Трансформация властных структур и ее влияние на развитие социальных институтов современного российского общества :На примере Ленинградской области тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.04, кандидат социологических наук Кириллов, Владимир Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Трансформация властных структур и ее влияние на развитие социальных институтов современного российского общества :На примере Ленинградской области». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 124732
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Кириллов, Владимир Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат социологических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
22.00.04
Специальность: 
Социальная структура, социальные институты и процессы
Количество cтраниц: 
264

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Кириллов, Владимир Владимирович

Введение

Глава I. Административно-территориальное устройство власти в Ленинградской области: исторический, правовой и организационный аспекты проблемы

1.1. Административно-территориальное устройство Ленинградской области

1.2. Организация властных структур Ленинградской области

1.3. Местное самоуправление в Ленинградской области

Выводы к главе I

Глава II. Социальные основы трансформации властных структур как фактора стабилизации современного российского общества (На материалах Выборгского района Ленинградской области)

2.1. Историко-культурный контекст современных социальных институтов и процессов (Социально-политическая история город Выборг в его культурных доминантах)

2.2. Взаимосвязь между финансово-экономическим развитием региона Ленинграсдкой области, организацией ее властных структур и формированием социальных институтов местного самоуправления

2.3. Влияние демографической ситуаци& в регионе Ленинградской области на административно-территориальное устройство властных структур и развитие социальных институтов местного самоуправления

Выводы к главе II

Глава III. Индуктивный и дедуктивный подходы к организации властных структур в Российской Федерации (Из опыта социально-политико-правового моделирования института образования)

3.1. Децентрализация в социальном институте образования 13.2. Гражданско-правовое регулирование в образовании как социальном процессе

Выводы к главе III

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Трансформация властных структур и ее влияние на развитие социальных институтов современного российского общества :На примере Ленинградской области"

В Указе Президента Российской Федерации «О концепции национальной безопасности.» к одной из ведущих идей отнесены вопросы укрепления российской государственности, совершенствования федеральных отношений и местного самоуправления. Здесь и обеспечение приоритета федерального законодательства, и разработка организационных и правовых механизмов защиты государственной целостности, и выработка и реализация региональной политики, обеспечивающей оптимальный баланс федеральных и региональных интересов и т.д. Очевидна потребность в сбалансированном соблюдении интересов Российской Федерации и ее субъектов, а следовательно, комплексном подходе к решению правовых, экономических, социальных и этнополитических проблем. Но очевидна и потребность в научном осмыслении данных концептуальных оснований развития российской государственности.

Идеалы демократии давно стали всем очевидной и вполне осязаемой истиной. У всех уже открылись - или открываются - глаза на права человека: что права в мире существуют независимо от силы; что справедливость есть фундаментальный закон общества; что люди, составляющие большинство человечества, не рождаются на свет, как говорил Т.Джефферсона, «с седлами на своих спинах», точно так же, как и немногие привилегированные не рождаются «в сапогах со шпорами, готовыми милостью Божьей законно ездить верхом на других»; что ни один человек не имеем права препятствовать другому использовать свои силы и способности для удовлетворения его разумных потребностей; что большинство, подавляющее индивидуальность отдельного человека виновно в преступлении злоупотребления своей силой и т.д. Что с того!. Ведь между идеалами гражданского общества и самим гражданским обществом нет автоматической зависимости, как и не существует культурной преемственности. Разница почти как между целями-ориентирами и целями-результатами: чем масштабнее цели-ориентиры, тем расплывчатей прогноз о результатах; чем более точных результатов собираются добиться, тем менее масштабные цели-ориентиры можно ставить.

Это соотношение неопределенностей в российской действительности усиливалось тем обстоятельством, что реформа «базового» законодательства России шла не в направлении установления четких правовых доминант конституционного государства, требующих достаточной осведомленности законодателей относительно правомерных пределов своей власти, а носила характер волнового наступления на конституционное законодательство советского социалистического типа, проявляющегося как «рефлекс свободы». Первая «волна» обновления законодательства России приходится на «перестроечный период» реформ, длившийся с марта 1985 г. (даты вступления М.С.Горбачева в должность Генерального секретаря ЦК КПСС) и до 8 декабря 1991 г. (даты официальной денонсации Договора от 30 ноября 1922 г. «Об образовании СССР»). Она характеризуется деидеологизацией, т.е. открытым отказом от социалистической системы ценностей (в частности, Закон об изменениях и дополнениях Конституции РФ от 9 декабря 1992 г. впервые ввел в текст Основного Закона России понятие «частная собственность», в том числе «частная собственность на землю и природные ресурсы»). Вторая «волна» радикальной и динамичной по форме ломки конституционного законодательства России в постсоциалистический период возникла после принятия Конституции РФ 12 декабря 1993 г. Законодательство этого периода отразило, прежде всего, десоветизацию формы правления в России.

Не случайно, что помимо поэтапной деидеологизации и десоветизации для развития правовой системы России характерными стали еще ряд признаков: во-первых, значительный динамизм, противоречивость и неустойчивость регулирования; во-вторых, впечатляющее расширение сферы нормативного регулирования, появление множества новых в плане тематических (предметных) особенностей законов России; в-третьих, большое разнообразие общественных отношений, охватываемых правовым регулированием, большое число объектов правого регулирования, а также видов субъектов (участников) общественных отношений, регулируемых правом. Как не случайно и то, что естественное стремление к поиску стабильных, приемлемых для России моделей демократической правовой организации, призванных заменить социалистические формы и институты, не приблизило нас к структурной завершенности российского законодательства, к целостной правовой системе. Все также актуальна проблема обновления правового регулирования, в том числе связанная с развитием законодательства об институтах конституционного строя, о федеральном устройстве и иных формах территориальной организации Российской Федерации, об организации государственной власти и местного самоуправления; артукулированная в вопрос о разграничении полномочий и предметов ведения между федеральными, региональными уровнями власти и органами местного самоуправления, она готова вылиться в третью «волну» конституционной реформы.

Как это не покажется странным, но российская конституция основываться на трех взаимоисключающих принципах: гуманистическом, структурно-функциональном и этнополитическом. Эти три принципа являются тремя построениями в конституционном праве Российской Федерации, одновременно отстаивающем права и свободы человека и гражданина, равноправие и суверенитет народов, равноправие республик, краев, областей, городов федерального значения, автономных области, автономных округов как самодостаточных федеративных образований. Отсюда парадокс взаимоисключения целого ряда конституционных норм (приложения 1,2).

С одной стороны, статья 5 закрепляет симметричный характер федеративного устройства российского государства: пункт 1 указывает на равноправие субъектов Российской Федерации; пункт 3 провозглашает равноправие и суверенитет народов, населяющих Российскую Федерацию; пункт 4 особо подчеркивает равноправность субъектов Российской Федерации во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. С другой стороны, в пункте 2 все той же статьи 5 республики признаются государствами с соответствующим правом принимать конституции, в то время как за остальными субъектами Российской Федерации признается иной (со всей очевидностью административно-территориальный) статус, определяемый соответствующим законодательным (представительным) органом в качестве уставного положения.

Особый статус республик (государств) подчеркивается в пункте 2 статьи 68 их правом устанавливать свои государственные языки. В то же время этого права лишены автономные образования, также сформированные с учетом национально-этнического фактора; как и все остальные субъекты Российской Федерации, они должны руководствоваться лишь конституционными гарантиями сохранения всем народам родного языка (пункт 3 статья 68).

Неравенство субъектов Российской Федерации прослеживается и в возможности республик устанавливать свое гражданство. Российская Конституция специально не закрепляет институт гражданства республик, однако, отсутствие прямого запрета позволяет вводить соответствующую норму законодательно (федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации»), как и сохранять подобный институт на практике. Тот же перекос имеет место и при определении объектов конституционного контроля. Так, если в совместном ведении Российской Федерации и республик находится обеспечение соответствия их конституций и законов российской Конституции и федеральным законам, то в отношении других субъектов такое соответствие должно быть обеспечено и в отношении иных нормативных правовых актов. В этой связи, показательна и статья 66 Конституции Российской Федерации: пункт 3 выделяет из общего числа федеративных составляющих автономную область и автономный округ, по которым могут быть приняты федеральные законы; пункт 4 вводит понятие автономного округа, входящего в состав края или области и сохраняющего при этом (?) равный ему (ей) статус.

Таким образом, основанием российского конституционного строя является совершенно уникальное модульное построение из федеративных и унитарных, а также гражданско-правовых, этнополитических, национально-региональных, и историко-культурных составляющих. Управлять государством с таким конгломератом принципов, определяющих его правовое пространство, невозможно. Об этом свидетельствуют и социально-экономические реалии, и практика решения национальных проблем. На это указывает и факт введения Указом Президента Российской Федерации федеральных округов и соответствующих полномочных представителей.

Очевидно одно, если российское государство ориентировано на формирование гражданского общества, то наличие этнических особенностей народа, проживающего на территории того или иного субъекта, не может служить основанием для наделения его более широким объемом прав, чем тот, которым обладает любой другой народ Российской Федерации; все должны быть иметь и равные права независимо от расы, национальности, языка и иных обстоятельств, и условий, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие. Следовательно, развитие законодательства по конституционному (государственному) праву не может больше идти в русле исторически сложившейся практики формирования государства по национально-региональному принципу, как и «эксплуатировать» этнополитические мотивы. В противном случае, мы так и будем страной, консервирующей в качестве «наглядного пособия» тезис о желаемом и действительном, в то время, как всем уже давно стало ясно, что тип государства, в конечном счете, определяется не конституцией, а социально-экономическими обстоятельствами жизни.

Размытость границ российского федерализма неизменно приводит к абсолютизации понятийного способа решения правовых коллизий, естественно возникающих в процессе преобразования внутренней сущности государства. Так произошло с федеративным договором как добровольным соглашением о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами власти, с одной стороны, и органами власти субъектов находящихся в составе Российской Федерации - с другой.

Выбор конституционно-договорного пути перехода исторически сложившегося социалистического государства на путь федерализации был связан с тем, что в 1918-1992 гг. Россия была конституционной скорее формально, чем фактически; ее считали федерацией, основанной на автономии, поскольку внутри нее существовали автономные республики, края, области (ряд из них с автономными образованиями внутри себя). Следовательно, вместе с подписанием федеративного договора закладывался фундамент новой государственности Российской Федерации как государственности переходного периода, допускающей и имеющей разностатусные федеративные образования (субъекты). В этой связи, проблема разграничения полномочий и предметов ведения между федеральными и региональными уровнями власти становилась проблемой либо снятия, либо усиления асимметричности федеративного устройства российского государства.

К сожалению, конституционно-договорной путь не привел Россию к правовому государству; договорная практика фактически велась на основе личной договоренности между центральной, региональной и местной бюрократией, которая фактически не несла реальной ответственности ни за реализацию прав и свобод каждого человека и гражданина, ни за национальные интересы страны и общества в целом. Более того, отдельные субъекты Российской Федерации стали претендовать не только на налоговые, таможенные и иные привилегии, но и на обладание всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации, тем самым, чисто бюрократически расширяя границы деятельности государства. Так, например, в Федеральном договоре с Ленинградской областью, подписанного еще Б.Ельциным и А.Беляковым четко прослеживается следующая позиция: «Если федеральными нормативными правовыми актами, действие которых распространяется на все субъекты Российской Федерации, будут установлены права, льготы и преимущества для субъектов Российской Федерации большие, чем установленные настоящим Договором, то в отношении Ленинградской области применяются положения указанных федеральных правовых актов. В случае принятия федеральными органами исполнительной власти в одностороннем порядке нормативных правовых актов, противоречащих настоящему Договору, подлежат применению нормы настоящего Договора. В случае противоречия между законами, нормативными правовыми актами Ленинградской области и настоящим Договором действуют нормы настоящего Договора».

Преодолеть подобную правовую коллизию, можно экстенсивными способами и способами интенсивными. За первыми стоит Указ Президента Российской Федерации об образовании федеральных округов и назначении соответствующих полномочных представителей, задачами которых являются: организация работы по реализации органами государственной власти основных направлений внутренней и внешней политики государства; организация контроля за исполнением решений федеральных органов государственной власти; обеспечение реализации кадровой политики; представление регулярных докладов об обеспечении национальной безопасности, а также о политическом, социальном и экономическом положении, внесение соответствующих предложений. Сюда же можно отнести активно обсуждаемую идею о включении местного самоуправления в систему органов государственной власти, как и предложение о создании третьего уровня государственной власти на уровне административно-территориальных единиц субъектов Российской Федерации со своей собственностью и уровнем государственного бюджета. За вторым - судебная реформа, органически вырабатываемые механизмы ограничения сферы деятельности государства, развитие местного самоуправления народа. Российское же государство, вынужденное сегодня существовать в режиме преодоления негативных последствий федеральных договоров с входящими в него субъектами (разрушение единого правового пространства, усиление асимметричности правого регулирования федеральных отношений), а также являясь заложником собственной бюрократической системы и ведомственного (отраслевого) права, на практике пытается получить эффект от одновременного действия во всех направлениях.

Логика государственного строительства в Российской Федерации проста: в статье 73 российской Конституции говорится, что вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.

Во-первых, это четкие границы российской государственности, подразделяющиеся статьями 71 и 72 Конституции Российской Федерации на предметы ведения Российской Федерации и предметы совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации: принятие и изменение Конституции Российской Федерации и федеральных законов, контроль за их соблюдением {обеспечение соответствия конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, автономной области, автономных округов Конституции Российской Федерации и федеральным законам); федеративное устройство и территория Российской Федерации; регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина (защита прав и свобод человека и гражданина); регулирование и защита прав национальных меньшинств (.защита прав национальных меньшинств)', гражданство в Российской Федерации; установление системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности; судоустройство, прокуратура, уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство, амнистия и помилование, гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство, правовое регулирование интеллектуальной собственности {обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; кадры судебных и правоохранительных органов; адвокатура, нотариат)', формирование федеральных органов государственной власти; федеральная государственная служба {установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления); федеральная государственная собственность и управление ею (разграничение государственной собственности; вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами); установление основ федеративной политики и федеральные программы в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития России {общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта; координация вопросов здравоохранения; защита семьи, материнства, отцовства и детства; социальная защита, включая социальное обеспечение; природопользование; охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; особо охраняемые природные территории; охрана памятников истории и культуры; защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей; административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды); установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки; федеральный бюджет; федеральные налоги и сборы; федеральные фонды регионального развития {установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации); федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы; федеральный транспорт, пути сообщения, информация и связь; деятельность в космосе; внешняя политика и международные отношения Российской Федерации; вопросы войны и мира; внешнеэкономические отношения Российской Федерации {координация международных и внешнеэкономических связей субъектов, выполнение международных договоров Российской Федерации); оборона и безопасность {осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий); оборонное производство; определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества; производство ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования; определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации (режим пограничных зону, федеральное коллизионное право; метеорологическая служба, стандарты, эталоны, метрическая система и исчисление времени; геодезия и картография; наименование географических объектов; официальный статистический и бухгалтерский учет; государственные награды и почетные звания Российской Федерации.

Во-вторых, это вопросы регионального значения, в рамках которых республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включающее принятие законов и иных нормативных правовых актов (пункт 4 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

В-третьих, это вопросы местного значения, самостоятельно решаемые населением в городах, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций (пункт 1 статьи 130 и пункт 1 статьи 131 Конституции Российской Федерации).

Однако логика государственного строительства российской конституции не перешла в построения ни конституционных законов, ни вообще законодательства, ни нем более, нормативных законодательных актов. В этом смысле, итогом конституционной реформы можно считать лишь тот факт, что все уровни государственной власти стали напоминать, что называется, близнецов, а законодательный процесс систему сообщающихся сосудов единого правового сумбура. Возьмем для примера эффективность действия Федерального закон «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» по урегулированию заявленной им сферы общественных отношений. Так только структура федеральных органов исполнительной власти, утвержденная Указом Президента Российской Федерации, состоит сегодня из 24 федеральных министерств, 6 государственных комитетов, 2 федеральных комиссий, 13 федеральных служб, 8 российских агентств, 2 федеральных надзоров, а также 3 иных федеральных органов. По аналогии Администрация Санкт-Петербурга - это 33 отраслевых, 20 административно-территориальных и 20 территориально-финансовых органов, а Правительство Ленинградской области - это в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций. 37 различного рода структурных подразделений. К этому же следует добавить органы исполнительной власти совместного подчинения Российской Федерации, Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Стоит ли удивляться при этом, что конституционная идея о местном самоуправлении как способе самостоятельного решения населением вопросов местного значения, владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных традиций преобразовалась в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в 30 пунктов предметов ведения, за каждым из которых наблюдаются ростки уже местной бюрократии. Вот перечень структурных подразделений только одного из муниципальных образований Ленинградской области. Администрация: управление по муниципальной службе, отдел по работе с территориями, отдел по делам молодежи, физкультуре и спорту, комиссия по делам несовершеннолетних, комитет по социальной защите, отдел здравоохранения, отдел культуры, комитет по образованию, единый пенсионный фонд, управление жилищно-инженерно-коммунального хозяйства, жилищный отдел, отдел экономики и строительства, сектор благоустройства, жилищная комиссия, управление контроля, отдел цен и тарифов, отдел труда и заработной платы, отдел защиты прав потребителей, отдел торговли и обслуживания населения, комитет по сельскому хозяйству, управление по архитектуре и землеустройству, отдел по архитектуре и планировке, отдел надзора за строительством, отдел кадастра, управление по экономике, сектор по инвестициям, отдел экономического анализа, отдел по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, управление по государственным полномочиям и связям с общественностью, отдел по природопользованию и садоводствам, а также КУМИ, БТИ, муниципальные предприятия «Архитектура», «Землеустройство» и т.д. Собрание представителей: комиссия по бюджету, налогам, банкам и страховым компаниям; комиссия по вопросам местного самоуправления; комиссия по аграрным вопросам и фермерству; комиссия по социальным вопросам; комиссия по промышленности и предпринимательству, строительству, транспорту, связи и жилищно-коммунальному хозяйству; комиссия по законности, правопорядку и гласности. А вот месячный фонд оплаты труда администрации данного муниципального образования - 418957,04 руб., в том числе надбавки муниципальным служащим «за особые условия муниципальной службы» в сумме - 52035, 42 руб.

Если же говорить о возможности наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств, заявленная в пункте 2 статьи 132 Конституции Российской Федерации, то она превратилась в Бюджетном кодексе в статью 85 о расходах, совместно финансируемых из бюджетов Российской Федерации, бюджетов субъектов Российской Федерации и бюджетов муниципальных образований, а также, в статью 87 о расходах, финансируемых исключительно из местных бюджетов. Это уже не просто факт вольного обращения с терминологией, а законодательное закрепление скрытого механизма перераспределения собственности, а также форма сокрытия бюджетного дефицита.

Что же в итоге? Что из того, что ни Российская империя, ни Союз ССР, ни РСФСР никогда не были действительно федеративными государствами, что наше совсем не гражданское общество, как и не совсем правовое государство не имело и не имеет практического опыта жизнедеятельности в рамках и реальных федеративных отношений, и местного самоуправления?! Решив сформировать федерацию реальную, как и реальное местное самоуправление, российское общество поставило перед собой задачу, гораздо более сложную, нежели «просто» образование соответствующих административно-территориальных единиц. Ясно одно, движение в избранном направлении будет тем менее противоречиво, чем скорее мы определимся, что же собственно мы собрались построить, какая же модель приемлема для России, какие идеи найдет реальный отклик и в истории, и в культуре народов ее населяющих.

Почти десятилетие новых конституционных преобразований показали, что российское государство продолжает «успешно» балансировать между федерализмом и унитаризмом, а общество, в лучшем случае, пребывать в демократических иллюзиях, обернувшихся на практике подменой командно-административных методов управления развитой бюрократический системой и борьбой ведомств. За всем этим уже проглядывает господство интриг, сплетен и провокаций, и, как следствие, смерть публичной политики. Обусловлено это рядом обстоятельств, но главное в том, что политический курс на превращение России в демократическое федеративное государство с развитой системой местного самоуправления долгое время ограничивался лишь закреплением определенного набора нормативно-правовых атрибутов; средства становились самоцелью. Добавьте сюда отечественное законодательство, характеризующееся неопределенностью и даже двусмысленностью терминологии. Настораживают и множественные случаи подмены механизмов, обеспечивающих процесс федерализации, а также обеспечения самостоятельного решения населения вопросов местного значения, механизмами, характерными для практики, регионального управления в унитарных государствах и даже для практики формирования конфедерации.

Степень разработанности проблем. Развитие представлений об обществе как системе взаимосвязанных частей и происходящих в нем явлений и процессов, а также научный поиск эффективных способов упорядочения социальных отношений развиваются в философской и социологической традиции в едином русле.

На разных стадиях эволюции социологической мысли проблематика и направленность процесса познания социальной действительности имела свои когнитивные процессы. Рассматривая общество как сложную систему, уже древние мыслители уделяют серьезное внимание проблеме эффективного общественного устройства, или порядка в обществе. Конфуций, досократики, особенно пифагорейская школа, Платон, Аристотель, стоики, Цицерон и др., а также средневековые христианские философы Аврелий Августин и Фома Аквинский и др.1 понимают порядок как расположение всех вещей на пригодных им местах, а в поиске закономерной и имманентной основы социальных процессов и явлений выбирают в качестве критерия, меры упорядочения: древнекитайские и древнегреческие философы - гармонию космоса; древнеримские мыслители - всеобщую разумную взаимосвязь всего сущего; средневековые философы - божественный целостный миропорядок, понимаемый как совокупность частей, расположенных в иерархическом порядке в зависимости от их совершенства, их способности познания Бога. Их воззрения заложили методологические основы всех традиционных подходов к исследованию социальных процессов и институтов.

Дальнейшее развитие методологических подходов к исследованию социального порядка, оказавшее глобальное воздействие на становление и развитие социологии как самостоятельной науки связано с различными вариациями теории общественного договора Т.Гоббса, Г.Гроция, Дж.Локка, Ж.-Ж.Руссо и др.2

Гоббсова проблема порядка» является значимой частью социологических конструкций мыслителей, заложивших методологию системного анализа общества О.Конта, Г.Спенсера, Э.Дюркгейма и др. Качественное различие в подходах этих мыслителей к решению проблем

1 См.: 106 философов. Тексты. В 2-х тт. - Симферополь, 1995; Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. - М., 1979; Платон. Государство. Соч. в 4-х тт. Т. 3. - М., 1994; Он же. Законы. Соч. в 4-х тт.Т. 4. - М., 1994; Аристотель. Политика. Соч. в 4-х тт. Т. 4. - М., 1981; Сенека. Нравственные письма к Луциллию. - М., 1969; Цицерон. О государстве. О законах. Об обязанностях. -М., 1999; Августин Блаженный. О порядке. - М., 1999; Он же. О граже Божием. - М., 2000 и др.

2 См.: Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. - М., 1998; Гроций Г. О праве войны и мира. - М., 1994; Локк Дж. Два трактата о правлении. - М., 1988 и др. социального порядка заключается в том, что главными субъектами упорядочивания социальных связей в обществе признаются: у О.Конта -меритократическое правительство, у Э.Дюркгейма - профессиональная группа, у Г.Спенсера - государство, выполняющее «отрицательно регулятивные функции».

Проблдема эффективности общественных систем получила свое дальнейшее развитие в различных социологических направлениях: структурного-функционализма Р.Мертона, Т.Парсонса и др.4; институционализма Т.Веблена, Д.Гэлбрейта, Д.Бьюкенена, Г.Таллока и др.5; теория социального конфликта К.маркса, Г.Зиммеля, Л.Гумпловича, Р.Дарендорфа, Ч.Миллса, Л.Козера и др.6

Социологические и эволюционистические подходы западной социологии составили методологическую основу или были критически переосмыслены русской социологической наукой в трудах М.М.Ковалевского, Н.Я.Данилевского, Н.К.Михайловского,

П.А.Кропоткина, Н.И.Кареева, А.А.Богданова, П.А.Сорокина и др.7

Социологические подходы к проблеме социального порядка и социальной эффективности общественных систем развивались в трудах зарубежных и отечественных ученых, изучающих различные сферы общественной жизни:

- социально-экономическую: С.Н.Булгаков, М.Вебер, М.И.Туган-Барановский, Н.Д.Кондратьев, Л.Мизес, Ф.Хайек, И.Шумпетер, Р.Акофф, В.Ойкен, Х.Ламперт, К.Флекснер, Т.И.Заславская, Р.А.Рывкина, В.И.Верховин, Ю.М.Осипов, В.В.Радаев, Э.Н.Фетисов и др.;

- социально-политическую: А.Токвиль, Р.Арон, К.Поппер, Е.Вятр, И.Ильин, П.Бурдье, К.С.Гаджиев, В.В.Ильин, А.С.Панарин, А.В.Рябов, В.Ф.Халипов, В.О.Рукавишников, Л.Халман, П.Эстер и др.;8

3 См.: Конт О. Система позитивной политики. - М., 1996; Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. - М., 1998 и др.

4 См.: Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. - М., 1992; Парсонс Т. Система современных обществ. - М., 1997 и др.

5 См.: Веблен Т. Теория праздного класса. - М., 1984; Гэлбрейт Д. Новое индустриальное общество. - М., 1969; Бьюкенен Д., Таллок Г. Расчет согласия. Логические основания конституционной демократии. -М., 1997 и др.

6 См.: Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта. Соч. Изд. 2-е. Т. 8; Зиммель Г. Проблемы социологии. - М., 1996; Гумплович Л. Общее учение о государстве. - СПб., 1910; Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. - М., 1994; Миллс Ч. Высокая теория. - М., 1994; Козер Л. Функция социального конфликта. - М., 2000 и др.

7 См.: Ковалевский М.М. Социология. - СПб., 1910; Антология русской российской социологии. - М., 1995; Кропоткин П.А. Взаимная помощь кактор эволюции. - СПб., 1907; Кареев Н.И. Основы русской социологии. - Спб., 1996; Богданов А.А Тектология. - М., 1989; Сорокин П.А. Система социологии. - М., 1993 и др.

8 См.: Токвиль А. Демократия в Америке. - М., 1992; Арон Р. Демократия и тоталитаризм. - М., 1993; Поппер К. Открытое общество и его враги. - М., 1992; Вятр Е. Социология политических отношений. -M., 1979; Ильин И. Исторические задачи демократии //Рассийский вестник. 1991, № 30; Бурдье П. Социология политики. - М., 1993; Гаджиев К.С., Ильин В.В., Панарин A.C., Рябов A.B., Философия власти. - М., 1997; Халипов В.Ф. Кратология как система наук о власти. - М., 1999; Рукавишников В., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные исследования. - М., 1998 и др.

- социально-правовую: В.Н.Гессен, Р.Иеринг, П.И.Новгородцев, Н.Н.Алексеев, Г.Кельзен, Р.Давид, К.Жоффре-Спинози, С.С.Алексеев, В.С.Нерсесянц, Е.И.Козлова, О.Е.Кутафин и др.;9

- социально-культурную: Э.В.Соколов, С.Н.Иконникова, М.С.Коган,

A.Ф.Малышевский, П.С.Гуревич, К.С.Пигров и др.

В современной отечественной науке большое значение для развития методологических и методических подходов к исследованию социальной эффективности социальных систем имеют труды: Р.Ф.Абдеева,

B.Г.Афанасьева, В.С.Баруллина, И.В.Бестужева-Лады, В.Э.Бойкова, А.Б.Вебера, З.Т.Голенковой, В.Н.Иванова, А.И.Пригожина и др.10

Комплекс задача социологического анализа общества, его структуры и закономерностей протекания социальных процессов в современных условиях российского общества значительно расширился, что требует активного научного поиска, как в отдельных отраслях научного знания, так и в междисциплинарных областях, одной из которых является социология. Это требует развития методологии и теоретико-прикладного инструментария анализа сложных социальных процессов, среди которых особое значение приобретают процессы упорядочивания разнообразных по своему характеру и направленности социальных взаимодействий на уровне общества и его основных подсистем. Применительно к проблеме трансформации властных стурктур и ее влияния на развитие социальных институтов современного российского общества в научной литературе затрагивается достаточно широкий круг вопросов.

Некоторые исследователи занимаются изучением различных аспектов взаимооотношений федерального центра и субъектов Российской Федерации. Изучение значительного комплекса научных публикаций указывает на возможность выделения группы автор, которые в той или иной степени рассматривали проблему взаимоотношений между федеральным центром и субъектми федерации. К ним, в частности, относятся Р.Г.Абдулатипов, Г.В.Атаманчук, М.И.Афанасьев, Л.Ф.Болтенкова, С.Д.Валентей, З.М.Зотова, В.Н.Лысенко, В.А.Тишков, И.А.Умнова, С.М.Шахрай и др.11 В своих работах названные авторы

9 См.: Гессен В.Н. Теория правового государства. - СПб., 1912; Иеринг Р. Интерес и право. - Ярославль, 1980; Новгородцев П.И.Об общественном идеале. - М., 1991; Алексеев H.H. Основы философии правав. - СПб., 1999; Кельзен Г. Чистое учение оправе. - М., 1996; Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. - М., 1996; Нерсесянц В.С.Философия права. - М., 1997; Козлова Е.И., Кутафин O.E. Конституционное право. - М., 1995 и др.

10 См.: Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. - М., 1994; Афанасьев В.Г. Системность и общество. - М., 1990; Баруллин B.C. Социальная жизнь общества: Вопросы методологии. - М., 1987; Бестужев-Лада И.В. Альтернативная цивилизация. - М., 1998; Бойков В.Э. Проблемы реформирования российского общества. —Мурманск, 1994; Вебер А.Б. Устойчивое развитие как социальная проблема. -М., 1999; Голенкова З.Т. Трансформация социальной структуры и статификация российского общества. — М., 1996; Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. - М., 1996; Пригожин А.И. Современная социология организаций. - M., 1995 и др.

11 См.: Абдулатипов Р.Г. Федеративный договор и перспективы развития межнациональный отношений //Федеративный договор и межнациональная интеграция России. - М., 1993; Он же. О федеративной и национальной политике Российского государства. - М., 1995; Он же. Россия на пороге XXI века:

17 уделяют внимание таким вопросам, как региональная политика, проблемы и перспективы федеративного устройства России, проблемы реализации Федеративного договора. Авторы предлагают пути для улучшения характера отношений между центром и регионами, пытаются определить перспективы развития межнациональных отношений.

Эти вопросы также достаточно широко исследованы зарубежными учеными на примере США, ФРГ, РФ12

Изучаемый объем исследований и материалов сети Интернет по теме федерализма, федеративный отношений позволяет ыделить массив работ, в той или иной мере касающихся отношений субъектов Российской

1 о

Федерации с федеральным центром. состояние и перспективы федеративного устройства. - М., 1996; Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф. Опыты федерализма. - М., 1995; Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф., Яров Ю.Ф. Федерализм в истории России: В 3-х кн. - М., 1992-1993; Атаманчук Г.В. Новое государство: поиски, иллюзии, возможности. -М., 1996; Афанасьев М.Н. Региональное измерение российской политики //Политические исследования. 1998. № 2; Болтенкова Л.Ф. К истории и содержанию федеративного договора //Этнополитический вестник. - М., 1992. № 1; Она же. Ассиметричная Федерация: реальность для России? //Регионология. -Саранск. 1997. № 1; Она же. Федеративный договор: проблемы реализации //Этнополитический вестник. 1992. № 2; Валентей С.Д. Федерализм: Федерализм: российская история и российская реальность. - М., 1998; Зотова З.М. Оптимизация взаимоотношений между центром и регионами //Политические исследования. 1998. № 3; Лысенко В.Н. От Татарстана до Чечни (становление нового российского федерализма).- М., 1995; Он же. Развитие федеральных отношений в современной России. - М., 1995; Тишков B.A. Дилеммы развития России //Этнополитический вестник. 1992. № 1; Умнова И.А. Эволюция правового статуса края, области как субъекта Российской Федерации //Государство и право. 1994. № 8-9; Он же. Современная российская модель разграничения власти между федерацией и ее субъектами. - М., 1996; Шахрай С.М. Многообразие регионов - это сила России //Независимая газета. 1994. 5 марта; Шумейко В.Ф. Федерализм как принцип государственного строительства и как государственная политика //Этнополитический вестник. 1995. № 6; Он же. Российские реформы и федерализм (социально-экономический очерк). - М., 1995 и др.

12 См.: Блекни А. Федерализм: опыт и перспективы: http: //ksu.ru /tat ru /politics /tatarstan /gossovet /izdan /federal /blekni.htm; Токвиль А. Демократия в Америке. - M., 1992; Остром В. Смысл американского федерализма. - М. 1993; Натан Р.П., Хоффман Э.П. Софременный федерализм: сравнительные перспективы //Международная жизнь. 1991. № 4; Моммен А. Федерализм и национальное государство (к истории вопроса) //Политические исследования. 1992. № 4; Элейзер Д.Дж. Сравнительный федерализм //Политические исследования. - M., 1995. № 5; Мендра М. Существует ли русское государство? //Россия и современный мир. Выл. 1. - М., 1993; Лейкофф С. Оппозиция «суверенитет - автономия» в условиях федерализма: выбор между «или - или» и «больше - меньше» //Политические исследования. 19995. № 1; Политическое эссе А.Гамильтона, Дж.Мэдисона и Дж.Джея /Пер. с англ. /Под общ. ред. Н.Н.Яковлева. -M., 1993; Солник Сть. «Торг» между Москвой и субъектами федерации о структуре нового российского государства: 1990-1995 //Политические исследования. 1995. № 6; Уокер Э. Формирование взаимоотношений центра и регионов в новой России //Конституционное право: восточноевропейское обозрение (Москва, Чикаго). 1995. № 1; Klatt H. Zur Notwendigkeit einer Refoderalisierung Gesamtdeutschland //Polit/ Studien. München, 1991. Jg 42. № 318; Vogel B. Die neuen Lander, die neue Bundesrepublik, das neue Europa //Föderalismus im deutsch-britischen Meinungstreit (München). 1993; Timmerman X. Was erwartet Europa von Rusland? - Köln, 1992; Mannle U. Grundlanden und Gestaltungsmoglichkeiten des Föderalismus in Deutschland //Aus politik u. Zeitgeschichte (Bonn). 1997. № 24; Klotz Н.-W/ Die Gesetzgebung im Bundesstaat//Aus Politik u. Zeitgeschichte (Bonn). 1993. № 52/53.

13 См.: Абдулатипов Р.Г., Михайлов В.И., Игнатов В.Г. и др. Реализация принципов федерализма (на примере Северного Кавказа). - Ростов-на-Дону, 1997; Игнатов В.Г. , Лысенко В.Д., Понеделков A.B., Хоперская Л.Л. Современное состояние сферы управления федеративными процессами //Известия высших учебных заведений /Общественные науки. 1997. № 4; Игнатов В.Г., Понеделков A.B., Старостин A.M. и др. Политическая элита региона (социологический анализ) - Ростов-на-Дону, 1995; Андреев А.П., Юрченко В.М. Ситуация на Северном Кавказе и проблемы российского федерализма: http:// www. ancentr. ru /Obsor SMI/n3-5. htm; Андреев А.П., Юрченко В.М. Как дать мир кавказскому дому

Особо следует выделить группу работ, авторы которых исследуют проблемы взаимоотношений «федеральный центр - регион» в политическом аспекте.14

Наиболее многочисленными являются публикации в периодических изданиях, рассматривающие общие проблемы российского федерализма.15

В работах некоторых авторов рассматривается проблема взаимоотношений отдельных субъектов Российской Федерации с федеральным центром в аспекте политической культуры, политического сознания и электорального поведения.16

Данная тема в той или иной степени присутствует и в различных периодических изданиях. Например, в журналах «Российская Федерация», «Политические исследования», «Регионология» публикуются материалы о формировании федеральных отношений в России и развитии федерализма в целом.17 Авторов указанных статей в большей степени привлекает возможность найти пути преодоления кризисных явлений в процессе построения федеральных отношений.

Российская Федерация сегодня. 1998. № 23; Юрченко В.М. Политика как фактор региональной конфликтности. - Краснодар, 1997и др.

14 См.: Борисова Т.Ф. Политическое участие граждан в региональном управлении в переходный период: Автореферат .канд. полит, наук. - М., 1994; Смирнова М.В. Политические отношения «центр - регион» в переходный период: Автореферат дис. .канд. полит, наук. - М., 1995; Шишкин С.И. Государственно-правовые проблемы регионализации в Российской Федерации: Автореферат дис. .д-ра юр. наук. -Иркутск, 1996; Прилепский В.В. Краснодарский край как субъект Российской Федерации и его взаимоотношения в федеральным центром в 1991-1999 гг.: политический аспект: Автореферат дис. .канд. полит, наук. - Краснодар 2000 и др.

15 См.: Чиркин В.Е. Модели современного федерализма: сравнительный анализ //Государство и право.

1994. № 8-9; Он же. Современный федерализм: сравнительный анализ. - М., 1995; Пугачев Б.М. Пути становления российской государственности //Этнополитический вестник. 1992. № 2; Тарасенко В.Г. Правовая база федеральных отношений: Трудности роста //Этнополитический вестник. 1995. № 1; Медведев Н.П. Национальная политика России. От унитаризма к федерализму. - М., 1993; Михалева H.A. Правовые аспекты современного российского федерализма //Федеративное устройство России: история и современность. - М., 1995; Карапетян Л.М. К вопросу о «моделях» федерализма //Государство и право. 1996. № 12; Пастухов В.Б. Новый федерализм для России: институционализация свободы //Политические исследования. 1994. № 3; Он же. Становление российской государственности и конституционный процесс: политологический аспект//Государство и право. 1993. № 2; Синюков В.Н. О форме федерации в России //Государство и право. 1993. № 5; Авакьян С.А. Практика российской государственности //Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. 1997. № 1; Каменская Г.В. Больше федерализма - больше демократии? //Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 4; Иванов В.Н. Российский федерализм: что дальше? //Социально-политический журнал. 1997. № 6 и др.

16 См.: Морозова Е.В. Регионаьная политическая культура. - Краснодар, 1998; Она же. Современная политическая культура Юга России //Политические исследования. 1998. № 6; Вартумян A.A. Тенденции развития массового политического сознания и политическая культура электората Кубани //Международное взаимодействие и проблемы управления в Поволжье и на Северном Кавказе: Материалы международной научно-правкической фенференции. - Саратов, 1998. Ч. 1 и др.

17 См.: Гельман В., Сенаторов О. Третья попытка реформы власти: поиск золотой середины //Российская Федерация. 1995. № 13; Харитонов Е. Довольно споров о моделях развития. //Российская Федерация.

1995. № 15; Строев Е.С. Становление России завтрашней: опасности и шансы //Политические исследования. 1996. № 4; Проблемы развития российского федерализма («Круглый стол» Совета Федерации 4 июня 1996 г.) //Политические исследования. 196. № 4; Чернышов А.Г. Политическое самоопределение регионов: типы и тенденции //Политические исследования. 1998. № 2; Саликов M.C. О преимуществах и возможностях создания территориальной федерации //Политические исследования. 1998. № 3; Проблемы и перспективы развития российского федерализма //Регионология. 1998. № 1 и др.

Начиная с 80-х гг. появились общего плана, хотя и целенаправленные исследования о местном самоуправлении, включая анализ эволюционных преобразований властных отношений в государстве на различных уровнях. Анализировался исторический опыт «земства» и

18 советская модель «местного самоуправления».

Как и в случае в федерализмом, проблема местного самоуправления активно изучалась с позиций зарубежного опыта политико-правовой организации местного самоуправления в Австрии, Германии, Франции,

Италии, Скандинавских стран.19

Сегодня можно с полной ответственностью говорить о возможности группирования исследователей местного самоуправления по харатеру исследуемых ими проблем: правовых, экономических, исторических, политических и т.д.20

За последнее время российскими политологами достаточно обстоятельно изучался опыт и традиции местного самоуправления во

Владимирской, Московской, Орловской, Тульской и других областях

21

Российской Федерации.

Однако специфика взаимодействия местного самоуправления и региональной власти в современных условиях кризиса и неурегулированности многих политико-правовых проблем на федеральном

18 См.: Атаманчук Г.В. Управление: социальная ценность и эффективность. - М., 1995; Он же. Теория государственного управления. - М., 1997; Емельянов H.A. Государство и власть. Через самоуправление к народовластию. - Тула, 1997; Зотова 3.M. Государственная власть и местное самоуправление в России: актуальные проблемы. - М., 1999; Игнатов В.Г., Хрипун В.И., Понеделков A.B., Старостин A.B. Региональные особенности местного управления и самоуправления. - Ростов-на-Дону, 1996; Исполнительная власть в Российской Федерации: Проблемы развития. - М., 1998; Комаровский B.C. и др. Механизмы взамиодействия структур государственного управления с институтами гражданского общества. -М., 1997; Самоуправление в Российской Федерации. -М., 1998; Шабров О.Ф. Политическое управление: проблема стабильности и развития. -М., 1997.

19 См.: Емельянов H.A. Муниципальные системы зарубежный стран. - М., 1998; Горнев Д. Великобритания. Центральное и местное управление. - М., 1984; Гримо Ж. Организация административной власти во Франции. - М., 1994; Иностранное конституционное право /Под ред. В.В.Маклакова. - М., 1996; Ларина Н.И., Кисельников A.A. Региональная политика в странах рыночной экономики. - М., 1998; Моргачев B.H. Формы и методы территориального управления в США и Канаде. - M., 1987; Смирнов B.B. США: политические механизмы городского управления. - М., 1976; Тимофеев Н.С. Коммунальное право ФРГ. - М., 1982; Токвиль А. Демократия в Америке. - М., 1992; Шаран П. Сравнительная политология. В 2-х ч. - М., 1992.

20 См.: Попов В.Н. Политические и социальные особенностистановления местного самоуправления в Республике Саха (Якутия): Автореферат дис. .канд. полит, наук. - М., 2000; Кот B.C. Особенности и политические проблемы местного самоуправления (управления) Северного промышленного района: Автореферат дис. . канд. полит, наук. - М., 2000 и др.

21 См.: Асеев A.A. Муниципальные образования как субъекты системы политического управления: анализ регионального опыта: Автореферат дис. .канд. полит, наук. - М., 1999; Бакушев В.В. и др. Городское управление и самоуправление в России: эволюция столичного опыта. - М., 1998; Гладышев А.Г. Развитие местного сообщества: теория, методология, практика. - М., 1999; Головкин H.H. Реформа местного самоуправления в процессе модернизации российского общества: основные тенденции и проблемы: Автореферат дис. .канд. полит, наук. - Орел, 1999; Емельянов H.A. Местное самоуправление в России: генезис и тенденции. - М., 1999; Кораблин Ю.П. Политика и бизнес в современной России: особености взаимодействия: Автореферат дис. .канд. полит, наук. - М., 1999; Чурсина С.И. Становление местного самоуправления как условие политической модернизации современной России. - М., 1996 и др. уровне мало изучена.22 Во-первых, возникла острая политизация отношений на уровне взаимодействия субъектов Федерации ранее входящих в единое административно-правове пространство; во-вторых, существуют ограничения на полноценное функционирование местных органов самоуправления; в-третьих, растет политизация корпоративных интересов финансово-промышленных групп, развивающих свой бизнес в том или ином регионе и стремящихся участвовать в распределении политико-властных отношений. Эти острейшие политические проблемы пока еще оказались вне научных исследований ученых политологов и правоведов.23

Вышеизложенное позволяет признать, что в научной литературе социальный аспект трансформации властных структур федерального и регоинального уровней, а также органов местного самоуправления исследован недостаточно полно, а большей частью лишь фрагментарно. В этой связи в качестве объекта нашего исследования выступает политическая система Российской Федерации как один из социальных институтов современного общества.

Предметом исследования является процесс трансформации властных структур Ленинградской области.

Цель исследования заключается в поиске взаимосвязи между трансформацией властных структур Ленинградской области как субъекта Российской Федерации и развитием социальных институтов современного российского общества.

В исследовании проверялась гипотеза, оформившаяся в результате предварительного анализа объекта и предмета исследования. Мы предположили, что оптимизация властных структур в административно-теорриториальных единицах Ленинградской области как субъекта Российской Федерации и муниципальных образованиях может выступить фактором социально-политической стабилизации общества лишь применительно к процессу разграничения полномочий и предметов ведения между федеральными и региональными уровнями власти, а также органами местного самоуправления.

Цель исследования реализуется постановкой и решением следующих проблемно-исследовательских задач:

22 Исключением являются материалы Московского общественного научного фонда и Института макроэкономических исследований при Минэкономики России, обобщенные в 1999 г. Советом по местному самоуправлению при Президенте Российской Федерации в издании: Субъект Российской Федерации и местное самоуправление: пути совершенствования экономического взаимодействия. - M., 1999. См. также: Черник Д.Г. Актуальные проблемы самофинансирования и самоуправления ккрупного города. - М., 1991; Основы управления муниципальным хозяйством. - М., 1998 и др.

23 См.:Атаманчук Г.В. Новое государство: поиск, иллюзии, возможности. - М., 1996; Амнистия, братаны //Российская газета. 2000. 11 января; Финансово-промышленные группы и конгломераты в экономике и политике современной России. - М., 1997; Зудин А.Ю. Государство и бизнес: поворот во взимоотношениях? //Политая. 1997. №№ 3,5; Цаплин A.B., Бакушев В.В. Коррупция: тенденции в мире и России. - М., 2000; Березин Р.В. Корпоративные образования в современной России: факторы политизации и развития их деятельности: Автореферат дис. . .канд. полит, наук. - М., 2000 и др.

21

1) рассмотреть исторический, правововой и организационный аспекты проблемы административно-территориального устройства Ленинградской области;

2) выявить тенденции развития органов государственной власти и местного самоуправления в Ленинградской области;

3) исследовать процесс реформирования властных структур и местного самоуправления в Ленинградской области;

4) проследить процесс разграничения полномочий и предметов ведения между федеральными органами власти и органами власти Ленинградской области как субъекта Российской Федерации, а также соответсвующими органами местного самоуправления;

5) проанализировать принципы оптимизация властных структур в административно-территориальных единицах субъекта Российской Федерации и муниципальных образованиях в контексте развития социальных институтов Выборгского района Ленинграсдкой области.

Этапы исследования. Исследование строилось как комплексная полидисциплинарная работа, затрагивающая культурно-исторические, социально-экономические, бюджетно-финансовые, демографические вопросы стабилизации общественных процессов в административно-территориальных единицах субъектов Российской Федерации и муниципальных образованиях, и проходила в три этапа.

На первом этапе (1996-1997 гг.) анализировались социально-политико-правовые механизмы децентрализации властных структур российского общества; научно-исследовательская работа велась в рамках международном проекте ТАСИС «Планирование управления образованием в России». Результатом явилась новая структура и функционал администрации муниципального образования «Выборгский район Ленинградской области».

На втором этапе (1998-1999 гг.) исследовались механизмы общественно-государственного регулирования социальных процессов как политико-правовых построений моделей гражданского общества. В процессе этой работы были обновлены подходы к проблеме, которые были частично реализованы в административных реформах муниципальных образований «Город Белоусово» и «Жуковский район» Калужской области.

На третьем этапе (2000-2001 гг.) научно-исследовательская работа стала приобретать комплексный характер и включать в себя социально-политические институты Ленинградской области как субъекта Российской Федерации, осуществляющие взаимодействие с федеральными структурами власти и струкутрами местного самоуправления. Анализу подвергся процесс трансформации властных структур Ленинградской области и те взаимоотношения, которые складываются между структурами государственной власти и местного самоуправления.

Источниковедческую базу исследования составили федеральные конституционные законы, федеральные законы, принятые по предметам ведения Российской Федерации, имеющие прямое действие на террритории Ленинградской области, областные законы и иные нормативные правовые акты Ленинградской области, принятые по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Большую группу источников составляют статистические и социологические данные, позволяющие сделать объективные выводы о развитии Ленинградской области.

Изучаемая проблема привлекала мыслителей и ученых различных эпох. Она рассматривалась сквозь призму позитивистских взглядов О.Конта, идей и взглядов о «зависимости политико-правовых явлений от естественных законов» Ш.Монтескье. Учитывались отдельные политические взгляды мыслителей и ученых, исследовавших отдельные стороны общественных отношений и интересов: Платона и Аристотеля, Н.Макиавелли и Т.Гоббса, Дж.Локка, Парето и Г.Моска, М.М.Сперанского, М.Вебера и Р.Михельсона, Т.Парсонса и Н.К.Михайловского, Б.Н.Чичерина, В.И.Ленина и т.д. В этой связи, следует особо подчеркнуть, что методологической основой исследования выступает совокупность принципов и методов системного и диалектического подходов к развитию социально-политических процессов.

В процессе исследования использовались методы анализа, широко применяемые в политической науке: институциональный, системный, структурно-функциональный, сравнительный. Кроме того, при работе над исследованием были использованы и эмпирические методы: метод включенного наблюдения, контент-анализ прессы, анализ статистических данных. Это дало возможность более полно исследовать политические явления, а также выявить закономерности и тенденции развития социально-политических процессов в Ленинградской области.

Применение названных методов позволило автору исследовать объекты в их взамосвязи и взаимозависимости, что в значительной степени определило научную новизну работы.

Научная новизна исследования заключается, прежде всего, в том, что анализируется актуальная и малоисследованная проблема трансформации властных структур конкретного субъекта Российской Федерации - Ленинградской области. Науная новизна исследования состоит в следующем:

1) подробно рассмотрен процесс административно-территориального устройства влстных структур Ленинградской области в различных его аспектах: историческом, правовом, административном;

2) выявлены тенденции развития органов государственной власти и местного самоуправления в Ленинградской области в условиях сохранения серьезных социально-экономических рисков, относительной финансово-экономической стабильности и прогрессирующего отставания российской экономики на мировом рынке,

3) детально исследован процесс реформирования властных структур и местного самоуправления в Ленинградской области;

4) тщательно прослежен процесс разграничения полномочий и предметов ведения между федеральными органами власти и региональными органами власти, а также соответсвующими органами местного самоуправления применительно к конкретному субъекту Российской Федерации - Ленинградской области;

5) проанализированы социальные основы трансформации властных структур и структур местного самоуправления Ленинградской области как фактора стабилизации современного российского общества в целом.

Основные положения, выносимые на защиту:

1 .Процесс формирования Ленинградской области в качестве самостяотельного субъекта Российской Федерации тесным образом связан спроцессом разработки и принятия областного закона «Устав Ленинградской области», который является государственно-правовой основой существования Ленинградской области. С принятием Устава Ленинградской области произошло наполнение реальным содержанием статуса Ленинградской области как субъекта Российской Федерации, наделенного чертами государственного образования, имеющего свой флаг, гимн, герб. Процесс формирования договорных взаимоотношений между федеральным центром и Ленинградской областью (Договор «О разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Ленинградской области») заключал в себе все основные тенденции, характернные для формирования взамиоотношений между федеральным центром и другими субъектами Российской Федерации.

2.Проблемы административно-территориальной организации государственной власти и организации местного самоуправления в Ленинградской области непосредственно связаны с проблемами разграничения полномочий и финансово-экономической обеспеченности муниципальных образований. Наиболее существенными проблемами здесь являются:

- несовершенство регулирования федеральным зконодательством вопросов организации местного самоуправления;

- несоответствие норм законодательства Ленинградской облети, касающихся административно-территориальной организации государственной власти и организации семтного самоуправления;

- отсутствие четкого правового разграничения полномочий и предметов ведения между органами местного самоуправления и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, включая Ленинградскую область;

- неурегулированность межбюджетных отношений, усиливающая дисбаланс между функциями местного самоуправления в Ленинградской области и фактическим объемом его финансовых ресурсов;

- несовершенство механизма судебной защиты конституционного права граждан на осуществление местного самоуправления

В связи с продолжающимся углублением обозначенных проблем в настоящее время прослеживается тенденция все большего отделения местного самоуправления от населения, его жизненных интересов и проблем.

3. Оптимизация властных структур субъектов Российской Федерации, включая Ленинградскую область, и социальных институтов мместного самоуправления как эффективный фактор социально-политической стабилизации общества непосредственно связана:

- с конкретностью и четкостью полномочий центра и субъектов Российской Федерации в рамках их совместной компетенции, а также органов местного самоуправления, особено в части наделения последних функциями органов государственной властии (Отказ от вторжения в федеральную компетенцию, но и от необоснованных попыток федеральных структур вмешиваться в сферу исключительной компетенции регионов; четкость муниципального законодательства, учитывающего конкретные интересы граждан);

- с системой территориальных структур федеральных органов исполнительной власти, административно-территориальных образований субъектов Российской Федерации, а также их взаимосвязью с местным самоуправлением (Административная реформа, направленная на дебюрократизацию и минимизацию административного вмешательства государства в финансово-экономическую сферу деятельности гражданских и юридических лиц, а также в сферу местного самоуправления граждан);

- с межбюджетными отношениями и налоговой политикой, приводящей к проблемам экономической и политической нестабильности в отдельных регионах (Преобразования в бюджетной сфере; рациональное, справедливое налогообложение природных ресурсов, недвижимости, последовательное снижение налогообложения нерентных доходов, окончательная ликвидация налогов с оборота).

Практическая значимость исследования определяется, прежде всего, новизной поставленных проблем, степенью их разработанности и введенными автором в научный оборот новыми источниками. Выводы и результаты исследования могут быть применены в практике совершенствования управления не только в Ленинградской области, но и других территорий Российской Федерации. Основные положения исследования могут использоваться в преподавательской деятельности, разработке и преподавании специальных академических курсов, что позволит расшить сферу научного познания о сущности, содержании и роли федеративных процессов в Российской Федерации. Положения исследования могут быть учтены при дальнейшей научной разработке проблемы взаимотношений между органами власти Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования легли в основу международного проекта ТАСИС «Планирование управления образованием в России» (Письмо Министра образования Российской Федерации «О муниципальном уровне управления образованием» № 06-51-34ин/25-02 от 24.06.97 г.), целевой комплексной программы «Образование в России - XXI век. Принципы построения общего образования как открытой демократической системы и управления ею» (Приказ Министра образования Российской Федерации № 783 от 29.03.99 г.), разработку стратегического плана развития Ленинградской области на период до 2010 г. (Распоряжение Губернатора Ленинградской области № 267-рг от 13.06.00 г.), а также новой редакции областного закона «Усав Ленинградсколй области». Отдельные аспекты исследовани легли в основу административной реформы муниципального образования «Выборгский район Ленинградской области», а также муниципальных образований «Город Белоусово» и «Жуковский район» Калужской области.

Структура. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Работа содержит выводы к каждой главе, примечания, перечень литературы и 26 приложений.

Заключение диссертации по теме "Социальная структура, социальные институты и процессы", Кириллов, Владимир Владимирович

Выводы к главе III

В третьей главе рассмотрены подходы к реализации в общественно-политической практике конституционного положения о совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. В качестве основы было предложено социально-политико-правовое моделирование института образования на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

Рассмотрена одна из особенностей современной политики в области социального регулирования - отраслевой принцип перераспределения полномочий от федеральных к региональным и муниципальным уровням управления (децентрализация сситемы). В соответствии с определенным Законом Российской Федерации «Об образовании» порядком разграничения компетенции федеральных органов государственной власти, федеральных органов управления образованием и органов государственной власти субъектов Российской Федерации происходит постепенное перераспределение управленческих функций между различными уровнями управления. Вместе с тем, Закон не дает детальной регламентации распределения полномочий. Особенно острой является проблема управления образованием на уровне местного самоуправления. Большей частью органы местного самоуправления самостоятельно принимают решения о создании муниципального органа управления образованием, либо о передаче его функции иным структурам.

Налицо дедуктивный подход в политико-правовых построениях социального регулирования, позволяющий отработать самые разные модели организации властных структур федерального, регионального и муниицпального уровней.

В то же время, из статьи 72 пункт «е» Конституции Российской Федерации, отнесшей вопросы воспитания и образования к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, следует лишь обязанность со стороны федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, образующих единую систему исполнительной власти в Российской Федерации (статья 77 пункт 2 Конституции Российской Федерации), обеспечить реализацию в полном объеме конституционного права каждого гражданина Российской Федерации на образование (статья 43 Конституции Российской Федерации), являющегося составной частью его гражданской правоспособности и дееспособности (Гражданский кодекс Российской Федерации). Это уже индуктивные построения процесса, непосредственно связанного с осуществлением и защитой конституционного права человека и гражданина на образование; общественно-государственное регулирование не институционально, а вытекает из принципов правового государства.

С учетом исторических данных, общественной и государственной практики и с позиций современного научного знания были показаны пути применения в социальной политике следующих принципов правового государства:

1. принцип приоритета права: а) рассмотрение всех вопросов общественной и государственной жизни в позиций права, закона; б) соединение общечеловеческих нравственно-правовых ценностей (разумность, справедливость) и формально-регулятивных ценностей права (нормативность, равенство всех перед законом) с организационно-территориальным делением общества и лигитимной публичной властной силой; в) необходимость идеологически-правового обоснования любых решений государственнйх и общественных органов; г) наличие в государстве необходимых для выражения и действия права форм и процедур (конституции и законов, системы материальных и процессуальных гарантий и т.д.);

2. принцип правовой защищенности человека и гражданина: а) равенство сторон и взаимная ответственность государства и гражданина; б) особые тип правового регулирования и форма правоотношений; в) стабильный правовой статус гражданина и система юридических гарантий его осуществления;

3. принцип единства права и закона (любой нормативно-правовой акт должен не только по форме и наименованию, но и по смыслу и содержанию быть правовым: отражать естественно-правовые начала; соответствовать международным правовым нормам о прававх человека и гражданина; быть принятым легитимным органом государственной власти; при его издании должен быть использован весь комплекс правовых средств и приемов, выработанных мировой практикой);

4. принцип правового разграничения деятельности различных ветвей государственной власти.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Социальные процессы, протекающие в современном российском общества, наглядно свидетельствуют о том, что Российская Федерация находится в предчувствие третьей «волны» конституционной реформы как существенной трансформации властных структур. На первый взгляд может показаться, что она уже началась фактом приведения в соответствие с Конституцией Российской Федерации федерального и регионального законодательства, за которым кто-то видит восстановление жесткой государственной вертикали власти; федеративное государство, являющееся во всех федерациях мира институтом, обслуживающим лишь развитие определенной (федеративной) формы организации общественных отношений нельзя более выдавать за основную и конечную цель реформ (приложение 24). Однако дело не столько в заявленном соответствии, сколько:

• в соподчиненности всех уровней российского законодательства, его зависимость от гражданских прав и свобод человека и гражданина;

• не столько в поиске причин дезинтеграции единого экономического, правового и политического пространства, сколько в прозрачных межбюджетных отношениях и отношениях собственности, ясная налоговая политика;

• не столько в стремлении к детализации полномочий и предметов ведения всех уровней власти и управления, сколько в разделе объектов собственности и доходов бюджетов между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации, как и местным самоуправлением, для которого жизненно важен устойчивый и стабильный блок налогов и сборов, поступающих непосредственно от физических лиц, проживающих на территории соответствующего муниципального образования;

• не столько в поиске места административно-территориальных единиц субъектов Российской Федерации в общей системе государственного управления, а также системе местного самоуправления, сколько в обоснованности тех или иных форм государственного территориального управления, реальном обеспечении возможности самоопределения народа в вопросах самоуправления.

Анализ организации и функционирования органов государственной власти Ленинградской области как субъекта Российской Федерации, ее административно-территориального устройства свидетельствует, что трансформация властных структур как фактора развитие социальных институтов современного российского общества находится в прямой зависимости от форм российского федерализма. Так, в социально-политическом отношении принципы федерализма внутренне связаны с философией естественного права и теорией конституционализма, с формированием гражданского общества и рождением института нации как сотрудничества населения разных этнических групп, объединенных российской государственностью. В социально-экономическом отношении принципы федерализма могут быть реализованы только на основе развития внутреннего рынка страны, которые объединяет все материальные потенции субъектов Российской Федерации для удовлетворения всей массы потребностей российского государства, а также протекционистской направленности внешнеэкономической политики федеративного центра, создания им условий для развития национального производственного потенциала.

Определяя социальные основы трансформации властных структур как фактора стабилизации современного российского общества, учитывающие историко-культурный контекст современных социальных институтов и процессов, а также демографические процессы, важно разобраться в критериях взаимоотношений различных уровней власти. Индуктивный и дедуктивный подходы к организации властных структур в Российской Федерации позволяют: во-первых, четко определиться в централистской концепции федерализма, исходящего из того, что вся политика в отдельных частях Российской Федерации должна проводиться в соответствии с решениями общефедеральных органов государственной власти, в концепции административной, предполагающей на неопределенно долгий срок существование в Российской Федерации межправительственного сотрудничества не смотря на привилегии, закрепленные за федерацией и ее отдельными субъектами, координационной концепции, опирающейся на наличие налоговой и финансовой зависимости субъектов Российской Федерации от федерального центра, договорной концепции, рассматривающей Российскую Федерацию в виде объединения ее субъектов на основе договора с федеральным центром по разграничению предметов ведения и полномочий и т.д.; во-вторых, выйти на гражданско-правовые механизмы моделирования процесса трансформации властных структур, оптимизации социальных институтов и процессов современного российского общества (приложение 25, 26); в-третьих, понять, что прямая связь между финансово-экономическим развитием, организацией властных структур и формированием социальных институтов местного самоуправления - это не только вопросы бюджетного федерализма или субсидиарной ответственности органов государственной власти всех уровней, как и органов местного самоуправления, а способ социально регуляции. Опыт развития европейской цивилизации, к которой принадлежит и Россия, убедительно показал, что преобладание администрирования, наряду с распределительной функции государства, пренебрежение к личной инициативе и к институтам гражданского общества ведут к экономическому застою, политической апатии и гражданскому безразличию.

Сложность проблем и глубина необходимых преобразований требуют комплексного подхода к проведению реформы государственной власти, за которой идея модернизации экономики и социальных преобразований. Для достижения цели необходимо равномерное продвижение по этим направлениям, без этого будет невозможно создать реальную основу и механизм поступательного развития российского общества. В этой связи, очевиден итог проведенного исследования - на примере Ленинградской области как субъекта Российской Федерации выработка одного из возможных путей трансформации властных структур как системного социального института российского общества.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Кириллов, Владимир Владимирович, 2001 год

1. 106 философов. Тексты. В 2-х тт. - Симферополь, 1995;

2. Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994;

3. Абдулатипов Р.Г. О федеративной и национальной политике Российского государства. -М., 1995;

4. Абдулатипов Р.Г. Россия на пороге XXI века: состояние и перспективы федеративного устройства. -М., 1996;

5. Абдулатипов Р.Г. Федеративный договор и перспективы развития межнациональный отношений //Федеративный договор и межнациональная интеграция России. М., 1993;

6. Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф. Опыты федерализма. М., 1995;

7. Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф., Яров Ю.Ф. Федерализм в истории России: В 3-х кн. М., 1992-1993;

8. Абдулатипов Р.Г., Михайлов В.И., Игнатов В.Г. и др. Реализация принципов федерализма (на примере Северного Кавказа). Ростов-на-Дону, 1997;

9. Авакьян С.А. Практика российской государственности //Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. 1997. № 1;

10. Ю.Августин Блаженный. О граде Божием. М., 2000;

11. П.Августин Блаженный. О порядке. М., 1999;

12. Алексеев H.H. Основы философии правав. СПб., 1999;

13. Американская социологическая мысль. М., 1994;

14. Амнистия, братаны //Российская газета. 2000. 11 января;

15. Андреев А.П., Юрченко В.М. Как дать мир кавказскому дому //Российская Федерация сегодня. 1998. № 23;

16. Андреев А.П., Юрченко В.М. Ситуация на Северном Кавказе и проблемы российского федерализма: http:// www. ancentr. ru /Obsor SMI/n3-5. htm;

17. Антология русской российской социологии. М., 1995;

18. Аристотель. Политика. Соч. в 4-х тт. Т. 4. М., 1981;

19. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993;

20. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1992;

21. Асеев A.A. Муниципальные образования как субъекты системы политического управления: анализ регионального опыта: Автореферат дис. .канд. полит, наук. -М., 1999;

22. Атаманчук Г.В. Новое государство: поиски, иллюзии, возможности. -М., 1996;

23. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. -М., 1997;

24. Атаманчук Г.В. Управление: социальная ценность и эффективность. -М., 1995;

25. Афанасьев В.Г. Системность и общество. М., 1990;

26. Афанасьев М.Н. Региональное измерение российской политики //Политические исследования. 1998. № 2;

27. Бакушев В.В. и др. Городское управление и самоуправление в России: эволюция столичного опыта. -М., 1998;

28. Баруллин B.C. Социальная жизнь общества: Вопросы методологии. -М, 1987;

29. Березин Р.В. Корпоративные образования в современной России: факторы политизации и развития их деятельности: Автореферат дис. . .канд. полит, наук. М., 2000;

30. Бестужев-Лада И.В. Альтернативная цивилизация. М., 1998;

31. Блекни А. Федерализм: опыт и перспективы: http: //ksu.ru /tatru /politics /tatarstan /gossovet /izdan /federal /blekni.htm;

32. Богданов А.А Тектология. M., 1989;

33. Бойков В.Э. Проблемы реформирования российского общества. — Мурманск, 1994;

34. Болтенкова Л.Ф. Ассиметричная Федерация: реальность для России? //Регионология. Саранск. 1997. № 1;

35. Болтенкова Л.Ф. К истории и содержанию федеративного договора //Этнополитический вестник. -М., 1992. № 1;

36. Болтенкова Л.Ф. Федеративный договор: проблемы реализации //Этнополитический вестник. 1992. № 2;

37. Борисова Т.Ф. Политическое участие граждан в региональном управлении в переходный период: Автореферат .канд. полит, наук. -М., 1994;

38. Бурдье П. Социология политики. -М., 1993;

39. Бьюкенен Д., Таллок Г. Расчет согласия. Логические основания конституционной демократии. М., 1997;

40. Валентей С.Д. Федерализм: Федерализм: российская история и российская реальность. М., 1998;

41. Васильева E.H., Закатилов Н.И. Выборг. Л., 1975;

42. Вебер А.Б. Устойчивое развитие как социальная проблема. М., 1999;

43. Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984;

44. Вятр Е. Социология политических отношений. -М., 1979;

45. Гаджиев К.С., Ильин В.В., Панарин A.C., Рябов A.B. Философия власти. -М., 1997;

46. Гельман В., Сенаторов О. Третья попытка реформы власти: поиск золотой середины//Российская Федерация. 1995. № 13;

47. Гессен В.Н. Теория правового государства. СПб., 1912;

48. Гладышев А.Г. Развитие местного сообщества: теория, методология, практика. М., 1999;

49. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М., 1998;

50. Гоголицын Ю.М., Иванова Т.М. Архитектурная старина. Л., 1971;

51. Голенкова З.Т. Трансформация социальной структуры и статификация российского общества. -М., 1996;

52. Головкин H.H. Реформа местного самоуправления в процессе модернизации российского общества: основные тенденции и проблемы: Автореферат дис. . .канд. полит, наук. Орел, 1999;

53. Горнев Д. Великобритания. Центральное и местное управление. М., 1984;

54. Города России. Энциклопедия. М., 1994;

55. Гримо Ж. Организация административной власти во Франции. М., 1994;

56. Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994;

57. Гумплович Л. Общее учение о государстве. СПб., 1910;

58. Гэлбрейт Д. Новое индустриальное общество. М., 1969;

59. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. -М., 1996;

60. Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. М., 1994;

61. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М., 1979;

62. Емельянов H.A. Государство и власть. Через самоуправление к народовластию. Тула, 1997;

63. Емельянов H.A. Местное самоуправление в России: генезис и тенденции. -М., 1999;

64. Емельянов H.A. Муниципальные системы зарубежный стран. М., 1998;бб.Зиммель Г. Проблемы социологии. М., 1996;

65. Зотова З.М. Государственная власть и местное самоуправление в России: актуальные проблемы. -М., 1999;

66. Зотова З.М. Оптимизация взаимоотношений между центром и регионами //Политические исследования. 1998. № 3;

67. Зудин А.Ю. Государство и бизнес: поворот во взимоотношениях? //Полития. 1997. №№ 3,5;

68. Иванов В.Н. Российский федерализм: что дальше? //Социально-политический журнал. 1997. № 6;

69. Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. М., 1996;

70. Игнатов В.Г. , Лысенко В.Д., Понеделков A.B., Хоперская Л.Л. Современное состояние сферы управления федеративными процессами //Известия высших учебных заведений /Общественные науки. 1997. № 4;

71. Игнатов В.Г., Понеделков A.B., Старостин A.M. и др. Политическая элита региона (социологический анализ) Ростов-на-Дону, 1995;

72. Игнатов В.Г., Хрипун В.И., Понеделков A.B., Старостин A.B. Региональные особенности местного управления и самоуправления. -Ростов-на-Дону, 1996;

73. Иеринг Р. Интерес и право. Ярославль, 1980;

74. Ильин И. Исторические задачи демократии //Российский вестник. 1991, №30;

75. Иностранное конституционное право /Под ред. В.В.Маклакова. М., 1996;

76. Исполнительная власть в Российской Федерации: Проблемы развития. -М., 1998; Комаровский B.C. и др. Механизмы взамиодействия структур государственного управления с институтами гражданского общества. -М., 1997;

77. Каменская Г.В. Больше федерализма больше демократии? //Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. 1997. № 4;

78. Карапетян JI.M. К вопросу о «моделях» федерализма //Государство и право. 1996. № 12;81 .Кареев Н.И. Основы русской социологии. Спб., 1996;

79. Кельзен Г. Чистое учение оправе. М., 1996;

80. Kenn Е. Архитектурные памятники Выборга XIII XX вв. - Л., 1977;

81. Ковалевский М.М. Социология. СПб., 1910;

82. Козер Л. Функция социального конфликта. М., 2000;

83. Козлова Е.И., Кутафин O.E. Конституционное право. М., 1995;

84. Конт О. Система позитивной политики. М., 1996;

85. Кораблин Ю.П. Политика и бизнес в современной России: особености взаимодействия: Автореферат дис. .канд. полит, наук. -М., 1999;

86. Кот B.C. Особенности и политические проблемы местного самоуправления (управления) Северного промышленного района: Автореферат дис. .канд. полит, наук. -М., 2000;

87. Кропоткин П.А. Взаимная помощь как фактор эволюции. СПб., 1907;

88. Ларина Н.И., Кисельников A.A. Региональная политика в странах рыночной экономики. М., 1998;

89. Лейкофф С. Оппозиция «суверенитет автономия» в условиях федерализма: выбор между «или - или» и «больше - меньше» //Политические исследования. 19995. № 1;

90. Ленинградская область. История и современность. СПб., 1997;

91. Локк Дж. Два трактата о правлении. М., 1988;

92. Лысенко В.Н. От Татарстана до Чечни (становление нового российского федерализма).-М., 1995;

93. Лысенко В.Н. Развитие федеральных отношений в современной России. -М, 1995;

94. Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта. Соч. Изд. 2-е. Т. 8;

95. Медведев Н.П. Национальная политика России. От унитаризма к федерализму. М., 1993;

96. Мендра М. Существует ли русское государство? //Россия и современный мир. Выл. 1. -М., 1993;

97. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М., 1992;

98. Миллс Ч. Высокая теория. М, 1994;

99. Михалева H.A. Правовые аспекты современного российского федерализма //Федеративное устройство России: история и современность. -М., 1995;

100. Моммен А. Федерализм и национальное государство (к истории вопроса) //Политические исследования. 1992. № 4;

101. Монсон П. Современная западная социология: теории, традиции, перспективы. СПб., 1992;

102. Моргачев В.Н. Формы и методы территориального управления в США и Канаде. М, 1987;

103. Морозова Е.В. Регионаьная политическая культура. Краснодар, 1998;

104. Морозова Е.В. Современная политическая культура Юга России //Политические исследования. 1998. № 6;

105. Натан Р.П., Хоффман Э.П. Софременный федерализм: сравнительные перспективы //Международная жизнь. 1991. № 4;

106. Нерсесянц B.C. Философия права. М., 1997;

107. Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., 1991;

108. Основы управления муниципальным хозяйством. М., 1998;

109. Остром В. Смысл американского федерализма. М. 1993;

110. Памятные места Ленинградской области. Л., 1973;

111. Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1997;

112. Пастухов В.Б. Новый федерализм для России: институционализация свободы //Политические исследования. 1994. № 3;

113. Пастухов В.Б. Становление российской государственности и конституционный процесс: политологический аспект //Государство и право. 1993. № 2;

114. Платон. Государство. Соч. в 4-х тт. Т. 3. М., 1994;

115. Платон. Законы. Соч. в 4-х тт.Т. 4. М., 1994;

116. Политическое эссе А.Гамильтона, Дж.Мэдисона и Дж.Джея /Пер. с англ. /Под общ. ред. Н.Н.Яковлева. М., 1993;

117. Попов В.Н. Политические и социальные особенностистановления местного самоуправления в Республике Саха (Якутия): Автореферат дис. . .канд. полит, наук. М., 2000;

118. Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992;

119. Пригожин А.И. Современная социология организаций. М., 1995;

120. Прилепский В.В. Краснодарский край как субъект Российской Федерации и его взаимоотношения в федеральным центром в 1991-1999гг.: политический аспект: Автореферат дис. .канд. полит, наук. -Краснодар 2000;

121. Проблемы и перспективы развития российского федерализма //Регионология. 1998. № 1;

122. Проблемы развития российского федерализма («Круглый стол» Совета Федерации 4 июня 1996 г.) //Политические исследования. 196. №4;

123. Пугачев Б.М. Пути становления российской государственности //Этнополитический вестник. 1992. № 2;

124. Рукавишников В., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные исследования. М., 1998;

125. Саликов М.С. О преимуществах и возможностях создания территориальной федерации //Политические исследования. 1998. № 3;

126. Самоуправление в Российской Федерации. М., 1998;

127. Сенека. Нравственные письма к Луциллию. М., 1969;

128. Синюков В.Н. О форме федерации в России //Государство и право. 1993. № 5;

129. Смелзер Н. Социология. М., 1994;

130. Смирнов В.В. США: политические механизмы городского управления. М., 1976;

131. Смирнова М.В. Политические отношения «центр регион» в переходный период: Автореферат дис. .канд. полит, наук. -М., 1995;

132. Солник Ст. «Торг» между Москвой и субъектами федерации о структуре нового российского государства: 1990-1995 //Политические исследования. 1995. № 6;

133. Сорокин П.А. Система социологии. М., 1993;

134. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992;

135. Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. М., 1998;

136. Строев Е.С. Становление России завтрашней: опасности и шансы //Политические исследования. 1996. № 4;

137. Субъект Российской Федерации и местное самоуправление: пути совершенствования экономического взаимодействия. М., 1999;

138. Тарасенко В.Г. Правовая база федеральных отношений: Трудности роста//Этнополитический вестник. 1995. № 1;

139. Тимофеев Н.С. Коммунальное право ФРГ. М., 1982;

140. Тишков В.А. Дилеммы развития России //Этнополитический вестник. 1992. № 1;

141. Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1992;

142. Умнова И.А. Современная российская модель разграничения власти между федерацией и ее субъектами. М., 1996;

143. Умнова И.А. Эволюция правового статуса края, области как субъекта Российской Федерации //Государство и право. 1994. № 8-9;

144. Уокер Э. Формирование взаимоотношений центра и регионов в новой России //Конституционное право: восточноевропейское обозрение (Москва, Чикаго). 1995. № 1;

145. Финансово-промышленные группы и конгломераты в экономике и политике современной России. М., 1997;

146. Халипов В.Ф. Кратология как система наук о власти. М., 1999;

147. Харитонов Е. Довольно споров о моделях развития. //Российская Федерация. 1995. № 15;

148. Цаплин A.B., Бакушев В.В. Коррупция: тенденции в мире и России. М., 2000;

149. Цицерон. О государстве. О законах. Об обязанностях. М., 1999;

150. Черник Д.Г. Актуальные проблемы самофинансирования и самоуправления ккрупного города. М., 1991;

151. Чернышов А.Г. Политическое самоопределение регионов: типы и тенденции //Политические исследования. 1998. № 2;

152. Чиркин В.Е. Модели современного федерализма: сравнительный анализ //Государство и право. 1994. № 8-9;

153. Чиркин В.Е. Современный федерализм: сравнительный анализ. М., 1995;

154. Чурсина С.И. Становление местного самоуправления как условие политической модернизации современной России. М., 1996;

155. Шабров О.Ф. Политическое управление: проблема стабильности и развития. -М., 1997;

156. Шаран П. Сравнительная политология. В 2-х ч. М., 1992;

157. Шахрай С.М. Многообразие регионов это сила России //Независимая газета. 1994. 5 марта;

158. Шишкин С.И. Государственно-правовые проблемы регионализации в Российской Федерации: Автореферат дис. . .д-ра юр. наук. Иркутск, 1996;

159. Шумейко В.Ф. Российские реформы и федерализм (социально-экономический очерк). М., 1995;

160. Шумейко В.Ф. Федерализм как принцип государственного строительства и как государственная политика //Этнополитический вестник. 1995. № 6;

161. Элейзер Д.Дж. Сравнительный федерализм //Политические исследования. -М., 1995. № 5;

162. Юрченко В.М. Политика как фактор региональной конфликтности. -Краснодар, 1997;

163. Klatt H. Zur Notwendigkeit einer Refoderalisierung Gesamtdeutschland //Polit/ Studien. München, 1991. Jg 42. № 318;

164. Klotz Н.-W/ Die Gesetzgebung im Bundesstaat //Aus Politik u. Zeitgeschichte (Bonn). 1993. № 52/53;

165. Timmerman X. Was erwartet Europa von Rusland? Köln, 1992; Mannle U. Grundlanden und Gestaltungsmoglichkeiten des Föderalismus in Deutschland //Aus politik u. Zeitgeschichte (Bonn). 1997. № 24;

166. Vogel B. Die neuen Lander, die neue Bundesrepublik, das neue Europa //Föderalismus im deutsch-britischen Meinungstreit (München). 1993.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 124732