.Драчук.

46. Записано от Ячневой Евгении Павловны, 1925 г.р. в с. Афанасьевка, Алексеевского р-на 14 января 1999г. Е.Драчук.

47. Записано от Барышкиной Натальи Ивановны, 1920 г.р. в с. Боровое, Новооскольского р-на 16 сентября 1994г. Е.Драчук.

48. Записано от Белявской Натальи Тимофеевны, 1929 г.р. в с. Средняя Ольшанка, Прохоровского р-на 16 августа 1996г. Е.Драчук.

49. Записано от Бекетовой Анны Захаровны, 1928 г.р. в с. Боровое, Новооскольского р-на 16 сентября 1994г. Е.Драчук.

50. Записано от Вешниковой Анны Федотовны, 1927 г. р. в с. Афанасьевка, Алексеевского р-на 14 января 1999г. Е.Драчук.

51. Записано от Горбуновой Татьяны Ивановны, 1918 г.р. в с. Боровое, Новооскольского р-на 16 сентября 2000г. Е.Драчук.

52. Записано от Данилиной Анны Ивановны, 1933 г.р. в с. Меловое, Ракитинского р-на 17 декабря 1998г. Е.Драчук

53. Записано от Дарьиной Анны Михайловны, 1922 г.р. в с. Боровое, Новооскольского р-на 17 сентября 2000г. Е.Драчук Е.

54. Записано от Красевой Анны Григорьевны, 1931 г.р. в с.Средняя Ольшанка, Прохоровского р-на 16 августа 1996г. Е.Драчук.

55. Записано от Кудриной Валентины Ивановны, 1938 г.р. в с.Меловое, Ракитинского р-на 17 декабря 1998г. Е.Драчук.

56. Записано от Купалиной Марии Митрофановны, 1936 г.р. в с.Меловое, Ракитинского р-на 17 декабря 1998г. Е.Драчук.

57. Записано от Масловой Александры Егоровны, 1926 г.р. в с.Средняя Ольшанка, Прохоровского р-на 16 августа 1996г. Е.Драчук.

58. Записано от Прохорова Степана Ивановича, 1930 г.р. в с.Средняя Ольшанка, Прохоровского р-на 16 августа 1996г. Е.Драчук.

59. Записано от Рогозиной Лукерьи Мироновны, 1932 г.р. в с. Афанасьевка, Алексеевского р-на 14 января 1999г. Е.Драчук.

60. Записано от Светловой Галины Павловны, 1916 г.р. в с.Кустовое, Яковлевского р-на 5 ноября 1995г. Е.Драчук.

61. Записано от Стешниковой Ефросиньи Игнатьевны, 1920 г.р. в с.Кустовое, Яковлевского р-на 5 ноября 1995г. Е.Драчук.

62. Записано от Фомичевой Надежды Степановны, 1920 г.р. в с. Роговатое, Старооскольского р-на 8 января 1997г. Е.Драчук.

63. Записано от Ходиной Лидии Ивановны, 1921 г.р. в с. Роговатое, Старооскольского р-на 8 января 1997г. Е.Драчук.

64. Записано от Черских Натальи Давыдовны, 1927 г.р. в с. Афанасьевка, Алексеевского р-на 14 января 1999г. Е.Драчук.

65. Записано от Чужаковой Анастасии Тимофеевны, 1928 г.р. в с.Чуево, Губкинского р-на 15 февраля 2000г. Е.Драчук.

66. Записано от Чуевой Антониды Прокофьевны, 1923 г.р. в с.Чуево, Губкинского р-на 15 февраля 2000г. Е.Драчук.

67. Записано от Чуевой Ольги Дмитриевны, 1920 г.р. в с. Чуево, Губкинского р-на 15 февраля 2000г. Е.Драчук.

68. Записано от Чуевой Галины Алексеевны, 1939 г.р. в с. Чуево, Губкинского р-на 15 февраля 2000г. Е.Драчук.

69. Записано от Шевелевой Анастасии Фёдоровны, 1928 г.р. в с.Роговатое, Старооскольского р-на 8 января 1997г. Е.Драчук.157

70. Записано от Шерстневой Анны Артемовны, 1923 т.р. в с. Кустовое, Яковлевского р-на 5 ноября 1995т. Е.Драчук.

71. Записано от Юьевой Прасковьи Михайловны, 1927 г.р. в с. Кустовое, Яковлевского р-на 5 ноября 1995г. Е.Драчук.

72. Записано от Яровой Евгении Павловны, 1925 г.р. в с. Афанасьевка, Алексеевского р-на 14 января 1999г. Е.Драчук.

73. Записано от Яхонтовой Анны Михайловны, 1922 г.р. в с. Боровое, Новооскольского р-на 17 сентября 2000г. Е.Драчук Е.

74. Записано от Яшиной Анны Григорьевны, 1931 г.р. в с.Средняя Ольшанка, Прохоровского р-на 16 августа 1996г. Е.Драчук.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 152803