Троице-Сергиев монастырь в XVI - начале XVIII века :Состав монашеской братии и вкладчиков тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Николаева, Светлана Викторовна

Диссертация и автореферат на тему «Троице-Сергиев монастырь в XVI - начале XVIII века :Состав монашеской братии и вкладчиков». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 86726
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Николаева, Светлана Викторовна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
382

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Николаева, Светлана Викторовна

Введение

Обзор литературы.

Глава первая. Источники по составу вкладчиков и братии Троице

Сергиева монастыря.

§ 1. Синодики.

§ 2. Кормовые и вкладные книги.

§ 3. Описи и переписные книги.

§ 4. Списки погребенных, памятники некрополя, литературные и другие источники

Глава вторая. Динамика вкладов в Троице-Сергиев монастырь и состав вкладчиков в ХУ1-ХУИ вв.

§ 1. Вклады и вкладчики в 1500-1584 гг.

§ 2. Вклады и вкладчики в 1584-1612 гг.

§ 3. Вклады и вкладчики в 1612-1700 гг.

Глава третья. Состав братии Троице-Сергиева монастыря в XVI — начале XVIII в.

§ 1. Троицкая братия в XVI в.

§ 2. Троицкая братия в XVII в.

§ 3. Троицкая братия в начале XVIII в.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Троице-Сергиев монастырь в XVI - начале XVIII века :Состав монашеской братии и вкладчиков"

В настоящее время, когда роль церкви в жизни общества становится все более активной и значительной, возникает потребность в осмыслении социально-политических событий и явлений прошлого, исторического опыта отношений церкви и церковных организаций с различными слоями общества. В этой ситуации актуальным становится изучение вопросов социально-политической истории отдельных церковных организаций.

Целью настоящей работы является исследование связей крупнейшего монастыря России Троице-Сергиевой лавры с различными социальными группами общества, которые нашли отражение в составе монашеской братии и вкладчиков.

Основанный наиболее почитаемым русским святым Сергием Радонежским в середине XIV в., в начальный период борьбы за объединение русских земель и национальную независимость, Троицкий монастырь из крохотной, затерявшейся в подмосковных лесах обители превращается в XVI в. в крупнейшую феодальную церковную корпорацию, а в XVII в. становится самым крупным монастырем-вотчинником в стране. Авторитет основателя монастыря, ставшего национальным символом духовности, единения и монашеского служения, при его жизни привлекал как светских властителей и церковных иерархов, так и представителей низших слоев населения. После смерти преподобного Сергия Радонежского созданная им обитель, осененная его святостью, постепенно, по мере распространения почитания Сергия как общерусского святого, стала наиболее предпочтительным местом вклада по душе, откуда, согласно представлениям средневекового человека, вне зависимости от его социального ранга, быстрее и легче, благодаря заступничеству преподобного Сергия и особому покровительству Богоматери, доходили все молитвы.

История Троице-Сергиева монастыря (с 1744 г. Лавры) привлекала и привлекает внимание отечественных историков, начиная с XVIII в., а в последнее время также и зарубежных ученых. Однако до сих пор не написана история этой крупнейшей церковной корпорации на современном уровне развития источниковедения и методики исторических исследований.

Наиболее разработанными в обширной историографии Троицкого монастыря оказались проблемы его землевладения и иммунитета. Наиболее важные исторические события, в центре которых оказывался Сергиев монастырь, факты участия его в политической истории страны (роль Сергия Радонежского в примирении удельных князей, благословение великого князя Дмитрия Ивановича на битву с монголо-татарами, события феодальной войны XV в., отношения монастыря с Иваном IV, оборона крепости монастыря и его патриотическая деятельность в период польско-литовской интервенции, роль убежища, которую обитель сыграла для Петра I во время стрелецких бунтов, многочисленные посещения ее московскими князьями, царями, греческими иерархами) упоминаются во многих публикациях с конца XVIII в. В современных исследованиях уточняется хронология, корректируется значение и роль некоторых из этих широкоизвестных фактов.

В трудах некоторых историков были затронуты и такие важные вопросы, как численность монашеской братии в XV, XVI, XVII вв., социальный статус вкладчиков, делавших земельные вклады в монастырь в XV-XVI вв. Однако специального изучения количественного и социального состава братии Троице-Сергиева монастыря и сословной представительности его вкладчиков пока не предпринималось.

Между тем, выяснение этих вопросов в отношении такой крупной церковной корпорации может помочь выявить общие тенденции развития социальной структуры монашества, тем более, что по другим российским монастырям подобных исследований почти нет. Представляется важным рассмотреть изменения в составе братии и вкладчиков в монастырь на протяжении достаточно длительного хронологического периода. Такой подход позволяет проследить процесс вовлечения в отношения с монастырем различных слоев общества. В настоящей работе впервые предпринята попытка охарактеризовать круг вкладчиков и состав монашеской братии Троице-Сергиева монастыря в XVI — начале ХУП1в.на достаточно длительном промежутке времени.

Хронологические рамки изучения проблемы (XVI — начало XVIII в. ) определяются, прежде всего, источниками, располагающими наиболее репрезентативными данными о вкладчиках и братии Троице-Сергиева монастыря. Это Вкладные книги 1639г. и 1673 г., содержащие обширные данные протографа XVI в., Кормовые книги 1592г. и 1674 г., синодики ХУ1-ХУП вв., Описи 1641 ГГ. и 1701 г., Ланд-ратская книга 1715 г. Кроме того, ХУ1-ХУП вв. — это время наиболее интенсивного расширения троицкой вотчины, наиболее активного поступления вкладов, расцвета хозяйства и могущества монастыря. Верхняя хронологическая граница работы соответствует периоду, непосредственно предшествующему секуляризации и переводу монастыря на штатное содержание, то есть последнему этапу развития монастыря как крупного феодального вотчинника. Таким образом, представленные нами данные характеризуют троицкую братию накануне кардинальных изменений в существовании Сергиевой обители. С точки зрения развития социально-политических отношений в обществе, это длительный путь от господства вотчинного хозяйства и феодальной аристократии с остатками удельной системы на раннем этапе существования централизованного государства до развития системы служилого землевладения, зарождения рыночных отношений, формирования самодержавия. В этих условиях представляется интересным проследить изменения в составе троицкой братии и круге лиц, связанных с монастырем, как отражение процессов, происходивших в обществе.

Большинство используемых нами источников малоизучены. Многие впервые привлекаются для изучения состава монашеской братии и вкладчиков (например, Опись 1641 г., Опись 1701 г.), некоторые вводятся впервые (Кормовая книга 1674 г., несколько синодиков ХУ1-ХУП вв., Ландратская книга 1715 г.). В связи с этим одной из задач работы является рассмотрение источников по истории состава монашеской братии и вкладчиков Троице-Сергиева монастыря, которым посвящена отдельная глава.

Следующей задачей исследования является рассмотрение круга лиц, дававших вклады в Троице-Сергиев монастырь, с целью выяснения следующих вопросов: какие социальные слои общества представлены среди вкладчиков; какие категории вкладчиков численно преобладают; чьи вклады составили большую долю в доходах монастыря.

Наиболее распространенным свидетельством связи того или иного лица или рода с монастырем является запись о вкладах. На основе данных самых репрезентативных источников о различных вкладах в Троицкий монастырь, Вкладных книг 1639 г. и 1673 г., нами рассмотрена общая и дифференцированная по характеру и ценности пожертвований динамика вкладов в Сергиеву обитель в ХУ1-ХУП вв. Нами составлены схемы-графики поступления вкладов, которые наглядно показывают периоды наибольшего и наименьшего притока пожертвований, изменения соотношения различных по характеру вкладов. Такой подход позволяет определить также относительную долю вкладов, поступивших от каждого из сословий, в общем числе приношении и вычислить их абсолютное значение. В силу особенностей источника, полученные таким образом данные хотя и не могут считаться исчерпывающими (особенно в части земельных вкладов), однако, благодаря количественной репрезентативности, выявляют общую тенденцию изменения состава вкладчиков.

Вопрос о социальном представительстве вкладчиков теснейшим образом связан с изучением состава монашествующих. Это две стороны одной и той же проблемы — взаимоотношения монастыря с различными слоями русского общества. Состав монашеской братии в большой степени, в своего рода концентрированной форме, отражает круг троицких вкладчиков. Поэтому при решении следующей задачи настоящей работы — рассмотрении состава монашеской братии, — предполагалось также показать на примере отдельных семей традиционность связей с Сергеевым монастырем родов, от которых на протяжении столетий поступали вклады и представители которых не только были троицкими старцами, но и занимали должности в монастырском управлении.

При рассмотрении состава монашеской братии в настоящей работе поставлены вопросы о численности троицких монахов и ее изменении в XVI в., середине и конце XVII в. и первой четверти XVIII в.; о представительстве и изменении соотношения среди троицких монахов выходцев из различных категорий феодального сословия, городского населения и крестьян; о социальном происхождении представителей монастырской администрации. В работе также представлены наблюдения по изменению структуры монастырской администрации и статуса отдельных должностей, уточнению хронологии пребывания на должности некоторых лиц, дополнения к биографии отдельных троицких старцев.

Для реконструкции состава братии Троице-Сергиева монастыря нами применен метод сравнительного анализа разных источников, предпринято комплексное использование данных нескольких источников, взаимодополняющих друг друга, в результате чего был составлен список монахов, упоминаемых в документах XVI-XVII вв., определено примерное время их пребывания в составе троицкой братии. Сравнение списков насельников монастыря из Описи 1641 г., Описи 1701 г. и Ландратской книги 1715 г. позволило сделать некоторые наблюдения о частоте сменяемости братии и возрастном составе монахов.

Анализ списков и интеграция их с данными дополнительных источников (вкладные и кормовые книги, синодики, надписи на надгробиях монастырского некрополя и рукописях монастырского книгохранилища и др.) позволяет рассмотреть вопрос об их полноте и объективности.

Для проведения сравнительного анализа списков монахов нами выбраны критерии, согласно которым все имена разделяются на группы по принципу информативности и характеру информации: имена с фамилиями, с прозвищами, происходящими от географических названий, названий профессий, личных особенностей лица и т.д. Аналитический подход к рассмотрению данных списков расширяет возможности их использования.Так, например, определить социальную принадлежность инока возможно, не только идентифицируя личность по фамилии, но и синтезируя информацию, которую дает выделенная нами группа имен с прозвищами географического характера. Поскольку подавляющее большинство прозвищ происходит от названий троицких сел и деревень, очевидно, принадлежат они жителям этих мест. Такой подход к анализу списков дает возможность поставить некоторые дополнительные вопросы, касающиеся характеристики монашеской братии, например, о представительстве в братии выходцев из различных городов и районов страны, о миграции монахов из других монастырей, в том числе троицких приписных.

Обзор литературы

Троице-Сергиев монастырь как уникальное явление в российской истории и культуре привлекал внимание многих исследователей, историков, литературоведов, историков церкви, искусствоведов.

Уже в конце XVIII в. выходит первое историческое описание Троице-Сергиевой лавры, составленное иеромонахом Павлом Пономаревым1, выдержавшее несколько изданий. В нем, кроме описания архитектурных памятников, впервые опубликован список троицких игуменов и архимандритов, дан перечень приписных монастырей, упомянуты земельные вклады, изложены наиболее известные эпизоды его истории.

Префект Новгородской духовной семинарии Амвросий Орнатский включил "Краткое описание"2 Троице-Сергеевой лавры в написанную им "Историю российской иерархии", где опубликовал многие царские и вкладные грамоты троицким настоятелям XVI-XVIII вв. и особо подчеркнул преимущественное положение Троицкого монастыря перед другими монастырями.

Сочинения в форме описаний-путеводителей, посвященных Троице-Сергеевой

-у лавре, создавались на протяжении всего XIX в . С точки зрения рассматриваемых проблем интерес представляют "Путевые записки о Троицкой лавре." И.М.Снегирева, поскольку автор затрагивает тему состава троицкой братии и приводит впервые численность монахов по Ландратской книге 1715 г.

Огромный вклад в изучение истории Троице-Сергиева монастыря внесли церковные историки XIX в.: А.В.Горский, Е.Е.Голубинский, иеромонах Арсений (Лобовиков), архимандрит Леонид (Кавелин). В обобщающем труде А.В.Горского4, впервые изданном в 1842 г. и переиздававшемся до 1910 г. одиннадцать раз, затронут целый комплекс вопросов, связанных с основанием монастыря, участием его в истории страны, монастырским землевладением, строительством архитектурного ансамбля, составом библиотеки и ризницы. Особое внимание автор уделил времени осады монастыря польско-литовскими войсками в начале XVII в. и ее последствиям. Горский дал краткую характеристику настоятелей монастыря и описание приписных монастырей. Автор также затрагивает вопрос о численности троицких монахов и слуг в связи с описанием осады монастыря в начале XVII в. По его мнению, в это время в братии насчитывалось более 300 монахов. Горский основывает свой расчет на свидетельстве Авраамия Палицына о количестве умерших от цинготной болезни (297 человек).

Вторая обобщающая работа о Троице-Сергиевой лавре была опубликована профессором МДА Е.Е.Голубинским5 в 1892 г. к 500-летию кончины Сергия Радонежского. Автор рассмотрел период начальной истории монастыря, роль Сергия Радонежского в истории страны, его значение для развития монашества и распространения общежитийного устава. Голубинский уделил также внимание развитию отношений монастыря со светской властью, складыванию монастырской вотчины и источникам доходов монастыря; дал подробное описание зданий, библиотеки, ризницы и архива. В книгу вошел алфавитный перечень близлежащих к монастырю поселений, выявленных по опубликованным к тому времени актам и переписным книгам, который сопровождается сведениями о бывших владельцах троицких сел, деревень и пустошей и способах приобретения этих владений.

Е.Е.Голубинский в своем сочинении уделил внимание и вопросу о количестве братии Троице-Сергиева монастыря в различные периоды его существования. Автором введены в оборот данные о численности братии по нескольким источникам с краткими комментариями об их объективности. Е.Е.Голубинский констатирует недостаток источников для исследования количественного состава братии в XIV-XV вв., на XVI в. число монахов им определено в 150 человек на основании анализа вместимости келий. Автор впервые использует завещание старца Варсонофия Якимова (1595 г.), в котором говорится о 200 монахах, проживавших в монастыре. Е.Е.Голубинский также приводит данные из сочинений иностранцев (П.Алеппского, А.Поссевина, А.Олеария и Фабри), критически их анализируя: обращает внимание на сознательное или неумышленное завышение численности братии, имеющееся у большинства иностранных авторов. Е.Е.Голубинский указывает численность монахов по Описи 1641 г., Ландратской книге 1715 г. (этот источник цитируется им по путеводителю И.М.Снегирева), данным Монастырского

-11 приказа на 1725 г.(по книге М.Горчакова)6, Ведомости 1749 г., составленной по приказу Елизаветы Петровны, штатному содержанию 1764 г. Завершает обзор численности троицкой братии Голубинский 1892 г., указывая 252 монахов без ссылки на источник.

Е.Е.Голубинский в своем сочинении рассматривает вопрос о структуре управления монастырем: дает характеристику настоятелей, обращает внимание на особое положение администрации Троицкого монастыря по сравнению с другими монастырями. Автором поставлен вопрос о соборных старцах и соборном управлении. Автор полагает, что до предписания Анны Иоанновны 1738 г. в монастыре не было соборного управления. Существовавшие соборные старцы в XVI-XVII вв. были теми людьми, с которыми настоятель советовался с относительной степенью обязательности.

Голубинским были достаточно подробно рассмотрены обязанности основных должностных лиц и механизм их исполнения, уделено внимание изучению состава и положения монастырских слуг и служек, разделенных им на три "класса" и три "статьи" в соответствии с характером службы.

Помимо обобщающих работ, в XIX в. были проведены исследования по отдельным проблемам истории Троице-Сергиева монастыря.

Наиболее исследованным оказался вопрос о монастырском землевладении. Арсением (Лобовиковым), Леонидом (Кавелиным), Н.П.Лихачевым, С.А. Шумаковым и другими в научных и краеведческих изданиях были опубликованы многие акты и другие владельческие документы Троицкого монастыря7.

В статьях Арсения, указанных сочинениях А.В.Горского, Е.Е.Голубинского, в примечаниях Леонида к книге А.В.Горского рассматривался вопрос о первоначальных земельных владениях монастыря. Все авторы приходили к выводу о том, что при игуменстве Сергия монастырь не имел вотчинных владений, появляются они в XV в. при игумене Никоне, рост же их приходится на XVI-XVII вв., в основном за счет вкладов и покупки. О том, что главным источником роста монастырского землевладения в XVI в. были служилые вотчины делают авторы работ по экономической истории России С.В.Рождественский и Н.А.Рожков8, широко

- 12использовавшие материалы по землевладению Троицкого монастыря.

Очерки об истории отдельных монастырских сел были написаны Арсением, Н.А.Заозерским и М.В.Толстым9.

Исследования, посвященные земле-владению Троицкого монастыря, с точки зрения рассматриваемого вопроса о составе вкладчиков представляют ценность, так как в той или иной мере затрагивают вопрос о бывших владельцах троицких вотчин, выявляют пути поступления земель в монастырские владения и подтверждают вывод о том, что большую часть вкладчиков в Троице-Сергиев монастырь составляли мелкие и средние землевладельцы, имевшие вотчины недалеко от монастыря. Одна из статей Н.П.Лихачева10 посвящена роду Головкиных, представители которого на протяжении нескольких веков делали вклады в Троицкий монастырь и входили в состав его братии.

Вопрос о денежных затратах Троицкого монастыря затронут в кандидатском сочинении студента МДА Павла Новгородского11, посвященного обзору хозяйственной истории Троице-Сергиева монастыря. Автором подсчитаны суммы, затраченные каждым настоятелем на приобретение земли. Эти расчеты интересны для сравнения с полученными нами данными о денежных вкладах в монастырь по материалам вкладных книг. Период наибольших затрат, приходящийся, по данным П.Новгородского, на игуменство Дионисия (1610-1633) совпадает со временем наибольших, по нашим подсчетам, поступлений в монастырь сумм денежных вкладов.

Специальных исследований по составу братии Троицкого монастыря, как и других монастырей, в трудах XIX в. не имеется. Интерес был проявлен лишь к представителям монастырской администрации и отдельным, наиболее ярким личностям. Наиболее репрезентативная информация содержится в сочинении иеромонаха Арсения "Летопись наместников, келарей, казначеев, ризничих, экономов и библиотекарей Свято-Троицкие Сергиевы Лавры"12. Автор не только систематизировал все известные ему сведения о лицах, занимавших наиболее важные должности, дав их перечень в хронологическом порядке и показав преемственность, но и выявил круг источников по исследуемой теме (описи, синодики, вкладные книги, протоколы Учрежденного Собора и синодальные грамоты). Арсений также предварил каждый раздел ценными наблюдениями по истории возникновения и развития прерогатив этих должностей. Однако многие важные представители администрации, такие как большой посельской, казенный, конюший старцы и другие остались за рамками его исследования. Привлеченные нами источники позволяют получить о них некоторую информацию, а также ввести новые сведения по некоторым персоналиям, рассматриваемой Арсением администрации, и уточнить время пребывания на должности отдельных лиц.

Для изучения социального состава вкладчиков и монахов Троице-Сергиева монастыря большое значение имеет исследование Арсения о монастырских слугах и служках13, поскольку они являлись той социальной средой, из которой традиционно пополнялась братия. Именно от них поступали, главным образом, некрупные, но многочисленные вклады, которые, в силу этого, составляли значительный процент дохода обители. Арсений подробно, на материалах многих источников, рассмотрел состав, обязанности, статус троицких слуг, их отношения с монастырем и государством. Автор, с одной стороны, обобщил сведения о монастырских слугах и служках как особой социальной прослойки феодального общества, с другой стороны, отметил особое положение, высокий престиж троицких слуг.

Арсением было также составлено описание славянских рукописей библиотеки Лавры, сделанное при передачи им библиотеки новому библиотекарю Иларию Москвитину14. При описании рукописей составителем были воспроизведены надписи, содержащие имена монахов — владельцев книг, вкладчиков, писцов. Работу по каталогизации славянских рукописей из ризницы и книгохранилища Лавры продолжил архимандрит Леонид (Кавелин)15. В своих комментариях он высказал ценные замечания по датировкам, составу и соотношению рукописей, в частности синодиков XVI в16.

Леонид внес большой вклад в изучение круга лиц, связанных с Троице-Сергиевым монастырем, вкладчиков и монахов, опубликовав список надгробий, сделанный в XVII в., надписи, находившиеся в соборах и на различных памятниках хранившихся в Лавре и список погребенных в монастыре. Для этого им были

- 14систематизированы и дополнены перечни, составленные в Лавре в ХУШ-Х1Х вв17. Наиболее древним надгробным надписям, найденным в Лавре, была посвящена статья С.К.Смирнова18.

В конце XIX — начале XX в. были опубликованы исследования, посвященные отдельным троицким игуменам и инокам: игумену Мартиниану Белозерскому, игумену Артемию, агиографам Епифанию Премудрому и Пахомию Сербу19. В обобщающих сочинениях по истории монашества и монастырей, общероссийской

20 истории также уделено внимание троицким игуменам .

В сочинениях историков XIX — начала XX в. большое внимание было уделено выявлению роли преподобного Сергия Радонежского и Троицкой лавры в истории России, особый интерес к этому вопросу возник в связи с юбилеем дня памяти Сергия в 1892 г21.

Привлекали внимание исследователей и бесценные сокровища художественной культуры, хранившиеся в монастырской ризнице, и история троицкой живописной мастерской, и культурно-просветительская деятельность Лавры22. В этих сочинениях имеются упоминания отдельных вкладчиков и монахов, связанных с творческими профессиями, однако они очень немногочисленны и известны по другим источникам.

В XIX в. были опубликованы синодики некоторых русских монастырей, хотя эти издания не соответствуют современным археографическим требованиям, они дают возможность провести некоторые параллели и сравнения. Исследованию синодиков посвящены труды Ф.И.Успенского, Е.В.Петухова, И.А.Голышева А.А.Титова и др23.

Из многочисленных изданий по описанию и истории русских монастырей, появившихся в XIX — начале XX в24, для рассмотрения наших вопросов особенно интересно сочинение Н.Никольского о Кирилло-Белозерском монастыре и его Ю устройстве, так как этот монастырь сравним с Троице-Сергиевой обитель по времени возникновения, значению, размерам, принципам ведения хозяйства. Автор уделяет некоторое внимание составу братии, некрополю, вкладчикам в монастырь.

- 15

Интересные сведения по количественному составу монашествующих, владениям и доходам многих русских монастырей содержатся в труде М.Горчакова "Монастырский приказ" (1649-1725 г.)26.

В целом, в историографии конца XVIII — начала XX в. раскрыта репрезентативность Троице-Сергиева монастыря, подчеркнуто его особое положение среди других российских монастырей, сформировано отношение к личности и роли преподобного Сергия Радонежского как воплощения идеала монашеского служения и символа православного единства русского народа^рассмотрены вопросы землевладения и хозяйства монастыря, начато изучение его архива, введены в научный оборот многие важные источники, затронуты проблемы состава вкладчик и монашеской братии.

В советское время в исторических исследованиях, так же как и в историографии XIX в. специальных работ, анализирующих состав вкладчиков и монашествующих российских монастырей в период до XIX в., в том числе и Троице-Сергиева монастыря, не появлялось. Однако, история такой крупной феодальной корпорации, какой был Троицкий монастырь, продолжала привлекать многих исследователей. Обширные троицкие материалы использовались как в обобщающих работах по экономической и социальной истории России, так и в исследованиях по отдельным проблемам.

Уже в 20-е годы было начато источниковедческое изучение монастырского архива. Комиссией по охране памятников Лавры, созданной в 1918 г.,были обследованы ризница, библиотекаре здания внутри Лавры и близлежащие церкви. Художественные памятники, рукописи и печатные книги были зарегистрированы, частично каталогизированы и получили первичную систематизацию27. В рамках работы Комиссии П.А. Флоренским и П.Н.Каптеревым была разработана широкая издательская программа, к сожалению, осуществленная лишь частично. Особо была отмечена необходимость издания трех источников: Описи 1641 г., Вкладной книги 1673 г. и Синодика 1575 г28. В 1923 г. Ю.А. Олсуфьев скопировал и подготовил к печати Синодик 1575 г. и Опись 1641 г29. Однако, эти источники, равно как и историко-генеалогическое исследование Олсуфьева по Вкладной книге

-161673 г. (ныне утрачено) так и не вышли в свет.

В конце 20-х годов С.Б.Веселовским, А.И.Яковлевым и Л.В.Черепниным был обследован лаврский архив, результатом чего стала публикация в 1929 г. Центрар-хивом "Памятников социально-экономической истории Московского государства XIV-XVII вв." С 1952 г. началось систематическое издание всех актов из троицкого архива с конца XIV в., доведенное в настоящее время до 1526 г30. Были осущел 1 ствлены и другие публикации троицких грамот . В настоящее время готовятся к публикации троицкие грамоты XVI в32.

В 1987 г. сотрудниками Загорского музея-заповедника, где находятся рукописи, была издана Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря 1673 г. с уточненияо о ми и дополнениями по списку 1639 г .

Огромная работа по исследованию троицкого архива, грамот, копийных книг, публично-правовых актов была проделана Л.В.Черепниным, С.М.Каштановым, Л.И.Ивиной34. Межевая книга Троицкого монастыря 1558-1559 гг. (№ 254) была исследована Ю.Г.Алексеевым, изучению Вкладных книг 1639 и 1673 г. и Описи о с

1641 г. посвящены работы Е.Н.Клитиной .

В последнее время в исторической литературе прослеживается явный интерес к такому своеобразному виду источников как синодики, хотя на их значение указывали уже ранее С.Б.Веселовский, А.А.Зимин, Р.Г.Скрынников36. В статьях И.В.Дергачевой, C.B. Сазонова, С.В.Конева некоторые троицкие синодики упоминаются в качестве примеров для иллюстрации особенностей синодиков-помянников. С.В.Коневым составлена схема соотношения списков и протографов синодиков Троице-Сергиева монастыря, правда без аргументированных объяснений. В предлагаемой нами схеме троицких синодиков, составленной на основе

-зо анализа тех же источников, имеются значительные расхождения с автором .

Многие вопросы истории Троице-Сергиева монастыря получили освещение в фундаментальных обобщающих трудах видных отечественных историков, академиков С.Б.Веселовского и М.Н.Тихомирова, Прекрасно зная троицкие архивы, С.Б.Веселовский рассмотрел историю приобретения многих монастырских земель, проследил процесс укрупнения троицкой вотчины к концу XVI в., противоречия

- 17между монастырем и государственной властью в вопросах землевладения. С.Б. Веселовским сделан убедительный вывод на конкретном материале о том, что рост землевладения Троицкого монастыря значительно опережал рост владений всех других духовных учреждений страны39. Веселовским тщательно проанализированы Вкладная книга 1673 г40, и Синодик 1575 г., выявлен традиционный размер вклада за поминание (50 р.), который при сопоставлении его автором со вкладами в другие монастыри оказался значительно более крупным. С.Б.Веселовский дает объяснение практики многочисленных вкладов в монастырь не только с экономической, но и с религиозно-идеологической точки зрения, обращая внимание на огромную роль в мировоззрении средневекового человека традиции заботы о душе и обеспечения ее существования после смерти вкладчика путем прижизненных пожертвований и пожертвований родственников41. Веселовским проведен подсчет денежных вкладов в монастырь по нескольким десятилетиям и сделан вывод о наличии значительных сумм для покупки недвижимости и ростовщической деятельности42. С.Б.Веселовский рассмотрел историю конкретных боярских и дворянских родов, многие из которых были теснейшим образом связаны с Троице-Сергиевым монастырем43. Веселовским составлены списки (указатели) старцев и настоятелей монастыря по Вкладной книге 1673 г. ,а также роспись троицких слуг по переписи 1646 г44.

М.Н.Тихомиров на основе данных писцовых книг при сравнительном анализе размера троицких земель с другими вотчинными держаниями ХУ-ХУ1 вв. называет монастырь "великим собирателем земельных имуществ". Тихомиров также дал оценку отдельных промысловых и торгово-ремесленных центров во владениях Троицкого монастыря45. Как феодальная корпорация-вотчинник Троице-Сергиев монастырь был рассмотрен в трудах А.А.Зимина и Л.И.Ивиной46, посвященных исследованию крупной вотчины.

Помимо источниковедческих исследований и анализа материалов по Троице-Сергиеву монастырю в обобщающих трудах были проведены исследования по отдельным проблемам его истории.

-18- ,

Благодаря наличию обширного корпуса источников, а также в основном социально-экономической направленности исследований средневековья в советский период, традиционно наиболее изученной остается история троицкого землевладения.

В 20-е годы были опубликованы работы краеведов Н.Г.Шафранова и М.И.Смирнова47. Статья Н.Г.Шафранова посвящена боярским землям Радонежского княжества, вошедшим в состав троицкой вотчины. Автор отметил близость радонежского боярства к монашеской братии, обратил внимание на развитие денежного хозяйства в XVI в., поставил вопрос-о причинах земельных вкладов в монастырь и назвал главной из них денежную задолженность служилых людей, их нужду в деньгах48. М.И.Смирнов составил алфавитный указатель троицких владений в Переславском уезде в XV-XVII вв. Опираясь на широкий круг источников, автор определил не только время приобретения земель, но, что особенно интересно для нас, их прежних владельцев. На основании своих сравнительных исследований по другим монастырям он делает вывод об исключительных размерах троицкой вотчины как среди церковных, так и среди светских феодалов49.

Большой интерес в связи с рассматриваемыми нами вопросами представляет монография Ю.Г.Алексеева50 о феодальном землевладении в Переславском уезде в XV-XVI вв. На материале разнообразных источников автор показывает, что основным источником роста троицких земельных владений были вотчины мелких и средних феодалов. Типичными вкладчиками в Сергиев монастырь были землевладельцы ранга детей боярских, такие как Баскаковы, Бутеневы, Воропановы, Ред-риковы, Зубовы, Скрипицыны, Акинфовы, Шубины. Ю.Г.Алексеев сопоставил поступление в монастырь вкладов земельных и денежных. По подсчетам Алексеева, поступавшие в монастырь денежные вклады полностью перекрывали его расходы на приобретение земель в Переславском уезде. Автор обратил внимание на то, что земельные вклады и денежные пожертвования поступали от тех же семей. Но были и такие вкладчики, от которых поступали только деньги. Семьи, дававшие земельные вклады, по мнению Алексеева, имели более тесные и длительные связи с Троицкой обителью.

- 19

Традиционная проблема землевладения на самом раннем этапе существования Сергиева монастыря рассматривается в работах И.И.Бурейченко, В.И.Корецкого, И.У.Будовница51, ей уделяется внимание и в некоторых других работах. Большинство историков придерживаются мнения о том, что при игуменстве Сергия у монастыря еще не было земельных владений.

Ранним вкладам посвящены исследования В.Д.Назарова, который также проследил историю нескольких боярских и княжеских родов52. С.З.Черновым53 проведено археологическое обследование и анализ развития поселений в Переслав-ском уезде. Автор применил интеграцию методик археологического и исторического исследования для изучения и реконструкции некоторых вотчинных владений.

Большая и кропотливая работа по исследованию землевладения Троице-Сергиева монастыря в ХУ-ХУ1в. на основе актового материала, писцовых и копийных книг была проделана М.С.Черкасовой54, которая рассмотрела динамику роста земельных владений монастыря, способы и источники приобретения земель, развитие троицкой вотчины в отдельных регионах страны, составила источниковедческую схему Троицких писцовых книг 1592-1594 гг. Автором выделены пять периодов в приобретении монастырских владений и сделан вывод о том, что абсолютного прекращения земельных поступлений не было даже при игуменах-нестяжателях Паисии и Артемии. Для рассмотрения поставленных нами вопросов особенно важна работа, проделанная исследовательницей по выявлению бывших владельцев троицких вотчин, составлен именной указатель вкладчиков. М.С.Черкасовой подтвержден вывод о том, что самой представительной категорией вкладчиков в Сергиев монастырь были мелкие и средние вотчинники, которые имели наиболее тесные и традиционно продолжительные связи с монастырем. Автором также рассматривается проблема денежных поступлений в монастырь и соотношение этих сумм с затратами обители на приобретение земель, отмечен процесс интенсивного увеличения троицкой вотчины в 50-80-е годы XVI в.; затронут вопрос о развитии промысловых и городских владений монастыря. Противоречия и сложности в сфере межфеодальных отношений (государство — церковь — светские землевладельцы) также нашли отражение в исследовании М.С.Черкасовой. Помимо основных рассматриваемых источников, автором отмечено значение вкладных книг и синодиков Троицкого монастыря.

Хронологически работу М.С.Черкасовой по изучению землевладения Троице-Сергиева монастыря по актам, писцовым и копийным книгам продолжает исследование Л.А.Кириченко55, доведенное до середины XVII в. Автором составлен хронологический перечень грамот с 1584 по 1641 г., подробно рассмотрен вопрос о приобретении промысловых владений и городских дворов, выявлена динамика роста троицкой вотчины в Переславском, Дмитровском и Московском уездах, подсчитаны суммы, полученные монастырем по данным грамотам. Выявленные исследовательницей тенденции согласуются с нашими наблюдениями по вкладным книгам. Л.А.Кириченко определены по актам соборные старцы и составлены их поименные списки с конца XVI до середины XVII > в., уточнена хронология игуменства с 1584 по 1713 гг., выяснены отдельные биографические сведения о троицких монахах, в частности, впервые отмечено пребывание в троицкой братии Филарета Никитича Романова.

Еще одна тема, традиционно развивающаяся в отечественной историографии — роль преподобного Сергия Радонежского в истории России, его земная биография и интерпретация ее в Житии, проблема основания Троицкого монастыря и введения в нем общежитийного устава. В 50-е годы появилась статья В.П. Зубова56 о редакциях Жития Сергия.

Многочисленные редакции Жития Сергия Радонежского, их соотношение, источниковедческая схема их развития рассмотрены в трудах Б.М.Клосса. Привлечение целого комплекса источников позволило автору датировать важнейшие события в истории монашества и в биографии Сергия Радонежского, его поставле-ние в игумены (1354 г.), знаменитое видение ему Богоматери (Филиппов пост 1385 г.), исходный момент введения общежитийной реформы на Руси на основе Иерусалимского устава (вторая половина 50 годов XIV в.), основание таких монастырей, как Андроников (1366 г.), Симонов (1375-1377 гг.), Стромынский (1381 г.), Голутвин (1385 г.)57. Б.М.Клоссом уточнены также датировки моментов

-21 биографии преемника Сергия Радонежского, Никона Радонежского, вызывавшие спорные толкования: время его пострижения (весна-лето 1381 г.) и время смерти го

17 ноября 1428 г.) . Большой вклад внесли исследования Б.М.Клосса в изучение скриптория Троице-Сергиева монастыря: атрибутировано авторство и определены датировки многих рукописей, выявлены неизвестные ранее имена троицких писателей и писцов; рассмотрен состав древнего книгохранилища по монастырским описям. Б.М.Клоссом проведены исследования по отдельным личностям, связанным с монастырем,,и наиболее интересным вкладам: уточнены некоторые неясные моменты биографии келаря Симона Азарьина, определен состав его библиотеки, выяснена история захоронения князя Андрея Радонежского в Троицком монастыре и датирован перенос его останков в Кремлевский Архангельский собор (между 1565 и 1573 г.), проведена атрибуция оклада на икону "Троица" письма Андрея Рублева, данного Борисом Годуновым, по подбору патрональных святых; сделана реконструкция оклада на икону "Троица", вложенного Иваном Грозным, также на основе анализа состава избранных святых59.

Роли Сергия Радонежского в истории русского монашества, исследованию корней его мировоззрения и его влияния на дальнейшее развитие идей монашеского служения посвящена монография Н.С.Борисова "И свеча бы не угасла."60. Автор на основе анализа Жития Сергия Радонежского подробно рассмотрел его жизненный путь, показал, что избранный им "способ служения людям путем обличения и "вразумления" Власти" восходит к Феодосию Печерскому (Н.С.Борисов отмечает близость мировоззрения Сергия к исихастской идеологии, но не склонен причислять его к исихастам) и находит свое продолжение в деятельности Кирилла Белозерского, нестяжателей, Нила Сорского, Филиппа Колычева. В исследовании Н.С.Борисова уделено большое внимание выяснению роли образа и концепции Троицы в мировоззрении Сергия, Двтор отмечает что догматическая Троица вполне соответствовала идее "единства равных", наиболее подходящей как порядок в политических отношениях в эпоху феодальной раздробленности. Рассматривая внутреннее устройство и порядок жизни в монастыре при Сергии Радонежском, автор выясняет распределение обязанностей среди первых насельников монастыря. Значительная часть исследования посвящена роли введения общежитийного устава. Монастырская реформа получила освещение в более ранней работе Н.С.Борисова61, посвященной участию церкви в политической борьбе XIV-XV вв.,. где в этой связи рассматривается участие монастыря и его игумена в конфликте, возникшем при назначении преемника митрополита Алексея.

Сергию Радонежскому и ранней истории Троицкого монастыря (его основание отнесено ко времени не ранее 1342 г.)посвящены статьи В.А.Кучкина62. Особое внимание автор уделил изучению роли Сергия в формировании духовного единства народа, объединении русских княжеств накануне Куликовской битвы. Проанализировав хронологию подготовки Куликовской битвы и маршрут движения русского войска, В.А.Кучкин пришел к выводу о легендарности факта приезда князя Дмитрия Ивановича с войском перед Куликовской битвой за благословением в монастырь к Сергию. Это событие, по мнению автора, могло иметь место перед битвой на р. Воже.

В целом социально-политическая история Троице-Сергиева монастыря гораздо менее изучена, чем история его землевладения и хозяйства. Исключение составляют отношения между монастырем и государством по земельным вопросам, а также противоречия между монастырем, частными вотчинниками и черносошными крестьянами. Обстоятельно рассмотрены проблемы иммунитета Троицкого монастыря П.П.Смирновым Н.Е.Носовым и, особенно, С.М.Каштановым63. Вопросам борьбы монастыря за землю уделяли внимание С.Б.Веселовский, И.У. Бу-довниц, Л.И.Ивина, А.Д.Горский, М.С.Черкасова64.

Отношение Сергия Радонежского с великокняжеской властью рассмотрены Р.Г.Скрынниковым в рамках проблемы отношений между государством и церковью на Руси в XIV-XVI вв65. Автор, как и большинство исследователей, затрагивавших эту тему, указал на двойственность положения троицкого игумена, стремившегося к уединению и вовлеченного в водоворот политических событий.

Еще менее изученным остается вопрос о внутреннем устройстве и режиме монастыря. Помимо уже указанной монографии Н.С.Борисова, эти вопросы рассмотрены в диссертации И.Г.Ханаговой66. Исследовательницей прослежен процесс изменения внутримонастырских отношений и режима после смерти Сергия Радонежского, отмечено, что к XVI в. произошли значительные отступления от правил монашеской жизни, существовавших при Сергии, а также забвение принципов нестяжания уже при его преемнике игумене Никоне, последовательное накопление богатств и расширение владений, не прекращавшееся полностью даже при игуменах-нестяжателях. Автором сопоставлены списки троицких игуменов на период с конца XIV до 30-х годов XVI в.

Специальных работ, посвященных игуменам Троицкого монастыря после Сергия Радонежского в советской историографии нет. Но есть исследования, в которых уделяется внимание рассмотрению церковно-политических воззрений отдельных троицких настоятелей, например, Серапиона, Паисия Ярославова, Вас-сиана Рыло, Симона Чижа, Иоасафа Скрипицына67. В.Г.Брюсовой68 проанализированы списки троицких игуменов первой половины XVI в., Л.А.Кириченко69 рассмотрела актовый материал конца XVI — начала XVII в. как источник по истории состава монастырской администрации. Статьи Т.В.Николаевой и Е.Н.Клитиной70 посвящены знаменитым келарям Троицкого монастыря, Евстафию Головкину и Симону Азарьину. О.А.Белобровой проведено обстоятельное исследование Жития и воззрений архимандрита Сергиева монастыря Дионисия Зобниновского, сыгравшего важную роль в развитии национально-патриотического движения в стране в период польско-литовской интервенции; значение обороны Троицкого монастыря от интервентов (1608 — 1610) и место этого события в социально-политической борьбе в стране рассматривали Т.В. Николаева и И.О. Тюменцев71.

Библиотека Сергиева монастыря, одна из немногих хорошо сохранившихся монастырских библиотек, привлекала многих исследователей. В 50#годы над ее изучением работали Г.И.Вздорнов, С.А.Клепиков, Т.Б.Ухова72. Г.И.Вздорнов выделил среди рукописей Х1У-ХУ вв. те, которые были составлены при игуменстве Сергия и те, которые принадлежали его преемнику игумену Никону, сделал вывод о работе в монастыре в Х1У-ХУ вв. писцов южнославянского происхождения. О.А.Белобровой, Р.П.Дмитриевой, Б.Н.Флорей73 выявлены и проанализированы троицкие рукописи, оказавшиеся вне основного собрания. В 70-е годы исследованием рукописного собрания и библиотеки занимались Г.М.Прохоров, Т.А.Попеску, Л.М.Спирина74.В 80-90-е годы по этим проблемам были опубликованы вышеназванные труды Б.М.Клосса.

Достаточно хорошо изучены архитектурные и художественные памятники Троице-Сергиевой лавры. История строительства и реставрации архитектурного ансамбля подробно рассмотрена в фундаментальных трудах И.В.Трофимова, В.И.Балдина, М.А.Ильина75. Проведенные архитекторами натурные обмеры и исследования позволили реконструировать облик монастыря в Х1У-ХУП вв., определить, в частности, топографию и плотность расселения монастырской братии.

Каталогизация и изучение художественных памятников, хранившихся в лавре, была начата сразу после национализации ее имущества в 1918 г. членами Комиссии по охране памятников Лавры и продолжена сотрудниками Сергиево-Посадского (Загорского) музея-заповедника76. Для рассмотрения поставленных нами вопросов представляет интерес содержащаяся в этих работах информация о вкладчиках и источниках поступления произведений искусства. Особенно важны описания и исследования археологических находок на территории монастыря, опубликованные в статьях Т.В.Николаевой и других сотрудников музея, начиная с

77

50-х годов до настоящего времени .

Изыскания последних лет по различным аспектам истории Троице-Сергиева монастыря получили освещение на Международной конференции "Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России", проведенной Сер-гиево-Посадским музеем-заповедником в сотрудничестве с Московской Духовной Академией в сентябре-октябре 1990 г., материалы конференции были изданы в

2000 г . На конференции были заслушаны доклады о ранней истории монастыря, истории создания Жития и биографии Сергия Радонежского (Н.С. Борисов, Б.М.Клосс, В.Д.Назаров), его роли в формировании взглядов Ф.М.Достоевского (Н.Ф. Буданова), об исторических аспектах Жития преподобного Дионисия (О.А.Белоброва), жизни и воззрениях митрополита Иоасафа (архимандрит Мака-рий (Веретенников), о взглядах на образование митрополита Платона (Р.М.Корот-кевич). Были представлены исследования малоизученных троицких рукописей

Б.М.Кириллин, О.В.Николаева), художественного наследия Сергеева монастыря (Г. Б. Попов, Э.К.Гусева, Л.И.Лифшиц, Л.М.Спирина и др.), история художественных мастерских Лавры (О.И.Зарицкая, Л.А.Шитова, Л.М.Воронцова и др. ).

К сожалению, нет специальных работ по составу вкладчиков и монастырской братии ХУ-ХУП вв. не только Троице-Сергиева, но и других крупных монастырей, хотя эти вопросы и затрагиваются во многих исследованиях.

В 80-90-е годы были защищены кандидатские диссертации, посвященные изучению архивов, социально-политических и культурологических аспектов истории отдельных монастырей: Соловецкого, Валаамского, Новодевичьего, Нило-Столбенской пустыни, нескольких северных и ярославских монастырей79.

Наиболее близко к нашей теме исследование Т.Ю.Самсоновой80, посвященное хозяйственной деятельности, социальному составу братии и управлению Соловецкого монастыря во второй половине XIX — начале XX века. Автор рассмотрела формулярные и послужные списки монашествующих, по которым определила рост числа монахов со 121 человека в 1865 г, до 211 человек в 1915 г., преобладание в социальном составе выходцев из крестьян и мещан, значительное увеличение за этот период (с 47 до 71% от общего числа) первых и сокращение (с 25 до 5,6% от общего числа) последних. Т.Ю.Самсонова исследовала характер отношений внутри монастыря, между монахами и настоятелями, дала характеристику их деятельности. Одна из глав диссертации посвящена структуре бюджета и бухгалтерской отчетности. Автором сделан вывод о нерентабельности монастырского хозяйства и недостаточной активности культово-религиозной деятельности, позволявшей получать доходы от выполнения церковно-религиозных функций.

В 1999 г. была опубликована монография П.Н. Зырянова81, посвященная русским монастырям и монашеству в XIX — начале XX в. Автором рассмотрены вопросы юридического положения монастырей, количественного и социального состава монашества, изменения в строе монастырской жизни, отношения внутри монашеской братии, старчества; представлен обширный ценнейший статистический материал, данные по многочисленным источникам. В исследовании выявлены тенденции изменения количественного и социального состава монашества в XIX — начале XX в., позволяющие проследить перспективы процессов, рассматриваемых в настоящей диссертации.

Возможность для сравнительного анализа данных рассматриваемых нами источников с данными аналогичных документов других монастырей дало издание в последние годы интереснейших рукописей: Описи Кирилло-Белозерского монастыря 1601 г., Вкладной книги Серпуховского Высоцкого монастыря 1648 г., Кормовой книги Иосифо-Волоколамского монастыря XVI в. , хозяйственных книг Чудова монастыря 1585/86 г82.

Большое значение для изучения поставленных нами вопросов имеют публикации источников и исследования по социальному составу общества и генеалогии83.

В обширном современной историографии Троице-Сергиевой Лавры наиболее изученными оказались вопросы землевладения и социально-политических отношений, связанных с ним, личность и роль Сергия Радонежского в истории русского монашества, архитектура и художественное наследие монастыря. Общественно-политические вопросы его истории, внутреннее устройство получили гораздо меньшее освещение. Состав вкладчиков и монашеской братии, общая динамика вкладов, как и в литературе XIX в. , ни по одному из хронологических периодов целенаправленно не освещались.

В зарубежной историографии Троице-Сергиеву монастырю, преподобному Сергию Радонежскому, характеристике наиболее выдающихся троицких игуменов, ставших позднее архиепископами и митрополитами, а также определению их роли в истории русского монашества значительное внимание уделено в трудах русскоязычных авторов: А.В.Карташова, В.Зайцева, Г.П.Федотова84. Ранняя история монастыря и роль Сергия как собирателя русских земель освещена в сочинениях Н.Зернова85. Вопросы о связи мировоззрения Сергия Радонежского с идеями исихазма и распространении исихазма в среде древнерусского монашества рассмотрены в статье Пола Бушковича86. Автор полагает, что преподобный Сергий Радонежский, вероятно, не вполне осознанно и последовательно, но являлся выразителем исихастской философии.

Различные аспекты изучения Жития Сергия Радонежского представлены в исследованиях Райнера Штихеля и Л.А.Янковской87.

Весьма обстоятельно на основе житийных и летописных источников, вкладной и кормовой книг, памятников публицистики рассматривает различные вопросы социально-политической и экономической истории Сергеева монастыря до 1533 г. в своей монографии Пьер Гонно88. Автор подробно рассматривает вопросы церковно-политической борьбы Х1У-ХУ вв., развитие отношений между великими и удельными князьями и монастырем, иерархию внутри монастыря, раннюю историю его землевладения. Особое внимание П.Гонно уделяет отдельным церковным личностям и их сравнению. Он пишет об учениках Сергия и основанных ими монастырях, анализирует личности и деятельность троицких игуменов XV в.: Никона, Саввы II, Зиновия, Мартиниана, Вассиана Рыло, Спиридона, Авраама, Симона Чижа, особо отмечая Вассиана Рыло и его церковную карьеру. В отдельной статье П. Гонно89 рассматривает взаимоотношения между игуменами и братией монастыря в XV в., отмечая противоречия и определенную неразвитость субординации. Автором составлены ценные таблицы игуменств и келарств, именные и географические указатели. Наиболее близки к рассматриваемым нами вопросам исследования Дэвида Б. Миллера. В ряде статей автор анализирует процесс складывания и развития культа преподобного Сергия Радонежского90, подчеркивая его "объединительную" роль. Д.Миллер, рассматривая состав вкладчиков Троицкого монастыря, характеризует их как своеобразное сообщество почитателей Сергия. Автор отмечает, что круг людей, объединенных "культом Сергия" постепенно расширяется вокруг Троицкого монастыря, монастырей, созданных учениками преподобного и троицких вотчин. Таким образом, с расширением троицких земельных владений расширялся и ареал распространения культа Сергия, одного из важнейших, по мнению автора, идеологических факторов объединения русских земель. Д.Миллер рассматривает причины поступления вкладов в Троице-Сергиев монастырь91 с точки зрения традиционных связей феодальных родов с монастырем. Автор выделяет аспект религиозно-идеологический; главной причиной многочисленных вкладов он считает стремление средневекового русского человека обеспечить загробное благополучие своей душе и душам своих родственников. В связи с этим автор затрагивает вопрос о вкладах за запись в синодики.

Интересны замечания Д.Миллера о роли Сергиева монастыря в распространении культуры, точнее письменности и грамотности, в среде мелких и средних феодалов как важной предпосылки складывания единого государства92. На примере рода Головкиных исследователь показывает постепенное втягивание представителей нетитулованного рода, владевшего некрупными вотчинами в нескольких уездах, в поземельные отношения с Троицким монастырем, требовавшие письменного документального оформления, что, в свою очередь, делало необходимым овладение грамотой. Грамотному, имеющему опыт участия в юридическом оформлении сделок, человеку, по мнению автора, был открыт путь к карьере, в том числе придворной. Как пример успешной церковной карьеры автором представлен Евстафий Головкин.

К изучению одной из важнейших функций монастырей, поминанию усопших, обратился Людвиг Штайндорф93. Он рассматривает систему коммемораций, сложившуюся в средневековой Руси на примере Иосифо-Волоколамского и Троице-Сергиева монастырей. Автором прослеживаются различия между синодиками вечными, повседневными, братскими и размерами вклада за запись в них; составлена схема соотношения между различными поминальными книгами: вкладными, кормовыми, синодиками. Л.Штайндорф составил также графическую схему вычитки повседневного и вечного синодиков во время литургии. Под повседневным синодиком автором понимается синодик, в который записывали за достаточно крупные вклады, к этому типу он относит "и рассматриваемый нами Синодик-сельник (№40). Вечными автором называются синодики, запись в которые не ограничивается размерами вкладов, им также отмечено развитие синодиков по линии "демократизации"; постепенно, к XVII в., расширяется социальный состав имен в синодиках, т.е. "круг участников в системе поминания включил в себя также и низшие слои общества".

Интересны сравнения и параллели, проведенные Л.Штайндорфом, между развитием культуры поминания и становлением аристократии на Руси и в Западной

Европе. Отмечена общность главной функции монастырей — заботы об умерших, тесная связь между престижем и возможностью делать вклады. На Руси, как и в Западной Европе, вклады за литургические услуги путем поминания превратили монастыри в крупные экономические центры; русские монастыри приобрели правовое положение, похожее на западноевропейский иммунитет. В качестве различия автор указывает, что на Руси в XVII в, денежные вклады и определение в деньгах ценности предметных вкладов имело гораздо более важное значение.

Исследования зарубежных ученых, опубликованные в последние годы, стали интересным дополнением отечественной историографии по проблемам истории Троице-Сергиева монастыря.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Николаева, Светлана Викторовна

- 150-ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выдающаяся роль основателя Троице-Сергиева монастыря преподобного Сергия Радонежского как церковно-политического деятеля и инициатора движения монастырского строительства в Северо-Восточной Руси определила особое положение созданной им обители уже в конце XIV в. Благодаря развитию общерусского почитания преподобного Сергия, росла известность Троицкого монастыря, формировался его неоспоримый авторитет и преимущественное положение среди других монастырей, что объясняло предпочтение, которое отдавали Сергиевой обители представители всех слоев древнерусского общества в важнейшем для средневекового человека деле "устроения" своей души и душ своих предков и родственников, которое обеспечивала церковь и, в частности, монастыри "во возврат" за вклады. На протяжении всего последующего существования монастыря это стало важнейшим фактором возникновения и увеличения его земельного и денежного богатства. Неиссякаемый даже в самые тяжелые для населения страны годы поток вкладов стал главным источником экономического могущества Троице-Сергиева монастыря, поставившего его уже в XVI в. на уровень крупнейших феодальных собственников, не сравнимый с уровнем хозяйственного развития ни одного из монастырей в стране.

Рассмотренные в настоящей работе источники называют более шестисот фамилий представителей различных категорий феодального сословия, множество имен лиц духовного звания, горожан и крестьян, делавших вклады в Троице-Сергиев монастырь в XVI — начале XVIII в. Сопоставление данных различных источников позволило выявить феодальные рода, наиболее тесно связанные с монастырем. Ими на протяжении всего периода являлись представители мелких и средних землевладельцев, владения которых располагались в непосредственной близости с обителью или ее вотчинами.

Большой поток пожертвований различного характера ( земельные, денежные, вещевые, в том числе ценнейшие художественные произведения, продукты сель

- 151 ского хозяйства и ремесла) требовал развитой системы учета вкладов и возвратных услуг монастыря. Несмотря на то, что монастырский архив сильно пострадал во время пожаров XVIII в., сохранившиеся источники позволили построить схему возникновения и развития книг коммеморационного комплекса от древних протографов троицкого синодика, вкладной и кормовой книг до почти десятка книг, связанных с поминаниями и записями вкладов, бытовавших в монастыре к середине XVII в. Уже в конце XVI в. в монастыре существовал дифференцированный подход к записям в синодики в зависимости от размера и характера вкладов. Появляются синодики-сельники, в которые записывали только за вклад сел, деревень, другой недвижимости или за денежный вклад не менее, чем в 50 рублей. Возможно, это связано с предписанием Ивана IV и решениями Стоглавого собора об усилении учета вкладов в монастырях, о заведении кормовых и вкладных книг, в связи с чем в Троицком монастыре была заведена в 1550-е — 1560-е годы не сохранившаяся до наших дней Кормовая книга, переписанная в 1592 г., и протограф Вкладных книг 1639 г. и 1673 г., датируемый Е.Н.Клитиной 60-70-ми годами XVI в.; к 1575 г. относится создание самого большого троицкого вечного синодика (в который заносили имена, независимо от размера вклада). В конце XVI в. три сохранившихся синодика-сельника были сделаны, как нами выяснено, с единого утраченного ныне протографа (Синодики 40,41 и 42). Основной текст двух из них (Синодики 41 и 42) был написан между 1584 и 1589 гг. (Синодик 40 переписан несколько позднее с Синодика 41).

Следующий важнейший этап развития книг поминального комплекса, созданных в Троице-Сергиевом монастыре, относится к 70-м годам XVII в. В это время создается новый список Вкладной книги (1673 г.), Кормовая книга (1674 г.), копия Синодика 1575 г. (1679/80г.) при поддержке боярина Богдана Матвеевича Хитрово и с привлечением одного и того же высококвалифицированного писца. Появление этих рукописей стало результатом планомерной работы по обновлению книг коммеморационного комплекса. Дело в том, что существовавшие вкладные и кормовые книги к этому времени обветшали. Кроме старых синодиков-сельников и Синодика 1575 г., также имевших уже весьма нерепрезентативный вид, в течение

- 152

XVII столетия появилось несколько небольших синодиков, в том числе храмовых. При этом записи заносились как в старые, так и в новые книги. В результате система учета вкладов становилась очень громоздкой. С целью усовершенствования системы учета вкладов и поминаний, облегчения поиска необходимой информации в Троицком монастыре была проведена в 70-е годы XVII в. большая работа по унификации информации книг поминального комплекса, результатом которой стало создание Кормовой книги 1674 г. Новая Кормовая книга стала наиболее полным отражением тенденции сближения не только по содержанию, но и по форме, различных книг, связанных с поминальной функцией, которая прослеживается в XVII в. В нее вошел тщательно отобранный материал синодиков-сельников и вкладных книг. Стремление придать Кормовой книге 1674 г. парадный вид преследовало также цель повысить престиж записей в нее, что должно было стимулировать поступление вкладов от феодальных семейств, доля которых к концу XVII в. значительно сократилась.

Репрезентативность информации Вкладных книг 1639 г. и 1673 г. позволила проследить динамику вкладов в монастырь и определить долю каждой из социальных групп в общем количестве поступивших пожертвований. В XVI в. Троицкий монастырь получил не менее 2374 вкладов. В среднем ежегодно монастырь получал около 20 вкладов. Наибольшее число пожертвований поступило в 1547 г. (65 вкладов) и в 1571 г. (89 вкладов), отмеченных обострением социально-политической обстановки в стране. При этом "рекордное" число вкладов в 1547 г. образовалось за счет исключительно денежных вкладов, а в 1571 г. большую роль сыграл значительный приток земельных пожертвований, количество которых заметно увеличивается в период с конца 50-х до начала 70-х годов XVI в., когда, по выражению С.Б.Веселовского, отчуждение вотчинных земель в пользу монастырей приобретает "катастрофический характер". Наиболее полную картину Вкладные книги 1639 г. и 1673 г. дают по денежным вкладам, которые с 1533 г. имеют неуклонную тенденцию к росту и преобладают среди других категорий пожертвований. Максимальные денежные поступления приходятся на период с 1538 по 1560 г., когда ежегодно монастырь получал не менее 30 денежных пожертвований,

- 153 которые в сумме составили более 34345 рублей, то есть больше, чем за все другие годы в период с 1500 до 1584 г.

Определяющей суммой единичного денежного вклада, своего рода таксой, был вклад в 50 рублей, именно столько требовалось для занесения имени в сино-дик-сельник. Очевидно, что внести сразу такую сумму могли даже не все представители феодальных семейств, поэтому в монастыре существовала практика "доплаты" недостающей суммы в течение года или нескольких лет после поступления первой части вклада, причем не только деньгами, но и вещами или продуктами соответствующей цены. Наиболее часто встречаются единовременные вклады по 10, 20 и 30 рублей, хотя есть и мелкие, по 3-5 рублей, и крупные — по 100,200 и 300 рублей.

В долевом отношении вклады, поступившие в Троице-Сергиев монастырь в XVI в. от различных социальных слоев общества, распределяются следующим образом. Большая часть вкладов получена от различных феодальных родов, среди которых преобладают мелкие и средние землевладельцы, хотя значительное место занимают представители аристократических боярских родов. Почти исключительно от них поступают вклады земельные и самая большая денежная сумма — около 55 тысяч рублей. Следующую по значению группу составляют вклады духовенства и монахов — около 10 тысяч рублей. К концу века увеличиваются поступления от светских лиц, тесно связанных с монастырем — слуг и служек. На протяжении всего столетия остаются единичными вклады крестьян, посадского и городского населения. Царские вклады, несмотря на их значительные размеры (самый большой единовременный вклад был дан царицей Ириной по царю Федору Ивановичу — 3000 рублей), все-таки не были определяющими в доходах монастыря.

В XVII в. Троице- Сергиев монастырь получил примерно на 20% больше вкладов по сравнению с XVI в. (около 3000 вкладов). Ежегодно в монастырь поступало не менее 24 вкладов. Наибольшее число вкладов было получено в первой половине XVII в. (до конца царствования царя Михаила Федоровича Романова, с 1612 по 1645 г., поступило более половины всех вкладов, данных в XVII в.), особая активность вкладчиков приходится на период польско-литовской интервен

- 154 ции. В разгар осады Троицкого монастыря отрядами Сапеги и Лисовского в 1609 г., было дано самое большое число пожертвований в XVI и XVII вв. — 125 вкладов. За время царствования Алексея Михайловича (1645-1676) монастырь получил около 26% от общего числа вкладов XVII в. К концу столетия отмечается стойкая тенденция снижения ежегодного количества пожертвований.

Значительное увеличение вкладов в XVII в. произошло за счет многочисленных мелких денежных вкладов (более двух тысяч рублей, полученные монастырем в 1609 г., сложились, в основном, из вкладов мелких, менее 10 рублей, крупных же вкладов, в 50 рублей, в этой сумме всего 11) и резкого возрастания вкладов продуктами сельского хозяйства, скотом, лошадьми и т.п. (если в XVI в. эта категория вкладов составляла не более 5% от общего числа поступлений, то в XVII в. ее доля выросла до 47,5%). Увеличилась значительно также и доля вещевых вкладов (с 9% в XVI в. до 31,7% в XVII в.). Доля земельных вкладов в общем количестве пожертвований в XVII в. падает до 5%, в то время как в отдельные периоды XVI в. (1551-1584 гг.) она доходила до 39%. Даже с учетом неполноты сведений Вкладных книг 1639 г. и 1673 г. по земельным вкладам тенденция очевидна. В XVII в. зарегистрированы случаи передачи в монастырь в качестве вклада крестьян без земли (42 человека).

Перераспределение в соотношении различных категорий вкладов в XVII в. связано с изменениями в социальном составе вкладчиков. Если в XVI в. абсолютное большинство вкладов (83,8%) поступило от представителей феодальных родов, то в XVII в. их вклады составили лишь около 30% от общего количества пожертвований. А именно от этой социальной группы поступали земельные и крупные денежные вклады. Значительно выросла (с 7% в XVI в. до 29% в XVII в.) доля вкладов троицких монахов, слуг и служек, почти сравнявшись по численности со вкладами феодальных семейств. Более чем в 20 раз увеличилось количество вкладов крестьян (с 0,6% в XVI в. до 15,5% в XVII е>.), главным образом из монастырских владении.

Опричный террор, массовые казни и разорение конца царствования Ивана IV, последовавшие затем годы неурожая и эпидемий, запустение земель в период

- 155

Смутного времени подорвали экономическое положение большинства средних и мелких вотчинников, составлявших в XVI в. основную категорию вкладчиков в Троицкий монастырь. Их земли в годы наиболее жестоких лишений были переданы в монастырь либо за оказанную материальную помощь, либо за выморочностью, некоторые из них предпочли стать троицкими слугами и монахами. Крестьяне многочисленных подмонастырских селений, нашедшие в период интервенции убежище в монастыре-крепости,и в дальнейшем могли рассчитывать только на его поддержку.

Динамика вкладов, их характер, изменения социального состава вкладчиков во многом отражали изменения социально-политической обстановки в стране. В периоды обострения социальных конфликтов у представителей различных слоев общества возникали дополнительные стимулы обращаться за поддержкой к церкви, к Троице-Сергиеву монастырю, в частности, что получало выражение в увеличении пожертвований, в том числе за постриг. Ярким примером такой связи являются указанные годы максимальных поступлений в монастырь: 1547 г. — нестабильность обстановки, вызванная большим пожаром Москвы, мятежом черни, направленной боярами против Глинских; 1571 г. — набег хана Девлет-Гирея и сожжение Москвы; 1609 г. — осада монастыря польско-литовскими войсками. Меры правительства, направленные на ограничение землевладения монастырей и их экономического могущества в целом7также, хотя и с некоторой отсрочкой во времени, сказались на количестве поступающих в Сергиеву обитель вкладов. Однако, следует отметить, что поток пожертвований в Троице-Сергиев монастырь, снижаясь иногда до минимума (10-15 вкладов в год), не иссякал совсем никогда.

Вкладчиками Троицкого монастыря формально являлись все монахи, составлявшие его братию, так как за постриг и прием в монастырь полагалось внести вклад. Чаще всего он был небольшим, от 3 до 10 рублей или вещи, лошадь, зерно или другой эквивалент на эту сумму, но встречались и крупные вклады от 50 до 100 рублей. Есть примеры внесения платы не только за прием в монастырь, но и "за келью". Очевидно, что размер первоначального взноса влиял на последующее положение инока в братии.

-156

Кроме такого формального признака, характеризующего связь троицких вкладчиков и братии, прослеживаются и более глубокие объединяющие их корни. При анализе состава вкладчиков обнаруживается круг семей (это, безусловно, относится к представителям феодального сословия), делавших вклады не от случая к случаю, а постоянно, на протяжении десятилетие и даже столетий поддерживавших связи с Сергиевой обителью. Эти семьи традиционных вкладчиков и составляли среду, из которой пополнялась троицкая братия. Причем одновременно в братии могло состоять несколько представителей одного рода. В социальном составе вкладчиков и братии в течение XVI — XVII вв. наблюдаются сходные тенденции: постепенное сокращение числа представителей феодальной аристократии, ведущая роль, в том числе в административном управлении, выходцев из среды мелких и средних землевладельцев, значительное увеличение в XVII в. выходцев из крестьян.

К сожалению, самый ранний из сохранившихся списков троицких монахов относится к 1641 г., поэтому характеризовать состав братии в XVI в. мы можем только сопоставляя отдельные сведения различных источников. Согласно данным рассмотренных документов, в XVI в. в братии состояло не менее 200 человек, часть монахов, исполняя послушание в качестве посельских старцев, проживала в монастырских вотчинах. Значительное число составляли выходцы из высших феодальных кругов (не менее 30 имен), среди них представители удельных князей, боярских и княжеских родов Ростовских-Катыревых, Булгаковых-Куракиных, Вельских и др. Еще большая доля из общего числа монахов приходится на представителей средних и мелких землевладельцев (около 100 родов), в том числе Ай-густовых, Баскаковых, Беззубцевых, Клобуковых, Мичуриных и других, особенно имевших вотчины вблизи троицких владений. Среди монахов представлены также выходцы из среды духовенства, горожан и крестьян.

Изучение состава троицкой братии XVII — начала XVIII в. обеспечено более репрезентативными источниками — списками монахов, содержащимися в Описях 1641 г. и 1701 г. и Ландратской книге 1715 г.

- 157

Сопоставление данных Описей 1641 г. и 1701 г. и некоторых других источников, содержащих сведения о составе братии Троице-Сергиева монастыря, позволяет отметить, что на протяжении семнадцатого столетия численность монахов, постоянно проживавших в монастыре, составила около трехсот человек. В первой половине XVII в. их было несколько меньше трехсот (250-260 человек), к концу века их число превышало эту цифру (на 1701 г. их было 337 человек). В состав троицкой братии, кроме насельников монастыря, входили монахи, разосланные по различным службам и вотчинам (в конце XVII в. их число, вместе со строителями приписных монастырей, доходило до 90 человек). К троицкой братии, в широком смысле слова, следует отнести также иноков приписных монастырей (на 1641 г. их около 150 человек, на 1701 г . — 258 человек).

В составе монашествующих на протяжении всего XVII(3. в значительном количестве были представлены и играли существенную роль в монастырском управлении представители мелких и средних землевладельцев (таких как Айгустовы, Тененевы, Третьяковы, Пестриковы, Редриковы, Кокошкины, Воеводины, Кони-щевы и др.), имевших вотчины недалеко от Троице-Сергиева монастыря,на протяжении всего ХУП в., хотя состав их и изменился к концу века по сравнению с серединой столетия. Немногочисленные представители аристократических родов, отмеченные источниками среди троицких монахов в первой половине XVII в., к концу столетия практически исчезают из их состава. Более десяти процентов от числа монахов составляли на протяжении всего XVII в. старцы, происходившие из духовного звания.

Подавляющее большинство иноков были выходцами из крестьян монастырских вотчин, ремесленных и торговых слобод различных городов. В составе братии в XVII в. преобладали уроженцы городов и сел, близких к Троицкому монастырю, его владениям и приписным монастырям, хотя отдельные представители отдаленных городов значительно расширяют географию происхождения троицкой братии. Возможно, в первой половине XVII в. индивидуальные ремесленные навыки троицких иноков были более востребованными, чем в конце XVII в. (во всяком случае, они чаще использовались в качестве прозвищ).

- 158

Структура управления монастырем в течение столетия не претерпела серьезных изменений, однако к концу века иерархическая система и статус различных групп в составе братии определились более четко.

Наличие списка братии в Ландратской книге 1715 г. дает редкую возможность проследить изменения в ее составе за очень небольшой промежуток времени, за 14 лет. При этом обнаруживается очень существенное увеличение численности монахов (с 427 человек в 1701 г., 91 из которых на момент переписи находился вне монастыря, до 432 человек в 1715 г., указаний на включение в эту цифру монахов, разосланных "по службам" нет), как минимум, на 55, а то и на 146 человек. В то время, как за 60 лет, с 1641 по 1701 г., число .насельников монастыря увеличилось всего на 91 человека. Возможно, одной из причин такого резкого роста численности монахов было стремление населения близлежащих волостей избежать мобилизации в период Северной войны, тем более, что около 20% от общего числа монахов составляли иноки в возрасте до 40 лет. Самую многочисленную группу (около трети) составляли монахи в возрасте от 50 до 60 лет, значительную долю составляли пожилые, старше 70 лет (около 12%). Самому молодому иноку было 19 лет, самому пожилому — 90 лет. Следует также отметить быструю сменяемость состава братии в начале XVIII в.: только 52 имени (около 11% всех записанных в 1715 г.) встречаются в обоих списках (1701 и .1715 гг.).

В отношении социального состава монашествующих наблюдается следующее: полное отсутствие представителей высшей феодальной знати, сокращение, по сравнению с XVII в., выходцев из среды средних и мелких землевладельцев (представлено не более 10 фамилий, в том числе Ремезовы, Титовы, Нееловы) при сохранении ими своей роли в руководстве монастырем; сохранение большого числа лиц духовного звания (более 10%), преобладание выходцев из крестьян, ремесленного посадского и слободского населения, преимущественно из монастырских владений и близлежащих городов, тенденция, получившая, согласно исследованиям П.Н. Зырянова, развитие в XIX — начале XX в.

В дальнейшем рост численности монахов в Троице-Сергиевом монастыре продолжался, очевидно, до 30-х годов XVIII в. В 1725 г. за Троицким монастырем

- 159 было записано 674 монаха. Это самая большая численность братии за все время существования обители. В 40-е годы количество монахов резко сокращается и продолжает уменьшаться вплоть до секуляризации и перевода монастыря на штатное содержание (в 1746 г. не более 152 человек, в 1763 г. — не более 146 человек), возможно такое положение было следствием запрета на постриг в 17341740 г. всем, кроме вдовых священников и отставных военных, и подготовки церковной реформы, но это уже тема отдельного исследования.

Идентификация личностей троицких монахов достаточно затруднительна, не менее 20% имен в каждом из рассматриваемых списков сопровождаются фамилиями, остальные, либо прозвищами, либо вообще не имеют пояснений. Прозвища, происходящие от названий троицких сел и деревень, позволили нам выявить группу монахов из крестьянской среды. Прозвища происходящие от названий монастырей, свидетельствуют о частых переходах монахов не только из приписных троицких монастырей, но также из монастырей Москвы, Кирилло-Белозерского, Соловецкого и других отдаленных обителей.

Биографические сведения о троицких монахах очень скудны, тем не менее, сопоставление сведений нескольких источников позволило проследить изменения в положении отдельных иноков: келаря Мисаила Григорова, судебного старца Ионы Шатилова, трапезного старца Климонта Лопухина, книгохранителя Савватия Ковалева и др. Списки старцев позволили уточнить время пребывания на должности ризничего иеродьякона Моисея (1704 г. — март 1718 г.) и идентифицировать его как Моисея Протопопова; выявить, кто занимал должность ризничего с 1700 по 1704 г. — это был черный священник Иоасаф Потятин. При анализе списков были уточнены некоторые детали административной структуры монастыря,например, выявлен состав соборных старцев, постоянно исполнявших совещательные функции, особо важный статус большого посельского старца; определено, что строителями приписных монастырей были не только троицкие соборные старцы, но и монахи, претендовавшие на получение этого звания, что пребывание на посту строителя, очевидно, было ступенькой для получения административной должности.

- 160В то же время, благодаря изучению состава монахов, включенных в Опись 1641 г., удалось уточнить время составления этой части рукописи (она была написана до апреля 1542 г.), а также принцип составления этого списка — в него вносились только те старцы, которые на момент переписи находились в монастыре.

Дальнейшее изучение состава вкладчиков и братии Троице-Сергиева монастыря могло бы идти в нескольких направлениях: продолжение исследования по следующим хронологическим периодам XVIII — начала XX в.; изучение монастырского некрополя; персонификация, уточнение биографии отдельных лиц и истории родов и семей, длительное время связанных с обителью; выявление структуры монастырской администрации и ее персонального состава, функций отдельных должностных лиц в различные периоды истории монастыря; рассмотрение взаимоотношений внутри братии, между братией, администрацией и настоятелями, влияния светской власти на состав братии и администрации монастыря.

-161

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Николаева, Светлана Викторовна, 2000 год

1. Вкладная книга 1639 г. СПГИХМЗ, инв. 5559, 5560.

2. Вкладная книга 1573 г. СПГИХИЗ, инв. 288.

3. Кормовая книга 1592 г. ОР РГБ, ф. 304, д. 821.

4. Кормовая книга 1674 г. СПГИХИЗ, инв. 5561.

5. Опись 1641 г. СПГИХИЗ, инв. 289.

6. Опись 1701 г. РГАДА, ф. 237, on. 1, д. 27.

7. Ландратская книга 1715 г. РГАДА, ф. 350, on. 1, д. 257.

8. Описание Троице-Сергиева монастыря 1763 г. РГАДА, ф. 1204, on. 1, д. 23929.

9. Опись 1723 г. (книгохранилища). ОР РГБ, ф. 304/1, д. 822.

10. Опись 1729 г. (книгохранилища). ОР РГБ, ф. 304/1, д. 823.

11. Синодик 1575 г. ОР РГБ, Ф.304/Ш, д. 25.

12. Синодик 80-х годов XVI в. начала XVII в. ОР РГБ, ф.304/1, д. 40.

13. Синодик 80-х годов XVI в. ОР РГБ, ф. 304/1, д. 41.

14. Синодик 80-х годов XVI в. ОР РГБ, ф. 304/1, д. 42.

15. Синодик 1658 г. ОР РГБ, ф.304/1, д. 813.- 353

16. Синодик 1659 г. ОР РГБ. ф.304/1, д. 817.

17. Синодик 1660 г. ОР РГБ, ф.304/1, д. 814.

18. Синодик первой половины XVII в. ОР РГБ, ф. 304/1, д. 818.

19. Синодик 1679/80 г. СПГИХМЗ, инв.322

20. Синодик 1738 г. ОР РГБ, ф. 304/1, д. 346.

21. Синодик 1867 г. РГАДА. ф. 1204, оп. 1, ч. 13, д.24573(а).

22. Список надгробий XVII в. ОР РГБ, ф.304, д. 820.

23. Запись погребенных в Лавре знаменитых особ. 1791 г. СПГИХМЗ, инв. 98 рук.

24. Надписи, находящиеся в церквах Сергиевы Лавры. Конец XVIII в. СПГИХМЗ, инв. 80 рук.

25. Запись лиц, погребенных в Свято-Троицкой Лавре. 1873 г. СПГИХМЗ, инв. 174 рук.

26. Выписки из вкладной книги Ризницы. РГАДА, ф.1204, оп.1, д. 25538.

27. Список надгробий на территории Троице-Сергиевой лавры. 1927 г. СПГИХМЗ, б/н рук.

28. Копийные книги. ОР РГБ, ф.303/1, д. 579-571.

29. Записные книги выдач из архива вотчинных актов и книг для чтения. ОР РГБ, ф.303/1. д. 673-677.-35432. Протоколы Учрежденного Собора (1747-1762 гг.). ОР РГБ, ф. 303/1, д. 720-745.

30. Челобитная за освобождение из смиренной и от правежа посельских старцев Корнилия Вохонского и Игнатия Городецкого. 1707-1709 гг. ОР РГБ, ф. 303/1, д. 506.

31. Челобитная о прощении головщиков иеродьяконов Мардария и Феофана. ОР РГБ, ф. 303/1, д. 505.1. Опубликованные источники

32. Азарьин Симон. Книга о новоявленных чудесах преподобного Сергия / Сообщ. С.Ф. Платонова. Спб., 1888. - 131 с.

33. Азарьин Симон. Житие и подвиги преподобного отца нашего Дионисия, архимандрита Сергиевой лавры, Радонежского чудотворца. -Троице-Сергиева лавра, 1908. 90 с.

34. Акты Русского государства. 1505-1526/Составит. С.Б.Веселовский. Редкол.: А.А.Новосельский, Л.В.Черепнин и др. М.: Наука, 1952. - 465 с.

35. Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца

36. XIV начала XVI в. /Отв. ред. Б.Д.Греков. - М.: Изд. Акад. наук СССР, 1952. -805 с.

37. Вкладная книга Серпуховского Высоцкого монастыря. /Отв. составит. В.В.Шилов. М.: Археогр. Центр, 1993. 115 с.

38. Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря / Изд. подг. E.H. Клитина, Т.Н.Манушина, Т.В.Николаева. Отв. ред. Б.А. Рыбаков. М.: Наука, 1987. 440с

39. Житие преподобного и богоносного отца нашего Сергия чудотворца и похвальное ему слово, написанное учеником его Епифанием Премудрым в

40. XV веке /Сообщ. архим. Леонид. -Спб., 1885. 110 с.- 355

41. Иларий (Москвитин) и Арсений (Лобовиков). Описание славянских рукописей библиотеки Свято-Троицкие Сергеевы Лавры. М.: Типогр. Т. Рис, 1878-1879.-Ч. I-III.

42. Источники по социально-экономической истории России XVI-XVIII вв.: Из архива Московского Новодевичьего монастыря /Подг. текста В. Б. Павлова-Сильванокого. -М.,1985.

43. Кормовая книга Иосифо-Волоколамокого монастыря /Составит. Ludwig Steindorf. Köln; Weimar; BÖhlau, 1998. - 388 с.

44. Надписи Троицкой Сергиевой Лавры, собранные архим. Леонидом. 1881.-98 с.

45. Олеарий А. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. СПб., 1906.

46. Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 года/Составители З.В.Дитриеваи М.Н.Шаромазов. СПб.: Петербургское Востоковедение, 1998. 384 с.

47. Отдаточная книга Троицкого .монастыря 1649-1650 гг. /Опубл.

48. С .М.Каштановым //ИА. М.: Изд. Акад. Наук СССР, 1953. -Т. 8. - 333 с.

49. Посольство Конрада ван Кленка к царям Алексею Михайловичу и Федору Алексеевичу. СПб. ,1900.

50. Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. М., 1983»

51. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII в., описанноеего сыном архиепископом Павлом Алеппским. М. 1896-1900.-Вып. 1-5.

52. Путешествие в Московию Рафаэля Барберини в 1565 году. Сказания иностранцев о России в XVI и XVII вв. СПб., 1843.

53. Путешествие в Россию датского посланника Якова Ульфельда в 1575 г. в переводе XVIII в. //ЧОИДР. 1883. Кн. 1-4.- 35620. Разрядная книга 1475-1598 гг. /Подг. текста В.И.Буганова. Отв. ред. М.Н.Тихомиров. -М.: Наука, 1966. 613 с.

54. Садиков П.А. Из истории опричнины. Документы //HA. M.-JL, 1940. -Т. 3.

55. Сборник грамот Коллегии Экономии. Пг., 1922. - т. 1; JL, 1929. - Т. 2.

56. Сборник Муханова. СПб, 1966.

57. Сказание Авраамия Палицына / Подгот. Текста О.А.Державиной и Е.В.Колосовой. Под ред. Л.В.Черепнина.- М,- Л. Изд. Акад. Наук СССР, 1955 — 346 с.

58. Список надгробий XVII в. //Горский A.B. Исторические описание Свято-Троицкие Сергиевы Лавры. М.: Изд. Троице-Сергиевой Лавры, 1890. -Ч. 2.- С. 79-109.

59. Список погребенных в Троицкой Сергиевой Лавре от основания оной до 1880 г. М.: Типог. Т.Рис, 1880. - 101 с.

60. Тысячная книга 1550 г. и Дворовая тетрадь 50-х годов XVI в. /Подг. к печати А.А.Зимин. М.- Л.: Изд. Акад. Наук СССР, 1950: - 455 с.

61. Хозяйственные книги Чудова монастыря 1585/85 г. /Подг. текста С.Н.Богатырева. М.: Археогр. Центр, 1996. - 192 с.

62. Шумаков С.А. Тверские акты. Тверь, 1896. - Вып.1.

63. Шумаков С.А. Угличские акты. М., 1899.

64. Шумаков С.А. Обзор грамот Коллегии экономии. М., 1899. Вып. 1; -М., 1912. - Вып. 3; - М., 1917. - Вып. 4.3571. Литература

65. Алексеев Ю.Г. Межевая книга Троице-Сергиева монастыря 15571558 гг. //Вопросы историографии и источниковедения истории СССР. М.- Л. 1963.

66. Алексеев Ю.Г. Аграрная и социальная история Северо-Восточной Руси XV-XVI вв. Переяславский уезд. М.- Л.: Наука, 1966. - 267 с.

67. Алексеев Ю.Г. Государь всея Руси. Новосибирск, 1991.

68. Амвросий (Орнатский). История российской иерархии. М.: Синод, типогр., 1810. -4.II. -646 с.

69. Антонов A.B. Родословные росписи конца XVII в. М.: Археогр. центр, 1996. - 414 с.

70. Арсений. Две жалованные грамоты Елисаветы Петровны Троице-Сергиевой Лавры на все ее монастырские владения //ЧОИДР. М., 1865. -Kh.IV. - С. 116-152.

71. Арсений. Летопись наместников, келарей, казначеев, ризничих, экономов и библиотекарей Свято-Троицкие Сергиевы Лавры. СПб., 1868. - 71 с.

72. Арсений. Доклады, грамоты и другие акты о служках Троицкого Сергиева монастыря. М., 1858, - 95 с.

73. Арсений. Исторические сведения об иконописании в Троице-Сергиевой Лавре (XV-XIX вв.) //Сборник на 1873 г., изданный обществом древнерусского искусства при Московском публичном музее. М., 1873, -С.119-133.

74. Арсений. О вотчинных владениях Троицкого Сергиева монастыря при жизни его настоятеля преподобного Сергия. СПб.: типогр. Брат. Пантелеевых, 1877. - 36 с.358

75. Арсений. Село Подсосенье //Московские епархиальные ведомости. -М.1878.-№34.-С. 300-305.

76. Арсений. Село Клементьево, ныне часть Сергиева Посада, составляющая один из его приходов //ЧОИДР. М., 1887. -Кн. II. - С. 1-61.

77. Арсений. Христорождественская церковь в Сергиевом Посаде //ЧОИДР. 1891. - Кн. III. - С. 1-72.

78. Арсений. Введенская и Пятницкая церкви в Сергиевом Посаде Московской губ. //ЧОИДР. 1894. - Kh.IV. - С. 1-28.

79. Арсений. Казанская и Ильинская церкви в Сергиевом Посаде Московской губ. //ЧОИДР. 1897. - Кн.1. - С. 1-45,

80. Балдин В.И. Архитектурный ансамбль Троице-Сергиева монастыря. М.: Искусство, 1976.- 143 с.

81. Балдин В.И. Загорск: История города и его планировки. М.: Стройиздат, 1981. - 159 с.

82. Балдин В.И., Манушина Т.Н. Троице-Сергиева лавра. Архитектурный ансамбль. Древнерусское искусство. -М.: Наука. -1996. 552 с.

83. Барсегян Т.В. Нило-Столбенская пустынь духовный, культурный и художественный центр Верхней Волги. Дис. канд. ист. наук. - М., 1998.

84. Бегунов Ю.К. "Слово иное" новонайденное произведение русской публицистики XVI в. о борьбе Ивана III с землевладением церкви //ТОДРЛ. -М,- Л., 1964.-T. XX.

85. Белоброва O.A. Посольство Константинопольского патриарха Филофея к Сергию Радонежскому //Сообщения Загорского музея /Под ред. И.И.Бурейченко. Загорск, 1958. - Вып.2.- С. 12-19.359

86. Белоброва O.A. Портретные изображения .Дионисия Зобниновского //Сообщения Загорского музея /Под ред. И.И.Бурейченко. Загорск, 1960. -Вып. З.-С. 175-181.

87. Белоброва O.A. Троице-Сергиевские рукописи XVI-XVII вв. в Пушкинском доме //ТОДРЛ. 1968. - T.XXIII. - С. 312-318.

88. Белоброва O.A. Из реального комментария к Житию Дионисия, архимандрита Троице-Сергиева монастыря //Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: Материалы международной научной конференции /СПГИХМЗ.- 1998. М.: Подкова, 2000.

89. Березин-Ширяев Л.Ф. Поездка в Москву и Свято-Троицкую Сергиеву лавру. М. 1865.

90. Борисов Н.С. И свеча бы не угасла. М.: Молодая гвардия, 1990. -301 с.

91. Борисов Н.С. Русская церковь в политической борьбе XIV-XV веков. М.: Изд. Моск. Ун-та, 1986. - 206 с.

92. Бриллиантов И. Ферапонтов Белозерский монастырь место заточения патриарха Никона. - СПб.: Типогр. А.П.Лопухина, 1891. - 246 с.

93. Брюсова В.Г. Списки игуменов Троице-Сергиева монастыря первой половины XVI в. //Археографический ежегодник за 1969 год. М., 1971.

94. Будовниц И.У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV-XVI вв. (по "житиям святых"). М.,1966.

95. Бурейченко И.И. К вопросу о дате основания Троице-Сергиева монастыря //Сообщения Загорского гос. историко-художественного музея-заповедника. Загорск, 1958. - Вып.2. -С.3-11.

96. Бурейченко И.И. К истории основания Троице-Сергиева монастыря // Сообщения Загорского гос. историко-художественного музея-заповедника /Под ред. И.И.Бурейченко. Загорск, 1960. Вып. З.-С. 5-40.360

97. Бурейченко И.И. Монастырское землевладение и хозяйство СевероВосточной Руси второй половины XIV в. Дис. канд. ист. наук. М., 1966.

98. Бушуев А.Е. Надгробия Яновых из некрополя Троице-Сергиева монастыря //Сергиево-Посадский музей: Сообщения /Отв. ред. Т.Н.Манушина. -М.: ПИК, 1995. С.31-38.

99. Бычкова М.Е. Состав класса феодалов России в XVI в. Историко-генеалогическое исследование. -М.: Наука, 1986. 219 с.

100. Веселовский С.Б. Село и деревня в Северо-Восточной Руси Х1У-ХУ1 вв.-М. Л., 1935.

101. Веселовский С.Б. Монастырское землевладение Московской Руси во второй половине XVI в. //ИЗ. М., 1941. - Т. 10. - С. 96-116.

102. Веселовский С.Б. Феодальное землевладение Северо-Восточной Руси ХГУ-ХУ1 вв. М.- Л.: Изд. Акад. Наук СССР, 1947.-495 с.

103. Веселовский С.Б. Исследования по истории опричнины /Отв. ред. М.Н.Тихомиров. М.: Изд. Акад. Наук СССР, 1963. - 540 с.

104. Веселовский С.Б. Исследования по истории класса служилых земллевладельцев /Под ред. В.И.Шункова и С.И.Каштанова. М. Наука, 1969. -583 с.

105. Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие ХУ-ХУП вв. /Под ред. В.И.Буганова и Б.В.Левшина. М.: Наука, 1975. - 667 с.

106. Вздорнов Г.И. Книгописание и художественное оформление рукописей в московских и подмосковных монастырях до конца первой трети XV в. //ТОДРЛ.- М.-Л., 1966. Т.ХХИ. - С. 133-151.

107. Вздорнов Г. И. Роль славянских монастырских мастерских письма Константинополя и Афона в развитии книгописания и художественного оформления русских рукописей на рубеже ХГУ-ХУ вв. //ТОДРЛ. Л., 1968. -Т.ХХШ.-С. 175-183.361

108. Вздорнов Г.И. Вилинский С.Г. Послания старца Артемия. Одесса, 1906.

109. Вишневский В.И. Новые находки средневековых надгробий некрополя Троице-Сергиевой лавры //Труды по истории Троице-Сергиевой лавры /Сергиево-Посадский музей-заповедник. М.: Подкова, 1998. - С. 72-87.

110. Водарский Я.Е. Население России в конце XVII- начала XVIII века (численность, сословно-классовый состав, размещение) /Отв. ред. Л.Г.Бескровный. -М.: Наука, 1977. 264 с.

111. Гераклитов A.A. Филиграни XVII века на бумаге рукописных и печатных документов русского происхождения /Под ред. А.Н. Насонова и А.А.Новосельского. Предисл. и комент. С.А.Клепикова. М.: Изд. Акад. наук СССР, 1963. - 259 с.

112. Голубинский Е.Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Имп. Общество Истории и Древностей Российских при Моск. Ун-те, 1909.- 423с.

113. Голубцов А.Г. О начале, первых деятелях и направлении иконописной школы Троице-Сергиевой Лавры //Богословский вестник. 1903. -Т.2. С.237-258.

114. Голышев И.А. Синодики Вязниковского Благовещенского монастыря 1651, 1679 и 1686 гг. //Владимирские епархиальные ведомости. 1885. - № 2. -Неофиц. часть.

115. Горский A.B. Исторические описание Свято-Троицкие Сергиевы Лавры /С прилож. архим. Леонида. М.: Изд. Троице-Сергиевой Лавры, 1890. -Ч. 1-2.-230 е.; 284 с.

116. Горский А.Д. Борьба крестьян за землю на Руси в XV начале XVI в. -М., 1974.362

117. Горчаков И. Монастырский приказ (1649-1725 г.). Опыт историко-юридического исследования. -СПб.: типогр. А.Траншель, 1868.- 156 с.

118. Демидова Н.Ф. Служилая бюрократия в России XVII в. и ее роль в формировании абсолютизма. М.: Наука, 1987.- 225 с.

119. Дергачева И.В. Становление повествовательных начал в древнерусской литературе XV-XVII веков (на материале Синодика). Дис. . канд. филолог. Наук. М., 1987.

120. Дергачева И.В. К литературной истории древнерусского Синодика //Литература Древней Руси. Источниковедение. Л., 1988.

121. Дергачева И.В. Типология синодиков в русской письменности XV-XVII вв. //Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописных книг. М., 1990. - Вып.Ш Ч.П. - С. 246-270.

122. Дианова Т.В., Костюхина Т.В. Филиграни XVII века по рукописным источникам ГИМ. М., 1988.

123. Дианова Т.В. Филиграни XVII века по старопечатным книгам Украины и Литвы. М., 1993.

124. Дианова Т.В. Филиграни XVII-XVIII вв. "Голова шута". М., 1997.

125. Дмитриева Р.П. Светская литература в составе монастырских библиотек XV-XVI вв. (Кирилло-Белозерского, Волоколамского монастырей и Троице-Сергиевой Лавры) //ТОДРЛ. Л., 1968.-T.XXIII. - С.143-170.

126. Добрынкин Н. Памятники древней письменности Спасского монастыря в городе Муроме: лицевой синодик и вкладная книга. Владимир на Клязьме, 1892.

127. Долгоруков П. Российская родословная книга. СПб.: типогр. Карла Вингебера, 1854.4. 1.-350 с.

128. Е. Н. Старые синодики Антониева-Сийского монастыря. -Архангельск, 1868.363

129. E.H. Старые синодики Соловецкого монастыря //Архангельские епархиальные ведомости. 1901.- № 6 .- С. 167-183.

130. Зайцев В. Преподобный Сергий Радонежский. Париж, 1925.

131. Занков П.М. Старец Артемий, писатель XVI в. //ЖМНП. 1887. - № 11.-С. 47-64.

132. Заозерский H.A. Село Благовещенское близ Троице-Сергиевой Лавры. М.: Русская печатня, 1909. - 28 с.

133. Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. СПб., 1890, 1892.- Ч. I. II.

134. Зелинский И. Епифаний Премудрый как автор житий //Труды Киевской Духовной Академии. 1897. - № 3.

135. Зимин A.A. Иоасафовская летопись. М., 1951.

136. Зимин A.A. Состав Боярской Думы в XV-XVI вв.// АЕ за 1957 г. М., 1958.

137. Зимин А. А. Послания Иосифа Волоцкого /Отв. ред. И. П. Еремин. -М.-Л.: Изд. Акад. наук, 1959. 390 с.

138. Зимин A.A. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964.

139. Зимин A.A. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России (конец XV-XVI в.). М.: Наука, 1977. - 355 с.

140. Зимин A.A. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV первой трети XVI в. - М.: Наука, 1988. - 350 с.

141. Зубов В.П. Епифаний Премудрый и Пахомий Серб. К вопросу о редакциях Жития Сергия Радонежского //ТОДРЛ.- М.-Л., 1983. T.IX.

142. Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века. М.: ООО "ТИД "Русское слово", 1999. - 312 с.364

143. Иванов В.И. Приходно-расходные книги северных монастырей как источник по социально-экономической истории России XVII в. Дис. . канд. ист. наук. М., 1982.

144. Иванчин-Писарев Н. День в Троицкой лавре. М., 1840.

145. Ивина Л.И. Копийные книги Троице-Сергиева монастыря XVII в. //ЗОР ГБЛ. М., 1961. - Вып.24. - С.5-44.

146. Ивина Л.И. Троицкий сборник материалов по истории землевладения Русского государства XIV-XVII вв. //ЗОР ГБЛ.- М., 1965. Вып.23. - С. 149163.

147. Ивина Л.И. Судебные документы и борьба за землю в Русском государстве во второй половине XV начале XVI в. // ИЗ. - М., 1970. - Т.86. -С. 326-356.

148. Ивина Л.И. Крупная вотчина Северо-Восточной Руси конца XIV-первой половины XVI в. Л.: Наука, 1979. - 223 с.

149. Иконников B.C. Опыт русской историографии. Киев, 1908.

150. Ильин М.А. Загорск. Троице-Сергиев монастырь. Л.: Аврора, 1972. - 135 с.

151. Ильин М.А. Из истории гражданского зодчества ранней Москвы (Старая трапезная Троице-Сергиева монастыря 1469 г.). //Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры. 1917. - Вып.4. - С.84-91.

152. Казакова Н. А., Лурье Я.С. Антифеодальные еретические движения на Руси XIV начала XVI в. - М.-Л.: Изд. Акад. наук СССР, 1955. - 544 с.

153. Казакова H.A. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.- Л.: Изд. Акад. наук СССР, 1960. - 361 с.

154. Казакова H.A. К изучению вкладных книг //Рукописное наследие Древней Руси. Сб. в честь 50-летия В.И.Малышева. Л., 1972. - С.260-267.365

155. Карамзин Н.М. Исторические воспоминания на пути к Троице //Соч. Т.9. Изд.2-е, испр. и умнож. М.: Типогр. С.Селивановского, 1814. - 364 с.

156. Карамзин Н.М. История государства Российского. СПб.: Типогр. Н. Греча, 1818-1829. - Т. 1-6, 10, 12.

157. Карпов Г. Очерки из истории российской церковной иерархии //ЧОИДР.- Kh.III. М., 1864.

158. Карташев A.B. Очерки по истории русской церкви. М.: "Терра" 1992.- T.I. -686 с.

159. Каштанов С.М. Копийные книги Троице-Сергиева монастыря XVI в. //ЗОР ГБЛ. М., 1956. - Вып. 18. - С. 5-32.

160. Каштанов С.М. Социально-политическая история России конца XV -первой половины XVI в. М., 1967.

161. Каштанов С.М. Очерки русской дипломатики /Отв. ред. А.А.Зимин. -М.: Наука. 1970. 463 с.

162. Каштанов С.М. По следам троицких копийных книг XVI в. (Погодинский сборник 1846 г. и архив Троице-Сергиева монастыря). Ч. 1 -4 //ЗОР ГБЛ. М., 1977. - Вып.38; - М., 1979. - Вып. 40; М., 1982. - Вып.43.

163. Каштанов С.М. По следам троицких копийных книг XVI в. 4.2. Документы //ЗОР ГБЛ. М., 1979.- Вып.40.

164. Каштанов С.М. Финансы средневековой Руси. М.: Наука. 1988. -248 с.

165. Кедров Н.И. Просветительная деятельность Троице-Сергиевой лавры за первые три века ее существования //ЧОИДР. 1892. - Кн. 10. - Отд.1. -С.450-498; - Кн. 11. - Отд. 1. - С. 516-537.

166. Кириченко Л.А. Актовый материал 1584-1641 гг. о расширении вотчины Троице-Сергиева монастыря в Московском, Переславском и366

167. Дмитровском уездах //Исторический источник: человек и пространство: Тезисы докладов и сообщений научной конференции. М., 1997. - С. 167-169.

168. Кириченко J1.A. Промысловые владения в вотчине Троице-Сергиева монастыря по актовому материалу 1584-1641 гг. //Труды по истории Троице-Сергиевой лавры /Сергиево-Посадский музей-заповедник. М.: Подкова, 1998. - С. 20-34.

169. Кириченко JI.A. Источники по истории землевладения и хозяйства Троице-Сергиева монастыря конца XVI середины XVII в. .Дис. канд. ист. наук. - М., 2000.

170. Кириченко JI.A. Актовый материал Троице-Сергиева монастыря конца XVI начала XVII в. как источник по истории состава монастырской администрации. - В печати.

171. Киселев В.А. Ярославские монастыри в едином русском государстве XV-XVI вв. .Дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 1995.

172. Клепиков С.А. Орнаментальные украшения переплетов конца XV-первой половины XVII в. в рукописях библиотеки Троице-Сергиева монастыря //ЗОР ГБЛ. 1960. - Вып. 22. - С. 53-73.

173. Клепиков С.А. Филиграни на бумаге русского производства XVIII -начала XX в. /Отв. ред. Н.Н.Покровский. М.: Изд. Акад. наук СССР, 1978. -239 с.

174. Клитина E.H. Вкладные книги Троице-Сергиева монастыря //ТОДРЛ. -Л., 1971.-Т. 26.-С. 287-293.

175. Клитина E.H. Симон Азарьин. Новые данные по малоизученным источникам //ТОДРЛ.- Л., 1979. Т. 34.

176. Клитина E.H. Опись Троице-Сергиева монастыря 1641 г. //Древнерусское и народное искусство: Сообщения Загорского музея-заповедника. М.: Наука, 1990. - С. 7-17.367

177. Клосс Б.М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XYII вв. М., 1980.

178. Клосс Б.М. Жития Сергия и Никона Радонежских в русской письменности XV-XVII вв. //Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописных книг. М., 1990. - Вып. 3. - Ч. 2. - С.271-298.

179. Клосс Б.М. Быть святым на Руси //Наука в России. 1993. - № 1. - С. 96-101.

180. Клосс Б.М. К изучению традиций книгописания в Троице-Сергиевом монастыре //История и палеография. М., 1993. - С. 17 -33.

181. Клосс Б.М. Симон Азарьин: Сочинения и автографы //Сергиево-Посадский музей-заповедник. Сообщения. 1995. И.: ПИК, 1995. С. 49-55.

182. Клосс Б.М. О судьбе захоронения Андрея Радонежского //Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: Материалы международной конференции 28 сент. 1 ОКТ 1998г. /СПГИХМЗ.- М.: Подкова, 2000.

183. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М.: Типогр. К.Солдатенкова, 1871. 465 с.

184. Ключевский В.О. Значение преподобного Сергия Радонежского для русского народа и государства. СПб., 1912.

185. Ключевский В.О. Курс русской истории. М.: Типогр. т-ва Рябушинских, 1915. - 495 с.368

186. Ключевский В.О. Сказания иностранцев о Московском государстве. ■ Пг., 1913.-333 с.

187. Кобрин В. Б. Социальный состав опричного двора Ивана Грозного //АЕ за 1959 г. М., 1960. - С. 28-31.

188. Конев C.B. Синодикология. Часть 1: классификация источников //Историческая генеалогия. Екатеринбург, 1993. - № 1 - С. 7-15.

189. Корецкий В.И. Правовая грамота от 30 ноября 1618 г. Троице-Сергиеву монастырю //ЗОР ГБЛ. М.,1959. - Вып. 21. - С. 185-187.

190. Коробков Н.М. Крепостная стена Троице-Сергиевой лавры //Историко-археологический сборник. М., 1948. - С. 43-64

191. Корсаков Д.А. Святой Сергий Радонежский и основанный им Троицкий монастырь. Казань, 1894.

192. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее важнейших деятелей /Изд. 6-е. Кн. 1-2. - СПб.: Лит. фонд, 1912. - 594 с.

193. Кудрявцев М. История православного монашества в северовосточной Руси со времен преподобного Сергия Радонежского. М.: Типогр. М.П.Лаврова, 1881.-325 с.

194. Кучкин В.А. Русские княжества и земли перед Куликовской битвой //Куликовская битва. Сб. статей. М.: Наука, 1980. 319 с.

195. Кучкин В.А. Свидание перед походом на Дон или на Волгу ? //Наука и религия. 1987. - № 7.

196. Кучкин В.А. 0 роли Сергия Радонежского в подготовке Куликовской битвы //Вопросы научного атеизма. М., 1988. - Вып. 37.

197. Кучкин В.А. Сергий Радонежский //ВИ. М., 1992. - № 10. - С. 75-92

198. Лаусявичюс Э. Бумага в Литве в XV-XVIII вв. Вильнюс, 1967.369

199. Леонид. Славянские рукописи, хранящиеся в ризнице Свято-Троицкие Сергиевы Лавры. М.: Изд. ЧОИДР при Моск. ун-те, 1881. - 49 с.

200. Леонид. Сведения о славянских рукописях, поступивших из книгохранилища Свято-Троицкие Сергиевы Лавры в библиотеку Троицкой духовной семинарии в 1747 г. -М., 1883.

201. Леонид. Вкладная книга Московского Новоспасского монастыря. -СПб.: Типогр. В.С.Балашева, 1883. 32 с.

202. Левицкая Н.В. Синодики-помяники в русской историографии XIX-XX вв.(источниковедческие аспекты) //История и культура Ростовской земли. Ростов, 1993.-С. 112-118.

203. Лихачев Н.П. Бумага и древнейшие бумажные мельницы в Московском государстве. СПб., 1891.- 116 с. - Приложения: XVI с.

204. Лихачев Н.П. Сборник актов, собранных в архивах и библиотеках. -СПб., 1895.-Ч. 1-2.

205. Лихачев Н.П. Родопроисхождение дворян Головкиных //известия Русского Генеалогического Общества. СПб., 1903. - Вып.2.- С. 119-146.

206. Лурье Я. С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV начала XVI века. - М.- Л.: Изд. Акад. наук СССР, 1960. - 532 с.

207. Макарий, епископ. Синодик XVI века в Нижегородском Печерском монастыре //ЧОИДР. 1868. - Кн.1. - Смесь. - С. 1-8.

208. Манушина Т.Н. Художественное шитье Древней Руси в собрании Загорского музея. М.: Сов. Россия, 1983. - 294 с.

209. Маясова H.A. "Двойной покров" XVI в. /'/Сообщения ЗГИХМЗ /Под род. И.И.Бурейченко. Загорск, 1958. - Вып.2. - С. 25-30.

210. Маясова H.A. 0 датировке древней копии "Троицы" Андрея Рублева из иконостаса Троицкого собора //Сообщения ЗГИХМЗ /Под ред. И.И.Бурейченко. Загорск, i960. - Вып.З. - С. 170-174.370

211. Маясова H.A. Иконография Сергия Радонежского в древнерусском шитье //Доклад на конференции "Сергий Радонежский и художественная культура Руси XIV-XV вв." М., 13-15 октября 1992 г.

212. Миллер Д. Троице-Сергиев монастырь как объединяющий центр русских земель //Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: Материалы конференции, 29 сент.1 окт.1998 г. /СПГИХМЗ.- М.: Подкова, 2000.

213. Муравьев А.Н. Путешествия по святым местам русским: Троицкая лавра, Ростов, Новый Иерусалим. СПб.: Типогр. III отд., 1836. - 161 с.

214. Назаров В.Д. Князья Пожарские и Ряполовскче по новым документам из архива Суздальского Спасо-Ефимьева монастыря //Историческая генеалогия. Екатеринбург-Париж, 1996.- Вып. 4.

215. Назаров В.Д. Служилые князья Северо-Восточной Руси в XV в. //РД. М., 1999. - Вып.5. - С. 175-196.

216. Нарциссов В.В. Образ Сергия Радонежского на троицких покровах XV в. /'/Доклад на конференции "Сергий Радонежский и художественная культура Руси XIV-XV вв." М., 13-15 октября 1992 г.

217. Николаева C.B. Вклады и вкладчики в Троице-Сергиев монастырь в XVI-XVII веках. (По вкладным книгам XVII века) //Церковь в истории России /Центр истории религии и церкви в России. ИРИ РАН. М., 1998.- Сборник 2. -С. 81-107.

218. Николаева C.B. Состав монашеской братии Троице-Сергиева монастыря в XVII в. (По Описи 1641 г. и Описи 1701 г.) //Труды по истории Троице-Сергиевой лавры /Сергиево-Посадский музей-заповедник. М.: Подкова, 1998. - С. 34-56.

219. Николаева C.B. Три синодика Троице-Сергиева монастыря XVI-XVII вв. //Церковь в истории России /Центр истории религии и церкви в России. ИРИ РАН. М., 1999.- Сборник 3. - С. 69-98.371

220. Николаева C.B. Кормовая книга 1674 г. и комплекс поминальных книг Троице—Сергиева монастыря XVII в. //Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: Материалы конференции, 29 сент. 1 окт. 1998 г. /СПГИХМЗ.- М.: Подкова, 2000.

221. Николаева Т.В. Народная защита крепости Троице-Сергиева монастыря в 1608-1610 годах. М.: Госкультпросветиздат, 1954. - 22 с.

222. Николаева Т.В. Новые находки на территории Загорского музея //Советская археология. М., 1957. - № 1.

223. Николаева Т.В. 0 некоторых надгробиях XV-XVII вв. Загорского музея-заповедника //Советская археология. М., 1958. - № 3.

224. Николаева Т.В. Надгробные плиты под западным притвором Троицкого собора //Сообщения ЗГИХМЗ /Под ред. И.И.Бурейченко. Загорск, 1958.-Вып. 2.-С. 92-107.

225. Николаева Т.В. К изучению некрополя Троице-Сергиевой лавры //Сообщения ЗГИХМЗ /Под ред. И.И.Бурейченко. Загорск, 1650. - Вып. 3. - С. 181-191.

226. Николаева Т.В. Произведения мелкой пластики XIII-XVII вв. в собрании Загорского музея: каталог. /Под ред. И.И.Бурейченко. Загорск, 1960. - 388 с.

227. Николаева Т.В. Новые надписи на каменных плитах XV-XVII вв. из Троице-Сергиевой лавры //Нумизматика и эпиграфика. М.: Наука. 1966. -Вып.VI. - 256 с.

228. Николаева Т.В. Троицкий иконописец XVI в. Евстафий Головкин //Культура Древней Руси. М.: Наука, 1968. - С. 177-182.

229. Николаева Т.В. Собрание древних рукописей (Троице-Сергиева лавра) //Троице-Сергиева лавра: художественные памятники. М.: Искусство. 1968 С. 167-175.372

230. Николаева T.B. Древнерусская мелкая пластика XV-XVI вв. М.: Сов. художник, 1968. - 153 с.

231. Николаева Т.В. Произведения русского прикладного искусства с надписями XV первой половины XVI в. /Отв. ред. Б.А.Рыбаков. М.: Наука, 1971.- 194 с.

232. Николаева Т.В. Прикладное искусство Московской Руси. М.: Наука. 1976. - 288 с.

233. Николаева Т.В. Древнерусская живопись Загорского музея: каталог.- М.: Искусство, 1977. 203 с.

234. Никольский Н.К. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII века (1397-1625). СПб.: Синодальная типогр., 1897.- 296 с. Приложения: С. I-C. XI.

235. Никольский Н.К. Общинная и келейная жизнь в Кирилло-Белозерском монастыре в XV и XVI веках и в начале XVII-ro //"Христианское чтение". 1907, август.

236. Никольский Н.К. К вопросу о Пахомии Сербе: Замечания на магистерском коллоквиуме 23 ноября 1908 г. СПб., 1908.

237. Носов Н.Е. Становление сословно-представительных учреждений в России. Изыскания о земской реформе Ивана Грозного //Отв. ред. С.Н.Валк. -Л.: Наука, 1969. 502 с.

238. Олсуфьев Ю.А. Опись икон Троице-Сергиевой лавры до XVIII в. и наиболее типичных XVIII и XIX вв. /Комиссия по охране памятников искусства и старины ТСЛ. Сергиев, 1920. - 258 с.

239. Олсуфьев Ю.А. Опись лицевых изображений и орнамента книг ризницы Троице-Сергиева монастыря. /Комиссия по охране памятников искусства и старины ТСЛ. Сергиев, 1921. - 96 с.373

240. Олсуфьев Ю.А. Опись крестов Троице-Сергиева монастыря до XIX в. /Комиссия по охране памятников искусства и старины TCJI. Сергиев, 1921. -144 с.

241. Олсуфьев Ю.А. Искусство XIV-XV вв. Каталог наиболее выдающихся произведений этой эпохи в музее б. Троице-Сергиевой лавры. Сергиев, 1924.

242. Олсуфьев Ю.А. Кто вкладчики № 1479 и покрова № 1541 б. Троице-Сергиевой лавры ?: Доклад, читанный в комиссии по охране памятников искусства б. Троице-Сергиевой лавры 10 апреля 1924 г. Сергиев: Типогр. Иванова, 1924. - 8 с.

243. Олсуфьев Ю.А. Опись серебряных чарок с плоскими полками и опись серебряных братин б. Троице-Сергиевой лавры (XVI-XVII вв.). -Сергиев, 1925. 120 с.

244. Олсуфьев Ю.А. Опись древнего церковного серебра б. Троице-Сергиевой лавры (до XVIII в.) /Ист.худ.музей. Сергиев, 1926. - 293 с.

245. Охотина H.A. Валаамский монастырь конца XIV начала XVII в. (Источниковедческие аспекты). Дис. . канд. ист. наук. М., 1933.

246. Павел Пономарев. иеромонах. Краткое историческое описание Свято-Троицкие Сергиевы Лавры с приложением знатных происшествий, случившихся в оной. Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Вольная типогр., 1796. - 91 с.

247. Перхавко В. Б. Троице-Сергиева обитель и московское купечество XV-XVI вв. (по материалам Синодика 1575 г.) //Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: материалы конференции, 29 сент. -1 окт.1998 г./СПГИХМЗ.-М.: Подкова, 2000.

248. Петухов Е.В. Очерки из литературной истории синодика: историко-литературные наблюдения и материалы. СПб.: Типогр. имп. Акад. Наук, 1895.-411 с.374

249. Попеску Т.А. Источники по истории складывания книжного рукописного собрания Троице-Сергиева монастыря в XIV-XVII вв. Дис. . канд. ист. наук. М., 1973.

250. Попеску Т.А. Переписная книга 1701 г. (малоизвестный источник по истории складывания книжного рукописного собрания Троице-Сергиева монастыря) //Советские архивы. 1978. - №.3.

251. Попеску Т.А. Основные источники XVII в. по истории Троице-Сергиева монастыря. Опись 1641 г. и вкладные книги 1639 и 1673 гг. //Книгопечатание и книжные собрания России до середины XIX в. Л., 1979.

252. Понырко Н.В. Синодики //Словарь книжников и книжности Древней Руси /Отв. ред. Д.С.Лихачев. Л.: Наука, 1989.-Вып.2. - Ч. 2.- С. 339-344.

253. Прохоров Г.М. Келейная исихастская литература (Иоанн Лествичник, Авва Дорофей, Исаак Сирин, Симеон Новый Богослов, Григорий Синаит) в библиотеке Троице-Сергиевой лавры с XIV по XVII вв. //ТОДРЛ. -Л., 1974.- T.XXVII. С. 317-325.

254. Рождественский C.B. Служилое землевладение в Московском государстве XVI в. СПб., 1897.

255. Рожков H.A. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI в. М.1899.

256. Розанов С. П. Никоновский свод и Иоасаф как один из его составителей //Изв. по РЯС АН СССР. 1930. - Т.З. - Кн.1.

257. Савелов Л.М. Борщевский монастырь и его синодик как материал для генеалогии донских родов //Сборник областного войска Донского статистического комитета. Новочеркасск, 1902. - Вып.З. - С. 35-48.

258. Садковский С. Артемий, игумен Троицкий //ЧОИДР. 1891.-Кн.4.-Отд. III. - С. 1-143.375

259. Сазонов C.B. К ранней истории синодичных предисловий //Сообщения Ростовского музея. Ростов, 1991.- Вып. I. - С. 8-28.

260. Сазонов C.B. О видах синодика-помянника //История и культура Ростовской земли. Ростов, 1993.- С. 110-112.

261. Самсонова Т.Ю. Соловецкий монастырь: хозяйственная деятельность, социальный состав и управление. Вторая половина Х1Х-начало XX века. Дис. канд. ист. наук. М., 1997.

262. Свирин А.Н. Памятник живописного стиля шитья "чин" XV в. в Сергиевском историко-художественном музее. Сергиев: Типогр. Иванова, 1925.- 15 с.

263. Свирин А.Н. Опись тканей XIV-XVII вв. б. Троице-Сергиевой лавры Сергиев: Ист.- худ. музей, 1925.- 79 с.

264. Сенатов Г.Ф. Реставрация колокольни Троице-Сергиевой лавры в Загорске//Практика реставрационной работы. Сп., 1958. -С. 103-126.

265. Скрынников Р.Г. Опричный террор /Отв. ред. Н.Н.Степанов. JL: Изд. Ленингр. ун-та, 1969.- 341 с.

266. Скрынников Р.Г. Святители и власти. Л.: Лениздат, 1990.-349 с.

267. Скрынников Р.Г. Государство и церковь на Руси. XIV-XVI вв. -Новосибирск: Наука, 1991.- 397 с.

268. Скрынников Р.Г. Царство террора. СПб., 1992.

269. Случевский К. К. Государственное значение Святого Сергия и Троице-Сергиевой лавры. М., 1892,

270. Смирнов М.И. Феодальные владения переяславских и иногородних монастырей в Переяславль-Залесском уезде Х1У-ХУП столетий //Труды Переяславль-Залесского историко-художественного и краеведческого музея. -Переяславль-Залесский, 1929.-Вып.12.- С.60-112.

271. Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в. /Отв. ред. С.Б.Бахрушин. М.- Л.: Изд. Акад. Наук СССР, 1947.- Т.1.-490 с.

272. Смирнов С.К. Древние надгробные надписи, открытые в Троицкой лавре //Труды 1-го Археологического съезда в Москве. 1969.- М., 1871.- Т.1.- С. 417-424.

273. Снегирев И.М. Путевые записки о Троицкой лавре, содержащие в себе обзоры достопамятностей Троицкой дороги, Лавры и Вифании. М.: Типогр. Августа Семена, 1840.- 56 с.

274. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. КнЛ-ХУ : /Отв. ред. Л.В.Черепнин. М. Изд. Соц.-эконом. Литературы, 1959-1966.

275. Спирина Л.М. Книги кириллической печати ХУ1-ХУШ вв. Загорского историко-художественного музея-заповедника: Каталог.-М., 1981.178 с.

276. Спирина Л.М. Синодик 1679/80 г. из собрания Сергиево-Посадского музея //Труды по истории Троице-Сергиевой лавры /Сергиево-Посадский музей-заповедник. -М.: Подкова, 1998.-С.56-72.

277. Спирина Л.М. Опись 1641 г. как источник по социально-экономической истории Троице-Сергиева монастыря XVII в. В печати.377

278. Строев П. Списки иерархов Российской церкви. СПб., 1882.

279. Титов A.A. Синодик Спасо-Преображенского монастыря в Ярославле. М,, 1895.

280. Титов A.A. Синодики XVII в. переяславского Горицкого монастыря.-М., 1902.

281. Титов A.A. Синодики XVII в. переяславского Никитского монастыря.- М.,1902.

282. Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии. М.: Изд. Акад. наук СССР 1962.- 583 с.

283. Тихомиров М.Н. Российское государство XV-XVII вв. /Отв. ред. С.О.Шмидт. М.: Наука, 1973.- 422 с.

284. Тихомиров М.Н. Монастырь вотчинник XVI в. //ИЗ.- 1938.-T.3.- С. 130-160.

285. Толстой М.В. Патерик Троице-Сергиевой лавры, или происхождение северо-восточного русского иночества из обители Преподобного отца Сергия // ЧОИДР.- 1982.- Кн.9.- Отд.1.-С.207-263.

286. Толстой М.В. Село Подсосенье. М.,1892.

287. Троице-Сергиева Лавра: Сборник статей / Комиссия по охране памяти, искус, и старины ТСЛ.- Сергиев Посад, 1919.- 156 с.

288. Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: Материалы международной конференции, 29 сент. 1 октября 1998 г./ СПГИХМЗ.- М.: Подкова, 2000.

289. Трофимов И.В. Памятники Троице-Сергиевой лавры: Исследования и реставрация / Науч. ред. О.А.Белоброва. М.: Госстройиздат, 1961.- 246.

290. Тюменцев И.О. "Сказания об осаде Троице-Сергиева монастыря" А.Палицына как исторический источник // Вестник ЛГУ.- 1988.- Сер.2.-Вып.З.- С.3-8.378

291. Тюменцев И.О. Социально-политическая борьба в России и оборона Троице-Сергиева монастыря. Дис. кан. ист. наук. -Л., 1989.

292. Тюменцев И.О. Из истории создания "Сказания об осаде Троице-Сергиева монастыря" Авраамия Палицына // Средневековая Русь. СПб., 1995.- С.42-44.

293. Успенский Ф.И. Синодик в неделю православия: Состав и происхождение частей его // ЖМНП.- 1891.- Апрель. С. 204-208.

294. Ухова Т.Б. Миниатюры, орнамент и гравюры в рукописях библиотеки Троице-Сергиева монастыря // ЗОР ГБЛ.- 1960.- Вып. 22.- С.5-56.

295. Федотов Г.П. Святые Древней Руси. М.,1990.

296. Флоренский П.А. Троице-Сергиева Лавра и Россия // Троице-Сергиева Лавра: Сборник статей / Комис. по охране памяти, искус, и стар. ТСЛ.- Сергиев Посад, 1919.

297. Флоренский П.А. Опись панагий Троице-Сергиевой лавры ХП-Х1Х вв. Сергиев: Ист.- худ. музей, 1923.- 275 с.

298. Флоренский П.И. и Олсуфьев Ю.А. Амвросий, троицкий резчик XV в. Сергиев: ист.-худ. музей, 1927.- 58 с.

299. Флоря Б.К. О реконструкции состава древнерусских библиотек // Древнерусское искусство (рукописная книга).- М., 1972.-С. 52-59.

300. Ханагова И.Г. Троице-Сергиев монастырь в общественно-политическом жизни Руси ХУ-ХУ1 вв. .Дис. .канд. ист. наук. М., 1992.379

301. Хрунова Н.В. К вопросу о периодизации перестроек Царских Чертогов Троице-Сергиевой лавры // Труды по истории Троице-Сергиевой лавры / СПГИХМЗ.- М.,1998.- С. 155-164.

302. Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы / Отв. ред. О.В. Бахрушин. М.- Л.: Изд. Акад. Наук СССР, 1951.- Ч.2.-428 с.

303. Черкасова М. С. О борьбе помещиков за землю в конце XV первой половине XVI века // И СССР.- М., 1989.

304. Черкасова М.С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XV-XVI вв. М.: Археогр. центр, 1996.- 336 с.

305. Черменский П. Лицевой Синодик XVII в. Свято-Троицкого Лебедянского монастыря // Записки отделения русской и славянской археологии императорского русского археологического общества. Петроград. 1915.- Т.Х1.- С.75-81.

306. Чернов С.З. Вотчина Ворониных (по актам Троице-Сергиева монастыря, устной традиции и археологическим данным) // Вестник МГУ.-Серия 8 "История" .- М., 1982.- № 6.- С.80-94.

307. Чернов С.З. Происхождение вотчин XIV-XV вв. в районе Троице-Сергиева монастыря (Историческая география землевладения). Автореф. канд. дисс. -М., 1983.

308. Чернов С.З. Воскресенская земля Троице-Сергиева монастыря (К интеграции методики археологии и специальных исторических дисциплин) // АЕ за 1981 г. М.: Наука, 1982.- С.95-109.

309. Чернов С.З. Сельские некрополи XIV-XVI вв. на Северо-Востоке Московского княжества // Московский некрополь. История. Археология, Искусство. Охрана: Материалы научн.-практ. конф. М., 1991,- С.73-97.

310. Чистякова М.В. Московский Новодевичий монастырь в истории культуры России II половины XVII в. Дис. канд. ист. наук, М., 1998.380

311. Шафранов Н.Г. К истории Сергиевского края // Сергиевский уезд Московской губ. Статистико-экономический сборник / Преде .редакц. Комиссии М.Т.Смирнов. Сергиев, 1925. - С.41-77.

312. Шереметьев С.Д. Свято-Троицкая Сергиева лавра. М., 1898.

313. Шляпкин И.А. Синодик 1552-1560 гг. Новгородской Борисоглебской церкви. Белоостров, 1911.

314. Штайндорф Л. Поминание усопших как общее наследие западного средневековья и древней Руси //"Сих же память пребывает во веки" (Мемориальный аспект в культуре русского православия): Материалы научной конференции, 29-60 ноября 1996.-СПб.,1997.- С.40-47.

315. Щербатов М. История российская с древнейших времен. Т. 1-7. СПб.: Имп. Акад. наук, 1770-1791.

316. Яблонский В. Пахомий Серб и его агиографические писания. СПб., 1908.

317. Янин В.Л. К вопросу о происхождении Морозовых // История и генеалогия: С.Б. Веселовский и проблемы историко-генеалогического исследования.- М.: Наука, 1977.- С. 189-196.381

318. Zernov N. St. Sergius builder of Russia. London-New York, 1939; The russians and their church. Third edition. London. 1978. Chapter V.

319. Bushkovitch P. The limits of hesychasm: some notes on manastic spirituality in Russia 1350-1500. Forschungen zur osteuropäischen Geschichte. Bandt 38. Berlin, 1986. P. 97-109

320. Gonneau Pierre. La maison de la Sainted Trinité un grant monastere russe du moyen -age tardif (1345 - 1533). Paris, 1993.

321. Miller David. The cult of saint Sergius of Radonezh as a community of venerators. Paper presented at conference on "Cultural Identity in a Multicultural State: Muscovy, 1359-1584", 9-12 March 1994, UCLA, Los Angeles, California.

322. Miller. David B. Motives for Donations to the Trinity-Sergius Monastery, 1392-1605: Gender Matters //Essays in Medieval Studies 14 (1998). Illinois Medieval Association. Chapter 8. P. 91-106.

323. Steindorf. Ludwig Princess Maria Golenina: Perpetuating Identity Through "Care for the Deceased" //Culture and Identity in Muscovy, 1359-1584. Moscow, 1997. P. 557-577.- 382 -Список сокращений

324. АЕ Археографический ежегодник

325. АИ Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией АРГ - Акты Российского государства

326. АСЭИ Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV - начала XVI в.1. ВИ Вопросы истории

327. ГКЭ Грамоты Коллегии Экономии

328. ЖМНП Журнал Министерства Народного просвещения

329. ЗГИХМЗ Загорский государственный историко-художественный музей-заповедник (с 1992 г. - СПГИХМЗ)

330. ЗОР ГБЛ Записки Отдела рукописей Гос. библиотеки СССР им. В.И.Ленина1. ИА Исторический архив1. ИЗ Исторические записки

331. ИО РЯС Известия отделения русского языка и словесности РАН И СССР - История СССР

332. МГУ Московский Государственный Университет им,М.В.Ломоносова ОР РГБ - Отдел Рукописей Российской государственной библиотеки (бывш. ГБЛ) ПСЗ - Полное собрание законов РАН - Российская Академия Наук

333. РГАДА Российский государственный архив древних актов РД - Русский дипломатарий

334. СПГИХМЗ Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 86726