Труд в контексте российской цивилизации :Социально-философский аспект тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.11, доктор философских наук Марцева, Лидия Михайловна

Диссертация и автореферат на тему «Труд в контексте российской цивилизации :Социально-философский аспект». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 150517
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Марцева, Лидия Михайловна
Ученая cтепень: 
доктор философских наук
Место защиты диссертации: 
Красноярск
Код cпециальности ВАК: 
09.00.11
Специальность: 
Социальная философия
Количество cтраниц: 
421

Оглавление диссертации доктор философских наук Марцева, Лидия Михайловна

Введение.

1. Социально-философская методология изучения труда в типологии цивилизаций.

1.1. Социально-философский аспект категории «труд».

1.2. Хозяйственно-трудовая деятельность в типологии культуры и цивилизаций.

2. Диалектика трансформаций ценностных и социально-хозяйственных систем.

3. Христианские цели и смысл труда.

3.1. Тема труда в Библии.

3.2. Труд и хозяйственная деятельность в православной этике.

4. Особенности труда в контексте российской цивилизации.

4.1. Влияние естественных условий труда на хозяйственно-экономическое развитие российской цивилизации.

4.2. Тенденции развития труда и социальные альтернативы.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Труд в контексте российской цивилизации :Социально-философский аспект"

Актуальность темы исследования. История российской цивилизации вызывает противоречивое чувство. С одной стороны, ее развитие поражает грандиозностью событий и героикой свершений, а с другой стороны, порождает много вопросов. Главный из них: почему в течение всей нашей истории существует несоответствие между обширной территорией, богатой природой, неординарными способностями людей, с одной стороны, и плохо или скромно обустроенными условиями их жизни, с другой? В этом вопросе концентрируются все другие проблемы, касающиеся социальных, экономических, политических и культурологических аспектов развития российской цивилизации. Он затрагивает основу любой социокультурной системы - сферу ее хозяйственно-трудового бытия. Это определяет актуальность исследования труда в контексте российской цивилизации.

В период современных реформ тема труда «ушла» из числа актуальных тем политики, науки, культуры, искусства, СМИ и всего информационного пространства России. Труд в СССР выступал как системообразующий принцип социальной жизни, «героем времени» был человек труда, «героем нашего времени» стал жующий и развлекающийся свободный индивид. Страна с неупорядоченной сферой труда не способна выйти из перманентного социально-экономического и геополитического кризиса. Для выхода из кризиса необходимо: вернуть людей в реальное производство, восстановить производственный потенциал с учетом его обновления новой техникой и наукоемкими технологиями, воссоздать непрерывную и качественную подготовку квалифицированных рабочих и специалистов, обеспечить воспроизводство здоровых трудовых ресурсов страны. Актуальность темы очевидна, т. к. Россия должна начать работать, чтобы остаться субъектом мировой истории.

Неблагополучие в сфере производства, обмена, распределения и потребления продуктов труда всегда свидетельствуют о деформациях социальной формы труда, необходимости ее модернизации. Радикальные изменения общественной формы труда только в XX в. российская цивилизация пережила дважды. С ее изменением связано крушение Российской Империи в начале XX в. и народнохозяйственной системы СССР в его конце. Объективные причины имеют общий характер: научно-техническое развитие производительных сил и технико-технологического содержания труда объективно требуют соответствующего изменения его социальных форм - способов использования и организации совокупного трудового потенциала общества. Это формационный аспект проблемы, связанный с онтологическим анализом хозяйственно-экономического развития социума. Но есть причины особенные, придающие драматический характер реформированию хозяйственно-трудовой системы, жестокость и даже беспощадность в отношении к субъекту хозяйствования - людям. Жертвы революционных преобразований начала века уже сопоставимы с жертвами современных реформ (по официальным данным идет ежегодное вымирание до 1 млн. трудоспособного населения, беспризорные дети исчисляются от 2 (Путин) до 5 (СМИ) млн., фиксируется массовое физическое и нравственное нездоровье населения в результате социально-психологических стрессов). Актуальность темы определяется необходимостью осмысления феномена повышенной болезненности, сопровождающей изменения социальных форм труда и очевидно выражающей циви-лизационные особенности российского социума.

В ходе современных реформ произошел демонтаж СССР, общественной формы обязательного всеобщего труда, определились ориентиры организации хозяйственно-трудовой сферы на основе частной собственности и рынка свободной рабочей силы. С середины 1980-х гг. речь пошла о том, что «субъектами хозяйства является не только общество, но и хозяйственные единицы»1. Высказывались предположения, что после многих этапов обоб

1 Чичинкас Й. Й. Собственность в системе экономических отношений социализма. М.: Экономика. 1986. С. 94. ществления труда и отчуждения собственности должно последовать обратное движение по тем же этапам, которое будет идти в более быстрых темпах. (Л. Н, Захарова). Рынок труда в идеологии либерализма признается главным экономическим стимулом роста его производительности и эффективности: «Рынок труда мы рассматриваем как необходимый элемент рыночной экономики, представляющий механизм согласования интересов работников и нанимателей»1. Однако социологические исследования показывают, что при высоких зарплатах на частных предприятиях удовлетворенность трудом снижается из-за увеличения объемов работы, ненормированной организации труда, взаимоотношений с руководством и между сотрудниками (В. Д. Патрушев, Г. П. Бессокирная, A. JI. Темницкий). При наличии рынка труда (безработицы) Россия оказалась отброшенной по уровню производственно-экономического развития, по разным оценкам, на 50- 100 лет назад. Особенно болезненно воспринимается российским социумом деформация целей и смысла труда от имманентного коллективизма к чуждому индивидуализму и частнособственническому эгоизму. Сходство преобразований сферы труда начала и конца XX в. в «соблазне Западом»: в начале века - одной из теоретических конструкций, в конце века - блеском «экономической эффективности» и благосостояния. Актуальность темы состоит в выявлении специфики хозяйственно-трудовой деятельности в контексте российской цивилизации, причин невосприимчивости социумом западных моделей, даже при их силовом внедрении.

Изучение особенностей труда в контексте российской цивилизации актуально выводит в сферу методологии, кризис и диссонанс которой испытывает отечественная наука. Этот кризис социальные науки начали преодолевать с конца 1980 - х гг., критикуя, во-первых, формационный подход за его монистический взгляд на историю и, во-вторых, усиливая методологию

1 Соколова Г. Н. Занятость и безработица в условиях рыночной модернизации // Социологические исследования. 1998.№ 9. С. 78. принципами цивилизационного подхода. М. Барг отметил, что «формацион-ный подход не может претендовать на глобальную эвристическую функцию в историческом познании», поскольку оставляет вне поля исследования многие элементы и связи общества, не укладывающиеся в монистический взгляд на историю и не получающие поэтому адекватного объяснения. В это время начались попытки обосновать сущность цивилизационного подхода (И. Н. Ионов, Л. И. Семенникова, П. К. Гречко). Актуальность исследования связана с разработкой и применением новых методологических подходов к исследованию труда в контексте российской цивилизации. К примеру, надо же найти объяснение, почему второе десятилетие учителя, военные, врачи, ученые, крестьяне, а по существу всё работающее население, кроме крупного бизнеса и чиновников, трудится без достойного вознаграждения, за гроши или вообще бесплатно. Почему такой прецедент оказался возможен только в России и уже в XXI в.?

Методологическими основаниями исследования стало сочетание и синтез формационного подхода с учетом его обновления и находящегося в разработке цивилизационного подходов. Модернизация формационного подхода идет в трех направлениях. Первое представляет попытку адаптации в интеллектуальном российском пространстве разработанных во 2-й половине XX в. на Западе теорий постиндустриального общества и конвергенции. В этой связи, во-первых, обосновывается отказ от анализа пяти основных форм общества, бывших недавно аксиомой: «Констатируя пять основных форм, мы находимся именно на той ступени «разумной абстракции», на которой сохраняется всеобщность (при этом конкретная всеобщность)»1. Во-вторых, обновление теории формаций идет за счет западных концепций 1960-70-х гг.: «индустриального общества» Р. Арона, «стадий экономического роста» У. Рос-тоу, постиндустриального общества Д. Белла, прогнозируемого общества Г. Кана и Л. Турена, сверхиндустриальной цивилизации А. Тофлера, техно

1 Тёкеи Ф. К теории общественных формаций / Пер. с венгерского. М.: Прогресс. 1975. С. 89. тронного общества 3. Бжезннского. Основой этих теорий является членение мирового исторического процесса на три стадии в зависимости от технического развития производства: аграрная, индустриальная и постиндустриальная или информационная. У нас это направление представляют сегодня многочисленные работы В. Л. Иноземцева, предложившего рассматривать три типа общества: доэкономическое (доиндустриальное), экономическое (индустриальное), постэкономическое (сверхиндустриальное, информационное). Формационным критерием выступает изменение функциональной сущности труда, который в доэкономическом и индустриальном обществе является затратой рабочей силы, а в постэкономическом «превращается в творчество», перекрывающее значение труда в реальном производстве ростом информационных потребностей. Автор утверждает, что «переход от труда к творческой активности представляет собой самое фундаментальное изменение, происходящее в современном обществе»1. Обновление формационного подхода, таким образом, идет по пути адаптации состарившихся западноевропейских теорий, включавших понятия «широкой социальной ориентации», «конвергенции», «индустриального» и «постиндустриального» общества и проходивших в советских науках по ведомству «критики современных буржуазных концепций» (Э. В. Деменчонок, Г. X. Шахназаров, О. Н. Жеманов). Модернизация формационного подхода в предложенном варианте имеет тенденциозный характер, связанный с расширительным приложением западной (включая США) модели развития к геополитическим масштабам. Показательна в этом отношении статья М. Дерябиной «Приватизация в постэкономическую эру», в которой рассмотрена проблема передачи государственной собственности в частные руки в бывших социалистических странах Восточной Европы . Очевидная прямота увязки вопроса о приватизации государст

1 Иноземцев В. Л. За десять лет. К концепции постэкономического общества. М.: Академия. 1998. С. 279.

2 Дерябина М. Приватизация в постэкономическую эру // Мировая экономика и международные отношения. 1992. № 9. венной собственности с наступлением постэкономической эры может свидетельствовать, в лучшем случае, о введения в оборот не достаточно проработанных понятий.

Другое направление модернизации формационного подхода состоит в стремлении связать понятие постэкономического общества с аналогичной коммунизму социально-экономической формацией (И. Мирошник, Е. Гаври-лин) и обосновать, что «коммунизм рождается как постиндустриальное и постэкономическое общество»1. В этом случае понятие постэкономическое общество тоже получает неопределенно-расширительное значение. Как оно применимо к странам с разными принципами хозяйствования: от архаических и традиционных до внеэкономических с доминантой государственного регулирования? В философии глобализма оно применяется в отношении США и стран Запада, которые не «планируют» коммунизма. В этом смысле оно не отражает реалии современного мира, приобретающего выраженные тенденции геополитического разделения на богатые (сверхиндустриальные, постэкономические страны Запада) и бедные (все остальные страны), обладающие природными ресурсами, но живущие на гуманитарную помощь и под военно-политическим контролем первых. (А. С. Панарин). Третье направление просматривается в работах, авторы которых связывают сущность постэкономического общества с духовными ценностями и духовно-нравственным развитием человечества (Ю. М. Осипов, Ю. В. Яковец, В. Т. Пуляев). А поскольку духовные приоритеты представляют объективное многообразие и, следовательно, самобытность, это направление наталкивается на критику оппонентов. В. А. Иноземцев считает, что оптимальные пути прогресса вообще должны исключать теории самобытного развития, которые чреваты «фашистской идеологией исключительности» . Здесь обнаруживается, во-первых, монизм уже философии глобализма, и, во-вторых, разные тол

1 Бузгалин А. В., Колганов А. И. Социалистические революции XXI века // Свободная мысль. 1997. № 10. С. 73.

2 Иноземцев В. Л. За десять лет. К концепции постэкономического общества. М.: Академия. 1998. С36. кования цивилизационного подхода в современных социальных науках.

Сказанное определяет актуальность исследования труда в контексте российской цивилизации в плане общеметодологической проработки форма-ционного и цивилизационного подходов. Сегодня социальные науки рассматривают цивилизационный подход в двух версиях. Первая исповедует известный принцип европоцентризма и состоит в признании единой мировой цивилизации с западноевропейскими приоритетами в виде общечеловеческих ценностей, которые являются основой для анализа всех остальных культурно-исторических типов общества по принципу их «догоняющего» соответствия или несоответствия «столбовой дороге» развития западных стран. Вторая состоит в признании национальных моделей развития, формирующих различные типы локальных цивилизаций - самостоятельных субъектов многополярного мира. Это направление имеет теоретические обоснования в типологии культуры Н. Я. Данилевского, О. Шпенглера, А. Тойнби, М. Вебера, П. А. Сорокина и их последователей. Отрицание права народов на национальные модели развития формирует протестную философию антиглобализма вплоть до крайних форм сепаратизма, национализма, экстремизма и терроризма. Уместно напомнить А. Ф. Лосева, усмотревшего в «новейшей мифологии западноевропейского индивидуализма» одномерность рационального мышления: «Ньютоновский миф однородного и бесконечного пространства - этот чисто капиталистический принцип (как я уже не раз указывал) - царит во всем ученом мире. Совершенно ясна невыразительность, нерельефность, бескрасочность, полная мертвенность такого пространства. И, тем не менее, все ученые и не ученые, от мала до велика, преклоняются перед этим мифом как перед истуканом. Вот почему какому-нибудь философу, вроде меня, грешного, принцип относительности более понятен, чем большинству физиков и математиков, у которых просто нет соответствующих интуиций»1. Лосев А. Ф. Диалектика мифа / Из ранних произведений. М.: Правда. 1990. С. 592.

Принцип относительности - основа цивилизационного подхода, корректирующий представление об одномерном и бескрасочном пространстве единой мировой цивилизации. И если формационный аспект представляет преимущественно онтологический анализ развития труда в наиболее простых описаниях исторических форм общества, то цивилизационный подход дает феноменологический анализ, представляющий исторические феномены хозяйственного развития разных народов. Формационный анализ представляет историческое развитие «по вертикали», имеет монистический характер, а цивилизационный подход - «по горизонтали», обеспечивая принцип относительности и плюрализма. По отдельности эти подходы выступают как противоположности и могут дать целостное знание только в синтезе.

В практическом значении актуальность работы состоит в исследовании процесса хозяйственного освоения географического пространства - основы российской цивилизации. Очевидно, что создание основ аграрного и промышленного производства на обширных территориях в беспрецедентно трудных природно-климатических условиях малым количеством совокупного общественного труда (плотность населения в Европе колеблется от 100 до 500 чел/кв. км, в России в среднем - 8,5 чел/кв. км) является уникальной особенностью российской цивилизации. Очевидно также, что хозяйственно-экономическое развитие России не вписывается в западноевропейскую схему. Для российской цивилизации, не знавшей рабовладения, феодализма и капитализма по западноевропейскому типу, понятие доэкономическое общество можно принять как аналог понятия аграрного общества. Понятие экономическое (индустриальное) общество применительно к России не корректно, поскольку индустриализация страны осуществлялась в основном в XX в. именно внеэкономическими, плановыми методами хозяйствования и распределения совокупного труда. Применение понятия постэкономическое общество в отношении России тоже сомнительно, т. к. рыночные механизмы заработали недавно и преимущественно в криминальном режиме, а информационное пространство обеспечивается интерпретацией западного интеллектуализма. В действительности отечественную индустриализацию никак нельзя признать завершенной до сих пор, поэтому ученые стремятся определить собственное место России в движении человечества «к гуманистической постиндустриальной цивилизации» (Ю. В. Яковец). Некоторые полагают, что Россия, не успевшая войти в постиндустриальную стадию и не обремененная постиндустриальной моделью, может «гармонично войти в новую модель цивилизационного развития» (Ю. К. Плетников, Э. Кочетов Э.). Это актуализирует разработку предложенной А. С. Панариным модернизации формаци-онного подхода за счет его синтеза с цивилизационным подходом, что позволяет прогнозировать альтернативы социального развития.

Направление поисков обозначается в сторону синтеза социальной философии и философии истории, изначально нацеленных на выявление конкретно-исторического и глобального смысла мировой истории, что и характерно для русской философии. По утверждению В. В. Зеньковского, русская философия сплошь историософична, постоянно обращена к вопросам о «смысле и конце истории», поскольку укоренена в духовных установках русского прошлого, в общенациональных особенностях «русской души», что не замыкает русскую философию истории в партикуляризме, но делает ее открытой для мира. С. Л. Франк писал, что все самое значительное и оригинальное, созданное русскими мыслителями, относится к области истории философии и социальной истории1. В отношении российской цивилизации это выражается стремлением русской общественной мысли ответить на предельные вопросы: кто мы? в чем смысл истории России? Эти-то вопросы и актуализируют социально-философские исследования труда в его всеобщих моментах, преломляемых цивилизационной спецификой российского социума.

Актуальность исследования определяется тем, что труд - родовой при

1 Франк С. JI. Сущность и ведущие мотивы русской философии // Философские науки. 1990. № 2. С. 86. знак человека, функция его совершенства, поэтому сфера труда синтезирует социально-экономические, политические, культурологические и религиозно-мировоззренческие процессы общества. Труд социален по своей сущности, поскольку осуществляется только в обществе, является универсальным средством общения, социализации в процессе совместной деятельности. По убеждению А. П. Ветошкина и К. П. Стожко, «явно недостаточно рассматривать труд только через призму технических, технологических и даже чисто производственно-экономических аспектов»1. В социальной философии труд предстает как комплексное социально-экономическое и духовно-нравственное явление, обобщающее и синхронизирующее всю жизнедеятельность человека и общества, включающее в себя все, что связано с человеческой сущностью, ее телесной, нравственной и духовной ипостасями. Это актуализирует исследование метафизической стороны труда, выражающей его иррациональную сущность, обращенную к идеальным, духовным первоначалам бытия, связанную с религиозным осознанием идеи спасения. Абсолютные нормы нравственности, основанные на любви и сострадании, составляют сущность религиозной догматики и устойчивость метафизических систем. Они оказываются «более стабильны и устойчивы, менее подвержены изменению во времени, нежели те, которые нашли отражение в научной картине мира»2. Духовно-нравственный смысл труда христианско-православного учения второе тысячелетие определяет особенности развития российской цивилизации и не утрачивает познавательной актуальности.

Социально-философский анализ труда включает выявление его всеобщих моментов, наиболее существенных характеристик, смысловых значений для человека и общества. Он позволяет определить общее и особенное в труде: его всеобщую сущность и конкретно-историческую специфику; особен

1 Ветошкин А. П., Стожко К. П. Философия экономики. Екатеринбург: Полиграфист. 2001. С. 163.

2 Денисова Л. В. Догматическое основание метафизических систем. Омск: Юридический институт МВД России. 1999. С. 44. ности условий и социальных форм хозяйственно-трудовой деятельности в разных типах цивилизаций; сопоставить смысл, цели и мотивации труда в разных типах обществ. Социальная философия раскрывает как общие, универсальные стороны и качества труда, так и его конкретную российскую специфику. Сегодня, когда Россия вновь находится перед выбором социальных альтернатив развития, актуальность комплексных исследований сферы труда как базовой основы российской цивилизации не может вызывать сомнений.

Состояние научной разработки темы. До недавнего времени труд исследовался преимущественно в границах формационного подхода. Советский период нашей истории, как бы к нему не относиться, является фактом не только российской, но мировой истории, который подлежит не эмоциональным оценкам, но серьезному изучению, включая интеллектуальную историю советской науки. Исследования труда были в центре внимания социальных наук, поскольку труд был, своего рода, культом социалистического общества. Они носили общефилософский характер, т. к. социалистический труд изучался в сравнении и сопоставлении с общемировыми процессами технико-технологического и технико-организационного развития производства. Философия занималась выявлением социально-экономической природы труда, форм обобществления, тенденций научно-технического развития и социальных проблем его организации, условиями повышения производительности труда и его влиянием на развитие личности. В работах С. Г. Струмилина, И. И. Чангли, Г. А. Пруденского, В. Ф. Голосова, С. С. Товмасяна, И. Н. Си-земской и многих других разрабатывались общеметодологические проблемы изучения труда, отрабатывались категории, выявлялись тенденции и закономерности его развития. С конца 1960-х гг. выделилось особое направление в исследованиях труда в связи с научно-технической революцией. В работах В. Г. Афанасьева, Г. Н. Волкова, В. Г. Марахова, С. И. Никишова, Н. И. Дряхлова задавался тон исследованиям не только проблем взаимодействия человека и техники, изменения характера и содержания, управления и организации труда, но социальных последствий научно-технического прогресса в разных типах обществ. Уже тогда прогнозировалось высвобождение рабочей силы по мере индустриализации производства, обсуждались возможности соединения социальной формы обязательного всеобщего труда с техническим прогрессом, который в западных странах сопровождался ростом безработицы.

Важное место отводилось проблемам разделения и распределения труда, воспроизводства трудовых ресурсов и занятости трудоспособного населения, социальной стратификации и социальной динамики. Исследования этого направления касались как социалистической, так и капиталистической социально-хозяйственных систем. Целые школы работали под руководством М. Н. Руткевича, Т. И. Заславской, В. И. Староверова, Ф. Р. Филиппова, А. А. Амвросова, О. Т. Богомолова. Именно это научное направление подготовило, как показала практика, многие необоснованные выводы о формировании бесклассового общества и преодолении внутриклассовых различий под влиянием изменений профессионально-квалификационной структуры занятых в условиях индустриализации всех отраслей хозяйства. Представляется, что в угоду конъюнктуре ту же ошибку совершают сегодня теоретики рыночной экономики, старательно избегая известные и не вводя новые понятия, выражающие социально-экономическую трансформацию российского общества к социальной дифференциации именно в сфере труда.

В научных работах последнего десятилетия очевидна тенденция к определению труда через активность, деятельность, общение, творчество, хотя еще Аристотель выделил труд из всех видов деятельности. Он определил его главный признак - создание полезных потребительных стоимостей, имеющих естественную природу и приносящих пользу обществу. В то же время Аристотель вывел за рамки труда деятельность, создающую потребительные стоимости, не имеющие естественной природы (бесполезные), отнеся к этому роду даже деятельность в виде обмена и торговли, назвав ее «неестественной». Этот признак труда был воспринят европейской наукой в лице А. Смита, Г. Ф. В. Гегеля, но с переносом акцента с различения естественной и неестественной природы потребительных стоимостей на саму стоимость, удовлетворяющую любую потребность, превращенную постепенно во всеобщую социальную ценность, что и определило движение западноевропейской цивилизации в сторону потребительского общества. Россия получила этот проект науки в виде марксизма, но не смогла его ни теоретически усвоить, ни практически «переварить». Возможно, отождествление труда и деятельности (активности, общения, творчества и т. д.) в каком-то смысле и оправдано для постэкономического общества, но при незавершенной индустриализации в разгар рыночной экономики для современной российской действительности такая постановка вопроса кажется сомнительной.

Важным направлением исследований труда являлось изучение именно трудовой активности, деятельности и творчества как условий развития личности, формирования всесторонности, универсальности качеств человека, обеспечивающих динамичный ответ на вызовы технико-технологического развития производства. J1. П. Буева рассматривала эти проблемы в контексте идеологического противоборства систем. Д. П. Кайдалов связывал развитие личности с законом перемены труда, что могло бы снять издержки профессиональной односторонности индустриального труда. Он ссылался на разработки И. М. Сеченова о естественнонаучных основаниях перемены труда, но, к сожалению, это направление осталось мало разработанным в философии труда. В социально-философских исследованиях труда акцентировалось выявление его формационной специфики. Многие из известных специалистов философии и социологии труда продолжают работать в настоящее время. Обширная историография темы позволила выявить теоретические источники концепции социалистического труда и определить его главный формацион-ный принцип - обязательный всеобщий труд, обеспечивающий занятость всем трудоспособным членам общества1. «Про» и «контра» этой социальной формы труда - предмет вековых и не завершенных дискуссий. Еще Г. Ле-Бон утверждал, что государство не сможет обеспечить «раздачу работы нуждающимся в ней и ищущим ее» так, чтобы удовлетворить всё многообразие психологических различий и способностей людей . Прав оказался и М. А. Бакунин, считавший, что организация обязательного всеобщего труда «по Марксу» потребует огромного числа бюрократов, которые и будут привилегированным классом, а народ будет «целиком освобожден от забот управления, целиком включен в управляемое стадо» . И все-таки трудно оспорить созидательный потенциал социальной формы всеобщего труда в России XX в. и его беспристрастный анализ, несомненно, еще предстоит. Всеобщий труд в России (СССР), на наш взгляд, оказался успешным по объективным причинам (малая плотность населения на больших и трудно осваиваемых территориях) и по субъективным причинам, адекватно выразившим цивилизационную специфику православной хозяйственной этики, по которой каждый человек обязан работать и есть хлеб «в поте лица».

В последнее время усиливается внимание к изучению цивилизацион-ных аспектов труда и не на «пустом» месте. Постепенно восстанавливается связь постсоветской науки, во-первых, с дореволюционной отечественной наукой, во- вторых, с наукой русского зарубежья XX. в., а в-третьих, с наработками российских ученых, не вписывавшихся ранее в идеологическую парадигму и поэтому существовавших как бы в тени официальной науки. Это открывает возможности системной реконструкции труда в контексте истории российской цивилизации. Выявление цивилизационных особенностей труда связано с уточнением понятия «российская цивилизация». Здесь необходимо

1 Марцева JI. М. Проблемы труда в утопическом, научном и реальном социализме. Красноярск: Изд-во КГУ. 1993; Она же. Теоретические источники формирования концепции труда при социализме. Диссертация докт. ист. наук, и одноименный автореферат. Омск. 1995.

2 Ле-Бон Г. Психология социализма. СПб. 1908. С. 433-437.

3 Бакунин М. А. Государство и анархия / Бакунин М. А. Философия. Социология. Политика. М.: Правда. 1989. С. 483. привлечение по мере возможности исторической базы, что восстанавливает историософскую традицию русской философии и дает ориентиры в выявлении метаисторического смысла российской цивилизации.

Определение российской цивилизации как субъекта мировой истории опирается сегодня на теорию культурно-исторических типов Н. Я. Данилевского, в XX. в. разработанную в разных аспектах А. Тойнби, О. Шпенглером, И. А. Ильиным, М. Вебером, П. А. Сорокиным и их последователями. Это направление представлено в работах В. И. Большакова, А. X. Бурганова, В. В. Кожинова, В. А. Кобылянского, А. П. Кочеткова, Б. Н. Миронова, А. С. Ахиезера, В. В. Ильина и других авторов уже новейшего времени. Публикуются материалы многочисленных научных конференций по проблемам общего и особенного в развитии российского социума. Особенностью этих работ при их разноречивости является хронологическая масштабность, междисциплинарный характер, стремление преодолеть односторонность и одномерность узко специального знания, выход в сопредельные науки, позволяющий на деле реализовать принципы комплексности, системности и целостности исследования. В отличие от западноевропейского принципа профессионализма отличительным признаком русской науки является универсальность. Иллюстрациями полна история отечественной науки. Профессор А. Л. Шапиро любил повторять слова своего учителя А. Е. Преснякова: «Я -специалист по нашей истории от Русской Правды до Ленина», и следуя его путем, стал историком-русистом универсальных знаний1. Осмысление реалий современного мира требует нестандартных подходов, выхода в область комплексных, междисциплинарных исследований. Как самостоятельная тема труда сегодня мало представлена в научной литературе, скорее можно говорить о ее «попутном» затрагивании указанными авторами философско-культурологических исследований. Чаще всего затрагивается важнейший ци

1 Фроянов И. Я. Погружение в бездну: (Россия на исходе XX века). СПб: Изд-во С.-Петербургского университета. 1999. С. 5. вилизационный аспект труда - его духовная, религиозно-мировоззренческая сущность, формирующая ментальность и определяющая цели хозяйственно-трудовой деятельности. В отличие от социально-экономической (формаци-онной) динамики, христианский смысл труда является постоянной (цивили-зационной) основой исторического развития государственности и хозяйствования в России.

Изменение социально-экономических основ общества, которые объективно концентрируются в сфере труда, неизбежно связано с деформацией, трансформацией и даже «культурными революциями» в отношении традиционных ценностей социума. Суть проблемы состоит в том, что социально-экономические преобразования корректируют цели труда и соответственно его общественную форму (способы занятости трудоспособного населения). Поэтому известные специалисты в области социальных проблем труда Т. И. Заславская, А. Г. Здравомыслов, В. А. Ядов в работах последних лет рассматривают проблемы социально-экономической трансформации российского социума в период реформ во взаимосвязи с трансформацией системы ценностей. Анализ системной трансформации, включая хозяйственно-экономический аспект, провел А. Н. Данилов. Он убедительно обосновал свой неутешительный вывод, что трансформация, которую «мы наблюдаем сегодня во многих странах, - это пока единственный в истории случай, когда большая группа стран пытается воспроизвести на своих территориях исторически уже устаревший и кризисный социально-культурный опыт других стран»1.

Процессы трансформации российской экономики в рыночный вариант предполагают изменение социально-нравственных целей труда по образцу либо развитых капиталистических стран, либо стран третьего мира. Несомненно, что продолжение реформ в любом направлении связано с трансфор

1 Данилов А. Н. Глобализм, регионализм и современный трансформационный процесс // Социологические исследования. 1998. № 9. С. 13. мацией социально-нравственных идеалов (в начале реформ в моде был «шведский социализм», теперь - «аргентинский или мексиканский капитализм» с промежуточными вариантами «японского чуда», «китайского коммунизма», «американского открытого общества» и т. д.). Отмечая взаимосвязь социально-экономических и духовно-нравственных трансформаций, А. М. Кузнец констатирует, что именно ценностная дезориентация обусловливает хозяйственный и социальный хаос. По его заключению, «общество не в состоянии нормально существовать, не имея ценностных ориентиров»1. Воссоздание капитализма по западному образцу обусловило всплеск отечественной «веберианы», в которой представлена попытка заимствования и адаптации хозяйственной протестантской этики на атеистическом и нигилистическом пространстве России (Н. Н. Зарубина). К сожалению, общеметодологические принципы М. Вебера не получили практического применения к анализу российских реалий. Не менее настойчиво в общественное сознание продвигается либеральная доктрина католической церкви. В этом же ряду находится деятельность деструктивных сект и оккультных «духовных» организаций, которыми в последние годы занимаются специалисты по религиоведению, криминалистике, психиатрии, философии (A. J1. Дворкин, Г. Емельяненко, Ф. В. Кондратьев, А. И. Хвыля-Олинтер). Анализ религиозной ситуации в современной России не оставляет сомнений, что она связана с попытками трансформации не только советских, а традиционных религиозно-нравственных ценностей российского социума.

В работе в исследование специфики труда включен метафизический аспект, затрагивающий устойчивые и недоступные рациональному объяснению области действительности. Речь идет о метафизическом значении религиозно-мировоззренческих форм сознания в хозяйственном освоении пространственно-временных границ российской цивилизации. Научные исследования православной этики труда, в настоящее время представлены единица

1 Кузнец А. М. Россия в поисках национальной идеи //Вопросы философии. 2002. № 1. С. 177-178. ми (О. А. Платонов) и эту нишу пока занимают труды русских религиозных философов, историков и экономистов, которые до революции и в эмиграции писали о российской цивилизации не иначе как в контексте ее православного бытия и религиозного кризиса. Современные немногочисленные исследователи труда (А. П. Ветошкин, А. Г. Симаков, К. П. Стожко, Э. Фетисов, др.) привлекают авторитеты В. С. Соловьева, С. Н. Булгакова, И. А. Ильина, В. В. Розанова, Н. А. Бердяева и других авторов, знавших православие не понаслышке. Социальная философия должна вырабатывать после столетнего перерыва философскую культуру в отношении религиозного фактора социально-исторического процесса. Это возможно только при непосредственном изучении и введении в научный оборот религиозных первоисточников, но не в качестве иллюстраций собственных философских сентенций, а в качестве первичного текста как объекта философского знания. Работой такого рода является монография Н. М. Чуринова, в которой представлена православная философия, позволившая автору обосновывать индивидуалистический и коллективистский типы общества. В отношении труда методологической базой исследований в этом направлении должны стать имеющие мировой авторитет труды М. Вебера, в которых разработаны общетеоретические принципы анализа хозяйственной этики мировых религий.

Цивилизационной особенностью труда в российской истории является этническая ментальность (коллективная психология). Приоритет в разработке этого направления в новейшее время принадлежит JI. Н. Гумилеву, хотя проблематика этнической ментальности имеет предшественников в лице П. Я. Чаадаева, Н. Я. Данилевского, Н. Н. Страхова, К. Н. Леонтьева, И. А. Ильина, П. Е. Астафьева, П. А. Сорокина, других представителей русской философской мысли. Общей тенденцией этого направления является утверждение, что христианская догматика исторически определила в России нравственно-мировоззренческие основы бытийного самосознания, стиля и способа жизни, в частности, обоснования мотиваций, смысла и целей труда хозяйствующих субъектов. Определяющее значение религиозного сознания в ментальности, проявляющейся в хозяйственной практике русских крестьян, в последние годы активно исследуется в работах JI. В. Милова, А. В. Гордона, В. В. Кондрашина, О. Г. Буховца, И. Е. Кознова, Д. Филда, Н. Г. Рогалиной, В. Б. Шепелевой. Это лишь часть исследователей сложившейся недавно школы крестьяноведения. Ментальность является центральной категорией исторической антропологии, возникшей в 1960-х - 1970-х гг. как реализация потребности философско-исторического синтеза гуманитарного знания на западе, и теперь активно развивающейся у нас (И. Г. Дубов, Е. Ярская-Смирнова). Б. П. Шулындин определяет российскую ментальность как «стремление к вере, стремление к духовным ценностям и относительное безразличие к ценностям материальным, способность проявлять терпение в неблагоприятных социальных и природно-климатических условиях»1. Исследования показывают степень и качество влияния на этническую ментальность духовных и ландшафтных фактов.

Цивилизационные особенности труда определяются его предметом -природной данностью «кормящего» ландшафта, являющегося средой обитания конкретной этносистемы. В XIX в. позитивисты активно разрабатывали природно-климатический метод. Его блестяще применил И. Тэн в культурологических и искусствоведческих работах. Соединив в методе «среду, расу и исторический момент», он выводил художественную деятельность из хозяйственно-экономической деятельности и образа жизни народов, живущих в разных географических условиях. Географический фактор не игнорировали русские историки С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, К. Д. Кавелин, А. Е. Пресняков, И. Е Забелин. Его использовал Н. П. Павлов-Сильванский, выявляя особенности феодальных форм хозяйствования в России, и Т. Н. Грановский, разбирая различия западного и российского средневеково

1 Шулындин Б. П. Исторический путь России в аспекте цивилизационного и формационного подходов // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 2. С. 10. го хозяйственно-экономического развития. Отголоски этого метода можно увидеть в работах А. В. Чаянова, В. В. Новожилова, Н. Д. Кондратьева, В. С. Немчинова, разрабатывавших принципы организации народного хозяйства на основе многоукладной экономики с безусловным приоритетом государственного регулирования именно из-за суровых и непредсказуемых природно-климатических условий России. Сейчас этот подход реабилитируется в работах Л. В. Милова, В. П. Данилова, Э. С. Кульпина, В. Клименко, Ю. Олейникова и других авторов. Радикально привлек внимание общества к взаимосвязи географического фактора и производственно-экономического развития России А. П. Паршев, заявивший, что по причине природно-географических издержек «наша промышленная продукция, аналогичная иностранной по потребительским характеристикам, оказывается выше по себестоимости», при реализации по мировым ценам «приносит убыток, а не прибыль», что «наши предприятия оказываются невыгодным объектом для привлечения капиталовложений из-за рубежа»1.

Итак, можно сказать, что тема данного исследования еще не была раскрыта в аспекте методологического синтеза формационного и цивилизацион-ного подходов. Поскольку оба подхода постепенно определяются, модернизируются и прорабатываются, то практическое применение их методологического синтеза к исследованию отдельных социально-философских проблем еще совсем не отработано, тем более в отношении такого емкого объекта исследования как труд. Но это раздвигает границы изучения количественно-качественных обобщений социально-трудовой динамики, социально-исторических форм хозяйственного освоения пространственно-временных границ цивилизаций, социокультурной, этнокультурной и религиозно-мировоззренческой специфики субъекта хозяйственной деятельности - российского народа.

Паршев А. П. Почему Россия не Америка. М.: Форум. 2000. С. 103.

Целью исследования является изучение общего и особенного в развитии труда в контексте российской цивилизации. В связи с этим реализовыва-лись следующие задачи: применить методологический синтез формационного и цивилизацион-ного подходов в социально-философском анализе труда; дать социально-философский анализ категории «труд» на основе имеющихся разработок и определить место целей труда в системе его элементов: предмета, средств и орудий, процесса и результатов труда; рассмотреть хозяйственную деятельность как принцип типологии цивилизаций и показать формирование российской цивилизации как результат повышенной духовной и физической интенсивности труда в процессе хозяйственного освоения обширной и труднодоступной территории с малой плотностью населения; проанализировать взаимосвязь ценностных духовно-нравственных систем с социально-экономическими типами обществ, показать диалектику трансформаций ценностных и хозяйственных систем на примере переходного периода в России; рассмотреть христианские цели и смысл труда на основе первичного текста - Библии; рассмотреть особенности православной хозяйственной этики как феномена русского самосознания; исследовать влияние природно-климатических условий труда на хозяйственно-экономическое развитие российской цивилизации; определить социальные альтернативы с учетом вариантности социальных форм труда в условиях современных глобальных экологических и экономических тенденций развития мирового хозяйства.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является социально-философский аспект труда «вообще» как родового признака человека и функции его совершенства. Предметом исследования является специфика труда в контексте российской цивилизации, воплощающая как объективные конкретно-исторические условия труда, так и его идеальные цели, и духовный смысл.

Методологической основой исследования является диалектический метод, требующий рассмотрения предмета познания в непрерывном развитии, и составляющие его элементы: анализ и синтез, аналогия и сравнение, учет общего и особенного, соотношение теории и практики. Новой методологией является синтез формационного и цивилизационного подходов. Он выражает сложившееся в современной социальной философии представление о целостности и многомерности социально-исторического процесса, об актуальности социокультурного компонента в историко-типологической процедуре реконструкции традиции. В исследовании предпринята попытка использования методологии интуитивизма и идеал-реализма (А. Ф. Лосев, Н. О. Лосский), в значительной степени характерных, по мнению автора, для русской философской традиции и научающих интуитивно созерцать сущность явлений, чувствовать их смысл как органическую целостность, ощущать слово как смысловой символ реальности. В работе применяются методы исторической антропологии, важную роль играет междисциплинарный контекст цивилизационного подхода, синтезирующий состоявшиеся историко-философские исследовательские практики и современные тенденции типологии социокультурных феноменов. На основе общеметодологических принципов М. Вебера в работе исследуется каноническая православно-христианская литература как важнейший источник православной хозяйственной этики.

В диссертации применены общенаучные методы исследования: логический, статистический и системный анализ. Объективность исследования основывается на стремлении автора к максимально полному привлечению источников, в которых прослеживается развитие труда в контексте российской цивилизации. В некоторых случаях применяются методы конкретносоциологического и сравнительно-исторического анализа, а также диахронический метод, позволяющий проследить развитие труда сквозь время, через разные эпохи от первых фактов хозяйственного освоения пространственно-временных границ российской цивилизации до настоящего времени с учетом исторической их подвижности.

Научная новизна исследования и положения, выносимые на защиту.

1. Впервые в работе применен синтез формационного и цивилизацион-ного подходов в качестве методологии социально-философского анализа труда в контексте российской цивилизации. Эта новая методология еще не отработана, тем более в отношении такого емкого объекта исследования как труд. Исследование показало, что «синтетический» метод может быть реализован как принцип формационно-цивилизационного резонанса, разворачивающего реальную картину развития социально-исторического явления, и может претендовать на универсальную методологию социальной философии при дальнейшей разработке.

2. Впервые исследование реализует цивилизационный подход применительно к анализу природы труда системно в следующих направлениях: ландшафтном, устанавливающем естественную природу; религиозно-мировоззренческом, устанавливающем метафизическую природу; социально-психологическом, устанавливающее ментальную природу; социально-политическом, устанавливающем социальную природу и соответствующую гражданско-государственную организацию социума.

3. В исследовании доказано, что модернизации формационного подхода по трехступенчатой схеме (доэкономическое - доиндустриальное, экономическое - индустриальное, постэкономическое - постиндустриальное) выражает западную парадигму развития в современной философии глобализма, но не «работает» в отношении российской цивилизации. Индустриализация в России (СССР) проводилась преимущественно в XX в. внеэкономическими методами организации обязательного всеобщего труда, планирования и государственного регулирования территориально-промышленного распределения совокупных трудовых ресурсов страны. Внеэкономические методы действовали в сфере производства, распределения, обмена и потребления товаров и услуг преимущественно через общественные фонды и регулируемую ценовую политику государства. В работе обосновано, что индустриализацию в нашей стране нельзя признать завершенной. Невозможно отрицать огромные успехи индустриализации в кротчайшие исторические сроки при максимально повышенной интенсивности труда, но нельзя их преувеличивать до степени «постиндустриализации». Индустриализация как создание адекватного XXI в собственного производства и инфраструктуры в России еще предстоит.

4. Исследование актуализирует в абстрактной сущности труда его цель и духовный смысл. Развитие технико-технологического (индустриализация, автоматизация, компьютеризация и т. д.) содержания труда не меняет его абстрактной сущности (целенаправленной деятельности по созданию полезных стоимостей, удовлетворяющих естественные нужды человека), но перераспределяет акценты. Происходит ослабление затрат мускульной, физической силы и возрастание духовно-нравственных, волевых усилий для морального выбора целей труда, от которого в условиях современного экологического кризиса, возрастающем дефиците природных ресурсов, техногенной зависимости человечества от информационно-технологического прогресса зависит жизнь людей как биологического вида.

5. Новизна работы состоит в обосновании принципа определения пространственно-временных границ российской цивилизации через исторический процесс хозяйственного освоения географического ландшафта, выражающий идеально-духовные приоритеты народа. Государственно-политические и административно-территориальные границы из-за своей исторической изменчивости и динамичности не совпадают с пространственно-временными границами цивилизаций (предыстория, Киевская Русь, Московское царство, Российская империя, СССР, современная РФ). Ландшафт - органическая Родина определяет способы жизни и хозяйствования народа, воплощаемые в вещных, предметных основах цивилизации (русская культура не возникла в Африке, западноевропейская - на Дальнем Востоке, китайская - в максимально приближенной Индии). Особенностью российской цивилизации является отсутствие естественных географических границ и расширение географического пространства в поисках таких границ на основе инстинкта самосохранения и свободной воли. Разнообразие ландшафта, освоенного российскими народами сформировало коллективную психологию (этническую ментальность): характер, темперамент, мировоззрение, способ и стиль жизни.

6. Системный анализ изменения целей и смысла труда дан через диалектику социально-экономических и ценностных трансформаций, что позволило выявить причины повышенной «болезненности» проведения реформ в истории России. Цели труда определяются относительно устойчивой системой ценностей, которые веками вырабатываются «кормящим ландшафтом», соответствующим ему стереотипом поведения и религиозно-нравственными основаниями единства подавляющей части населения - народа. В работе анализируется современная религиозно-мировоззренческая ситуация и показаны основные направления деформации социально-нравственных стандартов российского социума при непосредственном участии нетрадиционных для России религий, религиозных объединений, сект, деструктивных «духовных» центров и организаций. Духовно-нравственная дезорганизация нацелена на очередной слом традиционной общинной психологии и укорененных в ней идеально-духовных приоритетов, на «болевой» перелом общественного самосознания в сторону «новейшей западноевропейской мифологии индивидуализма» (А. Ф. Лосев), «чувственной культуры» (П. А. Сорокин), маргинального сознания. Ценность труда как родового признака и функции совершенства человека из предлагаемых ценностных систем исключена или модернизирована смысловыми значениями, разрушительными для национального самосознания.

7. Впервые в социально-философский анализ труда включен массив христианских первоисточников, по которым воссоздана православная хозяйственная этика, определившая в пространственно-временных границах российской цивилизации идеально-духовные основы хозяйственно-экономического развития. Основой реконструкции православной хозяйственной этики стали общеметодологические принципы исследования хозяйственной этики мировых религий, разработанные М. Вебером. В диссертации представлены по возможности все тексты Библии, касающиеся труда и хозяйственной деятельности. Руководством стала «Толковая Библия» (1904 -1913 гг.), составленная профессором богословия А. П. Лопухиным и его преемниками. Это позволило систематизировать христианское учение о труде в обобщенном, и надеемся, неискаженном виде. Обращение к христианским первоисточникам рассматривается как шаг в восстановлении религиозной культуры в области философского знания. Проделанная работа дает относительно целостное представление о целях и смысле труда в христианской догматике, социальной доктрине Русской Православной церкви, историческом сознании и правосознании российского социума.

8. В работе исследуется влияние природно-климатического условий труда на хозяйственно-экономическое развитие российской цивилизации. Экономическая неэффективность географического ландшафта России состоит в повышенной стоимости живого труда, содержания и воспроизводства трудовых ресурсов, затратности производственных циклов. Природные богатства трудоемки по труднодоступности, энергоемки по переработке и транспортировке. Рассматривая материальную культуру как овеществленные в труде духовно-нравственные цели жизни, автор показывает, что в контексте российской цивилизации труд предстает как преимущественно духовное хозяйство, обеспечивающее средства существования без «повреждения совести-нравственного сознания» (Феофан Затворник). Хозяйственное освоение суровой и труднодоступной природы с целью извлечения из нее источников самообогащения не первостепенная цель труда на огромных территориях. В истории российской цивилизации преобладают цели хозяйствования, обеспечивающие умеренные (естественные) «запросы тела», но обеспечивающие физическую и духовную независимость. Невозможно иначе объяснить беспрецедентные затраты живого человеческого труда, веками поглощаемые суровой средой обитания.

9. Работа доказывает, что определение социальных альтернатив должно основываться на особенностях российского социума, поскольку любые фор-мационные парадигмы преломлялись и будут преломляться через ландшафтную, духовно-нравственную, ментально-этническую составляющие российской цивилизации, включая историческое сознание и правосознание народа. Эффективная организация сферы труда возможна как многоукладная экономическая система, включающая: раскрепощенную инициативу индивида и сообщества, различные типы производственной кооперации, государственное регулирование стратегически важного и наукоемкого производства. Коллективные социальные формы труда адекватны объективным и субъективным условиям труда в контексте российской цивилизации. Небольшая относительно других стран плотность коренного населения, трудоемкая в освоении и рискованная в производственно-технологических циклах природа, диктуют необходимость управления совокупными трудовыми ресурсами в соответствии с нуждами государства, а следовательно укрепления его роли в социально-экономическом развитии.

Апробация работы. Основные положения исследования отражены в опубликованных работах автора: монографиях, учебных пособиях, статьях в центральных журналах, межвузовских научных изданиях, в сборниках материалов международных, всероссийских и межвузовских конференций общим объемом более 100 печатных листов. Положения и выводы работы доклады

30 вались на международных, всероссийских, региональных и межвузовских научных конференциях в городах: Москве, Екатеринбурге, С.-Петербурге, Омске, Тюмени, Новосибирске, Брянске, Кемерово, Барнауле. Результаты исследования докладывались на XV-ой Межконфессиональной конференции в 2001 г. в Омске.

Практическая значимость исследования. Предложенные автором направления разработки методологии синтеза формационного и цивилизационного подхода могут найти продолжение в исследовательской социально-философской практике. Результаты исследования могут быть учтены государственными структурами, общественными организациями и политическими партиями при разработке программ экономического и нравственного оздоровления России. Материалы исследования могут быть использованы для разработки и чтения курсов по социальной философии и по философии труда, а также могут быть вовлечены в разработку курсов лекций и учебных пособий историософской и культурологической направленности.

Заключение диссертации по теме "Социальная философия", Марцева, Лидия Михайловна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование показало, что категория «труд» была и остается сквозной и центральной категорией социальной философии. Являясь материальной и духовной основой развития общества, сфера труда концентрирует и синтезирует все социально-экономические, политические, культурологические, идеологические и духовные процессы общества. Труд - родовой признак человека и как предмет социально-философского знания представляет собой исключительную сложность, поскольку затрагивает сущность человека во всем комплексе его социальных связей. В философии сложился дихотомический метод анализа категорий, характеризующих противоположные стороны труда: живой и овеществленный, абстрактный и конкретный, общественный и частный, промышленный и аграрный, производительный и непроизводительный, простой и сложный, творческий и механический, управленческий и исполнительский, интеллектуальный и физический. Парности характеризуют различные аспекты труда, их противоречивое взаимодействие, что и обусловливает развитие труда, а значит, совершенства человека и общества. По мере развития труда меняется методология его изучения.

В работе впервые в отношении труда был применена новая методология синтеза цивилизационного и формационного подходов, с учетом модернизации, позволяющая выявить диалектику общего и особенного в социальном явлении. Это позволило исследовать развитие с выходом за пределы формационной социологии, расширив объект исследования за счет его устойчивых цивилизационных характеристик. Цивилизационный подход раскрывает природу труда многоаспектно в следующих направлениях: ландшафтном, устанавливающем естественную природу; религиозно-мировоззренческом, устанавливающем метафизическую природу; социально-психологическом, устанавливающее ментальную природу; социально-политическом, устанавливающем социальную природу, влияющую на тип гражданско-государственной организации социума. Такой полифонический анализ дает целостное и системное представление о специфике труда в контексте российской цивилизации.

Важнейшей и менее всех проработанной парой являются понятия духовный и материальный труд. Именно в этих понятиях определяется духовный смысл труда как совершенства человеческого в человеке и материальная функция труда.

Нуждается в дальнейшей проработке формационный подход, модернизация которого сегодня идет в разных и даже противоречивых направлениях. Предпринятое исследование показало, что трехступенчатая парадигма формационного подхода (доэкономическое - доиндустриальное, экономическое - индустриальное, постэкономическое - постиндустриальное) выражает схему развития западноевропейского общества и современную философию глобализма. В отношении российской цивилизации, как и других сложившихся цивилизаций, она может применяться с большими оговорками. В частности в СССР индустриализация проводилась в сжатые сроки внеэкономическими методами организации обязательного всеобщего труда, планирования и государственного регулирования развития народнохозяйственной системы, планового распределения и перераспределения трудовых ресурсов на территории страны. Внеэкономические методы преобладали в сфере производства, распределения, обмена и потребления товаров и услуг преимущественно через общественные фонды и регулируемую ценовую политику под контролем государства. Поэтому в отношении России отождествление индустриального общества с экономическим, на наш взгляд, не «работает». Более того, в контексте российской цивилизации индустриализацию нельзя признать завершенной.

Российская цивилизация сложилась в результате хозяйственного освоения больших территорий с дикой природой, суровым и неблагоприятным для экономического развития климатом при низкой плотности населения и существенном дефиците рабочей силы. Труд в России всегда требовал и требует больших затрат, чем в подавляющем числе стран. Народно-хозяйственная система имеет крайне малую инвестиционную привлекательность для всех, кроме народа самой России, у основной части которого нет другого выбора, как вкладывать свой дорогостоящий труд в обеспечение самого своего существования. Применение общепринятых методик в оценках уровня экономического развития России без учета природно-климатического фактора искажает картину и рождает неоправданные иллюзии.

Труд в нашей стране имеет повышенную интенсивность, сопряжен с огромным напряжением физических и психических сил. Интенсивность и ритмичность труда связаны с сезонным характером работ в наиболее трудоемких отраслях производства: сельское хозяйство, транспорт и коммунальное хозяйство, строительство и энергетика - все определяется различной степенью напряженности в течение годичного цикла. Это усугубляется территориальной неравномерностью плотности населения: высокой в юго-западных и центральных районах и низкой в северо-восточных; урбанизированных промышленных центрах и аграрных окраинах. Производство и воспроизводство рабочей силы в России невозможно без долгосрочных инвестиций в социальную сферу, постоянных капиталовложений в жизнь и здоровье человека. Таким специфическим инвестором у нас может быть только российское государство или через прямые финансовые технологии, или через управленческие технологии, принуждающие собственников производства инвестировать в трудовые ресурсы - население страны.

Цивилизационная специфика труда в контексте российской цивилизации, как показало исследование, формировалась под непосредственным влиянием православной хозяйственной этики, которая определяла нравственное самосознание русского народа более тысячелетия. Христианская догматика утверждает труд, во-первых, как родовой признак человека; во-вторых, как обязанность людей добывать средства для жизни трудом во благо самого человека, во имя его совершенства; в-третьих, как единственный способ спасения человека для вечной жизни. Эти основные христианские положения о труде глубоко укоренены в историческом, нравственном и правовом самосознании российского социума и обнаруживаются в бытийной практике народа. Православное самосознание ценит труд для Бога, т. е. труд бескорыстный, не требующий «наград и званий». Православная этика предостерегает от стремления людей делать «как все», если это противоречит совести - нравственному сознанию человека. Ни человеческий суд, ни материальные блага, ни «медные трубы» власти не должны смущать человека. Поэтому в России мало ценят материальные блага, даже доставляемые собственным нелегким трудом, относятся к ним по принципу: Бог дал - Бог взял. «Экономическая эффективность» представляет интерес ровно в той степени, в какой она обеспечивает внутреннюю свободу и внешнюю независимость. Вещный мир воспринимается как «суета сует», обращающаяся, в конце концов, в прах (крушение СССР только подтверждает это для новых поколений нигилистов и атеистов).

Духовное «делание» - стремление прожить земную жизнь, не причиняя по возможности ущерба другим, спасаться трудом в самых трудных обстоятельствах - всему этому учит православная этика труда, преображая человека в «очарованного странника» (Н. С. Лесков) земной жизни. Можно утверждать, что созидательный потенциал труда в контексте российской цивилизации предстает как исключительно высокий именно по причине его духовно-нравственной составляющей. Россия возрождается буквально из «пепла», благодаря бескорыстному труду врачей, учителей, бюджетников, военных и т. д., десятилетие работавших без зарплат уже в наше время. Чтобы объяснять такие феномены, социальная философия должна вырабатывать религиозную культуру, учитывая в исследованиях любого социального явления его религиозно-мировоззренческий, а шире - цивилизационный контекст.

Список литературы диссертационного исследования доктор философских наук Марцева, Лидия Михайловна, 2002 год

1. Акулинин В. Н. Философия всеединства: от В. С. Соловьева к П. А. Флоренскому. Новосибирск: Наука, 1990. 56 с.

2. Александров Г. Н. Социалистическая идея и марксизм. М.: Прометей, 1991.237 с.

3. Антонович И. И. После современности. Очерки цивилизации модернизма и постмодернизма. Минск: Белорусская наука, 1997. 446 с.

4. Анучин В. А. Географический фактор в развитии общества. М.: Наука, 1982. 188 с.

5. Астафьев П. Е. Философия нации и единство мировоззрения. М.: Москва, 2000. 544 с.

6. Алексеев Н. И. Диалектика труда. М.: Политиздат, 1979. 151 с.

7. Аристотель. Никомахова этика / Сочинения: В 4 т. М.: Мысль, 1984. Т. 3. С. 53-293.

8. Архимандрит Илларион (Троицкий). Христианства нет без церкви. М.: Православная беседа, 1991. 144 с.

9. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Сила моя в немощи совершается. Духовные беседы. М.: Форма-Пресс, 1996. 416 с.

10. Бадеева Г. В. Социальные проблемы труда в коммунистическом обществе/МГУ. М., 1971.95 с.

11. Баландин Р. К., Бондарев Л. Г. Природа и цивилизации. М.: Мысль, 1988.392 с.

12. Бакунин М. А. Государство и анархия / Бакунин М. А. Философия. Социология. Политика. М.: Правда, 1989. С. 291 526.

13. Бахметова А. Н. Рассказы по истории христианской церкви: В 2 т. / Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. Нижний Новгород, 1994. Т.1. 263 с.

14. Беленький В. X. Преобразования в России и народные массы. Красноярск: ГАЦМиЗ, 2001. 173 с.

15. Бестужев-Лада И. В. Альтернативная цивилизация. М.: Владос, 1998. 352 с.

16. Беркли Д. Сочинения. М.: Мысль, 1978. С. 511 526.

17. Бердяев Н. А. Русская идея / О России и русской философской культуре / Сост. М. А. Маслин. М.: Наука, 1990. С. 43 271.

18. Берлев О. Д. Трудовое население Египта в эпоху Среднего царства. М.: Госполитиздат, 1972. 162 с.

19. Беседа на окончание 14-го Псалма и на ростовщиков // Творения Св. Василия Великого. Московский Патриархат. М.: Планета, 1991. Т. 5. С. 212-226.

20. Блаватская Е. П. Письма Махатм / Российское теософское общество. Самара, 1993. Письмо 155.

21. Болдырев Н. В., Болдырев Д. В. Смысл истории и революция. М.: Москва, 2001. 400 с.

22. Большаков В. И. Грани русской цивилизации. М.: Москва, 1999. 384 с.

23. Бортникова О. Н. Сибирская тюрьма: пенитенциарная система Западной Сибири в 1801 1917 гг. / Тюменский юридический ин-т. Тюмень, 1999. 304 с.

24. Боряз В. Н. Роль географического фактора в истории докапиталистических обществ: (по этнографическим данным). Л.: Лениздат, 1984. 276 с.

25. Бочаров Ю П., Любовный В. Я., Шевердяева Н. Н. Город и производство. М.: Наука, 1980. 173 с.

26. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV -XVIII вв.: В 3 т. М.: Политиздат, 1992. Т. 3. 495 с.

27. Булгаков С. Н. Философия хозяйства. М.: Наука, 1990. 412 с.

28. Бурганов А. X. Откуда и куда идешь Россия? (Опыт осмысления прошлого и будущего россиян). М.: Инсан, РФК, 1996. 432 с.

29. Буева JI. П. Человек: деятельность и общение. М.: Мысль, 1978. 216 с.

30. Бухарин Н. И. Политическая экономия рантье. Теория ценности и прибыли австрийской школы. М.: Орбита, 1988. 192 с.

31. Вебер М. Избранное. Образ общества. М.: Юрист, 1994. 702 с.

32. Вернадский В. И. Публицистические статьи. М.: Наука, 1995. 313 с.

33. Ветошкин А. П., Стожко К. П. Философия экономики. Екатеринбург: Полиграфист, 2001. 334 с.

34. Виппер Р. Ю. История древнего мира / Васильев А. А. История средних веков. М.: Республика, 1994. 511 с.

35. Воробьевский Ю. Ю. Путь в Апокалипсис: Шаг змеи. М.: Московская правда, 1999. 524 с.

36. Вышеславцев Б. П. Вольность Пушкина (Индивидуальная свобода) / О России и русской философской культуре / Сост. М. А. Маслин. М.: Наука, 1990. С. 398-406.

37. Гегель Г. В. Ф. Иенская реальная философия / Гегель Г. В. Ф. Работы разных лет: В 2 т. М.: Мысль, 1972. Т. 1. С. 285 386.

38. Гегель Г. В. Ф. Философия духа / Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук: В 3 т. М.: Мысль, 1977. Т. 3. С1 с.

39. Гегель Г. В. Ф. Лекции по философии религии / Гегель Г. В. Ф. Философия религии: В 2 т. М.: Мысль, 1977. Т. 2. С. 5 336.

40. Геллер М. Я. Машина и винтики (история формирования советского человека). М.: МИК, 1994. 208 с.

41. Герцен А. И. Письма издалека. М.: Современник, 1981. 463 с.

42. Глобализация и взаимодействие цивилизаций / Под ред. Ю. В. Якобца. М. Экономика. 2001. 346 с.

43. Гоббс Т. О теле / Гоббс Т. Избранные произведения. М.: Мысль, 1964. Т. 1.С. 43-214.

44. Гольбах П. Система природы. М.: Соцэкгиз, 1940. 239 с.

45. Голосов В. Ф. Труд и человек / КГУ. Красноярск, 1966. 266 с.

46. Гордон JI. А., Клопов Э. В. Потери и обретения в России девяностых: Историко-социологические очерки экономического положения народного большинства. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 268 с.

47. Грановский Т. Н. Лекции по истории Средневековья. М.: Наука, 1987. 427 с.

48. Гречко П. К. Концептуальные модели истории. М.: Логос, 1995. 144 с.

49. Гумилев Л. Н. От Руси к России. М.: Экопрос, 1992. 336 с.

50. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь. М.: Лорис, 1992. 510 с.

51. Данилевский Н. Я. Россия и Европа. М.: Книга, 1991. 574 с.

52. Данилов А. Н. Переходное общество. Проблемы системной трансформации / Минский гос. ун-т. Минск, 1997. 381 с.

53. Дворкин А. Л. Введение в сектоведение / Братство во имя Св. Благоверного князя Александра Невского. Нижний Новгород, 1998. 486 с.

54. Деменчонок Э. В. Современная технократическая идеология США. М.: Наука, 1984. 226 с.

55. Денисов Л. Житие преподобного Серафима Саровского (Репринтное воспроизводство изд. 1904 г.). М. Правило веры, 1994. Наставление 35.

56. Денисова Л. В. Догматические основания метафизических систем / Юридический институт МВД России. Омск, 1999. 243 с.

57. Деркач А. А., Кузьмина В. А. Акмеология: пути достижения вершин профессионализма. М.: Республика, 1993. 213 с.

58. Димитрова С. А. Правовые проблемы труда и занятость населения. Ал-маты: Жети Жаргы, 1997. 176 с.

59. Дмитриева Л. М. Религия в технизированном обществе / Омский гос. техн. ун-т. Омск, 1996. 192 с.

60. Диакон А. Кураев. Вызов экуменизма. М.: Благовест, 1997. 238 с.

61. Диакон А. Кураев. Сатанизм для интеллигенции. (О Рерихах и Православии): В 2 т. М.: Отчий дом, 1997. Т.1 Религия без Бога. 527 е.; Т. 2. Христианство без оккультизма. 430 с.

62. Домострой. М.: Советская Россия, 1990. 304 с.

63. Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов. М.: Правило веры, 1999. 575 с.

64. Древний Патерик (Репринтное воспроизведение издания 1899 г.). М.: Планета, 1991. 431 с.

65. Дряхлов Н. И. Источники и движущие силы научно-технической революции в социалистическом обществе / МГУ. М., 1976. 223 с.

66. Дулов А. В. Географическая среда в истории России: конец XV середина XIX в. М.: Наука, 1983. 254 с.

67. Духовные ценности и национальные интересы России: Сборник статей / Тюменский гос. ун-т. Тюмень, 1998. 178 с.

68. Душеполезные поучения Св. Феофана Затворника / Введенская Оптина Пустынь. Козельск: Правило веры, 1998. 511 с.

69. Егоров В. К. История есть смена поколений. М.: Молодая гвардия, 1986. 185 с.

70. Емельяненко Г. Русский апокалипсис и конец истории. СПб: Изд-во JI. С. Яковлевой, 2000. 182 с.

71. Епископ Варнава (Беляев) Основы искусства святости: В 4 т. / Братство во имя Св. Благоверного князя Александра Невского. Нижний Новгород: Правило веры, 1997. Т. 3. 624 с.

72. Ефрем Сирин. Писания духовно-нравственные: В 2 ч. Московский Патриархат. М.: Планета, 1992. Ч. 2. 542 с.

73. Жеманов О. Н. Буржуазная индустриальная социология. Критический анализ. М.: Мысль, 1974. 134 с.

74. Забелин И. Е. Как жили в старину русские цари-государи. М.: Панорама, 1991.48 с.

75. Зарубина Н. И. Социокультурные факторы хозяйственного развития: М. Вебер и современные теории модернизации. СПб: РХГИ. 1998. 288 с.

76. Захарова Л. Н. Собственность и личность. Челябинск: Южно-Уральское кн. изд-во. 1991. 136 с.

77. Здравомыслов А. Г. Социология российского кризиса. М.: АСПЕКТ-ПРЕСС, 1999.319 с.

78. Зибер Н. И. Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях // Зибер Н. И. Избранные экономические произведения: В 2 т. М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1959. Т. 1. 726 с.

79. Иванова Р. И. Философия как вид духовного производства и потребления / Сибирский гос. техн. ун-т. Красноярск, 2001. 118 с.

80. Иеромонах Иларион (Алфеев). Православное богословие на рубеже столетий / Крутицкое Патриаршее Подворье. М.: Правило веры, 1999. 426 с.

81. Изложение учения Сен-Симона. М.-Л.: Госиздат, 1947. 336 с.

82. Иисус Христос в документах истории / Сост. Б. Г. Деревенский. СПб: Алетейя, 1999. 495 с.

83. Ильин И. А. Основы христианской культуры / Ильин И. А. Собрание соч.: В 10 т. М.: Русская книга, 1993 1999. Т. 1. С. 285 -332.

84. Ильин И. А. Сущность и своеобразие русской культуры / Ильин И. А. Собрание соч.: В 10 т. М.: Русская книга, 1993 1999. Т. 6. Кн. 2. С. 183-407.

85. Ильин И. А. О социальных аспектах хозяйствования / Ильин И. А. Собрание соч.: В 10 т. М.: Русская книга, 1993 1999. Т. 8. С.439 - 470.

86. Ильин В. В., Ахиезер А. С. Российская государственность: истоки, традиции, перспективы / МГУ. М., 1997. 384 с.

87. Ильин Н. П. Трагедия русской философии // Москва, 2001. № 3. С. 200 -209; № 4. С. 196 214; № 5. С. 204 - 222; № 6. С.180 - 202; № 7. С 200 - 223; № 8. С.201 - 213.

88. История Русской Америки. 1732 1867./ Под ред. Н. Н. Болховитинова, Л. М. Троицкой: В 3 т. М.: Республика, 1997 - 1999. Т. 1. 523 с.

89. Иноземцев В. Л. За десять лет. К концепции постэкономического общества. М.: Академия, 1998. 528 с.

90. Кавелин К. Д. Наш умственный строй. Статьи по философии русской истории и культуры / Сост. В. К. Контор. М.: Правда, 1989. С. 11 540.

91. Кайдалов Д. П. Закон перемены труда и всестороннее развитие личности. М.: Мысль, 1968. 319 с.

92. Качанов О. Ю. Начала общей теории развития природы и общества / ИСПИ РАН. М., 1997. 95 с.

93. Каган М. С. Философская теория ценности. СПб: Петрополис, 1997. 206 с.

94. Ключевский В. О. Хозяйственная деятельность Соловецкого монастыря в Беломорском крае / Ключевский В. О. Сочинения: В 9 т. М.: Мысль, 1987 -1990. Т. 8. С. 5-30.

95. Ключевский В. О. Наброски по варяжскому вопросу / Ключевский В. О. Неопубликованные произведения. М.: Наука, 1983. С. 113 123.

96. Кобылянский В. А. Русская идея и возрождение России / Иркутский гос. ун-т. Иркутск, 1997. 160 с.

97. Ковалева М. М. Отечественная журналистика: Вопросы теории и истории / Уральский гос. ун-т. Екатеринбург, 2000. 108 с.

98. Кожинов В. В. История Руси и русского Слова. М.: Алгоритм, 1999. 480 с.

99. Колесников А. Д. Омская пашня: заселение и земледельческое освоение Прииртышья в XVI XX вв. Омск: АОМО. 1999. 105 с.

100. Колосницына М. Г. Экономика труда. М.: Магистр, 1998. 238 с.

101. Конституция общенародного государства. М.: Юридическая литература, 1978. 232 с.

102. Константинов О. А. Роль новых городов в развитии систем расселения СССР. Проблемы расселения и урбанизации. М.: Политиздат, 1976. 254 с.

103. Казанник А. И. Народная охрана природы Сибири. (История. Состояние. Перспективы). Омск: Омский дом печати, 1999. 192 с.

104. Косарев М. Ф. Древняя история Западной Сибири: человек и природная среда. М.: Наука, 1991. 258 с.

105. Костаков В. Т. Прогноз занятости населения: методологические основы. М.: Наука, 1979. 174 с.

106. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей: В 3 кн. М.: Книга и бизнес, 1991. Кн. 1. С. 521 534.

107. Костомаров Н. И. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа. М.: Экономика, 1993. 398 с.

108. Кочетков А. П. Россия на пороге XXI века. М.: Христианское издательство, 1998. 188 с.

109. Кудашов В. И. Современные проблемы сознания в философии и естествознании / Сибирский юридический институт. Красноярск, 1999. 46 с.

110. Кудашов В. И. Курс лекций / Сибирский юридический институт. Красноярск, 2001. 205 с.

111. Куделин Е. Г. Диалектика производства и потребностей. М.: Политиздат, 1977. 175 с.

112. Куликов И. Метастазы оккультизма в системе образования. М.: Логос, 1999.214 с.

113. Кузнецова А. П. Социальные показатели и формирование наемного труда в современной России. М.: ИМТ, 144 с.

114. Лаппо Г. М. География городов. М.: ВЛАДОС, 1997. 429 с.

115. Лебедев С. Я. Традиции, обычаи и преступность / Международный центр коммерческой безопасности. М:, 1995. 167 с.

116. JIe-Бон Г. Психология социализма. СПБ, 1908. 552 с.

117. Леонтьев К. Н. Как надо понимать сближение с народом? / Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство: Философская и политическая публицистика. Духовная проза (1872 1891) / Сост. Г. В. Кремнева. М.: Республика, 1996. С. 288-298.

118. Леонтьев А. И. Деятельность, сознание, личность. М.: Политиздат, 1975.168 с.

119. Лесовик Б. С. Труд и рынок / СПГУ. СПб, 1991. 196 с.

120. Лосев А. Ф. Вещь и имя / Лосев А. Ф. Бытие Имя - Космос / Сост. А. А. Тахо-Годи. М.: Мысль, 1993. С. 802 - 880.

121. Лосев А. Ф. Диалектика мифа / Из ранних произведений. М.: Правда, 1990. С. 393 -599.

122. Лосский Н. О. Обоснование интуитивизма / Лосский Н. О. Избранное. М.: Правда, 1991. С. 13 -337.

123. Лосский Н. О. История русской философии. М.: Прогресс, 1994. 460 с.

124. Лучицкая С. И. Заметки на полях дискуссии/Альманах. Одиссей. Человек в истории / Под ред. А. Я. Гуревича. М.: Наука, 2001. С. 56 62.

125. Макс Вебер, прочитанный сегодня. Сб. статей / Под ред. Р. П. Шлаковой / СПГУ. СПб, 1997. 214 с.

126. Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В. И. О диалектическом и историческом материализме. М.: Политиздат, 1984. 636 с.

127. Мартишина Н. И. Наука и паранаука в духовной жизни современного человека / Омский гос. техн. ун-т. Омск, 1997. 178 с.

128. Марахов В. Г. Научно-техническая революция и ее социальные последствия. М.: Наука, 1975. 214 с.

129. Мартынов Л. Н. Повесть о Тобольском воеводе. Новосибирск: Зап.-Сибирское кн. изд-во. 1970. 170 с.

130. Марцева Л. М. Проблемы труда в утопическом, научном и реальном социализме / Красноярский гос. ун-т. Красноярск, 1993. 248 с.

131. Мачинский Д. А., Мачинская А. Д. Культура русского Севера. JL: Лен-издат, 1988. 184 с.

132. Ментальность России (Специфика изучения больших групп населения России) / Под общ. ред. И. Г. Дубова. М.: Имидж-контакт, 1997. 477 с.

133. Миграционная ситуация в России: социально-политические аспекты / Под ред. О. Пчелинцева / ИСПИ РАН. М., 1994. 239 с.

134. Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. М.: Прогресс, 1993. Т. 1. 528 с.

135. Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи. XVIII -начало XX в.: В 2 т. СПб: Дмитрий Буланин. 1999. 548 с.

136. Митрополит Иоанн (Снычев). Русь Соборная. Очерки христианской государственности. СПб: Царское дело. 1995. 347 с.

137. Митрополит Вениамин (Федчиков). Божии люди. М.: Современник, 1991.110с.

138. Митчем К. Что такое философия техники? М.: Аспект Пресс, 1995. 150 с.

139. Моисеев Н. Н. Пути к созиданию. М.: Республика, 1992. 255 с.

140. Моисеев Н. Н. Быть или не быть человечеству? М.: Наука, 1999. 261 с.

141. Моммзен Т. История Рима. СПб: Лениздат, 1993. 269 с.

142. Мэсси Р. Николай и Александра / Пер. с англ. В. Г. Гордон, Б. Б. Матвеев. М.: Интерпракс, 1990. 480 с.

143. На пути к постиндустриальной цивилизации / Под ред. Ю. В. Яковца. М.: Наука, 1996. 402 с.

144. Нескрябина О. Ф. Смысл и ценность человеческой индивидуальности. Красноярск: Сибирь, 1995. 138 с.

145. Нескрябина О. Ф. Индивидуальность на границе Реального и Идеального / Сибирская юридическая академия МВД РФ. Красноярск, 2001. 161 с.

146. Несмелов В. И. Наука о человеке: В 2 т. Казань: Заря-Тан, 1994. Т. 1. 418 е.; Т. 2. 438 с.

147. Население и кризисы. В чем острота демографической проблемы в России? / Под ред. Б. С. Хорева. М.: Диалог-МГУ, 1997. 144 с.

148. Новожилов В. В. У истоков подлинной экономической науки. М.: Наука, 1995. 234 с.

149. Нугаев Р. А. Совершенствование рабочей силы и законы развития / Казанский гос. ун-т. Казань, 1982. 194 с.

150. О жизни православных святых, иконах и праздниках / Сост. О. А. Попова. Свердловск: Уральский рабочий, 1991. 262 с.

151. О происхождении богов / Сост. И. В. Шталь. М.: Советская Россия, 1990. 320 с.

152. Общество и природа: Исторические этапы и формы взаимодействия / Под ред. М. П. Ким. М.: Наука, 1981. 325 с.

153. Ориген. О началах. Самара: РА, 1993. 318 с.

154. Осипов А. И. Путь разума в поисках истины. Основное богословие. М.: Даниловский благовестник, 1997. 336 с.

155. Осипов Г. В. Россия: Национальная идея, социальные интересы и приоритеты / Фонд содействия развитию социальных и политических наук. М., 1997. 208 с.

156. Откровенные рассказы странника духовному своему отцу. Введенская Оптина Пустынь: Покров. 1991. 332 с.

157. Очерки по истории русской социальной философии XVIII XX вв. / Под ред. И. А. Овсянниковой. Омск: Наследие. Диалог-Сибирь, 1999. 382 с.

158. Павлов-Сильванский Н. П. Феодализм в России. М.: Наука, 1988. 695 с.

159. Панарин А. С. Искушение глобализмом. М.: Русский Национальный Фонд, 2000. 381 с.

160. Панарин А. С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке. М.: Логос, 1998. 289 с.

161. Панюков А. И. Историческое сознание и отечественная социальная философия / Красноярский гос. пед. ун-т. Красноярск, 1999. 356 с.

162. Паршев А. П. Почему Россия не Америка. М.: Форум, 2000. 244 с.

163. Пестов Н. Е. Современная практика православного благочестия: В 3 кн. СПб: Сатисъ, 1997- 1998. Кн. 1. 319 с.

164. Пилипов В. М. Так ли плох был Домострой? М.: Панорама, 1992. 48 с.

165. Письма Елены Рерих. 1932 1955. Новосибирск: Вико, 1993. 512 с.

166. Плахов В. Д. Социальные нормы. Философские основания общей теории. М.: Наука, 1985. 215 с.

167. Платон. Государство. Законы. Политик / Предисл. Е. И. Темнова. М.: Мысль, 1998. 798 с.

168. Практика глобализации: игры и правила новой эпохи / Под ред. М. Г. Делягина. М.: Инфра-М, 2000. 223 с.

169. Преподобный авва Исайя. Духовно-нравственные слова. Сергиев Посад (Репринтное воспроизведение изд. 1911 г.) М.: Отчий дом, 1994. 165 с.

170. Преподобный авва Дорофей. Душеполезные поучения. Оптина Пустынь. 1908. Поучение 2.

171. Попков Ю. В., Костюк В. Г., Ушаков Д. В. Кризис занятости в агломерации малого города. Социологическая экспертиза / Институт философии и права СО РАН. Новосибирск, 1998. 104 с.

172. Протоиерей Г. С. Дебольский. О любви к Отечеству и труде по слову Божью / Московский Богородице-Рождественский монастырь. М.: Правило веры, 1996. 64 с.

173. Пруденский Г. А. Время и труд. М.: Мысль, 1964. 350 с.

174. Решетников А. В. Технология медико-социологического исследования в социальной сфере / ММА им. А. М. Сеченова. М., 2000. 166 с.

175. Розанов В. В. Люди лунного света. Метафизика христианства / Розанов В. В. Сочинения / Сост. Е. В. Барабанова: В 2 т. М.: Правда, 1990. Т. 2. С. 7-194.

176. Ромашов О. В. Социология труда: Учебное пособие. М.: Гардарики, 2001.320 с.

177. Россия первой половины XIX в. глазами иностранцев. Л.: Лениздат, 1991.719 с.

178. Рубинштейн С. Л. Избранные философско-психологические труды: Основы антологии, логики и психологии. М.: Наука, 1997. 324 с.

179. Рузавина Е. И. Экономические формы рабочей силы при социализме. М.: Политиздат, 1982. 237 с.

180. Русакова О. Ф. Философия и методология истории в XX веке / УрО РАН. Екатеринбург, 2000. 354 с.

181. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М.: Наука, 1988. 783 с.

182. Рязанов В. Т. Экономическое развитие России: Реформы и российское хозяйство в XIX XX вв. СПб: Наука, 1998. 796 с.

183. Святитель Игнатий (Брянчанинов). Крестоношение. Избранные творения. М.: Правило веры, 1999. 543 с.

184. Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться? М.: Правило веры, 1997. 415 с.

185. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе / Спа-со-Преображенский Валаамский монастырь. Нижний Новгород, 1991. 408 с.

186. Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры (Репринтное воспроизведение изд. 1894 г.) М.: Ладья, 2000. 482 с.

187. Серафим Роуз. Приношение православного американца. Сборник трудов отца Серафима Платинского / Российское Отделение Валаамского Общества Америки. М., 2001. 608 с.

188. Семенникова Л. И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. М.: Мысль, 1994. 306 с.

189. Симфония на Ветхий и Новый Завет / Сост. А. П. Лопухин. Изд. 1-е. СПб: Типография А. П. Лопухина, 1900; Изд. 2-е. М.: Интерцентр, 1994. 1500 с.

190. Симаков А. Г. Труд в России XX века. М.: Союз, 1997. 269 с.

191. Сиземская И. Н. Человек и труд: условия гармонии. М.: Наука, 1981. 125 с.

192. Скрытая безработица: феномен, анализ, последствия / Под общ. ред. Н. А. Волгина, С. В. Дудникова / ИС РАН. М., 1998. 175 с.

193. Слова подвижнические. Сергиев Посад (Репринтное воспроизведение изд. 1911 г.) М.: Отчий дом, 1996. 224 с.

194. Стейнбек Д. Русский дневник / Пер. с англ. М.: Мысль, 1989. 142 с.

195. Соловецкий Патерик. М.: Синодальная библиотека, 1991. 217 с.

196. Соловьев В. С. Чтения о богочеловечестве. Философская публицистика // Соловьев В. С. Сочинения: В 2 т. / Сост. Н. В. Котрелева, Е. Б. Рашков-ский. М.: Правда. Т. 2. С. 5 170.

197. Солоневич И. Л. Народная монархия. М.: Феникс, 1991. 511 с.

198. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. 543 с.

199. Соснина Т. Н. Предмет труда и современное производство / Саратовский гос. ун-т. Куйбышев, 1984. 196 с.

200. Социальная траектория реформируемой России / Под ред. Т. И. Заславской. Новосибирск: Наука, 1999. 295 с.

201. Социальные показатели и формирование наемного труда в современной России. М.: ИМТ, 1998. 147 с.

202. Спасительный путь веры и благочестия (Репринтное воспроизводство изд. 1898 г.) М.: Отчий дом, 1997. 463 с.

203. Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. М.: Политиздат, 1975. 203 с.

204. Стожко К. П. Экономическая диалектика человека. История. Теория. Методология / Уральский гос. проф-пед. ун-т. Екатеринбург, 1994. 424 с.

205. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов / Антология экономической классики: В 2 т. М.: Экономика. 1993. Т. 1. 475 с.

206. Струмилин С. Г. Проблемы экономики труда. М.: Наука. 1982. 471 с.

207. Суханов И. В. Обычаи, традиции и преемственность поколений. М.: Политиздат, 1976. 199 с.

208. Сухарев Ю. А. Глобализация и культура. Глобальные изменения и культурные трансформации в современном мире. М.: Логос, 1999. 266 с.210. «Твой есмь аз» Суворов / Сост. М. Г. Жукова / Сретенский монастырь. М.: Правило веры, 2001. 115 с.

209. Творения Св. Тихона Задонского (Репринтное воспроизведение изд. 1889 г.) / Московское подворье Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. М.: Правило веры, 1994. 420 с.

210. Тёкеи Ф. К. К теории общественных формаций / Пер. с венгерского. М.: Прогресс, 1975. 270 с.

211. Тер-Акопян А. Контактеры дней Апокалипсиса. М.: Сфера РТО, 1992. 138 с.

212. Тессман К. Проблемы научно-технической революции / Пер. с нем. М.: Правда, 1988. 257 с.

213. Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. М.: Москва, 1997. 592 с.

214. Тихомиров Л. А. Христианство и политика / Сост. С. М. Сергеев. М.: Облиздат, 1999. 616 с.

215. Тойнби А. Постижение истории. М.: Прогресс, 1991. 736 с.

216. Товмасян С. С. Философские проблемы труда и техники. М.: Мысль, 1972. 279 с.

217. Толковая Библия или Комментарии на все книги Святого Писания Ветхого и Нового Завета: В 3 кн. (11 томов) / Сост. А. П. Лопухин и его преемники. 1 изд.: СПб: Типография А. П. Лопухина. 1904 1913; цит. по изд.:

218. Институт перевода Библии. Стокгольм, 1987. Кн. 1. 1502 е.; Кн. 2. 1075 е.; Кн. 3. 1332 с.

219. Трубачев О. Н. Этногенез и культура древних славян. Лингвистические исследования. М.: Книга, 1991. 241 с.

220. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества / Институт социологии РАН. М., 1998. 481 с.

221. Троицкий патерик. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1992. 368 с.

222. Туган-Барановский М. И. Избранное: Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое развитие русской фабрики в XIX в. М.: Наука, 1997.736 с.

223. Тугаринов В. П. Природа. Цивилизация. Человек / ЛГУ. Л., 1978. 196 с.

224. Тэн И. Философия искусства. Живопись Италии и Нидерландов. М.: Изобразительное искусство, 1995. 160 с.

225. Файн Л. Е. Российская кооперация: историко-теоретический очерк. 1861 1930 / Ивановский гос. ун-т. Иваново, 2002. 600 с.

226. Федотов Г. П. Святые древней Руси. М.: Московский рабочий, 1990. 269 с.

227. Федотов Г. П. Новое Отечество / Федотов Г. П. Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуры: В 2 т. СПб: София, 1992. Т. 2. С. 233 252.

228. Феофан Затворник (Вышинский). Начертание христианского нравоучения (Репринтное воспроизводство изд. 1895 г) / Московский Сретенский монастырь. М.: Правило веры, 1998. 522 с.

229. Фетисов Э. Социально-трудовая сфера: Сущность, аспекты и формы проявления. М.: Интеллект, 1997. 354 с.

230. Фрезер Д. Фольклор в Ветхом Завете. М.: Политиздат, 1989. 542 с.

231. Философия истории / Под ред. А. С. Панарина. М.: Гардарики, 1999. 432 с.

232. Фроянов И. Я. Погружение в бездну / СПГУ. СПб: 1999. 800 с.

233. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: Республика. 1994. 447 с.

234. Хайруллин Ю. Р. Социализация личности в условиях трансформации российского общества. Казань: ИСЭПН АНТ, 1998. 370 с.

235. Хайек Ф. А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. М.: Новости. 1991. 304 с.

236. Чаадаев П. Я. Философические письма и статьи // Чаадаев П. Я. Сочинения / Сост. В. Ю Проскурина. М.: Правда, 1989. С. 15 138.

237. Чангли И. И. Труд. М.: Наука, 1973. 587 с.

238. Чангли И. И. Философские аспекты труда. М.: Знание, 1981. 65 с.

239. Чинакова JI. И. Социальный детерминизм. М.: Политиздат, 1985. 159 с.

240. Чичинкас Й. Й. Собственность в системе экономических отношений социализма. М.: Экономика, 1986. 76 с.

241. Чуриков А. А. Природа Духа, Материи, Справедливости. М.: Глобус, 1998.416 с.

242. Чуринов Н.М. Совершенство и свобода. Красноярск: САА, 2001. 432 с.

243. Шамшурина Н. Г. Практическая экономика здравоохранения России. М.: Международный университет, 2001. 211 с.

244. Шаталова Н. И. Трудовой потенциал работника: проблемы функционирования и развития / Уральский гос. эконом, ун-т. Екатеринбург, 1998. 235 с.

245. Шейман М. В. Вера в дьявола в истории религии. М.: Наука, 1977. 167 с.

246. Шпалтаков В. П. Хозяйство Западной Сибири в первой половине XIX в.: Учебное пособие по истории народного хозяйства России / Омский технологический институт бытового обслуживания. Омск, 1993. 105 с.

247. Шпенглер О. Закат Европы: В 2 т. Минск: Попурри, 1999. Т.1. Образ и действительность. 688 е.; Т.2. Всемирно-исторические перспективы. 720 с.

248. Шубарт В. Европа и душа Востока. М.: Алгоритм, 1997. 332 с.

249. Шулындин Б. П. Философия и современное общество. О диалогизации философии и современных концепциях общественного развития / Нижегородский гос. ун-т. Нижний Новгород, 1993. 198 с.

250. Экономическая безопасность: теория и практика. М.: Классик плюс, 1999. 229 с.

251. Этнос. Идентичность. Образование / Под ред. В. С. Собкина / Центр социологии образования РАО. М., 1998. 268 с.

252. Экономическая теория на пороге XXI века / Под ред. Ю. М. Осипова, В. Т. Пуляева / СПГУ. СПб, 1996. 361 с.

253. Эсхольм Э. Окружающая среда и здоровье человека. М.: Прогресс, 1980. 244 с.

254. Яковец Ю. В. История цивилизаций. М.: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС. 1997. 352 с.

255. Янин В. Л. Я прислал тебе бересту / МГУ. М., 1975. 235 с.

256. Ярская-Смирнова Е. Социокультурный анализ нетипичности / Саратовский гос. техн. ун-т. Саратов, 1997. 272 с.1. Статьи

257. Баллестрем К. Г. Церковь и демократическая культура: проблемы адаптации и конфликты // Вопросы философии. 2002. № 1.

258. Барг М. Цивилизационный подход к истории // Коммунист. 1991. № 3.

259. Блинов А. О. Российская экономика в третьем тысячелетии свет в конце тоннеля // ЭКО. 2002. № 2.

260. Бузгалин А. В., Колганов А. И. Социалистические революции XXI века // Свободная мысль. 1997. № 10.

261. Васильев Л. С. Генеральные очертания исторического процесса (эскиз теоретической конструкции) // Философия и общество. 1997. № 1

262. Васильчук Ю. А. Эпоха НТР: новые основы массового производства и общества // Политические исследования. 1996. № 2.

263. Волков Е. Н. Преступный вызов практической психологии // Журнал практического психолога. 1996. № 12.

264. Волков Ю. Г. Идеология для России //Социально-гуманитарные знания. 2001. №2.

265. Волчкова Л. Т., Минина В. Н. Диагностика малообеспеченное™ // Человек в социальных переменах. Сб. статей / Под ред. В. Д. Виноградова, Н. А. Андреева / СПГУ. СПб, 1996.

266. Волчкова Л. Т., Минина В. Н. Стратегия социологического исследования бедности // Социологические исследования. 1999. № 1.

267. Гокоева К. России повезло с географией // Независимая газета. 2000. 7 сент.

268. Голубева Л. Н. Теургическое беспокойство современного художника как эстетическая проблема // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 2001. № 5.

269. Гордон А. В. Хозяйствование на земле основа крестьянского мировосприятия/Менталитет и аграрное развитие России. М.: Российская политическая энциклопедия. 1996.

270. Гордон Л. А. Четыре рода бедности в современной России // Социологический журнал. 1994. № 4.

271. Горшков М. Что с нами происходит? Экономический и психологический кризис в стране разрушает российскую ментальность // НГ-сценарии. 1997. 5 мая.

272. Григорьев А. А., Кондратьев К. Я. Глобальные природные ресурсы // Известия Русского Географического общества. 1998. № 1.

273. Григорьева Е. Поломничество на русский Север // Москва. 2002. № 3.

274. Гусейнов А. А. Этика и мораль в современном мире // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 2001. № 1.

275. Дандамаев М. А. Свободные наемные работники в поздней Вавилонии //Ассирология и египтология. Л.: Лениздат, 1964.

276. Данилов А. Н. Глобализм, регионализм и современный трансформационный процесс // Социологические исследования. 1998. № 9.

277. Данилова Л. В., Данилов В. П. Крестьянская ментальность и община/Менталитет и аграрное развитие России (XIX XX вв.). М. Российская политическая энциклопедия, 1996.

278. Дерябина М. Приватизация в постэкономическую эру // Мировая экономика и международные отношения. 1992. № 9.

279. Дубко Е. Л. Мораль как предрассудок // Вестник Московского университета. Сер. 7. Философия. М.: МГУ. 2001. № 1.

280. Желтухин А. И. Институционализация труда в исторической перспективе // Социологические исследования. 1994. № 12.

281. Ионов И. Н. Теория цивилизаций: этапы становления // Новая и новейшая история. 1994. № 4 5.

282. Иноземцев В. Л. Капитализм, социализм или постиндустриальное общество? // Коммунист. 1991. № 4.

283. Иноземцев В. Л. Экономическая общественная формация: границы понятия и значение теории // Полис. 1991. №. 4.

284. Иноземцев В. Л. Теория постиндустриального общества как методологическая парадигма российского обществоведения // Вопросы философии. 1997. № 10.

285. Иноземцев В. Л. Понятие творчества в современной экономической теории // Полис. 1992. № 1 2.

286. Иноземцев В. Л. Творческие начала современной корпорации // Мировая экономика и международные отношения. 1997. №11.

287. Ипполитов К. Стратегия прорыва // Москва. 2001. № 5.

288. Историческая наука в ситуации «постмодерна».По материалам работы Ф. Р. Анкерсмита. «Эффект реальности в трудах историков // Социальные и гуманитарные науки. Реферативный журнал. Сер. 5. История. 1997. № 2.

289. Казаник А. И. Этноконфессиональная безопасность Омской области // Регион-Плюс. 1998. № 1 (3).

290. Кара-Мурза С. Н. Первый глоток капитализма в России: крах буржуазной революции как исторический урок // Наш современник. 2001. № 7.

291. Качанов Ю. JI. Проблемы ситуационной и трансверсальной идентичности как агента социальных отношений // Социальная идентификация личности. М.: ИС РАН. 1993.

292. Кессиди Ф. X. О парадоксе России // Вопросы философии. 2000. № 6.

293. Киселев Г. С. Современный мир и «новое» религиозное сознание // Вопросы философии. 2000. № 6.

294. Клименко В. Энергия, климат и историческая перспектива в России // Общественные науки и современность. 1995. № 1 .

295. Клименко В. Россия: тупик в конце туннеля // Общественные науки и современность. 1995. № 5.

296. Козлова О. Н. Социальные изменения духовной жизни // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 3.

297. Колосовская С. «Хаббардизация» всей страны // Смена. 1996. № 1.

298. Комментарий к Уголовному Кодексу РСФСР. М.: Юридическая литература. 1985.

299. Кондратьев Ф. В. Сатанизм как реальность и «сатанизм» как психическое расстройство / Люди погибели. Сатанизм в России: попытка анализа. Сб. статей / Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. М., 2000.

300. Коньков Н. Разрушить Карфаген // Завтра. № 23 (540).

301. Корнеев М. Я., Орнатская J1. А., Шпакова Р. П. Ученые исследуют М. Вебера // Социологические исследования. 1998. № 9.

302. Косякова Т. И. Безработица в Московской области // Социологические исследования. 1998. № 4.

303. Костюк К. Н. Политическая мораль и политическая этика в России (к постановке проблемы) // Вопросы философии. 2000. № 2.

304. Костина Н. П. Протестантская парадигма и трансформация отношения к труду и собственности // Омский научный вестник. Вып. 18. Декабрь. 2001.

305. Котляр А. Э. О категориях воспроизводства рабочей силы // Экономические науки. 1976. № 7.

306. Кочетов Э. Неоэкономика новая цивилизационная модель экономического развития - и Россия // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 3.

307. Кочетов Э. Научная стратегия развития (ее фундаментальные основы и ориентиры) // Общество и экономика. 1998. № 4 5.

308. Криминальная направленность современного сатанизма // Миссионерское обозрение. 1996. № 9.

309. Кузнец А. М. Россия в поисках национальной идеи // Вопросы философии. 2002. № 1.

310. Кульпин Э. С. Социально-экологический кризис XV века и становление российской цивилизации // Общественные науки и современность. 1995. № 1.

311. Куренков Ю., Попов В. Конкурентоспособность России в мировой экономике // Вопросы философии. 2001. № 6.

312. Литературная газета. 1988. 28 окт.

313. Лобковиц Н. Христианство и культура // Вопросы философии. 1993. №3.

314. Локосов В. В. Стабильность общества и система предельно-критических показателей его развития // Социологические исследования. 1998. №4.

315. Малыгин А. Г. Климат против рынка // Природа и человек. 1995. № 12.

316. Маневич Е. JI. Заработная плата в условиях рыночной экономики // Вопросы экономики. 1991. № 7.

317. Марцева JI. М. Распределение труда в СССР // Социологические исследования. 1990. № 8.

318. Марцева JI. М. Социокультурные формы народнохозяйственных систем // Омский научный вестник. Вып. 10. Март 2000.

319. Марцева JI. М. Природно-климатический (географический) принцип в типологии культуры // Культурологические исследования в Сибири. Омск. 2000. № 2.

320. Медведев В. К. К познанию социализма // Коммунист. 1988. № 17.

321. Медведева И., Шишова Т. демографическая война против России // Москва. 2000. № 1.

322. Милов Л. В. Природно-климатический фактор и особенности российского исторического процесса // Вопросы истории. 1992. № 4 5.

323. Милов JI. В. Природно-климатический фактор и менталитет русского крестьянства/Менталитет и аграрное развитие России (XIX XX вв.). М.: Российская политическая энциклопедия, 1996.

324. Мильдон В. И. Природа и культура (опыт философии безнадежности) // Вопросы философии. 1992. № 12.

325. Мирошник И., Гаврилин Е. Индивид, личность, постиндустриальное общество // Свободная мысль. 1996. № 7.

326. Модина Н. И. Религиозная жизнь России //Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 2001. № 1.

327. Моисеев Н. Н. Сумерки России // Полис. 1993. № 1.

328. Морозов С. Д. Истоки предпринимательства в России // Социологические исследования. 1999. № 2.

329. Мякишев Г. Я. Наука и паранаука / Проблема ценностного статуса науки на рубеже XXI века. М.: Республика, 1994.335. «Нетрадиционные религии» в посткоммунистической России. Материалы круглого стола // Вопросы философии. 1996. № 12.

330. Никитина А. Г. Политизация религии //Вопросы философии. 1994. № 3.

331. Олейников Ю Сколько в России солнечных дней // Москва. 1998. № 1.

332. Панарин А. С. Православная цивилизация в глобальном мире // Москва. 2001. №36, 8, 10-12.

333. Паршев А. П. Горькая теорема // Москва. 2000. № 3.

334. Патрушев В. Д., Бессокирная Г. П., Темницкий А. Л. Рабочие на рыночном предприятии: мотивация, оплата труда и удовлетворенность работой // Социологические исследования. 1998. № 4.

335. Плетников Ю. К. Формационная и цивилизационная триады // Свободная мысль. 1998. № 3.

336. Плотников В. И. Дух и его культурно-исторические модификации // Проблемы философской антропологии и философской культуры: Альманах / УрГЮА. Екатеринбург, 1999.

337. Попов В. Закон ментальной идентичности. Почему реформы в России терпят поражение? // НГ-сценарии. 1997. 14 авг.

338. Раушенбах Б. В. Точные науки о человеке // Вопросы философии. 1989. №4.

339. Религиозная ситуация в России. Аналитическая записка. Русь Православная. 2000. № 6 -7.

340. Ракитский Б. Конкретно-социологические особенности становления рынка труда в СССР // Вопросы экономики. 1991. № 9.

341. Родзевич Н. Н. Основные особенности природы России и их влияние на хозяйство и экологические условия страны // География в школе. 1995. №3.

342. Руковишников В. О., Халман Л., Эстер П., Руковишникова Т. П. Россия между прошлым и будущим. Сравнительные показатели политической культуры населения 22-х стран Европы и Северной Америки // Социологические исследования. 1995. № 5.

343. Саруханов Э Рынок труда и занятости: Противоречия, определения, трактовки // Человек и труд. 1995. № 1.

344. Свобода социалистического выбора. Материалы дискуссии // Социологические исследования. 1990. № 7.

345. Селюнин В. Истоки // Новый мир. 1988. № 5.

346. Семенов Ю. И. Всемирная история как единый процесс развития человечества во времени и пространстве// Философия и общество. 1997. № 1.

347. Сенчагов В. К. Глобализация: позиция России // ЭКО. 2002. № 2.

348. Смирнов В. Д., Турин Г. В. Производительность труда: как ее измерить? // ЭКО. 2002. № 3.

349. Собственность и рынок. Вопросы методологии (обзор) // Общество и экономика. 1998. № 1

350. Современные тенденции формирования рынка труда в странах с развитой экономикой (обзор литературы) // Вопросы экономики. 1991. № 9.

351. Соколова Г. Н. Занятость и безработица в условиях рыночной модернизации // Социологические исследования. 1998. № 9.

352. Сорокин П. А. Жертвовать собой // Слово. 1996. № 5 6.

353. Тапилина В. С. Социально-экономическая дифференциация и здоровье населения // ЭКО. 2002. № 2.

354. Триодин В. С. Гуманитарная культура как фактор преобразования России. Обзор материалов научно-практической конференции // Социологические исследования. 1999. № 1.

355. Фомин С. Нужны ли иностранные инвестиции России? / Наш современник. 2001. № 4.

356. Формирование и эффективное использование трудового потенциала // Вопросы экономики. 1988. № 6.

357. Франк С. JL Сущность и ведущие мотивы философии // Философские науки. 1990. № 2.

358. Ханин Г. И. Лучшие времена в Россию уже пришли? // ЭКО. 2002. № 2.

359. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций // Полис. 1994. № 1.

360. ХвыляООлинтер А. И. Органы внутренних дел в борьбе против правонарушений религиозных движений тоталитарных сект / Духовность. Правопорядок, Преступность. Сб. статей / Академия МВД России. М., 1996.

361. Хвыля-Олинтер А. И. Религиозные культы зла как источник преступ-ности./Люди погибели. Сб. статей / Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. М., 2000.

362. Цапф В. Теории модернизации и различие путей общественного развития // Социологические исследования. 1998. № 8.

363. Ципко А. Истоки сталинизма // Наука и жизнь. 1988. №11.

364. Чернина Н. Бедность как социальный феномен российского общества // Социологические исследования. 1994. № 3.

365. Шестопал Е. Б., Брицкий Г. О., Денисенко М. В. Этнические стереотипы русских // Социологические исследования. 1999. № 4.

366. Ширак Ж. Сделать глобализацию управляемой // Коммерсант. 2001. 20 июл.

367. Шулындин Б. П. Исторический путь России в аспекте цивилизационно-го и формационного подходов // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 2.

368. Ядов В. А. Россия как трансформирующееся общество (резюме многолетней дискуссии социологов) // Общество и экономика. 1999. № 10-11.

369. Яковец Ю. В. Формирование постиндустриальной парадигмы: истоки и перспективы // Вопросы философии. 1997. № 1.

370. Материалы конференций и диссертации

371. Бояркин О. А. Социальные факторы регулирования трудового поведения человека в современном обществе. Диссертация докт. философ, наук. Москва, МГУ. 1999. 398 с.

372. Исследования интеллектуального пространства в XX веке: теория и практика. Материалы всероссийской научной конференции: В 2 т. Омск: Курьер. 2000. Т. 1. 196 е.; Т. 2. 212 с.

373. Менталитет и аграрное развитие России (XIX XX вв.). Материалы международной конференции. М.: Российская политическая энциклопедия. (РОССПЭН). 1996. 440 с.

374. Марцева JI. М. Теоретические источники формирования концепции труда при социализме. Диссертация докт. ист. наук и одноименный автореферат. Омск. 1995. 456 с.

375. Перспективы социализма в России. Материалы научной конференции МГУ, октябрь 2000 г. М.: МГУ. 2000. 216 с.

376. Протестантизм. Общество. Культура. Материалы международной научной конференции «Протестантизм в Сибири». Омск: Полиграф. 1998. 176 с.

377. Российская идея: сущность, содержание, развитие. Материалы межвузовской научной конференции. Казань: Казанский гос. ун-т. 1997. 109 с.

378. Социально-трудовая сфера: Динамика, качество человеческого потенциала, проблемы управления. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Самара: Самарский гос. ун-т. 1998. 478 с.

379. Трансформация социального пространства в посткоммунистических странах и новые подходы в социальных науках. Материалы международной конференции. Самара: Самарская гуманитарная академия. 1998. 134 с.

380. Шевкопляс Е. М. Уголовно-правовая охрана свободы совести в России. Диссертация канд. юридич. наук. Омск. 1999. 192 с.1. Справочная литература

381. Алисов Н. В., Хорев Б. С. Экономическая и социальная география мира (общий обзор). М.: Гардарики, 2000. 704 с.

382. Атлас офицера. М.: Воениздат, 1978. 200 с.

383. Великая Отечественная война (1941 1945). Энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1985. 832 с.

384. География. Справочник. М.: ACT, 1996. 576 с.

385. Города России. Энциклопедия / Гл. ред. Г. М. JIanno. М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. 559 с.

386. История философии / Под ред. Г. Ф. Александрова, Б. Э. Быховского и др. М.: Политиздат. 1940. Т. 1. 488 е.; Т. 2. 472 с.

387. История экономических учений. Учебник для экономических специальностей вузов / Под ред. Голосова В. В., Рындиной М. Н. и др. М.: Высшая школа, 1983. 351 с.

388. Краткий доклад о контроле за народонаселением: рост, структура и распределение населения. 32-я сессия комиссии по народонаселению и развитию, 22-30 марта 1999 г. 25 с.

389. Киндерсли Д. Атлас мира. М.: Слово, 1999. 800 с.

390. Кондаков Н. И. Логический словарь-справочник. М.: Наука, 1976. 720 с.

391. Малерб М. Религии человечества. М.-СПб: Университетская книга, 1997. 600 с.

392. Народное хозяйство СССР за 60 лет. Юбилейный статистический сборник. М.: Статистика, 1977. 710 с.

393. Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М. Финансы и статистика, 1987. 670 с.

394. Народное хозяйство РСФСР за 70 лет. М.: Финансы и статистика, 1987.471с.

395. Народное хозяйство Российской Федерации. 1992. М.: Республиканский информационно-издательский центр, 1992. 607 с.

396. Население России, 1997: 5-й ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А. Г. Вишневский. М.: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН, 1998. 144 с.

397. Новые религиозные культы, движения и организации в России: Словарь-справочник. М.: РАГС, 1998. 346 с.

398. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник. 1999. 940 с.

399. Основные показатели социально-экономического положения регионов РФ на 1 полугодие 2000 г. // Российская газета. 2000. 1 авг. 4 с.

400. Политические партии России. Конец XIX первая половина XX века. Энциклопедия. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 1996. 872 с.

401. Природное наследие человечества: Ландшафты и сокровища природы под охраной ЮНЕСКО. М.: БММ АО. 1999. 450 с.

402. Религии народов современной России. Словарь / Под ред. М. П. Мчед-лова, Ю. И. Аверьянова, В. Н. Басилова. М.: Республика, 1999. 624 с.

403. Россия, 1913 год. Статистико-документальный справочник. СПб: Литера, 1995.414 с.

404. Россия в цифрах: краткий статистический сборник / Госкомстат России. М. 2000. 397 с.

405. Славянская энциклопедия: В 2. т. М.: Олма-Пресс, 2001. Т. 1. 784 е.; Т. 2.816 с.

406. Словарь исторических терминов / Под ред. Крюковских А. П. СПб: Лита, 1998. 462 с.

407. Социализм и труд. Словарь-справочник. М.: Политиздат, 1985. 287 с.

408. Состояние преступности в Сибирском федеральном округе. Аналитический обзор / С. М. Мальков, С. Н. Ефимов, П. В. Тепляшин / Сибирский юридический институт МВД РФ. Красноярск, 2001. 87 с.

409. Страны и народы. Научно-популярное географо-этнографическое издание: В 20 т. М.: Мысль, 1984. Т. Советский Союз. Республики Прибалтики. Белоруссия. Украина. Молдавия. 349 с.

410. Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989. 815 с.

411. Христианство. Энциклопедический словарь: В 2 т. М.: Большая Российская энциклопедия. 1993. Т. 1. 863 е.; Т. 2. 912 с.

412. Энциклопедический словарь русской цивилизации. М.: Энциклопедия русской цивилизации. 2000. 1037 с.

413. Энциклопедический словарь. СПб: Изд. Ф. А. Брокгауза, И. А. Эфрона. 1899.

414. Этнографические материалы Северо-Восточной географической экспедиции. 1785 1795 / Сост. 3. Д. Титова. Магадан: Магаданское кн. изд-во. 1978.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 150517